1 соотношение права ес и международного права принципы их взаимодействия позиция суда ес

Обновлено: 15.04.2024

Вопрос о соотношении между правом Европейских сообществ и национальным правом государств-участников не был решен в учредительных договорах Европейских сообществ. В начале 1960-х Суд Европейских сообществ при рассмотрении конкретных дел сформулировал позицию, согласно которой право Европейских сообществ не является ни международным, ни внутригосударственным правом, а является новым особым правопорядком.

Опираясь на данную концепцию, Суд Европейских сообществ постановил, что нормы права Европейских сообществ имеют большую силу на территории ЕС, чем нормы национального права. При этом Суд ссылался на то, что достижение целей Европейских сообществ требует, чтобы нормы права Европейских сообществ применялись одновременно и единообразно на всей территории Европейских сообществ, и чтобы государства-участники не могли чинить этому никаких препятствий.

Позднее данное решение Суда Европейских сообществ было подтверждено решениями высших национальных судов государств-участников по конкретным делам.

В текст Конституции ЕС 2004 года была включена норма о приоритете норма права ЕС над нормами национального права, однако в текст Лиссабонского договора данная норма включена не была. Таким образом, данное положение, означающее, что национальные парламенты потеряли часть своего суверенитета, важнейший принцип функционирования ЕС не закреплен ни в одном нормативном акте. Стоит отметить, что подобная ситуация была бы невозможна, если бы Суд Европейских сообществ не получил поддержку от национальных судов (например, КС ФРГ).

Договор о функционировании ЕС предусматривает, что его положения не затрагивают тех международных договоров, которые государства-члены ЕС заключили с третьими государствами до их вступления в ЕС. Однако в случае, если такие договоры не совместимы с правом ЕС, данное государство при необходимости с помощью других государств-участников должно постараться убедить своего контр-агента прекратить подобный договор.

Однако в отношении международных договоров, заключенных только между государствами-членами ЕС право ЕС имеет большую силу даже в тех случаях, когда данные договоры были заключены и вступили в силу до присоединения этих стран к ЕС.

Таким образом, соотношение между правом ЕС и нормами международного права не может быть выражено «в одном предложении», будучи дифференцированным в зависимости от статуса государства. Так, право ЕС имеет примат над договорами между государствами-участниками.

Самой сложной ситуацией является соотношение права ЕС и норм международного права в случае наличия договора между новым государством-членом ЕС и третьим государством (например, договоры стран Восточной Европы и России были расторгнуты по молчаливому согласию России).

Право Евросоюза представляет собой самостоятельную правовую систему, регулирующую процесс функционирования и взаимодействия различных органов в рамках Евросоюза, а также возникающие общественные отношения.

Право Евросоюза распространяется на всех стран-участников. Оно возникло как необходимость в регулировании общественных и властных отношений в одном объединении, а также необходимости приведения основ жизни всех стран «к общему знаменателю». Оно имеет самостоятельный характер и распространяется на 27 стран-участниц. В составе права выделяются две его части. Первая часть регулирует создание и функционирование властных структур, поэтому носит название институционной. Она, в частности, определяет порядок функционирования Европейского суда. Вторая часть включает в себя гражданское, трудовое, уголовное, таможенное законодательство, т.е. те сферы права, которые регулируют общественные отношения между гражданами.

Право Евросоюза основывается на тех же принципах, что и национальное право:

  • принцип верховенства права;
  • принцип прямого действия;
  • принцип охраны прав и свобод и т.д.

Однако существуют такие принципы, как принцип интегрированности, который означает, что право Евросоюза вступает в действие в независимости от желания страны-участника.

Право Евросоюза содержится в таких актах, как учредительные договора ЕС, резолюции и регламенты, рекомендации и заключения. Источником права также является судебный прецедент. Таким образом, данные акты имеют ни международный, ни национальный характер, а занимает между ними промежуточное положение.

Право Евросоюза и национальное право

Если представить Евросоюз как федерацию, а каждую страну-участницу как отдельный субъект федерации, то право Евросоюза будет выступать как федеральное право по отношению к региональному. Отсюда характеристики права Евросоюза как транснационального.

Одна из его особенностей – право Евросоюза действует через границы. Это проистекает из принципа верховенства права, что означает, что право ЕС имеет большую юридическую силу, чем право государства. Стоит отметить, что приоритет имеют не только учредительные документы, но и все акты ЕС всех его органов и институтов, даже если государство отказалось их одобрить в Совете ЕС. На верховенство право ЕС не влияет время принятия акта, ни его источники.

Готовые работы на аналогичную тему

Однако в ЕС был введен принцип субсидиарности, который гласит, что те вопросы, которые могут решаться на местах, должны решаться на тех уровнях власти, которые наиболее приближены к уровню проблемы и к населению. Только в случае отсутствия возможности решить вопрос местными усилиями, он передается на решение вышестоящих властей – региональных, государственных и, наконец, наднациональных в лице ЕС. Каждый уровень власти является субсидиарным, т.е. вспомогательным, для нижестоящего. Таким образом, ЕС должен воздерживаться от вмешательства в те вопросы общественной жизни, которые эффективно могут быть решены на местном или государственном уровне.

Право Евросоюза и международное право

Современные государства сами устанавливают принцип верховенства международного права, прописывая его в своих конституциях. Национальный суд смотрит за тем, как действует данная система, а также обнаруживает противоречия между международным и национальным правом, после чего предпринимает усилия для устранения противоречий между национальным и международным правом. Т.е. соответствие собственных правовых норм международным ложится на плечи самого государства.

В учредительных документах Евросоюза указано, что ЕС в своей деятельности будет способствовать неукоснительному соблюдению и развитию международного права, особенно принципов ООН, Хельсинского заключительного акта и Парижской Хартии. Из этого ряд исследователей делают вывод о косвенном признании ЕС верховенства международного права.

В целом положение права ЕС в системе международного права не является четким. Право Евросоюза уникально по своей структуре, обладает собственной спецификой. Оно не противоречит международному праву, но и заметно от него отличается. В связи с этим ряд исследователей представляет право ЕС как часть международного права. Дискуссия концентрируется вокруг проблемы, можно ли считать ЕС международной организацией. А.Я. Капустин считает ЕС международной правительственной организацией. О. Витвицкая указывает, что ЕС не обладает способностью приобретать или отчуждать имущество, поэтому не может считаться международной организацией.

Право ЕС также часто рассматривается как региональное право интеграционного характера. Однако ЕС давно ушли вперед обычной региональной организации. Сейчас это не только рынок, но и пространство единой безопасности, валюты, политической интеграции, общее судопроизводство и т.д.

Право Европейского союза – это самостоятельная правовая система, которая регулирует процесс европейской интеграции и порядок функционирования европейских властных институтов, а также связанные с ними общественные отношения.

Формирование права Евросоюза стало необходимым доя приведения основ жизни европейцев к одному уровню, для создания «тесного союза народов». Его сфера действия охватывает все государства Евросоюза (их более 20), поэтому оно носит наднациональный и самостоятельный характер. Его можно сравнить с федеративным правом, которое охватывает субъекты одного государства, в данном случае таким единым государственным образованием выступает сам Евросоюз. Учитывая его особенности, европейские специалисты часто характеризуют его как транснациональное, подчеркивая его способность действовать через границы. Прямое действие права стало основой, которая позволила ввести гражданство Европейского Союза. Все, кто находится на территории Евросоюза, обязаны соблюдать его законы.

Право Евросоюза содержит в себе нормы, которые регулируют процесс создания и функционирования общих властных структур. Данная часть права носит название институционной и определяет, например, порядок проведения Европейского суда и его юрисдикцию. Вторая часть права регулирует сами общественные отношения, которые возникают между гражданами ЕС, юридическими лицами, членами-государствами и т.д. Сюда относится таможенное законодательство, уголовное, гражданское, трудовое, аграрное и т.д.

Право Европейского Союза в основном содержится в нормативных актах, например, в регламентах, директивах, решениях, которые создаются органами-институтами ЕС.

Принципы права Европейского Союза

Принципы права отражают его смысл, способ его осуществления. Они выработаны в результате толкования учредительных документов, а также в процессе практики Европейского суда.

Выделяют следующим принципы права ЕС:

Готовые работы на аналогичную тему

принцип верховенства: право ЕС является вышестоящим по отношению к национальному праву, его нормы должны входить в национальное законодательство, пронизывать его, определяя отношение к праву ЕС со стороны национальной системы. Данный принцип особенно важен в виду проблемы соотношения права Евросоюза и национального права. Только верховенство европейского права создает основу для интеграции и правоприменимости, а значит, саму основу ЕС.

принцип прямого действия: право Европейского Союза действует непосредственно на всей территории ЕС и обязательно для всех стран-участниц относительно всех субъектов права. Право ЕС напрямую наделяет всех участников правоотношений правами и обязанностями, которые должны исполняться.

принцип интегрированности: нормы права ЕС вступают в силу независимо от желания члена-государства и встраивания их в национальную систему. Все нормы европейского права должны применяться судами и другими государственными органами в том же объеме и в том же порядке, как и нормы национального права.

Вышеперечисленные принципы носят название функциональных. Кроме того, существуют также общие принципы права ЕС. Они соотносятся с принципами права национальных систем. Это такие принципы, как принцип охраны прав и свобод, недопущения дискриминации, принцип правовой определенности, принцип пропорциональности, а также другие процессуальные принципы.

Источники права Евросоюза

Источник права Евросоюза – это внешняя форма выражения и закрепления правовых норм, принятых институтами ЕС.

В основе европейского права лежит утверждение, что источником права ЕС, прежде всего, является совокупный интерес проживающих на территории ЕС народов и выраженная согласованная воля. Именно выражение своей воли по поводу вступления в ЕС означает выражение общего согласия с позицией ЕС, его законами и т.д. Наиболее хорошо данное положение выступает в учредительных договорных актах (Европейское объединение угля и стали, Европейское экономическое сообщество, Европейское общество по атомной энергии).

Акты, которые издают властные институты ЕС, по своему характеру не являются ни национальными, ни международно-правовыми, а занимают между ними промежуточное положение.

В число источников права ЕС включают учредительные договора, декларации, резолюции, регламенты, директивы и решения, рекомендации и заключения. Также источником права является судебный прецедент и правовые обычаи (не самостоятельный источник, часто обозначается как акт «особой категории»). Некоторые исследователи включают в состав источников «мягкое право», т.е. систему правил поведения, которые не обладают официальной силой, но несут в себе значительный практический эффект.

Существуют разные попытки классифицировать источники права ЕС. Одно из частых делений подразумевает их разграничение на внутренние и внешние в зависимости от направления их действия. В таком случае внутренними считаются учредительные договора и основные принципы, а к внешним – международные.

Однако основной вид классификации источников европейского права исходит из их юридической силы. В таком случае их делят на две больших группы:

  1. источники первичного права
  2. источники вторичного права.

К первичным актам относят учредительные договора, международные договора. Первичные источники – это аналог национального конституционного права. Помимо учредительных договор в данную группу источников входят все договорные акты, которые вносят изменения или дополнения в учредительные документы.

К актам вторичного характера относят такие акты, которые принимаются институтами Евросоюза на основе первичных актов. К ним можно отнести регламенты, решения, директивы и т. д. Они носят юридически обязательный характер. В эту же группу можно отнести не законодательные акты и рекомендации, которые не имеют предписания к обязательному исполнению.

Европейское право возникло на основе учредительных дого­воров, образовавших европейские сообщества. Учредительные акты, образующие источник первичного права сообществ — это международные договоры. Эти договоры были выработаны в ре­зультате сотрудничества государств-учредителей, подписаны должным образом и ратифицированы каждым из государств-членов.

Европейские сообщества учредительными договорами наде­лены международной правосубъектностью. Это означает, в част­ности, что сообщества вправе заключать международные договоры с третьими государствами и международными органи­зациями, поддерживать с ними дипломатические отношения. Большая часть заключаемых европейскими сообществами со­глашений образует неотъемлемую составную часть права сооб­ществ. В иерархии европейского права такие соглашения занимают место, непосредственно следующее за учредительными договорами. Это относится, в частности, и к Соглашению о партнерстве и сотрудничестве, подписанному с европейски­ми сообществами Российской Федерацией в 1994 г. и вступив­шему в силу 1 декабря 1997 г.

Европейское право есть часть международного права. Согласно широко распространенной точке зрения европей­ское право представляет собой особую самостоятельную право­вую систему, существующую наряду с национальными правовыми системами и международным правом. Объясняется подобная позиция тем, что европейское право будто бы образует новую правовую реальность, сочетающую элементы, свойственные на­циональным системам права и международно-правовой систе­ме, а это порождает специфику и оригинальность европейского права как особого вида правовой системы.

В качестве аргументов приводятся, в частности, «беспример­ное ограничение суверенитета государств — членов ЕС и пере­дача традиционных властных полномочий наднациональным институтам ЕС», само явление наднациональности, которое порой представляется как особенность лишь данной интегра­ционной группировки.

К системообразующим признакам новой правовой системы относят также нетрадиционный перечень источников, отлича­ющийся как от источников международного права, так и от ис­точников права внутреннего. Сюда же относятся вопросы так называемого прямого применения, или прямого действия, нор­мативных актов институтов Сообществ и Союза.

Однако европейское право (или право Европейского союза) есть часть права международного, и, таким образом, никакой третьей правовой системой наряду с международным правом и внутригосударственным правом оно не стало.

Практически не вызывает споров то, что важнейшие источ­ники европейского права — учредительные договоры (втом числе Договор, учреждающий Конституцию для Европы от 29 октября 2004 г.) — представляют собой классические, многосторонние договоры, регулируемые международным правом. Учредительные договоры подписывались государствами — членами ЕС и про­ходили национальные процедуры ратификации. Туже процедуру проходит сейчас Конституция 2004 г.

Один из важнейших аргументов для утверждения об авто­номности европейского права — содержащийся в ряде работ тезис о «беспримерном ограничении суверенитета государств-членов в Европейском союзе». Но следует помнить, что абсолютного государственного суверенитета не существует, поскольку госу­дарства взаимозависимы, и эта взаимозависимость в условиях глобализации в современном мире непрерывно возрастает. Су­веренитет остается сегодня международно-правовой реальностью, юридическим символом государства. Государства могут огра­ничивать свободу своих действий в целях успешного решения общих проблем — например, в рамках международных организаций.

Практически все конституции европейских государств раз­решают ограниченную передачу суверенитета. Международное право не запрещает государствам уступать часть своих суверен­ных полномочий международным межправительственным орга­низациям в целях налаживания более действенного механизма межгосударственного сотрудничества при добровольном воле­изъявлении, отсутствии угроз, давления и других форм проти­воправного принуждения. Вопросы уступки суверенных прав относятся к исключительной компетенции самих государств.

Согласно ст. I-13 Договора, учреждающего Конституцию для Европы 2004 г., в исключительную компетенцию нового Евро­пейского союза входит лишь пять направлений: таможенный союз, правила конкуренции, валютная политика, сохранение биоресурсов моря, общая торговая политика.

Следовательно, государства-члены сохранили и, судя по но­вой Европейской Конституции, сохранят свой суверенитет над территорией и населением, проживающим на ней, во всей пол­ноте — за исключением тех немногих вопросов, которые они передали в компетенцию Сообществ и будущего Союза. Таким образом, государства-члены допустили лишь частичную уступ­ку своих суверенных прав.

Анализ бессрочного Конституционного договора 2004 г. по­казывает, что так называемые федералисты потерпели пораже­ние. С учетом того, что далеко не все круги европейской общественности придерживаются «федералистской» концепции развития европейской интеграции, можно сделать вывод, что при подготовке Конституции верх одержала более умеренная точка зрения. Ее сторонники отложили до более далеких вре­мен решение столь политически деликатного и щекотливого вопроса, как преобразование Европейского союза в Европей­скую федерацию. Как представляется, такое положение сохра­нится на долгие годы, если не на десятилетия.

На межгосударственный характер нового Европейского со­юза дополнительно указывает то, что согласно ст. 1 п. 2 Консти­туции членами Союза могут быть только государства. Данное положение воспроизводит смысл ст. 49 Договора о создании Европейского союза (1992). Условия присоединения к новому Союзу определяются двумя основными принципами — геогра­фическим («государство-кандидат должно быть европейским») и политическим («государство должно быть демократическим, разделяющим общие ценности Союза»). Эти принципы также содержатся в Договоре о создании Европейского союза (1992), в частности в ст. 6 и 49.

При этом, в отличие от Римских договоров 1957 г. о ЕЭС и Евратоме, которые были бессрочны и не предполагали выхода государств из Сообществ, Конституционный договор преду­сматривает (ст. 1-60), что «любое государство-член может при­нять решение, в соответствии со своими конституционными нормами, выйти из Европейского союза».

Налицо коренное изменение подхода к вопросу о доброволь­ном выходе государств из Союза. Очевидно, что данное измене­ние полностью согласуется с современным международным правом. Оно находится в явном противоречии со сторонника­ми формулы «все более сплачивающегося Союза». С точки зре­ния «федералистов», эта новелла угрожает всему тому, что было сделано в европейской интеграции за истекшее пятидесятиле­тие.

Особое значение среди принципов европейского права име­ет принцип субсидиарности. Он дает большую свободу для са­мостоятельных действий государств-членов. И лишь тогда, когда поставленные цели не могут быть успешно достигнуты государ­ствами, вправе вмешаться институты Европейского союза. Ра­зумеется, данный принцип действует в сферах, которые не входят в исключительную компетенцию Союза.

Второй блок вопросов связан с понятием наднациональности — явлением, которое, по мнению ряда авторов, присуще только Европейским сообществам.

Однако явление наднациональности появилось гораздо раньше и проявилось в деятельности иных, чем Европейские сообще­ства, международных организаций и (или) их органов (пример — Совет Безопасности ООН), цели которых требовали более эф­фективных управленческих полномочий.

В современном международном праве нет установившегося определения понятия наднациональности. Но термин «надна­циональность» имеет право на существование, в том числе в юридической науке, поскольку он отражает конкретные каче­ственные изменения в международной жизни, в частности в структуре и деятельности международных организаций. Эти изменения поддаются анализу, и, стало быть, требуют для их характеристики соответствующего понятийного аппарата.

Наднациональность — это передача государствами-членами созданной ими международной организации (ее органам) оп­ределенных властных полномочий, обычно осуществляемых только органами суверенного государства, включая возможность издавать правовые нормы, имеющие обязательную силу для вхо­дящих в организацию государств.

Наднациональные организации создаются на основе ясно вы­раженного добровольного, закрепленного вдоговорном поряд­ке волеизъявления государств и используются для достижения общезначимых целей на основе соблюдения основополагающих принципов и норм международного права.

По отношению к государству применять термин «наднацио­нальная власть» неправомерно, ибо законная власть наднацио­нальна в том смысле, что существуют конституция и законы, которые должны прямо исполняться всеми субъектами, меры и аппарат принуждения, санкции и т. п.

Отсюда следует, что феномен «наднациональности» принад­лежит к понятийному аппарату международного права. Стало быть, это явление международного права, в основном применя­ющееся в праве международных организаций.

Таким образом, понятие «наднациональность» можно опре­делить как совокупность структурных, функциональных и про­цедурных особенностей международной организации, определяющих приоритетный характер ее компетенции в конк­ретных областях по отношению к соответствующей компетен­ции государств-членов. На первый план здесь выступает возможность принятия международным органом решений, обя­зательных для государств-членов.

Можно привести ряд примеров различных международных организаций и проявлений наднациональности в их деятельно­сти (МВФ, Международный орган по морскому дну, МОТ; ИКАО и др.). В этой связи обращают на себя внимание осо-бенности международных экономических организаций как субъектов международного экономического права. Именно в таких организациях распространена практика принятия ре­шений на основе взвешенного подхода или большинством (ква­лифицированным большинством) голосов, что в принципе следует расценивать в качестве признаков наднационального ре­гулирования.

Наднациональность в этих организациях не ущемляет суве­ренные права государств-членов. Их наднациональные элементы используются для повышения эффективности международного сотрудничества на основе суверенного равенства и взаимной выгоды. Наконец, международные организации, о которых выше шла речь, — субъекты международного публичного права, и «пра­во» этих организаций, несмотря на его особенности, в том числе связанные с наднациональностью, есть составная часть между­народного права.

Сказанное остается в силе и для права нового Европейского союза, который учреждается Конституционным договором 2004 г. Более того, отдельные нововведения, появившиеся в Конститу­ции (участие национальных парламентов в механизме приня­тия решений институтами Союза, новая процедура назначения Комиссии), скорее, говорят об отходе от принципа наднацио­нальности и расширении межгосударственных способов руко­водства Евросоюзом.

Третий блок вопросов связан с проблемой так называемых прямоприменяемых норм и отдельных принципов европейско­го права, которые иногда интерпретируются как дающие воз­можность европейскому праву называться самостоятельным правом.

Ни один из учредительных актов Сообществ и Союза не со­держит положения, которое можно было бы трактовать как на­мерение создать из европейского права обособленную, автономную систему. Таковым объявил его Суд Европейских сообществ. Суд стремился сделать правовое регулирование ин­теграции максимально эффективным. Стремясь создать обособлен­ную систему европейского права, он нуждался в формировании единых правовых начал, способных обеспечить целостное «ав­тономное» правовое пространство. Другой причиной подобной позиции Суда была необходимость толкования европейского права, содержание которого имеет слишком много пробелов.

Данный факт заставил Суд ЕС заниматься открытым судебный правотворчеством. Этой же цели служили выработанные Судом ЕС концепции «прямого применения* и примата (верховен­ства) норм европейского права. Естественные трудности воз­никли при реализации указанных принципов в национальных правовых системах. Государства, придерживающиеся монисти­ческого подхода, т. е. единства правовых систем международно­го и внутригосударственного права, логично признают, что положения международного договора могут напрямую действо­вать в национальном праве без применения мер трансформации. Государства, рассматривающие международное и внутригосудар­ственное право как два различных правопорядка, не признают, что правовая норма, внешняя по отношению к национальным правопорядкам, может сама по себе создавать права и обязанности для частных лиц.

По ст. 1-33 Европейской Конституции 2004 г. нынешний рег­ламент будет называться европейским законом, и в отношении «закона» также существует положение об обязательности и пря­мом применении во всех государствах-членах.

Концепция верховенства права Сообщества по отношению к внутреннему праву государств-членов уходит своими корнями в международное право. Очевидно, что любая региональная под­система международного права подчиняется тем же концепци­ям и основным принципам, что и общее международное право. Принцип примата норм европейского права нашел свое вы­ражение в ст. 1-6 Конституционного договора 2004 г., которая гласит: «Конституция и право, принятое институтами Союза при реализации компетенций, которые им приданы, имеют примат (priment) над правом государств-членов».

-В странах с монистической концепцией прямое примене­ние и примат (верховенство) европейского права практически не отличаются от прямого действия других международных до­говоров. Государства, придерживающиеся дуалистической кон­цепции, для вступления в Сообщества либо вносили поправки в свои конституции, либо принимали специальный закон, как это сделала Великобритания в 1972 г.

В международном договоре может быть указано, что сторо­ны согласны применять его нормы в национальном праве, одна­ко это не будет свидетельствовать о том, что по желанию сторон нормы международного права, содержащиеся вдоговоре, могут напрямую регулировать внутригосударственные отношения. Положения, сформулированные в договоре, будут сохранять свое значение регуляторов межгосударственных отношений в каче­стве норм международного права. Просто правила, содержащи­еся в договоре, начнут применяться для регулирования внутригосударственных отношений в силу соответствующей ста­тьи национальной конституции, принятого ранее в отношении подобных договоров внутреннего закона либо иного внутренне­го нормативного акта. Все это не более чем вопросы трансфор­мации, т. е. юридической техники.

Следовательно, и попытки доказать существование «прямо-применимых» или «прямодействующих» норм есть скорее иллю­зия, чем реальность; они не дают оснований считать европейское право самостоятельной системой, отличной от права междуна­родного.

Проблемы развития институциональной структуры, в част­ности, связанные с недавним расширением состава Европей­ского союза, без сомнения, относятся к самой чувствительной сфере интеграционного процесса.

Согласно ст. I-19 Конституционного договора 2004 г. в число институтов включен Европейский совет — бывший орган меж­государственного сотрудничества. Вместо двух раз в год он, по Конституции, будет заседать ежеквартально. Возглавит Евро­пейский совет его Президент сроком на 2,5 года с правом еще одного переизбрания. Таким образом, роль и структура межго­сударственного института — Европейского совета — усиливается. К числу наднациональных институтов относится Европей­ская Комиссия. Наиболее населенные страны ЕС, которые были представлены в данном институте двумя своими комиссарами, еще в Ницце (2000 г.) согласились на формирование Комиссии, исходя из принципа — от каждой страны по одному комиссару. Казалось бы, государства-члены согласились на более демокра­тичный способ формирования данного института. Однако, если исходить из количества существующих ныне — 25 — членов Со­юза, получается, что шесть комиссаров происходят из государств, составляющих 74 % населения Союза, восемь членов Комиссии представляют страны, составляющие 19 % населения и 11 ко­миссаров — выходцы из государств, составляющих всего 7 % граж­дан Союза. Отметим также, что представители шести стран — основателей Сообществ составят лишь четверть состава Комис­сии, тогда как комиссары десяти новых членов будут составлять 40 % данного института. При таком принципе формирования Комиссии не решается проблема повышения эффективности ее работы, остаются по­воды для недовольства, в основном, крупных государств, стран — основателей ЕС. При сокращении состава данного института до 3 /, от числа членов также будет существовать проблема леги­тимности Комиссии и справедливого представительства госу­дарств в этом институте. __

В целом Комиссия — уникальный наднациональный инсти­тут — выглядит ослабленным как в нынешнем, новом виде, так и в перспективе, как она определена в Конституции 2004 г.

Исходя из приведенных сведений о развитии некоторых важ­ных институтов ЕС, можно сделать вывод о том, что Европей­ский союз во многом все более будет походить на большинство существующих межправительственных организаций вследствие усиления тенденции децентрализации из-за его расширения. В институциональной структуре это, в частности, сказывается на усилении межгосударственных институтов (Европейский со­вет) и ослаблении наднациональных (Комиссии).

Анализ Договора, учреждающего Конституцию для Европы 2004 г. и, в частности, изменений, которые произойдут в инсти­туциональной структуре будущего Европейского союза, говорят о том, что все происходит в пределах традиционного междуна­родного права, и ничто не свидетельствует о возможности появ­ления какой-либо третьей самостоятельной правовой системы.

Гражданство ЕС

Гражданство Европейского Союза, связанное с гражданством госу­дарств-членов, появилось и было закреплено в ст. 17 Маастрихтского договора. Гражданство ЕС, в отличие от аналогичного института, существующего в государствах-участниках, не создает схожих отно­шений между физическим лицом и Европейским Союзом, основан­ных на взаимных правах и обязанностях. Статья 18 Договора о Со­обществе предоставляет гражданину Союза обширное право свобод­ного передвижения и пребывания в пределах государственной территории государств — членов ЕС. В данном случае свобода пе­редвижения освобождена от экономической необходимости, как это происходит в случае с принципом свободы передвижения рабочей силы, правом на поселение, правом па экономическую деятельность, правом свободы движения услуг 3:! .

Граждане ЕС обладают, согласно ч. 1 ст. 19 Договора о Сообществе, правом избирать и быть избранными в органы местного самоуп­равления но месту своего пребывания. Таким образом, им открыва­ется доступ к политическим партиям в отношении выборов в орга­ны местного самоуправления. Граждане Союза, находящиеся на тер­ритории другого государства-участника, обладают также правом избирать и быть избранными в Европейский парламент согласно ч. 2 ст. 19 Договора о Сообществе 34 .

Далее, граждане ЕС, находящиеся в пределах территории государства, не являющегося участником ЕС, где их родное государство не пред­ставлено, обладают правом на дипломатическую и консульскую за­щиту другого государства — участника ЕС на основании тех же усло­вий, которые предлагаются для граждан другого государства — уча­стника ЕС. Решение вопроса о том, признавать или не признавать указанную защиту, остается предоставленным государствам, не вхо­дящим в состав ЕС. При этом ни Европейские Сообщества, ни ЕС не обладают правом предоставить собственную правовую защиту.

-----Верховенство по отношению к национальным системам права государств-членов.Принцип означает что в случае коллизии нормы национального права и права ЕС преимущественную силу имеет последняя.

----Прямое действие. Под ним понимается непосредственное действие и обязательная применимость норм права ЕС на всей территории Европейского Союза и относительно всех субъектов права.

------Интегрированность в национальные системы права государств-членов. Принцип означает, что все нормы права ЕС автоматически инкорпорируются в национальные правовые системы государств-членов.

------Юрисдикционная защищенность. Под ним понимается то, что обязанность обеспечения защиты норм права ЕС возлагается не только на судебные органы Европейского союза, но и на национальные судебные органы государств-членов.

2) Что же касается самого права Евросоюза и Сообществ, то в соотношении с международным правом оно, будучи по своей природе и сфере распространения региональным (европейским) правом, в одних случаях рассматривается как право "наднациональной", или "интеграционной организации"; в других - как некое "экспериментальное" право, как право, отражающее и закрепляющее проходящий на Европейском континенте "великий" интеграционный "эксперимент", а в третьих случаях право Евросоюза и сообществ представляется в виде особого правового феномена, занимающего "свою собственную нишу в неординарной системе правовых связей и отношений, сложившихся не только на Европейском континенте, но и во всем мире" и отличающегося, с одной стороны, от международного права, а с другой - от национального права.

Согласно своим учредительным документам интеграционные объединения признают общепризнанные нормы и принципы международного права и обязуются им следовать. Однако реальное участие этих образований в международных делах и реализации предписаний международного права в решающей степени зависит от их международной правосубъектности, регулируемой и осуществляемой на основе права ЕС. С введением в действие Конституции ЕС статусом юридического лица наделяется ЕС. Сама Конституция в юридическом плане сменяет и заменяет действующие учредительные договоры, а ЕС становится правопреемником международных прав и обязанностей, которыми наделены и которыми обладают Европейские сообщества. Степень участия ЕС в международном общении и его активность в осуществлении внешних связей в решающей степени связаны с природой и пределами интеграции. ЕС создан на основе принципа делегирования полномочий суверенными государствами. Правила и пределы делегирования суверенных правомочий определяются необходимостью достижения общих целей и решения задач, стоящих перед ЕС. В сфере внешних сношений к ним отнесены утверждение идей мира, продвижение и защита ценностей и интересов, отстаиваемых ЕС. К числу важнейших задач ЕС отнесены строгое следование международному праву и особенно соблюдение принципов Устава ООН. Одновременно к числу важнейших задач отнесено утверждение самоытности ЕС на международной арене.

Общие начала и принципы международного права полностью обязательны для интеграционных объединений и их государствчленов. Однако это не означает идентичности правовой системы ЕС им еждународного права. По способу формирования основной массы норм права ЕС, характеру его источников и кругу регулируемых отношений, составу его субъектов право ЕС радикально отличается от общего международного права.

С созданием ЕС возникли определенные различия в осуществлении внешнеполитических функций между Сообществами и ЕС.Применительно к Европейским сообществам осуществление полномочий, связанных с международной правосубъектностью, несколько отличается от того положения, которое имеет место в рамках второй и третьей опоры. Неодинакова также роль институтов ЕС в осуществлении этих полномочий, и существуют различия в процедурах осуществления внешних связей. Международные договоры являются интегральной составной частью права ЕС . Международные договоры ЕС с третьими государствами и международными организациями полностью подпадают под действие режима международных договоров.

1) К субъектам права Есть С принадлежат участники интеграционных отношений,которыеявляются носителями прав и обязанностей, непосредственно вытекающих из правопорядка Евросоюза. Все субъекты права Евросоюза способны реализовывать свои права и обязанности путем прямого участия в интеграционных отношениях. С другой стороны, их деятельность подчиняется правопорядка Евросоюза.

В интеграционных отношениях, которые регулируются правом Евросоюза, субъекты этого права участвуют или непосредственно (физические и юридические лица), или через уполномоченные ими органы (государства-члены и ЕС).

Субъект международного права - это носитель международных прав и обязанностей,способный участвовать в межгосударственных отношениях,международном нормотворчестве и нести ответственность за свои международные обязательства.

Субъекты: ---Государство ----Международные и межправительственные организации

----Государственноподобные образования ----Народы,борющиеся за самоопределение --Иные субъекты

2) Европейское право имеет свой собственный объект регулирования – европейский интеграционный процесс, свой предмет – общественные отношения, вызванные к жизни и связанные с развитием европейской интеграции, свою систему права , объединяющую целый ряд отраслей европейского права.
ОБЪЕКТ МЕЖДУНАРОДНОГО ПРАВА- материальные и нематериальные блага, действия или воздержание от действий, не относящиеся исключительно к внутренней компетенции государств, по поводу которых субъекты международного права могут вступать в правоотношения. О.м.п. - это все то, на что воздействует международное право.

Источники права ЕС

Акты первичного права.

К актам первичного права относятся все учредительные договоры Европейского Союза. По своей юридической природе акты первичного права являются международными договорами. Нормы актов первичного права обладают высшей юридической силой по отношению ко всем другим нормам Европейского Союза, содержащимся в актах вторичного права.

Акты вторичного права.

К актам вторичного права относятся акты, издаваемые институтами Союза, а также все другие акты, принимаемые на основе учредительных договоров. Вторичный акт может быть принят, если существуют полномочия для его принятия и соблюдена бюджетная дисциплина.

Типы вторичных актов:

1. Юридически обязательные:

законодательные: регламенты, директивы и решения, принятые на основе первичного права

незаконодательные: акты, принятые в соответствии с полномочиями, предусмотренными в законодательном акте

2. Юридически не обязательные:рекомендации, мнения и другие необязательные для исполнения акты

Акты третичного праваМеждународные договоры между странами ЕС, которые облегчали функционирование ЕС, с течением времени были постепенно заменены на акты вторичного права. Нельзя с точностью говорить о актах третичного права, как о источнике европейского права

Конвенция о гармонизации законов в интересах физических и частных лиц в 4 областях

Конвенция координации действий государств-членов в полицейском и судебном сотрудничестве по уголовным делам

Конвенция, содействующая выполнению первичных актов

Таким образом, источниками международного права являются:

Основные (первичные): ----международный договор-----международно-правовой обычай (см. статью обычное международное право)----Акты международных организаций (пример: резолюция ООН)-----------общие принципы права

4) Методы права ЕС— это методы правового регулирования общественных отношений правом ЕС и методы познания и анализа действующего права ЕС, его отраслей, науки и учебной дисциплины.

Собственный своеобразный метод регулирования общественных отношений.

В ПЕС сначала достигается координация, согласованность позиций, а затем осуществляется подчинение и реализация согласованных ранее договоренностей. Это можно назвать методом «скоординированной субординации».

В ПЕС используются те же методы регулирования общественных отношений, какие характерны для современных государств: методы управомочивания, позитивного обязывания и запрета; императивный и диспозитивный методы; коллизионный метод.

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: