Юридическая заинтересованность как предпосылка для подачи иска

Обновлено: 03.12.2022

Интересную иллюстрацию природы судебного решения показал институт страхования ответственности арбитражных управляющих.

Ответственность арбитражного управляющего перед 3-ми лицами подлежит обязательному страхованию.

Согласно закону о банкротстве в случае причинения арбитражным управляющим убытков потерпевший может обратиться в страховую компанию только после получения судебного решения о взыскании убытков с управляющего (п. 5 ст. 24.1 закона о банкротстве). Очевидно, что логика нормы – подтвердить размер убытков и предъявить точные цифры страховщику, для того чтобы избежать споров на стадии требования страхового возмещения.

Ключевой признак иска – материальная заинтересованность. Я иду в суд, чтобы получить удовлетворение от ответчика. Без материальной заинтересованности иск не может быть удовлетворен.

Здесь же получается иная ситуация.

Судебное решение мне нужно не для того, чтобы получить удовлетворение от ответчика. А для того, чтобы было выполнено условие обращения к страховщику. Судебное решение – как завершающий юридический факт в фактическом составе, формирующем право на обращение к страховщику. Получается, что судебное решение о взыскании убытков с управляющего имеет декларативный характер. Оно нужно для того, что декларировать страховщику: «Я просудился». По характеру интереса иск должен быть сформулирован не как иск о присуждении, а как иск о признании. Мой интерес – признать, что мне причинены убытки в таком-то размере и принести подтверждение страховщику, а не получить присужденную сумму.

Заинтересованность в иске здесь, конечно, тоже есть. Но носит она скорее не материальный характер, а процессуальный. А иски с процессуальной заинтересованностью – это отдельная проблема.

К искам с процессуальной заинтересованностью можно отнести те иски, которые предъявляются не с целью получения удовлетворения, а с целью получения доказательства наличия факта, используемого в другом процессе или правоотношении.

В Концепции совершенствования общих положений ГК РФ обращалось внимание на проблему соотношения иска о признании сделки недействительной и реституционного иска. Разработчики Концепции отмечали, что иск о признании исполненной сделки недействительной не может быть предъявлен без реституционного иска. Если нет требования о реституции, значит, нет и субъективной заинтересованности в иске о признании сделки недействительной. Такое замечание справедливо в контексте идее материальной заинтересованности как неотъемлемого элемента иска.

Однако можно представить такую ситуацию. Вещь была передана по договору купли-продажи. Договор был заключен под влиянием обмана. Приобретатель вещи произвел ее отчуждение третьему добросовестному лицу. Обманутый продавец хочет вернуть вещь. Заявляет виндикационный иск. Однако для того, чтобы это сделать, нужно сначала оспорить сделку, поскольку по оспоримой сделке право собственности перешло. Однако реституции за этим иском не последует. Истцу иск о признании сделки недействительной нужен для виндикации. Более того, именно в иске о признании сделки недействительной истец докажет, что в сделке был порок воли. Следовательно, вещь выбыла из его владения помимо его воли. Это позволит истребовать вещь даже у добросовестного и возмездного приобретателя.

Однако здесь как раз получается та ситуация, против которой выступали разработчики Концепции. Иск о признании сделки недействительной не сопровождается реституционным иском. Потому что реституция здесь просто не нужна. Получается конструкция иска с процессуальной заинтересованностью. Целью иска является подтверждение права собственности истца и декларация суда о выбытии имущества помимо воли. Эти обстоятельства будут служить доказательствами в другом процессе – по виндикационному иску.

Можно предложить и другой пример. Предъявляется виндикационный иск об истребовании вещи. На истце лежит бремя доказывания его права собственности. Он подтверждает свое право собственности договором, по которому он приобрел вещь. Ответчик защищается тем, что опровергает право собственности истца. Для этого он это предъявляет иск о признании недействительной сделки, на которой истец основывает свое право собственности. Материального интереса нет. Интерес чисто процессуальный – получить доказательство отсутствия у истца права собственности и добиться отказа в иске.

Приведенные примеры показывают, что такие процессуальные иски должны носить характер исков о признании или преобразовательных исков, а не исков о присуждении. Они нужны не для исполнения, а для предъявления другим лицам в качестве доказательства того или иного факта. Именно поэтому их и можно назвать процессуальными. Это позволяет говорить о возможности конструирования иска о признании причинения убытков и их размера для предъявления решения по этому иску страховщику и получения страхового возмещения.

Стоит ли допустить такие иски с процессуальной заинтересованностью? Наверное, да. В случае страхования ответственности арбитражных управляющих такой иск сконструирован законом. В случае иска о признании сделки недействительной в целях доказывания права собственности и порока воли процессуальный интерес истца тоже кажется заслуживающим защиты. Иск о признании недействительной сделки, на которой истец основывает свое право собственности в виндикационном иске, наверное, тоже допустим.

В то же время на ситуацию с арбитражным управляющим можно посмотреть и по-другому. Есть ли у потерпевшего материальный интерес в предъявлении иска к причинителю вреда? Очевидно, да. И у суда никаких сомнений в заинтересованности истца не возникнет. Но верифицируема ли истинная «кауза» подачи иска истцом? Может и должен ли суд выяснять, хочет ли истец, чтобы решение в его пользу в итоге было исполнено или судебное решение ему нужно для других целей? Скорее всего не должен. У суда в состязательном процессе просто нет инструментов для установления истинной цели подачи иска. У истца есть объективный материальный интерес – он сторона правоотношения с причинителем вреда и имеет несомненное право требовать возмещения убытков. Для суда безразличен тот факт, что в иске нет субъективного материального интереса и истец не собирается требовать исполнения судебного решения.

Получается, что субъективный процессуальный интерес скрывается за объективным материальным. Но тогда неверифицируемость процессуального интереса не дает возможность сконструировать иск о признании причинения убытков и их размера. Он возможен, только если известна цель истца. Но цели мы не видим. Мы видим только объективный материальный интерес, который защищается иском о присуждении. Таким образом, мы сконструировали декларативный иск о присуждении, который не является иском о признании.

Более того, объективный материальный интерес может позднее трансформироваться в субъективный. Например, страхового возмещения не хватит для покрытия убытков. Тогда истец сможет потребовать исполнения судебного решения с арбитражного управляющего. И тогда судебное решение по иску о присуждении будет работать по своему прямому назначению.

Вот такое многофункциональное судебное решение сконструировал закон о банкротстве в институте страхования ответственности арбитражных управляющих.

Бобылева Ю.А., соискатель кафедры гражданского процесса Кубанского государственного аграрного университета.

В настоящей статье рассматриваются исторические аспекты понятия "юридический интерес", дается современная трактовка данной категории и определяется ее значение для рассмотрения споров, связанных с самовольной постройкой.

Ключевые слова: юридический интерес, публичный интерес, заинтересованные лица, иск, предпосылка права на предъявление иска, истец, ответчик, третьи лица, самовольная постройка.

In the present article historical aspects of concept "legal interest" are considered, the modern treatment of the given category is given and its value for consideration of the disputes connected with autocratic construction is defined.

Key words: legal interest, public interest, interested persons, the claim, the precondition of the right to a claim presentation, the claimant, the respondent, the third parties, autocratic construction.

В соответствии с п. 1 ст. 3 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации (далее - ГПК РФ) [1] заинтересованное лицо вправе в порядке, установленном законодательством о гражданском судопроизводстве, обратиться в суд за защитой нарушенных либо оспариваемых прав, свобод и законных интересов. К таким лицам статья 34 ГПК РФ относит: стороны; третьих лиц; прокурора; лиц, обращающихся в суд за защитой прав, свобод и законных интересов других лиц или вступающих в процесс в целях дачи заключения по основаниям, предусмотренным статьями 4, 46 и 47 ГПК РФ.

Материалы судебных дел, связанных с самовольной постройкой, свидетельствуют о сложности определения надлежащих субъектов спора, имеющих юридический интерес. Выяснение наличия правовой заинтересованности является обязательной процедурой для суда, предшествующей возбуждению гражданского судопроизводства. Согласно ст. 131 ГПК РФ истец обязан в исковом заявлении указать, в чем именно заключается нарушение (или угроза нарушения) прав, свобод и законных интересов. Отсутствие юридической заинтересованности влечет за собой отказ суда в принятии искового заявления.

Заметим, что в законодательстве понятия "юридический интерес", "юридическая заинтересованность" не раскрываются. Данная проблематика является дискуссионной многие годы. Так, статья 2 ГПК РСФСР 1923 г. предусматривала, что суд приступает к рассмотрению дела не иначе, как по заявлению заинтересованной в том стороны. Комментируя данную норму, М.В. Гордон писал: "Незаинтересованной стороны. не может быть: кто не заинтересован юридически в деле, тот не сторона в нем" [2]. Автор пришел к выводу, что юридический интерес есть предпосылка права, и установление отсутствия такого интереса служит основанием к отказу в принятии дела к производству.

Эта теория не получила широкого распространения в советской процессуальной доктрине. Одним из ее противников был М.А. Гурвич, который полагал, что юридический интерес истца к судебному решению, основанный на объективных данных, подлежащих проверке судом, не может быть признан предпосылкой права на предъявление иска, так как задачей правосудия является защита правовых интересов не только истца, но и ответчика. Для действительности же процесса необходимо и достаточно наличие юридического интереса к судебному решению хотя бы одной стороны [3].

Учитывая, что в первые годы действия ГПК РСФСР 1923 г. суды испытывали трудности при установлении "заинтересованной стороны" в момент подачи истцом заявления, Верховный Суд РСФСР в 1926 г. дал следующее разъяснение: "Приступая к рассмотрению гражданского дела, суд прежде всего должен убедиться, что истец является заинтересованной стороной, о которой говорится в ст. 2 ГПК, или, иными словами, разрешить вопрос о том, имеет ли он право на предъявление иска. Основной меркой для этого должно служить положение, что всякому физическому и юридическому лицу предоставляется законом защитить на суде только свое или законно порученное его защите право" [4].

М.Х. Хутыз полагал, что данное разъяснение имело целью лишь указать, при каких условиях суд вправе считать лицо, предъявившее иск, на это правомочным. Для определения стороны в процессе, т.е. понятия, служащего более широким целям, признаки, содержащиеся в нем, в целом непригодны [5].

В последующем были предприняты попытки возродить и расширить положение, высказанное М.В. Гордоном. Например, по мнению М.А. Викут, отсутствие юридической заинтересованности у истца являлось основанием для отказа в принятии заявления по п. 1 ст. 129 ГПК РСФСР 1964 г., а отсутствие интереса у ответчика - основанием непривлечения его к процессу и прекращения производства по делу [6].

Возражая автору, М.С. Шакарян указывала, что "подобное толкование п. 1 ст. 129 ГПК РСФСР может привести лишь к нарушению субъективных прав. Наличие или отсутствие интереса может быть установлено лишь решением суда. А если это так, то недопустимы ни отказ в принятии заявления, ни прекращение производства по делу из-за отсутствия интереса" [7].

В современный период подобная дискуссия не потеряла своей актуальности. Так, В.В. Ярков считает, что заинтересованность нельзя рассматривать ни как предпосылку, ни как условие возникновения права на обращение в суд, т.к. она не относится к юридическим фактам и, значит, не имеет правообразующей роли. Заинтересованность есть внутренняя убежденность субъекта в целесообразности судебной защиты, потому ее можно исследовать в виде одного из обстоятельств, обусловливающих потребность в этой защите, и не более [8].

Напротив, Р.Е. Гукасян полагает, что юридический интерес носит объективный характер. Правовое значение интерес имеет как правовое положение, в силу которого его обладатель имеет право на обращение в суд, а не как субъективная направленность. Последняя для гражданского процесса значения не имеет [9].

Некоторые авторы еще в середине прошлого века выделяли гражданско-правовой и гражданский процессуальный характер юридического интереса. При этом гражданско-правовой интерес истца определялся той материальной выгодой, которую ему принесет судебное решение об удовлетворении иска, а процессуальный - получением от суда решения об удовлетворении иска [10].

По мнению М.А. Викут, материально-правовое значение юридического интереса состоит в том, что судебное решение может дать стороне положительный правовой результат. Это объясняется связью сторон со спорным материальным правоотношением. Второе значение юридического интереса заключается в том, что он обусловливает право на участие в деле в качестве стороны [11].

Р.Е. Гукасян под рассматриваемой категорией понимает процессуальный интерес, который противопоставляется интересу, охраняемому законом (материальному интересу), и субъективному материальному праву, которое опосредует интерес. Автор считает, что "юридический (процессуальный) интерес может наличествовать при возможности существования материально-правового интереса (предмета судебной защиты)" [12].

Нам представляется правильной точка зрения тех ученых, которые полагают, что сторонам свойственна материально-правовая и процессуально-правовая заинтересованность одновременно [13].

Круг лиц, участвующих в деле по спорам, связанным с самовольной постройкой, их юридический интерес в исходе дела определяются характером спорного правоотношения. Несомненно, что на стадии возбуждения гражданского дела, суд не исследует материально-правовые аспекты. Тем не менее он дает предварительную оценку относительно субъектов спора, их прав и обязанностей, с точки зрения норм материального права. Анализ норм гражданского процессуального законодательства (ч. 1 ст. 3, ст. 4, п. 1 ч. 1 ст. 134 ГПК РФ) свидетельствует, что заинтересованность в исходе дела является юридическим фактом, причем процессуального характера, который является основанием, предпосылкой права на предъявление иска.

Наличие юридического интереса у истца по спорам о самовольной постройке очевидно, поскольку он является инициатором процесса. Положения ст. 222 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ) [14] позволяют определить фигуру надлежащего истца лишь в случаях предъявления требования о признании права собственности на самовольную постройку. Несмотря на это, представляется правильным, что с исковым заявлением как о признании права собственности на самовольную постройку, так и о ее сносе может обратиться любое лицо, предполагающее, что его права в результате строительства нарушены.

В соответствии с п. 22 Постановления Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 29 апреля 2010 г. N 10/22 "О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав" (далее - Постановление) [15] с требованием о сносе самовольной постройки могут обратиться собственник земельного участка, субъект иного вещного права, его законный владелец либо лицо, права и законные интересы которого нарушает сохранение самовольной постройки (п. 22 Постановления). Анализ норм гражданского (ст. ст. 265 - 269 ГК РФ) и земельного (ст. ст. 20, 21 ЗК РФ) законодательства позволяет сделать вывод, что на "ином вещном праве" земельный участок может принадлежать субъектам права пожизненного наследуемого владения и права постоянного (бессрочного) пользования. Полагаем, что в качестве законного владельца могут выступать арендатор земельного участка, сторона по договору безвозмездного пользования имуществом (ссудополучатель) и т.д. Лицом, права и законные интересы которого нарушены, может быть владелец соседнего земельного участка, здания, сооружения, если допущенные нарушения при строительстве угрожают повреждением (уничтожением) его имущества, создают препятствия в пользовании таким имуществом. Например, постройка возведена на недопустимо близком расстоянии от границы участка соседа либо не соблюдены противопожарные правила.

С иском о признании права собственности в суд могут обратиться практически те же субъекты, которые вправе инициировать снос самовольной постройки, т.е. лица, в собственности, пожизненном наследуемом владении, постоянном (бессрочном) пользовании которых находится земельный участок, где осуществлена постройка. Однако в п. 25 Постановления указано, что обладание земельным участком на каком-либо ином праве, например аренды, лишает возможности приобрести право собственности на самовольную постройку. В этом случае постройка подлежит сносу лицом, ее осуществившим. Таким образом, требования о сносе самовольной постройки и признании права собственности на нее по субъектному составу несколько различаются.

Ответчик как лицо, привлекаемое судом в процесс по указанию истца, заинтересован в том, чтобы в иске было отказано, и доказывает необоснованность заявленных требований. Такое положение сторон в гражданском процессе типично для всех правовых споров, рассматриваемых в порядке искового производства. Анализ материалов судебных дел свидетельствует, что соединение требований о сносе самовольной постройки и признании права собственности на нее - достаточно распространенное явление в правоприменительной практике. В качестве примера можно привести требование администрации Лазаревского внутригородского района г. Сочи к Г. о сносе самовольного строения (двухэтажного объекта капитального строительства). Ответчик обратился в суд со встречным иском к администрации о признании права собственности на двухэтажное строение, которое является объектом недвижимости хозяйственного назначения [16].

К лицам, участвующим в деле, относятся и третьи лица. Они также заинтересованы в разрешении спора, связанного с самовольной постройкой. Характер их заинтересованности является различным, в связи с чем законодатель выделяет третьих лиц, заявляющих самостоятельные требования относительно предмета спора (ст. 42 ГПК РФ), и третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора (ст. 43 ГПК РФ).

Пункт 23 Постановления указывает, что при рассмотрении спора о сносе самовольной постройки к участию в деле в качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора, на стороне ответчика должны быть привлечены лица, правами которых обременен спорный объект. Так, в районный суд с иском к Б. о сносе самовольной постройки обратилась администрация Лазаревского внутригородского района г. Сочи. По инициативе администрации в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, была привлечена И. Согласно свидетельству о государственной регистрации права, Б. принадлежат на праве общей долевой собственности 5/8 жилого дома, а И. - 3/8. На земельном участке, находящемся в пользовании И., Б. самовольно, без разрешения на строительство, возвела одноэтажный объект недвижимости [17].

В спорах о самовольной постройке возможно участие лиц, которые не имеют материально-правового интереса в исходе дела. К ним статья 34 ГПК РФ относит прокурора (во взаимосвязи со ст. 45 ГПК РФ) и лиц, обращающихся в суд от своего имени, но в защиту интересов других лиц в случаях, предусмотренных законом (во взаимодействии со ст. 46 ГПК РФ). Аналогичное положение закреплено в Постановлении, где сказано, что с иском в публичных интересах могут обратиться прокурор, а также уполномоченные органы в соответствии с федеральным законом (п. 22). В последнем случае ими могут быть органы местного самоуправления, к компетенции которых относятся вопросы регулирования планировки и застройки территории муниципального образования; владения, пользования и распоряжения муниципальной собственностью; выдачи разрешений на строительство и т.д.

В рассматриваемых нами отношениях участие органов местного самоуправления в порядке ст. 46 ГПК РФ является проблематичным, поскольку зачастую они имеют свой юридический интерес и являются стороной. Например, они могут являться истцами в случаях, когда постройка возведена лицом на принадлежащем ему земельном участке, но без получения на это необходимого разрешения или с существенным нарушением градостроительных и строительных норм и правил. Как справедливо указано в литературе, при поверхностном взгляде на проблему может показаться, что они не могут быть надлежащими истцами, так как не нарушаются их гражданские права и обязанности. Однако самовольная постройка не является в узком смысле объектом гражданских прав. Кроме этого, одним из условий признания ее самовольной может быть нарушение публичного порядка создания [18].

Правоотношения, возникающие между органами местного самоуправления и гражданами по поводу сноса самовольной постройки, отличаются неравенством (субординацией) участников. Отказ в предоставлении земельного участка, выдача требования об устранении нарушений градостроительного и земельного законодательства (сносе самовольной постройки) представляют не что иное, как властное изъявление названных органов. Обращение гражданина к суду с просьбой о признании права собственности на самовольную постройку - это требование проверки законности решения органа публичной власти.

Литература

Мы используем файлы Cookie. Просматривая сайт, Вы принимаете Пользовательское соглашение и Политику конфиденциальности.

Банников Р., преподаватель кафедры гражданского права и процесса Воронежского государственного университета.

Другим способом установления наличия юридической заинтересованности по делу является закрепление в федеральном законе права лица возбуждать гражданское дело от своего имени в защиту прав, свобод и законных интересов другого лица, неопределенного круга лиц или в защиту интересов Российской Федерации, субъектов Российской Федерации, муниципальных образований (ч. 2 ст. 4 ГПК РФ). Отметим, что норма ч. 2 ст. 4 ГПК РФ является общей по отношению к специальным нормам ст. ст. 45, 46 ГПК РФ, поскольку последние ее конкретизируют.

В соответствии с ч. 1 ст. 45 ГПК РФ прокурор вправе обратиться в суд с заявлением в защиту прав, свобод и законных интересов граждан, неопределенного круга лиц или интересов Российской Федерации, субъектов Российской Федерации, муниципальных образований. Федеральным законом от 5 апреля 2009 г. N 43-ФЗ прокурор наделен правом обращаться в суд в защиту социальных прав граждан (на труд, социальное обеспечение, охрану здоровья, материнства, отцовства и детства, медицинскую помощь, благоприятную окружающую среду, а также на жилище в государственном и муниципальном фондах) на основании соответствующего обращения к нему граждан. Ранее заявление в защиту прав гражданина могло быть подано прокурором только в случае, если гражданин по состоянию здоровья, возрасту, недееспособности и другим уважительным причинам не мог сам обратиться в суд.

Федеральный закон от 5 апреля 2009 г. N 43-ФЗ "О внесении изменений в статьи 45 и 131 ГПК РФ" // Воронежский адвокат. 2009. N 5. С. 18.

До недавнего времени был спорным вопрос о том, что считать "неопределенным кругом лиц". В теории гражданского процессуального права по этому поводу высказывались различные точки зрения . На практике часто возникали трудности. В настоящее время ситуация изменилась, поскольку по данному вопросу появились разъяснения Верховного Суда Российской Федерации и судов общей юрисдикции субъектов Российской Федерации.

См.: Бухтоярова О. Защита интересов неопределенного круга лиц // СПС "КонсультантПлюс".

Приведем несколько примеров из судебной практики.

Прокуроры Добринского и Задонского районов Липецкой области обратились в суд с иском к ОАО "Липецкая энергосбытовая компания" в интересах неопределенного круга лиц - членов семей ряда категорий граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие чернобыльской катастрофы о признании противоправными действий по непредоставлению льгот по оплате потребляемой электроэнергии. Однако прокурор не обладает таким правом в интересах значительного числа граждан. Понятия "значительное число граждан" и "неопределенный круг лиц" не равнозначны. В первом случае есть возможность в исковом заявлении указать фамилию, имя, отчество, место жительства каждого из истцов, каждый из них индивидуально должен быть извещен судом о времени и месте судебного заседания. Названные обстоятельства отсутствуют в случае предъявления иска в защиту неопределенного круга лиц, поскольку их невозможно индивидуализировать, т.е. четко определить. Поэтому производство по делу должно быть прекращено на основании абз. 2 ст. 220 ГПК РФ .

Определение Верховного Суда Российской Федерации от 24 августа 2007 г. по делу N 77-В07-10 // СПС "КонсультантПлюс".

В Постановлении Президиума Иркутского областного суда от 28 января 2008 г. указано, что под неопределенным кругом лиц (потребителей) понимается такой круг лиц, который невозможно индивидуализировать (определить), привлечь в процесс в качестве истцов, перечислить в судебном постановлении, а также решить вопрос о правах и обязанностях каждого из них при разрешении дела.

Постановление Президиума Иркутского областного суда от 28 января 2008 г. // СПС "КонсультантПлюс".

Статья 45 ГПК РФ устанавливает, что для обращения прокурора в суд в защиту интересов Российской Федерации, субъектов Российской Федерации, муниципальных образований не нужно специальное указание соответствующего федерального закона. По этому поводу в Определении Верховного Суда Российской Федерации по делу N 45-В06-8 говорится, что прокурор вправе в интересах Российской Федерации обратиться в суд с требованием о взыскании с граждан недоимок и финансовых санкций по налогам и сборам, независимо от того, что данное законодательство предусматривает наличие специальных учреждений - налоговых органов, на которые в силу подп. 16 п. 1 ст. 31 НК РФ возложена обязанность по взысканию указанных платежей.

Определение Верховного Суда Российской Федерации от 11 сентября 2005 г. по делу N 45-В06-8 // СПС "КонсультантПлюс".

Отметим, что ст. 45 ГПК РФ не предоставляет прокурору права обращаться в суд в защиту прав или законных интересов организаций .

Разъяснения Верховного Суда Российской Федерации 24 марта 2004 г. "Ответы Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации на вопросы судов по применению норм ГПК РФ" // СПС "КонсультантПлюс".

В соответствии с ч. 1 ст. 46 ГПК РФ в случаях, предусмотренных законом, органы государственной власти, органы местного самоуправления, организации или граждане вправе обратиться в суд с заявлением в защиту прав, свобод и законных интересов других лиц по их просьбе либо в защиту прав, свобод и законных интересов неопределенного круга лиц. Заявление в защиту законных интересов недееспособного или несовершеннолетнего гражданина в этих случаях может быть подано независимо от просьбы заинтересованного лица или его законного представителя.

Особенность лиц, указанных в ст. ст. 45, 46 ГПК РФ, состоит в том, что данные лица не являются субъектами спорного материального правоотношения, поэтому решение суда не влияет на их субъективные материальные права и обязанности. Поэтому прокурор, а также иные лица, подавшие заявление в защиту законных интересов других лиц, не обладают материальной заинтересованностью в исходе дела.

Это подтверждается формулировками ч. 2 ст. 45 ГПК РФ и ч. 2 ст. 46 ГПК РФ. В соответствии с ними прокурор и иные лица, подавшие заявление в защиту законных интересов других лиц, пользуются всеми процессуальными правами и несут все процессуальные обязанности истца. Смысл словосочетания "пользоваться правами, нести обязанности истца" не равнозначен смыслу словосочетания "быть истцом".

Помимо этого, указанные лица в отличие от истцов и ответчиков не вправе заключать мировые соглашения, отказ данных лиц от заявления не влечет прекращения производства по делу, если сам истец или его законный представитель не заявит об отказе от иска. При отказе истца от иска суд прекращает производство по делу, если это не противоречит закону или не нарушает права и законные интересы других лиц.

Поэтому нам представляется, что интерес лиц, уполномоченных на защиту чужих прав и интересов, может существовать только на основании закона и при наличии иного материально заинтересованного лица .

См.: Моисеев С.В. Принцип диспозитивности арбитражного процесса (понятие и отдельные распорядительные действия в суде первой инстанции). М.: Городец, 2008. С. 56.

Из сказанного вытекает следующий вывод. Юридический интерес лиц, перечисленных в ст. ст. 45, 46 ГПК РФ, не может возникнуть в силу наличия такого юридического факта, имеющего процессуальное значение, каким является нарушение (оспаривание) субъективных прав и законных интересов истца. Для возникновения юридического интереса прокурора, а также иных лиц, подавших заявление в защиту интересов других лиц, необходим не один юридический факт, а юридический состав, состоящий из факта нарушения (оспаривания) прав и интересов материально заинтересованного лица и наличия соответствующих полномочий (служебных обязанностей) у прокурора и др.

Заинтересованность лиц, уполномоченных на защиту чужих прав и интересов, в науке гражданского процессуального права принято называть процессуальной. На наш взгляд, это неверно. Юридический интерес любого лица является процессуальным, поскольку является необходимым условием возникновения права на предъявление иска в суд. В то же время обращение в суд прокурора, органов государственной власти, органов местного самоуправления и других органов предопределено указанием закона, компетенцией этих лиц, поэтому их интерес вполне можно назвать служебным .

См.: Гукасян Р.Е. Избранные труды по гражданскому процессу. М.: Проспект, 2008. С. 60 - 61.

Отметим, что сама возможность обращения в суд в защиту чужих прав и интересов подтверждает объективность юридического интереса.

В арбитражном процессе юридическая заинтересованность не является предпосылкой права на предъявление иска.

В АПК РФ 2002 г. нет института отказа в принятии искового заявления, однако в нем остался институт прекращения производства по делу (ст. 150 АПК РФ). Поэтому вопрос о наличии у лица права на предъявление иска решается арбитражным судом не на стадии возбуждения дела, а после нее - при подготовке дела к судебному разбирательству. При этом по АПК РФ выявление арбитражным судом отсутствия у лица права на предъявление иска влечет за собой такое же процессуальное последствие, что и по ГПК РФ, когда данный факт был обнаружен судом общей юрисдикции после принятия заявления к производству, - прекращение производства по делу (ст. 150 АПК РФ, ст. 220 ГПК РФ). Поэтому предпосылки права на предъявление иска в арбитражный суд существуют. Они закреплены в п. п. 1, 2, 3 ч. 1 ст. 150 АПК РФ .

См.: Мкртчян А.Ф. Предпосылки права на предъявление иска в арбитражный суд // СПС "КонсультантПлюс".

Между тем в ст. 150 АПК РФ ничего не говорится о такой предпосылке, как юридическая заинтересованность лица в исходе дела. Существование ее не следует и из смысла указанной статьи.

В АПК РФ в отличие от ГПК РФ не содержится требования об указании в исковом заявлении того, в чем заключается нарушение либо угроза нарушения прав, свобод и законных интересов истца (п. 4 ч. 2 ст. 131 ГПК РФ). Истец обязан доказать в судебном заседании, какие его субъективные права и законные интересы были нарушены (оспорены). Получается, что факт нарушения (оспаривания) прав и интересов лица входит в предмет доказывания по делу. Однако в предмет доказывания включаются только факты материально-правового характера.

Так, Постановлением ФАС Поволжского округа от 16 августа 2005 г. по делу N А12-35265/04-С40 было оставлено без изменения решение Арбитражного суда Волгоградской области от 28 марта 2005 г., которым было отказано в удовлетворении иска на том основании, что истцом не представлены доказательства, подтверждающие нарушение его прав и законных интересов, наступление для него неблагоприятных последствий в результате заключения ответчиками сделки .

Постановление Федерального арбитражного суда Поволжского округа от 16 августа 2005 г. по делу N А12-35265/04-С40 // СПС "КонсультантПлюс".

Приведенный пример подтверждает, что юридический интерес в арбитражном процессе не может быть предпосылкой права на предъявление иска, поскольку его наличие либо отсутствие возможно установить лишь при рассмотрении и разрешении дела по существу. Это объясняется тем, что материально-правовой интерес основывается на юридических фактах, имеющих материальное значение . Поэтому в случае, когда лицо не заинтересовано в исходе дела, арбитражный суд отказывает в удовлетворении иска, а не прекращает производство по делу.

См.: Ненашев М.М. О критериях определения наличия юридического интереса // Проблемные вопросы гражданского и арбитражного процессов / Под ред. Л.Ф. Лесницкой, М.А. Рожковой. М.: Статут, 2008. С. 73.

По этому поводу в Постановлении ФАС Северо-Западного округа от 28 марта 2006 г. по делу N Ф04-1693/2006(21090-А46-11) отмечено, что истцом в порядке ст. 65 АПК РФ не представлено доказательств оплаты доли в уставном капитале ООО. В материалах дела отсутствуют такие доказательства в виде платежных, бухгалтерских или иных документов. Заявителем факт неоплаты своей доли в уставном капитале ООО не оспаривается. В этой связи суд отказал в удовлетворении иска о признании недействительным решения общего собрания участников ООО, поскольку иск был заявлен участником, не оплатившим при учреждении ООО свою долю в уставном капитале ООО в установленный учредительными документами срок, в связи с чем доля истца перешла обществу, а истец утратил статус участника ООО, и право оспаривания решений и последующих действий ООО ему не принадлежит.

Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 28 марта 2006 г. по делу N Ф04-1693/2006(21090-А46-11) // СПС "КонсультантПлюс".

Обобщая сказанное, можно утверждать, что если в гражданском процессе под юридическим интересом понимается обусловленная материально-правовым интересом заинтересованность лица в исходе дела, представляющая собой предпосылку права на предъявление иска в суд, то в арбитражном процессе - исключительно материально-правовой интерес.

Мы используем файлы Cookie. Просматривая сайт, Вы принимаете Пользовательское соглашение и Политику конфиденциальности.

Интересную иллюстрацию природы судебного решения показал институт страхования ответственности арбитражных управляющих.

Ответственность арбитражного управляющего перед 3-ми лицами подлежит обязательному страхованию.

Согласно закону о банкротстве в случае причинения арбитражным управляющим убытков потерпевший может обратиться в страховую компанию только после получения судебного решения о взыскании убытков с управляющего (п. 5 ст. 24.1 закона о банкротстве). Очевидно, что логика нормы – подтвердить размер убытков и предъявить точные цифры страховщику, для того чтобы избежать споров на стадии требования страхового возмещения.

Ключевой признак иска – материальная заинтересованность. Я иду в суд, чтобы получить удовлетворение от ответчика. Без материальной заинтересованности иск не может быть удовлетворен.

Здесь же получается иная ситуация.

Судебное решение мне нужно не для того, чтобы получить удовлетворение от ответчика. А для того, чтобы было выполнено условие обращения к страховщику. Судебное решение – как завершающий юридический факт в фактическом составе, формирующем право на обращение к страховщику. Получается, что судебное решение о взыскании убытков с управляющего имеет декларативный характер. Оно нужно для того, что декларировать страховщику: «Я просудился». По характеру интереса иск должен быть сформулирован не как иск о присуждении, а как иск о признании. Мой интерес – признать, что мне причинены убытки в таком-то размере и принести подтверждение страховщику, а не получить присужденную сумму.

Заинтересованность в иске здесь, конечно, тоже есть. Но носит она скорее не материальный характер, а процессуальный. А иски с процессуальной заинтересованностью – это отдельная проблема.

К искам с процессуальной заинтересованностью можно отнести те иски, которые предъявляются не с целью получения удовлетворения, а с целью получения доказательства наличия факта, используемого в другом процессе или правоотношении.

В Концепции совершенствования общих положений ГК РФ обращалось внимание на проблему соотношения иска о признании сделки недействительной и реституционного иска. Разработчики Концепции отмечали, что иск о признании исполненной сделки недействительной не может быть предъявлен без реституционного иска. Если нет требования о реституции, значит, нет и субъективной заинтересованности в иске о признании сделки недействительной. Такое замечание справедливо в контексте идее материальной заинтересованности как неотъемлемого элемента иска.

Однако можно представить такую ситуацию. Вещь была передана по договору купли-продажи. Договор был заключен под влиянием обмана. Приобретатель вещи произвел ее отчуждение третьему добросовестному лицу. Обманутый продавец хочет вернуть вещь. Заявляет виндикационный иск. Однако для того, чтобы это сделать, нужно сначала оспорить сделку, поскольку по оспоримой сделке право собственности перешло. Однако реституции за этим иском не последует. Истцу иск о признании сделки недействительной нужен для виндикации. Более того, именно в иске о признании сделки недействительной истец докажет, что в сделке был порок воли. Следовательно, вещь выбыла из его владения помимо его воли. Это позволит истребовать вещь даже у добросовестного и возмездного приобретателя.

Однако здесь как раз получается та ситуация, против которой выступали разработчики Концепции. Иск о признании сделки недействительной не сопровождается реституционным иском. Потому что реституция здесь просто не нужна. Получается конструкция иска с процессуальной заинтересованностью. Целью иска является подтверждение права собственности истца и декларация суда о выбытии имущества помимо воли. Эти обстоятельства будут служить доказательствами в другом процессе – по виндикационному иску.

Можно предложить и другой пример. Предъявляется виндикационный иск об истребовании вещи. На истце лежит бремя доказывания его права собственности. Он подтверждает свое право собственности договором, по которому он приобрел вещь. Ответчик защищается тем, что опровергает право собственности истца. Для этого он это предъявляет иск о признании недействительной сделки, на которой истец основывает свое право собственности. Материального интереса нет. Интерес чисто процессуальный – получить доказательство отсутствия у истца права собственности и добиться отказа в иске.

Приведенные примеры показывают, что такие процессуальные иски должны носить характер исков о признании или преобразовательных исков, а не исков о присуждении. Они нужны не для исполнения, а для предъявления другим лицам в качестве доказательства того или иного факта. Именно поэтому их и можно назвать процессуальными. Это позволяет говорить о возможности конструирования иска о признании причинения убытков и их размера для предъявления решения по этому иску страховщику и получения страхового возмещения.

Стоит ли допустить такие иски с процессуальной заинтересованностью? Наверное, да. В случае страхования ответственности арбитражных управляющих такой иск сконструирован законом. В случае иска о признании сделки недействительной в целях доказывания права собственности и порока воли процессуальный интерес истца тоже кажется заслуживающим защиты. Иск о признании недействительной сделки, на которой истец основывает свое право собственности в виндикационном иске, наверное, тоже допустим.

В то же время на ситуацию с арбитражным управляющим можно посмотреть и по-другому. Есть ли у потерпевшего материальный интерес в предъявлении иска к причинителю вреда? Очевидно, да. И у суда никаких сомнений в заинтересованности истца не возникнет. Но верифицируема ли истинная «кауза» подачи иска истцом? Может и должен ли суд выяснять, хочет ли истец, чтобы решение в его пользу в итоге было исполнено или судебное решение ему нужно для других целей? Скорее всего не должен. У суда в состязательном процессе просто нет инструментов для установления истинной цели подачи иска. У истца есть объективный материальный интерес – он сторона правоотношения с причинителем вреда и имеет несомненное право требовать возмещения убытков. Для суда безразличен тот факт, что в иске нет субъективного материального интереса и истец не собирается требовать исполнения судебного решения.

Получается, что субъективный процессуальный интерес скрывается за объективным материальным. Но тогда неверифицируемость процессуального интереса не дает возможность сконструировать иск о признании причинения убытков и их размера. Он возможен, только если известна цель истца. Но цели мы не видим. Мы видим только объективный материальный интерес, который защищается иском о присуждении. Таким образом, мы сконструировали декларативный иск о присуждении, который не является иском о признании.

Более того, объективный материальный интерес может позднее трансформироваться в субъективный. Например, страхового возмещения не хватит для покрытия убытков. Тогда истец сможет потребовать исполнения судебного решения с арбитражного управляющего. И тогда судебное решение по иску о присуждении будет работать по своему прямому назначению.

Вот такое многофункциональное судебное решение сконструировал закон о банкротстве в институте страхования ответственности арбитражных управляющих.


В ст. 4 АПК РФ под заинтересованным лицом понимается лицо, которое обращается в арбитражный суд за защитой своих нарушенных или оспариваемых прав и законных интересов. То есть это заявитель (истец).
Например, в Постановлении Восьмого арбитражного апелляционного суда от 29.06.2017 N 08АП-8196/2017 по делу N А46-13659/2016 суд указал, что анализ положений АПК РФ позволяет прийти к выводу, что термин «заинтересованные лица» используется в различных значениях: как инициатора спора (например, согласно ч. 2 ст. 191 АПК РФ производство по делам об оспаривании нормативных правовых актов возбуждается на основании заявлений заинтересованных лиц, обратившихся с требованием о признании такого акта недействующим), ответной стороны спора (ст. 40 АПК РФ), лиц, участвующих в рассмотрении спора (ч. 2 ст. 194 АПК РФ).
В ст. 40 АПК РФ в состав лиц, участвующих в деле, включено отдельное процессуальное лицо — заинтересованное лицо (по делам особого производства, по делам о несостоятельности (банкротстве) и в иных предусмотренных АПК РФ случаях). То есть это неисковые виды производства.
Термин «заинтересованное лицо» по делам, возникающим из административных и иных публичных правоотношений, определен в ч. 1 ст. 47 КАС РФ. Так, под заинтересованным лицом понимается лицо, права и обязанности которого могут быть затронуты при разрешении административного дела. Заинтересованные лица вправе до принятия судебного акта, которым заканчивается рассмотрение административного дела в суде первой инстанции, по собственной инициативе вступить в административное дело на стороне административного истца или административного ответчика (ч. 2 ст. 47 КАС РФ). Например, при рассмотрении административных дел об оспаривании результатов определения кадастровой стоимости (ч. 3 ст. 247 КАС РФ) это могут быть собственник, сособственник, бывший собственник, соарендатор объекта недвижимости (п. 7 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 30.06.2015 N 28 «О некоторых вопросах, возникающих при рассмотрении судами дел об оспаривании результатов определения кадастровой стоимости объектов недвижимости»).
Круг заинтересованных лиц по делам о банкротстве по отношению к должнику (физическое или юридическое лицо), арбитражному управляющему и кредиторам определен в ст. 19 Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее — ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)»). К заинтересованным лицам по отношению к должнику-гражданину, в частности, относятся супруг, родственники по прямой восходящей и нисходящей линии, сестры, братья и их родственники по нисходящей линии, родители, дети, сестры и братья супруга. Заинтересованными лицами по отношению к арбитражному управляющему в определенных случаях признаются лица, указанные в п. п. 1 и 3 ст. 19 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)». Заинтересованными лицами по отношению к должнику — юридическому лицу признаются: лицо, которое в соответствии с Федеральным законом от 26.07.2006 N 135-ФЗ «О защите конкуренции» входит в одну группу лиц с должником; лицо, которое является аффилированным лицом должника. Заинтересованными лицами по отношению к должнику — юридическому лицу признаются также: руководитель должника, а также лица, входящие в совет директоров (наблюдательный совет), коллегиальный исполнительный орган или иной орган управления должника, главный бухгалтер (бухгалтер) должника, в том числе указанные лица, освобожденные от своих обязанностей в течение года до момента возбуждения производства по делу о банкротстве или до даты назначения временной администрации финансовой организации (в зависимости от того, какая дата наступила ранее), либо лицо, имеющее или имевшее в течение указанного периода возможность определять действия должника; лица, находящиеся с физическими лицами, указанными в абз. 2 п. 2 ст. 19 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)», в отношениях, определенных п. 3 ст. 19 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)»; лица, признаваемые заинтересованными в совершении должником сделок в соответствии с гражданским законодательством о соответствующих видах юридических лиц.
В Постановлении Арбитражного суда Московского округа от 24.03.2020 N Ф05-14131/2018 по делу N А40-91415/2017 суд признал индивидуального предпринимателя, получившего на основании договора цессии право требования дебиторской задолженности, взысканной в пользу юридического лица, признанного банкротом, заинтересованным лицом в рамках дела о банкротстве, поскольку его права и интересы были затронуты в результате проведения торгов по реализации имущества должника в рамках другого судебного дела.
По делам о несостоятельности (банкротстве) заинтересованными лицами также могут быть:) кредитор, одна из сторон в договоре, который оспаривается, наследник должника (Постановление Арбитражного суда Московского округа от 01.02.2018 N Ф05-16005/2016 по делу N А40-184237/2015 (Определением Верховного Суда РФ от 26.04.2018 N 305-ЭС17-604(11) отказано в передаче дела для пересмотра в порядке кассационного производства данного Постановления)).
Таким образом, заинтересованные лица — это все лица (помимо заявителя), привлекаемые к участию в деле и имеющие правовой интерес (в делах особого производства, делах о несостоятельности (банкротстве) и делах, возникающих из административных и иных публичных правоотношений).
Еще одно смысловое значение термина «заинтересованное лицо» в АПК РФ — это лицо, чья заинтересованность в арбитражном процессе предполагается, которое процессуально еще в дело не привлечено, но его права и интересы могут быть затронуты при принятии судебного акта (ч. 3 ст. 222.8 и ч. 2 ст. 221 АПК РФ). Так, например, в п. 34 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29.03.2016 N 11 «О некоторых вопросах, возникающих при рассмотрении дел о присуждении компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок» указано, что суд в определении о принятии заявления к производству устанавливает указанным лицам срок для предоставления объяснений, возражений и (или) доводов относительно заявления о компенсации, а также иных необходимых для рассмотрения дела доказательств либо решает вопрос об их привлечении к участию в деле в качестве заинтересованных лиц, третьих лиц (ч. 2, 3 и 4 ст. 63, п. 5 ч. 3 ст. 135 КАС РФ, ст. 66, п. 1 ч. 1. ст. 135 АПК РФ).
Постановление Арбитражного суда Дальневосточного округа от 26.01.2016 N Ф03-6127/2015 по делу N А73-3492/2012 интересно тем, что одна из сторон в процессе заявила, что сам Арбитражный суд Дальневосточного округа является заинтересованной стороной по данному делу, т.к. имеет право оперативного управления долей в не завершенном строительством спорном объекте недвижимости.
Также следует обратить внимание на значение термина «заинтересованное лицо», которое законодатель использовал для лучшего восприятия Кодекса, чтобы не перегружать текст излишним перечислением всех лиц, участвующих в деле. То есть это все лица, участвующие в арбитражном процессе, и лица, чьи интересы так или иначе затрагиваются в процессе осуществления судопроизводства (например, ст. ст. 6.1, 99, 136, 186 АПК РФ).

С уважением, адвокат Анатолий Антонов, управляющий партнер адвокатского бюро «Антонов и партнеры.

Остались вопросы к адвокату?

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: