Вс разъяснил как судам следует определять размер расходов на представителя

Обновлено: 03.12.2022

25 мая 2021 года Верховный Суд принял Определение по делу № 301-ЭС20-22905, о котором написали многие юридические СМИ. Освещали его в том ключе, что ВС РФ разрешил взыскивать расходы на оплату услуг представителя, работающего на условиях абонентского обслуживания. Определение важное, но именно потому, что позицией об абонентском обслуживании оно не исчерпывается.

Разумеется, условие об абонентской плате за юридические услуги законно и расходы на оплату услуг представителя, работающего на таких условиях, стороне компенсировать нужно. Вряд ли у кого-то и до принятия Верховным Судом к производству дела возникали сомнения в этом. Вопрос же, который не имеет простого ответа: сколько взыскивать в условиях, когда точный размер понесенных на ведение конкретного спора расходов установить невозможно? Известно только, что заявитель каждый месяц платил представителю около 1,8 млн руб. за весь комплекс услуг (в том числе за ведение 35 дел в арбитражных судах разных инстанций), но сколько именно за ведение спорного дела, неясно.

Сам заявитель предложил руководствоваться Инструкцией «О порядке определения размера гонорара при заключении адвокатами палаты соглашения об оказании юридической помощи физическим и юридическим лицам», утвержденной решением совета Палаты адвокатов Нижегородской области от 10.01.2018. На основе приведенных в ней расценок он рассчитал размер требуемой им компенсации:

…стоимость услуг представителей составила 67 500 руб., из которых: стоимость услуги по подготовке отзыва на иск составляет 7500 руб., стоимость услуги по подготовке отзыва на апелляционную жалобу — 7500 руб.; стоимость услуг по представлению интересов Общества в семи судебных заседаниях — 52 500 руб. (из расчета 7500 руб. за участие в одном судебном заседании).

Суд первой инстанции, а в конце концов и Верховный Суд согласился с предложенным подходом (цитата из Определения ВС РФ):

В случае, если в договоре стоимость оказываемых услуг за каждое процессуальное действие не определена и невозможно установить, каким образом произведено формирование цены оказываемых услуг, суд вправе самостоятельно произвести оценку оказанных услуг в соответствии с критериями разумности заявленных судебных расходов и существом данного спора.
Расчет понесенных Обществом судебных расходов осуществлен исходя из установленной Инструкцией о порядке определения размера гонорара суммы гонорара при заключении адвокатами палаты соглашения об оказании юридической помощи физическим и юридическим лицам.

Таким образом, Верховный Суд решил опираться на расценки, которые стороны не использовали и на которых при согласовании стоимости услуг они явно не основывались. Почему это важно?

По действующему законодательству суд должен взыскать (1) понесенные расходы (2) в разумных пределах. Применение этой нормы требует того, чтобы суд установил конкретный размер тех расходов, которые были понесены на ведение дела. Конечно, в анализируемом деле суды имели все основания полагать, что какая-то сумма за ведение дела юристам уплачена (в деле есть платежные поручения), но сколько именно? Строго говоря, не установив, сколько конкретно было уплачено, суд не может прийти к выводу о том, что расходы понесены.

Конечно, можно придерживаться более мягкого подхода, согласно которому достаточно убедиться только в том, что услуги были оказаны (мы обсуждали это решение здесь), но это не решает проблему. Ведь как можно оценить разумность суммы понесенных расходов, если сама сумма неизвестна? Конечно, это невозможно. Ни о каком взыскании расходов в разумных пределах ни может идти речи.

Тогда что же сделал Верховный Суд? По существу, он определил расценки по умолчанию. Расценки, которые могут применяться судами тогда, когда невозможно установить, сколько конкретно было уплачено за оказанные представителем услуги.

Конечно, это небесспорное решение, но нельзя сказать, чтобы оно выглядело неожиданным. В ноябре прошлого года на портале я приводил аргументы в защиту арифметического подхода при определении размера судебных расходов. Напомню, что речь шла о том, чтобы не оценивать разумные пределы расходов на оплату услуг представителя, а перечислить конкретные услуги, которые были оказаны, и дальше, воспользовавшись некоторыми тарифами и оценив по ним стоимость каждой из услуг, сложить получившиеся цифры. Именно это и сделал Верховный Суд РФ, определив, какими тарифами следует руководствоваться судам: тарифами, утвержденными региональными адвокатскими палатами. Пока арифметический подход применен ВС РФ только в деле об абонентской плате, но, возможно, у этого подхода большое будущее.

Суды не вправе произвольно уменьшать размер сумм, взыскиваемых в возмещение расходов на представителя, а обязаны вынести мотивированное решение, в том числе дать оценку сложности рассмотренного дела с надлежащим обоснованием. К такому выводу пришел Верховный суд РФ, рассмотрев в кассационном порядке спор о взыскании судебных расходов по гражданскому делу.

В 2019 году житель Вологды Александр Белов (фамилия изменена) выиграл потребительский спор у местного автодилера по поводу купленного им внедорожника Volkswagen Touareg. Машина стоимостью 3,8 млн рублей оказалась дефектной, и автовладелец обязал продавца устранить недостатки. После этого Белов обратился в суд с заявлением о возмещении судебных расходов на оплату услуг представителя в размере 20 тыс. рублей. Требования были удовлетворены частично: с автодилера взыскали 6 тыс. рублей.

Апелляционная и кассационная инстанции оставили решение в силе, указав, что суд первой инстанции правомерно принял во внимание сложность и объем гражданского дела, принцип разумности и справедливости.

Судебная коллегия по гражданским делам ВС пришла к выводу, что судебные акты приняты с нарушением норм действующего законодательства.

ВС отметил, что суд не вправе произвольно уменьшать размер сумм, взыскиваемых в возмещение расходов на представителя, а обязан вынести мотивированное решение. При этом также должны учитываться сложность, категория дела, время его рассмотрения, фактическое участие представителя.

Как указал ВС, для правильного разрешения вопроса о размере взыскиваемых судебных расходов суду в настоящем случае следовало дать оценку договору на оказание юридических услуг, заключенному Беловым с представителем (документ был представлен в материалах дела). А также установить, какой объем обязанностей представителя предполагался к исполнению, какие обязанности были реально исполнены и чем это подтверждается. Кроме того, суду следовало проанализировать количество и сложность судебных заседаний, в которых принимал участие представитель, дать оценку сложности рассмотренного дела с надлежащим обоснованием.

Вместо этого, как отметил ВС, суд первой инстанции в своем определении ограничился лишь ссылкой на общие правила оценки соразмерности и обоснованности оплаты услуг представителя, что привело к необоснованному определению суммы судебных расходов, подлежащей к взысканию в пользу заявителя.

Кожанов Виктор

Вопрос о компенсации расходов на оплату услуг представителей выигравшей спор стороне как в отечественной правоприменительной практике, так и в судебной практике других государств остается дискуссионным. Даже международные суды снижают размер расходов на оплату услуг представителей, заставляя тем самым выигравшую сторону смириться с неизбежностью, что ее расходы не будут компенсированы в полном объеме. Вывод судов понятен – не допустить чрезмерного взыскания судебных расходов с проигравшей стороны спора.

Суд указал на необходимость устанавливать объем предполагаемых к исполнению обязанностей, какие из них были реально исполнены и чем данное исполнение подтверждается

Практика судов, в том числе арбитражных, по определению размера компенсации расходов на представителя всегда шла по пути их существенного снижения. Позиция Верховного Суда РФ, выраженная в Определении от 16 февраля 2021 г. № 2-КГ20-10-КЗ, на мой взгляд, не внесла ничего нового и в целом дублирует критерии определения расходов на уплату представителя, обозначенные в Постановлении Пленума ВС от 21 января 2016 г. № 1 (далее – Постановление Пленума ВС № 1), согласно которому при определении разумности могут учитываться объем заявленных требований, цена иска, сложность дела и продолжительность его рассмотрения, объем оказанных представителем услуг, время, необходимое ему на подготовку процессуальных документов, и другие обстоятельства. Повторное рассмотрение вопроса в суде апелляционной инстанции, полагаю, не скажется существенным образом на повышении размера этих расходов – если суд и повысит его, то, скорее всего, незначительно: все зависит от обстоятельств дела, которые предстоит изучить при новом его рассмотрении.

Много вопросов вызывает и применение судами разъяснения ВС в Постановлении Пленума ВС № 1, согласно которому разумными следует считать такие расходы на оплату услуг представителя, которые в сравнимых обстоятельствах обычно взимаются за аналогичные услуги.

Как правило (как показывает мое наблюдение), суды не взыскивают расходы на представителей в полном объеме, если сумма расходов превышает средний установленный для аналогичных услуг размер, который обычно компенсируется при сравнимых обстоятельствах (на что указал Верховный Суд) в том или ином конкретном суде. Таким образом, каждый суд уже субъективно сформировал свои представления о размерах судебных расходов на оплату услуг представителей, которые не имеют ничего общего с актуальными рыночными расценками на представительские услуги. К сожалению, правоприменительная практика все дальше движется по пути чрезмерного снижения сумм расходов на оплату услуг представителя (несмотря на изменение рыночной конъектуры), «прикрываясь» так называемым принципом разумности и проявлением гуманизма в данном вопросе. На мой взгляд, это лишь создает почву для злоупотреблений правом – независимо от процессуального статуса стороны спора, порождая тем самым неуважение к правам и свободам участников судопроизводства, формируя у одних скептическое отношение к защите своих прав, у других – предъявление необоснованных (ошибочных) требований (т.е. изначально лишенных перспектив удовлетворения) и т.п.

Напротив, если бы суды применяли нормы ст. 110 АПК РФ, ст. 100 ГПК РФ и ст. 112 КАС РФ, исходя из их буквального толкования во взаимосвязи с разъяснениями ВС о разумности компенсации судебных издержек, то, полагаю, под угрозой компенсации действительных судебных издержек с проигравшей стороны спора потенциальные участники судопроизводства более ответственно подходили к реализации их права на судебную защиту, прилагая больше усилий как к недопущению нарушения прав других лиц, так и к должной защите своих прав.

Вместе с тем в настоящее время отсутствие в законе четких критериев определения размера судебных расходов позволяет судам повсеместно и произвольно снижать его, и даже разъяснение Пленума ВС о критериях разумности расходов не имеет в правоприменительной практике решающего значения – суды свободно его «обходят», субъективно определяя средние размеры подлежащих взысканию расходов на оплату услуг представителей, оперируя общими формулировками об их разумности из Постановления Пленума ВС № 1, а вышестоящие судебные инстанции, не принимая во внимание доводы о произвольном снижении размера расходов, чаще всего ссылаются на переоценку доказательств «несогласной» стороной спора.

К сожалению, суды зачастую не придают должного значения рассмотрению вопросов об определении размера судебных расходов и установлению всех обстоятельств, связанных со сложностью дела и объемом оказанных представителем выигравшей стороны спора услуг, формально применяя разъяснения Верховного Суда и руководствуясь правилом: «выиграли дело, что еще вам нужно?!».

На мой взгляд, практика определения расходов на оплату услуг представителей схожа с практикой взыскания договорной неустойки, для снижения которой достаточно самого факта несогласия с ее размером, в связи с чем неустойка уже перестает стимулировать стороны договорных отношений к надлежащему исполнению обязательств, как и существенное снижение расходов на оплату представителей не «отрезвляет» нарушителей, а напротив – порождает с их стороны неуважение к правам и свободам других лиц, на которых судом возлагается бремя таких расходов.

Не могу однозначно выразить мнение, какие изменения следует внести в законодательство о компенсации судебных расходов на оплату услуг представителей, но могу утверждать, что с формальным отношением судов к рассмотрению вопроса о компенсации судебных издержек, допускающих возможность их произвольного снижения, необходимо бороться на законодательном уровне – путем закрепления в процессуальном законе четких критериев разумности расходов – без привязки к каким-либо минимальным и максимальным ставкам.

На начальном этапе считаю необходимым активное пресечение вышестоящими судебными инстанциями любых попыток нижестоящих судов при рассмотрении вопроса об определении размера компенсации расходов на оплату услуг представителей формировать собственные средние расценки «представительских» расходов, которые, как показывает практика, не соотносится ни с общими критериями определения размера судебных расходов на оплату услуг представителей (таких, как сложность спора, объем работы и т.п.), ни с актуальной рыночной стоимостью этих услуг.

В целом выраженная в Постановлении Пленума ВС № 1 позиция о разумности судебных расходов более чем понятна, но, на мой взгляд, для практического применения недостаточна, поэтому необходимо внесение изменений в процессуальное законодательство, в котором следует отразить не только более четкие критерии определения размера подлежащих взысканию «представительских» услуг (сложность спора и т.п.), но и раскрыть содержание разумности этих судебных расходов подобно тому, как описано в Постановлении Пленума ВС № 1, дабы сбалансировать интересы участников судопроизводства и не допустить как необоснованного занижения, так и завышения расходов.


Один из адвокатов указал, что каждый суд самостоятельно определяет размер оплаты услуг представителя и всегда идет в сторону уменьшения размера. Второй отметил: суды упускают из виду, что чрезмерность – обстоятельство, подлежащее доказыванию заинтересованной стороной, а не судом вместо стороны – на стадии взыскания судебных издержек принцип состязательности продолжает действовать.

Верховный Суд опубликовал Определение № 2-КГ20-10-К3 от 16 февраля, в котором указал на недопустимость необоснованного уменьшения судом расходов на оплату услуг представителя.

Вступившим в законную силу решением Вологодского городского суда Вологодской области от 28 марта 2019 г. удовлетворены исковые требования Ивана Чернова к ООО «Автомотор». После этого Иван Чернов обратился в суд с заявлением о возмещении судебных расходов на оплату услуг представителя в размере 20 тыс. руб. В подтверждение доводов о несении расходов он представил договор об оказании юридических услуг от 22 октября 2018 г., заключенный с Дмитрием Власовым, и расписку о получении последним 20 тыс. руб.

Суд, принимая во внимание конкретные обстоятельства рассмотренного дела, его объем и сложность, исходя из соотношения судебных расходов с объемом защищаемого права и работы представителя, определил ко взысканию в пользу заявителя только 6 тыс. руб. Апелляция и кассация оставили решение в силе.

Иван Чернов подал жалобу в Верховный Суд, который заметил, что согласно ч. 1 ст. 98 ГПК стороне, в пользу которой состоялось решение суда, суд присуждает возместить за счет другой стороны все понесенные по делу судебные расходы, за исключением случаев, предусмотренных ч. 2 ст. 96 этого же Кодекса. В случае если иск удовлетворен частично, указанные в приведенной статье судебные расходы присуждаются истцу пропорционально размеру удовлетворенных судом исковых требований, а ответчику – пропорционально той части исковых требований, в которой истцу отказано.

По мнению ВС, обязанность суда взыскивать расходы на оплату услуг представителя, понесенные лицом, в пользу которого принят судебный акт, с другого лица, участвующего в деле, в разумных пределах является одним из предусмотренных законом правовых способов, направленных против необоснованного завышения размера оплаты услуг представителя и тем самым – на реализацию требования ст. 17 Конституции. «Вместе с тем, изменяя размер сумм, взыскиваемых в возмещение соответствующих расходов, суд не вправе уменьшать его произвольно, а обязан вынести мотивированное решение, исходя из принципа необходимости сохранения баланса между правами лиц, участвующих в деле. Размер возмещения стороне расходов на оплату услуг представителя должен быть соотносим с объемом защищаемого права, при этом также должны учитываться сложность, категория дела, время его рассмотрения в судебном заседании суда первой инстанции, фактическое участие представителя в рассмотрении дела», – указывается в определении.

Верховный Суд отметил, что для правильного разрешения вопроса о размере взыскиваемых судебных расходов суду следовало дать оценку представленному договору, установить, какой объем обязанностей представителя по нему предполагался к исполнению, какие из этих обязанностей были реально исполнены и чем данное исполнение подтверждается, проанализировать количество и сложность судебных заседаний, в которых принимал участие представитель, дать оценку сложности рассмотренного дела с надлежащим обоснованием. Однако данные действия судом первой инстанции предприняты не были.

ВС указал, что в данном случае, в нарушение требований ст. 225 ГПК, суд не привел в определении конкретные обстоятельства рассмотренного гражданского дела: количество судебных заседаний, в скольких из них принимал участие представитель истца, какие иные процессуальные действия он совершал от имени заявителя (составление искового заявления, заявление ходатайств), как в соответствии с договором должны были оплачиваться данные действия, ограничившись лишь ссылкой на общие правила оценки соразмерности и обоснованности оплаты услуг представителя, что привело к необоснованному определению суммы судебных расходов, подлежащей ко взысканию в пользу заявителя. В связи с этим Верховный Суд отменил определения апелляции и кассации и направил дело на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

По мнению адвоката АК «Кожанов и партнеры» Виктора Кожанова, практика судов общей юрисдикции и арбитражных судов по определению размера компенсации расходов на услуги представителя всегда шла по пути их существенного снижения. Он отметил, что позиция Верховного Суда ничего нового не внесла и в целом дублирует критерии определения расходов на оплату услуг представителя, обозначенные в Постановлении Пленума ВС № 1 от 21 января 2016 г., согласно которому при определении разумности могут учитываться объем заявленных требований, цена иска, сложность дела и продолжительность его рассмотрения, объем оказанных представителем услуг, время, необходимое на подготовку им процессуальных документов, и другие обстоятельства.

Виктор Кожанов указал, что отсутствие в законе четких критериев определения размера судебных расходов позволяет судам повсеместно и произвольно снижать его, даже там, где разъяснение Пленума ВС относительно критериев разумности расходов не имеет особого значения. «Суды свободно обходят его, формируя каждый свою практику и апеллируя общими формулировками о разумности расходов, взятыми из указанного постановления, а вышестоящие судебные инстанции, отказывая в доводах о произвольном снижении размера расходов, чаще всего ссылаются на переоценку доказательств несогласной стороной спора. К сожалению, суды не придают должного значения рассмотрению вопросов определения размера судебных расходов, должному установлению всех обстоятельств, связанных со сложностью дела и объемом оказанных услуг представителем выигравшей стороны спора, руководствуются правилом: “Выиграли дело, что еще вам нужно?!”», – отметил адвокат.

Виктор Кожанов посчитал, что повторное рассмотрение вопроса в суде апелляционной инстанции существенно не скажется на повышении размера расходов, однако все зависит от обстоятельств дела, которые предстоит изучить при новом его рассмотрении.

Старший партнер АБ «Яблоков и партнеры» Ярослав Самородов указал: суды упускают из виду, что чрезмерность – обстоятельство, подлежащее доказыванию заинтересованной стороной, а не судом вместо стороны – на стадии взыскания судебных издержек принцип состязательности продолжает действовать. «При определении чрезмерности судьи невольно сравнивают сумму, полученную представителем, со временем, которое такой представитель провел перед судом, и со своими доходами. Как следствие, упускается из виду, что у представителя много времени уходит до и после заседания, что требуется время на подготовку к заседаниям, что есть расходы, вызванные самой явкой в суд и убытием из суда. А если представитель – адвокат, то даже не обращается внимание, что он несет такие расходы, как оплата труда помощников, правовой справочной системы, аренда офиса, платежи в пенсионный фонд и налоги», – отметил Ярослав Самородов.

По его мнению, пока суды не начнут взыскивать большую часть расходов на представителя, будет встречаться недобросовестное поведение оппонентов, стремление тянуть процесс которых быстро бы угасло, если бы у них было понимание, что в случае проигрыша за время другой стороны надо будет заплатить. «Также лично меня возмущает, что закон не позволяет уменьшать стоимость экспертизы со ссылкой на то, что она стоит дешевле, а вот труд представителя (адвоката) – позволяет, несмотря на то, что временные затраты у представителя в разы больше», – заметил Ярослав Самородов.

Адвокат призвал коллег больше об этом говорить. Он считает, что только такой пропагандой можно быть услышанными в суде.

Возмещение расходов на оплату услуг представителя при частичном удовлетворении иска: практика изменилась?

Недавно ВС РФ разъяснил порядок возмещения издержек, связанных с рассмотрением дела: расходов на производство осмотра на месте, платы за проезд и проживание сторон и третьих лиц, выплат свидетелям, экспертам, специалистам и переводчикам, расходов на оплату услуг переводчика и представителей, почтовых расходов, компенсации за фактическую потерю времени и других (Постановление Пленума ВС РФ от 21 января 2016 г. № 1; далее – Постановление ВС РФ). При этом Суд уделил внимание и вопросу распределения расходов на оплату услуг представителя при частичном удовлетворении иска, а спустя несколько недель даже подкрепил свои доводы вынесенным по конкретному спору определением (п. 12 Постановления ВС РФ; Определение ВС РФ от 9 февраля 2016 года по делу №37-КГ15-11). И вот что интересно: теперь ВС РФ придерживается позиции, прямо противоположной той, что была высказана им же в 2005 году. Рассмотрим, как с течением времени менялась практика возмещения расходов на оплату услуг представителя при частичном удовлетворении иска.

Было – в пользу одной стороны

Стало – в пользу каждой из сторон

Из Постановления ВС РФ следует, что при частичном удовлетворении исковых требований расходы на оплату услуг представителя присуждаются каждой из сторон в разумных пределах и распределяются в соответствии с правилом о пропорциональном распределении судебных расходов (п. 12 Постановления ВС РФ). Более подробно мотивы формирования нового подхода к возмещению расходов на оплату услуг представителя при частичном удовлетворении иска ВС РФ изложил во время рассмотрения спора между Л., Щ. и Л1.

Для составления договора оказания юридических услуг воспользуйтесь "Конструктором правовых документов" интернет-версии системы ГАРАНТ.
Получите бесплатный доступ на 3 дня!
Получить доступ

Так, суд первой инстанции с учетом изменений, внесенных апелляционным судом, частично удовлетворил иск Л. к Щ. и Л1. о взыскании денежных средств (решение Заводского районного суда г. Орла от 16 декабря 2014 г. № 2-1983/14; апелляционное определение Судебной коллегии по гражданским делам Орловского областного суда от 25 февраля 2015 года № 33-539/2015). При этом требования истца оказались удовлетворенными менее, чем на 10% от первоначально заявленного размера. Ответчики Щ. и Л1. обратились в суд с иском о взыскании с Л. расходов на оплату юридических услуг. Суд первой инстанции удовлетворил требования заявителей, сославшись на норму о пропорциональном распределении понесенных по делу судебных расходов. Согласно данной норме, если иск удовлетворен частично, все понесенные по делу судебные расходы присуждаются истцу пропорционально размеру удовлетворенных судом исковых требований, а ответчику – пропорционально той части исковых требований, в которой истцу отказано. Стоит отметить, что определение суда первой инстанции вряд ли можно назвать типичным: когда речь идет о расходах на оплату услуг представителя, указанная норма, как правило, рассматривается в качестве общей по отношению к ч. 1 ст. 100 ГПК РФ – специальной норме – с приоритетом последней.

При пересмотре данного определения суд второй инстанции воспользовался уже сложившейся судебной практикой и указал, что при частичном удовлетворении заявления только истец имеет право на возмещение расходов по оплате услуг представителя. Поскольку Щ. и Л1. не заявляли самостоятельных требований, то основания для взыскания в их пользу расходов на оплату юридических услуг отсутствуют (ст. 88, ст. 98, ст. 100 ГПК РФ). Апелляционный суд отменил решение суда первой инстанции и отказал в удовлетворении требования о взыскании расходов на оплату услуг представителя (апелляционное определение Судебной коллегии по гражданским делам Орловского областного суда от 19 мая 2015 г. № 33-1191/2015).

Не согласившись с этим определением, Щ. и Л1. подали кассационную жалобу в ВС РФ. Высший судебный орган России повторил вывод КС РФ о том, что критерием возмещения судебных расходов, в том числе расходов на оплату услуг представителя, является вывод суда о правомерности или неправомерности заявленного требования. При этом, по мнению ВС РФ, в случае частичного удовлетворения имущественных требований, подлежащих оценке, судебные издержки присуждаются истцу пропорционально размеру удовлетворенных судом исковых требовании, а ответчику – пропорционально той части исковых требований, в которой истцу отказано. Суд отметил, что иное токование означало бы нарушение законодательно закрепленного принципа равенства (ст. 19 Конституции РФ, ст. 6 ГПК РФ). ВС РФ отменил определение суда апелляционной инстанции как противоречащее положениям ч. 1 ст. 98 ГПК РФ и оставил в силе определение суда первой инстанции (Определение ВС РФ от 9 февраля 2016 года по делу № 37-КГ15-11). Таким образом, с Л. были взысканы в пользу Щ. и Л1. расходы на оплату услуг представителя.

Так, ВС РФ сформулировал новый подход к порядку распределения расходов на оплату услуг представителя. Возможно, Суд сделал это для того, чтобы предостеречь граждан от подачи заявлений с необоснованно завышенными требованиями, – ведь теперь при частичном удовлетворении иска ответчик имеет право на пропорциональное возмещение расходов по юридическому сопровождению спора.

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: