Как должен поступить суд если в местах лишения свободы находятся сторона третье лицо или свидетель

Обновлено: 10.08.2022

1. Судья, прокурор, следователь, начальник органа дознания, начальник подразделения дознания, дознаватель не может участвовать в производстве по уголовному делу, если он:

1) является потерпевшим, гражданским истцом, гражданским ответчиком или свидетелем по данному уголовному делу;

2) участвовал в качестве присяжного заседателя, эксперта, специалиста, переводчика, понятого, помощника судьи, секретаря судебного заседания, защитника, законного представителя подозреваемого, обвиняемого, представителя потерпевшего, гражданского истца или гражданского ответчика, а судья также - в качестве дознавателя, следователя, прокурора в производстве по данному уголовному делу;

3) является близким родственником или родственником любого из участников производства по данному уголовному делу.

2. Лица, указанные в части первой настоящей статьи, не могут участвовать в производстве по уголовному делу также в случаях, если имеются иные обстоятельства, дающие основание полагать, что они лично, прямо или косвенно, заинтересованы в исходе данного уголовного дела.

3. Наличие информации о внепроцессуальном обращении, поступившем судье по уголовному делу, находящемуся в его производстве, само по себе не может рассматриваться в качестве основания для отвода судьи.

Судебная практика и законодательство — УПК РФ. Статья 61. Обстоятельства, исключающие участие в производстве по уголовному делу

Согласно протоколу судебного заседания, при заявлении отвода судье осужденные и их защитники оснований для отвода судье, перечисленных в ст. ст. 61 и 63 УПК РФ, а также каких-либо новых обстоятельств, исключающих участие судьи в рассмотрении настоящего дела, либо свидетельствующих о нарушении им прав участников процесса, не привели. Что касается доводов апелляционных жалоб адвокатов о том, что одним из оснований для отвода явилось то, что судья оказывала влияние на присяжных заседателей и допускала "унизительное" обращение с защитниками, то эти обстоятельства материалами дела не подтверждаются.

В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации С.В. Овчинников просит признать не соответствующими статьям 17 - 19, 45, 46 (часть 1) и 123 (часть 3) Конституции Российской Федерации пункт 1 части первой статьи 61 "Обстоятельства, исключающие участие в производстве по уголовному делу" и часть четвертую статьи 65 "Порядок рассмотрения заявления об отводе судьи" УПК Российской Федерации, как позволяющие судье при фактическом признании потерпевшим от оскорбительных высказываний подсудимого рассматривать уголовное дело в отношении этого лица и не подлежать отводу, а также поскольку данные нормы предоставляют правомочие решать вопрос об отводе судьи тому же судье, которому он заявлен.

Из материалов дела усматривается, что судья Теблеев О.Ц. имел внепроцессуальные отношения с подсудимым Б., в отношении которого он рассматривал уголовное дело по обвинению последнего в совершении преступлений, предусмотренных частью 3 статьи 160, частью 1 статьи 292 Уголовного кодекса Российской Федерации. При рассмотрении этого уголовного дела в нарушение статьи 9 Кодекса судейской этики судья Теблеев О.Ц. о наличии обстоятельств, которые могут поставить под сомнение его беспристрастность, участников судебного разбирательства в известность не поставил, информацию о внепроцессуальных отношениях гласности не предал и в соответствии с требованиями статей 61, 62 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации от участия в производстве по уголовному делу не устранился.

Заявленный в ходе судебного следствия отвод председательствующему судье рассмотрен в установленном ст. ст. 64, 65 УПК РФ порядке. Поскольку отсутствовали предусмотренные ст. ст. 61, 63 УПК РФ основания для отвода судьи, в удовлетворении заявления было отказано. Постановление суда об этом соответствует требованиям п. 4 ст. 7 УПК РФ.

В кассационной жалобе Абдрафиков И.Т. просит об отмене постановления президиума Верховного Суда Республики Башкортостан ввиду незаконности состава суда. Указывает, что по настоящему делу 3 октября 2014 года в отношении него был постановлен заочный приговор, который отменен постановлением президиума Верховного Суда Республики Башкортостан от 12 августа 2015 года и дело направлено на новое судебное рассмотрение. Новый приговор от 29 сентября 2015 года по его кассационной жалобе проверялся в этом же президиуме с участием тех же судей, что в силу ст. ст. 61 - 63 УПК РФ считает недопустимым.

Заявления и ходатайства процессуального характера разрешены в установленном законом порядке, в отсутствие присяжных заседателей, в том числе об отводе государственных обвинителей и о применении к Курахмаеву недозволенных методов следствия. По итогам их рассмотрения председательствующий принял обоснованные решения, отказав в отводе государственных обвинителей ввиду отсутствия на то оснований, предусмотренных ст. 61 УПК РФ, не усмотрел оснований для признания показаний Курахмаева недопустимыми, поскольку факт применения к нему насилия с целью дачи признательных показаний не нашел своего подтверждения (т. 7 л.д. 84 - 91, 95 - 99, 100 - 102, 103 - 106, 227, т. 13 л.д. 83 - 85, т. 14 л.д. 57 - 60, 182, 183). Фактов исследования недопустимых доказательств не установлено.

Он полагает, что следователи Х. К. и С. были заинтересованы в исходе уголовного дела, они не могли расследовать его уголовное дело, подлежали отводу в силу требований ст. 61 и 62 УПК РФ.

Как следует из материалов уголовного дела, предварительное слушание по уголовному делу было проведено судьей М. 26 января 2016 г. в связи с переводом судьи М. в судебную коллегию по административным делам, уголовное дело в отношении Марова А.В., Панкеева Р.В. и Антипова В.Е. было перераспределено судье Б., под председательством которой состоялись отбор коллегии присяжных заседателей и дальнейшее рассмотрение уголовного дела. Каких-либо обстоятельств, исключающих участие в уголовном судопроизводстве судьи Б., предусмотренных ст. ст. 61, 62, 63 УПК РФ, не установлено, отводы судье сторонами не заявлялись.

Содержащееся в части третьей статьи 63 УПК Российской Федерации положение о том, что судья, принимавший участие в рассмотрении уголовного дела в порядке надзора, не может участвовать в рассмотрении того же уголовного дела в суде первой или второй инстанции, применяется в отношении суда надзорной инстанции с учетом исключительного характера пересмотра судебных решений в порядке надзора, который используется, когда неприменимы или исчерпаны все обычные средства процессуально-правовой защиты, и в силу которого, в частности, Президиум Верховного Суда Российской Федерации полномочен пересматривать собственные решения (пункт 5 части третьей статьи 412.1 данного Кодекса). При этом оспариваемая норма не содержит изъятий из предписаний статьи 61 УПК Российской Федерации, исключающих участие судьи в производстве по уголовному делу, если имеются обстоятельства, дающие основание полагать, что он лично, прямо или косвенно, заинтересован в исходе данного уголовного дела.

Статья 12. Орган дознания и дознаватель не может принимать участие в производстве по уголовному делу и подлежит отводу, если он является по своему служебному положению непосредственным начальником или подчиненным лица, подозреваемого (обвиняемого) в совершении преступления, если имеются иные обстоятельства, дающие основание полагать, что он лично, прямо или косвенно, заинтересован в исходе данного уголовного дела, а также при наличии иных оснований, указанных в ст. 61 УПК РФ (если орган дознания и дознаватель является потерпевшим, гражданским истцом, гражданским ответчиком или свидетелем по данному уголовному делу; участвовал в качестве присяжного заседателя, эксперта, специалиста, переводчика, понятого, секретаря судебного заседания, защитника, законного представителя подозреваемого, обвиняемого, представителя потерпевшего, гражданского истца или гражданского ответчика в производстве по данному уголовному делу; является близким родственником или родственником любого из участников производства по данному уголовному делу).

При изучении материалов экспертного исследования также следует исходить из того, что по смыслу взаимосвязанных норм, содержащихся в статьях 61, 62, 70 УПК РФ и статье 18 Федерального закона от 31.05.2001 N 73-ФЗ "О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации", в производстве судебной экспертизы не может участвовать врач, который до ее назначения оказывал лицу медицинскую помощь.

В целях обеспечения объективности и беспристрастности лиц, рассматривающих уголовные дела, и исходя из публичного характера такого рода деятельности федеральный законодатель установил в статьях 61 и 63 УПК Российской Федерации перечень исключающих возможность рассмотрения дела судьей обстоятельств, наличие которых предполагает, согласно части первой статьи 62 данного Кодекса, обязанность судьи устраниться от участия в производстве по уголовному делу.

Статья 13. Орган дознания и дознаватель не может принимать участие в расследовании уголовного дела и подлежит отводу, если он является по своему служебному положению непосредственным начальником или подчиненным лица, подозреваемого (обвиняемого) в совершении преступления, если имеются иные обстоятельства, дающие основание полагать, что он лично, прямо или косвенно заинтересован в исходе данного уголовного дела, а также при наличии иных оснований, указанных в ст. 61 УПК РФ.

Положения части третьей статьи 63 и части третьей статьи 407 УПК Российской Федерации, как следует из их содержания, направлены на обеспечение объективности и беспристрастности суда посредством запрета повторного участия в рассмотрении уголовного дела судьи, ранее принимавшего, в том числе в порядке надзора, решение по тому же делу. Кроме того, в отношении состава суда надзорной инстанции действуют предписания статьи 61 УПК Российской Федерации, исключающей участие судьи в производстве по уголовному делу при наличии обстоятельств, которые свидетельствуют о его личной, прямой или косвенной, заинтересованности в исходе уголовного дела, что является безусловным основанием для устранения судьи из состава суда.

Так, согласно статье 61 УПК Российской Федерации прокурор, следователь, дознаватель не может участвовать в производстве по уголовному делу, если он: является потерпевшим, гражданским истцом, гражданским ответчиком или свидетелем по данному уголовному делу; участвовал в качестве присяжного заседателя, эксперта, специалиста, переводчика, понятого, секретаря судебного заседания, защитника, законного представителя подозреваемого, обвиняемого, представителя потерпевшего, гражданского истца или гражданского ответчика по данному уголовному делу; является близким родственником или родственником любого из участников производства по данному уголовному делу (часть первая), а также в случаях, если имеются иные обстоятельства, дающие основание полагать, что они лично, прямо или косвенно, заинтересованы в исходе данного уголовного дела (часть вторая). При наличии таких обстоятельств указанные лица должны устраниться от участия в производстве по уголовному делу. Если кто-либо из них, в частности прокурор, в подобных случаях самостоятельно не устраняются от участия в уголовном судопроизводстве, им может быть заявлен отвод подозреваемым, обвиняемым, его законным представителем, защитником, потерпевшим, гражданским истцом, гражданским ответчиком или их представителями (статья 62 УПК Российской Федерации).

Кроме того, заявители просят признать не соответствующими статьям 15 (часть 4), 19 (части 1 и 2), 45 (часть 2), 46 (часть 1), 49 (часть 1) и 55 (часть 3) Конституции Российской Федерации ряд положений Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации: статьи 40 и 56, закрепляющие правовой статус таких участников уголовного судопроизводства, как орган дознания и свидетель; статьи 61 и 62, устанавливающие обстоятельства, которые препятствуют участию в производстве по уголовному делу, и требование о недопустимости участия в производстве по уголовному делу лиц, подлежащих отводу; статью 157, регулирующую производство неотложных следственных действий. Как утверждается в жалобах, положения указанных статей позволяют принимать необъективные и предвзятые решения о возбуждении уголовного дела, поскольку исключают возможность самоотвода или отвода по инициативе стороны защиты должностного лица органа дознания в случаях, если это должностное лицо ранее участвовало в организации и проведении оперативно-розыскных мероприятий по данному уголовному делу, само возбудило уголовное дело, а об обстоятельствах первоначального этапа расследования было допрошено впоследствии в суде в качестве свидетеля.

1. В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации гражданин Ю.Р. Кисель оспаривает конституционность статьи 61 "Обстоятельства, исключающие участие в производстве по уголовному делу" и статьи 62 "Недопустимость участия в производстве по уголовному делу лиц, подлежащих отводу" УПК Российской Федерации.

Положения статьи 63 и части третьей статьи 407 УПК Российской Федерации, как следует из их содержания, направлены на обеспечение объективности и беспристрастности суда посредством запрета повторного участия в рассмотрении уголовного дела судьи, ранее принимавшего, в том числе в порядке надзора, решение по этому же делу. Вместе с тем в отношении состава суда надзорной инстанции действуют также предписания статьи 61 УПК Российской Федерации, исключающие участие судьи в производстве по уголовному делу при наличии обстоятельств, которые свидетельствуют о прямой или косвенной его заинтересованности в разрешении дела, что является безусловным основанием для устранения судьи из состава суда. В силу указанных законоположений в их взаимосвязи повторное участие судьи в рассмотрении уголовного дела - поскольку оно было бы связано с оценкой ранее уже исследовавшихся с его участием обстоятельств по делу - является недопустимым во всех случаях, как при новом рассмотрении дела после отмены первоначального решения, так и после выраженного вышестоящей судебной инстанцией согласия с таким решением. В противном случае может быть поставлена под сомнение беспристрастность и объективность судьи.

Положения части третьей статьи 63 и части третьей статьи 407 УПК Российской Федерации, как следует из их содержания, направлены на обеспечение объективности и беспристрастности суда посредством запрета повторного участия в рассмотрении уголовного дела судьи, ранее принимавшего, в том числе в порядке надзора, решение по тому же делу. Кроме того, в отношении состава суда надзорной инстанции действуют предписания статьи 61 УПК Российской Федерации, исключающей участие судьи в производстве по уголовному делу при наличии обстоятельств, которые свидетельствуют о его личной, прямой или косвенной, заинтересованности в исходе уголовного дела, что является безусловным основанием для устранения судьи из состава суда.

Подборка наиболее важных документов по запросу Участие осужденного в гражданском процессе (нормативно–правовые акты, формы, статьи, консультации экспертов и многое другое).

Статьи, комментарии, ответы на вопросы: Участие осужденного в гражданском процессе

Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс:
Статья: Раздел жилья при разводе с осужденным
(Хлебников П.)
("Жилищное право", 2021, N 9) Следующая особенность судопроизводства по делам о разделе имущества с осужденным это то, что сам осужденный, как правило ответчик, лично не присутствует на судебном заседании. На практике дело обстоит следующим образом: истец направляет по месту отбывания наказания копию искового заявления с приложениями документов. Суд уведомляет осужденного о дате, времени и месте судебного заседания и предлагает письменно выразить свою позицию в виде возражения или согласия с иском. Далее само судебное заседание проходит без участия осужденного ответчика. В ряде случаев осужденный нанимает представителя, чаще всего адвоката, в целях представления интересов в судебном заседании. Поскольку правовая помощь в гражданском процессе не является обязательной и ГПК РФ такая помощь не презюмируется, то услугами бесплатного адвоката у осужденного воспользоваться не получится. Поэтому в случае отсутствия денежных средств на оплату услуг адвоката (юриста) осужденным ответчиком в судебное заседание будет представлен только процессуальный документ, отражающий его позицию (возражение, согласие и т.п.), а также разного рода ходатайства.

Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс:
Статья: Содержание транспарентности в правосудии по гражданским делам
(Магомедова К.К.)
("Российский судья", 2017, N 10) Право лица, находящегося в местах лишения свободы, присутствовать и эффективно участвовать в гражданском судопроизводстве, до сих пор не нашло должного закрепления в российском законодательстве. Хотя Европейский суд неоднократно указывал на нарушение этого права. Одними из последних дел, где Суд вновь выявил нарушение прав лиц, отбывающих наказание в виде лишения свободы, на присутствие и эффективное участие в гражданском процессе, стали "Евдокимов и другие против РФ", "Барков и другие против РФ". Видеотрансляция поможет разрешить проблему, связанную с личным участием осужденного, лишенного свободы, при разбирательстве гражданского дела, однако отсутствие денежных средств на ввод и эксплуатацию технических средств создает серьезные препятствия для осуществления этого на практике.

Нормативные акты: Участие осужденного в гражданском процессе

Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс:
Решение Верховного Суда РФ от 04.03.2009 N ГКПИ09-64
Кузнецов А.А. извещен о времени и месте разбирательства дела, своего представителя в судебное заседание не направил. Письменное ходатайство заявителя об обеспечении его явки в судебное заседание и назначении судом защитников обсуждено и отклонено, поскольку законом не предусмотрено этапирование лиц, отбывающих наказание в местах лишения свободы, для участия в гражданском процессе, оснований, указанных в статье 50 Гражданского процессуального кодекса РФ, для назначения судом адвоката в качестве представителя не имеется.

Участие лишенного свободы лица в судебном разбирательстве

по гражданскому делу

Постановление Европейского Суда по правам человека по жалобам N 27236/05, 44223/05, 53304/07, 40232/11, 60052/11, 76438/11, 14919/12, 19929/12, 42389/12, 57043/12 и 67481/12 "Евдокимов и другие против Российской Федерации" (вынесено 16 февраля 2016 г., вступило в силу 16 мая 2016 г.)

Заявители жаловались, в частности, на то, что им было отказано в возможности лично явиться в суд в гражданском процессе, сторонами которого они, будучи лишенными свободы, являлись. По мнению заявителей, было нарушено их право на справедливое разбирательство дела согласно пункту 1 статьи 6 Конвенции.

Европейский Суд повторил, что ". статья 6 Конвенции гарантирует не право личного присутствия на заседании гражданского суда, а закрепляет более общее право на эффективное участие в судебном разбирательстве и равные условия с противоположной стороной. Пункт 1 статьи 6 Конвенции оставляет за Государством свободный выбор средств, позволяющих гарантировать участникам судебных разбирательств данные права. Таким образом, вопросы личного присутствия в суде, формы судопроизводства - устная или письменная, а также защиты правовых интересов в суде тесно связаны и должны быть рассмотрены в контексте гарантии "справедливого судебного разбирательства" по статье 6. Суд должен установить, была ли предоставлена заявителю, участнику гражданского судопроизводства разумная возможность узнавать и комментировать доводы или доказательства, предоставленные другой стороной, и представлять свое дело в условиях, не ставящих его в невыгодное положение по отношению к своим оппонентам" (п. 22 постановления).

"Что касается формы судебного разбирательства, [далее продолжил Европейский Суд], право на "публичное разбирательство" согласно пункту 1 статьи 6 истолковано в установленной прецедентной практике Суда как включающее в себя право на "устное слушание". Тем не менее, обязательство проведения заседания, предусмотренное этой статьей Конвенции, не является абсолютным. Устное слушание может и не быть необходимым в исключительных обстоятельствах дела, например, в случаях, когда оно не поднимает фактических или правовых вопросов, которые не могут быть надлежащим образом разрешены на основании материалов дела и письменных доводов сторон. Также при условии, что устное слушание было проведено в суде первой инстанции, на апелляционном уровне, на котором непроведение такого слушания может быть оправдано особыми характеристиками производства, о котором идет речь, применяются менее строгие требования. Таким образом, судебные разбирательства о предоставлении права на обжалование и судебные разбирательства, относящиеся только к правовым, а не к фактическим вопросам, могут соответствовать требованиям статьи 6, даже если лицо, падавшее жалобу, не имело возможности быть лично выслушанным судом апелляционной или кассационной инстанции" (п. 23 постановления).

Суд согласился, что ". в связи с очевидными трудностями, сопряженными с переводом заключенных из одного места содержания под стражей в другое, представление интересов заключенного заявителя адвокатом не являлось бы нарушением принципа "справедливого судебного разбирательства", при условии, что ходатайство не было основано на личном опыте заявителя" (п. 24 постановления).

Однако, по мнению Европейского Суда ". личное участие участника судебных разбирательств считалось необходимым с точки зрения статьи 6 в делах, когда характер и образ жизни заинтересованного лица были непосредственно связаны с предметом дела или когда решение затрагивало поведение и опыт этого лица. Таким образом, Суд признал нарушение статьи 6 в делах, в которых характер гражданского спора обосновывал личное присутствие истца в суде, независимо от того, были ли его интересы представлены на слушании дела " (п. 25 постановления).

См., например, иски о взыскании компенсации за неудовлетворительные условия содержания под стражей: постановление Европейского Суда от 14 марта 2013 г. по делу "Инсанов против Азербайджана"; постановление Европейского Суда от 22 декабря 2009 г. по делу "Скоробогатых против России"; постановление Европейского Суда от 17 декабря 2009 г. по делу "Шилбергс против России"; см. также постановление Европейского Суда от 12 июня 2012 г. по делу "Грязнов против России", постановление Европейского Суда от 10 мая 2007 г. по делу "Ковалев против России", касающееся жалобы заявителя на жестокое обращение со стороны полиции; постановление Европейского Суда от 4 марта 2010 г. по делу "Мохов против России"; и постановление Европейского Суда от 29 октября 1991 г. по делу "Хелмерс против Швеции", иск на клевету; постановление Европейского Суда от 15 октября 2009 г. по делу "Сокур против России" и постановление Европейского Суда по делу "Гоч против Турции", пункт 48, спор о сумме компенсации неимущественного вреда, причиненного в результате незаконного содержания под стражей и судебного преследования.

Суд повторил, что ". правовая помощь в гражданском разбирательстве не является обязательной. Только в случаях, когда стороне судебного разбирательства не предоставляется справедливого разбирательства дела без предоставления правовой помощи, со ссылкой на все факты и обстоятельства дела, статья 6 будет требовать оказания правовой помощи, включая участие адвоката. Помимо этого, в случаях, когда ходатайство заявителя о явке в суд было отклонено и ему не была предоставлена возможность предоставления правовой помощи, национальные суды должны, во всяком случае, предоставить заявителю достаточное время с тем, чтобы он решил вопрос, связанный с представлением его интересов. Национальные суды, в частности, должны проверить, приняв во внимание время, уже проведенное заявителем в заключении, имеет ли до сих пор заявитель в своем распоряжении представителя, готового представлять его интересы в национальных судах, и если да, имел ли он возможность связаться с ним и поручить ему свое дело" (п. 26 постановления).

Суд отметил, что ". правила российского гражданского судопроизводства требуют проведения судами устного слушания во всех категориях дел без исключения. Это не позволяет российским судам рассматривать даже мелкие иски или споры технического характера без проведения слушания, как это могут делать суды других юрисдикций. Во всех случаях, когда проводится устное слушание, стороны имеют право участвовать и делать заявления в суде. Любая сторона может, как правило, отказаться от этого права по своему собственному желанию, и это не будет нарушением принципа беспристрастного слушания согласно статье 6 Конвенции, если добровольный отказ был определенно установлен" (п. 30 постановления).

Суд признал, что ". отсутствие законодательства, регулирующего участие заключенных в слушаниях, не может быть достаточным основанием для лишения их права предстать перед судом. Как ни одно из положений национального права не должно толковаться и применяться несовместимым с обязательствами государства согласно Конвенции образом. так и пробел в национальном праве не может быть оправданием для неприменения стандартов Конвенции" (п. 31 постановления).

Европейский Суд подчеркнул, что ". национальные суды обязаны сразу, как только им стало известно, что одна из сторон судебного процесса находится в местах лишения свободы и не имеет возможности присутствовать на слушании независимо от его или ее желания, проверить до начала рассмотрения существа жалобы, требует ли характер дела личных показаний стороны, заключенной в колонии, и выразила ли она желание присутствовать в суде. Если национальные суды рассматривают дело, пренебрегая участием стороны судебного процесса, по мнению Суда, они должны представить особые причины, почему они посчитали, что отсутствие стороны на слушании не отразится в целом на справедливости разбирательства. Они должны рассмотреть все доводы за и против проведения слушания в отсутствие одной из сторон, принимая во внимание, в частности, прецедентную практику Суда в аналогичных судебных делах и характер спорных вопросов, заблаговременно уведомить сторону, находящуюся в местах лишения свободы, о своем решении по делу и основаниях для этого решения. Решение должно быть сообщено стороне судебного процесса заблаговременно с тем, чтобы она имела достаточно времени для определения дальнейших действий для защиты своих прав" (п. 36 постановления).

"Анализ, который Суд предполагает найти в решениях национальных судов, должен выходить за рамки ссылок на неточности в законе, которые сделали невозможной явку стороны, находящейся в местах лишения свободы. Он должен основываться на четко выраженных причинах за и против присутствия стороны, находящейся в местах лишения свободы, истолкованных в свете требований Конвенции и всех относящихся к делу факторов, например, характера спора и затронутых гражданских прав" (п. 38 постановления).

Европейский Суд отметил, что ". [о]собая форма процессуальных мер предоставления заключенному эффективной возможности участия зависит от многих условий, самым важным является вопрос, обращается ли иск к его или ее личному опыту и, соответственно, нужно ли суду заслушивать устные доказательства непосредственно от него или от нее. Национальным судам надлежит найти конкретные практические решения в соответствии с требованием справедливости судебного разбирательства с учетом местонахождения, доступного технического оснащения в здании суда и в месте содержания заключенного, доступности юридической помощи и других элементов, относящихся к делу. Рассмотрев все эти вопросы, национальные суды должны заблаговременно и соответствующим образом сообщить результат заключенному, чтобы он имел достаточно времени и средств для решения вопроса о способах защиты своих прав" (п. 41 постановления).

По мнению Европейского Суда, ". [е]сли иск, главным образом, основывается на личном опыте заключенного, его устные замечания в суде будут "играть важную роль в [его или ее] преставлении дела и будут фактически единственным способом обеспечения состязательного судопроизводства". Только давая показания лично, заключенный мог обосновать свои жалобы и ответить на вопросы судей при их наличии. В таких обстоятельствах верным решением будет проведение судебного разбирательства в месте заключения истца или использование видеосвязи" (п. 42 постановления).

В отношении использования видеосвязи или системы видеоконференц-связи Европейский Суд обратил внимание на то, что ". такая форма участия в судебном процессе предназначена, среди прочего, для того, чтобы уменьшить промедление при перевозке заключенных и, таким образом, облегчить и ускорить судебный процесс. Обращение к таким средствам не является, как таковое, несовместимым с понятием справедливого и публичного слушания дела, но оно должно осуществляться так, чтобы заключенный мог следить за ходом судебного процесса, видеть присутствующих и слушать сказанное, а также участвовать и быть заслушанным другими сторонами, судьей и свидетелями беспрепятственно" (п. 43 постановления).

Суд подчеркнул, что ". [п]роведение судебного заседания вне зала суда, напротив, является времязатратной процедурой. При этом проведение судебного заседания, например, в месте отбывания наказания, куда, по общему правилу, не имеет доступа общественность, сопровождается возможностью нарушения принципа публичности судебного разбирательства. В таких случаях государство обязано принять компенсационные меры для обеспечения возможности уведомления общественности и СМИ о месте проведения слушания и предоставления им фактического доступа" (п. 44 постановления).

Европейский Суд исходит из позиции, что ". [с]бор доказательств по поручению также отвечает требованиям справедливого судебного разбирательства. Право заслушать заключенного может быть поручено судье или суду, находящемуся рядом с местом отбывания наказания. В сочетании с контролем судьи первой инстанции на всем протяжении судебного процесса, в целях обеспечения информированности заключенного о доводах противоположной стороны и возможности в полной мере и должным образом отвечать на них, допрос заключенного вне зала суда не будет противоречить принципу справедливого судебного разбирательства" (п. 45 постановления).

Европейский Суд подчеркнул, ". когда национальный суд решает, что для заключенного было не столь важно лично давать показания, его или ее право на справедливое судебное разбирательство может быть гарантированно посредством определенной формы представления интересов. Законодательство РФ об оказании бесплатной юридической помощи устанавливает принцип получения бесплатной юридической помощи, основанный на доходе стороны судебного разбирательства и характере спора, участником которого он является. Перечень видов споров является исчерпывающим и не включает, например, иск с требованием компенсации вреда за унижающие достоинство условия содержания под стражей. В делах, содержащих иск такого типа, Суд не был убежден на основании доступной информации в том, что российская система правовой помощи предоставила заявителям надлежащую защиту их прав. Если заключенный не может позволить себе квалифицированное судебное представительство своих интересов, он имеет право назначить своим представителем в судебном разбирательстве родственника, друга или знакомого. В этом случае национальные суды должны, во-первых, удостовериться, имел ли заключенный достаточно времени, чтобы найти лицо, готовое представлять его в суде, и поручить ему ведение дела, и, во-вторых, удостовериться, что шансы заключенного на справедливое слушание дела не нарушены из-за непрофессионального представления его интересов" (п. 46 постановления).

Суд отметил, что ". во всех случаях, когда национальные суды делают выбор в пользу процессуальных мер, направленных на устранение помехи, которая была причиной неявки заключенного в зал суда, они должны проверить, будет ли выбранное решение учитывать право отсутствующей стороны на эффективное представление его дела в суде и не поставит ли оно его в невыгодное положение по отношению к его оппоненту. Суду предстоит вынести решение по вопросу, были ли меры, принятые для обеспечения полноценной возможности участия заключенного в судебном процессе достаточными, и был ли судебный процесс в целом справедливым в значении статьи 6 Конвенции" (п. 47 постановления).

Европейский Суд установил, что ". [н]ациональные суды отказали заявителям в удовлетворении ходатайства о присутствии в суде, ссылаясь на отсутствие правовой нормы, требующей их присутствия в обязательном порядке. [С]ылка на технические основания без обращения к существенному вопросу о том, требует ли характер спора как таковой, чтобы сторона лично явилась в суд, несовместима с должным соблюдением принципа справедливого судебного заседания, так как заявитель не должен быть обременен в результате несостоятельности законодателя обеспечить в особых обстоятельствах сторон, находящихся в местах лишения свободы, явку в суд в гражданском процессе. Вопреки заявлению [в]ластей о том, что заявители могли эффективно представить свое дело в судах, так как они были должным образом извещены обо всех слушаниях, одного только извещения заявителей о дате проведения слушания было недостаточно в ситуации, когда современное состояние национального законодательства фактически мешает им явиться в суд" (п. 50 постановления).

Европейский Суд отметил, что ". [в] распоряжении национальных судов имелся ряд других возможностей для обеспечения явки заявителей в зал суда, которые были упомянуты в прецедентной практике Конституционного Суда Российской Федерации. Как оказалось, национальные суды вовсе не использовали эти возможности. Суд на[шел] особенно поразительным то, что национальные суды не только не рассмотрели каждое дело в индивидуальном порядке, но и пренебрегли возможностями, определенно указанными Конституционным Судом для обеспечения заявителей процессуальными правами в подобных обстоятельствах" (п. 51 постановления).

Суд заключил, что ". (i) должным образом не оценив характер гражданских исков, поданных заявителями, с тем, чтобы принять решение о том, являлась ли их явка обязательной, а также вместо этого акцентировав внимание на недостатках национального права, и (ii) не рассмотрев соответствующие процессуальные действия, предоставляющие заявителям возможность быть заслушанными в суде, национальные суды лишили заявителей возможности эффективно представлять свои дела в суде и не выполнили свое обязательство по обеспечению принципа справедливого судебного разбирательства, закрепленного в статье 6 Конвенции" (п. 52 постановления).

УПК РФ Статья 56. Свидетель

1. Свидетелем является лицо, которому могут быть известны какие-либо обстоятельства, имеющие значение для расследования и разрешения уголовного дела, и которое вызвано для дачи показаний, за исключением случаев, предусмотренных частью третьей настоящей статьи.

(в ред. Федерального закона от 17.04.2017 N 73-ФЗ)

(см. текст в предыдущей редакции)

2. Вызов и допрос свидетелей осуществляются в порядке, установленном статьями 187 - 191 настоящего Кодекса.

3. Не подлежат допросу в качестве свидетелей:

О выявлении конституционно-правового смысла п. 1 ч. 3 ст. 56 см. Постановление КС РФ от 07.07.2020 N 33-П.

1) судья, присяжный заседатель - об обстоятельствах уголовного дела, которые стали им известны в связи с участием в производстве по данному уголовному делу;

2) адвокат, защитник подозреваемого, обвиняемого - об обстоятельствах, ставших ему известными в связи с обращением к нему за юридической помощью или в связи с ее оказанием, за исключением случаев, если о допросе в качестве свидетеля ходатайствует адвокат, защитник подозреваемого, обвиняемого с согласия и в интересах подозреваемого, обвиняемого;

(в ред. Федеральных законов от 04.07.2003 N 92-ФЗ, от 17.04.2017 N 73-ФЗ)

(см. текст в предыдущей редакции)

3) адвокат - об обстоятельствах, которые стали ему известны в связи с оказанием юридической помощи, за исключением случаев, если о допросе в качестве свидетеля ходатайствует адвокат с согласия лица, которому он оказывал юридическую помощь;

(в ред. Федерального закона от 17.04.2017 N 73-ФЗ)

(см. текст в предыдущей редакции)

4) священнослужитель - об обстоятельствах, ставших ему известными из исповеди;

5) член Совета Федерации, депутат Государственной Думы без их согласия - об обстоятельствах, которые стали им известны в связи с осуществлением ими своих полномочий;

6) должностное лицо налогового органа - об обстоятельствах, которые стали ему известны в связи с предоставленными сведениями, содержащимися в специальной декларации, представленной в соответствии с Федеральным законом "О добровольном декларировании физическими лицами активов и счетов (вкладов) в банках и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации", и (или) прилагаемых к ней документах и (или) сведениях;

(п. 6 введен Федеральным законом от 08.06.2015 N 140-ФЗ)

7) арбитр (третейский судья) - об обстоятельствах, ставших ему известными в ходе арбитража (третейского разбирательства);

(п. 7 введен Федеральным законом от 29.12.2015 N 409-ФЗ)

8) Уполномоченный по правам человека в Российской Федерации, уполномоченный по правам человека в субъекте Российской Федерации без их согласия - об обстоятельствах, ставших им известными в связи с исполнением ими своих должностных обязанностей.

(п. 8 введен Федеральным законом от 24.04.2020 N 130-ФЗ)

4. Свидетель вправе:

1) отказаться свидетельствовать против самого себя, своего супруга (своей супруги) и других близких родственников, круг которых определен пунктом 4 статьи 5 настоящего Кодекса. При согласии свидетеля дать показания он должен быть предупрежден о том, что его показания могут быть использованы в качестве доказательств по уголовному делу, в том числе и в случае его последующего отказа от этих показаний;

2) давать показания на родном языке или языке, которым он владеет;

3) пользоваться помощью переводчика бесплатно;

4) заявлять отвод переводчику, участвующему в его допросе;

5) заявлять ходатайства и приносить жалобы на действия (бездействие) и решения дознавателя, начальника подразделения дознания, начальника органа дознания, органа дознания, следователя, прокурора и суда;

(в ред. Федерального закона от 30.12.2015 N 440-ФЗ)

(см. текст в предыдущей редакции)

6) являться на допрос с адвокатом в соответствии с частью пятой статьи 189 настоящего Кодекса;

7) ходатайствовать о применении мер безопасности, предусмотренных частью третьей статьи 11 настоящего Кодекса.

5. Свидетель не может быть принудительно подвергнут судебной экспертизе или освидетельствованию, за исключением случаев, предусмотренных частью первой статьи 179 настоящего Кодекса.

6. Свидетель не вправе:

1) уклоняться от явки по вызовам дознавателя, следователя или в суд;

(в ред. Федерального закона от 05.06.2007 N 87-ФЗ)

(см. текст в предыдущей редакции)

2) давать заведомо ложные показания либо отказываться от дачи показаний;

3) разглашать данные предварительного расследования, ставшие ему известными в связи с участием в производстве по уголовному делу, если он был об этом заранее предупрежден в порядке, установленном статьей 161 настоящего Кодекса.

7. В случае уклонения от явки без уважительных причин свидетель может быть подвергнут приводу.

8. За дачу заведомо ложных показаний либо отказ от дачи показаний свидетель несет ответственность в соответствии со статьями 307 и 308 Уголовного кодекса Российской Федерации.

9. За разглашение данных предварительного расследования свидетель несет ответственность в соответствии со статьей 310 Уголовного кодекса Российской Федерации.

Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 30 июня 2015 г. N 29 г. Москва "О практике применения судами законодательства, обеспечивающего право на защиту в уголовном судопроизводстве"

Право на защиту каждого, кто подвергся уголовному преследованию, признается и гарантируется Конституцией Российской Федерации (статьи 17, 45, 46, 48, 123), общепризнанными принципами и нормами международного права и международными договорами Российской Федерации в качестве одного из основных прав человека и гражданина.

Порядок реализации данного конституционного права определяется Уголовно-процессуальным кодексом Российской Федерации, при применении норм которого должны учитываться правовые позиции Конституционного Суда Российской Федерации и практика Европейского Суда по правам человека.

Обеспечение права на защиту является обязанностью государства и необходимым условием справедливого правосудия.

В целях единообразного разрешения судами вопросов, возникающих в практике применения законодательства, обеспечивающего право на защиту в уголовном судопроизводстве, Пленум Верховного Суда Российской Федерации, руководствуясь статьей 126 Конституции Российской Федерации, статьями 2 и 5 Федерального конституционного закона от 5 февраля 2014 года N 3-ФКЗ "О Верховном Суде Российской Федерации", постановляет дать следующие разъяснения:

2. Судам необходимо иметь в виду, что право обвиняемого на защиту включает в себя не только право пользоваться помощью защитника, но и право защищаться лично и (или) с помощью законного представителя всеми не запрещенными законом способами и средствами (часть 2 статьи 16, пункт 11 части 4 статьи 46, пункт 21 части 4 статьи 47 УПК РФ), в том числе давать объяснения и показания по поводу имеющегося в отношении его подозрения либо отказаться от дачи объяснений и показаний; возражать против обвинения, давать показания по предъявленному ему обвинению либо отказаться от дачи показаний; представлять доказательства; заявлять ходатайства и отводы; давать объяснения и показания на родном языке или языке, которым он владеет, и пользоваться помощью переводчика бесплатно, в случаях, когда обвиняемый не владеет или недостаточно владеет языком, на котором ведется судопроизводство; участвовать в ходе судебного разбирательства в исследовании доказательств и судебных прениях; произносить последнее слово; приносить жалобы на действия, бездействие и решения органов, осуществляющих производство по делу; знакомиться в установленном законом порядке с материалами дела. Процессуальные права обвиняемого не могут быть ограничены в связи с участием в деле его защитника и (или) законного представителя.

Предусмотренные нормами уголовно-процессуального закона права должны быть разъяснены в объеме, определяемом процессуальным статусом лица, в отношении которого ведется производство по делу, с учетом стадий и особенностей различных форм судопроизводства. В частности, при рассмотрении дела по существу судом первой инстанции разъяснению обвиняемому подлежат не только права, указанные в части 4 статьи 47 УПК РФ, но и другие его права в судебном разбирательстве, в том числе право ходатайствовать об участии в прениях сторон наряду с защитником (часть 2 статьи 292 УПК РФ), а при отсутствии защитника - участвовать в прениях сторон (часть 1 статьи 292 УПК РФ), право на последнее слово (статья 293 УПК РФ).

4. Право обвиняемого лично осуществлять свою защиту, реализуемое посредством его участия в судебном разбирательстве, обеспечивается судом. В отношении обвиняемых, содержащихся под стражей либо отбывающих наказание в виде лишения свободы, суд первой инстанции принимает меры по обеспечению их участия в судебном заседании непосредственно либо в случаях, предусмотренных частью 6 1 статьи 241 и частью 2 статьи 399 УПК РФ, путем использования систем видеоконференц-связи. Вопрос о форме участия таких лиц в судебных заседаниях судов вышестоящих инстанций решается судом, рассматривающим дело (часть 2 статьи 389 12 , часть 2 статьи 401 13 УПК РФ).

5. Судам следует проверять, извещен ли обвиняемый о дате, времени и месте заседания суда первой, апелляционной или кассационной инстанции в сроки, установленные соответственно частью 4 статьи 231, частью 2 статьи 389 11 , частью 2 статьи 401 12 УПК РФ. При несоблюдении указанных сроков суд выясняет у обвиняемого, имел ли он достаточное время для подготовки к защите. Если суд признает, что этого времени было явно недостаточно, а также в иных случаях по просьбе обвиняемого, в целях обеспечения требований части 3 статьи 47 УПК РФ суд объявляет перерыв в судебном заседании либо откладывает его на определенный срок.

6. Если после вынесения приговора или иного судебного решения обвиняемый и (или) его защитник ходатайствуют о дополнительном ознакомлении с материалами дела для составления апелляционной жалобы, суду, в производстве которого находится дело, надлежит уточнить, какие именно материалы дела им необходимы. При разрешении такого ходатайства суд выясняет, знакомились ли обвиняемый и (или) его защитник по окончании предварительного расследования со всеми материалами дела и не были ли они ограничены в праве выписывать любые сведения и в любом объеме, за свой счет снимать копии с материалов дела, а также знакомились ли они с протоколом судебного заседания. В случае удовлетворения ходатайства суд определяет срок для дополнительного ознакомления с учетом установленных обстоятельств.

7. В силу требований части 2 статьи 123 Конституции Российской Федерации и части 1 статьи 247 УПК РФ разбирательство дела в суде первой инстанции проводится при обязательном участии обвиняемого. Рассмотрение дела в отсутствие обвиняемого допускается лишь в случаях, предусмотренных федеральным законом.

Исходя из положений частей 1 и 4 статьи 247 УПК РФ ходатайство обвиняемого, не уклоняющегося от явки в суд, о рассмотрении дела в его отсутствие может быть удовлетворено судом только по делам о преступлениях небольшой и средней тяжести.

Если обвиняемый, заявляя ходатайство о заочном рассмотрении дела, ссылается на обстоятельства, которые препятствуют его участию в судебном разбирательстве, то суд вправе признать данное ходатайство вынужденным, отказать в его удовлетворении и назначить судебное заседание с участием обвиняемого либо, при наличии к тому оснований, приостановить производство по делу.

8. В соответствии с положениями части 2 статьи 243, статьи 257 УПК РФ и нормами главы 36 УПК РФ в их взаимосвязи председательствующий в подготовительной части судебного заседания разъясняет всем участникам судебного разбирательства не только их права, но и обязанности, знакомит с регламентом судебного заседания. При этом подлежат разъяснению также положения статьи 258 УПК РФ, предусматривающей меры воздействия за нарушение порядка в судебном заседании, неподчинение распоряжениям председательствующего или судебного пристава, в том числе возможность удаления из зала заседания по решению председательствующего (коллегии судей) и последствия такого удаления.

Если нарушение порядка в судебном заседании, неподчинение распоряжениям председательствующего или судебного пристава допускает обвиняемый, то в зависимости от характера нарушений он предупреждается председательствующим о недопустимости такого поведения либо по мотивированному решению председательствующего (коллегии судей) удаляется из зала заседания на определенный период (например, на период допроса потерпевшего или свидетеля; до окончания судебного следствия или завершения прений сторон).

Следует учитывать, что закон не предусматривает обязанность суда уведомлять обвиняемого по возвращении в зал судебного заседания о содержании проведенных в его отсутствие судебных действий и исследованных доказательств. При наличии просьбы обвиняемого о получении такой информации суд предоставляет ему время для обращения за помощью к своему адвокату.

9. Если при рассмотрении дела в отсутствие обвиняемого в соответствии с частью 4 статьи 247 УПК РФ защитник не приглашен самим обвиняемым, его законным представителем или другим лицом по поручению обвиняемого, то суд в целях обеспечения состязательности и равноправия сторон и права обвиняемого на защиту принимает меры к назначению защитника. Такие же меры суду необходимо принять и в случае, когда обвиняемый удален из зала судебного заседания, а дело слушается в отсутствие защитника.

10. Судам необходимо иметь в виду, что предусмотренное частью 1 статьи 50 УПК РФ право на приглашение защитника не означает право обвиняемого выбирать в качестве защитника любое лицо по своему усмотрению и не предполагает возможность участия в деле любого лица в качестве защитника. По смыслу положений части 2 статьи 49 УПК РФ, защиту обвиняемого в досудебном производстве вправе осуществлять только адвокат.

Кроме того, при наличии любого из обстоятельств, указанных в статье 72 УПК РФ, участие защитника исключается во всех стадиях уголовного судопроизводства.

Если между интересами обвиняемых, защиту которых осуществляет один адвокат, выявятся противоречия (признание обвинения одним и оспаривание другим по одним и тем же эпизодам дела; изобличение одним обвиняемым другого и т.п.), то такой адвокат подлежит отводу (пункт 3 части 1 статьи 72 УПК РФ, подпункт 2 пункта 4 статьи 6 Федерального закона от 31 мая 2002 года N 63-ФЗ "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации", пункт 1 статьи 13 "Кодекса профессиональной этики адвоката" (принят Всероссийским съездом адвокатов 31 января 2003 года).

Исходя из взаимосвязанных положений части 1 статьи 72 УПК РФ установленное в пункте 3 данной нормы ограничение относится к случаям, когда защитник в рамках данного или выделенного из него дела оказывает или ранее оказывал в ходе досудебного производства либо в предыдущих стадиях судебного производства и судебных заседаниях юридическую помощь лицу, интересы которого противоречат интересам защищаемого им обвиняемого. Однако это не исключает возможность отвода защитника и в иных случаях выявления подобных противоречий, не позволяющих ему участвовать в данном деле.

11. При разрешении ходатайства обвиняемого, заявленного в соответствии с частью 2 статьи 49 УПК РФ о допуске одного из близких родственников или иного лица в качестве защитника, суду следует не только проверять отсутствие обстоятельств, указанных в статье 72 УПК РФ, но и учитывать характер, особенности обвинения, а также согласие и возможность данного лица осуществлять в установленном законом порядке защиту прав и интересов обвиняемого и оказывать ему юридическую помощь при производстве по делу.

В случае отказа в удовлетворении такого ходатайства решение суда должно быть мотивированным.

12. В силу части 1 статьи 50 УПК РФ защитник или несколько защитников могут быть приглашены для участия в деле как самим обвиняемым, так и его законным представителем, а также другими лицами по поручению или с согласия обвиняемого.

Если обвиняемым заявлено ходатайство об отложении судебного заседания для приглашения избранного им защитника, то обвиняемому следует разъяснить, что в силу положений части 3 статьи 50 УПК РФ при неявке приглашенного им защитника в течение 5 суток либо в течение иного более длительного, но разумного срока со дня заявления такого ходатайства суд вправе предложить обвиняемому пригласить другого защитника, а в случае отказа - принять меры по его назначению.

В том же порядке суд при отводе единственного адвоката, осуществляющего защиту обвиняемого, принимает меры к обеспечению участия в судебном заседании другого адвоката.

Когда защиту обвиняемого осуществляют несколько приглашенных им адвокатов, неявка кого-либо из них при надлежащем уведомлении о дате, времени и месте судебного разбирательства не препятствует его проведению при участии хотя бы одного из адвокатов.

13. Согласно части 1 статьи 51 УПК РФ участие защитника в уголовном судопроизводстве обязательно, если обвиняемый не отказался от него в порядке, установленном статьей 52 УПК РФ. При этом участие в судебном заседании обвинителя (государственного обвинителя) не является безусловным основанием для обеспечения участия в нем защитника, поскольку обвиняемый на любой стадии производства по делу вправе по собственной инициативе в письменном виде отказаться от помощи защитника.

При разрешении такого заявления суду надлежит иметь в виду, что нежелание обвиняемого пользоваться помощью защитника должно быть выражено явно и недвусмысленно. В суде первой инстанции отказ от защитника может быть принят при условии, если участие защитника в судебном заседании фактически обеспечено судом.

Заявление обвиняемого об отказе от защитника ввиду отсутствия средств на оплату услуг адвоката либо неявки в судебное заседание приглашенного им или назначенного ему адвоката, а также об отказе от услуг конкретного адвоката не может расцениваться как отказ от помощи защитника, предусмотренный статьей 52 УПК РФ.

В случае, если суд принял отказ обвиняемого от защитника, решение об этом должно быть мотивированным.

14. Исходя из положений части 2 статьи 50, пункта 1 части 1 и части 3 статьи 51 и статьи 52 УПК РФ в их взаимосвязи суд принимает меры по назначению защитника во всех случаях, когда обвиняемый в судебном разбирательстве не воспользовался своим правом на приглашение защитника и при этом не заявил в установленном порядке об отказе от защитника либо такой отказ не был принят судом. При этом следует иметь в виду, что закон не предусматривает права обвиняемого выбирать конкретного адвоката, который должен быть назначен для осуществления его защиты.

15. К лицам, которые в соответствии с пунктом 3 части 1 статьи 51 УПК РФ в силу своих физических или психических недостатков не могут самостоятельно осуществлять свое право на защиту, следует относить, в частности, тех, у кого имеется психическое расстройство, не исключающее вменяемости, а также лиц, страдающих существенным дефектом речи, слуха, зрения или другим недугом, ограничивающим их способность пользоваться процессуальными правами. В целях создания необходимых условий для реализации такими лицами процессуальных прав и при наличии оснований суду следует обсуждать вопрос о необходимости привлечения к участию в деле соответствующих специалистов (владеющих навыками сурдоперевода, применения системы Брайля и т.д.).

16. По смыслу положений пунктов 8 и 9 части 4 статьи 47 УПК РФ в тех случаях, когда участие обвиняемого в судебном разбирательстве обеспечивается путем использования систем видеоконференц-связи, суду в целях надлежащего обеспечения права обвиняемого пользоваться помощью защитника необходимо разъяснить ему право общения с защитником в отсутствие других участников судебного заседания и принять меры к обеспечению возможности такого общения.

17. В случае изменения государственным обвинителем в ходе предварительного слушания или судебного разбирательства обвинения в пределах его полномочий, предусмотренных частью 8 статьи 246 УПК РФ, суд с учетом мнения обвиняемого и его защитника предоставляет им время, необходимое для подготовки к защите от поддержанного государственным обвинителем обвинения.

18. Судам надлежит реагировать на каждое выявленное нарушение или ограничение права обвиняемого на защиту. При наличии к тому оснований суд, в частности, вправе признать полученные доказательства недопустимыми (статья 75 УПК РФ), возвратить уголовное дело прокурору в порядке, установленном статьей 237 УПК РФ (часть 3 статьи 389 22 , часть 3 статьи 401 15 УПК РФ), изменить или отменить судебное решение (статья 389 17 , часть 1 статьи 401 15 УПК РФ) и (или) вынести частное определение (постановление), в котором обратить внимание органов дознания, предварительного следствия, соответствующей адвокатской палаты или нижестоящего суда на факты нарушений закона, требующие принятия необходимых мер (часть 4 статьи 29 УПК РФ).

Суд может не признать право обвиняемого на защиту нарушенным в тех случаях, когда отказ в удовлетворении ходатайства либо иное ограничение в реализации отдельных правомочий обвиняемого или его защитника обусловлены явно недобросовестным использованием ими этих правомочий в ущерб интересам других участников процесса, поскольку в силу требований части 3 статьи 17 Конституции Российской Федерации осуществление прав и свобод человека не должно нарушать права и свободы других лиц.

19. Обратить внимание судов на то, что, по смыслу части 2 статьи 389 24 УПК РФ, отмена оправдательного приговора по мотивам нарушения права обвиняемого на защиту не допускается. Оправдательный приговор может быть изменен по указанным мотивам лишь в части, касающейся основания оправдания, по жалобе оправданного, его защитника, законного представителя и (или) представителя (часть 3 статьи 389 26 УПК РФ).

20. С учетом взаимосвязанных положений статей 389 22 , 389 23 и части 1 статьи 389 24 УПК РФ о том, что обвинительный приговор, определение, постановление суда первой инстанции могут быть отменены или изменены в сторону ухудшения положения осужденного не иначе как по представлению прокурора либо жалобе потерпевшего, частного обвинителя, их законных представителей и (или) представителей, при новом рассмотрении дела в суде первой или апелляционной инстанции после отмены приговора в связи с нарушением права обвиняемого на защиту, а также по иным основаниям, не связанным с необходимостью ухудшения положения обвиняемого, не допускается применение закона о более тяжком преступлении, назначение обвиняемому более строго наказания или любое иное усиление его уголовной ответственности.

21. В связи с принятием настоящего постановления:

признать не действующим на территории Российской Федерации постановление Пленума Верховного Суда СССР от 16 июня 1978 года N 5 "О практике применения судами законов, обеспечивающих обвиняемому право на защиту";

исключить пункт 3 из постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 5 марта 2004 года N 1 "О применении судами норм Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации" (с изменениями, внесенными постановлениями Пленума от 5 декабря 2006 г. N 60, от 11 января 2007 г. N 1, от 9 декабря 2008 г. N 26, от 23 декабря 2008 г. N 28, от 23 декабря 2010 г. N 31 и от 9 февраля 2012 г. N 3).

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: