Возможна ли частная собственность без государства

Обновлено: 17.08.2022

Право частной собственности является одной из основ конститу­ционного строя Российской Федерации и составляет основу рыноч­ной экономики.

Субъектами права частной собственности являются как физиче­ские, так и юридические лица. Круг субъектов, а также назначение частной собственности не ограничено, за исключением случаев, предусмотренных законом.

Содержание права частной собственности включает право каж­дого иметь имущество, владеть и пользоваться им, включая извлече­ние из имущества его полезных свойств, а также распоряжаться им как индивидуально, так и совместно с другими лицами.

Реализация имущественных прав осуществляется на основе принципов неприкосновенности собственности и свободы договора, предполагающих равенство, автономию воли и имущественную само­стоятельность участников гражданско-правовых отношений, недопу­стимость вмешательства в частные дела со стороны иных субъектов.

Конституция России закрепляет, что никто не может быть лишен своего имущества иначе как по решению суда. При этом прину­дительное отчуждение имущества для государственных нужд мо­жет быть произведено только при условии предварительного и равноценного возмещения.

К сожалению, Конституция Российской Федерации не содержит положений о социальной функции собственности, в частности о том, что пользование ею должно одновременно служить общему благу (как в ФРГ и др. государствах), что не позволяет органам государственной

власти влиять на проводимую частными собственниками (речь идет о крупных частных собственниках) политику в отношении использова­ния собственности.

Одной из важных гарантий права частной собственности выступа­ет право наследования. Право наследования обеспечивает гарантиро­ванный государством переход имущества, принадлежащего умершему (наследодателю), к другим лицам (наследникам). Право наследования предполагает, с одной стороны, право на распоряжение своим имуще­ством со стороны наследодателя, а с другой стороны, право наследни­ков на принятие наследства. В соответствии с Гражданским кодексом Российской Федерации наследование осуществляется по завещанию и по закону.

В силу особой значимости в Конституции Российской Федерации в качестве самостоятельного права определено право частной соб­ственности граждан и их объединений на землю.

Конституция России закрепляет право частной собственности на землю только за гражданами и их объединениями. В то же время Земельный кодекс Российской Федерации предусматривает возмож­ность приобретения права собственности на землю за иностранными гражданами, лицами без гражданства и иностранными юридическими лицами.

Владение, пользование и распоряжение землей и другими при­родными ресурсами осуществляются их собственниками свободно, если это не наносит ущерба окружающей среде и не нарушает прав и законных интересов иных лиц.

« Всё течёт, всё меняется ». И пр аво, как нечто живое, подверженное неизбежному реформированию, казалось бы ушло далеко вперед от той парадигмы, в рамках которой право и государство ― явления , обусловливающие друг друга. В современном мире набирают популярность такие тенденции как глобализация, интернационализация правовой науки и практики в целом, создаются наднациональные институты, развиваются системы транснационального правового регулирования. Иными словами, право в современных условиях выходит за рамки отдельного государства. Возрастающая необходимость упрощения оборота, в том числе между резидентами различных юрисдикций, создает предпосылки для отделения частного права от государства.

  • Но так ли это на самом деле?
  • Действительно ли мощнейшая сила государства в современных условиях не так уж страшна?
  • Возможно ли помыслить существование частного права без государства?

Принимая во внимание, что истина, как правило, кроется в некой золотой середине, избегая ярко выраженного однополярного взгляда на поставленную проблему, мною все же будет предпринята попытка порассуждать на д вопросом соотношения частного права и государства. Безусловно, предлагаемая к обсуждению тема далека от более злободневных практико-ориентированных проблем, но мне кажется полезным порой отвлечься от насущных задач и задуматься, в какой парадигме мы живем сегодня и должно ли частное право оглядываться на некогда могущественный институт в лице государства. Недаром феномен государс твенной власти получил сравнение с библейским образом морского чудовища Левиафана из Книги Иова ( Иов. 40:20 — 41:26 ) , характеризующегося великой силой, бесстрашием и способностью уничтожить человече скую природу, а вместе с ней и присущее этой самой природе стремление к свободе .


Убийство Левиафана. Гравюра Гюстава Доре, 1865 год

Забегая вперед, обознач у , что мое предпочтение будет отдано отрицательному ответу на поставленный вопрос: частное право без государства существовать не может.

Мнение экспертов.

Стимулом к этому скромному рассуждению послужило знакомство с двумя совместными работами профессоров, специалистов в области компаративистики и коллизионного права Ralf Michaels и Nils Jansen : « Private Law and the State : Comparative Perceptions and Historical Observations » и «Private Law Beyond the State? Europeanization, Globalization, Privatization» .

В частности, а вторы полагают, что на национальном уровне право носит публичный характер, а на международном – исключительно частный. Так, участники транснационального рынка стремятся самостоятельно создавать нормы, используя принцип автономии воли и механизм выбора применимого права. Речь идет о появлени и новых правил lex mercatoria, о зарождени и некой качественно новой сферы правового регулирования ― право Интернета, о развити и международных отраслевых норм, в частности , норм спортивного права. По мнению профессоров, мы имеем дело со всеобщ ей тенденци ей отделения частного права от государства, во всяком случае применительно к сфере международного частного права. Однако смысл существования правовых норм на любом уровне (как национальном, так и международном) реализуется в процессе их применения к конкретным правоотношениям. И в этой части авторы словно выдвигают возражение сами себе: возможность выбора сторонами в качестве применимого права приведенных выше частных норм вызывает сомнения, поскольку для того, чтобы получить признание , такие частные нормы должны быть похожи на государственные (санкционированные государством) .

Почему это необходимо? Возможно, ответ прост, и причина кроется в том, что процесс сотворения права, игнорирующий такой традиционный механизм обеспечения его действия как сила государственного принуждения, уже нельзя будет признать таковым, и он трансформируется в процесс создания нечта иного? Безусловно, отдельные социальные группы и человеческое общество в целом способны самостоятельно вырабатывать некие стандарты поведения, следование которым ожидается от членов этого общества. Но здесь мы переходим в плоскость каких угодно иных видов социальных норм ― норм морали (нравственности), религиозных, корпоративных норм и т.д, но никак не правовых. Означает ли это, что как в области национального, так и в сфере международного частного права, процесс создания и применения норм права немыслим без одобрения суверена?

Ключевая причина.

Ralf Michaels и Nils Jansen утверждают, что идея производности частного права от суверена, на котором лежит обязанность «одобрения», ― не более чем фикция, и всегда была таковой применительно к сфере международного частного права. Так, рассуждая о действительности транснационального частного права, авторы исследуемых статей предлагают исходить из трех аспектов: юридического (принятие нормы уполномоченным органом), социологического (норма обеспечивается принуждением, но не со стороны государственного аппарата), а также этического (норма должна быть морально оправдана). Указанной теории вкупе с концепцией плюрализма источников, по мнению профессоров, достаточно для существования частного права на международно-правовом уровне.

Рискну не согласиться с этим мнением, допускающим создание норм частного права без участия государства, и предположу, что суть заключается в такой экзистенциальной потребности человека как безопасность. К этому тезису близка договорная теория происхождения государства, последователи которой (Т. Гоббс, Ж.Ж. Руссо, Г. Гроций, А.Н. Радищев) полагали, что государство есть своего рода договор, в который люди, находившиеся до указанного момента в естественном первобытном состоянии bellum omnium contra omnes― борьбы всех против всех, сознательно решают вступить. Вечно воюющие субъекты передают часть своей свободы государству в обмен на то, что последнее обеспечит их безопасность и спокойное существование. Согласно этой известной теории именно стремление к спокойствию и мирному ведению хозяйства движет индивидами при частичном подчинении своей воли государственному аппарату.

Например, обратимся к институту третейского разбирательства. Очевидно, что даже этот атрибут гражданского общества, основу которого составляет свободное волеизъявление сторон, вынужден претерпевать известные лишения со стороны национального права. По правилам большинства правопорядков лицо, получив решение в свою пользу по итогам рассмотрения дела в третейском суде или международном арбитраже, ищет подтверждения законности такого решения в государственном суде, в частности, посредством института выдачи исполнительных листов на принудительное исполнение решений третейских судов. Почему этот механизм необходим не только государству с точки зрения сохранения авторитета национального права, но и самому лицу, в пользу которого принят судебный акт? Ответ прост: потому что так безопаснее, потому что именно в механизме государственного принуждения человек находит удовлетворение потребности в безопасном существовании. Из аналогичных рассуждений, с моей точки зрения, вытекает и такое безусловное основание для блокирования решения третейского суда, как его противоречие публичному порядку РФ ( п. 2 ч. 4 ст. 233 АПК РФ).

Идея «мирового государства» .

Действительно, трудно отрицать, что современные тенденции развития оборота, направленные по существу на преодоление национальных границ, такие как глобализация, европеизация, интернационализация добавляют весомости идее независимости частного права от государства. Так, в одной из анализируемых статей отмечено, что надгосударственные структуры, в частности, Всемирный банк, уже сегодня располагают механизмами давления на национальных законодателей в сфере частного права и ловко прибегают к их использованию. Движущей силой здесь является идея образования так называемого «мирового государства» в форме неких отдельных надгосударственных институтов (неокантианская модель) либо в виде всемирной империи (неомарксистская модель) .

Но указанные мировые тенденции, на мой взгляд, разбиваются о политико-правовые аспекты деятельности отдельных государств, которые в конечном итоге всегда направлены на защиту национальных интересов, а в современных условиях – тем более. Тот уровень единства целей и необходимых для их реализации задач, к которому должно прийти мировое сообщество для претворения в жизнь идеи независимости частного права от государства, на сегодняшний день, как представляется, недостижим. Возникает вопрос: а должны ли мы вообще стремиться перейти на этот уровень? Не является ли такого рода единство явлением противоестественным? Ведь даже ключевой принцип частного права – автономия воли, подвержен влиянию государства. Каким образом? Субъекты, сознательно вступая друг с другом в те или иные правоотношения, так или иначе находятся в заданных государством границах дозволенного. Вспомним слова М.А. Бакунина: «Свобода одного человека заканчивается там, где начинается свобода другого». А регулирование этой самой свободы с точки зрения учета интересов каждого представителя одной общности есть не что иное , как функция государства. Самый яркий пример создания правил частноправового характера без участия государства – l ex mercatoria, и тот при более детальном рассмотрении не освобожден от воздействия государства, поскольку идея суверена заложена в самом сознании людей. И купцы, исторически основавшие lex mercatoria, ― не исключение.

Строго говоря, все хозяйствующие субъекты ― носители того или иного национального права. И даже когда эти субъекты в процессе участия в торговом обороте выходят на наднациональный уровень, они не оказываются свободными ни юридически, ни ментально от власти «домашнего» государства и не могут в полной мере руководств оваться исключительно собственной автономной волей.

Вывод.

« Всё течёт, всё меняется ». И пр аво, как нечто живое, подверженное неизбежному реформированию, казалось бы ушло далеко вперед от той парадигмы, в рамках которой право и государство ― явления , обусловливающие друг друга. В современном мире набирают популярность такие тенденции как глобализация, интернационализация правовой науки и практики в целом, создаются наднациональные институты, развиваются системы транснационального правового регулирования. Иными словами, право в современных условиях выходит за рамки отдельного государства. Возрастающая необходимость упрощения оборота, в том числе между резидентами различных юрисдикций, создает предпосылки для отделения частного права от государства.

  • Но так ли это на самом деле?
  • Действительно ли мощнейшая сила государства в современных условиях не так уж страшна?
  • Возможно ли помыслить существование частного права без государства?

Принимая во внимание, что истина, как правило, кроется в некой золотой середине, избегая ярко выраженного однополярного взгляда на поставленную проблему, мною все же будет предпринята попытка порассуждать на д вопросом соотношения частного права и государства. Безусловно, предлагаемая к обсуждению тема далека от более злободневных практико-ориентированных проблем, но мне кажется полезным порой отвлечься от насущных задач и задуматься, в какой парадигме мы живем сегодня и должно ли частное право оглядываться на некогда могущественный институт в лице государства. Недаром феномен государс твенной власти получил сравнение с библейским образом морского чудовища Левиафана из Книги Иова ( Иов. 40:20 — 41:26 ) , характеризующегося великой силой, бесстрашием и способностью уничтожить человече скую природу, а вместе с ней и присущее этой самой природе стремление к свободе .


Убийство Левиафана. Гравюра Гюстава Доре, 1865 год

Забегая вперед, обознач у , что мое предпочтение будет отдано отрицательному ответу на поставленный вопрос: частное право без государства существовать не может.

Мнение экспертов.

Стимулом к этому скромному рассуждению послужило знакомство с двумя совместными работами профессоров, специалистов в области компаративистики и коллизионного права Ralf Michaels и Nils Jansen : « Private Law and the State : Comparative Perceptions and Historical Observations » и «Private Law Beyond the State? Europeanization, Globalization, Privatization» .

В частности, а вторы полагают, что на национальном уровне право носит публичный характер, а на международном – исключительно частный. Так, участники транснационального рынка стремятся самостоятельно создавать нормы, используя принцип автономии воли и механизм выбора применимого права. Речь идет о появлени и новых правил lex mercatoria, о зарождени и некой качественно новой сферы правового регулирования ― право Интернета, о развити и международных отраслевых норм, в частности , норм спортивного права. По мнению профессоров, мы имеем дело со всеобщ ей тенденци ей отделения частного права от государства, во всяком случае применительно к сфере международного частного права. Однако смысл существования правовых норм на любом уровне (как национальном, так и международном) реализуется в процессе их применения к конкретным правоотношениям. И в этой части авторы словно выдвигают возражение сами себе: возможность выбора сторонами в качестве применимого права приведенных выше частных норм вызывает сомнения, поскольку для того, чтобы получить признание , такие частные нормы должны быть похожи на государственные (санкционированные государством) .

Почему это необходимо? Возможно, ответ прост, и причина кроется в том, что процесс сотворения права, игнорирующий такой традиционный механизм обеспечения его действия как сила государственного принуждения, уже нельзя будет признать таковым, и он трансформируется в процесс создания нечта иного? Безусловно, отдельные социальные группы и человеческое общество в целом способны самостоятельно вырабатывать некие стандарты поведения, следование которым ожидается от членов этого общества. Но здесь мы переходим в плоскость каких угодно иных видов социальных норм ― норм морали (нравственности), религиозных, корпоративных норм и т.д, но никак не правовых. Означает ли это, что как в области национального, так и в сфере международного частного права, процесс создания и применения норм права немыслим без одобрения суверена?

Ключевая причина.

Ralf Michaels и Nils Jansen утверждают, что идея производности частного права от суверена, на котором лежит обязанность «одобрения», ― не более чем фикция, и всегда была таковой применительно к сфере международного частного права. Так, рассуждая о действительности транснационального частного права, авторы исследуемых статей предлагают исходить из трех аспектов: юридического (принятие нормы уполномоченным органом), социологического (норма обеспечивается принуждением, но не со стороны государственного аппарата), а также этического (норма должна быть морально оправдана). Указанной теории вкупе с концепцией плюрализма источников, по мнению профессоров, достаточно для существования частного права на международно-правовом уровне.

Рискну не согласиться с этим мнением, допускающим создание норм частного права без участия государства, и предположу, что суть заключается в такой экзистенциальной потребности человека как безопасность. К этому тезису близка договорная теория происхождения государства, последователи которой (Т. Гоббс, Ж.Ж. Руссо, Г. Гроций, А.Н. Радищев) полагали, что государство есть своего рода договор, в который люди, находившиеся до указанного момента в естественном первобытном состоянии bellum omnium contra omnes― борьбы всех против всех, сознательно решают вступить. Вечно воюющие субъекты передают часть своей свободы государству в обмен на то, что последнее обеспечит их безопасность и спокойное существование. Согласно этой известной теории именно стремление к спокойствию и мирному ведению хозяйства движет индивидами при частичном подчинении своей воли государственному аппарату.

Например, обратимся к институту третейского разбирательства. Очевидно, что даже этот атрибут гражданского общества, основу которого составляет свободное волеизъявление сторон, вынужден претерпевать известные лишения со стороны национального права. По правилам большинства правопорядков лицо, получив решение в свою пользу по итогам рассмотрения дела в третейском суде или международном арбитраже, ищет подтверждения законности такого решения в государственном суде, в частности, посредством института выдачи исполнительных листов на принудительное исполнение решений третейских судов. Почему этот механизм необходим не только государству с точки зрения сохранения авторитета национального права, но и самому лицу, в пользу которого принят судебный акт? Ответ прост: потому что так безопаснее, потому что именно в механизме государственного принуждения человек находит удовлетворение потребности в безопасном существовании. Из аналогичных рассуждений, с моей точки зрения, вытекает и такое безусловное основание для блокирования решения третейского суда, как его противоречие публичному порядку РФ ( п. 2 ч. 4 ст. 233 АПК РФ).

Идея «мирового государства» .

Действительно, трудно отрицать, что современные тенденции развития оборота, направленные по существу на преодоление национальных границ, такие как глобализация, европеизация, интернационализация добавляют весомости идее независимости частного права от государства. Так, в одной из анализируемых статей отмечено, что надгосударственные структуры, в частности, Всемирный банк, уже сегодня располагают механизмами давления на национальных законодателей в сфере частного права и ловко прибегают к их использованию. Движущей силой здесь является идея образования так называемого «мирового государства» в форме неких отдельных надгосударственных институтов (неокантианская модель) либо в виде всемирной империи (неомарксистская модель) .

Но указанные мировые тенденции, на мой взгляд, разбиваются о политико-правовые аспекты деятельности отдельных государств, которые в конечном итоге всегда направлены на защиту национальных интересов, а в современных условиях – тем более. Тот уровень единства целей и необходимых для их реализации задач, к которому должно прийти мировое сообщество для претворения в жизнь идеи независимости частного права от государства, на сегодняшний день, как представляется, недостижим. Возникает вопрос: а должны ли мы вообще стремиться перейти на этот уровень? Не является ли такого рода единство явлением противоестественным? Ведь даже ключевой принцип частного права – автономия воли, подвержен влиянию государства. Каким образом? Субъекты, сознательно вступая друг с другом в те или иные правоотношения, так или иначе находятся в заданных государством границах дозволенного. Вспомним слова М.А. Бакунина: «Свобода одного человека заканчивается там, где начинается свобода другого». А регулирование этой самой свободы с точки зрения учета интересов каждого представителя одной общности есть не что иное , как функция государства. Самый яркий пример создания правил частноправового характера без участия государства – l ex mercatoria, и тот при более детальном рассмотрении не освобожден от воздействия государства, поскольку идея суверена заложена в самом сознании людей. И купцы, исторически основавшие lex mercatoria, ― не исключение.

Строго говоря, все хозяйствующие субъекты ― носители того или иного национального права. И даже когда эти субъекты в процессе участия в торговом обороте выходят на наднациональный уровень, они не оказываются свободными ни юридически, ни ментально от власти «домашнего» государства и не могут в полной мере руководств оваться исключительно собственной автономной волей.

Вывод.

Васильева Наталья

В комментарии к статье Марии Любимовой и Ярославны Лукинской «Публичное частное» (см.: АГ». 2022. № 14 (367)) автор констатирует, что вопрос о соблюдении права на неприкосновенность частной жизни, гарантированного ст. 23 Конституции РФ, является весьма болезненным для банкротного процесса. Практически ни одно дело о несостоятельности гражданина не обходится без раскрытия той или иной информации личного характера в отношении должника. Однако поскольку должник своими действиями ставит под удар благосостояние других субъектов гражданского оборота, приоритет отдается защите прав пострадавших.

Раскрытие информации личного характера при банкротстве неминуемо. Ведь все юридически значимые действия (сделки, их исполнение, процессуальные действия и т.д.) должник совершает в определенном контексте своей жизни, который и предстоит выяснять в каждом конкретном случае, решая вопрос законности его действий.

Купив номер, вы получаете доступ к полной версии как этой статьи, так и всех материалов этого выпуска на сайте. Кроме того, вы получите возможность просмотреть его PDF-версию в вашем личном кабинете.

Устюжанина Ольга

Брославский Лазарь

Ершов Игорь

Луцкий Никита

В выигрыше – осведомленные

Вознаграждение: отстоять и не пострадать

Акты высших судов: в поисках баланса

Мировое соглашение – не повод для продолжения войны

© 2007—2017 «Новая адвокатская газета»
© 2017—2022 «Адвокатская газета»

Воспроизведение материалов полностью или частично без разрешения редакции запрещено. При воспроизведении материалов необходима ссылка на источник публикации – «Адвокатскую газету». Мнение редакции может не совпадать с точкой зрения авторов. Присланные материалы не рецензируются и не возвращаются.

Редакция «Адвокатской газеты» не предоставляет юридические консультации, контакты адвокатов и материалы дел.

Метка * означает упоминание лиц, внесенных в реестр иностранных агентов.
Метка ** означает упоминание организации, запрещенной в РФ.

Отдельные публикации могут содержать информацию, не предназначенную для пользователей до 18 лет.

Фото: shuterstock

При покупке любого объекта недвижимости важно проверять все документы. Некоторые виды собственности таят в себе подвохи. Например, пожизненное наследуемое владение (ПНВ) земельными участками. Разобрались с юристом и риелтором, что это такое и почему его стоит опасаться.

Материал прокомментировали:

Ваге Рыбченко, руководитель юридической приемной Московского союза садоводов;

Анна Раджабова, директор управления элитной недвижимости компании «Метриум Премиум» (участник партнерской сети CBRE)

Что такое пожизненное наследуемое владение

Это вид вещного права, оставшийся с советских времен, когда частной собственности на землю не существовало. Но поскольку гражданам выделялись участки для жизни и возделывания земель, их передавали в пожизненное наследуемое владение земли. Владелец такого участка мог его передать по наследству, но не мог продать, так как формальным собственником земли оставалось государство.

Подписанный в 1993 году указ президента России о внесении изменений в земельное законодательство вывел из практики саму форму ПНВ, но сохранил право на участки за теми гражданами, у которых оно возникло ранее. Таким образом, новые участки на основе этого ограниченного владения уже не выдавались, но уже выданные участки остались за их владельцами.

Сейчас форма пожизненного наследуемого владения существует, поскольку участки все еще передаются по наследству. Регулирует эти процессы Гражданский кодекс РФ (ст. 265–267) и Земельный кодекс РФ (ст. 17).


Что можно делать с участком в пожизненном наследуемом владении

Пожизненное наследуемое владение участком связано с рядом ограничений на распоряжение землей, но в остальном мало отличается от права собственности. Владелец участка может безвозмездно им пользоваться и передать это право по наследству.

Согласно Земельному кодексу, владелец такого объекта имеет право:

  • вести личное подсобное хозяйство;
  • возделывать сад или огород;
  • строить на нем жилье и хозпомещения, в том числе сараи, гаражи;
  • передать по наследству;
  • оформить в собственность; ,
  • отказаться от права ПНВ.

Вместе с участком в право владения входит верхний слой почвы, растения на нем, включая деревья и водные объекты, например колодцы или пруды. Все это также переходит по наследству вместе с участком .

Отдельного внимания заслуживает вопрос, можно ли использовать такой участок для заработка, например сдавать в аренду или вести коммерческую деятельность. Такое распоряжение государственной собственностью законом не допускается, владелец может использовать объект недвижимости только для своих нужд. Этот запрет также распространяется на любые другие форматы возможного отчуждения участка. Например, его нельзя оставить в залог, поскольку залог подразумевает, что в случае неисполнения обязательств кредитора объект залога перейдет в собственность к другому человеку.

Можно ли сдать такой участок в аренду?

Ваге Рыбченко:

— Договор аренды любой недвижимости обычно заключают на 11 месяцев. Делается это, чтобы не регистрировать договор в Росреестре. Если вы хотите сдать официально на пять лет, то вам нужна официальная регистрация договора. Росреестр договор на аренду земли в ПНВ не зарегистрирует. Но если вы сдаете на 11 месяцев с возможностью пролонгации, то никаких проблем обычно не возникнет, штрафов за это не предусмотрено.

Как продать участок в пожизненном наследуемом владении

Участок, находящийся в пожизненном наследуемом владении, продать нельзя ни при каких условиях, ведь сам участок принадлежит государству. Также следует знать, что нецелевое использование земли при такой форме владения может повлечь ее принудительное изъятие.

Возникает вопрос, а можно ли продать недвижимость, построенную на такой земле. Теоретически это сделать возможно, однако земля под домом или иным объектом останется государственной, права же предыдущего владельца автоматически прекращаются. Чтобы избежать проблем, рекомендуется оформить право собственности на землю и продавать дом уже с участком.

Ваге Рыбченко:

На данный момент в Госдуме во втором чтении находится законопроект о расширении условной дачной амнистии, чтобы дать возможность людям в жилых и садовых домах на таких условно бесхозных участках просто и бесплатно зарегистрировать землю. Если его примут, это очень упростит регистрацию объектов и сделки с ними. Сейчас же покупать дом на земле с правом пожизненного наследуемого владения нет никакого смысла, потому что возможны проблемы. Легче попросить продавца оформить на него собственность и выкупить уже дом с участком.

Прекращение права на пожизненное наследуемое владение

Право на пожизненное наследуемое владение бессрочное. Если ничего не предпринимать, можно пользоваться землей до самой смерти и передать это право по наследству.

Фактически разорвать этот условный договор между государством и гражданином можно:

  • когда владелец умер, а права перешли к наследнику;
  • если владелец сам захотел отказаться от этого права;
  • при оформлении участка в собственность — юридически право на владение прекращается и начинается право собственности уже без каких-либо ограничений на распоряжение;
  • когда государство возвращает собственность себе.

Возврат объекта государству, то есть принудительное прекращение права на ПНВ, возможно по нескольким причинам:

При этом изъятие земли у владельцев происходит только по решению суда.

Фото:shutterstock

Нужно ли оформлять участок с ПНВ в собственность

Обязательного переоформления никто не требует, но если вы планируете участок продать или, например, подарить, стоит оформить его в собственность. Тем более что закон допускает возможность бесплатного оформления земли с правом ПНВ в собственность. Необходимо только уплатить стандартную пошлину, как в любых других случаях.

Потребуется пакет документов, подтверждающих право на владение:

  • акт о предоставлении участка государством;
  • свидетельство о праве гражданина на объект;
  • выписка из похозяйственной книги;
  • кадастровый паспорт;
  • документы о межевании;
  • удостоверение личности владельца;
  • заявление;
  • квитанция об оплате пошлины.

С этой документацией нужно обратиться в регистрирующий орган, например Росреестр, и в срок до 22 дней право на собственность будет оформлено.

Ваге Рыбченко:

— Оставлять ПНВ за собой нет смысла — это пережиток советского времени, который не дает никаких преимуществ владельцу: налоги те же, нет никаких льгот по обслуживанию. Получается, что нет никакой экономии — только ограничение в правах. Закон позволяет без проблем переоформить участок в собственность. Это очень просто, нужно только подать заявление в Росреестр и уплатить госпошлину.

Как происходит наследование участков

Получение и оформление наследства ничем не отличается. Такой участок можно даже завещать. Правда, чтобы разделить этот участок, наследникам придется все же оформить на него собственность и уже после этого разделить, если его размер позволяет.

Чтобы оформить участок в наследство, необходимо обратиться в течение полугода к нотариусу с документами, подтверждающими право на наследство:

  • свидетельство о смерти предыдущего владельца;
  • паспорт наследника и другие документы, подтверждающие родство;
  • документы, подтверждающие, что у умершего было право на пожизненное наследуемое владение;
  • кадастровый паспорт участка;
  • выписка ЕГРП;
  • заявление наследника.

Комментарии экспертов

Ваге Рыбченко, руководитель юридической приемной Московского союза садоводов:

— Основным видом вещного права является право собственности, которое включает владение, пользование и распоряжение. Но есть и ограниченные формы — пожизненное наследуемое владение, постоянное бессрочное владение, сервитуты и другие. Такое право позволяет человеку владеть и пользоваться участком, иначе как по наследству это право передать нельзя.

Сейчас этот вопрос регулируется Гражданским и Земельным кодексами, есть отдельные статьи, которые объединяют схожие ограниченные типы вещного права, такие как пожизненное наследуемое владение и постоянное бессрочное пользование. Оба предполагают ущемление в распоряжении имуществом.

Это рудимент, пережиток советского права, когда полноценной частной собственности еще не было, но при этом общество дозрело до идеи, что нужно закреплять за людьми право на ту землю, которой они пользуются. Полноценную частную собственность тогда нельзя было предоставлять, так как это предполагало и распоряжение имуществом, например продажу. Поэтому придумали вид ограниченного права, что соответствовало реальности того периода. Земли выдавались всех видов назначения: это и СНТ, и ИЖС, и жилищно-подсобное хозяйство, и всякие фермерские хозяйства — любые типы земельных участков по виду использования. Все участки, которые до сих пор существуют в таком праве, — это то, что выдано в Советском Союзе или в первые годы существования Российской Федерации.

Анна Раджабова, директор управления элитной недвижимости компании «Метриум Премиум» (участник партнерской сети CBRE):

— Это право оформлялось до принятия Земельного кодекса (до 2001 года). Оно предполагает, что объект недвижимости находится в собственности государства или муниципалитета, а владелец, который может быть только гражданином России, вправе возвести на нем различные строения, заниматься садоводством. Его возможности ограничены: он не может продать, подарить или сдать в аренду участок, а только передать его по наследству другому физическому лицу.

При покупке строения на таком земельном участке новый владелец получает право пользования только той частью земли, которая расположена под объектом. Из рисков можно выделить вероятность изъятия участка государством или муниципалитетом. К примеру, власти решили строить дорогу или микрорайон для жителей аварийных домов. В этом случае владельцу не положена компенсация, так как недвижимость находится в собственности государства.

В ноябре 2021 года в Госдуму был внесен законопроект, который предполагает приравнивание права пожизненного наследуемого владения к праву собственности. Полагаю, что следует дождаться принятия или отклонения данного документа, а затем уже принимать решение.

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: