Запрет адвокатам проносить средства связи

Обновлено: 29.09.2022

30 мая Конституционный Суд РФ опубликовал постановление № 21-П, которым отменил запрет на проход адвокатов с телефонами в отделения полиции как ограничивающий право на получение квалифицированной юридической помощи.

Дело о проверке конституционности п. 25 ч. 1 ст. 13 Федерального закона «О полиции» рассматривалось в связи с жалобой саратовского адвоката Ивана Фролова. Защитника неоднократно не пускали с мобильным телефоном в здания ГУ МВД по Саратовской области, где проводились следственные действия в отношении его доверителей. Запрет на пронос технических средств с функциями записи изображения и звука был предусмотрен внутренней инструкцией, изданной с грифом «ДСП».

Суды всех инстанций, за исключением апелляционной, подтвердили законность действий сотрудников полиции. В судебных решениях, в частности, указано, что инструкция разработана на основании закона для обеспечения безопасности работы органов внутренних дел.

В своей жалобе в КС адвокат подчеркивал, что оспоренная норма неконституционна, поскольку в нарушение ст. 55 (ч. 3) Конституции РФ позволяет ограничивать права граждан и адвокатов, оказывающих юридическую помощь.

Как указал по итогам разбирательства Конституционный Суд, само по себе использование адвокатом технических средств не образует содержания его деятельности по оказанию квалифицированной юридической помощи. Поэтому неиспользование им технических средств для копирования материалов уголовного дела не может расцениваться как ограничение права адвоката на ознакомление с материалами дела. Соответственно, запрет адвокатам входить в здания МВД РФ с мобильными телефонами, имеющими функцию фото- и видео-фиксации, а также функцию выхода в интернет автоматически не влечет непреодолимых препятствий для оказания юридической помощи.

Между тем по смыслу правовой позиции, сформулированной КС РФ в постановлении от 25 октября 2001 года № 14-П, из ст. 48, 71 (п. «в», «о») и 76 (ч. 1) Конституции РФ в их взаимосвязи вытекает, что федеральный законодатель при регулировании права на получение квалифицированной юридической помощи, относящегося к основным правам и свободам человека и гражданина, обязан именно в федеральном законе определить все важнейшие элементы данного права, включая условия и порядок его реализации, поскольку такое регулирование непосредственно затрагивает само существо оказания квалифицированной юридической помощи, а также поскольку оно связано с установлением пределов ее осуществления, т. е. с возможными ее ограничениями, и нахождением разумного баланса различных конституционных ценностей, конкурирующих прав и законных интересов.

Однако Федеральный закон «О полиции» не содержит норм, прямо запрещающих адвокатам проходить в здания ОВД с мобильными телефонами, имеющими указанные технические функции. Из этого следует, что оспоренная норма не может служить основанием для запрета прохода адвокатов в связи с оказанием юридической помощи в уголовном судопроизводстве в административные здания органов внутренних дел с мобильным телефоном, имеющим функции аудио- и видеофиксации, а также выхода в Интернет. Такое понимание п. 25 ч. 1 ст. 13 Федерального закона «О полиции» не препятствует должностным лицам, осуществляющим уголовное преследование, в соответствии с уголовно-процессуальным законодательством определять возможность использования соответствующих функций телефона при производстве предварительного расследования.

Как отметил КС, придание оспоренной норме иного смысла означало бы произвольное – вопреки конституционному принципу верховенства закона – ограничение конституционного права каждого на получение квалифицированной юридической помощи.

В соответствии с постановлением КС РФ​ судебные решения по делу адвоката Ивана Фролова должны быть пересмотрены.

Согласно пункту 77 Правил внутреннего распорядка исправительных учреждений, утвержденных Приказом Минюста России от 16 декабря 2016 г. N 295 (далее - Правила), лица, прибывшие на свидание с осужденными, после разъяснения им администрацией исправительного учреждения (ИУ) порядка проведения свидания сдают запрещенные к использованию в ИУ вещи, деньги и ценности на хранение до окончания свидания младшему инспектору по проведению свиданий под роспись в специальном журнале. После чего одежда и вещи граждан, прибывших на свидание, подлежат досмотру. В случае обнаружения запрещенных вещей администрация ИУ принимает меры в соответствии с требованиями законодательства РФ и названных Правил.

Верховный Суд РФ, в частности, указал следующее.

Пункт 77 Правил предписывает лицам, прибывшим на свидание с осужденными, сдать запрещенные к использованию в ИУ вещи, деньги и ценности на хранение. К таким предметам пункт 17 приложения N 1 к Правилам, в частности, относит: фотоаппараты, видео-, аудиотехнику, электронные носители и накопители информации, средства мобильной связи и коммуникации либо комплектующие к ним, обеспечивающие их работу.

Правила обязательны для персонала исправительных учреждений, содержащихся в них осужденных, а также иных лиц, посещающих эти учреждения, и не делают исключений относительно свиданий осужденных с адвокатами.

Как неоднократно указывал Конституционный Суд РФ, неопределенность содержания правовой нормы препятствует ее единообразному пониманию, ослабляет гарантии защиты конституционных прав и свобод, а нарушения требования определенности правовой нормы, влекущего ее произвольное толкование правоприменителем, достаточно для признания такой нормы не соответствующей законодательству.

Согласно части 1 статьи 18 Федерального закона от 15 июля 1995 г. N 103-ФЗ "О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений" защитнику запрещается проносить на территорию места содержания под стражей технические средства связи, а также технические средства (устройства), позволяющие осуществлять киносъемку, аудио- и видеозапись. Данные ограничения обусловлены режимом содержания под стражей, обеспечивающим безопасность следственного изолятора, соблюдение прав подозреваемых и обвиняемых, исполнение ими своих обязанностей, их изоляцию, а также выполнение задач, предусмотренных УПК РФ, включая предотвращение преступлений.

Для получения юридической помощи осужденными УИК РФ предусматривает предоставление свидания с адвокатами или иными лицами, имеющими право на оказание юридической помощи, без ограничения их числа продолжительностью до четырех часов (часть 4 статьи 89) и не устанавливает запретов проносить на территорию исправительного учреждения технические средства связи.

В силу пункта 1 части 2 статьи 215 КАС РФ по результатам рассмотрения административного дела об оспаривании нормативного правового акта судом принимается решение об удовлетворении заявленных требований полностью или в части, если оспариваемый нормативный правовой акт полностью или в части признается не соответствующим иному нормативному правовому акту, имеющему большую юридическую силу, и не действующим полностью или в части со дня его принятия или с иной определенной судом даты.

С учетом изложенного Верховный Суд РФ признал недействующими со дня вступления в законную силу данного решения пункт 77 Правил внутреннего распорядка исправительных учреждений, утвержденных Приказом Минюста России от 16 декабря 2016 г. N 295, пункт 17 приложения N 1 к данным Правилам в части, допускающей распространение положений этих пунктов на пронос и использование адвокатом (защитником) при свиданиях с осужденным фотоаппаратов, видео-, аудиотехники, электронных носителей и накопителей информации, средств мобильной связи и коммуникации либо комплектующих к ним, обеспечивающих их работу.

Больше документов и разъяснений по антикризисным мерам - в системе КонсультантПлюс.

25 мая депутаты Государственной Думы ФС РФ единогласно приняли во втором чтении законопроект № 1166183-7 о внесении изменений в Уголовно-исполнительный кодекс РФ, поддержав предложение рассмотреть документ в третьем чтении уже 26 мая. В Федеральной палате адвокатов РФ отметили, что в случае принятия закона многолетние усилия защитников в борьбе за право использовать в ИК отдельные функции своих мобильных телефонов для оказания квалифицированной юридической помощи окажутся напрасными.

Как ранее сообщалось, законопроектом предлагается изменить ч. 4 ст. 89 и ч. 6 ст. 158 УИК РФ, уточнив, что в число иных лиц, имеющих право на оказание юридической помощи, на свидания с которыми помимо адвокатов имеют право заключенные, входят также их текущие или потенциальные представители в ЕСПЧ и нотариусы. При этом указано, что свидания должны всегда проходить наедине, вне пределов слышимости третьих лиц и без применения технических средств прослушивания – напомним, что сейчас для этого требуется отдельное заявление осужденного.

Спорный законопроект

Спорный законопроект

В первом чтении приняты поправки в УИК РФ, запрещающие адвокатам проносить в исправительные колонии телефоны

При этом вводится запрет для адвокатов или иных лиц, имеющих право на оказание юридической помощи, на пронос на территорию исправительных колоний или дисциплинарных воинских частей технических средств связи, а также устройств, позволяющих осуществлять киносъемку, аудио- и видеозапись. Предполагается, что они смогут проносить копировально-множительную технику и фотоаппаратуру для снятия копий с материалов личного дела осужденного, а также компьютеры. Но пользоваться ими можно будет только в отсутствие осужденного и в отдельном помещении, определенном администрацией учреждения. При попытке передать осужденному запрещенные к хранению и использованию предметы, вещества и продукты питания свидание будет незамедлительно прервано.

В пояснительной записке отмечено, что поправки разработаны во исполнение Постановления ЕСПЧ по делу «Захаркин против РФ». По мнению авторов поправок, их необходимость продиктована режимом в исправительных учреждениях – установленным законом и соответствующими закону нормативными правовыми актами порядком исполнения и отбывания лишения свободы, обеспечивающим, помимо прочего, охрану и изоляцию осужденных, постоянный надзор за ними.

11 мая Федеральная палата адвокатов направила председателю Госдумы Вячеславу Володину правовую позицию, категорически возразила против попыток запретить адвокатам проносить технические средства связи в места лишения свободы. При этом часть законопроекта, касающаяся свиданий осужденных с их представителями в ЕСПЧ, была поддержана.

Законопроект существенно ограничивает возможности адвокатов

Законопроект существенно ограничивает возможности адвокатов

ФПА РФ возражает против попыток запретить адвокатам проносить технические средства связи в места лишения свободы

ФПА напомнила, что Верховный Суд в Решении от 10 ноября 2017 г. № АКПИ17-867 по делу по административному иску адвоката Валерия Шухардина о признании недействующим п. 77 Правил внутреннего распорядка исправительных учреждений и частично недействующим п. 17 приложения № 1 к указанным Правилам указал, что для получения юридической помощи осужденными УИК предусматривает предоставление свидания с адвокатами или иными лицами, имеющими право на оказание юридической помощи, без ограничения их числа продолжительностью до четырех часов и не устанавливает запрета проносить на территорию исправительного учреждения технические средства связи. Аналогичная позиция сформулирована и в иных решениях Верховного Суда (от 31 октября 2007 г. № ГКПИ07-1188; от 7 февраля 2012 г. № ГКПИ11-2095).

«Использование адвокатами технических средств, позволяющих осуществлять аудио- и видеозапись, создаст возможности для оказания квалифицированной юридической помощи, – подчеркивается в правовой позиции ФПА. – В частности, это поможет вскрыть и зафиксировать совершаемые в исправительных колониях нарушения закона и прав осужденных. Последние часто обращаются к адвокатам и иным лицам при намерении обжаловать незаконные действия администрации учреждения». Так, используя технические средства, можно сфотографировать имеющиеся у осужденного телесные повреждения и доказательно поставить вопрос о привлечении к уголовной ответственности виновных лиц.

Федеральная палата адвокатов также назвала «неосновательным» и существенно ограничивающим возможности адвокатов предложение авторов поправок разрешить проносить копировально-множительную технику и фотоаппаратуру только для снятия копий с материалов личного дела осужденного с правом пользоваться такой техникой только в отсутствие осужденного в отдельном помещении, определенном администрацией исправительного учреждения. По мнению ФПА, такой подход противоречит целям и задачам Закона об общественном контроле за обеспечением прав человека в местах принудительного содержания, ставит целью скрыть от общественности предполагаемые нарушения закона и создать искусственные трудности в их выявлении.

Однако при рассмотрении проекта в первом чтении 18 мая позиция ФПА озвучена не была. Более того, в ходе заседания Госдумы 25 мая депутат Даниил Бессарабов, представляя законопроект, подчеркнул, что никаких поправок к нему не поступило и при подготовке ко второму чтению были учтены лишь технические замечания. Он также предложил, чтобы в случае принятия проекта третье чтение прошло уже завтра, 26 июня. Депутаты единогласно приняли документ во втором чтении без какого-либо обсуждения.

Комментируя принятие законопроекта во втором чтении, советник Федеральной палаты адвокатов РФ Нвер Гаспапрян отметил, что ФПА всегда негативно оценивает любые законопроекты, которые ограничивают профессиональные права адвокатов. «И данный законопроект не является исключением, – подчеркнул он. – В течение более 10 лет адвокаты боролись за право использовать в исправительных колониях отдельные функции своих мобильных телефонов для оказания квалифицированной юридической помощи. Неоднократно адвокатская позиция была поддержана Верховным Судом РФ. В связи с этим вызывает сожаление, что в случае принятия этого законопроекта усилия наших коллег окажутся напрасными и бесплодными».

11 июня Президент России Владимир Путин подписал закон о внесении изменений в Уголовно-исполнительный кодекс РФ, которым уточняется порядок предоставления осужденным свиданий с адвокатами или иными лицами (законопроект № 1166183-7). Ранее в ФПА РФ отмечали, что принятие закона сводит на нет многолетние усилия защитников в борьбе за право использовать в колониях отдельные функции своих мобильных телефонов для оказания квалифицированной юридической помощи доверителям.

Законом внесены изменения в ч. 4 ст. 89 и ч. 6 ст. 158 УИК РФ, которые уточняют, что в число иных лиц, имеющих право на оказание юридической помощи, на свидания с которыми помимо адвокатов имеют право заключенные, входят также их текущие или потенциальные представители в ЕСПЧ и нотариусы. При этом указано, что свидания должны всегда проходить наедине, вне пределов слышимости третьих лиц и без применения техсредств прослушивания – сейчас для этого требуется отдельное заявление осужденного.

Также введен запрет для адвокатов или иных лиц, имеющих право на оказание юридической помощи, на пронос на территорию исправительных колоний или дисциплинарных воинских частей технических средств связи, а также устройств, позволяющих осуществлять киносъемку, аудио- и видеозапись. Предполагается, что они смогут проносить копировально-множительную технику и фотоаппаратуру для снятия копий с материалов личного дела осужденного, а также компьютеры. Но пользоваться ими можно будет только в отсутствие осужденного и в отдельном помещении, определенном администрацией учреждения. При попытке передать осужденному запрещенные к хранению и использованию предметы, вещества и продукты питания свидание будет незамедлительно прервано.

В пояснительной записке отмечалось, что поправки разработаны во исполнение Постановления ЕСПЧ по делу «Захаркин против РФ», а их необходимость продиктована режимом в исправительных учреждениях – установленным законом и соответствующими закону нормативными правовыми актами порядком исполнения и отбывания лишения свободы, обеспечивающим, помимо прочего, охрану и изоляцию осужденных, постоянный надзор за ними.

Еще 11 мая, после внесения проекта закона в Государственную Думу ФС РФ, Федеральная палата адвокатов РФ направила Вячеславу Володину правовую позицию, в которой категорически возразила против попыток запретить адвокатам проносить технические средства связи в места лишения свободы. ФПА напомнила, что Верховный Суд в Решении от 10 ноября 2017 г. № АКПИ17-867 по делу по административному иску адвоката Валерия Шухардина о признании недействующим п. 77 Правил внутреннего распорядка исправительных учреждений и частично недействующим п. 17 приложения № 1 к указанным Правилам указал, что для получения юридической помощи осужденными УИК предусматривает предоставление свидания с адвокатами или иными лицами, имеющими право на оказание юридической помощи, без ограничения их числа продолжительностью до 4 часов и не устанавливает запрет проносить на территорию исправительного учреждения технические средства связи. Аналогичная позиция сформулирована и в иных решениях Верховного Суда (от 31 октября 2007 г. № ГКПИ07-1188; от 7 февраля 2012 г. № ГКПИ11-2095).

«Использование адвокатами технических средств, позволяющих осуществлять аудио- и видеозапись, создаст возможности для оказания квалифицированной юридической помощи, – подчеркивается в правовой позиции ФПА. – В частности, это поможет вскрыть и зафиксировать совершаемые в исправительных колониях нарушения закона и прав осужденных. Последние часто обращаются к адвокатам и иным лицам при намерении обжаловать незаконные действия администрации учреждения». Так, используя технические средства, можно сфотографировать имеющиеся у осужденного телесные повреждения и доказательно поставить вопрос о привлечении к уголовной ответственности виновных лиц.

Федеральная палата адвокатов также назвала «неосновательным» и существенно ограничивающим возможности адвокатов предложение авторов поправок разрешить проносить копировально-множительную технику и фотоаппаратуру только для снятия копий с материалов личного дела осужденного с правом пользоваться такой техникой только в отсутствие осужденного в отдельном помещении, определенном администрацией исправительного учреждения. По мнению ФПА, такой подход противоречит целям и задачам Закона об общественном контроле за обеспечением прав человека в местах принудительного содержания, ставит целью скрыть от общественности предполагаемые нарушения закона и создать искусственные трудности в их выявлении.

Однако при рассмотрении проекта депутатами позиция ФПА озвучена и учтена не была.

Ранее советник Федеральной палаты адвокатов Нвер Гаспарян отмечал, что ФПА всегда негативно оценивает любые законопроекты, которые ограничивают профессиональные права адвокатов. «И данный законопроект не является исключением, – подчеркнул он. – В течение более 10 лет адвокаты боролись за право использовать в исправительных колониях отдельные функции своих мобильных телефонов для оказания квалифицированной юридической помощи. Неоднократно адвокатская позиция была поддержана Верховным Судом РФ. В связи с этим вызывает сожаление, что в случае принятия этого законопроекта усилия наших коллег окажутся напрасными и бесплодными».

Как сообщает «АГ», Минюст России опубликовал для общественного обсуждения проект, которым предлагается внести изменения в правила внутреннего распорядка исправительных учреждений и воспитательных колоний УИС. Документ по своему содержанию во многом повторяет ранее принятые поправки в УИК о запрете адвокатам проносить технику в исправительные колонии. Эксперты отметили, что любое ограничение прав адвокатов на оказание юридической помощи подрывает принципы правового государства, конституционные гарантии государства перед гражданами РФ, иностранными гражданами, лицами без гражданства на получение ими квалифицированной юридической помощи.

Согласно поправкам в Правила внутреннего распорядка исправительных учреждений, утвержденные Приказом Минюста от 16 декабря 2016 г. № 295, осужденным хотят предоставить свидания с адвокатами, иными лицами, имеющими право на оказание юридической помощи, в том числе с представителями в Европейском Суде по правам человека, лицами, оказывающими юридическую помощь в связи с намерением обратиться в ЕСПЧ, и нотариусами без ограничения их числа продолжительностью до четырех часов.

Такие свидания будут предоставляться наедине, вне пределов слышимости третьих лиц и без применения технических средств прослушивания. Адвокатам или иным лицам, имеющим право на оказание юридической помощи, запрещается проносить на территорию ИУ технические средства связи и телефоны. Они вправе проносить копировально-множительную технику и фотоаппаратуру только для снятия копий с материалов личного дела осужденного, компьютеры и пользоваться оборудованием в отдельном помещении в отсутствие осужденного. Помещение определит администрация.

Нотариус сможет пронести на территорию ИУ предметы и документы, которые необходимы для удостоверения доверенности, в том числе технические средства (устройства), предназначенные для печати документов и снятия копий с документов, и пользоваться указанными предметами и техническими средствами (устройствами) только в отсутствие осужденного в отдельном помещении.

В Правилах внутреннего распорядка воспитательных колоний уголовно-исполнительной системы, утвержденных Приказом Минюста России от 6 октября 2006 г. № 311, предлагается расширить перечень адресатов, переписка с которыми цензуре не подлежит. Так, предложения, заявления, ходатайства и жалобы осужденного, адресованные президенту, в палаты Федерального Собрания, правительство, законодательные (представительные) органы субъектов РФ, органы исполнительной власти субъектов РФ, суд, органы прокуратуры, вышестоящие органы УИС и их должностным лицам, уполномоченным (в том числе в регионах) по правам человека, по защите прав предпринимателей, по правам ребенка, в общественные наблюдательные комиссии, образованные в соответствии с законодательством РФ, а также адресованные в соответствии с международными договорами РФ в межгосударственные органы по защите прав и свобод человека, ЕСПЧ, и ответы на них цензуре не подлежат. Документы передаются операторам связи не позднее одного рабочего дня. Документы, адресованные в иные органы и общественные объединения, – не позднее чем в трехсуточный срок передаются операторам связи. Закрепляются такие же условия на пронос и использование оборудования, как и в Правилах № 295.

Адвокат, управляющий партнер АБ «Правовой статус» Алексей Иванов посчитал, что предлагаемые изменения свидетельствуют о нарушении конституционных прав. «Во-первых, они направлены на изменение порядка проноса на территорию ВК и ИУ технических средств, необходимых для реализации права на защиту. Дело в том, что законодательство до недавнего времени предоставляло право на использование технических средств для оказания квалифицированной юридической помощи в исправительных учреждениях. Представители правоохранительных органов, а за ними и законодатель предпринимали систематические попытки по ограничению этого права, а адвокаты мужественно отстаивали его в судах. Однако совсем недавно законодатель перечеркнул все усилия – им внесены изменения в УИК РФ, согласно которым адвокатам или иным указанным лицам, имеющим право на оказание юридической помощи, запрещается проносить на территорию исправительного учреждения технические средства связи, а также технические средства (устройства), позволяющие осуществлять киносъемку, аудио- и видеозапись», – указал он.

Вместе с тем, указал Алексей Иванов, предлагается ограничение конституционного права по мотивированному постановлению начальника воспитательной колонии или его заместителя, но не суда. «Очевидно, что такое положение свидетельствует о нарушении Конституции и не может быть принято ни при каких обстоятельствах. Изменения, вносимые в приказы Минюста, усиливают тенденцию ограничения прав адвокатов и неизбежно отразятся на реализации права на защиту», – резюмировал он.

Адвокат АП Саратовской области Иван Фролов отметил, что изменения являются последствием изменений, внесенных в ст. 89 УИК. «Фактически при наличии аналогичных положений в ст. 89 УИК данный проект ни на что уже не влияет. Самое страшное уже произошло на уровне федерального закона», – указал он.

По его мнению, любое ограничение прав адвокатов на оказание юридической помощи подрывает принципы правового государства, конституционные гарантии государства перед гражданами РФ, иностранными гражданами, лицами без гражданства на получение ими квалифицированной юридической помощи.

Изменения как в ст. 89 УИК, так и в правилах внутреннего распорядка направлены только на сокрытие нарушений прав осужденных и лиц, содержащихся под стражей. «Например, в Саратовской области запрет проносить в отделы полиции средства связи и фотофиксации появился после публикации видеозаписей о грубом поведении сотрудников предварительного следствия, оперативных сотрудников с гражданами. Запрет на пронос телефонов, средств фото- и видеофиксации, считаю, появился также в связи с публикациями о нарушении прав осужденных, применении к ним насилия и пыток. Зачастую при проверке таковых фактов играют решающую роль фото- и видеоматериалы, в том числе и представленные адвокатами. Данную возможность у адвокатов наглым образом отобрали», – подчеркнул Иван Фролов.

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: