Едина ли судебная система рф за и против

Обновлено: 13.04.2024


Авторы осуществляют теоретический анализ правовой природы единства государственной власти. В данном контексте раскрывается правовая природа единства судебной власти как ключевой конституционной основы по организации и осуществлению правосудия.

Ключевые слова: единство, судебная власть, правосудие.

Проблемы, связанные с организационным и процессуальным единством судебной власти, сегодня стали одним из краеугольных камней отечественной судебной системы. Неопределенность соотношения самостоятельности, независимости и единства судебной власти приводят к дисбалансу судебной системы. Представляется, что концептуальная разработка и раскрытие конституционно-правовой природы единства судебной власти является сегодня одной из ключевых задач для отечественной юридической науки.

При этом следует сказать, что изучение данного вопроса осуществлялось еще дореволюционной юридической наукой. Так, раскрывая юридическую природу единства судебной власти А. Н. Филиппов утверждал: «Если в государстве допустить две или три отдельные судебные власти, с разной подсудностью и одинаковыми верховными правами, то кто же тогда гарантирует, что при их одинаковом верховенстве и самостоятельности, они не будут вмешиваться в дела друг друга, и между ними не будут происходить постоянные стычки? В конце концов, не будет ли унизительным для достоинства верховной судебной власти, когда ей будет доверен только ограниченный круг дел, другие же дела будут изъяты из ее компетенции и переданы другой власти. Поэтому ни сущность судебной власти, ни ее достоинство не допускают того, чтобы в государстве были, с точки зрения предмета, различные судебные власти. Разграничение судебной власти на — гражданскую, уголовную, военную, коммерческую или административную — допускать нельзя. Допустима только единственная верховная судебная власть, с различными ее органами или подразделениями» [7].

На таких же позициях стоял И. Я. Фойницкий, который считал, что уравновешенность судебной власти заключается в единстве ее организации, которая обеспечивает ей авторитет и силу. Объединение судебной власти и обеспечение ее внешней самостоятельности реализуется путем подчинения всех судебных дел высшему кассационному надзору одного суда. Любые отступления от такого порядка приводят к раздроблению судебной власти и ее ослаблению. Единство, необходимое для внешней самостоятельности судебной власти, подрывается чрезмерной пестротой судебных учреждений путем внедрения многочисленных специализированных судилищ. Каждый гражданин должен легко и быстро находить суд, призванный защищать его права [8].

Негативным фактором, ограничивающим единство судебной власти, по мнению В. К. Случевского, является введение в государстве чрезвычайных или особых судов, которые предназначены для рассмотрения отдельных уголовных дел или их особых категорий. Деятельность этих судов фактически устанавливает границы деятельности общих судов, а значит, ограничивает принцип единства судебной власти [6].

Проведенный анализ дореволюционных исследований свидетельствует, что прошлое поколение отечественной науки оставило нам теоретические основы относительно единства судебной власти как важной основы правосудия. При этом ученые прошлой эпохи достаточно четко осознавали проблемы, которые могут возникнуть в случае разделения судебной власти на отдельные, обособленные ветви и отрицание единства кассационной инстанции.

Обобщая основные теоретические положения сосредоточим внимание на следующем. Принцип единства судебной власти коренится в целостности государственной власти, единственным источником которой является народ. В то же время единство судебной власти заключается в целостности ее организации и деятельности, что обеспечивает ей внешнюю самостоятельность и, помимо прочего, воплощается подчинением всех судебных дел высшему кассационному надзору одного суда. Обеспечения в государстве правосудия, как общей цели судебной власти, осуществляется путем кассационного надзора за правильным толкованием закона и его однообразным применением. Единственный в стране кассационный суд должен направлять судебную практику в одно русло и обеспечивать целостность права и его верховенство. Тем самым кассационный суд по своему назначению призван гарантировать в государстве правильность правосудия, путем обеспечения единства судебной деятельности.

Опасность нарушения единства судебной власти возникает тогда, когда в государстве вводятся чрезвычайные или особые суды.

Сегодня принцип единства судебной власти составляет основу построения судебных органов по вертикали как в унитарных, так и федеративных государствах, а свое закрепление находит в судоустрийном законодательстве или прямо в конституциях.

Хотя, как справедливо утверждает А. А. Девликамов, этот принцип в унитарных и федеративных государствах имеет разный смысл. Если в унитарном государстве единство судебной власти и судебной системы построено на принципе централизации, то есть на основе создания одноуровневой иерархической структуры судебных органов, то в федерации судебная власть и система судебных органов формируются на основе сочетания централизации и децентрализации [2].

При существовании в судебных системах специализированных судов различное толкование закона, по мнению И. И. Котюк, растет «в арифметической прогрессии». Каждое звено специализированных судов отражает не общественные политико-правовые и социально-экономические интересы, а исключительно интересы «своего» общественного спектра. И именно под влиянием этих узконаправленных интересов стремится всегда «по-особому» толковать закон. Вследствие несовершенства законодательства и неодинакового его толкования в судебной системе объективно возникает конкуренция судебных решений, что всегда может перерасти в глобальную проблему неопределенности в праве. Именно для ее преодоления и обеспечения одинакового применения правовых норм всеми без исключения судами страны и образуется Верховный суд как единая кассационная инстанция, как суд, который своими решениями утверждает единую для всех остальных судов низшего уровня логику применения правовых норм, единую логику рассмотрения соответствующих категорий дел [3].

Тем самым, основу единства судебной власти должно составлять единство судебного правоприменения, которое воплощается путем одинаковой реализации правовых стандартов в правоприменительной практике на основе справедливого судебного разбирательства и в целях обеспечения верховенства права на всей территории государства.

По определению Г. А. Вишневский единство судебной власти — это сложноструктурированное многокомпонентное ее качество, в котором выделяются определенные ее составляющие. Такими компонентами являются единые цели и задачи судебной власти, организационно-правовое единство, единые принципы организации и деятельности, функции, основные субъекты, механизмы и взаимосвязи элементов судебной власти, которые только в совокупности и взаимодействии придают этому сложноорганизованному объекту качества единства [1].

Теоретической основой становления концепции единства судебной власти является законодательно закрепленное понятие единства судебной системы. Принцип единства судебной системы РФ нашел свое отражение как в нормах Конституции РФ, так и в статье 3 Федерального конституционного закона от 31.12.1996 № 1-ФКЗ «О судебной системе Российской Федерации». Понятие «принцип единства судебной системы» в законодательстве не определено, но в статье 3 Федерального конституционного закона от 31.12.1996 № 1-ФКЗ закреплено, что единство судебной системы РФ обеспечивается через установление судебной системы РФ Конституцией РФ и данным законом, обязанностью соблюдения правил судопроизводства всеми судами, применения всеми судами единого материального права, обязанностью исполнения судебных постановлений на всей территории РФ, законодательного закрепления единства статуса судей, финансирования судов из федерального бюджета.

Препятствием для формирования единой судебной системы в России является ее сложная и запутанная структура. В российской судебной системе можно выделить федеральные суды РФ и суды субъектов РФ, а также конституционные суды, суды общей юрисдикции и арбитражные суды. Отметим, что Верховный Суд РФ является высшим судом для всех судов общей юрисдикции и арбитражных судов. Однако, Конституционный Суд РФ не является ни высшим судом, ни вышестоящей инстанцией для конституционных (уставных) судов субъектов РФ. Таким образом, можно сделать вывод, что Конституционный Суд РФ и конституционные (уставные) суды субъектов РФ не составляют единой иерархической системы, они занимают обособленное положение в судебной системе страны.

Существующая организация судебной системы России, которая представлена тремя ветвями судебной власти, не согласуется с принципом единства судебной системы. Разделение судебной деятельности в зависимости от вида судебных дел, выраженное в особенностях конституционного, гражданского, уголовного и административного судопроизводства, не требует разграничения судебной системы на соответствующие ветви судебной системы. Не исключается включение конституционной юстиции в единую судебную систему. Целесообразность объединения Верховного суда РФ и Высшего арбитражного суда РФ в 2014 году лишь отчасти решила задачу по формированию действительно единой судебной власти в России.

С учетом неделимости судебной власти и судебной системы, как ее организационным воплощением, основа единства распространяется и на судебную власть в целом. Анализ закономерностей функционирования судебной системы (равновесие, единство, стабильность, устойчивость к внешним воздействиям) подтверждает, что в системе судов России общие принципы ее построения соблюдаются частично. Хаотическое реформирование приводит к образованию в ней новых элементов, которые нарушают равновесие, подрывают единство, что приводит к снижению качества правосудия.

В. Ф. Попондопуло предложил объединить все ветви судебной власти во главе с Верховным судом Российской Федерации и в рамках единой федеральной судебной системы создать «подразделения» (палаты, коллегии и т. п.), специализирующиеся на разрешении дел о соответствии Конституции Российской Федерации (юрисдикция Конституционного Суда Российской Федерации), на рассмотрении экономических споров (юрисдикция арбитражных судов), административных споров (разрозненная юрисдикция) и т. д. [5]. Аналогичной позиции придерживаются А. В. Малков и В. В. Нырков [4].

Действительно, единство судебной системы, возглавляемой одним высшим судебным органом, может обеспечить единство правоприменительной практики, а решение проблемы раздробленности судебной системы Российской Федерации повысит эффективность работы судов по отправлению правосудия, обеспечит действительную независимость и самостоятельность судебной системы от других ветвей власти.

  1. Вишневский Г. А. Единство судебного правоприменения как способ обеспечения верховенства права / Г. А. Вишневский // Право. — 2011. — № 2. — С.13.
  2. Девликамов А. А. Судебная власть в федеральном государстве: сравнительно-правовое исследование / А. А. Девликамов: Автореф. к.ю.н. — 12.00.01. — М., 2007. — С. 15–16.
  3. Котюк И. И. Актуальные проблемы организационного, процессуального и методологического обеспечения познавательных процессов в сфере современного судопроизводства / И. И. Котюк // Криминалистика и судебная экспертиза. -2009. — Выпуск № 55. — С. 15–16, 18
  4. Малько А. В., Нырков В. В. Концепция правозащитной политики в современной России: проблемы и необходимость формирования // Правоведение. 2013. № 4 (309). С. 126.
  5. Попондопуло В. Ф. Система третьей власти: от горизонтальной организации к вертикальной // Закон. 2004. № 10. С. 114.
  6. Случевский В. К. Учебник русского уголовного процесса / В. К. Случевский. — Введение. Судоустройство. — М.: Зерцало, 2008. — С.112.
  7. Филиппов М. А. Судебная реформа в России: В 2-х т. / М. А. Филипов. — СПб.: Типография В.Тушнова, 1871–1875. — Т.1. — 1871. — С.425–426.
  8. Фойницкий И. Я. Курс уголовного судопроизводства / И. Я. Фойницкий. — С.Пб.: Альфа, 1996.- Т.І. -С.159- 160.

Основные термины (генерируются автоматически): судебная власть, судебная система, принцип единства, суд, единство, Российская Федерация, внешняя самостоятельность, суд субъектов РФ, судебная система РФ, Верховный суд.


В данной статье сравниваются судебные системы РФ и США. Дана краткая характеристика звеньев судебной системы стран и выявлены отличия двух систем. Итогом работы является выделения преимуществ и недостатков судебных систем данных стран.

Ключевые слова: англосаксонская правовая система, прецедентное право, судебная система, судебные органы, суды общей юрисдикции, звено судебной системы, юрисдикция, апелляция, кассация, конституционный контроль, инстанция, дуализм, присяжные заседатели, штаты, субъекты.

This article compares the judicial systems of Russia and the USA. A brief description of the levels of the judicial system of the countries and identified the differences between the two systems. The result of the work is to highlight the advantages and disadvantages of the judicial systems of these countries.

Key words: Anglo-Saxon legal system, case law, judicial system, judicial bodies, courts of General jurisdiction, link of judicial system, jurisdiction, appeal, cassation, constitutional control, instance, dualism, jurors, States, subjects.

Во все времена образцом идеального устройства государства были США, за которым следовали все остальные страны. Но какое устройство судебной системы США, есть ли у него особенности, недостатки и преимущества? В данной научной статье описаны некоторые из них.

Главной особенностью США, как и других стран с англосаксонской правовой системой является прецедентное право — свод юридических принципов и правил, в которых даётся письменное разъяснение судебных решений, применяемых в дальнейшем для решения подобных дел. В России же есть стройная система правовых источников, главным среди которых является нормативно-правовой акт.

Американские суды не составляют единой судебной системы [2]. Например, одно и то же дело могут рассматривать сразу несколько судебных органов. Существует система федеральных судов и самостоятельной судебной системы 50 штатов, округа Колумбия и 4 федеральных территорий. К судам Штатов относятся суды общей юрисдикции, Верховный суд штата, суды специальной юрисдикции, суды ограниченный юрисдикции, апелляционные суды.

Суды общей юрисдикции являются первым звеном судебной системы. Они рассматривают все виды уголовных и гражданских дел. Судьи рассматривают дела либо единолично, либо с участием присяжных заседателей. Данные суды также выступает апелляционной инстанцией по отношению к судам специальной юрисдикции, а решение этих судов могут быть обжалованы в апелляционном суде.

Апелляционные суды были введены для разгрузки Верховных судов штатов. Они рассматривают в апелляционном порядке жалобы на решения судов общей юрисдикции. В рассмотрение дел принимают участие коллегия из трех судей.

Суды специальной юрисдикции рассматривают дела о налоговых, земельных, семейных и наследственных спорах, а также дела о нарушении правила дорожного движения, жалобы на действия либо бездействия должностных лиц.

Суды ограниченной юрисдикции рассматривают дела о незначительных преступлениях и правонарушениях. Главной особенностью данных судов является необязательность профессиональной подготовки для судей данных судов.

Верховный суд штата обладает исключительным правом толкования конституции штатов, также они оценивают законодательство штатов, издают судебные приказы, в большинстве случаев они рассматривают жалобы на решения нижестоящих судов. Состав входят 5–9 судей, из которых одного выбирают председателем.

Систему федеральных судов США составляет: окружные суды, апелляционные суды, специализированный федеральные суды и Верховный Суд США.

Окружные суды — это основное звено судебной системы федеральных судов. Они рассматривают в качестве первой инстанции гражданские и уголовные дела, входящие в компетенцию федеральной юстиции. В настоящее время на территории США действует 95 окружных судов. В состав данных судов входят от 2 до 27 судей.

Апелляционные суды — это промежуточное звено судебной системы, на данный момент насчитывается 13 апелляционных судов, в состав каждого из них входят от 4 до 23 судей, в число которых входит и представитель Верховного Суда США. Они являются судами первой и второй инстанции.

Верховный Суд США возглавляет всю судебную систему США и состоит из 8 судьей и Председателя, который назначается Президентом США, и утверждаются Сенатом. В качестве суда первой инстанции рассматривает споры между штатами, а в качестве суда второй инстанции рассматривает жалобы на решения нижестоящих судов. Он и осуществляет конституционный контроль, ведь в отличие от России в Соединенных Штатах Америки нет Конституционного суда.

Судебная система РФ устанавливается Конституции РФ (часть 3 статьи 118,статья 125- 127) и законом о судебной системе, с учётом федеративного и административно-территориального устройства страны, что обеспечивает единство всей судебной системы, так как ставит перед судами одинаковые задачи правосудия и устанавливает объем полномочий.

В Российской Федерации действуют две группы судов федеральные суды и суды субъектов Российской Федерации [1]. К федеральным судам относятся Конституционный Суд Российской Федерации, Верховный Суд Российской Федерации, верховный суды субъектов Российской Федерации, районные и специализированные суды, арбитражные суды округов, арбитражные апелляционные суды, арбитражные суды субъектов Российской Федерации и специализированные арбитражные суды. К судам субъектов Российской Федерации относятся конституционные (уставные) суды субъектов и мировые судьи.

Мировые судьи в Российской Федерации в качестве первой инстанции рассматривают уголовные дела, за которых максимальное наказание 3 года лишения свободы, гражданские дела, за которое сумма иска не превышает 50000 руб., а также административные дела. Мировые судьи относятся к судам общей юрисдикции [3].

Судьей может стать гражданин Российской Федерации, достигший 25 лет, который имеет высшее юридическое образование, не менее 5 лет стажа работы в юридической сфере и сдавший квалификационный экзамен. Мировой судья назначается на должность законодательным органом государственной власти субъекта Российской Федерации либо избирается населением субъекта. Срок пребывания в должности мирового судьи составляет 5 лет.

Конституционные (уставные) суды субъектов Российской Федерации дают толкование конституций (уставов) субъектов Российской Федерации, проверяют на соответствие конституциям (уставам) субъектов Российской Федерации нормативно — правовых актов органов местного самоуправления субъектов Российской Федерации, участвуют в процессе отречения главы субъекта от должности. Данные суды действуют независимо от федерального Конституционного Суда, поэтому его решение является окончательным и не подлежит обжалованию в федеральный Конституционный Суд РФ.

Конституционный суд Российской Федерации — это судебный орган конституционного контроля, главной функцией которого является проверка на соответствие Конституции Российской Федерации всех нормативно-правовых актов, разрешение споров между государственными органами. Только Конституционный Суд Российской Федерации имеет право давать толкование Российской Федерации, проверяет конституционность закона, применяемого в конкретном деле, по жалобам граждан, права и свободы которых были нарушены, выступает законодательной инициативой и др. Конституционный суд состоит из 19 судей.

Верховный Суд РФ-это высшее звено судебной системы, решения которого не подлежат обжалованию, ведь они являются окончательными. Он рассматривает уголовные, гражданские, административные дела, а также рассматривает экономические споры, выступает в качестве апелляционной, кассационной и надзорной инстанции, обращается в Конституционный Суд с запросами о проверке конституционности закона и др. Структура Верховного Суда РФ состоит из: Пленума и Президиума Верховного Суда РФ, судебной коллегии по административным, гражданским и уголовным делам, экономическим спорам, по делам военнослужащих, апелляционная коллегия и дисциплинарная коллегия.

Военные суды являются федеральными судами РФ, которые относятся к судам общей юрисдикции. Они рассматривают гражданские, административные дела, а также дела о преступлениях, совершённых военнослужащими. В структуру военных судов входят: гарнизонные военные суды, окружные (флотские) военные суды и Верховный Суд РФ.

Районные суды относятся к судам общей юрисдикции, а также являются федеральными судами. Данный суд рассматривает жалобы в апелляционном порядке на решения мировых судей, а также в качестве первой инстанции рассматривают уголовные дела(дела рассматриваются судьями единолично либо коллегиально с участием 6 присяжных заседателей), гражданские и административные дела(единолично).

Арбитражные суды субъектов РФ осуществляют следующие полномочия: рассматривают в первой инстанции все дела, подведомственные арбитражным судам, изучают и обобщают судебную статистику и практику, обращаются в Конституционный Суд с запросом о конституционности закона и др. На данный момент на территории РФ действует 83 арбитражных судов субъектов [4].

Арбитражные апелляционные суды рассматривают в порядке апелляционной инстанции, не вступившие в законную силу судебные постановления арбитражных судов субъектов РФ. Состоит из: Президиума арбитражного апелляционного суда и судебных коллегий по рассмотрению гражданских и административных правоотношений. На данный момент на территории РФ действует 21 арбитражный апелляционный суд.

Федеральные арбитражные суды округов рассматривают в кассационном порядке, вступившие в законную силу судебные постановления арбитражных апелляционных судов и арбитражных судов субъектов РФ. На данный момент на территории РФ действуют 10 федеральных арбитражных судов округов. Арбитражный суд округа действует в составе президиума и судебных коллегий по рассмотрению споров, возникших из гражданских и административных правоотношений.

Таким образом, в Российской Федерации существует единая судебная система, а также каждый суд рассматривает определенные подсудные только ему дела [5]. Например, арбитражные суды рассматривают дела по коммерческим и экономическим спорам. В американских же судах недостаток в том, что нет специализации, например, Верховный Суд США рассматривает гражданские и уголовные дела, а также осуществляет конституционный контроль, что обуславливает его загруженность и неясность распределения полномочий. Американская судебная система отличается дуализмом, так как две судебной системы совершенно независимы друг от друга и большинство гражданских дел решаются в судах штатов, а апелляционный федеральные суды не имеют право рассматривать апелляции на решение судов штатов, что доказывает автономность деятельности судов. Единству всей системы судов Российской Федерации способствует Конституция Российской Федерации и федеральные законы, которые имеют верховенство перед нормативно-правовыми актами субъектов Российской Федерации, что отсутствует в США, так как устройство судов каждого из штатов зависит от их собственных источников права. Это создаёт хаос и сложность понимания судебной системы США, поэтому даже по незначительным судебным спорам граждане США вынуждены пользоваться услугами опытных юристов.

Однако, несмотря на данные недостатки, судебная система США имеет преимущества, например, количество оправдательных приговоров в США выносится больше, чем в России, так за 2014 год в США было вынесено 18 % оправдательных приговоров, в то время как в России было вынесено всего 4,5 %. В этом и заключается главный недостаток судебной системы России.

  1. Правоохранительные органы Российской Федерации: учебник / отв.ред. Ю. А. Ляхов.- М.: Норма: ИНФРА-М, 2018.-416 с.
  2. Судебные системы зарубежных государств: учеб.-метод. пособие для студентов юрид. спец. БГУ / В. Н. Бибило. — Минск: БГУ, 2012. — 93 с.
  3. Рыжаков А. П. Правоохранительные органы. — Специально для системы ГАРАНТ, 2013 г.
  4. Брыляков С. П. Судебная система Российской Федерации: учебное пособие / канд. юрид. наук С. П. Брыляков. –– Новокузнецк: ФКОУ ВО Кузбасский институт ФСИН России, 2015. –– 40 с.
  5. Цечоев В. К., Ротко С. В., Цыганаш В. Н. История, теория, перспективы развития правосудия и альтернативных юридических процедур в России: учебное пособие. — «Проспект», 2015 г.

Основные термины (генерируются автоматически): Российская Федерация, суд, судебная система, дело, Конституционный Суд, общая юрисдикция, Верховный Суд США, конституционный контроль, Россия, судебная система США.


Статья 120 Конституции России устанавливает, что судьи независимы и подчиняются только Конституции РФ и федеральному закону. В научной правовой литературе независимость судей означает рассмотрение и разрешение ими конкретных дел в таких условиях, которые полностью исключают какое-либо воздействие со стороны.

Актуальность темы бесспорна, ведь независимый суд является главным гарантом соблюдения прав, свобод и законных интересов физических и юридических лиц, необходимым для становления правового государства.

В настоящее время в Российской Федерации существуют три ветви власти: законодательная, исполнительная и судебная. Каждая из них провозглашаются Конституцией РФ и федеральными законами, самостоятельными и независимыми друг от друга. Но как же все происходит в реальности? Является ли судебная власть независимой как от других ветвей власти, так и от воздействия со стороны?

Впечатление общества основано на большом количестве негативных примеров, когда решение по делу, затрагивающее интересы чиновников высокого ранга, выносится не объективно. Судьи, понимая, что решение, вероятно, будет отменено вышестоящим судом из-за высокого положения чиновника и его статуса, принимают решения в пользу представителей власти. Отмена решений судьи несет для него массу негативных последствий. Это и лишение премий, и вопрос о том, нужно ли судейству такое слабое звено, вплоть до отстранения от должности. Кроме того председатели судов тесно связаны с исполнительной властью в вопросах выделения жилья для судей, обеспечения условий работы (предоставление здания для суда, его ремонт и т. д.). Исходя из этих негласных правил и сложившихся отношений председателей судов с органами власти, судьи делают вывод, какие решения выносить, а какие — нет. К тому же в свете объявленной в стране борьбы с коррупцией судьи находятся в состоянии страха, они боятся вынести смелое, хоть и законное решение, которое будет расценено вышестоящим судом, как принятое под влиянием коррупционных действий.

Также проблемой является зависимость судей от председателя суда. Именно председатели вносят представления президенту и дают окончательную рекомендацию кандидатам на должность судьи, что создает зависимость в вопросе назначения на должность. Председатель (а в более крупных судах — его заместитель) обладает полномочием по распределению дел между судьями. Это право может быть использовано для того, чтобы повлиять на исход дела. Председатель соответствующего суда всегда знает, какому судье надо отписать дело, чтобы получить предсказуемый результат. Разумеется, есть и принципиальные судьи, но им никто не поручит вести резонансные дела. Такие судьи, как правило, получают безнадежные дела, с истекающим сроком рассмотрения. Участники процесса по таким делам, как правило, живут в разных городах, и собрать всех, не представляется возможным. В результате судья привлекается к дисциплинарной ответственности за неисполнение срока. Здесь проявляется еще одно полномочие председателя, ставящее судью в зависимость — привлечение судьи к дисциплинарной ответственности. Таким образом, формально независимые судьи могут быть в любой момент наказаны за любое неисполнение указаний председателя. Также судьи зависят от председателя в вопросе материального обеспечения. Именно председатель распределяет премии и надбавки, которые составляют около половины заработной платы судьи. И от его доброй или недоброй воли зависит, будет ли судья поощрен. От председателя зависит и карьерный рост судей. Без его рекомендации судья практически не может рассчитывать на какое-либо повышение и занятие вышестоящих постов. Председатель имеет власть и в вопросе отстранения судьи от должности.

Законодательно независимость судей от председателя только подразумевается, однако ни в одном федеральном законе нет нормы, запрещающей вмешательство председателя в деятельность судьи.

Кроме того председатели судов и их заместители сами находятся в зависимости от главы государства. Они назначаются на должность не пожизненно (что могло бы служить гарантией их независимости), а сроком на 6 лет, после чего могут быть переназначены. Данные нормы закона ставят председателей судов и их заместителей в зависимость, которая заключается не в фактическом назначении на должность президентом, а именно ограниченным сроком замещения ими своих должностей, а также возможностью переизбрания.

Эти и ряд других проблем остро ставят вопрос недоверия граждан к современной судебной системе. Решение данных проблем необходимо. Как говорят именитые юристы (Михаил Барщевский, Андрей Клишас, Сергей Пашин, Михаил Федотов) в Российской газете — «Критически важно срочно обеспечить реальную независимость судьи». Эти юристы внесли ряд предложений для обеспечения независимости судей. В одном из таких предложений говорится об ограждении судей от какого-либо воздействия председателей. «Совершенно очевидно, что председатели судов сегодня имеют полномочия в отношении судей, сравнимые с полномочиями директора завода. Между тем отправление правосудия не есть производство приговоров и решений. Полномочия председателей судов должны быть резко сокращены и сведены в основном к организационно-хозяйственным. Председатели судов — это «первые среди равных», а значит преследовать своих коллег в дисциплинарном порядке, как и поощрять их, они не вправе. [1]

Также С. А. Пашин предлагает должности председателей судов замещать по очереди судьям данного суда либо замещать старшим по стажу работы судьям. Также он отмечает, что срок полномочий председателя суда не должен превышать двух лет — без права повторного назначения. [3]

Данные предложения абсолютно справедливы, ведь как показывает практика, в настоящее время у председателя суда достаточно полномочий для воздействия на судей. Разумно было бы внести в законодательство исчерпывающий список полномочий председателя, которые бы сводились не к руководящим функциям, а к координирующим. Необходимо исключить из компетенции председателей судов полномочие по распределению дел между судьями. Во всех судах нужно ввести в эксплуатацию систему автоматизированного распределения дел и документов либо распределять дела путем жеребьевки, в алфавитном порядке или любым другим способом, исключающим влияние субъективных факторов. Кроме того, для обеспечения независимости судей необходимо отменить систему премирования. Заработная плата судьи должна быть стабильной и зависеть только от стажа. Никто не должен иметь возможности влиять на ее увеличение или уменьшение.

Также, говоря о проблемах судебной системы, нужно начинать рассматривать их с момента подбора кандидатов на должность судьи. Действующие нормы, дающие право получить статус судьи, несовершенны. Недостаточно получить высшее образование «непрофильного ВУЗа» или юридического факультета и с такими базовыми знаниями претендовать на должность судьи. Для подготовки судей должно существовать дополнительное, специализированное учебное заведение для лиц с высшим юридическим образованием, со сроком обучения не менее двух лет, с жесткими экзаменами. И только лица, успешно окончившие такое учебное учреждение, могли бы претендовать на должность судьи. Это обеспечило бы доверие к судьям с профессиональной точки зрения.

Становление независимой судебной системы процесс долгий и сложный, предстоит еще очень много сделать для утверждения судебной власти в качестве самостоятельной, независимой и компетентной ветви власти, способной обрести высокое доверие общества. Независимый суд — это то, к чему нужно стремиться и предпринимать для этого реальные действия, вносить поправки в законы. Судьи не должны испытывать давления ни внутри судебной системы, ни со стороны, чтобы вершить объективное и беспристрастное правосудие.

1. Российская газета, № 6623 от 13 марта 2015 г., «Суд идет. Сам»;

3. Макарова О. В. Некоторые проблемы укрепления гарантий независимости судей. Журнал российского права, № 5, 2008 г.

Основные термины (генерируются автоматически): судья, должность судьи, председатель судов, председатель, суд, вышестоящий суд, дисциплинарная ответственность, независимый суд, судебная власть, судебная система.


Адвокаты высказались в поддержку предложенной ВС РФ схемы, которая, по их мнению, позволит исключить давление на судей со стороны различных структур, укрепив тем самым их независимость. При этом было указано на ряд важных проблем, не решенных проектом закона.

Как уже сообщалось, сегодня Пленум ВС РФ постановил внести в Госдуму проект федерального конституционного закона «О внесении изменений в федеральные конституционные законы в связи с созданием кассационных судов общей юрисдикции и апелляционных судов общей юрисдикции». В случае его принятия рассмотрение дел различными судебными инстанциями в рамках одного и того же субъекта РФ, и тем более в рамках одного и того же суда, станет невозможным.

Эксперты «АГ» проанализировали полномочия, порядок образования и деятельность кассационных и апелляционных судов общей юрисдикции, предлагаемые законопроектом Верховного Суда РФ.

Адвокат КА «Плиев и партнеры» Якуб Беков пояснил, что предлагаемый законопроект содержит положения о специализации судопроизводства по двум стадиям гражданского процесса по пересмотру судебных актов: выделение новых звеньев в системе судов общей юрисдикции, которые бы осуществляли только пересмотр судебных актов в апелляционном и кассационном порядке. «Мы видим позитивный опыт арбитражных судов, в системе которых аналогичное разделение функций между звеньями существует», – добавил он.

По его словам, специфика системы судов общей юрисдикции – это количество и разнообразие рассматриваемых ими дел. Принцип независимости судей требует осуществления ими правосудия в обстановке, исключающей любое постороннее воздействие на них. Перемещение судебных составов апелляционных и кассационных судов субъектов в отдельные структурные единицы судебной системы должно способствовать повышению и укреплению независимости судей.

«Хочется надеяться, что оптимизация судопроизводственной деятельности будет продолжена, например, возвращением к вопросу о создании отдельных судебных учреждений административной юстиции с изъятием из подведомственности всевозможных органов исполнительной власти функций по рассмотрению дел об административных правонарушениях», – подчеркнул эксперт.

Адвокат МОКА «Сазонов и партнеры» Татьяна Тистык считает, что реформирование судов общей юрисдикции решит ряд стоящих перед правосудием проблем, существенно влияющих на сегодняшний день на деятельность судов не в лучшую сторону.

Структурное выделение звена кассационных и апелляционных судов общей юрисдикции в отдельные самостоятельные инстанции, не связанные территорией субъектов РФ, позволит исключить влияние на них со стороны различных сил в регионе. «Например, в случаях обжалования действий и решений правоохранительных органов нахождение суда на территории другого региона существенно затруднит возможность оказать какое-либо влияние со стороны правоохранителей на результаты рассмотрения дела», – пояснила она.

Кроме того, реформа структуры судов, уточнила эксперт, при нынешней существенной нагрузке на каждого служителя Фемиды позволит снизить ее и таким образом улучшить качество принимаемых решений, ускорить процесс принятия судебного акта, а следовательно, и защиту и восстановление нарушенного права. Также, по словам Татьяны Тистык, изменения будут в целом способствовать укреплению законности и правопорядка при отправлении правосудия.

Однако эксперт выделила в законопроекте и недостаток, связанный с тем, что сторонами по делу в таких судах в основном являются физические лица, и необходимость проследовать на территорию другого региона для участия в заседании может ограничить их доступ к правосудию. Также это приведет к увеличению судебных расходов, в том числе расходов на оплату услуг представителей. «Хотя, возможно, эффективность работы, которую покажет такая организация судов общей юрисдикции, и перекроет судебные издержки», – заключила она.

Нужной и важной новеллой в законодательстве назвал рассматриваемую инициативу адвокат АП Тамбовской области Станислав Аршанский. По его мнению, декларированные в проекте экстерриториальность и «разделение» судебной власти принесут положительные плоды. «Уверен, что ввиду относительно небольшой предполагаемой штатной численности новые звенья судебной системы не лягут тяжким бременем на бюджет страны и налогоплательщиков», – указал он.

Адвокат МКА «Адвокатское партнерство» Александр Панокин, признавая необходимость институционального обособления апелляционной и кассационной инстанций в системе судов общей юрисдикции, отметил, что законопроект не решает большей части важных проблем.

По словам эксперта, решения по уголовным делам мирового судьи сегодня пересматриваются в апелляционном порядке районным судом, а районного суда – судом областного уровня. Именно мировые судьи и районные суды, уточнил он, относятся к судам основного звена и рассматривают наибольшее количество дел.

Законопроект предлагает ввести апелляционные суды общей юрисдикции для пересмотра порядка 1,8 тыс. уголовных и 18 тыс. гражданских дел, рассмотренных судами областного уровня (за основу взяты данные ВС РФ за 2016 г.). Однако апелляционного пересмотра приблизительно 962 тыс. уголовных дел, 17 млн гражданских дел и 642 тыс. дел об административных правонарушениях, рассматриваемых мировыми судьями, районными и гарнизонными военными судами, они не коснутся.

По мнению Александра Панокина, это означает, что введение апелляционных судов общей юрисдикции никак не скажется на судебной защите прав большинства граждан. Положительно эксперт оценивает лишь предложение ввести апелляционный пересмотр промежуточных решений суда областного уровня апелляционным судом общей юрисдикции, который сегодня осуществляется судебной коллегией того же суда, что делает его крайне неэффективным.

Судебная система должна быть построена в отрыве от административно-территориального деления государства, что и будет полностью реализовано предложенным законопроектом применительно к кассационному пересмотру. Эксперт также отметил, что подобная схема уже много лет реализуется в арбитражных судах, где обособлены не только кассационные, но и апелляционные суды.

«Итоговые решения судов областного уровня, которые предлагается пересматривать апелляционным судом общей юрисдикции, и сегодня пересматриваются организационно обособленными от них соответствующими судебными коллегиями Верховного Суда РФ. Полное исключение из числа судов апелляционной инстанции указанных судебных коллегий Верховного Суда РФ снизит воздействие последнего на законность и единство судебной практики в России. С учетом того что разрешительный порядок возбуждения кассационного производства ограничивает доступ к правосудию, предложенный законопроект не окажет позитивного влияния на защиту прав личности в уголовном судопроизводстве», – считает адвокат.

Юрист корпоративной и арбитражной практики АБ «Качкин и Партнеры» Артем Берлин отметил, что законопроект в целом следует концепции, которая была впервые публично озвучена в прошлом году на Съезде судей: создать в системе судов общей юрисдикции отдельные кассационные суды и апелляционные – для обжалования решений областных судов, принятых по первой инстанции.

«Это правильная идея. Первая кассация в судах общей юрисдикции сейчас практически не работает: президиумы областных судов пересматривают статистически незначимое число дел, в подавляющем большинстве случае в передаче дела в президиум отказывают. Большая часть кассационных определений Гражданской коллегии ВС РФ – об отмене судебных актов первой и апелляционной инстанций, то есть в первой кассации эти дела просто не рассматривались», – указал он.

Предлагаемая реформа направлена на последовательное проведение в жизнь принципа инстанционности, что можно только приветствовать. По словам Артема Берлина, видно, что разработчики уделили большое внимание нарезке кассационных округов, чтобы равномерно распределить нагрузку и ограничить влияние местных властей на рассмотрение дел.

«Однако это только первый шаг в реформе. Очень важно увидеть предстоящий законопроект о внесении изменений в процессуальные кодексы, которые определят, в какой процедуре будут рассматривать дела новые суды. В частности, неизвестно, станет ли первая кассация безусловной, как в арбитражных судах, или новые кассационные суды также буду осуществлять предварительную фильтрацию дел», – заключил эксперт.

Для демократического государства нужен демократический суд, а не подкрашенное мрачное здание советского «народного» суда. Принятие нового, уже российского законодательства, в частности Уголовно-процессуального кодекса в 2001 г., к сожалению, не изменило ситуации в целом, а в некоторых аспектах даже ухудшило ее.



При всей своей демократичности и гуманности, нормы УПК РФ, направленные на защиту интересов человека и гражданина, являются чисто декларативными.

Ни для кого не секрет, что ходатайства о заключении под стражу рассматриваются судом в среднем 10–15 мин. (не считая времени «совещания» судьи). При этом, несмотря на требования п. 4 постановления Пленума ВС РФ от 5 марта 2004 г. № 1 и Постановления Президиума ВС РФ от 27 сентября 2006 г., суды почему-то легко принимают на веру заявления следователей, которые дословно цитируют основания для избрания меры пресечения в виде заключения под стражу, перечисленные в ст. 97 УПК РФ, не приводя при этом конкретных данных, на основании которых можно сделать вывод, что подследственный может скрыться, продолжать заниматься преступной деятельностью и т.д.

Судебный порядок ареста, который по смыслу УПК РФ должен был гарантировать защиту прав задержанного человека, привел к тому, что сейчас доля ходатайств следствия о заключении под стражу, удовлетворенных судами, среди общего количества ходатайств такого рода стремится к 100 %. А ведь раньше прокуроры при разрешении вопроса об избрании меры пресечения нередко отказывали в заключении под стражу (по моим личным наблюдениям, один из пяти подследственных выходил из кабинета прокурора без наручников). Как сейчас, помню недоуменные слова одного из районных прокуроров, когда ввели эту норму: «Чему радуетесь-то? Как бы пожалеть не пришлось!». Самое страшное то, что все уже привыкли к такому порядку вещей.

Как следствие, большинство граждан не доверяют судам своей страны. По социологическим исследованиям (как ВЦИОМ, так и Левада-Центр), в 2007 г. доверяли судам 29 % опрошенных, то есть не доверяли – 71 %. Это страшные цифры! Ведь получается, что судебная система не выполняет свою роль регулятора правоотношений в обществе и государстве. Возрастающее число обращений граждан и организаций в суды говорит отнюдь не о том, что граждане верят судам, как любят провозглашать наши чиновники (а куда же им идти, если некоторые вопросы можно разрешить только путем обращения в суд? Управдом же не расторгнет брак!), а о том, что наше законодательство еще несовершенно.

Звучащий как заклинание довод о том, что для эффективности судебной системы необходимо принять те или иные законы, не выдерживает критики. Законы, конечно, нужны, но давайте вспомним (избитый довод, но лучше не придумаешь), что и Конституция СССР 1936 г. была супердемократичной по форме, хотя государство, основным законом которого она являлась, оставалось тоталитарным.

Анализируя причины низкой эффективности судов нельзя не учитывать и субъективный фактор. Суды остались советскими как по форме, так и по психологии. Особенную «опасность» в этом отношении представляют суды кассационной инстанции.

Во-первых, большая часть судей, работающих в них, сформировались в советское время, когда суды на законном основании боролись с преступностью, – и их менталитет уже ничем не изменишь. Принцип «Если дело в суде – значит виноват» такими судьями принимается безоговорочно, и судья психологически не может признать неправоту обвинения.

Любые попытки судей, рассматривающих дела в первой инстанции, выносить оправдательные приговоры будут жестко пресекаться кассационным судом, и в конечном итоге судья либо «встроится» в систему, либо будет лишен статуса (причины обязательно найдутся).

Во-вторых, именно суды кассационной инстанции – областные и республиканские верховные – формируют местную судебную практику, которая, надо признать, более действенна, чем федеральная, так как районный судья, который, по существу, является чиновником от правосудия, больше смотрит на свое прямое начальство в лице председателя областного (или верховного – в республике) суда, чем на публикуемую практику Верховного Суда РФ. Сказанное, конечно, не значит, что суды на местах сплошь и рядом игнорируют, к примеру, постановления Пленума ВС РФ, но своеобразное толкование закона на местах можно наблюдать без особого труда. Во всяком случае на адвокатских форумах не редко встречаются вопросы наподобие «А как у вас суды поступают в такой-то ситуации?», хотя, казалось бы, в УПК уже изложено, какое решение в определенной ситуации должен принимать суд.

В-третьих, комплектование судов происходит по большей части из сотрудников правоохранительных органов (прокуратуры и милиции). При всем уважении к этим ведомствам, безусловно нужным и важным, профессиональная деформация делает свое дело, и обвинительный характер прежней деятельности таких судей подспудно влияет на них при рассмотрении дел. Судьи, не вписывающиеся в устоявшуюся систему правосудия, этой системой отторгаются, благо технологии этого давно отработаны до автоматизма.

В общем-то, большевики разумно поступили, разогнав суды Российской империи, поскольку для целей государства, которое они намеревались построить, эти суды и эти судьи не подходили. Но тогда и демократическое государство невозможно построить с судьями советского, тоталитарного типа!

Интересен в этой связи опыт объединенной Германии. Когда встал вопрос о переаттестации судей бывшей ГДР, то только 10 % из них были признаны способными отправлять правосудие в условиях демократического государства. И это немцы, с их законопослушностью и всего лишь 40-летним стажем жизни при социализме!

Судебная система подлежит «демонтажу»

На основании изложенного можно сделать следующие выводы.

1. Для демократического государства нужен демократический суд, а не подкрашенное мрачное здание советского «народного» суда.

2. Существующая судебная система Российской Федерации не может использоваться для целей демократического правового государства, поскольку сформирована структурно и по составу в условиях тоталитарного государства и не пользуется доверием граждан.

3. Судебная система Российской Федерации не подлежит реформированию, поскольку:

– у ней процветает тоталитарное правосознание («начальник всегда прав», «невиновных у нас не судят»), которое с успехом прививается вновь вступающим в судейское сообщество. Несогласные же мгновенно отторгаются системой;

– 18 лет реформы не привели к значимому изменению качества правосудия, мерилом которого, безусловно, является доверие граждан судам.

4. Вследствие невозможности реформирования судебной системы она подлежит безусловному «демонтажу», после которого, а точнее параллельно с которым необходимо создать новую систему, которая будет формироваться из новых кадров, не имеющих опыта работы в судах.

Какие должны быть суды, и как этого достичь?

Каждый из нас хочет, чтобы в государстве существовал профессиональный и беспристрастный суд. Ведь это гарантия того, что нарушенные права гражданина будут восстановлены, спор разрешен на основании закона, виновное лицо привлечено к ответственности, а тот, чья вина не подтверждена убедительными доказательствами, не понесет незаслуженного наказания.

Поскольку существующая судебная система совершенно не удовлетворяет требованиям профессиональности и беспристрастности, то считаю возможным представить свое видение построения судебной системы в России. А так как судебная система сама по себе ничего не решает (конкретные решения принимают конкретные судьи), то невозможно не затронуть и проблему комплектования судов теми, кто, собственно, и должен будет отправлять правосудие. Исходя из этого, рассмотрим два аспекта построения судебной системы.

1. Комплектация судейского корпуса. По моему мнению, существуют два основных критерия, которым должны отвечать суды в целом и судьи в частности: профессиональная грамотность и беспристрастность. И если грамотность достигается путем получения соответствующего образования и опыта работы, что вполне достижимо при наличии желания, то беспристрастность лежит в области профессиональной морали. А мораль, как известно, либо присутствует в характере человека, либо нет. Полуморальных людей не может быть в принципе.

Следовательно, чтобы достичь заявленных выше критериев, необходимо:

– привлекать в судейское сообщество людей уже с наличием определенных моральных качеств (поскольку вряд ли сами по себе стены суда сделают из угодливого подлизы или циничного приспособленца справедливого судью), достигших как минимум 30–35-летнего возраста;

– ввести ограничение на занятие должности судьи лицами – выходцами из правоохранительных органов — сроком на 10 лет, чтобы смог сформироваться новый судейский корпус, не обремененный правосознанием обвинителя;

– создать для судей такие условия, чтобы они могли эти качества поддерживать, а не испытывать (разумеется, материальное обеспечение, статусные отличия должны быть на самом высоком уровне);

– принять открытую, четкую и понятную процедуру отрешения от должности судей, которые не справляются с возложенными на них обязанностями по осуществлению правосудия.

В этой связи неприкосновенность судей должна распространяться до известного предела, поскольку в настоящее время она не обеспечивает той функции, на которую изначально была рассчитана. Все мы видим, что «нужные» решения спокойно продавливаются властями предержащими, без особых оглядок на судейскую неприкосновенность.

Полагаю, что мировые судьи должны избираться населением судебного участка, прямым голосованием, сроком на три-пять лет, в то время как окружные федеральные суды можно укомплектовывать в порядке назначения, судей назначать пожизненно из мировых судей, отработавших не менее одного выборного срока на своей должности. Апелляционные суды должны формироваться из числа судей окружных судов и т.д. Таким образом, для судей будет существовать перспектива карьерного роста и при этом будут «отбраковываться» случайные люди.

Верховный Суд РФ должен формироваться наполовину из членов судейского сообщества и наполовину из ученых – теоретиков права, поскольку главная функция этого суда – толкование права и выработка единой правоприменительной практики.

Также считаю необходимым введение обязательной территориальной ротации федеральных судей, которые каждые пять лет должны менять регион. Мера это вряд ли будет популярна, но в российских условиях не позволит судьям «обрастать» личными связями, к тому же может носить временный характер до укрепления в обществе и государстве независимого суда.

2. Структура судебной системы. Понятно, что помимо привлечения на судейские должности грамотных людей с высокими моральными качествами необходимо выстроить такую структуру судов, которая бы могла эффективно разрешать судебные дела, как можно раньше исправляя ошибки, которые, конечно же, неизбежны в судебной практике. Существующая структура, при которой районные суды подчинены областным (верховным в республиках), явно неэффективна и совершенно не способствует независимости судей. Известны факты, когда председатели областного (верховного) суда прямо дают указания, какие принимать решения в том или ином случае либо по тем или иным категориям дел. Разумеется, говорить о независимости судей в данном случае не приходится. В общем-то, у российского судьи три пути: либо он принимает правила системы (что большинство и делает, и я не могу их в этом упрекать), либо добровольно уходит из судей, либо его лишат полномочий с помощью отработанной процедуры.

По моему мнению, суды общей юрисдикции должны быть организованы в следующую систему.

Первым звеном системы должны быть мировые суды, которые будут рассматривать те же дела, что и сейчас, хотя возможно и расширение подсудности по гражданским делам.

Второе звено – окружные суды (аналог существующих сейчас городских и районных в городе), которые одновременно будут являться апелляционными для мировых. В этих судах будут рассматриваться уголовные дела по преступлениям средней тяжести судьями единолично, а по тяжким и особо тяжким преступлениям – коллегиями присяжных заседателей (причем изменить подсудность уголовных дел, передав тяжкие и особо тяжкие преступления на рассмотрение присяжных, можно уже сейчас, без долгих разговоров о коррупции в судах). Подсудность по гражданским делам, в принципе, можно оставить ту же, что и сейчас.

Третье звено – апелляционные суды, которые будут рассматривать дела в апелляционной инстанции, поступающие из апелляционного судебного округа, в который будет входить порядка 10–12 окружных судов. На территории субъекта Федерации таких судов должно быть несколько, в зависимости от количества окружных судов.

Четвертое звено – кассационные суды, проверяющие дела в порядке кассационного обжалования, которые будут поступать также из 10–12 апелляционных судов.

Верховный Суд РФ будет рассматривать дела по обжалованию федеральных нормативных актов, но основной его функцией должна быть выработка единообразного толкования закона на всей территории страны и надзор за единообразным применением закона судами всех звеньев судебной системы и недопущением противоречий в судебной практике.

Границы судебных округов 3-го и 4-го звена могут и не совпадать с административно-территориальным делением, так как здесь решающим фактором должно быть удобство для граждан при обращении в суд, а также количество судов, входящих в апелляционный и кассационный округа соответственно.

Надзорную инстанцию, как совершенно бесполезную, но используемую для принятия «нужных» решений, необходимо исключить вовсе из судебной системы государства.

Возможно, стоит отказаться от практики вертикального административного подчинения судов, дабы избежать ситуации, когда для статистики вышестоящие суды «пропускают» не вполне законные решения и приговоры. У окружных судов может быть один координирующий орган – например, Совет окружных судов, который будет формировать статистику (раз уж без нее нельзя обойтись), обобщать судебную практику и доводить ее до судов соответствующего уровня и т.д.; у апелляционных и кассационных – может быть свой координирующий орган.

Таким образом, у судебных чиновников не возникнет желание не «портить» малый процент отмены судебных решений, который в настоящее время подменяет собой принцип законности.

В рамках судебной системы должны функционировать специализированные суды: административный, военный, хозяйственный (экономический), ювенальный, которые с учетом своей специфики должны быть созданы по изложенным здесь принципам.

Я полагаю, что по затронутой теме должна быть развернута дискуссия как в юридическом сообществе, так и в обществе в целом, если мы хотим иметь суды, которым будем доверять.

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: