Как определяется международная подсудность и что понимается под пророгационными соглашениями

Обновлено: 15.04.2024

Международная подсудность в международных соглашениях

Проблемы международной подсудности разрешаются и в межгосударственных соглашениях. Двусторонние договоры (о правовой помощи, о торговле и мореплавании) разграничивают подсудность судов договаривающихся государств на основе комбинированного использования единообразных критериев гражданства и домицилия сторон, места нахождения имущества.

Основными критериями (как и при решении коллизионных вопросов) являются принципы гражданства (договоры РФ с Польшей и Румынией) и домицилия сторон (договоры РФ со странами Балтии и Италией). Решение вопросов о подсудности связано с вопросами выбора права (общая тенденция — применение судом своего собственного права). Договоры устанавливают правила об альтернативной, договорной и исключительной подсудности, правила разграничения подсудности по категориям дел, правила о специальной подсудности отдельных видов гражданско-правовых споров (договоры РФ с Италией, Испанией, Польшей, Болгарией, Румынией).

В договоре о правовой помощи между РФ и Италией закреплено, что критериями для установления компетенции судов являются: постоянное место жительства ответчика, место исполнения обязательства, место причинения вреда, постоянное место жительства или место пребывания истца (по делам о взыскании алиментов). Исключительная компетенция установлена по спорам о вещных правах на недвижимость (суд места нахождения недвижимости), по делам о личном статусе физических лиц (суд государства гражданства лица в момент предъявления иска).

Торговый договор РФ с Данией фиксирует компетенцию суда по месту заключения или гарантирования сделки, если отсутствует оговорка о третейском разбирательстве. Приоритет имеет компетенция того суда, которая особо предусмотрена принятыми условиями контракта.

Некоторые двусторонние договоры разрешают вопросы международной подсудности косвенным образом: решения судов одного государства подлежат признанию в другом, если дела, по которым вынесены решения, по закону государства, на территории которого решения должны быть признаны, могут быть подсудны местному суду (альтернативная подсудность). Решения иностранных судов не признаются, если дела подлежат исключительной компетенции местных судов. Косвенные критерии разграничения подсудности применяются, если договор прямо не разграничивает компетенцию.

Если в договоре отсутствуют нормы о разграничении компетенции, применяются внутригосударственные нормы о международной подсудности.

Многие многосторонние международные соглашения (региональные и универсальные) также содержат правила установления международной подсудности. Конвенция об унификации некоторых правил, относящихся к гражданской юрисдикции по делам о столкновении судов, 1952 г. специально посвящена вопросам международной подсудности: иски, вытекающие из столкновения судов, могут быть предъявлены:

  1. В суд по месту постоянного жительства ответчика или по одному из мест его деятельности.
  2. В суд того места, где был осуществлен арест судна-ответчика или любого другого принадлежащего тому же ответчику судна, на которое может быть в законном порядке наложен арест.
  3. В суд того места, где арест мог быть осуществлен и где ответчик предоставил иное обеспечение.
  4. В суд того места, где произошло столкновение, если оно произошло в пределах порта, на рейде или во внутренних водах.
  5. Допускается договорная подсудность по соглашению сторон.

Конвенция о правовой помощи СНГ 1993 г. (как и Конвенция 2002 г.) содержит расширенный круг норм о международной подсудности (разграничении компетенции): общие положения о подсудности и специальная подсудность отдельных видов гражданских и семейных дел. Основные критерии — место жительства ответчика (физического лица) и место нахождения органа управления юридического лица. Гражданство сторон не имеет значения. Дополнительные критерии: место осуществления хозяйственной деятельности, место исполнения обязательства, место жительства истца.

Конвенция закрепляет правила об исключительной компетенции: по искам о праве собственности и других вещных правах на недвижимое имущество компетентен только суд по месту нахождения имущества; иски к перевозчику, вытекающие из договора перевозки, предъявляются по месту нахождения управления транспортной организацией, к которой предъявляются претензии. Установлена и возможность договорной подсудности на основе письменного соглашения сторон. Подсудность но соглашению сторон не может противоречить нормам Конвенции и национального законодательства об исключительной компетенции.

Брюссельская конвенция о юрисдикции и о признании и исполнении судебных решений по гражданским и торговым делам ЕС 1968 г. содержит детальную унификацию норм МГП вообще и правил международной подсудности в частности. Основной принцип для определения международной подсудности — домицилий сторон.

Главный критерий — место жительства ответчика — отражает стремление субъектов Конвенции распространить ее действие на всех лиц, проживающих в государствах-участниках (независимо от их гражданства). Различаются случаи, когда ответчик проживает в одном из государств-участников и когда его место жительства находится вне территории этих стран.

В Конвенции установлено следующее:

  1. Если лицо проживает в одном из государств-участников, то с исками в суды этого государства оно должно обращаться но правилам подсудности, установленным для собственных граждан этой страны.
  2. Если лицо проживает в одном из государств-участников, то иск к нему может быть предъявлен в судах другого государства только в случаях, когда компетенция этих судов определена Конвенцией.
  3. Если лицо не имеет места жительства ни в одном из государств-участников, то к нему применяются действующие в каждом из государств-участников правила о международной подсудности.

Гражданство лиц, проживающих в государствах-участниках, не имеет значения. Это связано с тем, что категория гражданства (национальности) отражает государственно-правовую связь между лицом и государством, а категория домицилия отражает физическую и экономическую связь. Конвенция определяет понятие места жительства, основания разграничения подсудности, закрепляет правила о специальной подсудности и о признании договорной подсудности.

Понятие места жительства определяется по праву суда, в который подано заявление, если решается вопрос о проживании лица в стране суда. Вопрос о том, проживает ли лицо в другом государстве-участнике, решается по праву этого государства. Закон гражданства учитывается только в том случае, если в соответствии с его предписаниями место жительства лица зависит от другого лица или места нахождения учреждения.

Правила Конвенции о подсудности не распространяются на дела о личном статусе, право- и дееспособности, законном представительстве физических лиц, имуществе супругов, наследовании. В Конвенции наряду с общими правилами о подсудности содержатся и специальные предписания, когда истец вправе обращаться альтернативно в суд по месту жительства ответчика или в другой суд:

  1. По спорам, вытекающим из договоров, — в суд места исполнения обязательства.
  2. По искам о содержании — в суд места жительства или места пребывания лица, претендующего на содержание.
  3. По искам из деликтов — в суд места наступления вредоносного результата.
  4. По гражданским искам в уголовных делах — в суд места, где ведется уголовное дело.
  5. По искам, вытекающим из деятельности филиалов юридических лиц, — в суд места нахождения филиала.

Правила об исключительной международной подсудности распространяются на иски о вещных правах на недвижимость (компетентен суд места нахождения недвижимости); на иски, связанные с деятельностью юридических лиц (компетентен суд государства, где лицо имеет оседлость); на споры о действительности записей государственной регистрации (компетентен суд места регистрации акта). Договорная подсудность допускается в достаточно широких пределах. Аналогичные нормы закреплены и в Луганской конвенции 1988 г.

Варшавская конвенция об унификации некоторых правил, касающихся международных воздушных перевозок, 1929 г. в качестве основного правила решения вопроса о подсудности содержит норму об альтернативной международной подсудности по выбору истца. Иски об ответственности возбуждаются по выбору истца в судах одного из государств — участников Конвенции по месту жительства перевозчика, либо по месту нахождения главного управления его предприятия, либо но месту нахождения конторы, заключившей договор перевозки, либо в суде места назначения.

Положения Варшавской конвенции имеют императивный характер, — недействительны любые двусторонние соглашения, изменяющие подсудность, установленную в Конвенции. Гватемальский протокол 1971 г. к Варшавской конвенции закрепляет дополнительную подсудность для пассажиров воздушных судов: иск может быть заявлен в стране места жительства пассажира, если перевозчик имеет там свое учреждение.

Конвенция о договоре международной дорожной перевозки грузов 1956 г. устанавливает, что иски к перевозчику предъявляются в суды по соглашению сторон, по месту жительства ответчика, по месту нахождения главного управления его предприятия. Норма о множественности юрисдикции закреплена в Конвенции ООН о морской перевозке грузов 1978 г. (Гамбургские правила): истец по своему выбору может предъявить иск в любой суд по месту нахождения основного коммерческого предприятия ответчика; заключения договора перевозки при условии, что ответчик имеет там коммерческое предприятие или агентство, при посредничестве которого был заключен договор; порта погрузки или порта выгрузки; в любом месте, указанном в договоре морской перевозки.

В Кодексе Бустаманте определено, что если стороны не договорились о подсудности, то компетентны суды места исполнения обязательства или места жительства (субсидиарно — места пребывания) ответчика. Исключительная подсудность установлена по спорам о вещных правах на недвижимость (в том числе и наследственных): компетентен суд места нахождения недвижимости или последнего места жительства наследодателя.

Гаагская конвенция о договорной подсудности при международной продаже движимых вещей 1958 г. содержит специальные нормы, посвященные регламентации пророгационных соглашений в коммерческих контрактах.

Регламентация международной подсудности в межгосударственных соглашениях порождает проблему соотношения соответствующих положений международных договоров с нормами внутреннего законодательства. Общее правило: если международный договор содержит положения, отличающиеся от положений национального закона, применяются нормы международного договора.

Если норма международного договора относит определенное дело к исключительной компетенции конкретного государства, то национальные суды всех других государств должны отказать в рассмотрении дела даже в том случае, когда национальные законы относят данное дело к исключительной компетенции местных судов. Основанием для отказа в принятии искового заявления по делу, отнесенному договором к исключительной подсудности иностранного государства, будет соответствующая статья этого международного договора.

Если договорная норма относит конкретное дело к исключительной компетенции судов определенного государства, такие суды обязаны принять исковое заявление и тогда, когда национальный закон не предусматривает рассмотрение данного дела в местных судах.

Не менее сложная проблема возникает, если договор устанавливает альтернативную международную подсудность, т.е. возможность установления компетенции судов двух и более государств. Например, национальное законодательство обоих государств (участников двустороннего договора) исключает какое-то правоотношение из своей национальной юрисдикции. В данном случае возникает отрицательный конфликт юрисдикции.

Для его решения норму международного договора об альтернативной подсудности следует толковать расширительно, т.е. дело подлежит компетенции национальных судов обоих государств в соответствии с международным договором, даже если внутренние правила международной подсудности и исключают данное дело из компетенции местных судов. Суд каждого из этих государств обязан принять иск к рассмотрению во исполнение своих международных обязательств.

Если международный договор допускает договорную подсудность и регулирует порядок ее установления, то закрепленный в договоре порядок заключения пророгационных соглашений не может быть изменен по соглашению сторон. Если договор относит дело к компетенции определенного государства, вопросы территориальной и предметной подсудности разрешаются на основании внутреннего законодательства этого государства.

Конспект лекции разработан в соответствии с учебным планом подготовки студентов Юридического института НОУ «Сибирская академия права, экономики и управления» и призван помочь в получении систематизированных знаний по международному частному праву, определить возможные направления применения таких знаний в дальнейшей познавательной и научной деятельности.

Предназначен для студентов Юридического института НОУ «Сибирская академия права, экономики и управления» заочной формы обучения.

Составитель: И.А. Шкареденок, канд. юрид. наук, доц.

ãНОУ «Сибирская академия права, экономики и управления», 2011

ã И.А. Шкареденок, 2011

План лекции:

1. Понятие международного гражданского процесса.

2. Международная подсудность.

3. Гражданские процессуальные права иностранных лиц.

4. Выполнение судебных поручений и оказание иных видов правовой помощи.

5. Предварительные обеспечительные меры.

6. Признание и исполнение решений иностранных судов.

Понятие международного гражданского процесса

В науке международного частного права под международным гражданским процессом понимается совокупность вопросов процессуального характера, связанных с зашитой прав иностранцев и иностранных юридических лиц в суде.

Это вопросы:

- доступа иностранных лиц к правосудию, их положения в процессе;

- оказания правовой помощи судами и другими органами юстиции государств друг другу;

- установления содержания иностранного права;

- признания и исполнения иностранных судебных решений.

Процессуальное право в правовой системе каждого государства традиционно относится к публичному праву, поскольку здесь речь идет об отношениях по вертикали: между государством, а точнее, судебной властью и гражданином или иным субъектом.

Согласно господствующей точке зрения, нормы международного гражданского процесса имеют иной предмет регулирования, чем нормы международного частного права: они регулируют не сами частные отношения, осложненные иностранным элементом, а деятельность суда по разрешению гражданских дел, в которых такой элемент присутствует.

Рассматривая дела с иностранным элементом, суды в РФ и в других странах, в принципе, применяют при решении гражданских процессуальных вопросов право своей страны. При этом возможны случаи, когда то или иное понятие по российскому законодательству относится к материальному праву, а по праву какого-либо иностранного государства - к процессу или наоборот.

Правила по вопросам международного гражданского процесса содержатся в многочисленных универсальных и региональных конвенциях, а также в двусторонних договорах о правовой помощи, консульских конвенциях и иных соглашениях.

К универсальным многосторонним конвенциям относятся:

- Гаагская конвенция по вопросам гражданского процесса 1954 г.;

- Конвенция о вручении за границей судебных и внесудебных документов по гражданским или торговым делам 1965 г.,

- Конвенция о получении за границей доказательств по гражданским или торговым делам 1970 г.

Между государствами - участниками СНГ заключены следующие многосторонние соглашения:

- Конвенция о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам 1993 г. (Минская конвенция);

- Протокол к Конвенции о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам 1997 г.;

- Конвенция о правовой помощи и правовых отношениях по
гражданским, семейным и уголовным делам 2002 г. (Кишиневская
конвенция).

Россия заключила двусторонние договоры о правовой помощи с 30 государствами и соглашения по отдельным вопросам процессуального характера.

В 2002 г. был принят Гражданский процессуальный кодекс РФ (он вступил в силу с 1 февраля 2003 г.), новый Арбитражный процессуальный кодекс (вступил в силу с 1 сентября 2002 г.). Был также принят Закон «О третейских судах в Российской Федерации» от 24 июля 2002 г. Наряду с этим положения, относящиеся к данной сфере содержатся в Федеральном законе от 21 июля 1997 г. «Об исполнительном производстве», в Законе РФ «О международном коммерческом арбитраже» от 7 июля 1993 г., Федеральном конституционном законе от 31 декабря 1996 г. «О судебной системе Российской Федерации».

В ГПК РФ и в АПК РФ установлены подробные правила по вопросам международного гражданского процесса.

В этих правилах содержатся положения:

- о применении правил международных договоров (п. 4 ст. 11 ГПК РФ, п. 3 ст. 3 АПК РФ);

- о применении норм иностранного права (п. 5 ст. 11 ГПК, ст. 14 АПК);

- о подведомственности судам общей юрисдикции и арбитражным судам дел с участием граждан, иностранных организаций и международных организаций, а также организаций с иностранными инвесторами (п. 5 ст. 27 АПК, п. 2 ст. 22 ГПК);

- о подсудности при предъявлении исков (п. 3 ст. 36, ст. 37. п. 7, 9 ст. 38 АПК), о судебных извещениях иностранных лиц (п. 5 ст. 121 АПК);

- о письменных иностранных доказательствах (п. 4, 5 ст. 71 ГПК);

- об оспаривании и отмене решений международных коммерческих арбитражей (ст. 230, п. 4 ст. 233 АПК).

Международная подсудность

Под международной подсудностью понимается компетенция судов какого-то конкретного государства по разрешению гражданских дел с участием иностранной стороны (сторон) или с каким-либо иным «иностранным элементом».

Только после того как будет установлено, в компетенцию судебной системы какого государства в целом входит рассмотрение спора, можно будет конкретно определить судебную инстанцию, правомочную рассматривать спор.

Каждое государство само определяет, какие споры относятся к компетенции его судов. Поэтому на практике возникают случаи, когда рассмотрение одного и того же спора может одновременно входить в компетенцию судов двух или даже нескольких стран. В случаях подобного рода говорят о «конфликтах юрисдикции». Такой «конфликт юрисдикции» может быть устранен лишь путем заключения многосторонних и двусторонних соглашениймежду государствами.

Известны три основные системы определения подсудности:

1. По франко-романской (латинской) системе подсудность определяется по признаку гражданства сторон спора. Так, суд во Франции, Италии и иной стране, в которой принята эта система, признает себя компетентным рассматривать дело, если спор касается сделки, заключенной гражданином этой страны, независимо от места ее заключения.

2. В основе германской системы лежит распространение правил внутренней территориальной подсудности на споры по делам с иностранным элементом. Эта система применяется в ФРГ, Японии, ряде стран Европы и Латинской Америки. Когда ответчиков несколько, и они постоянно проживают в различных государствах, право выбора суда по месту жительства одного из них принадлежит истцу.

3. Англо-американская система определяет подсудность по признаку «присутствия» ответчика в стране суда, которое толкуется очень широко. Даже если иностранец находится в Великобритании временно (в одной из стран, где применяется эта система), но ему вручены лично повестки - это является достаточным основанием для признания подсудности в отношении физических лиц. В отношении юридических лиц требуется, чтобы они были учреждены в Великобритании или осуществляли свои операции на ее территории. Наряду с Великобританией эта система применяется в США и других странах так называемого общего права.

В законодательстве и практике многих государств допускается также договорная подсудность.Это значит, что стороны в споре могут договориться о том, в суде какого государства будет рассматриваться их спор.

В международной практике применяются понятия дерогации и пророгации. При заключении дерогационного соглашения стороны договариваются о рассмотрении дела, подсудного российскому суду в иностранном суде, а при заключении пророгационного соглашения - о рассмотрении российским судом дела, не относящегося к компетенции российских судов.

Подборка наиболее важных документов по запросу Понятие международной подсудности (нормативно–правовые акты, формы, статьи, консультации экспертов и многое другое).

Статьи, комментарии, ответы на вопросы: Понятие международной подсудности

Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс:
Статья: Проблемные аспекты толкования соглашений о международной подсудности в отечественном и зарубежных правопорядках
(Богданова Н.А.)
("Арбитражный и гражданский процесс", 2017, N 9) Практика российских судов общей юрисдикции свидетельствует, однако, о том, что суды общей юрисдикции придерживаются в ряде дел иного подхода, часто требуя четкого указания в соглашении о международной подсудности конкретного суда, компетентного по вопросам рассмотрения споров. В частности, в одном из дел суд не признал исполнимым соглашение, которое устанавливало следующее: клиент безоговорочно соглашается, что суды Новой Зеландии имеют право исключительной юрисдикции, которая определяет любые процессуальные действия в отношении данного договора; клиент подчиняется юрисдикции судов Новой Зеландии. Суд указал, что такая формулировка соглашения не создает определенности в вопросе выбранного места рассмотрения и разрешения спора, поскольку в ней отсутствует точное обозначение того конкретного суда, которому заинтересованные лица согласованно доверяют разрешение возникшего конфликта (Определение Московского городского суда от 26 июня 2012 г. по делу N 11-11619; аналогичные доводы: Определение Московского областного суда от 14 февраля 2012 г. по делу N 33-3741). Представляется, что такой подход российских судов общей юрисдикции нельзя признать правильным, поскольку он полностью противоречит понятию соглашения о международной подсудности. Необходимость точного обозначения компетентного суда характерна для пророгационных соглашений без иностранного элемента, но не для международной договорной подсудности.

Нормативные акты: Понятие международной подсудности

"Обзор практики применения судами общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации при рассмотрении уголовных дел"
(утв. Президиумом Верховного суда 08.12.2021) При рассмотрении вопроса о возобновлении производства по уголовному делу, приостановленному ввиду того, что подсудимый скрылся, суд учитывает реальную возможность участия подсудимого в судебном разбирательстве, гарантированную статьей 14 Международного пакта о гражданских и политических правах и статьей 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс:
Определение Конституционного Суда РФ от 15.05.2001 N 204-О
"Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы акционерной компании "Алроса" и запроса Верховного Суда Республики Саха (Якутия) о проверке конституционности пункта 1 статьи 35 Закона Российской Федерации "О международном коммерческом арбитраже" При наличии такого регулирования однородность подсудных судам вышестоящего звена судебной системы вопросов, разрешаемых по ходатайствам об отмене арбитражного решения и по ходатайствам о признании и обращении арбитражного решения к исполнению, предопределяет отнесение последних к компетенции судов того же уровня, а именно Верховных Судов республик в составе Российской Федерации, краевых, областных, городских судов, судов автономных областей и автономного округа по месту арбитража. Это соответствует общим принципам определения подсудности дел вышестоящим судам, исходя из целей предоставления равных судебных гарантий в рамках аналогичных процессуальных отношений.

В международном частном праве под международной подсудностью понимается компетенция судов данного государства по разрешению гражданских дел с иностранным элементом. Например, надо решить, может ли суд данной страны принимать к своему рассмотрению иски к ответчикам, не имеющим в этой стране места жительства, может ли суд рассматривать дело о расторжении брака между иностранцами или между отечественным гражданином и иностранцем и т. п. Эти вопросы решаются с помощью норм законодательства данного государства и международных соглашений.

Каждое государство само определяет, какие споры относятся к компетенции его судов. Поэтому на практике возникают случаи, когда рассмотрение одного и того же спора может одновременно входить в компетенцию судов двух или даже нескольких стран. В случаях подобного рода говорят о "конфликтах юрисдикций". Такой "конфликт юрисдикции" может быть устранен лишь путем заключения многосторонних и двусторонних соглашений между государствами. Многосторонние соглашения по вопросам подсудности условно делятся на две группы.

К первой группе относятся соглашения общего характера, содержащие положения о подсудности по всем категориям дел. К этой группе относится, в частности, Конвенция в Лугано о подсудности и исполнении судебных решений по гражданским и торговым делам 1988 г.

Ко второй группе относятся соглашения, касающиеся подсудности отдельных категорий споров (например, Конвенция об унификации некоторых правил, относящихся к гражданской юрисдикции по делам о столкновении судов, 1952 г.).

Определение подсудности следует отличать от определения права, подлежащего применению к правоотношению с иностранным элементом(к этому права коллизионная норма отсылает и суды устанавливая его содержание РАЗрешают дело на основе иностранного права).

Известны три основные системы определения подсудности:

Известны три основные системы определения подсудности.

По франко-романской (латинской) системе подсудность определяется по признаку гражданства сторон спора. Так, суд во Франции, Италии и иной стране, в которой принята эта система, признает себя компетентным рассматривать дело, если спор касается сделки, заключенной гражданином этой страны, независимо от места ее заключения.

В основе германской системы лежит распространение правил внутренней территориальной подсудности на споры по делам с иностранным элементом и прежде всего по месту жительства ответчика. Эта система применяется в ФРГ, Японии, ряде стран Европы и Латинской Америки. Когда ответчиков несколько и они постоянно проживают в различных государствах, право выбора суда по месту жительства одного из них принадлежит истцу. В тех случаях, когда это прямо допускается положениями соответствующих актов национального законодательства, исковые заявления можно подавать не по месту жительства, а по месту пребывания ответчика или истца. В соответствии с германской системой международной подсудности домицилий юридического лица определяется, как правило, по месту нахождения его административного центра (правления).

Англо-американская система определяет подсудность по признаку "присутствия" ответчика в стране суда, которое толкуется очень широко. Даже если иностранец находится в Великобритании (в одной из стран, где применяется эта система) временно, но ему вручены лично повестки - это является достаточным основанием для признания подсудности в отношении физических лиц. В отношении юридических лиц требуется, чтобы они были учреждены в Великобритании или осуществляли свои операции на ее территории. Наряду с Великобританией эта система применяется в США и в других странах так называемого общего права (common law).

Виды подсудности

Виды международной подсудности:

1. Исключительная международная подсудность — спор подсуден только судам определенного государства с исключением его из подсудности судам любого другого государства.

2. Альтернативная международная подсудность — стороны имеют право выбора между судами своих государств, если эти суды в равной степени компетентны рассматривать данный спор.

3. Договорная международная подсудность — определение подсудности на основе соглашения сторон в пользу суда любого государства. По соглашению сторон конкретное дело может быть отнесено к юрисдикции иностранного государства, хотя по законам данной страны оно подсудно местному суду, или наоборот — дело, по местным законам подсудное иностранному суду, по соглашению сторон может быть отнесено к юрисдикции местного суда.




Договорная подсудность оформляется в пророгационных и дерогационных соглашениях.

Договорная подсудность устанавливается в первую очередь по внешнеторговым сделкам. Стороны международных коммерческих контрактов путем соглашения могут установить любую подсудность, точно так же, как на основе принципа автономии воли по соглашению сторон к сделке может применяться материальное право любого государства. Международные договоры о торговле и мореплавании устанавливают возможность договорной подсудности по всем имущественным спорам с участием иностранных лиц.

Договорная подсудность представляет собой один из наиболее сложных институтов МГП, так как в ее основе заложена возможность изменить правила международной подсудности по соглашению сторон. Договорная подсудность оформляется в пророгационных и дерогационных соглашениях (обычно употребляется обобщающий термин — пророгационные соглашения).

Дерогационное соглашение – это исключение дела из компетенции суда данного государства (хотя оно подсудно именно ему по местным законам) и передача его на рассмотрение суду иностранного государства. Пророгационное соглашение – дело, неподсудное местному суду по законам данного государства (подсудное судам другого государства), в соответствии с соглашением сторон передается на рассмотрение именно данному суду. Любое пророгационное соглашение одновременно является дерогационным. По общему правилу пророгационное соглашение не может изменить родовую (предметную) подсудность.

Процессуальное положение иностранных лиц (иностранных граждан, лиц без гражданства, иностранных юридических лиц и иностранного государства) в российских судах.

В РОССИИ ПРИЗНАЕТСЯ ФУНКЦИОНАЛЬНЫЙ ИММУНИТЕТ




В статье раскрывается понятие «соглашение о международной подсудности» и исследуется вопрос о его правовой природе на основе теоретических взглядов российских и французских ученых - юристов.

Соглашение о международной подсудности рассматривается как договор, который порождает определенные обязанности и права для его сторон. На основе специфических особенностей соглашения о международной подсудности делается вывод об особенной sui generis природе таких соглашений.

В условиях развитого трансграничного гражданско - правового оборота для преодоления трудностей в сфере регулирования споров, осложненных иностранным элементом, и с целью внесения правовой определенности в правоотношения между сторонами, все чаще используются соглашения о международной подсудности.

Предмет исследования настоящей статьи составляют рассматриваемые в комплексе теоретические положения российских и французских юристов в отношении понятия и правовой природы соглашений о международной подсудности. Цель статьи – обосновать взгляд на соглашение о международной подсудности как на договор, порождающий для сторон новые обязанности и корреспондирующие им права, а также определить правовую природу таких соглашений как природу sui generis.

Понятие «Соглашение о международной подсудности»:

Соглашение о международной подсудности представляет собой согласованную сторонами договоренность в отношении государства, суды которого в силу такого соглашения наделяются компетенцией рассматривать спор, возникший или который возникнет в будущем в связи с существующими правоотношениями между этими сторонами (пророгационной эффект). Кроме того, стороны в соглашении могут исключить компетенцию судов других государств (дерогационный эффект). Заключая такое соглашение, стороны не просто указывают в суд какого государства необходимо обратиться с иском, но также вносят определенность в отношении системы коллизионного права и процессуального права, которые будут применяться при разрешении спора.

Соглашение о международной подсудности – это не просто соглашение о компетенции какого - либо суда, но соглашение о юрисдикции определенного государства в отношении спора между сторонами.

Во французской доктрине соглашение о международной подсудности определяется сходным образом. Это акт, посредством которого стороны обязываются передать споры между ними (настоящие или будущие) в суд или суды определенного государства [1], а также как зависящее от воли сторон условие применения норм о подсудности определенного государства.

Предмет такого соглашения – «международная подсудность» – определяется в юридической литературе как « подчиненность (относимость) дела, содержащего иностранный элемент, юрисдикции (судебной компетенции) определенного государства» [2]. Он обуславливает ряд особенностей, связанных с регулированием и сущностью таких соглашений.

Соглашения о международной подсудности используются в процессуальных отношениях, которые являются публичными по своей природе. Публичная природа предполагает, как правило, императивность норм, т. е. их обязательный характер для сторон. Однако согласно принципам международного гражданского процесса нормы данной отрасли права направлены на создание оптимальных условий для справедливого разрешения спора и должны учитывать интересы сторон в процессе.

Право изменять международную подсудность спора основывается на допускаемой законодателем автономии воли сторон в гражданском процессе: «поскольку цель гражданского процессуального права состоит в обеспечении частных интересов, оно должно учитывать волю сторон, если она не нарушает основополагающие нормы организации и функционирования гражданского правосудия» [3]. Как отмечал Е. В. Васьковский, нет оснований запрещать сторонам изменять подсудность, «ибо разграничение пространственной компетенции судов сделано в громадном большинстве случаев в интересах самих тяжущихся» [4].

Тем не менее, в законодательстве различных государств допускается частичный или полный запрет права изменять подсудность (исключительная подсудность). Это объясняется необходимостью защиты слабой стороны правоотношения или публичных интересов : « Автономия воли при заключении сделок, определяющих юрисдикционную форму защиты прав (в том числе и соглашение о международной подсудности), « сдерживается » императивными предписаниями закона » [5].

Является ли соглашение о международной подсудности договором или соглашением, не создающим новых прав и обязанностей?

В юридической доктрине нет единого подхода к определению сущности соглашения о международной подсудности. Обсуждается вопрос, можно ли рассматривать соглашение о международной подсудности как договор или это соглашение, которое не порождает новых право - отношений между сторонами.

Так, с точки зрения М. А. Рожковой соглашение о международной подсудности определяет способ реализации материального права на защиту и процессуального права сторон на подачу иска, но не создает нового правоотношения между сторонами: «Договоренность сторон относительно подсудности дела, строго говоря, является соглашением, поскольку она лишь в определенном аспекте изменяет порядок реализации права на обращение в суд, но не порождает этого права» [6].

Проводят различие между договором и соглашением: «Соглашение может только изменить (дополнить, ограничить) или прекратить существо правоотношения, но не создать новое, то есть в нем отсутствует свойственная договору способность порождать для сторон но - вые права и обязанности» [7]. Если соглашение содержит согласованную волю двух и более лиц, но при этом не направленную на возникновение, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей, оно не может именоваться договором [8].

Договор же рассматривается как соглашение воли двух или более лиц, направленное на установление, изменение или прекращение юридического отношения [9]. Договор не только устанавливает права и обязанности, но и предусматривает совершение субъектами действий, содержание и требования к которым определенны в соглашении [10]. В силу договора стороны взаимно обязуются совершить или воздержаться от совершения каких - либо действий.

Действительно само по себе право на судебную защиту не зависит от соглашения о международной подсудности и происходит из закрепления данного права во внутреннем законодательстве государства. Допустимость заключения соглашения о международной подсудности зависит от норм процессуального права.

Однако невозможно согласиться с тем, что соглашение о между - народной подсудности не порождает для сторон новых прав и обязанностей. Реализация права сторон определить подсудность является выражением взаимной воли сторон, которое создает обязанность сторон в случае спора подать иск в определенный суд и обязанность воздержаться от подачи иска в суд, не указанный в соглашении о международной подсудности. Кроме того, если сторона нарушает свою обязанность обратиться в выбранный суд, то другая сторона обладает правом заявить о неподсудности спора суду, принявшему иск к рассмотрению, со ссылкой на соглашение о международной подсудности.

Отметим, что во Франции несоблюдение указанных обязанностей стороной может являться основанием для возникновения у другой стороны права требовать возмещения убытков. Так, Кассационный суд в решении по делу SOMENOR против BRIVIO от 9 июня 1970 г. определил, что соглашение о подсудности носит договорный характер и, соответственно, неисполнение такого соглашения одной из сторон является нарушением договорного обязательства, что дает право требовать возмещение убытков [11].

Заключение сторонами соглашения о международной подсудности влечет определенные юридические последствия в случае возникновения спора : определяется не только компетентный суд, но нормы процессуального права ( lex fori ) применимые при разрешении спора, что в конечном итоге влияет и на исход дела.

Таким образом, полагаем, что соглашение о международной подсудности является договором. Соглашение о международной подсудности представляет собой взаимное волеизъявление сторон, направленное на установление компетенции суда или судов определенного сторонами государства рассматривать спор, в результате которого у сторон возникают определенные обязательства и права.

Правовая природа соглашений о международной подсудности:

В силу того, что предмет соглашения о международной подсудности лежит в области международного гражданского процесса, но в тоже время многие вопросы регулирования таких соглашений разрешаются посредством применения норм гражданского права, интерес вызывает определение правовой природы таких соглашений. Соглашение о международной подсудности влечет определенные последствия в сфере процесса: определяется относимость возможного или уже возникшего спора к судебной юрисдикции определенного государства. Договорная международная подсудность может определяться еще до возникновения спора путем включения соответствующей оговорки в текст основного договора. Вопросы действительности и формы соглашений о международной подсудности, некоторые иные вопросы в связи с такими соглашениями разрешаются на основе материальных норм права: «Cледовательно, определение правовой природы есть вопрос соотношения материальных и процессуальных элементов пророгаци онного соглашения» [12].

В российской доктрине вопросу правовой природы соглашений о международной подсудности было уделено мало внимания. Большинство российских юристов ведут дискуссию о природе соглашений, изменяющих внутреннюю территориальную подсудность. В настоящей статье для целей определения природы соглашений о международной подсудности по аналогии используются концепций в отношении соглашений о внутренней подсудности, поскольку сущность таких соглашений во многом сходна.

В России существуют три концепции понимания правовой природы соглашения о подсудности : материально - правовая, процессуально - правовая и концепция комплексной ( sui generis ) правовой природы. В российской судебной практике нет единого подхода по вопросу о правой природе соглашений о международной подсудности, в постановлениях судов по конкретным делам нашли отражение различные теории [13].

Материально - правовая концепция относит соглашения об изменении подсудности исключительно в сферу регулирования гражданского права. Представителями этой концепции являются М. А. Рожкова и А. С. Курочкин: «Отношения, возникающие в связи с заключением соглашения о подсудности, не являются процессуальными. С учетом характера отношений сторон и объекта их необходимо рассматривать в качестве частноправовых» [14]. Материально - правовая концепция при - роды соглашений о международной подсудности нашла поддержку, как во французской судебной практике [15], так и во французской доктрине. В частности, Ф. Гуэ [16] и М. Пашу указывают на договорный характер соглашений о международной подсудности: «пророгационное соглашение является договором, который, хотя и затрагивает вопросы процесса, все же подчиняется нормам материального договорного права» [17].

В поддержку материально - правовой концепции соглашений о международной подсудности можно привести следующие доводы:

  • заключение соглашения о международной подсудности является реализацией принципа автономии воли сторон;
  • порядок заключения таких соглашений и их форма определяются согласно нормам гражданского права;
  • заключение соглашения о международной подсудности является результатом согласованного волеизъявления сторон;
  • соглашение о международной подсудности может быть расторгнуто или изменено по воле сторон;
  • общие основания недействительности сделок распространяются на соглашения о международной подсудности : «Если суд установит, что свобода воли одной из сторон была нарушена и такое соглашение незаконно, ущемляет ее права, то такой договор об изменении подсудности дела признается судом недействительным» [18];
  • при оценке действительности соглашения о подсудности суд проверяет материальную (гражданско - правовую ) правосубъектность сторон.

Тем не менее, невозможно согласиться с доводами С. А. Дергачева о том, что отношения, связанные с соглашениями о подсудности, не входят в предмет регулирования гражданского права и на них не распространяются нормы ГК РФ [19]. Спорно также мнение В. И. Цоя о том, что соглашение о подсудности состоит не во взаимных волеизъявлениях каждой из сторон друг другу, а в обращениях обеих сторон к суду, одновременных и согласованных по своему содержанию [20].

Как уже было указано выше, соглашение о международной подсудности представляет собой договор, создающий обязанность для стороны реализовать свое право на защиту определенным образом (обратиться в суд определенного государства), а также обязанность воз - держаться от обращения в суды иных государств. Данной обязанности корреспондирует право другой стороны, в случае нарушения другой стороной своих обязанностей, заявить о неподсудности дела на основании заключенного между сторонами соглашения о международной подсудности. Как правило, соглашения о международной подсудности заключаются до возникновения спора между сторонами, когда ни одна из них не является участниками процесса, и они действуют как участники гражданских правоотношений

К предмету регулирования гражданского права относятся договорные и иные обязательства, а также другие имущественные и личные не - имущественные отношения, основанные на равенстве, автономии воли и имущественной самостоятельности участников. Также установлено, что когда отношения прямо не урегулированы гражданским законодательством или обычаями, к таким отношениям, если это не противоречит их существу, применяется гражданское законодательство, регулирующее сходные отношения (аналогия закона).

Статья 11 ГК РФ устанавливает право на судебную защиту гражданских прав. Любое субъективное гражданское право включает право на защиту: «с материально - правовой точки зрения нет препятствий к тому, чтобы рассматривать право на защиту в его материально - правовом аспекте как одно из правомочий самого субъективного гражданского права» [21].

Заключая соглашение о международной подсудности, стороны достигают согласия о порядке реализации их материального права на защиту и устанавливают определенные права и обязанности в случае возникновения спора межу ними.

Некоторые французские авторы указывают на неразрывную связь соглашения о международной подсудности с нормами процессуального права. Например, Н. Фражиста замечает в этой связи: «Так как соглашение сторон влечет последствия, наступления которых они желают, в таком случае речь идет о договоре. но поскольку такие последствия наступают в ходе судебного процесса, то можно говорить о процессуальном договоре » [22].

Таким образом, несмотря на договорную природу отношений, возникающих в связи с заключением соглашения о международной подсудности, невозможно исключить тесную связь таких соглашений с нормами процессуального права. Представляется, что наиболее полным образом правовую природу соглашений о международной подсудности можно объяснить только с помощью концепции sui generis. Это комплексная концепция, учитывающая материально - правовые и процессуальные аспекты соглашения о международной подсудности, наиболее полным образом раскрывающая его правовую сущность. Соглашение о международной подсудности следует рассматривать как договор со смешанной правовой природой, который подчиняется как нормам материального, так и нормам процессуального права.

В российской доктрине в отношении соглашений о внутренней подсудности Я. В. Грель [23] и Р. М. Ходыкин указывают на неразрывную взаимосвязь таких соглашений с нормами как материального, так и процессуального права: «. пророгационное соглашение. является институтом sui generis. Так, очевидно, что на пророгационное соглашение будут распространяться положения договорного права о сов - падении воли сторон, о моменте заключения договора. В то же время допустимость и действие такого договора будут определяться процессуальным правом » [24].

В отношении соглашений о международной подсудности Х. Шак отмечает, что « для материально - правовой стороны действует право, свойственное договору ( lex causae ), а для процессуальной — закон места судебного разбирательства ( lex fori )» 25.

Концепция смешанной (sui generis) правовой природы соглашений о международной подсудности находит сторонников и во Франции.

Так, Х. Годеме - Таллон определяет соглашение о подсудности как одновременно договорной акт и акт в процессе [26].

Взаимозависимое влияние норм материального и процессуального права на соглашения о международной подсудности выражается в следующем:

● Стороны свободны заключать соглашение о международной подсудности по своему выбору (диспозитивный характер гражданско - правовых отношений), однако допустимость такого соглашения устанавливается нормами процессуального права.

● Предмет соглашения о подсудности лежит исключительно в области процессуального права. Несмотря на это, заключая соглашение о международной подсудности стороны тем самым устанавливают определенные права и обязанности, которые не следует рассматривать в качестве процессуальных. Процессуальные правоотношения возникают на основе норм процессуального права и существуют только между судом, рассматривающим дело, и определенным участником процесса: «Процессуальное право не предоставляет участникам процесса никаких прав и не возлагает на них никаких обязанностей по отношению друг к другу» [27]. Процессуальные права и обязанности суда и других участников процесса устанавливаются нормами гражданского процессуального права. Однако обязанность обратиться в суд определенного государства и воздержаться от обращения в суды других государств, а также право заявить о неподсудности спора со ссылкой на соглашение между сторонами возникают из соглашения о между - народной подсудности между сторонами и являются реализацией взаимонаправленной воли сторон на основе как норм материального, так и процессуального права.

● Порядок заключения соглашений о международной подсудности регулируется нормами материального права. Стороны, как правило, вправе заключить соглашение о международной подсудности еще до возникновения спора, т. е. они не являются участниками процесса и действуют в своей гражданской правоспособности. Однако сторонам все же необходимо учитывать и процессуальные нормы, чтобы исключить возможный риск признания соглашения недействительным в будущем.

● Решение вопроса о действительности соглашения о подсудности происходит на основе норм материального и процессуального права.

Подводя итог вышесказанному, можно отметить, что понятия соглашений о международной подсудности определяются сходным образом в юридической теории России и Франции.

Автор настоящей статьи рассматривает соглашение о международной подсудности как договор, который устанавливает для сторон определенные обязанности и корреспондирующее им право. Указанные права и обязанности возникают из волеизъявления сторон, и основываются на нормах как материального, так и процессуального права.

Приведенные в статье доводы делают невозможным однозначное отнесение соглашений о международной подсудности к процессуальному или гражданскому праву и обуславливают особую природу sui generis таких соглашений.

Доктринальное обоснование правовой природы sui generis соглашений о международной подсудности позволит избежать различных проблем, возникающих на практике и связанных с применением норм материального права к таким соглашениям [28].

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: