Как доказать неплатежеспособность должника в суде

Обновлено: 24.02.2024

хотим подать в суд о признании банкротства. но для этого нужно доказать, что гражданин неплатежеспособен. есть сын 3 лет и беременная жена(скоро должна родить). заработная плата + аванс дают в сумме 22000 максимум. нет движимого и недвижимого имущества. квартира съемная.

Скорректирую ваш вопрос вы должны не доказать неплатежеспособность а должны находиться в состоянии неплатежеспособности (иметь признаки), а именно:

1. Банкротом может быть признан гражданин, имеющий долг более 500 тыс.руб., который не погашен в течение 3 месяцев с момента, когда было предъявлено такое требование (п.2 ст. 213.3 Закона «О несостоятельности (банкротстве)).

2. Также подать в суд заявление о признании банкротом можно, предвидя невозможность рассчитаться с долгами в сумме 500 тыс.руб. (п.2 ст. 213.4 Закона). Такие опасения должны подкрепляться наличием у гражданина признаков неплатежеспособности, перечисленных в п.3 ст. 213.6 Закона, и (или) признаков нехватки имущества, реализация которого позволила бы исполнить обязательство.

Пункт 1 ст. 213.4 Закона предписывает подготовить заявление в суд в течение месяца после того, когда должник узнал или должен был узнать о своей некредитоспособности. Это относится и к тем случаям, когда выплата долга одному из кредиторов не позволит должнику рассчитаться с остальными полностью или лишит его возможности вносить обязательные платежи (налоги).

К признакам неплатежеспособности гражданина относятся:

— прекращение отношений с кредиторами, направленных на погашение задолженности (в том числе налоговой), после наступления срока для этого;
— неуплата должником в течение месяца более 10 % от суммы долга, в том числе по налогам;
— превышение суммы долга над стоимостью имущества должника;
— постановление ФССП об окончании производства по взысканию задолженности в связи с отсутствием у должника имущества, подлежащего взысканию.
— Обоснованный прогноз относительно того, что доходы должника за небольшой срок позволят ему расплатиться с кредиторами, не позволит считать должника неплатежеспособным.

Другим важным моментом перед обращением в суд является «имущественный вопрос» должника, какие сделки он совершал запоследние 3 года. Дарение родственникам, продажа имущества по ценам ниже рыночных и т.п. относятся к подозрительным сделкам, которые могут быть оспорены финансовым управляющим должника (обязательным участником в деле о банкротстве), в результате чего имущество вернется в конкурсную массу и будет взыскано в пользу кредитора. Поэтому не рекомендуется подавать заявление, пока не пройдет указанный срок с момента совершения таких сделок.

Вместе с заявлением о признании банкротом подается пакет документов, предусмотренный п. 3 ст. 213.4 Закона:


— бумаги, свидетельствующие о наличии долга, объясняющие причину ее возникновения и невозможность погасить ее;
— документы, которые подтверждают или опровергают наличие статуса ИП у заявителя (выписка из ЕГРИП или иное), не старше 5 дней к моменту подачи заявления;
— списки кредиторов и должников по форме, утвержденной ФНС РФ;
— опись имущества (по форме ФНС);
— копии документов о праве собственности на имущество и правах на результаты интеллектуальной деятельности (если есть);
— копии документов, подтверждающих совершение сделок на сумму более 300 000 рублей, сделок с недвижимостью, транспортом, ценными бумагами, долями в уставном капитале (если есть);
— справки о доходах и уплаченных налогах за 3 года;
— банковские справки о наличии счетов и вкладов, движении денежных средств по ним, об остатках средств и электронных переводах за 3 года;
— копия СНИЛС и сведения о состоянии счета;
— копии свидетельств ИНН, о заключении (расторжении) брака (если есть);
— копии брачного контракта, соглашения или судебного решения о разделе имущества супругов (если есть);
— свидетельства о рождении детей;
— документы, подтверждающие иные обстоятельства, на которых основывается заявление гражданина.
именно содержание вышеперечисленных документов и будет указывать на наличие признаков неплатежеспособности.

Рекомендую взвесить все «за» и «против» перед принятием ответственного решения, так как последствия очень долгосрочны и значительны.

На сегодняшний день рынок решения долговых проблем достаточно широк и не ограничивается процедурой банкротства (безвозвратной в плане последствий) и к тому же менее дорогостоящих.

Всем здравствуйте! Ситуация касается банкротства физ лица. У человека имеется общая задолженность в 600 тысяч, до настоящего времени платил исправно, просрочек нет. На данный момент человек без работы, и устраиваться официально вряд ли будет. Собственности никакой нет, крупных сделок не было. В связи с чем думаем подать на банкротство, есть вероятность того, что человека все таки не признают по итогу банкротом? Сейчас стало очень много компаний и юристов занимающимся вопросами банкротства и якобы гарантирующие признание банкротом.

Добрый день, имеется задолженность по ипотеке менее 500т, банк подал в суд на признание банкротом, суд 19 апреля . Поможет ли мораторий вступивший в силу 1 апреля оттянуть время до 1 октября. Банк требует вернуть всю ипотеку 3млн взятую на 15 лет. Поможет ли отсрочка и возможность погасить долг материнским капиталом. Расчитывали на реструктуризацию но банк не пошел на уступки

Банкротство физ.лица через суд. Цель- признание банкротом(повторно) и списание процентов по задолженности.Списание самого тела долга не видится возможным, т.к. повторное обращение. Возможно ли онлайн заказать Заявление Иск о признании банкротом и передать в Суд? и далее оплачивать сопровождение юристом на каждое заседание. Может кто то поможет с этим? г.Тула.

Здравствуйте, прохожу процедуру реализации имущества при банкротстве. До признания банкротом было заведено ИП и начислен исполнительский сбор. После признания банкротом ИП закрыли, а что с исполнительным сбором? Его спишут после процедуры? И как это сделать?


Один из экспертов заметил, что в данном случае, судя по всему, причиной неоплаты конкретного долга был спор о качестве работ, а не отсутствие денег у должника. По мнению другого, нижестоящие суды подошли к определению момента наступления объективного банкротства формально. Третья подтвердила, что именно такой формальный подход чаще всего встречается на практике.

Верховный Суд не позволил привлечь к субсидиарной ответственности руководителя компании, который не погасил только одну задолженность (Определение ВС № 305-ЭС20-11412 от 10 декабря 2020 г. по делу № А40-170315/2015).

В рамках дела о банкротстве ООО «Спецрадиосервис» один из его конкурсных кредиторов подал заявление о привлечении к субсидиарной ответственности Дениса Трошанова – руководителя и единственного участника должника. Трошанов не обратился в суд с заявлением о признании организации банкротом, хотя признаки несостоятельности у нее были, пояснил кредитор.

Изучив реестр требований, АС г. Москвы установил, что у должника есть неисполненные обязательства по договору субподряда с «СМР-Система» от 2011 г., подтвержденные вступившим в силу судебным актом. Денис Трошанов, ссылаясь на бухгалтерскую отчетность, пытался убедить суд, что в этот период общество вело нормальную хозяйственную деятельность. Признаки неплатежеспособности, по словам бывшего руководителя, появились у компании только в 2015 г. из-за отказа крупных заказчиков от исполнения договоров и оплаты. По словам Дениса Трошанова, в 2012–2014 гг. компания выплатила другим контрагентам суммы, во много раз превышающие задолженность перед «СМР-Системой». Тот долг образовался в результате спора о качестве работ, а не из-за того, что у «Спецрадиосервиса» не было средств, настаивал бывший руководитель.

Тем не менее первая инстанция решила, что признаки неплатежеспособности возникли у компании после истечения предусмотренного договором с «СМР-Система» гарантийного срока и подписания в конце 2011 г. актов о приемке работ. Поскольку Денис Трошанов не исполнил обязанность руководителя подать заявление о банкротстве общества, АС г. Москвы привлек его к субсидиарной ответственности. С таким подходом согласились апелляция и суд округа.

Однако Судебная коллегия по экономическим спорам ВС, рассмотрев жалобу Дениса Трошанова, вернула обособленный спор на новое рассмотрение в первую инстанцию.

Сославшись на п. 2 ст. 10 Закона о банкротстве в соответствующей редакции и п. 9 Постановления Пленума от 21 декабря 2017 г. № 53, ВС отметил, что обязанность обратиться в суд с заявлением о банкротстве возникает тогда, когда добросовестный и разумный руководитель в рамках стандартной управленческой практики, учитывая масштаб деятельности должника, должен объективно определить наличие одного из обстоятельств, указанных в п. 1 ст. 9 Закона о банкротстве. Иными словами, установление момента подачи заявления о банкротстве приобретает существенное значение, пояснила Экономколллегия. При этом, добавил Суд, возникновение такой обязанности в каждом конкретном случае определяется моментом, когда руководитель осознал «критичность сложившейся ситуации, очевидно свидетельствующей о невозможности продолжения нормального режима хозяйствования без негативных последствий для должника и его кредиторов».

ВС напомнил, что в соответствии с абз. 34 ст. 2 Закона о банкротстве под неплатежеспособностью понимается прекращение исполнения должником части денежных обязательств или обязанностей по уплате обязательных платежей, вызванное недостаточностью денежных средств. В этом деле суды ошибочно отождествили неплатежеспособность с неоплатой конкретного долга отдельному кредитору, считает Экономколллегия. «Данное обстоятельство само по себе не свидетельствует об объективном банкротстве (критическом моменте, в который должник из-за снижения стоимости чистых активов стал неспособен в полном объеме удовлетворить требования кредиторов, в том числе по уплате обязательных платежей), в связи с чем не может рассматриваться как безусловное доказательство, подтверждающее необходимость обращения руководителя в суд с заявлением о банкротстве», – указано в определении. Кроме того, добавил ВС, установление момента возникновения обязанности по обращению с таким заявлением напрямую связано с определением размера субсидиарной ответственности руководителя.

В заключение ВС также отметил, что суды не оценили ряд доводов и доказательств, приведенных Денисом Трошановым, – в частности, что признаки неплатежеспособности появились у общества только в 2015 г.

«Действительно, чтобы сделать вывод о моменте наступления неплатежеспособности должника, недостаточно изучить только реестр требований его кредиторов. Неплатежеспособность не равна неоплате по конкретному обязательству, которая может быть вызвана различными причинами, не связанными с недостаточностью средств, в том числе наличием спора по договору», – указал в комментарии «АГ» Советник PB Legal Николай Строев.

В этом деле, судя по всему, именно спор о качестве субподрядных работ и был причиной неоплаты, добавил эксперт: «При этом суды первой и апелляционной инстанций не исследовали имущественное положение должника в момент неоплаты по конкретному договору. Хотя имелись доказательства, что на тот момент у должника отсутствовали признаки неплатежеспособности, а хозяйственная деятельность велась нормальным образом».

По мнению адвоката, партнера Tenzor Consulting Group Антона Макейчука, нижестоящие суды применили формальный подход к определению момента наступления объективного банкротства.

Однако выводы, приведенные в определении ВС, не новы для арбитражной практики, добавил эксперт: «Ранее к таким же выводам Экономколлегия приходила в рамках споров о признании сделок недействительными. Она говорила, что кредитор всегда осведомлен о факте непогашения долга перед ним, но это само по себе не свидетельствует о том, что данный кредитор должен одновременно располагать и информацией о приостановлении должником операций по расчетам с иными кредиторами». Это обстоятельство влияет как на оспаривание сделок, так и на определение момента наступления обязанности по подаче заявления о банкротстве должника, пояснил Антон Макейчук.

Адвокат, советник Dentons Мария Михеенкова полагает, что определение ВС может сыграть важную роль в судебной практике об определении момента наступления обязанности руководителя и других контролирующих должника лиц обратиться с заявлением о банкротстве. «Сегодня в большинстве случаев суды придерживаются подхода, согласно которому такой момент наступает, как только появляется хоть одно просроченное неудовлетворенное требование кредитора, которое в дальнейшем включается в реестр. И тем более – с момента подтверждения такого требования судебным решением», – рассказала она.

Возможно, этот подход унаследован из практики по оспариванию сделок, где так же определяют наличие признака предпочтительности удовлетворения требования одного кредитора перед требованиями другого, предположила Мария Михеенкова. «Между тем в ситуации с субсидиарной ответственностью момент наступления обязанности контролирующего должника лица обратиться с заявлением о банкротстве привязан не к возникновению конкретного требования хотя бы одного кредитора, а к моменту объективного банкротства, на что обоснованно и обратил внимание ВС», – подчеркнула она.

Голенев Вячеслав

Как отмечено в постановлениях Конституционного Суда РФ от 12 марта 2001 г. № 4-П, от 31 января 2011 г. № 1-П, установление особого режима удовлетворения имущественных требований к несостоятельному должнику, не допускающего удовлетворения этих требований в индивидуальном порядке, позволяет обеспечивать определенность объема его имущества в течение всей процедуры банкротства, создавая необходимые условия как для принятия мер к преодолению неплатежеспособности должника, так и для возможно более полного удовлетворения требований всех кредиторов. По существу, этот режим направлен на предоставление кредиторам равных правовых возможностей при реализации экономических интересов, в том числе когда имущества должника для справедливого его распределения между ними недостаточно; при столкновении законных интересов кредиторов в процессе конкурсного производства решается задача пропорционального распределения среди них конкурсной массы.

Федеральным законом от 28 апреля 2009 г. № 73-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» в текст Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» (далее – Закон о банкротстве) была введена в том числе ст. 61.3, установившая виды сделок с предпочтением, а также сроки их обжалования в рамках дела о банкротстве.

Согласно пояснительной записке «К проекту Федерального закона “О внесении изменений в Федеральный закон “О несостоятельности (банкротстве) кредитных организаций” и Федеральный закон “О несостоятельности (банкротстве)”» указанные изменения призваны уточнить материально-правовые основания оспаривания сделок в деле о банкротстве, в частности перечень сделок, которые могут быть отнесены к сделкам с предпочтительным предоставлением, путем казуистичного перечисления таких сделок.

При этом сам термин «сделка с предпочтением» возник и развился в практике благодаря Постановлению Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 23 декабря 2010 г. № 63 «О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1 Федерального закона “О несостоятельности (банкротстве)”» (далее – Постановление Пленума ВАС № 63), в п. 10 которого он закреплен.

Общие положения

В соответствии с п. 1 ст. 61.3 Закона о банкротстве сделка, совершенная должником в отношении отдельного кредитора или иного лица, может быть признана арбитражным судом недействительной, если такая сделка влечет или может повлечь за собой оказание предпочтения одному из кредиторов перед другими кредиторами в отношении удовлетворения требований при наличии, в частности, одного из следующих условий:

  • сделка направлена на обеспечение исполнения обязательства должника или третьего лица перед отдельным кредитором, возникшего до совершения оспариваемой сделки;
  • сделка привела или может привести к изменению очередности удовлетворения требований кредитора по обязательствам, возникшим до совершения оспариваемой сделки;
  • сделка привела или может привести к удовлетворению требований, срок исполнения которых к моменту совершения сделки не наступил, одних кредиторов при наличии не исполненных в установленный срок обязательств перед другими кредиторами;
  • сделка привела к тому, что отдельному кредитору оказано или может быть оказано большее предпочтение в отношении удовлетворения требований, существовавших до совершения оспариваемой сделки, чем было бы отдано в случае расчетов с кредиторами в порядке очередности в соответствии с законодательством Российской Федерации о несостоятельности (банкротстве).

Согласно п. 3 ст. 61.3 Закона о банкротстве сделка, указанная в п. 1 названной статьи и совершенная должником в течение шести месяцев до принятия арбитражным судом заявления о признании должника банкротом, может быть признана арбитражным судом недействительной при наличии условий, предусмотренных абз. 2 и 3 п. 1 упомянутой статьи, или если установлено, что кредитору или иному лицу, в отношении которого совершена такая сделка, было известно о признаке неплатежеспособности или недостаточности имущества либо об обстоятельствах, которые позволяют сделать вывод о признаке неплатежеспособности или недостаточности имущества.

Таким образом, в обособленных спорах по оспариванию сделок банкрота с предпочтением (по ст. 61.3 Закона о банкротстве), требующих доказывания добросовестности контрагента, т.е. по сделкам, указанным в абз. 4 и 5 п. 1 ст. 61.3 Закона о банкротстве (в них, в частности, входят следующие случаи: досрочное исполнение банкротом более позднему (последующему) кредитору (исполнение обязательств перед которым должно произойти позже) перед исполнениями кредиторам (более ранним кредиторам), срок исполнения обязательств перед которыми наступил; исполнение обязательств банкротом в срок перед одним кредитором в той ситуации, когда у должника на момент исполнения имелось обязательство, срок исполнения которого наступил, или просроченное обязательство перед другим кредитором),

необходимо доказать факты того, что, во-первых, такие сделки влекут или могут повлечь за собой оказание предпочтения одному кредитору перед другими кредиторами и, во-вторых, совершены в период шести месяцев, но не позднее одного месяца до принятия арбитражным судом заявления о признании должника банкротом.

Предмет доказывания

По делу об оспаривании сделок должника, влекущих за собой оказание предпочтения одному из кредиторов перед другими кредиторами, совершенных не ранее чем за шесть месяцев и не позднее чем за один месяц до принятия судом заявления о признании должника банкротом, по общему правилу, подлежат доказыванию:

  • факт оказания предпочтения;
  • наличие условий, предусмотренных абз. 2 или 3 п. 1 ст. 61.3 Закона о банкротстве,

а при отсутствии данных условий:

  • тот факт, что на момент совершения сделки кредитору или иному лицу, в отношении которого совершена такая сделка, было или должно было быть известно о признаке неплатежеспособности или недостаточности имущества либо об обстоятельствах, которые позволяют сделать вывод о признаке неплатежеспособности или недостаточности имущества.

Разъяснения, содержащиеся в п. 12 Постановления Пленума ВАС № 63, гласят, что если сделка с предпочтением была совершена не ранее чем за шесть месяцев и не позднее чем за один месяц до принятия судом заявления о признании должника банкротом, то она может быть признана недействительной, только если:

  • наличествуют условия, предусмотренные абз. 2 или 3 п. 1 ст. 61.3 Закона о банкротстве;
  • или существуют иные условия, соответствующие требованиям п. 1 ст. 61.3 Закона о банкротстве, и при этом оспаривающим сделку лицом доказано, что на момент совершения сделки кредитору или иному лицу, в отношении которого совершена такая сделка, было или должно было быть известно о признаке неплатежеспособности или недостаточности имущества либо об обстоятельствах, которые позволяют сделать вывод о признаке неплатежеспособности или недостаточности имущества.

Таким образом, заявитель должен доказать:

  1. что срок совершения сделки – в период шести месяцев, но не позднее одного месяца до принятия арбитражным судом заявления о признании должника банкротом;
  2. факт оказания предпочтения одному из кредиторов перед другими кредиторами в отношении удовлетворения требований;
  3. в наличии имеются условия, предусмотренные абз. 2 или 3 п. 1 ст. 61.3 Закона о банкротстве;
  4. при отсутствии условий, указанных в абз. 2 или 3 п. 1 ст. 61.3 Закона о банкротстве, – на момент совершения сделки кредитору или иному лицу, в отношении которого совершена такая сделка, было или должно было быть известно о признаке неплатежеспособности или недостаточности имущества либо об обстоятельствах, которые позволяют сделать вывод о признаке неплатежеспособности или недостаточности имущества.

Факт осведомленности – распределение доказательственных презумпций. Рекомендации по доказыванию

Обязательным условием недействительности сделок, названных в абз. 4 и 5 п. 1 ст. 61.3 Закона о банкротстве, является осведомленность лица, в отношении которого совершена сделка, о наличии у должника признаков неплатежеспособности или недостаточности имущества либо об обстоятельствах, которые позволяют сделать вывод о признаках неплатежеспособности или недостаточности имущества. Оспаривающее сделку лицо должно представить конкретные доказательства недобросовестности контрагента должника.

В п. 12 Постановления Пленума ВАС № 63 изложена следующая правовая позиция: получение кредитором платежа в ходе исполнительного производства, или со значительной просрочкой, или от третьего лица за должника, или после подачи этим или другим кредитором заявления о признании должника банкротом само по себе еще не означает, что кредитор должен был знать о неплатежеспособности должника.

Допускавшиеся должником незначительные просрочки платежей не являются обстоятельствами, свидетельствующими об осведомленности лица, в отношении которого совершена сделка, о наличии у должника признаков неплатежеспособности или недостаточности имущества либо об обстоятельствах, которые позволяют сделать вывод о признаках неплатежеспособности или недостаточности имущества.

При этом само по себе существование иных кредиторов об осведомленности о негативном экономическом положении должника не свидетельствует. В Постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 23 апреля 2013 г. № 18245/12 по делу № А47-4285/2011 указано на недопустимость отождествления неплатежеспособности с неоплатой конкретного долга отдельному кредитору. Кредитор всегда осведомлен о факте непогашения долга перед ним. Однако только одно это обстоятельство не дает основания полагать, что данный кредитор должен одновременно иметь информацию о приостановлении должником операций по расчетам с иными кредиторами, что согласуется и с судебной практикой (определения Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда РФ от 25 января 2016 г. № 310-ЭС15-12396 по делу № А09-1924/2013, от 26 ноября 2015 г. № 307-ЭС15-9523 по делу № А56-8217/2014).

Оспаривание сделок – это распространенная категория споров при банкротстве. Юристы в этой области сталкиваются с постоянно меняющейся судебной практикой. Партнер, адвокат, руководитель практики «Реструктуризация и банкротство» Ольга Савина проанализировала решения, принятые 2018 и в начале 2019 года Верховным Судом РФ, которые повлияли на регулирование процедуры оспаривания.


Неравноценность сделки

Самым распространенным основанием для оспаривания сделок о несостоятельности является неравноценность встречного исполнения, отмечает специалист в сфере банкротства Ольга Савина. Подобные сделки оспариваются согласно пункту 1 статьи 61.2 Федерального закона №127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)». Основные доказательные презумпции, установленные законом, – это срок (в течение года до и после принятия заявления о признании банкротом) и соответствие цены сделки. Зачастую, отмечает специалист, в судебном процессе о неравноценном встречном исполнении необходимо доказывать свое основное требование – нерелеватность цены.

«Суды практически всегда признают существенным неравноценность, если она составляет более 60%. Основным спорным моментом является процент от 30% до 60%. Суды трактуют оценку неравноценнности так, как стороны ее представляют. Ключевой вопрос: как оценивать – по рыночной стоимости или по кадастровой. При этом зачастую они кардинально различны, хотя иногда и совпадают. Суды же применяют здесь абсолютно разные подходы», – обобщает судебную практику Ольга Савина.

Если установлена неравноценность цены сделки менее 35%, то суды скорее склонны считать стоимость сделки вполне релевантной рыночной, отмечает специалист. Однако судебная практика по этому вопросу остается неоднозначной: по мнению юриста, кроется это в том, что судам в принципе сложно определить неравноценность.

Поскольку презумпции необходимо рассматривать в совокупности, доказательством может выступать не только стоимость того или иного объекта, который был отчужден по сделке, уверена Ольга Савина. Так, достаточно объемный комплекс судебной практики касается такого основания, как существенное отличие иных условий сделки от рыночных.

«Законодатель не разъясняет нам четко, что подразумевается под этими «иными условиями», помимо цены. Однако в эту категорию можно выделить посредством анализа судебной практики, например, замену ликвидного имущества должника неликвидным; неликвидность, которая устанавливается судебной экспертизой или которая стала очевидна в ходе реализации данного имущества», – отмечает специалист.

Причинение вреда

Одно из наиболее сложных оснований для признания оспоримости сделки – это совершение сделки должником с целью причинения вреда (пункт 2 статьи 61.2 закона «О несостоятельности (банкротстве)»). Ольга Савина подчеркивает, что определение вреда достаточно сложное для доказывания в суде понятие.

Презумпции при оспаривании сделок по данному основанию:

  • срок – оспоримый период определен тремя годами до и после принятия заявления о банкротстве;
  • признаки неплатежеспособности должника – судебная практика и позиция Верховного Суда РФ говорят о том, что при отсутствии доказанного вреда, нанесенного кредиторам, сделка не может быть признана оспоримой по данному основанию;
  • знание другой стороны о цели сделки с заинтересованностью, то есть о недобросовестности должника.

Крайне важно, по мнению специалиста, чтобы все презумпции рассматривались и доказывались юристами в совокупности.

Одним из ключевых моментов при оспаривании сделок должника по основанию «причинение вреда» является необходимость ориентироваться на момент, когда должник стал неплатежеспособным. Суды подходят к этому вопросу по-разному, что, по мнению Ольги Савиной, является значительной проблемой – закон предполагает достаточно большой период оспоримости с точки зрения существования юридического лица на рынке.

Доказательством неплатежеспособности суды признают, например, финансовый анализ должника. Суд анализирует материалы, собранные конкурсным управляющим и/или кредиторам, и, исходя из финансовых коэффициентов, определяет признак неплатежеспособности. «Суды приходят зачастую к тому, что из финансового анализа совершенно четко видно, когда на протяжении анализируемого периода возникала неплатежеспособность. Изучают, какие финансовые показатели падали, что свидетельствует о признаках неплатежеспособности. Между тем также изучается момент совершения сделки и момент наступления неплатежеспособности. Скрепляя их вместе, можно четко доказывать, что сделка была совершена в оспариваемый период», – отмечает Ольга Савина.

Показатели текущей ликвидности, обеспеченности обязательств должника его активами, степень платежеспособности по текущим обязательствам, коэффициент восстановления платежеспособности – эти показатели необходимо анализировать в совокупности на соответствие общим финансовым показателям деятельности конкретного юридического лица. Адвокат приводит в пример судебную практику, в том числе ВС РФ, согласно которой анализ прибыли и всех финансовых коэффициентов может, например, в первом квартале отчетного периода не свидетельствовать о неплатежеспособности должника, поскольку его активы показывали обеспеченность обязательств активами.

«Также существует и иная практика, где суды говорят, что финансовый анализ не является доказательством платежеспособности. Есть интересное Определение Верховного Суда РФ от 12.02.2018 №305-ЭС17-11710 (3), где суд расписывает ровно следующее: решающего значения показатели бухгалтерской, налоговой и иной финансовой отчетности для определения признака неплатежеспособности не имеют. Объясняется это тем, что финансовую документацию составляют сами должники. К сожалению, должник зачастую не отдает себе прямого отчета в том, что он неплатежеспособен. Он либо не хочет рисковать своим бизнесом и подавать заявление о банкротстве, либо зачастую это недобросовестное поведение, чтобы увести активы и избежать расчета с контрагентами и кредиторами», – поясняет Ольга Савина.

Закредитованность юридических лиц в России приводит их, по мнению специалиста, к необходимости искать безболезненный выход из ситуации при наличии второй сильной стороны – банка. Соответственно, ряд предпринимаемых для этого действий и сделок должника подпадает под период оспоримости.

Важным маркером для определения вреда, причиненного кредиторам, является сделка, которая совершается в отношении заинтересованного лица. Ольга Савина отмечает, что предполагается знание этого лица о наличии признака неплатежеспособности или недостаточности имущества, если не доказано обратное.

«Признаки подтверждают осведомленность – это неоднократное обращение к кредитору с просьбой об отсрочке долга, о прощении процентов, а также известное кредитору или кредитной организации длительное наличие картотеки по банковскому счету должника. Что касается первого пункта, то здесь возникает много вопросов по практике. Поскольку оспоримый срок в три года позволяет должнику обращаться с просьбой к кредитору об отсрочке», – отмечает специалист.

Подробнее о судебной практике по делам об оспаривании сделок при банкротстве 2019 года – в лекции Ольги Савиной.

Все мы помним о том, что при определении наличия признаков неплатежеспособности или недостаточности имущества следует исходить из содержания этих понятий, данного в абзацах тридцать третьем и тридцать четвертом статьи 2 Закона о банкротстве. А также о том, что само по себе наличие на момент совершения должником сделки признаков банкротства, указанных в статьях 3 и 6 Закона о банкростве, не является достаточным доказательством наличия признаков неплатежеспособности или недостаточности имущества. Следовательно и судебный судебный акт о взыскании 300 000,00 с должника, опубликованный на сайте суда не будет доказательством того, что все вокруг знали о финансовых проблемах ООО "Печенюшка".

Вопрос, а что является доказательством неплатежеспособности и как об этом должно стать известно контрагенту должника?

Как уличить этих догадливых коммерсантов в их незаурядных способностях?

Где можно подсмотреть и из чего понять о проблемах предприятия?

Может в 2017 году придумали что-то новое? очень рассчитываю на вас.

Налоговые споры. Защита прав налогоплательщиков

Налоговые споры. Защита прав налогоплательщиков

Поставка: основные проблемы договорной работы

Поставка: основные проблемы договорной работы

Бизнес-медиация

Бизнес-медиация

Похожие материалы

Комментарии (8)

Спасибо! подробно рассмотрен наш вопрос, полезно почитать. в основном доказательством явился финанализ, а также сыграло свою роль право банка, установленное соглашением с должником, получать все документы относительно деятельности общества, а следовательно действуя добросовестно он должен был знать о всех финансовых затруднениях последнего

Екатерина, данный судебный акт является интересным, но всё же практике не соответствует. Я на него сослался чтобы на примере показать "вариативность" решений судов.

Финанализ, выступивший в качестве основного доказательства, не был объективным.

Должник из принципа не платил до последнего своим кредиторам. К примеру ИФНС выставляет ему требования на 6 т.р., должник не исполняет, а потом в принудительном порядке ИФНС с должника деньги взыскивает.

Безусловно банк знал о требованиях ИФНС к должнику (выставленные инкасо), и мог видеть в картотеке судебные процессы по искам к должнику, но, в то же время, банк видел, что должник за 12 год получил прибыль несколько сотен миллионов и мог, если бы захотел, удовлетворить требования всех кредиторов и при этом остаться финансово состоятельным

Итоги судебного акта объяснимы тем, что судья в первой инстанции была без собственного мнения, а объединившиеся кредиторы вместе с упором и поставленным кредиторами АУ давили на судью.

В моей практике был подобный спор, с разницей - вместо права получать все документы должника, мой доверитель являлся аффилированным к банкроту лицом. В итоге, мы с вами опровергали одни и те же презумпции. В целях доказывания наличия денежных средств достаточных для расчетов с кредиторами, представляли остатки по счетам на каждый день и анализировали состав кредиторской задолженности, чем смогли доказать, что все те кредиторы которые возникли в "наш период" также были погашены, а непогашенными остались лишь в части нарощенной за последующие периоды задолженности. Либо представляли доказательства того, что сам должник не знал о долге и соответственно не указывал его в отчетности, ввиду чего и все остальные не могли знать- доначисленные налоги за предыдущие годы.
Рассуждаем мы с вами о субъективных вещах, поэтому конечно все дело в оценке доказательств, только публикация о банкротстве в данном случае является стопроцентной)

относительно "Следовательно и судебный судебный акт о взыскании 300 000,00 с должника, опубликованный на сайте суда не будет доказательством того, что все вокруг знали о финансовых проблемах ООО "Печенюшка"."
". следует, в частности, учитывать, свидетельствовали ли обстоятельства подачи такого заявления о том, что имеет место действительно неплатежеспособность должника, либо инициатор банкротства рассматривает возбуждение такого дела как ординарный вариант принудительного исполнения судебного решения, а также были ли поданы в рамках возбужденного дела о банкротстве заявления других кредиторов.
Само по себе размещение на сайте Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации в картотеке арбитражных дел информации о возбуждении дела о банкротстве должника не означает, что все кредиторы должны знать об этом. ."
Постановление Пленума ВАС РФ от 23.12.2010 N 63
"О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)"

Оттуда же и относительно моего последнего комментария, чтобы меня правильно поняли: "Согласно абзацу второму пункта 3 статьи 28 Закона о банкротстве сведения о введении наблюдения, финансового оздоровления, внешнего управления, о признании должника банкротом и об открытии конкурсного производства подлежат обязательному опубликованию в порядке, предусмотренном названной статьей. В связи с этим при наличии таких публикаций в случае оспаривания на основании пункта 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве сделок, совершенных после этих публикаций, надлежит исходить из следующего: если не доказано иное, любое лицо должно было знать о том, что введена соответствующая процедура банкротства, а значит и о том, что должник имеет признаки неплатежеспособности".
Спасибо, все верно! любое судебное дело в картотеке само по себе не является доказательство неплатежеспособности, даже банкротное.

рад, если чем-то помог.
- не совсем могу разделить оптимизм -"все верно! любое судебное дело в картотеке само по себе не является доказательство неплатежеспособности, даже банкротное."
С одной стороны из ниже приведённой цитаты Ас М.округа видно, что множество внешних обстоятельств судом может быть не признано бесспорным свидетельством неплатёжеспособности:
"Суды правильно указали, что то обстоятельство, что в отношении должника (перед принятием заявления о признании общества банкротом) были поданы исковые заявления иными организациями, само по себе еще не означает, что кредитор должен был знать о неплатежеспособности должника, поскольку согласно абзацу 7 пункта 12 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 23 декабря 2010 года N 63 "О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.I Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)" даже размещение на сайте Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации в картотеке арбитражных дел информации о возбуждении дела о банкротстве должника не означает, что все кредиторы должны знать об этом.
Предъявление требований в исковом порядке еще не означает, что они будут удовлетворены судами, а в случае если они будут удовлетворены - не означает, что у ответчика недостаточно средств для погашения таких требований. КБ "Европейский трастовый банк" (ЗАО) ошибочно отождествляет неплатежеспособность с неоплатой конкретного долга отдельному кредитору, не учитывает, что кредитор всегда осведомлен о факте непогашения долга перед ним.
Исследовав доказательства, на которые ссылался КБ "Европейский трастовый банк" (ЗАО), суды правомерно установили, что они не подтверждают факт осведомленности ООО "Доходная недвижимость" о признаках неплатежеспособности и недостаточности имущества должник".

С другой стороны, если читать далее тот Пленум, на который ссылался выше, то стоит отметить следующее ". с учетом характера сделки, личности кредитора и условий оборота проверка сведений о должнике должна была осуществляться в том числе путем проверки его по указанной картотеке."
Таким образом, суду предоставлена возможность, с учётом обстоятельств дела и на основании статьи 71 АПК РФ, и, как правило, со ссылкой на положения статьи 10 ГК РФ, суд вправе сделать вывод о том, что публикация подтверждает неплатёжеспособность

из статьи Павла Хлюстова
Определение Верховного Суда РФ от 28.08.2017 г. № 306-ЭС16-20034 (2) по делу
№ А55-25698/2015

При исследовании вопроса об осведомленности кредитной организации о признаках неплатежеспособности и недостаточности имущества лица, осуществляющего платеж в пользу кредитной организации, в рамках разрешения споров об оспаривании сделок по основаниям, предусмотренным Законом о банкротстве, судам необходимо учитывать, что само по себе обслуживание плательщика в кредитной организации не может рассматриваться как единственное достаточное основание его осведомленности о признаках неплатежеспособности или недостаточности имущества такого лица. Конкурсный управляющий должен представить конкретные доказательства недобросовестности банка.

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: