Антонян ю м к чему приговаривает суд когда приговаривает к лишению свободы

Обновлено: 28.02.2024

Хотелось бы узнать, что бывает после суда, если обвиняемого приговаривают к лишению свободы?

Забирают ли сразу, или лишь по истечении 10 дней с момента приговора?

И заберут ли в тюрьму в случае, если будет написана апелляция?

Здравствуйте в зависимости от того какой срок Какое наказание будет назначено такое будет и задержане в суде могут заключать под стражу либо сразу либо через какое-то время зависимости от тяжести наказания. как например в колонии строгого режима общего режима подсудимые заключается по стражу сразу же после вынесения решения. Я тоже будет назначена колонии-поселения то подсудимому будет предназначена добраться до места Давай наказания с собственными средствами и собственными силами течение какого-то периода времени а также наказание могут отложить в связи с какими-либо обстоятельствами как например наличие малолетних детей болезнь беременность и прочее какие-то причины

Тут все зависит от того какое преступление вы совершили ( предусматривается ли реальное лишение свободы за данное преступление или нет), если предусматривает, то не факт что вам его назначат, так как есть еще другие виды наказания, например штраф, обязательные работы, исправительные работы, и тд., могу вообще назначить наказание в виде лишения свободы условно… А вообще при лишении свободы, вас в в колонию заберут не сразу… Для начала вас поместят в СИЗО.А там вам дается 10 дней на обжалование приговора, после этого он вступает в силу и вас отправляют в колонию.

Здравствуйте. Первый ответ не совсем понятно написан, но по сути видимо верен. При назначении поселения, вас отпустят из зала суда, а в дальнейшем вызовут в региональное управление ФСИН, где вручат предписание о явке в конкретное поселение. Туда человек идёт самостоятельно. Если не идёт добровольно — заключается под стражу.

Если назначат общий или строгий режим (при особом вы бы уже сами всё знали вероятно), сразу по оглашению приговора человека помещают под стражу, У него 10 суток на обжалование приговора, с МОМЕНТА ПОЛУЧЕНИЯ ЕГО КОПИИ, В течении этого времени человек находится в СИЗО, а по вступлении приговора в силу, этапируется в колонию.

112. Алексеев В. И. Лишение свободы в тюремной системе России (XVIII столетие) // Преступление и наказание. – 2005. – № 1. – С. 25–29.

113. Антонян Е. А. Особенности социальной среды осужденных // Рос. криминол. взгляд. – 2010. – № 3. – С. 206–210.

114. Антонян Ю. М. К чему приговаривает суд, когда приговаривает к лишению свободы // Уголовно-исполнительная система: право, экономика, управление. – 2005. – № 4. – С. 4–7.

115. Архипов И. Ю. Развитие и совершенствование правового регулирования деятельности колоний-поселений // Уголовно-исполнительная система: право, экономика, управление. – 2009. – № 2. – С. 17–22.

116. Багреева Е. Г. Социокультурные преобразования в стране и проблемы воспитательных колоний // Актуальные проблемы деятельности воспитательных колоний ФСИН России: материалы науч. – практ. конф. (29–30 мая 2008 г.). – М., 2008. – Ч. 1. – С. 126–128.

117. Булыков П. А. Лишает ли свободы колония-поселение? // Рос. юстиция. – 2001. – № 6. – С. 54–58.

118. Булычева Л. В. «Кресты»: прошлое и настоящее. От колоний – снова к тюрьмам? // Закон и право. – 2003. – № 10. – С. 75–78.

119. Вергазова А. Н. Сущность и содержание лишения свободы // Актуальные проблемы уголовно-правовой теории и практики: сб. науч. тр. – Новгород, 1996. – С. 15–18.

120. Ворончихин А. А. Концепция уголовно-исполнительной цивилизации учреждений, исполняющих наказания в виде лишения свободы (ИТК и тюрьма), в научных работах профессора В. А. Фефелова // Уголовно-исполнительное право. – 2009. – № 2. – С. 51–54.

121. Гальперин В. Р. Актуальные проблемы деятельности колоний-поселений // Преступление и наказание. – 2007. – № 7. – С. 2–4.

122. Генрих Н. В. О карательном способе регулирования уголовно-правовых отношений // Рос. криминол. взгляд. – 2010. – № 3. – С. 190–194.

123. Гернет М. Очерки тюремной психологии. Психология переписки и свиданий в тюрьме // Право и жизнь. – 1924. – Кн. 1. – С. 83–85.

124. Гончаров А. В., Федоров В. И. Организация режима и обеспечение надзора за осужденными в колониях-поселениях // Ведомости уголовно-исполнительной системы. – 2006. – № 7. – С. 15–19.

125. Горобцов В. Н, Силков В. Е. Юридическая природа наказания, отбываемого в колониях-поселениях // Вопросы совершенствования уголовно-правовых мер борьбы с преступностью. – Свердловск, 1983. – С. 103–106.

126. Детков М. Г. Длительное лишение свободы: понятие, содержание, эффективность // Преступление, наказание, исправление: науч. – практ. журн. / Вологод. ин-т права и экономики ФСИН России. – 2008. – № 2. – С. 28–32.

127. Ефимов М. А. Лишение свободы как вид уголовного наказания // Сборник ученых трудов Свердлов. юрид. ин-та. Вып. 1. – Свердловск, 1964. – С. 164–167.

128. Журавлев М. П. Уголовная политика и наказание // Рос. криминол. взгляд. – 2010. – № 3. – С. 159–164.

129. Загородников Н. И. О содержании уголовно-правовых отношений // Сов. гос-во и право. – 1963. – № 11. – С. 85–87.

130. Зарипов З. С., Мусатова Е. Е. Правовые аспекты совершенствования системы охраны здоровья осужденных, больных туберкулезом // Актуальные проблемы уголовно-исполнительного права и исполнения наказаний. – Рязань, 2009. – С. 10–13.

131. Зубков А. И. Реализация европейских норм в области лишения свободы // Бюллетень Минюста России. – 2000. – № 8. – С. 74–76.

132. Иванов В. Д. Исправительные центры или колонии-поселения? // Уголовно-исполнительная система: право, экономика, управление. – 2005. – № 1. – С. 21–24.

133. Канунник А. И. Роль и место наказания в виде лишения свободы в уголовной политике государства в современных условиях // Человек: преступление и наказание. – 2005. – № 4. – С. 26–30.

134. Карганова Б. Г. Лишение свободы и смертная казнь в санкциях статей УК РФ // Гос-во и право. – 2003. – № 11. – С. 60–66.

135. Кармянский И. К. Исполнение наказания в колониях-поселениях // Законность. – 2005. – № 8. – С. 41–42.

136. Карпец И. И. Социальные и правовые аспекты учения о наказании // Сов. гос-во и право. – 1968. – № 5. – С. 63–66.

137. Кесслер М. Задачи и методы производственно-хозяйственной деятельности в местах заключения // Тез. докл. на I Всесоюз. совещании пенитенциарных работников. – М., 1928. – С. 123–126.

138. Ковалев В. М. К вопросу о лишении свободы // Лишение свободы: виды, содержание, исполнение. – Рязань, 1995. – С. 42–43.

139. Курганов С. И., Самовичев Е. Г Уголовная политика и практика назначения наказания несовершеннолетним // Совершенствование деятельности воспитательно-трудовых колоний и профилактика молодежной преступности. – М., 1992. – С. 13–16.

140. Курганский М. Г. Изменение вида исправительного учреждения // Человек: преступление и наказание: науч. журн. / Академия ФСИН России. – 2007. – № 2. – С. 9–11.

141. Лаптев С. В. Изменить статус колоний-поселений // Преступление и наказание. – 2006. – № 8. – С. 15–16.

142. Лукомский А. В. СИЗО и тюрьмы: положительные тенденции // Ведомости уголовно-исполнительной системы. – 2001. – № 4. – С. 9–14.

143. Маковик Р. Изоляция как правовая категория // Человек: преступление и наказание: вестн. Ряз. ин-та права и экономики Минюста России. – 1994. – № 1(2). – С. 42–45.

144. Маслихин А. В. К вопросу о совершенствовании системы наказаний и исправительно-трудовых учреждений // Актуальные проблемы режима в ИТУ. – Рязань, 1979. – С. 65–69.

145. Меликян А. Н. Институт наказания в виде лишения свободы в Советском государстве довоенного периода // Уголовно-исполнительная система: право, экономика, управление. – 2009. – № 1. – С. 42–44.

146. Михлин А. С. Проблемы совершенствования системы наказания в советском уголовном праве // Актуальные проблемы уголовного права. – М., 1988. – С. 108–111.

147. Наташев А. Е. О каре и воспитании // К новой жизни. – 1964. – № 3. – С. 64–67.

148. Наташев А. Е. Правовая регламентация уголовного наказания и его исполнения в свете Конституции СССР // Проблемы совершенствования исправительно-трудового законодательства и деятельности органов, исполняющих наказания. – М., 1981. – С. 27–28.

149. Никифоров Б. С. К вопросу об изучении эффективности уголовно-правовых мер борьбы с преступностью // Эффективность уголовно-правовых мер борьбы с преступностью. – М., 1968. – С. 25–34.

150. Орлов В. Н. Объект исполнения уголовного наказания // Рос. криминол. взгляд. – 2010. – № 3. – С. 211–216.

151. Панков Д. А. Совершенствование правовых институтов досрочного освобождения осужденных – важный стимул их исправления и перевоспитания // Сов. гос-во и право. – 1965. – № 3. – С. 39–45.

152. Перцова Л. В. Основные направления и перспективы развития института исполнения наказания в отношении несовершеннолетних осужденных // Актуальные проблемы исполнения уголовных наказаний в отношении несовершеннолетних. – Вып. 10. – М., 2000. – С. 185–190.

153. Поздняков В. И. Исправление несовершеннолетних в ВК: реально ли это? // Актуальные проблемы деятельности воспитательных колоний ФСИН России: материалы науч. – практ. конф. (29–30 мая 2008 г.). – М., 2008. – Ч. 1. – С. 145–148.

154. Рассказов Л., Упоров И., Белозеров А. Тюремное заключение в XVII веке // Преступление и наказание. – 2001. – № 8. – С. 43–46.

155. Савченко С. М., Милушин Е. А. Вопросы совершенствования ресоциализации судимых // Уголовное наказание и проблемы его исполнения в условиях перестройки деятельности органов внутренних дел: сб. науч. тр. – М., 1990. – С. 107–110.

156. Сенатов А. В. Тюрьмы в Российской Федерации: общая характеристика и перспективы // Человек: преступление и наказание: науч. журн. / Академия ФСИН России. – 2007. – № 1. – С. 43–45.

157. Смирнов В. Г. Правоотношение в советском праве // Правоведение. – 1961. – № 3. – С. 92–96.

158. Сорокина С. В. История применения краткосрочного лишения свободы в отечественном и зарубежном законодательстве // Человек: преступление и наказание: науч. журн. / Академия ФСИН России. – 2005. – № 3. – С. 105–109.

159. Стручков Н. А. Наказание как средство борьбы с преступностью // Сов. гос-во и право. – 1969. – № 11. – С. 91–95.

160. Стручков Н. А. Проблемы дальнейшего совершенствования правовых основ функционирования системы органов, исполняющих наказания // Проблемы совершенствования управленческой деятельности исправительно-трудовых учреждений. – М., 1983. – С. 51–55.

161. Стучка П. С. Переход с принудительного труда по приговору к добровольному труду // Сов. юстиция. – 1931. – № 10. – С. 6–9.

162. Труфанов М. Е. Вопросы преемственности уголовного и административного законодательства в оценке уровня общественной опасности // Рос. криминол. взгляд. – 2010. – № 3. – С. 182–184.

163. Федоров В. Л. Организация режима и обеспечение надзора за осужденными в колониях-поселениях // Ведомости уголовно-исполнительной системы. – 2006. – № 7. – С. 15–19.

164. Хохряков Г. Ф. Наказание в виде лишения свободы: оценка эффективности // Сов. гос-во и право. – 1989. – № 2. – С. 65–73.

165. Хуторская Н. Б. Исполнение наказания в виде лишения свободы в учреждениях открытого и полуоткрытого типа (зарубежный опыт) // Рос. криминол. взгляд. – 2010. – № 3. – С. 195–205.

166. Шаргородский М. Д Детерминизм и ответственность // Правоведение. – 1968. – № 1. – С. 48–53.

167. Шмаров И. В. Преодоление отрицательных последствий отбывания уголовного наказания // Сов. гос-во и право. – 1977. – № 2. – С. 84–91.


Предисловие . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .3
Глава 1. Основные характеристики жестокости . . . . . . . . . . . . . . . . . .6
1. Жестокость - это отвращение к жизни . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 6
Жестокость - сугубо человеческое качество . . . . . . . . . . . . . . . . . . .6
Для чего нужна человеку агрессия? . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 11
Жестокость как следствие крушения надежд . . . . . . . . . . . . . . . . . . .13
Источники жестоких расправ . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .15
Где проявляется жестокость . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .18
2. От "Илиады" до детективов: жестокость в художественных и религиозных
произведениях . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 21
Древний эпос, Библия, сказки . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .22
"Кровавая" трагедия. Шекспир . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .28
Современная художественная литература и кино . . . . . . . . . . . . . . . . .32
Глава II. Жестокая жизнь, жестокие нравы . . . . . . . . . . . . . . . . . . .39
1. Насильственные преступления . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .39
Вечность преступного насилия . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .39
Состояние насильственной преступности . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 44
Классификация преступного насилия . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 51
2. Тюремный беспредел . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 55
К чему приговаривает суд, когда приговаривает к лишению свободы . . . . . . . 55
Существует ли произвол со стороны администрации исправительных учреждений? . .59
Униженные и отвергнутые . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 61
3. Смертельная опасность службы в армии . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 67
Солдаты гибнут в мирное время . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 67
Хроника армейского насилия . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .72
Больное общество-больная армия . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .77
4. Самый тяжкий грех - жестокое обращение с детьми . . . . . . . . . . . . . .84
С детьми всегда обращались жестоко . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .84
Убивают, избивают, унижают . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .89
Медея, убивающая своих детей . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .96
Сексуальное насилие . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .103
5. "Я" против "Я": самоубийства . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .111
Одна из жгучих тайн человека . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 111
Поиски причин самоубийств . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .118
Самоубийство как поиск источника страха . . . . . . . . . . . . . . . . . . .127
Бичевание самого себя . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .134
Глава III. "Нечеловеческая" (особая) жестокость . . . . . . . . . . . . . . .142
Правовая оценка . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .142
Особо жестокие преступления убийц, насильников, разбойников, хулиганов . . . 154
Очень жестокие и очень гнусные поступки - сексуальное насилие . . . . . . . .161
Серийные сексуальные убийства . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .165
Глава IV. Самая сложная проблема: причины жестокости . . . . . . . . . . . . 173
1. Причины - в обществе . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .173
Высокий уровень тревожности . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .173
Семья и воспитание детей . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 179
Слабость превентивной помощи и просчеты правоохранительных органов . . . . . 184
2. Причины - в человеке . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .186
Быть может, они безумцы? . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 186
Застреваемость негативных эмоций, бесчувственность, ранимость - общие
черты насильственных преступников . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .191
Повышенная тревожность, страх смерти . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 198
Жестокость как способ самоутверждения и доминирования над окружающими . . . .204
Заключение . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 215

Антонян Е.А., доцент МГЮА, кандидат юридических наук.

Психологические особенности лишения свободы как вида уголовного наказания включают в себя: психологию тюремной среды, психологию основных средств исправления осужденных к лишению свободы, психологию самой личности осужденного к лишению свободы и психологию деятельности сотрудников исправительных учреждений. Мы рассмотрим только те особенности, которые вызваны самой сущностью наказания в виде лишения свободы и определены специфическими условиями его исполнения - условиями изоляции осужденного от общества.

Сам факт изоляции от общества (особенно если речь идет о впервые осужденных к лишению свободы) вызывает у большинства осужденных глубокие переживания. Эти переживания часто связаны не с раскаянием, которое предполагает признание вины в совершенном преступлении, чувство стыда за содеянное и осознание вины перед потерпевшей стороной, а исключительно последствиями, которые несут условия изоляции от общества: частичным разрывом тех социальных связей (не всегда благоприятных), которые имело лицо до его осуждения к лишению свободы (семья, трудовой коллектив, друзья и т.д.); отсутствием возможности проводить по своему усмотрению свободное время; общением с лицами, являющимися представителями тюремной субкультуры (особенно если речь идет о многократно судимых).

Таким образом, эти переживания связаны не столько с утратой самой свободы, сколько с теми последствиями, которые эта утрата несет. Прежде всего это лишение осужденного благ. В прямой зависимости от переживаний будет находиться поведение осужденного, проявляющееся в его стремлении к получению образования, овладению специальностью, отношении к труду, семье (более 50 процентов осужденных имели семью).

Утрата свободы далеко не одинаково переживается различными категориями осужденных к лишению свободы. Из проведенного нами исследования (было проанкетировано 300 осужденных к различным срокам лишения свободы) видно, что воздействие этого карательного элемента наказания наиболее остро переживают осужденные в возрасте до 30 лет (68 процентов). Эти осужденные обладают более высоким образовательным уровнем, не утратили социально полезных связей (60 процентов из них на момент заполнения анкеты имели семью, детей). Многие осужденные наказание считают несправедливым, а совершенное преступление - незначительным. Более того, для осужденных к лишению свободы сам факт признания совершенного ими преступления обычно не имеет никакого морального самоупрека, так как обусловлен избежанием более строгого наказания еще на стадии следствия. Отсутствие идеологических, моральных и психологических ориентиров в исправительных учреждениях на покаяние является главной причиной отношения осужденного к совершенному преступлению с оправдательной позиции.

Как справедливо отмечает Ю.М. Антонян, "неумение или нежелание преступников приносить покаяние в совершенном преступлении является одной из главных причин высокого уровня пенитенциарного рецидива и эмоционального напряжения в российских исправительных учреждениях, что может выливаться в острые межличностные конфликты и даже бунты, существенно нарушая процесс исправления" .

См.: Антонян Ю.М. О покаянии преступников: Материалы международной конференции: 50 лет Минимальным международным правилам обращения с заключенными. Рязань: АПиУ ФСИН Минюста России, 2006. С. 54.

Как уже было указано выше, факт изоляции переживается различными категориями осужденных по-разному. Так, среди лиц, впервые отбывающих наказание в виде лишения свободы, по сравнению с неоднократно осужденными, как показало исследование, на 9 процентов больше тех лиц, которые указали на это обстоятельство. К сожалению, неоднократно судимые в меньшей степени дорожат свободой и не испытывают особых переживаний по поводу ее утраты, так как адаптированы к условиям изоляции. В данном случае лишение свободы вообще не приносит страданий.

Что же касается тех осужденных, для которых лишение свободы приносит страдания и переживания, то работа с ними должна быть направлена на разъяснение, что к ним применена вынужденная мера - изоляция, что это является следствием их преступного поведения, а не желанием отомстить за совершенное преступление. Изолируя преступника от общества, государство тем самым (в лице учреждений, исполняющих наказание в виде лишения свободы), предотвращает совершение в обществе новых преступлений. Положительным результатом работы по исправлению осужденных к лишению свободы будет осознание каждым осужденным того, за что он вынужден нести те ограничения своей жизни, которые предусмотрены лишением свободы.

Приспособиться в условиях мест лишения свободы удается немногим осужденным, а большая их часть в силу своей неприспособленности к условиям изоляции живут в состоянии стресса (сегодня у 30 процентов осужденных в различных исправительных учреждениях наблюдаются психические отклонения, вызванные в том числе условиями изоляции). Длительность такого стресса зависит и от срока лишения свободы: чем срок больше, тем больше и шансы адаптироваться в этих условиях. Причем на процесс адаптации влияет наряду со сроком и вид совершенного осужденным преступления. Подобная адаптация к условиям лишения свободы находится в прямой связи с выработкой у этих лиц психологической защиты.

В условиях лишения свободы у впервые осужденных, например, наиболее превалируют такие эмоциональные состояния, как чувства одиночества и страха.

В процессе адаптации осужденного к новым, неведомым ему дальнейшим условиям жизни в условиях изоляции и специфической тюремной субкультуры очень важен начальный период пребывания в исправительном учреждении, когда в памяти осужденного еще свежи и чувство вины, и глубокие переживания, связанные с изоляцией от общества (разрывом с семьей). От того, как он адаптируется к условиям изоляции, и будет зависеть весь процесс исправления осужденного, что является целью наказания.

Важная роль при этом отводится психологической службе, а неэффективность процесса исправления связана с недостатками в ее работе, которые имеют место и по той причине, что сегодня психологов готовят для уголовно-исполнительной системы в целом, а не для конкретной работы с осужденными, лишенными свободы.

В отечественной пенитенциарной системе должность психолога была введена на начальном этапе реформирования уголовно-исполнительной системы лишь в 1989 г. К такому решению пришли, опираясь на отечественный и зарубежный опыт функционирования исправительных учреждений, когда назрела острая необходимость в практической психологии. Весьма затруднительно говорить о качественном улучшении исправления и ресоциализации осужденных без той роли, которая отводится сегодня психологической службе.

Основы зарождения психологической службы в исправительных учреждениях были заложены еще в 20 - 30-х годах прошлого столетия, когда появились первые лаборатории по изучению личности преступника. А как можно изучать личность преступника без психологических знаний, специально разработанных психодиагностических методик? Более того, в рассматриваемый период в отечественном пенитенциарном законодательстве закреплялось право на создание криминально-диагностических кабинетов и лабораторий в исправительных учреждениях. Для координации их деятельности в 1925 г. был образован Государственный институт по изучению преступности и личности преступника.

Однако деятельность этих кабинетов и лабораторий с конца 20-х годов XX в. стала сворачиваться. Причин этому было много, и главная заключалась в том, что в условиях массовых репрессий, беззакония развитие пенитенциарной психологии становится делом бессмысленным.

Возрождение пенитенциарных психологических исследований начинается с середины 60-х годов с введением отрядной системы с восстановлением судебно-психологической экспертизы по делам несовершеннолетних, в 70-е годы в воспитательно-трудовых колониях и следственных изоляторах для работы с несовершеннолетними была введена должность психолога.

В пенитенциарных учреждениях все многообразие задач, стоящих перед психологическими службами этих учреждений, можно свести к функции диагностики личности и групп осужденных, личности и коллектива сотрудников .

См.: Дебольский М.Г. Современное состояние психологической службы и концептуальные основы ее функционирования // Прикладная юридическая психология. М., 2001. С. 47 - 52.

Вместе с тем, на наш взгляд, представляет интерес так называемая концепция психотерапевтического воздействия на осужденных к лишению свободы, получившая распространение в пенитенциарных системах Западной Европы. Согласно этой концепции осужденный рассматривается как носитель хронического заболевания, а исправительное учреждение представляет собой своего рода клинику. Сторонники такого подхода рассматривают само преступление "не как патологию, а норму, явление, присущее современному обществу, вписанное в рутину повседневной жизни" , преступление является реакцией членов общества на условия жизни.

Сморгунова А.Л. Современная зарубежная криминология: критическое направление: Монография. СПб.: Изд-во РГПУ им. А.И. Герцена, 2005. С. 136.

Психотерапевтическое воздействие на осужденного включает в себя установку особого межличностного взаимодействия между осужденным и практическим психологом для решения проблем. Проблемы в данном случае могут быть и внутриличностными, и межличностными. Деятельность практического психолога должна быть направлена на осознанное изменение поведения личности с учетом вида проблемы.

Психотерапевтическое воздействие на осужденных в исправительных учреждениях должно иметь своей целью укрепление и формирование в заданном направлении положительных качеств личности осужденного с учетом его индивидуальных особенностей. На протяжении многих лет одним из распространенных направлений такого воздействия является коллективная беседа, целями которой являются: помощь осужденным в приспособлении к условиям жизни в тюрьме; повышение у осужденного чувства ответственности; сделать его более восприимчивым к другим методам воздействия, применяемым в исправительном учреждении.

При этом руководитель такого рода психотерапевтической работы должен действовать, как врач, умело и тактично устраняющий часто слишком бурную реакцию осужденного, т.е. "больного", на те или иные явления, происходящие вокруг него в условиях изоляции от общества.

Предусмотренные в пенитенциарном законодательстве (и России, и других стран мира) различные условия содержания осужденных в зависимости от их степени общественной опасности определяются не только интересами их изоляции, но и карой. Это обстоятельство нельзя игнорировать, иначе будет подорвана роль института лишения свободы в достижении частного и общего предупреждения.

Сегодня общепризнанным фактом является то, что во всем мире на уровень рецидива не влияют ни сроки лишения свободы, ни приравненные к международным стандартам условия деятельности пенитенциарных учреждений.

Условия изоляции, в которых находится осужденный, не должны усугублять его страдания.

При лишении свободы наказанием является утрата этой свободы, а не те дополнительные лишения, которые мы можем наблюдать в некоторых исправительных учреждениях (недостаток освещенности помещений, в которых проживают осужденные, отсутствие тепла, низкое качество медицинского обслуживания, плохое питание). Суд приговаривает лицо к лишению свободы, а не к лишению нормальных условий человеческого существования. Исправительные учреждения призваны не наказывать, а исполнять наказание с помощью соответствующих программ исправления осужденных, к числу которых относится и психотерапевтическая работа с ними. Последующая социальная адаптация отбывших наказание будет в немалой степени зависеть от того, как была организована психологическая работа.

  1. необходимо постепенно переходить от системы бараков, которые представляют собой исправительные колонии (наиболее распространенный вид исправительных учреждений в России), к тюрьмам с камерами, отвечающим международным гуманистическим требованиям отбывания наказания в виде лишения свободы. Отсюда и решение многих психологических проблем. Так, условия барачной системы исправительной колонии не позволяют осуществить элементарное для человека: задуматься, сосредоточиться, побыть наедине с самим собой. Все это не может способствовать процессу исправления осужденных;
  2. сегодня уже надо вести речь о подготовке нового поколения сотрудников исправительных учреждений для работы с осужденными, лишенными свободы. Эти сотрудники должны владеть знаниями психологии осужденных, методами клинической беседы с ними, методами изучения и педагогического воздействия на них, иметь психоаналитическую подготовку. Работа психологов с осужденными, лишенными свободы, не должна быть эпизодической;
  3. большие опасения сегодня вызывает рост числа должностных преступлений, совершаемых сотрудниками исправительных учреждений. Вряд ли осужденный будет задумываться о раскаянии в совершенном преступлении, видя, как на его глазах сами представители администрации совершают неправомерные действия.

Мы используем файлы Cookie. Просматривая сайт, Вы принимаете Пользовательское соглашение и Политику конфиденциальности.

unlock

На вопросы редакции журнала «Закон» и члена редакционного совета журнала доктора юридических наук Геннадия Есакова отвечает судья Верховного Суда РФ, доктор юридических наук, профессор Олег Кимович ЗАТЕЛЕПИН


Родился 24 июля 1965 г. в Душанбе.

В 1982 г. окончил Калининское суворовское военное училище.

С 1982 по 1984 г. обучался в Минском высшем военно-политическом общевойсковом училище.

В 1986–1991 гг. проходил военную службу в Группе советских войск в Германии и Туркестанском военном округе.

В 1994 г. окончил военно-юридический факультет Военной академии экономики, финансов и права.

В 1997 г. окончил очную адъюнктуру Военного университета, в 1999 г. защитил кандидатскую диссертацию.

С 1997 по 2004 г. — преподаватель, доцент, начальник кафед­ры уголовного права Военного университета.

С 2004 по 2013 г. — старший консультант отдела обобщения судебной практики Военной коллегии Верховного Суда РФ, помощник заместителя Председателя Верховного Суда РФ — председателя Военной коллегии, советник заместителя Председателя Верховного Суда РФ — председателя Судебной коллегии по уголовным делам, заместитель начальника управления — начальник отдела систематизации законодательства и анализа судебной практики в области уголовного судопроизводства Управления систематизации законодательства и анализа судебной практики Верховного Суда РФ.

С 2009 г. — полковник юстиции в запасе.

В 2013 г. защитил докторскую диссертацию.

С 6 марта 2013 г. по наст. вр. — судья Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ.

— Как можно охарактеризовать современную ситуацию с назначением наказаний судами в России? Например, все ли предусмотренные законом виды наказаний применяются и какие основные факторы, на Ваш взгляд, оказывают влияние на этот процесс? Какие тенденции здесь наблюдаются?

— Прежде всего надо учитывать, что наказание следует за преступлением, оно вторично. То есть, чтобы оценить процесс назначения наказаний и понять, насколько он, как пишут иногда журналисты, репрессивен или нерепрессивен, нужно знать, что совершается и кем совершается. Когда в СМИ анализируется назначение наказания судами, внимание уделяется, как правило, тому, какие виды и сроки, какие доли или проценты тех или иных видов наказаний назначаются, но почти никто не затрагивает вопросы о том, дела какой категории поступили в суд в анализируемом году, какова характеристика лиц, совершивших преступления, и т.д. Предположим теоретически, что в какой-то год в суд поступят уголовные дела только по особо тяжким преступлениям: конечно, это отразится на наказании — оно станет жестче.

В 2020 г. в суды, включая мировых судей, поступило 778 тыс. уголовных дел в отношении 839,9 тыс. лиц. В последние годы эти показатели имеют тенденцию к уменьшению, что отражается на количестве осужденных. В прошлом году их было 530,9 тыс. Если сравнивать с 2015 г. — это меньше на 200 тыс. человек, по сравнению с 2008 г. — на 400 тыс. (почти в 2 раза), а с 1999 г. — на 692 тыс. (более чем в 2 раза).

Давая характеристику деятельности судов в части назначения наказания, нужно принимать во внимание к


Комментарии (4)

Продолжени
Статья: "Мне бы хотелось также обратить внимание читателей журнала на то, что у нас уголовное дело поступает в суд только после того, как пройдет достаточно сложный путь, преодолеет, как говорит проф. Л.В. Головко, три фильтра1. Первый — органы предварительного расследования"

1-й фильтр - не надо обольщаться! Заказное дело срывает все фильтры.
Анекдот в тему:
Высокопоставленный чиновник, сбивший двоих на пешеходном переходе, спрашивает судью: — Какие теперь последствия будут? — Тому, что головой лобовое пробил, лет пять за нападение и попытку ограбления, а тому, что в кусты отлетел, можно и все восемь — еще и за попытку скрыться с места происшествия.
От этого явления необходимо совершенствование процессуальных действий:
1) При моем 1-м допросе, процедура ознакомление протокола допроса. Пока я переживал слушая, следователь читала с экрана и за это время корректировала мои показания, убрав существенные факты ДТП.
Вывод читать должен сам подозреваемый и тем более свидетель или эту процедуру можно доверить защитнику.
2) После изучение дела потерпевшая оставила заявление, суть которых - экспертиза по причине смерти мамы не соответствует фактам дела и претензий ко мне она не имеет, потому что не считает виновным и просит закончить дело. Следователь, взяв заявление, после ее ухода выбросила документы следствия в урну.
Вывод, если существует противоречие по мотивам преступления между следствием и потерпевшей, то следственные органы для защиты прав потерпевшей должны предоставлять защитника за счет государства.
Если суд считать основным источником истины, то:
а) судьи должны быть религиозные, имеющие большой человеческий опыт и не запятнавшие себя в процессе жизни;
б) должна страховка на случай судебных обстоятельств, которая при выиграше дела является и вознагрождением превышающим плату за работу защитника на порядок;
в) в учебных заведениях (я кончал при СССР элитные ВВУЗы) необходимо вводить курс юриспруденцию и не только для изучение правопорядка воинских частях. Это отдельная тема, но необходимая.
г) должен быть орган, анализирующий жалобы, поступающие в ВС РФ, назвать его можно Суд ЭТИКИ, он должен быть укомплектован преданными ИСТИНЕ специалистами и находится в изоляции от общественной текучки, без связей с руководством и общественностью. Они могут вызывать к себе на исследование конкретных фактов исказителей законов.
Продолжение будет

Продолжение
2-й фильтр — ". прокуратура, которая решает, достаточно ли было оснований для возбуждения или, наоборот, для отказа в возбуждении уголовного дела органами расследования."
Ответ.
Отказ в жалобе старшим следователем СО МОМВД России «Шиловский» подписан 07.04.2018г.
12.04.2018г. подписано прокуратурой Шиловского района Рязанской обл. о направлении дела в суд.
Учитывая праздники, выходные прокуратура работала аврально.
Времени для предъявления защите о нарушение закона в материалах дела дано не было.
Не уверен, что заявление, в частности о ПРОПАЖЕ ЗАЯВЛЕНИЙ потерпевшей было в документах, а если было то ст. 42 УПК РФ для прокуратуры ни о чем.
Эти заявление повторно были предъявлены пред началом суда и было отмечено на суде потерпевшей, что ее заявления пропали из материалов дела. Суд не отреагировал.
Вывод – ФИЛЬТР 2 не работает.
Периодически "ФИЛЬТРЫ" на грех, так было с Шиловской прокуратурой(фильтр2).
Написана жалоба, о том, что исследования материалов приговора, установило факт, что свидетели обвинения дали ложные показания.
Ответ из «ФИЛЬТРА 2» пришел «железобетонный»: «…Положенные в основу приговора доказательства, в том числе показания свидетелей, были в соответствии с требованиями УПЗ в полном объеме исследованы судом и признаны им допустимыми доказательствами.»
Факт противозаконные связки 1, 2, 3… фильтров, с 2018 года ничего не изменилось. (Просил Совет Федерации России исследовать вопрос КОРПОРАТИНЫХ СВЯЗЕЙ, ответ пришел интересный (своими словами) ЭТИ ДЕЛА ТРЕБУЮТ АНАЛИЗА и БЫСТРО НЕ ДЕЛАЮТСЯ. 4-й год - это не время, а люди испытывают на себе БЕЗЗАКОНИЕ.
ЗЛО, и ГРЕХ торжествуют.
Остальные фильтры в принципе рассмотрены выше, поэтому на этом остановлюсь.
Как спасать Россию… всё в Божьих руках (законов мироздания) которые нас учат событиями.
Но хуже не будет, если призвать сотрудников правоохранительной системы к ответственности за БЕССОВЕСТНОСТЬ (ст.17, УПК РФ), лакмусовой бумажкой которой является – ЛОЖЬ!

С Новым 2022 годом!
Процветание России и в том числе за счет СПРАВЕДЛИВОГО ПРАВОСУДИЯ!

Рассмотрим статью судьи Верховного Суда РФ, доктора юридических наук, профессор Олег Кимович ЗАТЕЛЕПИН с позиции изложенного принципа, справедливости и чести.
1. В характеристике личности осужденного важен показатель неснятой и непогашенной судимости, наличие которой свидетельствует об устойчивости отрицательных свойств у человека, с одной стороны, и о неэффективности предыдущего исправительного воздействия — с другой. В 2020 г. доля таких осужденных составила почти 40%, при этом с 2015 г. она выросла на 7%. Среди таких лиц 44%, почти половина, — это те, кто имеет не одну, а две или три и более судимости.
Ответ.
Я являюсь репрессированным (РЕПРЕССИ́РОВАННЫЙ, - ого, м. Человек, подвергшийся карательной мере со стороны государственных органов, выразившейся наказанием без вины…)
Поэтому, непогашенная судимость – не мой вопрос. Кланяться слугам сатаны? Это не гордыня, это – благоразумие, он может только этого и хочет, чтобы подавить СВОБОДНУЮ ВОЛЮ
2. Нельзя забывать и о том, что у нас в прошлом году в особом порядке (главы 40 и 40.1 УПК РФ) осуждено 299 тыс. лиц, или 53% всех осужденных. В этих случаях обвиняемый согласен с предъявленным обвинением, доказательства не исследуются и вынесение оправдательного приговора невозможно.
Ответ.
Пояснительная часть:
- на трассе М5, в зоне п. Шилово Рязанской обл. мой автомобиль умышленно сбивает КАМАЗ 65111, принадлежащий ООО «Шиловский ХДПМУ», правоохранительная система п. Шилова фальсифицирует дело
- обращаюсь к доверенному адвокату, он берет паузу…, объясняет, что дело выиграть невозможно, ВС РФ поощряет суды на проведение процесса в особом порядке (главы 40 и 40.1 УПК РФ), соглашайся что предложит следователь, признавай свою вину, тебя не обидят, сэкономишь деньги на защиту;
- допрос, следователем предоставил защитник, по договоренности аварию докладываю общими фразами.
Выводы:
а) мой случай «особый порядок» связан не с поиском правды, а безысходностью выиграть дело. Но как из меня стали вымогать деньги, нанял защитника. В общей совокупности при проигранном в пух деле во всех инстанциях выложил 240 т.р. (для пенсионера, пусть и военного, – деньги не малые);
в) полагаю, что ст.17, п. 2 Никакие доказательства не имеют заранее установленной силы, нарушаются при данном порядке и цель правосудия сводится к торгу;
г) предложение адвоката за счет государства должен предлагать не следователь, а как минимум представитель коллегии адвокатов, с кем обговариваю и заключаю договор;
д) добавлять на нищий народ еще одну обязательную страховку – правовую защиту не по человечески, но материальная заинтересованность адвоката должна быть связана с выигрышем дела а не участием. Цена вопроса участия и выигрыша должны быть разными;
е) по факту против обвиняемого действует система прокуратура-судья, а с другой стороны адвокат-обвиняемый силы не равны!
(продолжение следует)

Продолжение
Из статьи: «Еще один фактор, важный для оценки качества правосудия, в том числе и в части справедливости назначенного наказания, — обжалование судебных решений в апелляционном порядке. В 2020 г. он составил 19% от числа рассмотренных судами первой инстанции. Этот показатель иллюстрирует, как граждане воспринимают наказания, примененные в отношении них.»
Ответ.
Обжалование судебных решений в апелляционном порядке, как советовали мне, не имеет смысла, ибо апелляционный суд не пойдет - корпоративная связка, так и получилось. Расчеты показывают, что выигрыши в апелляционном суде в 2020 г. составляют 0,19%. Только большой оптимист идет на это без выигрышное дело.
Главная проблема нашего суда является отсутствие профессионализма у судей по исследованию доказательств (ст. 88 УПК РФ).
Пример.
1. Заявление в апелляционный суд внести исправления в Протокол СУДЕБНОГО ЗАСЕДАНИЯ, в частности: «Проскочить я не мог… дорожный коридор 2,5 м, а моя машина 1.68м., 0.41м с двух сторон»
В заявлении пишу: «неправильно записано, вчитайтесь в текст, проскочить при данных параметрах легко».
Ответ судьи апелляционного суда: «Анализируя содержание протокола судебного заседания и рукописных записей секретаря судебного заседания, суд пришел к выводу, весь ход судебного заседания нашел полное и объективное отражение в протоколе; вопросы и ответы участников процесса, ходатайства, заявления и мнения участников процесса записаны правильно, полно и без искажений.»
Что здесь можно сказать? «ЛЮМИНЬ»
Так и по всем доказательствам судов, в которых я участвовал и судий (судья кассационного суда Рязансой обл.), которые просто лгали, "закрывали глаза", доказывя недоказуемое! Судья ВС РФ ограничился отписками. Допускаю, прочитать 40 листов печатного текста не просто, но для чего-то они писались.
Продолжение будет.

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: