Язык и особенности аргументации судебного решения

Обновлено: 03.12.2022

Новицкий Виталий Анатольевич

адвокат Адвокатского кабинета «Правовой Петербургъ»

Адвокатской палаты Санкт-Петербурга,

доцент Ленинградского государственного университета им. А.С. Пушкина,

кандидат юридических наук, доцент

Judicial reasoning as an independent means of evidence

Ключевые слова: доказательственное право, средства доказывания, судебные доказательства, судебная аргументация

Law of evidence, means of evidence, forensic evidence, judicial arguments

Продолжая цикл статей о самостоятельном статусе судебной аргументации и её исключении из судебных доказательств, исхожу их тезиса о том, что: судебные аргументы - это средства доказывания, но не судебные доказательства. [1]

Любые процессуальные действия вербального характера в состязательном типе судопроизводства означают коммуникацию субъектов доказывания и приведение аргументов в свою пользу. Без судебной аргументации состязательность лишена смысла и равна следственности, давая показания или объяснения, участники выступают в качестве объектов судейского познания.

Аргумент (от лат. argumentum) - довод, рассказ, суждение(я), посредством которого обосновыва­ется истинность другого суждения, основание, приводимые в доказательство чего-либо. В логике под аргументом понимается утверждение (группа утверждений), приводимое в подтверждение (доказательство) другого утверждения.

Судебные аргументы – это доказательственная информация, содержащаяся в утверждениях (умозаключениях) субъектов доказывания, приводимая для подтверждения собственных тезисов предмета доказывания или опровержение тезисов предмета доказывания противоположной стороны.

Судебные аргументы можно разделить на утверждения и возражения.

В реальном судебном процессе аргументируют свою позицию все состязающиеся участники: адвокат, прокурор, потерпевший, подсудимый, представитель гражданского истца и ответчика. Такова правовая природа состязательного процесса. В уголовном процессе обвинение, говорит нам законодатель в п. 22 ст. 5 УПК РФ, есть утверждение о совершении определенным лицом деяния, запрещенного уголовным законом, выдвинутое в порядке, установленном УПК РФ. К государственному обвинению в ч. 3 ст. 37 УПК РФ предъявляется требование обосновать своё утверждение. Аналогично данное требование и для потерпевшего, его адвоката-представителя, гражданского истца. Это не что иное, как утверждения-аргументы.

Следовательно, защита на обвинения возражениями – есть также вид судебной аргументации.

Стандарт доказывания «вне разумных сомнений» по уголовным делам, основанный на действии презумпции невиновности (ст. 49 Конституции РФ, ст. 14 УПК РФ) предполагает чёткое описание судом в приговоре аргументов и других средств доказывания каждой из сторон (напр., в ст. 305 УПК РФ).

Конституционные состязательность и равенство сторон как правила-принципы доказывания предполагает достижения такого баланса в правах и обязанностях сторон, при котором стороны имеют равные возможности состязаться друг с другом и доказывать суду свои утверждения на равных как самостоятельно, так и через своих представителей (прокурора – со стороны государства и адвокатов – со стороны потерпевшего и подсудимого).

В судебном процессе судья является адресатом доказывания вербальной коммуникации. Излагаемая судебная аргументация каждой из сторон имеет ключевое влияние на убеждение судьи, создание модели произошедшего в его сознании, его выводы по делу.

Как адресат информации судья воспринимает доказательственную информацию либо позитивно, либо негативно. Следствием восприятия, осмысления и оценки аргументов как средств доказывания судьёй является логическая обоснованность судебного акта.

Законы логики не имеют описания в правилах оценки доказательств, включая и все вербальные средства судебного доказывания. Именно логика вывода суда имеет решающее значение при формировании обоснованности судебного акта. Судебный акт должен быть логически мотивирован судьёй применением логических законов. Логика рассуждения суда в мотивировочной части должна быть обязательная, системная и доступная для восприятия среднестатистического россиянина.

Подсудимый (подследственный) в уголовном деле продолжает сохранять черты объекта исследования, имея рад уголовно-процессуальных прав.

Необходимы реальные законотворческие меры по изменению правового положения не только статуса подсудимого (обвиняемого), но и всей стороны защиты в правилах доказывания. Например, право быть выслушанным и услышанным судом для сторон – есть право на справедливый суд в рамках ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, как право на справедливое судебное разбирательство.

Судебная аргументация обвинения и защиты не имеет самостоятельного наименования правилах доказывания и отождествляется в процессуальной кодификации с судебными доказательствами. Аргументы адвоката, подсудимого, потерпевшего и прокурора в судебных прениях и репликах играют решающее значение в доказывании сторон, но в действующих правилах доказывания никак не описаны.

Одной из самых больших проблем для стороны защиты является предубеждение суда в отношении исследуемой фактической основы уголовного дела. Действие принципа непосредственности судейского восприятия средств доказывания должно быть не только формальным, но и реальным.

Психологические установки судьи в отношении выводов должны формироваться в условиях процессуальной формы на основе конкурирующих средств доказывания состязающихся сторон, но не до начала процесса при изучении поступивших материалов дела. Предубеждение конкретного судьи влияет на все организационные процедуры проведения судебного процесса, постановку вопросов судом и т.п.

Вполне понятно, что убеждение суда отличается от его предубеждения. Если судья исследует доказательства с предубеждением, то процесс исследования доказательств и приведение аргументации теряет всякий смысл.

Приговор – есть результат субъективного мнения (убеждения) судьи об искомых судебных фактах и действии права в конкретном казусе. Проблема состоит в том, что такие факторы, как предубеждение суда и «заданность» приговора субъектам доказывания практически невозможно доказать в вышестоящих судебных инстанциях.

Требуется создание «внутренней политики» совета судей, направленной на формирование правовой идеологии судей, при которой предубеждение, установки по делу должно реально отторгаться и осуждаться всем судейским корпусом как в пользу обвинения, так и в пользу защиты.

Правила доказывания в отношении соблюдения законов логики должны стать реально-действующей гарантией прав сторон. Нелогичность судебного акта должна быть новым основанием для отмены судебного акта вышестоящими инстанциями и являться реально действующей гарантией беспристрастности судебных актов.

Позитивные последствия сделанного предложения или выводы:

Судебная аргументация подлежит оценке наряду с другими средствами доказывания. Возникает необходимость оценки аргументов сторон со стороны суда не только с правовой позиции, но и позиции логики рассуждения субъекта доказывания. Социальный эффект изменений состоит в том, что судебный акт должен быть логически мотивирован настолько, чтобы быть понятным любому среднестатистическому россиянину. Это, безусловно, повысит доверие к правосудию со стороны населения России и не требует существенных затрат казны;

По уголовным делам обвиняемый и потерпевший перестанут быть объектами судебного исследования и, в соответствии с конституционным принципом состязательности и равноправия сторон станут активными субъектами доказывания (как правило, через своих представителей-адвокатов);

Будет сформирован доказательственный статус аргументов в правилах доказывания в отношении речей и реплик сторон в судебных прениях – прокуроров и адвокатов.

Придание аргументам защиты и обвинения статуса «судебных аргументы» позволит отнести и данные доказательственные действия к средствам судебного доказывания не только де-факто, но и де-юре;

Введение оценки судом аргументов сторон приведёт к тому, что судебные акты станет невозможно составлять заранее, поскольку, суду заранее не известна детальная аргументация сторон. Этот эффект позволит избежать предубеждений судьи к доказательственной деятельности сторон.

Государство имеет в уголовном процессе право и обязанность письменно аргументированно высказаться в обвинительном заключении или акте. Необходимо «возвращение» в УПК РФ норм-правил о предложениях по существу обвинения для адвокатов потерпевшего и подсудимого. Данные предложения адвоката являются письменным видом судебной аргументации и способствуют осуществлению действительно состязательного и равноправного правосудия.

Таким образом, в теории доказательственного права есть все основания выделить судебную аргументацию из раздела «Доказательств» в процессуальном законе и объединить её с доказательственной информацией, исходящей от субъектов доказывания в прениях сторон без процессуального статуса и сформировать самостоятельный раздел правил доказывания: «Судебные аргументы как средства доказывания».

Такое выделение судебных аргументов в самостоятельную группу средств доказывания будет логически правильно, юридически обосновано, социально целесообразно для состязательного процесса.

[1] Новицкий В.А. Средства судебного доказывания: новый подход // Проблемы реализации норм, регулирующих доказывание и доказательства в гражданском, арбитражном и административном судопроизводстве. Сб. статей по Материалам международной научно-практической конференции 16.10.15. СПб. ФГБОУВО РГУП. ИД Петрополис. - 2016. – С. 245 - 252

Грамотно выстроенная юридическая аргументация, как стрела благородного разбойника Робин Гуда, должна бить в цель без промедления и осечек. Но для этого юристу нужно быть максимально доходчивым, логичным и убедительным – как в теории, так и на практике. О том, как построить эффективную аргументацию и склонить суд или оппонентов на свою сторону, рассказал кандидат юридических наук, декан юридического факультета СПбГУ Сергей Белов.


Где можно столкнуться с юридической аргументацией?

Юридическая аргументация – важная часть работы любого юриста, и сфер ее применения немало. Сергей Белов выделяет шесть, первая среди которых – судебная аргументация сторон и суда.

«Судебное решение, которое выносит суд, требует мотивов. В этом отношении к суду предъявляются требования выстраивания логической аргументации, обоснования итоговых выводов. Стороны должны убедить в том, что именно их позиция правильная. В целом, судебная аргументация относится к числу тех, что максимально формализованы и с точки зрения формы, и отчасти с точки зрения содержания», – говорит декан юридического факультета СПбГУ.

Также аргументация будет актуальна для юристов на одной стороне или между юристами из разных организаций. В первом случае при обсуждении могут быть высказаны разные подходы, каждый из которых потребует обоснования. Здесь важно привести доводы так, чтобы убедить других участников обсуждения в справедливости и правильности позиции. Во втором – почва для конфликтной ситуации более плодородна. К примеру, если разные субъекты готовятся заключить договор или сделку, чтобы юридически оформить свои отношения. Возникающие нюансы потребуют озвучить аргументы для обоснования своего варианта развития событий.

Кроме того, юридическая аргументация используется при издании правовых актов, в юридической науке (например, в научных публикациях или докладах на профильных конференция) и между студентами и преподавателями.

«Круг ситуаций – широк. С одной стороны, они сильно различаются, потому что аргументация в суде или учебной аудитории должна различаться по своей конструкции и форме. Но важно, что их отличает от других типов аргументаций и практических обсуждений – в них присутствует право», – подчеркивает Сергей Белов.

Что подлежит обсуждению?

Предметом обсуждения могут быть как нормы (как должно быть), так и сама ситуация (какую оценку дать конкретным обстоятельствам или какое принять решение).

«Факты требуют обсуждения и обоснования по правилам обычной формальной логики. Они предполагают, что суждения о фактах могут быть проверены с точки зрения их истинности или ложности. В отношении норм этого быть не может. Некоторые нормы могут рассматриваться как определенного рода факты нормативной действительности с точки зрения оценки их процедуры утверждения, их действия в правовой системе. Но сами по себе нормы по содержанию отличаются тем, что не могут быть истинными или ложными», – отмечает Сергей Белов.

Какие цели и задачи должна преследовать аргументация?

Цель юридической аргументации, по мнению эксперта, – не в установлении истины, а в убеждении, что выбранная позиция наиболее правильна.

Убеждение можно оценивать только с точки зрения того, насколько оно эффективно воздействует на слушателя, на адресата этого убеждения. Убеждение преследует целью убедить того, кто слушает, в том, что выбранная точка зрения верна

Кроме того, все аргументы должны соответствовать требованиям рационального рассуждения, то есть не обращаться к эмоциям и внеправовым обстоятельствам.

«В содержательной части все аргументы должны быть выстроены в логически непротиворечивую, последовательную и рационально сконструированную систему аргументов», – подчеркивает специалист.

Какие приемы использовать, чтобы сделать аргументацию максимально эффективной?

Есть три ключевых приема для построения логичной аргументации:

  • Первый – дедуктивное умозаключение (выведение частных требований из общих положений). «Дедукция свойственна праву, поскольку правовые нормы формулируют абстрактные правила поведения, требования к поведению участников правовых отношений», – говорит кандидат юридических наук.
  • Второй важный прием – трансдуктивное умозаключение (аналогия). Это рассуждения, в которых посылки и заключение (вывод) являются суждениями одинаковой степени общности (например, от частного к частному или от общего к общему).
  • Третий же прием используется в юридических дискуссиях значительно реже, но бывает не менее действенен – это суждение от противного (или доведение до абсурда). Аргументация в таком случае дискредитирует противоположную точку зрения, показывая невозможность других подходов, кроме выбранного вами.

Правила аргументации: на что важно обратить внимание?

Правил юридической аргументации существует немало, однако принято выделять три основных:

  • Участник обсуждения не должен допускать противоречий между своими суждениями. Другими словами, должно соблюдаться фундаментальное положение логики – требование непротиворечивости. Оно предполагает, что в рамках одной позиции не может допускаться двух разных по содержанию и несовместимых друг с другом суждений. Но это не означает, что суждения, которые высказывают участники спора, должны быть между собой согласованы.
  • Обязанность каждого участника спора – согласиться с тем, что его высказывание может быть применено по аналогии или обобщению при условии сходства ситуаций, которые он должен определить.
  • Заключительное правило говорит о том, что одно и то же высказывание не может использоваться разными участниками с разным смыслом. В противном случае обсуждение будет строиться вокруг разных вещей. И предмет обсуждения не будет определен так, как должен.

Больше о том, что является предметом аргументации, как происходит ее конструирование, а также какова роль языка в этом процессе можно узнать в авторской лекции Сергей Белова «Основы юридической аргументации».

Судебный акт - это официальный документ органов государственной власти, который выносится судом с целью осуществления правосудия и судебного управления. Он реализуется в письменной форме и может быть представлен как отдельный документ или же быть частью протокола судебного заседания. Судебный акт является одним из многочисленных жанров официально-делового стиля, в частности законодательного (юридического) подстиля, и, с одной стороны, имеет характеристики, присущие любому официальному документу, с другой - отличается некоторой спецификой. Судебный акт отражает авторитет государственной власти, поэтому должен составляться с учетом определенных языковых и стилистических особенностей. Грамотно написанный и правильно оформленный текст данного документа показывает уровень культуры органов власти и их уважение к гражданам.

Способ изложения материалов дела в судебном акте директивный, что объясняется собственно статусом закона, закрепленным за судебным решением. Язык рассматриваемого документа должен отличаться четкостью, простотой, лаконичностью, доступностью и - главное - точностью выражения мысли. Ясность формулировок и точность словоупотребления здесь необходимы в первую очередь, поскольку судебный акт рассчитан на однозначное восприятие, в нем недопустимы двусмысленность и вариативность толкования. Неточно подобранное слово, неясно сформулированная фраза могут быть неверно истолкованы, результатом чего становятся ошибочные действия и тяжкие последствия. Юристы-профессионалы должны помнить, что судебный акт составляется не только для специалистов, но и для «человека с улицы», как справедливо отмечают Н.В. Матеров и Г.В. Судаков, поэтому в оформлении судебного решения следует сочетать «строгое изложение правовой нормы (однозначного смысла правовых предписаний) с доступностью изложения . профессиональные термины и специальные выражения должны быть растолкованы в тексте решения другими средствами контекста

Как любая другая, официально-деловая бумага, судебный акт имеет типовое построение в виде рамки, в которой совершается конкретизация содержания документа. Здесь можно выделить две группы реквизитов: 1) реквизиты, передающие постоянную информацию (наименование организации, должностного лица, фамилии, имени и отчества пишущего, заголовка документа и т.п.); 2) реквизиты, передающие переменную (конкретную) информацию, в которой содержатся суть дела, его мотивировка и проч.

Первая группа реквизитов находит отражение в вводной части судебного акта, где необходимо указать точное и полное наименование арбитражного суда, состав суда с названием фамилии, имени и отчества каждого члена судебной коллегии, номера дела и даты постановления решения (день принятия и объявления решения в судебном заседании). При указании даты принято число и год писать цифрами, а месяц - буквами.

В вводной части отмечается место проведения судебного заседания; называются участвующие в деле лица, организации, органы государственной власти или органы местного самоуправления, причем пишутся полностью, без сокращений; называются фамилии и полномочия присутствующих в заседании лиц, дается четкая формулировка требований истца к ответчику; наконец, делается отметка о том, что дело рассмотрено в открытом или закрытом судебном заседании.

Вторая группа реквизитов реализуется в описательной, мотивировочной и резолютивной частях. Обстоятельства дела в том виде, в каком они приведены участниками процесса, излагаются общеупотребительными языковыми средствами, в хронологическом порядке. Суждения суда о фактах основания иска аргументируются, имеют строгое и точное оформление; резолютивная часть отличается краткостью, четкостью и точностью формулировок, имеющих императивный характер.

С переходом к изложению переменных составляющих судебного акта увеличиваются возможности выбора языковых средств, что влечет за собой и возникновение определенных трудностей. Они касаются, как правило, выбора лексических ресурсов для адекватной передачи сути дела и выбора грамматических средств. Чтобы избежать возможные трудности, нужно учитывать лингво-речевые требования к подобного рода документам.

Лексический строй судебного акта отличается сухим, лишенным экспрессивно-оценочной окраски характером. Экспрессивно окрашенная лексика должна быть исключена из текста судебного акта, поскольку она может вызывать дополнительные ассоциации и эмоции, отвлекающие от сути дела. Преимущественно употребляется нейтральная и книжная лексика в прямом значении, что придает документу строгость, точность и ясность. Используется специальная лексика, функционирующая именно в деловой сфере и в специфических значениях (истец, ответчик и т.п.). Включаются в текст функционально окрашенные слова (канцеляризмы), не употребляющиеся вне официально-делового стиля (вышеуказанный, правопреемник, лизингополучатель и т.п.). В судебном акте находят место некоторые устаревшие слова, вышедшие из обихода, но функционирующие в деловом тексте (сей, таковой, дабы и т.п.). Стиль судебного акта изобилует стандартными фразами, клишированными выражениями, которые передают ту или иную семантическую информацию. Например, предупреждение (по истечении срока, в противном случае и т.п.), мотивация действия (в порядке исключения и др.), причинно-следственная связь (в соответствии с решением суда, согласно постановления и т.п.).

Стандартизация способов выражения мысли в судебном акте накладывает отпечаток и на морфологический строй. В большом количестве используются сочетания производных отыменных предлогов (за счет, в целях, в деле, ввиду, в виде и т.п.) с отглагольными существительными (взыскание, дознание, обжалование и т.п.). Часто употребляются существительные, обозначающие названия людей по их социальному статусу, действию и проч. (истец, ответчик, заявитель, свидетель, пассажир, абитуриент и т.п.).

Текст судебного акта отличается преимущественным употреблением имени существительного по отношению к глаголу. Это отражается в том числе и в так называемом семантическом «расщеплении» сказуемого, когда предпочитается использование сочетания «глагол + существительное», равного по значению одному глаголу (представил доказательства = доказал и т.п.).

Что касается глагола, то здесь доминирует безличная форма, отражающая волю не отдельного лица, а государства. Отсюда включение в текст документа глаголов страдательного залога (назначается, составляется, обеспечивается и т.п.), кратких страдательных причастий (вопрос обсужден на заседании, права восстановлены и т.п.), инфинитива в значении императива (назначить, отказать, обеспечить и т.п.).

Для синтаксиса судебного акта характерно преобладание сложных предложений, в частности сложноподчиненных. Это объясняется тремя фактами. Во-первых, полнота изложения материала. Естественно, сложное предложение позволяет передать максимум информации в ее развернутом виде. Во-вторых, логичность изложения материала. Целевое задание (оговорить обусловленность правовой нормы) порождает возникновение причинно-следственных и условно-следственных сложных предложений, в которых логично и последовательно передается информация, необходимая для принятия объективного и справедливого решения. Наконец, краткость изложения. Именно в сложноподчиненном предложении можно представить в единстве все обстоятельства дела и вывод, следующий из них.

В данном документе реже используются простые предложения и совершенно отсутствуют неполные и эллиптические предложения, характерные в большей степени для разговорной речи. Такие конструкции могут встречаться только в случае, если дословно передается (цитируется) речь истца или ответчика.

В тексте судебного акта нередко употребляются простые предложения, осложненные однородными членами, обособленными определениями и обстоятельствами, уточняющими членами предложения, вводными словами, указывающими на связь мыслей и последовательность их изложения (во-первых, во-вторых, итак, таким образом и т.п.). Такие синтаксические конструкции нацеливают на точное и ясное выражение мысли. Однако в грамотном оформлении осложненных предложений нередко возникают серьезные трудности, влекущие за собой речевые ошибки.

Регламентация языка судебного акта затрагивает и синтаксические особенности порядка слов. Прежде всего, обнаруживается устойчивость сочетаний ряда типовых слов: «контроль осуществляется», «решение выносится», «должностные оклады устанавливаются». Употребляются цепочки многочленных именных сочетаний, в которых первое слово стоит в именительном падеже, а остальные - в родительном (разработка проблемы совершенствования методов работы органов таможенного контроля). Назовем наиболее распространенные сочетания, которые определяются порядком слов, принятым в судебном акте: прямой порядок следования главных членов предложения (подлежащее + сказуемое); препозиция обстоятельства или дополнения с целью их актуализации; препозиция согласованного определения (дальнейшие действия и т.п.) и постпозиция несогласованного определения (право на владение имуществом и т.п.) по отношению к определяемому слову; место обстоятельства степени перед определением (исключительно важный, довольно сложный и т.п.); место дополнения после сказуемого в порядке «прямое дополнение - косвенное дополнение» (передать + (что?) + (кому?)); место обстоятельства образа действия, выраженного наречиями на -ô/-ê, меры и степени, причины, цели, перед сказуемым (кардинально изменить и т.п.); место обстоятельства образа действия, выраженного другим способом, после сказуемого (удовлетворить в полной мере и т.п.).

С порядком слов связаны и отдельные текстовые формулы, характеризующие синтаксис официально-делового текста в целом. Например: «волеизъявление + формулировка императива + срок исполнения».

В судебном акте материалы передаются в косвенной речи, кроме случаев, если цитируются законы и другие документы; цитатный материал представляет собой прямую речь.

Характерной чертой судебного акта является использование специальных сочинительных союзов («а равно», «равно как и», «как . так и», «а также» и т.п.), употребление которых за границами официально-документальной речи крайне редко.

Еще одна особенность судебного акта - это рубрикация материала дела. Она отражает композиционную структуру текста. Простейшей рубрикой является абзац, фиксирующий переход от одной темы к другой и представляющий собой внутренне замкнутую семантическую единицу.

Следует отметить, что в целом синтаксис данного официального документа лишен экспрессивности и эмоциональности, господствует повествовательная фраза, поэтому нет вопросительных и восклицательных предложений, а побуждение выражается инфинитивными конструкциями (назначить, взыскать и т.п.). Пунктуационное оформление осуществляется, как правило, знаками препинания, не имеющими коннотативных признаков: точкой, точкой с запятой, запятой. Таковы основные особенности языка и стиля судебного акта, соблюдение которых позволяет составить грамотный официальный документ, делающий правосудие прозрачным, доступным и авторитетным.

В главе 4 уже рассматривалась структура аргументации, основами которой являются тезис, аргументы, демонстрация. Чтобы обеспечить логичность рассуждения, нужно помнить, что важным, центральным элементом доказательства является тезис – основная мысль, истинность которой надо доказать. В судебной речи тезис совпадает с позицией стороны. Могут быть тезисы частные: об отдельных обстоятельствах дела, о показаниях подсудимого и другие. Все они подчинены основному тезису. В качестве аргументов могут выступать факты или фактические данные; аксиомы; законы науки. Факты - основной вид аргумента, используемый юристами в судебной речи. К фактам относятся:

-данные о психофизиологических и других признаках субъектов правоотношения;

-информация, полученная от проверенных лиц;

-общие правовые положения.

Следует помнить, что не следует выхватывать отдельные факты, необходимо взять их целиком. Только в этом случае они станут сильной составляющей аргументирующей речи. Важно использовать всю совокупность фактов, относящихся к предмету речи говорящего. Иначе может возникнуть подозрение, что они подобраны специально, не отражают истинной картины обстоятельств рассматриваемого дела.

Аксиомы – наиболее очевидные, и поэтому не требующие доказательств, обобщения. Они подтверждаются длительной практикой использования в конкретной области человеческой деятельности. Разновидностью аксиом являются постулаты – это утверждения, принимаемые без доказательств в качестве исходного положения при любом рассуждении. Постулаты очевидны только для определенного круга исследователей, для конкретной области познания. Используя в рассуждении аксиомы, юрист должен знать о необходимости соответствия их требованиям непротиворечивости, независимости и полноты. Это означает, что каждая аксиома логически не выводится из других.

Законы науки – это внутренняя существенная необходимая связь явлений, которые отражают природу конкретного предмета, процесса.

В гражданском и уголовном процессах аргументы понимаются как судебные доказательства. Содержатся доказательства в показаниях, заключениях экспертов. Различают доказательства прямые и косвенные. Прямые – те, из которых можно сделать однозначный вывод о существовании (несуществовании) доказываемого факта. Косвенными являются те доказательства, из которых при условии их достоверности можно сделать предположительный вывод о существовании факта. Ко всем доказательствам предъявляются требования относимости и допустимости. Убедительность судебной речи во многом зависит от качества аргументов. Судьи оценивают правильность мыслей прокурора и адвоката прежде всего по степени значимости и ценности фактического материала. Только сила аргументов, их убедительность имеют значение для полного внутреннего убеждения судей.

Какие требования предъявляются к аргументам? Какими качествами должны они обладать для того, чтобы убедить слушателей? Аргументы должны быть истинными, достоверными и не должны противоречить друг другу. Истинность их проверена практикой. Они должны быть достаточными для доказательства. Достаточность аргументов - это не количество их, а весомость, когда из них необходимо следует тезис. Риторика учит: доказательства следует не столько умножать, сколько взвешивать; отбрасывать аргументы, которые могут быть опровергнуты. Оратор не вправе ссылаться в подтверждение своей позиции а) на доказательства, которые не рассматривались в судебном заседании; б) на доказательства, признанные судом недопустимыми; в) на доказательства, не имеющие отношения к рассматриваемому делу.

Веские аргументы можно найти в речи С.А. Андреевского по делу Мироновича. Адвокат доказывает невиновность Мироновича, подробно анализируя: 1) данные экспертизы; 2) случайность позы Сарры Беккер: «Главное положение, что вся драма убийства происходила на кресле, рухнуло. Выяснилось, что Сарра принесена на кресло из другого места, положена на него почти мертвой; борьбы здесь не было, потому что чехол остался неподвижен и пятна крови спокойно просачивались с чехла на материю кресла»; 3) спокойное, естественное поведение Мироновича, уехавшего утром после убийства взыскивать деньги с должников: «Ведь если бы он убил, он знал бы, что касса была всю ночь отпертой, что она и теперь открыта, что, может быть, из нее уже все растаскано и он теперь нищий, что там следы его ужасного дела… Где же тут до Порховникова? Откуда бы взялась прежняя энергия преследовать должников?»

Риторика рекомендует приводить вначале сильные аргументы, затем доказательства средней силы, в конце - один наиболее сильный аргумент. Следует избегать нисходящего порядка доказательств.

Процесс убеждения включает в себя, кроме тезиса и аргументов, демонстрацию. Демонстрация, или способ доказательства, - это форма логической связи между аргументами и тезисом. Это логическое рассуждение, совокупность умозаключений при выведении тезиса из аргументов. Продемонстрировать - значит показать, что тезис логически обосновывается аргументами и поэтому является истинным. Завершить демонстрацию можно конструкциями: Из всего сказанного следует…; вот почему я считаю (лучше - утверждаю, убежден); таким образом; из всего сказанного можно сделать вывод и другими подобными.

В судебной речи могут быть следующие логические ошибки. Если оратор, сформулировав мысль, забывает о ней и непроизвольно переходит к принципиально другому положению, то происходит потеря тезиса. В результате выступающий может потерять исходную мысль. Случается и частичная или полная подмена тезиса. Это бывает в том случае, когда оратор, выдвинув определенное положение, обосновывает фактически другое. Нередко это случается, когда основная мысль не была сформулирована в начале выступления четко и определенно, и затем она поправляется или уточняется на протяжении всей речи.

Логические ошибки могут возникнуть в результате неумелой аргументации. Если аргументы недостоверны, обладают только вероятностью, то с их помощью невозможно обосновать достоверный вывод. Эта ошибка называется основным заблуждением, когда в качестве аргумента используется заведомо ложное положение, несуществующий факт и тому подобное в надежде, что этого никто не заметит. Опытный оратор, обнаружив хотя бы один непроверенный или сомнительный аргумент в речи оппонента, может легко опровергнуть всю систему его рассуждений.

Итак, мы рассмотрели основные компоненты составляющие структуру аргументации. Можно представить некий алгоритм действий оратора при подготовке аргументирующей речи. 1. Четко сформулировать предмет своей речи. В первую очередь – это ясная и конкретная формулировка тезиса речи.

2. Оценка предмета речи. Оратор должен определить, как его предмет речи будет воспринят слушателями. Если трудно предусмотреть отношение аудитории к тезису, лучше использовать индуктивную стратегию аргументации. Другими словами, идти шаг за шагом от очевидных бесспорных положений к формулированию тезиса, который может быть назван полностью к концу рассуждения. Этим же путем можно пойти в случае изначально негативного отношения аудитории к обосновываемому предмету речи.

3. Работа с аргументами. Для того, чтобы речь приобрела убеждающую и воздействующую силу, оратор должен продумать порядок расположения аргументов. Этот этап работы представляет собой процесс научного (с точки зрения юриспруденции) и социально-психологического осмысления выделенных аргументов; поиск как рациональных, так и иррациональных (риторических, психологических) аргументов. К риторическим аргументам можно отнести: «доводы к человеку», и «доводы к аудитории». Это обращения к чувствам, к желаниям, интересам аудитории; высказывания, воздействующие на эмоции, волю слушателей.

Использование в речи риторических аргументов выполняет ряд функций. Использование их в отношении тезиса позволяет:

- усилить убедительность коммуникации по форме и психологическому воздействию на слушателей;

- развеять недоверие и сомнения слушателей, что впоследствии положительно повлияет на восприятии позиции говорящего;

- создать ситуацию доброжелательности во взаимодействии аудитории и оратора.

По отношению к аудитории риторические аргументы дают возможность юристам:

-образно объяснить и довести до слушателей сомнения, возражения, замечания говорящего;

- нейтрализовать или опровергнуть возражения оппонента.

2.2.Языковые средства, способствующие созданию логичности речи

Техника аргументации предполагает выбор оратором определенных речевых средств, которые содействуют четкому построению рассуждения, отражают логику развития мысли, обеспечивают смысловую связность речи. Будем придерживаться классификации, которую дала в своей книге «Профессиональная речь юриста» Н.Н.Ивакина. Рассмотрим языковые средства, которые способствуют созданию логичности речи судебного оратора.

Вопросительные высказывания. Вопросительные высказывания очень активно используются и несут особую функциональную и стилистическую нагрузку.

Логике рассуждения содействует логический вопрос, имеющий целью выяснение неизвестного, являющийся стимулом для передачи дальнейшей информации, отражающий последовательное движение мысли. Возьмем пример из речи прокурора И.В.Царева: «Учитывая противоречия в показаниях Васильченко, я должен поставить вопрос прямо: не оговаривает ли себя обвиняемый Васильченко? Что может скрываться за таким поведением: сначала полное признание своей вины, потом-полное ее отрицание, а затем-полупризнание. Следовательно, задача состоит в том, чтобы установить объективную истину по делу. Предположений, версий и догадок может быть множество, но истина всегда одна, всегда конкретна».

Функции вопросительных конструкций определяются их местом в структуре текста судебной речи и коммуникативным заданием. В форме вопроса осуществляется постановка проблем, с помощью вопросов передается новая информация.

Вопросно-ответный ход как прием диалогизации речи. Об этом приеме вам уже известно. Посмотрим, как его можно использовать с целью построения диалога между оратором и его оппонентом и судебной аудиторией в целом.

Оратор имитирует беседу: задает вопрос и сам отвечает на него. В результате использования вопросительных конструкций создается психологический и интеллектуальный контакт между оратором и судьями, исчезает пассивность слушателей, поддерживается интерес присяжных заседателей к теме выступления. Например, из речи И.В.Царева: «Как нам поступить с противоречивыми показаниями Васильченко? Их можно не учитывать при общей оценке доказательств, поскольку по материалам дела можно сделать один вывод: вина Васильченко в совершенных преступлениях полностью доказана»."Должны ли мы помнить о происхождении фаларов, об их уникальности? Об их научной, исторической, эстетической ценности, об их особом значении для нас с Вами, для нашего народа? Не будет ли учет этих обстоятельств нарушением требований судейской объективности и беспристрастности? Нет! Мы не можем отрешиться от этих обстоятельств дела!" (Ю.А.Костанов)

Языковые средства связи. Функционально-синтаксические средства связи помогают выразить сложные логические отношения между высказываниями, между композиционными частями. Каждое последующее высказывание, присоединяясь к предыдущему при помощи того или иного средства связи, как бы цепляется за предыдущее, чем поддерживается цельность всего текста речи. Такие специальные средствам связи были рассмотрены в Главе 4 параграф 2.3.

Мы можем проследить как с помощью языковых средств создается логичность в речи И. М. Кисенишского по делу Маркова. «Прежде всего, капитан Марков сам находился на мостике при выходе судна из порта и благополучно довел его до линии акватории порта, проложив для него дальнейший путь. Во-вторых, к моменту ухода с мостика с пунктом регулирования движения и капитаном пересекающегося судна была согласована и достигнута договоренность о том, что „Петр Васев" пропустит „На­химова", уступит ему дорогу. И наконец, самое главное - на мостике стоял на вахте опытный вахтенный помощник капитана - Чудновский, который должен был нести в это время штурманскую вахту и который, согласно ст. 402 „Устава службы на судах Министерства морского флота СССР" персо­нально отвечал за надлежащее несение на судне вахтенной службы, обеспечение безопасности судна и находящихся на нем людей и грузов. Вахтенный помощник капитана, согласно „Устава. ", является стар­шим по всей вахтенной службе судна».

Период.Среди сложных синтаксических конструкций особое место занимает период, который чаще всего состоит из главной и нескольких однородных придаточных частей. Период по интонации и по смыслу четко распадается на две части: первая, как правило, перечисляет отдельные явления и произносится все повышающимся тоном с постепенным нарастанием; затем заметная пауза; вторая часть является выводом, следствием и произносится со спадом интонации. Придаточные предложения первой части имеют обычно одинаковый порядок слов и одинаковые видо-временные формы глаголов-сказуемых. Предложения, построенные в виде периода, составляют речь периодическую, в отличие от речи обычной, отрывистой. Периодическая речь характеризуется плавностью, музыкальностью, ритмической стройностью. Со стороны содержания период отличается большой полнотой и законченностью выражения мысли, он развертывает и оформляет сложную аргументацию положения. Из-за этих качеств период особенно широко используется в ораторской речи. Части периода построены по принципу параллелизма: в них, как правило, повторяются союзы, союзные слова, повторяются и порядок слов и формы глаголов-сказуемых. Приведем некоторые примеры использования периода в судебной речи: 1) Кто бы ни сидел на скамье подсудимых, какое бы преступление он ни совершил, какое бы чувство он ни вызывал у вас - суд должен объективно исследовать все материалы дела. 2) Действительно, если бы Андреева имела хоть чуточку женской души, если бы она в самом деле любила Пистолькорса и если бы она сколько-нибудь понимала и ценила сердце своего мужа, она бы весьма легко распутала свое положение. 3) Человек, по своему рождению, воспитанию и образованию чуждый розги; человек, глубоко чувствующий и понимающий ее позорное и унизительное значение; человек, который по своему образу мыслей, по своим убеждениям и чувствам не мог без сердечного содрогания видеть и слышать исполнение позорной экзекуции над другими, - этот человек сам должен был перенести на собственной коже всеподавляющее действие унизительного наказания. 4) Кто бы ни сидел на скамье подсудимых, какое бы преступление он ни совершил, какое бы чувство он ни вызывал у вас - суд должен объективно исследовать все материалы дела.

Период усиливает смысловую сторону ораторской речи, повышает ее эмоциональный накал. Основная задача, которую выполняет период, - логическое аргументирование основной мысли с помощью различных вставных конструкций, уточняющими мысль[101].

Точность словоупотребления. Важным средством речевого воздействия на состав суда является точность словоупотребления, когда выступающий привлекает внимание суда к важным, с его точки зрения, явлениям. Точным использованием слов отличались речи А.Ф. Кони, К.К. Арсеньева, П.А. Александрова, С.А. Андреевского, В.И. Жуковского, Н.П. Карабчевского, Н.И. Холева. С.А Андреевский, например, в речи по делу Мироновича уточняет значение экспертизы, внесшей путаницу в материалы дела: «…Выступил профессор Сорокин. Экспертизу его называли блестящей: прилагательное это я готов принять только в одном смысле - экспертиза эта, как все блестящее, мешала смотреть и видеть. Вернее было бы назвать ее изобретательной». Анализируя материалы предварительного следствия, оратор обращает внимание на допущенные в них ошибки из-за неточного словоупотребления: «Биография Мироновича в обвинительном акте заканчивается следующими словами: он слыл и за человека, делавшего набеги на скопцов, проживающих в его участке, и к тому же за большого любителя женщин. «Большой любитель женщин… делает набеги на скопцов…». Можно подумать, что Миронович, как фанатик сластолюбия, искоренял скопцов за их равнодушие к женскому полу!… Но оказывается, что здесь говорится о взятках». Так адвокат Л. Е. Раппопорт в своей судебной речи поясняет понятие «добросовестный приобретатель»: «Это то лицо, которое не знало и не должно было знать, что оно приобретает имущество от лица, не правомочного совершать эти действия»[102].

Полемизируя с процессуальным противником, судебный оратор довольно часто употребляет риторические вопросы.«Нам говорят ,что для совершения вот этого преступления подсудимые вступили в преступный сговор.Но уважаемый суд, о каком сговоре может идти речь, если подсудимые, как они пояснили, еще и друг друга толком не знали?». С помощью риторического вопроса оратор выражает отрицание противоположной позиции и апеллирует к суду. Кроме риторических вопросов-оценок, в судебных речах нередко используются риторические вопросы, содержащие вывод из сказанного. Их цель - помочь суду сделать правильные выводы, правильно квалифицировать тот или иной факт, например: «На вопрос о том, чем она может ему помочь, Тищенко сказал, что поможет, если умрет, и что Кубань-река большая, смоет все следы. Разве это не угроза убийством?». Риторический вопрос, заканчивающий логическое единство, имеет результативно-следственное значение; вместе с тем он заключает в себе элемент оценки. Это эмоциональная реакция оратора.

Таким образом, уверенное использование различных языковых средств, способствующих логике рассуждения, позволят оратору сделать речь по-настоящему доказательной и убедительной.

Логические и методологические основы аргументации и критики. Способы обоснования утверждений. Аргументация и логическое доказательство. Критика и опровержение. Состав аргументации и критики: тезис, аргументы, допущения, форма. Способы аргументации и критики. Прямая и косвенная аргументация. Разделительная аргументация и аргументация "от противного". Критика аргументации и тезиса. Критика путём приведения к абсурду.

Аргументация как процесс развития знания.

Стратегия и тактика аргументации и критики. Основные стратегии аргументации и критики. Основные тактические приёмы аргументации и критики. Уловки, софизмы и парадоксы в аргументации и критике. Способы противодействия спекулятивным приёмам ведения аргументации.

Правила аргументации и критики. Требования к тезису. Требования к аргументам и форме. Ошибки, возникающие при нарушении правил аргументации и критики.

Правила и приёмы оптимизации процесса передачи знаний и установления доброжелательных отношений между субъектами взаимодействия.Классификация оппонентов аргументации и особенности взаимодействия с различными типами оппонентов.

Доказательность как важное качество правильного мышления. Содержание и структура доказательства. Тезис, аргументы, демонстрация. Формы обоснования тезиса: дедуктивная, индуктивная или по аналогии.

Прямое и косвенное доказательство. Виды косвенных доказательств: апагогическое и разделительное. Этапы апагогического доказательства.

Опровержение как логическая операция, направленная на разрушение доказательства путём установления ложности или необоснованности ранее выдвинутого тезиса. Способы опровержения: критика тезиса (прямая или косвенная), критика аргументов, выявление несостоятельности демонстрации.

Логические правила доказательства. Правила, относящиеся к тезису: правило определенности тезиса, правило неизменности тезиса. Ошибки, возникающие при нарушении данных правил: подмена тезиса, логическая диверсия, потеря тезиса, довод к человеку.

Правила по отношению к аргументам: истинность и непротиворечивостьаргументов, достаточностьаргументовдля подтверждения тезиса. Ошибки при нарушенииправилпо отношению к аргументам: ложность основания (основное заблуждение), предвосхищение основания, порочный круг.

Правила демонстрации. Ошибки при нарушении правил демонстрации: мнимое следование, переход от сказанного с условием ксказанномубезусловно, переход от сказанному в определённом отношении к сказанному безотносительно к чему бы то ни было.

Тема 6. Формы развития знаний

Понятие формы и видов знаний. Основные этапы развития знаний. Познание и знание.

Факты действительности и факты научные. Роль парадигмы мышления и стиля мышления в переводе фактов действительности в факты научные.Узнавание как уровень развития знаний.Задача как уровень развития познавательной ситуации.Проблема как форма развития знаний. Проблема неразвитая и развитая.

Гипотеза как форма развития знания. Основные разновидностииэтапы развития гипотез. Способы обоснования и опровержения гипотез. Вероятностная оценка степени подтверждения гипотез.

Роль гипотез в естествознании и науках об обществе.Логико-методологические условия состоятельности научных гипотез.

Теория как система знаний. Состав теорий. Теоретические и эмпирические термины. Основные функции теорий в научном познании. Виды теорий. Аксиоматические теории. Содержательные и формальные аксиоматики. Теория как процесс развития знания. Роль логики в развитии и обосновании теорий.

Тема 7. Специфика следственных и судебных версий и гипотез

Гипотезы в правовом познании. Гипотеза как форма формулирования альтернативы при принятии решений в юридической практике. Алгоритм превращение гипотезы в решение. Уровни оценки степени подтверждения решения.

Судебно-следственная версия как вероятностное предположение. Специфика процесса выдвижения и обоснования судебно-следственных версий.

5. Планы аудиторных (семинарских) занятий

Тема 1. Понятия и термины логики

1. Объект и предмет логики. Основные термины логики.

2. Понятие. Содержание и объём.

4. Отношения между понятиями.

5. Логические операции с понятиями: обобщение и ограничение, определение, деление и классификация.

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: