Иск к бухгалтеру о взыскании ущерба

Обновлено: 14.04.2024

1 января 2013 года вступила в силу новая редакция Федерального закона от 06.12.2011 № 402-ФЗ «О бухгалтерском учёте» (окончательная редакция от 04.11.2014) (далее по тексту - Закон), радикально изменившая правовой статус главного бухгалтера. Предыдущая редакция Закона позволяла вменить в вину главбуха любые огрехи, делая тем самым из последнего некоего «козла отпущения». Спектр обязанностей главбуха действительно был достаточно обширным:

формирование учётной политики;

ведение бухгалтерского учёта;

своевременное предоставление достоверной бухгалтерской отчётности;

обеспечение соответствия хозяйственных операций законодательству РФ;

контроль за движением имущества.

Новая редакция Закона существенно облегчила правовое положение главбухов, кардинальным образом сузив область их обязанностей до одной единственной функции, а именно : ведение бухгалтерского учёта. Более того, новая редакция Закона не содержит никаких специальных норм о какой бы то ни было ответственности главбуха. Возникает закономерный вопрос – предусматривается ли в принципе действующим законодательством РФ возможность возложения ответственности (прежде всего, материальной) на главбуха, и какова точка зрения российских судов на эту проблему?

Частью 1 статьи 7 Закона установлено, что ведение бухгалтерского учёта и хранение документов бухгалтерского учёта организуются руководителем экономического субъекта. Вместе с тем часть 3 статьи 7 Закона предусматривает, что руководитель экономического субъекта обязан возложить ведение бухгалтерского учёта на главного бухгалтера или иное должностное лицо этого субъекта либо заключить договор об оказании услуг по ведению бухгалтерского учёта.

Более правоотношения между экономическим субъектом и/или руководителем экономического субъекта с одной стороны, и главбухом с другой стороны новой редакцией Закона никоим образом не регламентируются. Следовательно, вышеуказанные правоотношения, в которых главбух выступает в роли рядового работника, подлежат регулированию трудовым законодательством РФ, а обязанности главбуха определяются исключительно трудовым договором и детализируются должностной инструкцией.

В соответствии со ст.ст. 238, 241 ТК РФ работодатель вправе взыскать с главбуха, как, впрочем, и с любого другого работника, причинённый им работодателю прямой действительный ущерб, не превышающий суммы среднего месячного заработка (ограниченная материальная ответственность).

Кроме того, на главбуха может быть возложена и полная материальная ответственность, если в соответствии с положением части 2 статьи 243 ТК РФ в трудовом договоре с главбухом установлена ответственность в полном размере причинённого работодателю ущерба. Здесь немаловажно отметить, что условие о полной материальной ответственности главбуха должно содержаться в самом трудовом договоре с последним. Отдельный письменный договор с главбухом о полной материальной ответственности может быть признан недействительным в силу ст. 244 ТК РФ, поскольку должность главбуха отсутствует в перечне должностей, с которыми могут заключаться такого рода соглашения (Постановление Правительства РФ от 14.11.2002 № 823, Постановление Минтруда РФ от 31.12.2002 № 85, Письмо Федеральной службы по труду и занятости от 19.10.2006 № 1746-6-1 «О материальной ответственности главного бухгалтера»).

Аналогичное разъяснение было дано и в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 16.11.2006 № 52 «О применении судами законодательства, регулирующего материальную ответственность работников за ущерб, причинённый работодателю» (п. 10).

Однако на практике привлечь главбуха к материальной ответственности и возложить на него обязанность возместить работодателю причинённый ущерб, будь то в виде ограниченной материальной ответственности либо полной материальной ответственности, не так-то просто.

Пленум Верховного суда РФ в вышеупомянутом Постановлении от 16.11.2006 № 52 (п. 4) разъяснил, что к обстоятельствам, имеющим существенное значение для правильного разрешения дела о возмещении ущерба работником, обязанность доказать которые возлагается на работодателя , в частности, относятся:

отсутствие обстоятельств, исключающих материальную ответственность работника;

противоправность поведения (действия или бездействие) причинителя вреда;

вина работника в причинении ущерба;

причинная связь между поведением работника и наступившим ущербом;

наличие прямого действительного ущерба;

размер причинённого ущерба;

соблюдение правил заключения договора о полной материальной ответственности.

Обратимся к судебной практике.

ООО «Автопилот» обратилось в суд с иском к бывшему главному бухгалтеру Пономарёвой П.В. о возмещении ущерба, причинённого работником при исполнении трудовых обязанностей, к которым относилось ведение бухгалтерского учёта, а также своевременное предоставление полной и достоверной отчётности.

Как указал истец, в нарушение ФЗ «О бухгалтерском учёте» ответчица на протяжении всей своей рабочей деятельности неоднократно и регулярно сдавала корректирующие отчеты в ФСС, в Пенсионный фонд, недостоверные отчеты в ИФНС (декларации ЕНВД) по результатам неверных данных бухгалтерского и налогового учета, отражаемых в учете организации. В результате ненадлежащего исполнения ответчицей своих должностных обязанностей ООО «Автопилот» многократно выплачивало пени и штрафы за различные нарушения законодательства РФ, чем, по мнению истца, подтверждается наличие причинно-следственной связи между действиями (бездействием) работника и причинённым ущербом. Для восстановления бухгалтерской отчётности после увольнения ответчицы ООО «Автопилот» было вынуждено привлечь стороннюю организацию и оплатить её услуги, что причинило истцу дополнительный ущерб в размере 42 950 руб. Истец просил суд взыскать с ответчицы ущерб в полном объёме.

Решением от 2 февраля 2015 года по делу № 2-700/2015 судом было отказано истцу в удовлетворении исковых требований. При этом, несмотря на все предоставленные истцом доказательства, суд пришёл к выводу «о нарушении истцом установленного ст. 247 ТК РФ порядка определения размера ущерба и причин его возникновения, вопреки требованиям ст. 56 ГПК РФ истец не предоставил суду достаточных, бесспорных и достоверных доказательств, подтверждающих факт причинения работодателю прямого действительного ущерба и его размер, вины ответчика в причинении данного ущерба, причинной связи между поведением работника и наступившим ущербом».

Примечательным в этом деле является также следующее обстоятельство. Истец утверждал, что при увольнении, с целью избежания привлечения к ответственности, ответчица совершила хищение своего трудового договора и трудовой книжки. В связи с этим генеральный директор ООО «Автопилот» обратился в правоохранительные органы, однако в возбуждении уголовного дела в отношении ответчицы по данному факту было отказано.

Соответственно, истец не смог предоставить в судебное заседание трудовой договор с ответчицей, что было расценено судом как самостоятельное основание для отказа в привлечении ответчика к ответственности. Суд указал: «Трудовой договор, заключённый между истцом и ответчиком и определяющий права, обязанности и ответственность Пономарёвой П.В. по занимаемой должности в материалах дела отсутствует, сторонами не представлен, что не позволяет сделать вывод о том, что трудовым договором ответчику устанавливалась материальная ответственность в полном размере».

Особый интерес в свете рассматриваемой темы, на взгляд автора, вызывает следующее дело, в рамках которого материальная ответственность была возложена не на главного бухгалтера, а на генерального директора (Решение от 11 сентября 2015 г. по делу № 2-5844/2015).

МРИ ФНС РФ № 7 по Краснодарскому краю обратилось в суд с иском к генеральному директору ООО «Охотская Строительная Компания» Купееву Т.К. о взыскании суммы материального ущерба в размере 12 606 739 рублей.

Инспекцией была проведена выездная налоговая проверка Общества по вопросам правильности исчисления и своевременности уплаты (удержания, перечисления) налогов и сборов, по результатам которой было вынесено решение о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения (уклонение от уплаты налогов и (или) сборов с организации).

Возражая против удовлетворения иска, представитель ответчика ссылался на имеющееся в материалах дела постановление об отказе в возбуждении уголовного дела, в котором указывалось, что причиной образовавшейся задолженности перед бюджетом РФ является факт допущенных ошибок в бухгалтерской программе, а именно: удвоение счетов-фактур в период её формирования, либо сбой в бухгалтерской программе при формировании книги покупок, но не умышленно совершённые действия; истцом окончательно не выявлена причина допущенных ошибок. Данное обстоятельство также было подтверждено главным бухгалтером Общества и бывшим директором Общества, допрошенными в качестве свидетелей.

Суд установил, что, несмотря на то, что Постановлением от 15 апреля 2015 года было отказано в возбуждении уголовного дела в отношении директора Общества Купеева Т.К. по факту уклонения от уплаты налогов по основаниям, предусмотренным п. 3 ч. 1 ст. 24 УПК РФ, в связи с истечением сроков давности уголовного преследования, материалами выездной налоговой проверки подтверждается уклонение директора Общества Купеева Т.К. от уплаты налогов. Соответственно, суд делает вывод о том, что Купеев Т.К., являясь руководителем юридического лица и его законным представителем в силу ст. 27 НК РФ, причинил ущерб бюджету РФ. Как указал суд, данная правовая позиция находит своё подтверждение в кассационном определении Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 30 июля 2014 года № 3-УДп14-2.

Допрошенная в качестве свидетеля ФИО показала суду, что она является главным бухгалтером Общества. Акт выездной налоговой проверки был получен, но обжалован не был. Согласно её показаниям, у Общества имелось имущество, на которое могло быть обращено взыскание для погашения налоговой задолженности, данное имущество было описано налоговым инспектором.

В итоге материальный ущерб был взыскан судом в полном объёме с директора Общества, а главный бухгалтер Общества прошла по делу как свидетель.

Вместе с тем в судебной практике встречаются примеры, когда работодателю удаётся возложить на главбуха обязанность возместить причинённый ущерб.

Так, Решением от 9 января 2014 г. по делу № 2-770/2014~М-9/2014 суд удовлетворил исковые требования работодателя о взыскании с главбуха причинённого ущерба.

ООО «СибТоргСервис» обратилось в суд с иском к Сафроновой И.Л. о возмещении ущерба, причинённого работником. По утверждению истца, в период работы ответчицей были допущены существенные нарушения по ведению бухгалтерского учёта, по сдаче отчётности, исчислению и уплате налогов в бюджет, которые привели к причинению убытков ООО «СибТоргСервис» .

У истца была произведена выездная налоговая проверка по вопросам правильности исчисления и своевременности уплаты (удержания, перечисления) различных налогов, в ходе которой было установлено, что Обществом была занижена сумма налога на добавленную стоимость, подлежащая уплате в бюджет; было выявлено расхождение показателей деклараций по НДС с книгами покупок организации, в которых ведётся регистрация счетов-фактур, выставленных продавцами, в целях определения суммы НДС, предъявляемой к вычету в установленном законом порядке. В результате этого Обществом была занижена сумма налога, подлежащая уплате в бюджет. Помимо этого, в результате занижения налоговой базы предприятием истца не уплачен налог на имущество в сумме ХХХ руб.; не было обеспечено своевременное и в полном объёме перечисление в бюджет сумм удержанного НДФЛ.

В связи с допущенными главбухом нарушениями истец понёс убытки, состоящие из убытков в виде уплаты пени по налогу на добавленную стоимость, пени по налогу на имущество организации, пени по налогу НДФЛ, штрафа по налогу НДС, штрафа по налогу на имущество организации, штрафа по НДФЛ.

Суд пришёл к выводу, что в силу ненадлежащего исполнения своих должностных обязанностей, предусмотренных трудовым договором, Сафронова И.Л. допустила нарушение действующего законодательства, что привело к причинению материального ущерба её работодателю на сумму ХХХ рублей, выразившегося в начислении штрафных санкций и восстановлении бухгалтерского и налогового учёта.

Суд указал, что данный вывод не противоречит разъяснениям, содержащимся в Письме Роструда РФ от 19.10.2006 года № 1746-6-1 «О материальной ответственности главного бухгалтера», которое к прямому действительному ущербу относит сумму уплаченных штрафов, наложенных на организацию по вине работника.

В итоге суд удовлетворил исковые требования ООО «СибТоргСервис» частично, взыскав с ответчицы в пользу истца денежную сумму в размере ХХХ рублей в счёт возмещения материального ущерба, причинённого работодателю, в пределах среднего месячного заработка.

Из вышесказанного следует, что возможность возложить на главбуха обязанность возместить причинённый работодателю в результате допущенных главбухом ошибок в области отчётности и налогов ущерб (частично, в размере среднего месячного заработка главбуха, либо в полном объёме) существует, что подтверждается соответствующими судебными прецедентами, однако на практике добиться этого не так просто, как того могло бы хотеться понесшему убытки работодателю.

Для обеспечения такой возможности работодателю необходимо тщательнейшим образом соблюсти ряд обязательных условий, среди которых особо хотелось бы выделить следующие:

В трудовом договоре с главбухом должны быть чётко и детально прописаны все обязанности главбуха, за неисполнение или ненадлежащее исполнение которых он и будет нести ответственность, в том числе и материальную, перед работодателем.

В трудовом договоре с главбухом (именно в самом тексте договора, а не в виде отдельного письменного соглашения) должно содержаться положение о полной материальной ответственности главбуха перед работодателем за неисполнение или ненадлежащее исполнение главбухом предусмотренных трудовым договором обязанностей последнего, повлекших причинение прямого действительного ущерба работодателю.

Необходимо скрупулёзно соблюсти предусмотренную ст. 247 ТК РФ процедуру, а именно: до принятия решения о возмещении ущерба работодатель обязан провести проверку для установления размера причинённого ущерба и причин его возникновения; для проведения такой проверки работодатель имеет право создать комиссию с участием соответствующих специалистов. При этом обязательно истребовать у главбуха письменное объяснение для установления причины возникновения ущерба (в случае отказа или уклонения главбуха от предоставления указанного объяснения составляется соответствующий акт).

Соблюдение нехитрых вышеуказанных формальностей в разы повысит вероятность того, что работодатель получит положительное решение суда о возмещении причинённого ему ущерба, ставшего результатом неисполнения или ненадлежащего исполнения главбухом обязанностей в области отчётности и налогов. Причём указанное возмещение, как отмечалось выше, может носить не частичный характер, при котором размер возмещения ограничивается средним месячным заработком главбуха, а полный.

Недавно мы рассказывали историю, которая никого не оставила равнодушным. С внештатного бухгалтера-пенсионерки взыскали по «субсидиарке» 2,7 млн налоговых долгов компании. По мнению следователей, преступный умысел бухгалтера, которая получала зарплату 20 тыс. рублей и даже не имела права подписи, заключался в том, что она ошиблась и применила ЕНВД. В итоге миллионный долг повесили на бухгалтера.

Рассказываем, что было дальше и почему бухгалтер решила бороться дальше.

Напомним, что было в первой части.

Бухгалтер, для дополнительного заработка к пенсии, имея статус ИП, в период с начала 2012 по конец 2013 года оказывала ООО «Темп» услуги по ведению бухгалтерского учета, подготовке и сдаче бухгалтерской и налоговой отчетности. Услуги оказывались на основании гражданско-правовых договоров об оказании услуг по ведению учета от 01.01.2012 г. и от 01.01.2013 г. Вознаграждение за оказываемые услуги по договору составляло 20 000 руб. в месяц (22 000 рублей — 2013 г.).

Подписание документов от имени Общества в ее обязанности согласно условиям договора не входило. Бухгалтерскую отчетность и налоговые декларации подписывал генеральный директор ООО «Темп».

По итогам налоговой проверки выяснилось, что при оказании услуг гражданско-правового характера она допустила ошибку — неправильно определила, какой режим налогообложения должно применять ООО «Темп» (на основе имевшихся у нее документов, по ее мнению, ООО «Темп» должно было применять ЕНВД).

По решению судов с пенсионерки, бывшего бухгалтера, по искам налоговых органов был взыскан ущерб, причиненный ею при совершении преступлений (уклонение от уплаты налогов и сокрытие денежных средств либо имущества организации) в размере 2,7 млн рублей.

Дело дошло до Конституционного суда, который в своем Постановлении от 8 декабря 2017 г. № 39-П по сути подтвердил законность взыскания недоимки с виновных физлиц, но с некоторыми уточнениями.

В соответствии с Постановлением КС, дело пересмотрено Красноуфимским районным судом Свердловской области по делу 23.03.2018 и взыскание недоимки с бухгалтера было отменено, НО это не конец истории.

— долг предприятия слишком рано переложили на бухгалтера. Пока предприятие числится в ЕГРЮЛ, требовать долг с физлица нельзя.

— можно привлечь к субсидиарной ответственности контролирующих лиц.

Но предприятие-банкрот и скоро ООО «Темп» исключат из ЕГРЮЛ, а суд в мотивировочной части решения:

— признал Ахмадееву Г.Г. надлежащим ответчиком;

— сделал вывод о том, что инспекцией доказан состав правонарушения для взыскания вреда;

— сделал вывод о том, что при разрешении вопроса о взыскании с физического лица вреда (неуплаченных налогов юридического лица) форма вины значения не имеет, а значит, инспекция вправе требовать взыскания, даже если отсутствует прямой умысел в действиях бухгалтера, и налоговая инспекция вновь подаст иск к бухгалтеру о возмещении вреда.

Продолжение детективной истории

20 апреля 2018 г. бухгалтер подала в суд апелляционную жалобу на решение Красноуфимского районного суда Свердловской области по делу № 2-1-300/2018 от 23.03.2018. Несмотря на то, что в иске инспекции отказано, и с резолютивной частью решения суда бухгалтер согласна, в мотивировочной части решения суда содержится ряд неправильных выводов, с которыми она категорически не согласна. Поэтому, чтобы не возникла преюдиция, принято решение просить апелляцию изменить мотивировочную часть судебного акта.

Кстати, обратите внимание:

На вполне предсказуемое письмо ФНС от 09.01.2018 г. № СА-4-18/45@ «О направлении для использования в работе постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 08.12.2017 № 39-П».

Письмо полно решимости выжать по максимуму и из решения КС, и из физлиц. Основные моменты письма ФНС:

— физлицо виновно априори, пока не докажет иное.
— штрафы можно взыскивать с физлица в пользу юрлица в других процедурах, чтобы потом взыскать с юрлица.
— получение личной выгоды физлицом за счет неуплаченных организацией налогов доказывается различными косвенными доказательствами: признаками улучшения благосостояния его, а также родственников и т.д.
— если доказана умышленность, то размер взыскания не снижается.
— невозможность взыскания с юрлица имеется не только в случае возвращения исполнительного листа, прекращения дела о банкротстве и т.п., но и путем анализа (. ) налоговым органом финансово-хозяйственного состояния организации. Т.е. достаточно заключения самой инспекции и можно подключать взыскание с физлиц.
— и если по результатам анализа инспекция выявила недостаточную доказательственную базу для взыскания с других лиц, то она может на это обстоятельство лишь указать, а доказывать не обязана. Физлицо само должно доказывать, что для взыскания с организации у инспекции достаточно доказательств.
— обеспечительные меры применяются к физлицу на стадии предварительного следствия.

В письме ФНС отмечено, что в 39-П отсутствуют правовые позиции о возможности подобного взыскания, если не было уголовного преследования, но не указывает, что взыскивать в таких случаях «вред» с физлица нельзя, т.е. отдано на рассмотрение инспекциям на местах.

Выводы

Таким образом, ошибка бухгалтера, а также иного консультанта, которая могла лишь способствовать возникновению условий для ненадлежащего исполнения организацией налоговых обязательств перед бюджетом, может, по мнению налоговых органов, позволить взыскать ущерб с этих физических лиц, даже если они не являются контролирующими должника лицами.

Условием для снижения риска взыскания ущерба с бухгалтера (консультанта) может быть четкое указание обязанностей в должностных инструкциях (договорах на оказание услуг), а в особых случаях использование п.8 ст.7 Закона «О бухгалтерском учете».

Да, это сложно и неприятно, но каждый сам выбирает, спорить с руководителем или весьма вероятно возмещать ущерб, причиненный бюджету.

Подборка наиболее важных документов по запросу Взыскание ущерба с главного бухгалтера (нормативно–правовые акты, формы, статьи, консультации экспертов и многое другое).

Судебная практика: Взыскание ущерба с главного бухгалтера

Статьи, комментарии, ответы на вопросы: Взыскание ущерба с главного бухгалтера

Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс:
Статья: Организация не вправе взыскивать налоговый штраф с главного бухгалтера
(Гришина О.П.)
("НДС: проблемы и решения", 2021, N 6) Руководствуясь ст. 233 и 238 ТК РФ, п. 4 Постановления Пленума ВС РФ N 52, п. 2 ст. 15 ГК РФ, ст. 119 НК РФ, суды при разрешении данного спора указали следующее. Штраф является мерой налоговой ответственности, а также в рамках законодательства о персонифицированном учете в сфере обязательного пенсионного страхования ответственностью, применяемой к юридическому лицу за совершенное правонарушение. Следовательно, уплата штрафа - непосредственная обязанность лица, привлеченного к ответственности. Поэтому сумма уплаченного организацией штрафа не может быть признана действительным ущербом, подлежащим возмещению в порядке привлечения работника к материальной ответственности. Взыскание штрафа с главного бухгалтера фактически приведет к освобождению организации от ответственности, а это противоречит целям Налогового кодекса и Федерального закона от 01.04.1996 N 27-ФЗ.

Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс:
Статья: Выплаченные по ошибке пособия назад не возвращают - ВС РФ
("Практическая бухгалтерия", 2020, N 10) Что же касается ответственности за неверно начисленные денежные средства - если начисление произошло по вине работника, например главного бухгалтера, работодатель может взыскать с него ущерб в порядке статьи 248 ТК РФ. Эти положения могут применяться по той же аналогии и к госслужащим. Поскольку служебный контракт с гражданским служащим - специфическая разновидность трудового договора, то на него тоже распространяются нормы трудового законодательства, регулирующие материальную ответственность.

Нормативные акты: Взыскание ущерба с главного бухгалтера

"Обзор судебной практики Верховного Суда Российской Федерации N 4 (2016)"
(утв. Президиумом Верховного Суда РФ 20.12.2016) Орган уголовно-исполнительной системы обратился в суд со встречным иском к С. о взыскании ущерба. В обоснование требований указано, что С., исполняя обязанности по должности главного бухгалтера, допускала нарушения при ведении бухгалтерского учета, в связи с чем органу уголовно-исполнительной системы был причинен ущерб, выразившийся в уплате штрафов и пени в налоговые органы за несвоевременную уплату налогов и других обязательных платежей. Заявитель просил суд взыскать с С. сумму ущерба в пределах ее среднемесячного заработка.

Иногда нарушения, которые были допущены главным бухгалтером, обнаруживаются уже после того, как он был уволен. Однако это не значит, что его нельзя привлечь к ответственности. Если действия уволенного главного бухгалтера привели к ущербу, взыскать его можно в судебном порядке. Рассмотрим пример из практики.

Судья рассмотрел гражданское дело по иску ООО «О» к Р. о возмещении ущерба.

Позиция истца

В исковом заявлении истец указал, что 01.08.2016 ответчик был принят на должность главного бухгалтера на 0,5 ставки по совместительству в ООО «О» и с ним был заключен трудовой договор на неопределенный срок. Ответчик 02.12.2016 был принят на должность главного бухгалтера на 0,5 ставки по совместительству в ООО «М», и с ним также был заключен трудовой договор на неопределенный срок. Приказами от 26.09.2017 Р. был уволен по соглашению сторон из ООО «О» и из ООО «М». В связи с увольнением ответчика организациями было принято решение заключить договор на оказание бухгалтерских услуг за III квартал 2017 г. с ООО «А». Между ООО «О» и ООО «А» 29.09.2017 был заключен договор на оказание бухгалтерских услуг. В тот же день ООО «А» подготовило письмо с указанием на невозможность выполнения заключенного договора по оказанию услуг по ведению бухгалтерского и налогового учета за III квартал 2017 г. (начисление заработной платы, расчет налогов, подготовку и подачу отчетности) из-за текущего положения бухгалтерского учета (отсутствует книга учета доходов и расходов за 2016 — 2017 гг.), требующего восстановления. Между ООО «О» и ООО «А» 31.10.2017 был заключен договор на оказание услуг по восстановлению бухгалтерского и (или) налогового учета, предметом которого было определено обязательство ООО «А» по восстановлению бухгалтерского и (или) налогового учета за период с 25.04.2016 по 30.06.2017. По итогу выполнения услуг был составлен акт от 31.03.2018, стоимость оказанных услуг составила 2728 руб. 12 коп. Для ведения бухгалтерского учета ООО «М» 03.10.2017 был также заключен договор с ООО «А». В день заключения договора ООО «А» в адрес ООО «М» было подготовлено письмо о невозможности выполнения услуг без восстановления бухгалтерского учета за период с декабря 2016 г. по июнь 2017 г., т.к. в предоставленной для работы базе бухгалтерской программы «1С:8.3» выявлены нарушения ведения бухгалтерского и налогового учета за период 2016 — 2017 гг. предыдущим бухгалтером: не произведена реформация баланса за 2016 г., не определен финансовый результат; заработная плата, трудовые отпуска сотрудников рассчитаны неверно и не соответствуют поданным отчетам; затраты (убыток) после закрытия 2016 г. не соответствуют декларации; неверно поданы декларации по НДС и прибыли за период с декабря 2016 г. по июнь 2017 г. Между ООО «М» и ООО «А» 31.10.2017 был заключен договор на оказание услуг по восстановлению бухгалтерского и (или) налогового учета, предметом которого было определено обязательство ООО «А» по восстановлению бухгалтерского и (или) налогового учета за период с 02.12.2016 по 30.06.2017. По итогу выполнения услуг был составлен акт от 29.12.2017, стоимость оказанных услуг составила 1808 руб. 11 коп. ООО «О» и ООО «М» также были понесены расходы по ведению бухгалтерского учета (за III квартал 2017 г.) на сумму 1071 руб. 92 коп. (акт от 29.09.2017) и на сумму 606 руб. 68 коп. (акт от 31.10.2017) соответственно. Вышеуказанные суммы были перечислены на расчетный счет ООО «А». В адрес ООО «М» 28.12.2017 региональная таможня направила постановление о наложении административного взыскания в размере 5 базовых величин (115 руб.) за совершение административного правонарушения, предусмотренного ст. 11.44 КоАП (непредоставление импортной статистической декларации в установленные сроки). Налоговыми органами у ООО «О» также были удержаны пени по налогу при упрощенной системе налогообложения за 2016 — 2017 гг., образовавшиеся в результате неверного расчета ответчиком налогооблагаемой базы при подаче декларации (удержание было обусловлено существующей переплатой). Также в декабре 2017 г. ООО «М» было реорганизовано в форме присоединения к ООО «О». Истец просил взыскать с ответчика Р. 2728 руб. 12 коп. в счет возмещения затрат, понесенных в связи с заключением договора по восстановлению бухгалтерского и (или) налогового учета за период с 25.04.2016 по 30.06.2017; 1808 руб. 11 коп. в счет возмещения затрат, понесенных в связи с заключением договора по восстановлению бухгалтерского и (или) налогового учета за период с 02.12.2016 по 30.06.2017; 1071 руб. 92 коп. и 606 руб. 68 коп. в счет возмещения затрат, понесенных в связи с заключением договоров по ведению бухгалтерского учета (за III квартал 2017 г.); 115 руб. в счет возмещения уплаченного штрафа; 40 руб. 27 коп. в счет возмещения уплаченных пеней при упрощенной системе налогообложения за 2016 — 2017 гг., образовавшихся в результате неверного расчета налогооблагаемой базы при подаче декларации, а всего 6370 руб. 10 коп., а также 302 руб. 48 коп. в счет возмещения оплаченной госпошлины, 400 руб. в счет возмещения расходов по оказанию юридической помощи.

Позиция ответчика

Ответчик Р. исковые требования фактически не признал, при этом не отрицал, что с его стороны при выполнении работы могли быть допущены какие-либо неточности и недочеты. Пояснил, что у него имеется основное место работы в УП «Б», где он работает в должности главного бухгалтера, работу в ООО «О» и ООО «М» по договоренности с руководством организаций в основном вел удаленно. Отметил, что до его трудоустройства в ООО «О» работу главного бухгалтера выполнял директор. Не оспаривал, что, приступив к выполнению обязанностей главного бухгалтера в ООО «О», некоторую ранее выполненную работу по ведению бухгалтерского учета ему пришлось корректировать, а где-то и восстанавливать. Обратил внимание суда на то обстоятельство, что 02.12.2016 в ООО «М» на должность бухгалтера была принята Г. По его просьбам последняя неоднократно выполняла работу по составлению отчетности, следовательно, возможные ошибки, выявленные при проверке бухгалтерского учета, могли образоваться не только по его вине. Касательно заявленной к взысканию с него суммы пояснил, что, по его мнению, она очень завышена, т.к., если бы организацию привлекли к административной ответственности за нарушение порядка ведения бухгалтерского учета, сумма штрафа составила бы от 1 до 5 базовых величин. Ввиду изложенного просил в удовлетворении требований ООО «О» отказать.

Решение суда

В силу ст. 400 ТК работник может быть привлечен к материальной ответственности при одновременном наличии следующих условий:

1) ущерба, причиненного нанимателю при исполнении трудовых обязанностей;

2) противоправности поведения (действия или бездействия) работника;

3) прямой причинной связи между противоправным поведением работника и возникшим у нанимателя ущербом;

4) вины работника в причинении ущерба.

При определении размера ущерба учитывается только реальный ущерб, упущенная выгода не учитывается, за исключением случая причинения ущерба не при исполнении трудовых обязанностей (п. 6 ст. 404 ТК).

Противоправным признается такое поведение (действие или бездействие) работника, при котором он не исполняет (или ненадлежащим образом исполняет) трудовые обязанности, возложенные на него ТК, коллективным, трудовым договорами.

Обязанность доказать факт причинения вреда, а также наличие других условий материальной ответственности лежит на нанимателе.

Работники, которые несут полную материальную ответственность на основании п. 1, 2, 4 и 6 ст. 404 ТК, обязаны доказать отсутствие своей вины в причинении вреда.

Недопустимо возложение на работника ответственности за вред, который относится к категории нормального производственно-хозяйственного риска (экспериментальное производство, введение новых технологий и т.д.).

Наниматель обязан создавать работникам условия, необходимые для нормальной работы и обеспечения сохранности вверенных им ценностей.

Согласно ст. 407 ТК определение размера причиненного ущерба производится в порядке, установленном законодательством.

Статья 409 ТК предусматривает, что суд может с учетом степени вины, конкретных обстоятельств и материального положения работника уменьшить размер ущерба, подлежащего возмещению.

Руководствуясь п. 26 постановления Пленума Верховного суда N 2, суд не вправе полностью освободить работника, виновного в причинении ущерба, от обязанности возместить ущерб, а может в соответствии со ст. 409 ТК с учетом степени его вины, конкретных обстоятельств и материального положения лишь уменьшить размер ущерба, подлежащего возмещению независимо от оснований материальной ответственности. В частности, суд может принять во внимание обстоятельства, препятствовавшие работнику выполнять надлежащим образом возложенные на него обязанности: отсутствие нормальных условий хранения, ненадлежащую организацию труда и т.д. При этом суду необходимо устанавливать, принимал ли работник зависящие от него меры к предотвращению ущерба.

При определении материального положения работника суду следует учитывать размер его заработка, сведения об иных основных и дополнительных доходах, семейное положение (количество членов семьи, наличие иждивенцев, удержания по исполнительным документам и т.д.).

Доводы представителя истца о том, что невыполнение или некорректное выполнение возложенных на ответчика должностных обязанностей главного бухгалтера привело к обращению к сторонней организации за восстановлением бухгалтерского и (или) налогового учета как ООО «О», так и ООО «М», нашли свое подтверждение в судебном заседании. Так, в письмах ООО «А» содержится четкий перечень недостатков в работе предыдущего главного бухгалтера, т.е. Р., устранение которых является фактическим препятствием для дальнейшего корректного ведения бухгалтерского учета. По результатам восстановления бухгалтерского учета ООО «М» и ООО «О» ООО «А» представило полные отчеты нарушений, допущенных ответчиком. Из анализа вышеуказанных отчетов усматривается, что нарушения были существенными и влияли на достоверность и корректность отчетов и бухгалтерских сведений, непринятие мер по восстановлению бухгалтерского и (или) налогового учета могло повлечь искажение бухгалтерских сведений и, соответственно, отчетов, представленных в соответствующие государственные органы, что подтверждается и свидетельскими показаниями исполнителя работ по восстановлению бухгалтерского учета в организациях.

Указание ответчика на то обстоятельство, что в период с 25.04.2016 по 01.08.2016 (до его трудоустройства) в ООО «О» работу главного бухгалтера выполнял директор, не имеет существенного значения при рассмотрении спора. Так, при оформлении трудовых отношений между Р. и руководителем ООО «О» была достигнута договоренность о приведении бухгалтерского учета за предыдущий период в надлежащее состояние (период был небольшим — фактически 1 квартал) и продолжение ведения бухгалтерского учета в рамках, предусмотренных законодательством, что и так являлось непосредственной обязанностью ответчика как главного бухгалтера, что стороны не отрицали в судебном заседании.

Доводы ответчика о том, что с 02.12.2016 в ООО «М» был принят бухгалтер Г., которая по его просьбе выполняла ряд поручений, в том числе и по составлению отчетности, следовательно, возможные ошибки, выявленные при проверке бухгалтерского учета, могли образоваться не только по его вине, не состоятельны. Так, при анализе должностных инструкций главного бухгалтера и бухгалтера дублирующих обязанностей не выявлено, каждый занимался своей работой по ведению бухгалтерии. При этом бухгалтер находится в непосредственном подчинении главного бухгалтера, соответственно, по поручению последнего мог выполнять какие-либо несвойственные его должностным обязанностям поручения, что подтверждается свидетельскими показаниями Г. Из пояснений последней также следует, что, действительно, некоторую работу, которую должен был выполнять ответчик, последний просил выполнить ее. Вместе с тем выполненная работа (составление какой-либо отчетности, внесение в бухгалтерскую программу каких-либо сведений) всегда была черновой и в обязательном порядке предоставлялась на проверку и корректировку главному бухгалтеру.

На основании изложенного суд полагает, что требования ООО «О» о взыскании с Р. 2728 руб. 12 коп. в счет возмещения затрат, понесенных в связи с заключением договора по восстановлению бухгалтерского и (или) налогового учета за период с 25.04.2016 по 30.06.2017, 1808 руб. 11 коп. в счет возмещения затрат, понесенных в связи с заключением договора по восстановлению бухгалтерского и (или) налогового учета за период с 02.12.2016 по 30.06.2017, подлежат удовлетворению.

Рассматривая требования истца о взыскании с Р. 1071 руб. 92 коп. и 606 руб. 68 коп. в счет возмещения затрат, понесенных в связи с заключением ООО «М» и ООО «О» с ООО «А» договоров по ведению бухгалтерского учета (за III квартал 2017 г.), суд находит также состоятельными, т.к. работа была выполнена ООО «А» по начислению заработной платы, расчету налогов, подготовке и подаче отчетности за III квартал 2017 г., т.е. за период, который при увольнении ответчика последний не подготовил, что было обусловлено длительным непоявлением последнего на работе, неведением соответствующей документации, что ответчик не отрицал.

Требования истца о взыскании с ответчика 115 руб. в счет возмещения уплаченного штрафа по постановлению региональной таможни суд находит обоснованными, поскольку обязанность по представлению импортной статистической декларации в апреле 2017 г. в установленные законодательством сроки лежала именно на главном бухгалтере, что Р. не отрицал.

Подлежит с ответчика к взысканию и сумма в размере 40 руб. 27 коп. в счет возмещения уплаченных пеней при упрощенной системе налогообложения за 2016 — 2017 гг., образовавшихся в результате неверного расчета ответчиком налогооблагаемой базы при подаче декларации, что Р. также не отрицал.

Таким образом, установлено, что ответчик знал обязанности главного бухгалтера, предусмотренные как соответствующей должностной инструкцией, так и нормативными и локальными правовыми актами, что сам подтвердил в судебном заседании. При этом ненадлежащее исполнение ответчиком своих обязанностей привело к затратам на восстановление бухгалтерского учета.

Принимая такое решение, суд исходит из того, что ответчик ненадлежащим образом выполнял свои должностные обязанности, его поведение было противоправным, повлекло за собой причинение ущерба нанимателю. Между поведением ответчика и наступившими последствиями имеется прямая причинная связь.

С учетом стажа, опыта работы на предприятии, семейного и материального положения ответчика суд, руководствуясь ст. 409 ТК, полагает необходимым уменьшить размер ущерба и взыскать с Р. в пользу ООО «О» общую сумму в счет возмещения затрат, связанных с восстановлением бухгалтерского учета, ведение бухгалтерского учета (за III квартал), оплаты штрафа и пеней в размере 5096 руб. 08 коп. (исковые требования удовлетворены на 80%).

В силу п. 27 постановления Пленума Верховного суда N 2 по делам о возмещении ущерба, причиненного при исполнении трудовых обязанностей, в силу ч. 4 ст. 241 ТК работники освобождаются от уплаты судебных расходов в доход государства независимо от результатов рассмотрения дела, однако они не освобождаются от возмещения судебных расходов истцу (нанимателю), в пользу которого состоялось решение (ст. 135 ГПК). Таким образом, с ответчика в пользу ООО «О» подлежат взысканию пропорционально удовлетворенной части иска судебные расходы по уплате госпошлины и по оплате юридической помощи в размере 561 руб. 98 коп. ((302,48 + 400) х 80%).

Юридическое лицо обратилось с иском о возмещении причиненного ущерба к бухгалтеру, который в прошлом привлекался к ведению бухгалтерского учета как по договору подряда, так и по трудовому договору. Суд удовлетворил иск частично и пришел к следующим выводам. Если работы, порученные бухгалтеру и оговоренные договором подряда, выполнены не полностью, что в свою очередь повлекло обоснованное привлечение стороннего лица для их выполнения, требования истца о взыскании с бухгалтера понесенных данных расходов подлежат удовлетворению.

Юридическое лицо для проверки качества оказанных бухгалтерских услуг может инициировать проведение независимого аудита. В рассматриваемом случае причиной обращения юридического лица в аудиторско-консалтинговую компанию послужили не результаты проверок компетентных органов или выявление реального ущерба, а желание истца разобраться в качестве и объеме выполненных работ. Из результатов аудиторского заключения не следует, что организации причин какой-либо ущерб, а просто выражено мнение о недостоверности бухгалтерской (финансовой) отчетности, при этом никаких предложений по решению имеющейся проблемы не приведено. Заключение в последующем договора подряда на восстановление бухгалтерского учета также обусловлено желанием истца привести свою бухгалтерию в надлежащее состояние. Следовательно, оснований к взысканию с ответчицы данных сумм суд не усмотрел. Рассмотрим этот пример из судебной практики подробнее.

Фабула дела

Судья рассмотрел гражданское дело по иску ООО к К. о возмещении ущерба. В исковом заявлении истец указал, что решением суда от 27.11.2017 по гражданском делу по иску К. к ООО было установлено следующее: 01.09.2014 К. была принята на должность главного бухгалтера по совместительству на 0,5 ставки в ООО и с ней был заключен трудовой договор на неопределенный срок. Двумя днями ранее (28.08.2014) между истицей и ООО был заключен договор подряда на выполнение работ по своевременному отражению на счетах бухгалтерского учета финансово-хозяйственных операций общества на период с 28.08.2014 по 31.12.2014. Приказом от 28.11.2014 К. была уволена по собственному желанию. Истица 01.12.2014 была оформлена в ООО по основному месту работы, и с ней вновь был заключен трудовой договор на неопределенный срок. Приказом от 15.06.2015 К. была уволена по собственному желанию 24.06.2015. Данным решением также было установлено, что на период, когда был заключен договор подряда (с 28.08.2014 по 31.12.2014), кроме работ указанных в п. 1.1. (своевременное отражение на счетах бухгалтерского учета финансово-хозяйственных операций общества), К. также выполняла работы по устранению недостатков в бухгалтерском учете за 2011 — 2012 гг. Вместе с тем истицей в установленное время не была предоставлена уточненная налоговая декларация за 2011 — 2012 гг. (период отчета 20.05.2015), что вызвало необходимость в привлечении стороннего лица для выполнения вышеуказанной работы. Так, 04.05.2015 между ООО и М. был заключен договор подряда на выполнение работы по восстановлению бухгалтерского учета за 2011 — 2012 гг. частично согласно сметы, цена договора составила 34890000 руб. По результатам работы 03.07.2015 между сторонами был подписан акт сдачи-приемки выполненных работ, в период 2015 — 2016 гг. сумма, причитающаяся по договору подряда, М. была выплачена.

Согласно приказу от 29.05.2015 по распоряжению директора ООО в целях установления фактического объема выполненных К. работ по договору подряда, работы в должности главного бухгалтера по совместительству и работы в должности главного бухгалтера по основному месту работы была создана комиссия для принятия остатков по счетам бухгалтерского учета. Комиссией 15.06.2015 были завизированы оборотно-сальдовые ведомости за 2014 г., оборотно-сальдовые ведомости за I квартал 2015 г. Из анализа указанных ведомостей был сделан вывод, что отражение финансово-хозяйственных операций на счетах бухгалтерского учета организации отсутствует, 2014 г. не закрыт, подлежат перепроверке внесенные ранее операции. Выявленные вышеизложенные факты послужили основанием для обращения в аудиторско-консалтинговую компанию ООО «Т» для проведения аудиторской проверки. В аудиторском заключении от 23.02.2017 по аудиту бухгалтерской (финансовой) отчетности ООО за период с 01.09.2014 по 24.06.2015 содержалось мнение аудитора о недостоверности бухгалтерской (финансовой) отчетности общества по состоянию на 31.12.2014, а также о недостоверности финансовых результатов деятельности и изменения финансового положения общества за тот же период в соответствии с законодательством Республики Беларусь.

Позиции сторон

На проведение аудита истцом была затрачена общая сумма в размере 1518 руб., из них вознаграждение аудитора составляет 1500 руб., 18 руб. — комиссионное вознаграждение банку. Оплата данных сумм была произведена 08.02.2017, что подтверждается соответствующими квитанциями. Ввиду выявленных аудитором нарушений истец вынужден был разрешить вопрос о восстановлении бухгалтерского учета за период с 01.08.2014 по 24.06.2015. Так, 03.04.2017 между ООО и М. был заключен договор подряда на восстановление бухгалтерского учета общества за период с 28.08.2014 по 24.06.2015. По результатам работы 10.07.2017 между сторонами был подписан акт сдачи-приемки выполненных работ. Истец просил взыскать с ответчицы 1518 руб. в счет возмещения затрат, связанных с аудиторской проверкой, 3489 руб. в счет возмещения затрат, связанных с заключением договора подряда на выполнение работы по частичному восстановлению бухгалтерского учета за 2011 — 2012 гг., 3500 руб. в счет возмещения затрат, связанных с заключением договора подряда на восстановление бухгалтерского учета общества за период с 28.08.2014 по 24.06.2015, судебные расходы.

В судебном заседании представитель истца заявленные требования поддержал, дал пояснения, аналогичные изложенному в иске, указав, что неполное и некачественным выполнение К. работ как по договору подряда, так и работы в должности главного бухгалтера по совместительству и работы в должности главного бухгалтера по основному месту работы могло причинить значительный ущерб предприятию. Для выявления и устранения недостатков по результатам работы ответчицы ООО вынуждено было обратиться в аудиторскую компанию, а затем и к стороннему лицу для предотвращения возможных негативных последствий для организации, что, соответственно, привело к значительным материальным затратам. На основании изложенного просил удовлетворить заявленные требования в полном объеме.

Ответчица исковые требования не признала, полагает, что ее вины в понесенных ООО затратах на проведение аудиторской проверки и восстановление бухгалтерского учета за 2011 — 2012 гг. и за период с 01.08.2014 по 24.06.2015 нет. Эти затраты, по ее мнению, были понесены по собственной инициативе истца и были направлены на восстановление бухгалтерского учета, который длительное время находился у них в запущенном состоянии. Также отметила, что при приеме на работу (01.08.2014) по акту ей не передавались никакие бухгалтерские документы, бухгалтерский учет был запущен, что, собственно, сам наниматель не отрицал. Фактически главным условием при приеме на работу было поддержание бухгалтерского учета в ее рабочий период в действующем состоянии и постепенное приведение его в порядок, что она и выполняла путем проверки и анализа ранее внесенных сведений, а в их отсутствие — введением соответствующей информации в бухгалтерскую программу. Также отметила, что поскольку имеющаяся на предприятии бухгалтерская программа была устаревшей, многие сведения необходимо было вводить вручную, что, соответственно, влекло за собой затрату более длительного времени для выполнения работы. Ввиду изложенного просила в удовлетворении требований ООО отказать.

Решение суда

Судом установлено, что 27.11.2017 было рассмотрено гражданское дело по иску К. к ООО о признании договора подряда неотъемлемой частью трудового договора, взыскании окончательного расчета, среднего заработка за задержку расчета при увольнении. По результатам рассмотрения дела было вынесено решение от 27.11.2015, которым постановлено взыскать с ООО в пользу К. 14521405 руб. в счет выполненных работ по договору подряда, 505312 руб. окончательного расчета, 24404640 руб. среднего заработка за задержку расчета при увольнении, а всего 39431357 руб.

Доводы представителя истца о том, что истицей в установленное время и по договоренности, состоявшейся при заключении договора подряда от 28.08.2014, о выполнении работы по устранению недостатков в бухгалтерском учете за 2011 — 2012 гг. не была предоставлена уточненная налоговая декларация за 2011 — 2012 гг. (период отчета 20.05.2015), что вызвало необходимость в привлечении стороннего лица для выполнения вышеуказанной работы, а предприятие понесло соответствующие затраты, что, по его мнению, является основанием для взыскания затраченной суммы с ответчицы, являются состоятельными. Так, решением суда от 27.11.2015 было установлено, что кроме работ указанных в п. 1.1 договора подряда от 28.08.2014, заключенном между К. и ООО (своевременное отражение на счетах бухгалтерского учета финансово-хозяйственных операций общества), К. также выполняла работы по устранению недостатков в бухгалтерском учете за 2011 — 2012 гг., что согласно действующему законодательству не подлежит повторному доказыванию. Вместе с тем оговоренные работы ответчицей фактически выполнены не были, о чем представитель ООО указывал при рассмотрении гражданского дела по иску К. к ООО. Невыполнение работ по восстановлению бухгалтерского учета за 2011 — 2012 гг. и непредставление в установленное время налоговой декларации за 2011 — 2012 гг. (период отчета 20.05.2015) вызвали необходимость в привлечении стороннего лица для выполнения вышеуказанной работы.

Таким образом, суд приходит к выводу о том, что поскольку К. работы, оговоренные договором подряда, фактически не были приняты — сдача-приемка работ не производилась, акт выполненных работ не составлялся, однако суммы к выплате были начислены самой же ответчицей, а при этом в последующем было выявлено, что оговоренные работы по восстановлению бухгалтерского учета за 2011 — 2012 гг. выполнены только частично, что, в свою очередь, повлекло обоснованное привлечения стороннего лица для их выполнения, требования истца о взыскании с К. 3489 руб. подлежат удовлетворению.

Судом также установлено, что согласно приказу от 29.05.2015 по распоряжению директора ООО в целях установления фактического объема выполненных К. работ по договору подряда, работы в должности главного бухгалтера по совместительству и работы в должности главного бухгалтера по основному месту работы была создана комиссия для принятия остатков по счетам бухгалтерского учета. Комиссией 15.06.2015 были завизированы оборотно-сальдовые ведомости за 2014 г., оборотно-сальдовые ведомости за I квартал 2015 г. Из анализа указанных ведомостей был сделан вывод, что отражение финансово-хозяйственных операций на счетах бухгалтерского учета организации отсутствуют, 2014 г. не закрыт, подлежат перепроверке внесенные ранее операции. Выявленные вышеизложенные факты послужили основанием для обращения в аудиторско-консалтинговую компания ООО «Т» для проведения аудиторской проверки. В аудиторском заключении N 06-17 от 23.02.2017 по аудиту бухгалтерской (финансовой) отчетности ООО за период с 01.09.2014 по 24.06.2015 содержалось мнение аудитора о недостоверности бухгалтерской (финансовой) отчетности общества по состоянию на 31.12.2014, а также о недостоверности финансовых результатов деятельности и изменения финансового положения общества за тот же период в соответствии с законодательством Республики Беларусь. При этом на проведение аудита истцом была затрачена общая сумма в размере 1518 руб., из них вознаграждение аудитора составляет 1500 руб., 18 руб. — комиссионное вознаграждение банку. Оплата данных сумм была произведена 08.02.2017, что подтверждается соответствующими квитанциями. По результатам аудиторского заключения истец пришел к выводу о необходимости разрешения вопроса о восстановлении бухгалтерского учета за период с 01.08.2014 по 24.06.2015. Так, 03.04.2017 между ООО и М. был заключен договор подряда на восстановление бухгалтерского учета общества за период с 28.08.2014 по 24.06.2015. По результатам работы 10.07.2017 между сторонами был подписан акт сдачи-приемки выполненных работ. М. была произведена выплата причитающейся по договору подряда суммы за выполненные работы: 31.07.2017 — 1950 руб.; 26.09.2017 — 760 руб.; 19.12.2017 — 300 руб., а всего на общую сумму 3010 руб. Оставшаяся сумма в размере 490 (3500 — 3010) руб. перечислена с счетом уплаты подоходного налога и отчислений в пенсионный фонд.

Указание представителя истца о том, что с ответчицы подлежат к взысканию суммы, понесенные в счет возмещения затрат, связанных с заключением договора по оказанию аудиторских услуг и договора подряда на восстановление бухгалтерского учета общества за период с 28.08.2014 по 24.06.2015 в общей сумме 5018 руб., суд находит несостоятельным. Так, в судебном заседании сторонами не отрицалось, что на момент оформления трудовых отношений с К. бухгалтерский учет длительное время не велся, первичная документация обрабатывалась частично, многие сведения на бухгалтерских счетах не отражались, что также согласуется с показаниями свидетеля М. Ответчица за непродолжительный период работы постепенно заполняла имеющиеся в бухгалтерском учете пробелы, вносила сведения, анализировала и аккумулировала первичную документацию, что фактически представитель истца не отрицал. То обстоятельство, что К., как следует из пояснений представителя истца, выполняла работу медлительно, не имеет существенного значения для разрешения спора. Необходимо отметить, что причиной обращения ООО в аудиторско-консалтинговую компанию послужили не результаты проверок компетентных органов или каких-либо замечаний, поступивших от них, и не выявление реального ущерба, а желание истца разобраться в качестве и объеме выполненных работ ответчицей. Из результатов аудиторского заключения не следует, что организации причинен какой-либо ущерб, а просто выражено мнение о недостоверности бухгалтерской (финансовой) отчетности, при этом никаких предложений по реализации имеющейся проблемы не приведено. Заключение в последующем договора подряда на восстановление бухгалтерского учета также обусловлено желанием истца привести свою бухгалтерию в надлежащее состояние. Следовательно, оснований к взысканию с ответчицы вышеуказанных сумм судом не усматривается.

На основании изложенного суд решил взыскать с К. в пользу ООО 3489 руб. в счет возмещения затрат, связанных с заключением договора подряда на выполнение работы по частичному восстановлению бухгалтерского учета за 2011 — 2012 гг., 142 руб. 15 коп. в счет возмещения расходов по уплате госпошлины, а всего 3631 руб. 15 коп., в удовлетворении остальной части исковых требований отказать.

Читайте этот материал в ilex >>*
*по ссылке Вы попадете в платный контент сервиса ilex

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: