Витебское дело михасевича судебная ошибка

Обновлено: 25.11.2022

19 мая 1987 г. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного суда СССР под председательством судьи Федора Савкина с участием гособвинителей – старшего помощника Генпрокурора СССР Сергея Самойлова и помощника прокурора Минской области Владимира Панфилюка – признала Геннадия Михасевича виновным в умышленных убийствах 33 женщин в период 1971-85 гг. на территории Витебской области. Некоторые женщины были изнасилованы. Михасевич был приговорен к смертной казни, приговор не обжаловал. Был расстрелян 19 января 1988 г.

Доказательства были неоспоримыми: совпадал не только почерк на оставленной преступником записке, группа крови и другие улики, обвиняемый также безошибочно показал места захоронения, дома были найдены личные вещи убитых. В результате вместо 22 нераскрытых убийств он рассказал о 43 (в суде было доказано 33), в том числе 13 убийств, за которые были осуждены 14 невиновных.

Потерпевшие от суда и следствия

За первое убийство – 19-летней Людмилы Андараловой, которая была была найдена мертвой 16 мая 1971 г., – был осужден Глушаков, получивший 10 лет. Его дело вел специалист республиканской прокуратуры с репутацией "100-процентной раскрываемости" преступлений, следователь Михаил Жавнерович. Под его угрозами Глушаков написал признание.

В 1972 г. одна из первых жертв Михасевича была задушена стеблями ржи в поле. Подозрение пало на троих друзей, которые в тот день неподалеку гуляли с собакой. Дело вел тот же специалист Жавнерович. Первым арестовали Янченко за якобы мелкое хулиганство на 10 суток, и следователь потребовал от него дать показания на Пашкевича и Ковалева, обещая, что он получит срок только за укрывательство. Затем задерживают Пашкевича, учащегося физкультурного училища, и говорят, что Янченко дал показания против него. Ковалева по сценарию Жавнеровича задержали военным патрулем как срочника и посадили на гауптвахту, где следователь пытался склонить его к признанию. В результате Ковалев «сознается» через 2 недели, Янченко – через 2 месяца, но Пашкевич своей вины так и не признал. Обвиняемые заявляют на суде об избиениях. Пашкевич получил 12 лет лишения свободы и выйдет из тюрьмы через 2 недели после задержания Михасевича; Ковалев получил 15 и отсидел 12 лет; Янченко осудили на 3 года. Все трое были реабилитированы в 1986 году. Части допроса и интервью после реабилитации доступно по ссылке.

Обвиненный в убийстве женщины Владимир Горелов в тюрьме полностью ослеп, потерял семью и был выпущен через 6 лет. На следствии он также признал свою вину, поскольку подвергался пыткам, однако на суде свою вину не признавал и заявлял об избиении. Несмотря на то, что медико-биологическая экспертиза показала, что сперма на жертве не принадлежит Горелову, он был признан виновным в убийстве. Была выдвинута версия, что изнасиловал жертву другой человек, а Горелов ее убил. Также был реабилитирован в 1986 году. Интервью доступно по ссылке.

Одна из судебных ошибок случилась с Олегом Адамовым, который был обвинен в убийстве студентки 13 января 1984 года. Тело нашли 2 февраля под железнодорожной насыпью, неподалеку от карьера, где Адамов работал шофером. Расследовал дело следователь Сороко по привычной схеме — 15 суток за «хулиганку» и требование признаться. Как и другие «виновные» Адамов все признал на следствии, однако отказывался от показаний на открытом суде. Первый суд его оправдал, поскольку медико-биологическая экспертиза показывала, что сперма ему не принадлежит. Однако Верховный суд отменил решение, и дело было пересмотрено. Адамов получил 15 лет, но отсидел неполные 2 года, поскольку был осужден за «недавнюю» жертву Михасевича. «Скажу вам честно: если бы я отсидел 15 лет, я бы никогда нормальным человеком бы не был. У меня и так уже кореша были. Когда освободился, приходили, звали в дело», — заявил Адамов в интервью в 2011 году. Михасевич же вспомнил этот случай одним из первых и в доказательство указал колодец, в который выбросил сумку погибшей. В тюремной камере Адамов пытался наложить на себя руки.

Самый трагический случай произошел в 1979 г., когда невиновного в убийстве женщины Николая Тереню приговорили к смертной казни и в 1980 г. расстреляли. Вещественных доказательств у следствия не было, поэтому от арестованного и его подруги Людмилы Кадушкиной, задержанной с ним, требовали признательные показания. В результате Кадушкина утверждала на суде, что убийство совершили они, Тереня вину по-прежнему не признавал. Кадушкина получила 10 лет и была реабилитирована в 1986 г.

Жертвами следствия и судебной системы по этому делу становятся также Мацкевич, Бакулин, Францевич, Лушковский, Блинов, Орел. Все они получили различные сроки. И были реабилитированы только благодаря признательным показаниям Михасевича.

Последствия

Виновных в фальсификации доказательств, давлении на обвиняемых, подлоге документов и других нарушениях, приведших к осуждению 14 невиновных, было около 200 человек. Было проведено расследование, и они были наказаны, однако больше по партийной линии — исключение, выговор. Многих уволили или отправили на пенсию. До судов, которые для обеспечения объективности проходили в Латвийской СССР, дошли единичные дела. Судебный процесс под председательством Бориса Кабанова длился в течение полугода над прокурором Белорусской транспортной прокуратуры Сороко (руководитель следственной группы по "делу Адамова"), оперативными работниками Журбой и Кирпиченком, начальником уголовного розыска Буньковым. Реальный срок 4 года получил только Сороко, остальные трое получили условные сроки наказания — от двух до двух с половиной лет лишения свободы — с привлечением к труду на стройках народного хозяйства. Судья интерпретировал их действия как "из ложно понятых интересов дела". Возбудить уголовное дело против следователя Жавнеровича было невозможно, поскольку он был ветераном войны.

Независимым наблюдателем на процессах в Риге был автор "Литературной газеты" И.Н. Гамаюнов. Его наблюдения в суде и беседы с потерпевшими можно прочесть здесь.

Важно отметить, что признание ошибки в судебной системе было и остается редкостью. По воспоминаниям прокурора Леонида Прошкина, который занимался в 1980-х гг. реабилитацией невиновных по делу Михасевича, ныне адвоката в РФ:

«Был в моей практике работы в Белоруссии случай – произошло убийство женщины. <> Так вот мужа погибшей, хоккеиста, арестовали и отправили в СИЗО. Сыщики выходят тем временем на настоящего убийцу. А муж полгода уже отсидел. Так этому хоккеисту, который и без того перенес личное горе – смерть жены, инкриминируют некое хулиганство, не связанное с предметом данного дела (откопали, отскребли, что во время матча он как-то подрался на хоккейной площадке). Налицо – судебная ошибка «исправляется» новым беззаконием. Ведь если признать головотяпство тех, кто на него повесил убийство супруги, то надо по элементарной логике несчастному еще и моральный и физический вред возмещать. А пойти на это – значит по меньшей мере навредить своей репутации как судьям так и следователям».

По мнению Мечислава Гриба, который в 1985 году был назначен начальником Управления внутренних дел Витебского облисполкома и непосредственно принимал участие в розыске Михасевича, проблема таких ошибок в системе — в том, что, когда за высокую раскрываемость положены звезды, награды, премии, тогда возникает соблазн раскрыть любой ценой. В 2009 году Мечислав Гриб стал первым подписантом петиции против применения смертной казни в Беларуси.

Мечислав Гриб

Во время съёмок фильма «Причина смерти – прочерк» активисты кампании «Правозащитники протии смертной казни» встретились с государственным и политическим деятелем, заслуженным юристом Беларуси Мечиславом Грибом.

- Я 36 лет отработал в органах внутренних дел. Был на разных должностях. И одна из моих должностей - начальник управления внутренних дел Витебского облисполкома. Мне довелось работать там в самое сложное время, когда Михасевич - маньяк, совершал свои преступления на территории Витебской области. В ходе расследования этого дела выяснили, что за преступления, которые Михасевич совершил за 15 лет, незаконно были осуждены на длительные сроки заключения 13 человек, а один из них, Тереня, был расстрелян по приговору Витебского областного суда. Человека расстреляли ни за что. И, если раньше я как-то не задумывался о смертной казни, которая была у нас на территории Советского Союза, то после этих судебных ошибок, которые мне довелось видеть своими глазами, я пришел к выводу, что это неправильно, не должен никто лишать человека жизни.

О невыдаче тел родственникам казненного Мечислав Гриб сказал:

- Все это идет еще со времен советской власти, как там было, так это перешло и в нашу республику. Если вдуматься, то на сегодняшний день это непонятно, почему тело расстреляного не выдается родным. Я не знаю, в какой стране еще есть такие дикие нравы. Хотя все говорят, что мы находимся в центры Европы, и география это подтверждает. А тут какая-то дикость страшная! Почему это делается? Я не могу на это дать ответ, не могу найти его самого для себя.

Мечислав Гриб подчеркнул, что смертная казнь не является эффективной для предупреждения новых преступлений, потому что в момент совершения преступления преступник не думает о возможной казни. По мнению Мечислава Гриба, главное для наказания – его неотвратимость.

Мечислав Гриб: за преступления маньяка Михасевича были осуждены 13 человек, а один расстрелян (видео)

Обстоятельства дела

19 мая 1987 г. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного суда СССР под председательством судьи Федора Савкина с участием гособвинителей – старшего помощника Генпрокурора СССР Сергея Самойлова и помощника прокурора Минской области Владимира Панфилюка – признала Геннадия Михасевича виновным в умышленных убийствах 33 женщин в период 1971-85 гг. на территории Витебской области. Некоторые женщины были изнасилованы. Михасевич был приговорен к смертной казни, приговор не обжаловал. Был расстрелян 19 января 1988 г.

Доказательства были неоспоримыми: совпадал не только почерк на оставленной преступником записке, группа крови и другие улики, обвиняемый также безошибочно показал места захоронения, дома были найдены личные вещи убитых. В результате вместо 22 нераскрытых убийств он рассказал о 43 (в суде было доказано 33), в том числе 13 убийств, за которые были осуждены 14 невиновных.

Потерпевшие от суда и следствия

За первое убийство – 19-летней Людмилы Андараловой, которая была была найдена мертвой 16 мая 1971 г., – был осужден Глушаков, получивший 10 лет. Его дело вел специалист республиканской прокуратуры с репутацией "100-процентной раскрываемости" преступлений, следователь Михаил Жавнерович. Под его угрозами Глушаков написал признание.

В 1972 г. одна из первых жертв Михасевича была задушена стеблями ржи в поле. Подозрение пало на троих друзей, которые в тот день неподалеку гуляли с собакой. Дело вел тот же специалист Жавнерович. Первым арестовали Янченко за якобы мелкое хулиганство на 10 суток, и следователь потребовал от него дать показания на Пашкевича и Ковалева, обещая, что он получит срок только за укрывательство. Затем задерживают Пашкевича, учащегося физкультурного училища, и говорят, что Янченко дал показания против него. Ковалева по сценарию Жавнеровича задержали военным патрулем как срочника и посадили на гауптвахту, где следователь пытался склонить его к признанию. В результате Ковалев «сознается» через 2 недели, Янченко – через 2 месяца, но Пашкевич своей вины так и не признал. Обвиняемые заявляют на суде об избиениях. Пашкевич получил 12 лет лишения свободы и выйдет из тюрьмы через 2 недели после задержания Михасевича; Ковалев получил 15 и отсидел 12 лет; Янченко осудили на 3 года. Все трое были реабилитированы в 1986 году. Части допроса и интервью после реабилитации доступно по ссылке.

Обвиненный в убийстве женщины Владимир Горелов в тюрьме полностью ослеп, потерял семью и был выпущен через 6 лет. На следствии он также признал свою вину, поскольку подвергался пыткам, однако на суде свою вину не признавал и заявлял об избиении. Несмотря на то, что медико-биологическая экспертиза показала, что сперма на жертве не принадлежит Горелову, он был признан виновным в убийстве. Была выдвинута версия, что изнасиловал жертву другой человек, а Горелов ее убил. Также был реабилитирован в 1986 году. Интервью доступно по ссылке.

Одна из судебных ошибок случилась с Олегом Адамовым, который был обвинен в убийстве студентки 13 января 1984 года. Тело нашли 2 февраля под железнодорожной насыпью, неподалеку от карьера, где Адамов работал шофером. Расследовал дело следователь Сороко по привычной схеме — 15 суток за «хулиганку» и требование признаться. Как и другие «виновные» Адамов все признал на следствии, однако отказывался от показаний на открытом суде. Первый суд его оправдал, поскольку медико-биологическая экспертиза показывала, что сперма ему не принадлежит. Однако Верховный суд отменил решение, и дело было пересмотрено. Адамов получил 15 лет, но отсидел неполные 2 года, поскольку был осужден за «недавнюю» жертву Михасевича. «Скажу вам честно: если бы я отсидел 15 лет, я бы никогда нормальным человеком бы не был. У меня и так уже кореша были. Когда освободился, приходили, звали в дело», — заявил Адамов в интервью в 2011 году. Михасевич же вспомнил этот случай одним из первых и в доказательство указал колодец, в который выбросил сумку погибшей. В тюремной камере Адамов пытался наложить на себя руки.

Самый трагический случай произошел в 1979 г., когда невиновного в убийстве женщины Николая Тереню приговорили к смертной казни и в 1980 г. расстреляли. Вещественных доказательств у следствия не было, поэтому от арестованного и его подруги Людмилы Кадушкиной, задержанной с ним, требовали признательные показания. В результате Кадушкина утверждала на суде, что убийство совершили они, Тереня вину по-прежнему не признавал. Кадушкина получила 10 лет и была реабилитирована в 1986 г.

Жертвами следствия и судебной системы по этому делу становятся также Мацкевич, Бакулин, Францевич, Лушковский, Блинов, Орел. Все они получили различные сроки. И были реабилитированы только благодаря признательным показаниям Михасевича.

Последствия

Виновных в фальсификации доказательств, давлении на обвиняемых, подлоге документов и других нарушениях, приведших к осуждению 14 невиновных, было около 200 человек. Было проведено расследование, и они были наказаны, однако больше по партийной линии — исключение, выговор. Многих уволили или отправили на пенсию. До судов, которые для обеспечения объективности проходили в Латвийской СССР, дошли единичные дела. Судебный процесс под председательством Бориса Кабанова длился в течение полугода над прокурором Белорусской транспортной прокуратуры Сороко (руководитель следственной группы по "делу Адамова"), оперативными работниками Журбой и Кирпиченком, начальником уголовного розыска Буньковым. Реальный срок 4 года получил только Сороко, остальные трое получили условные сроки наказания — от двух до двух с половиной лет лишения свободы — с привлечением к труду на стройках народного хозяйства. Судья интерпретировал их действия как "из ложно понятых интересов дела". Возбудить уголовное дело против следователя Жавнеровича было невозможно, поскольку он был ветераном войны.

Независимым наблюдателем на процессах в Риге был автор "Литературной газеты" И.Н. Гамаюнов. Его наблюдения в суде и беседы с потерпевшими можно прочесть здесь.

Важно отметить, что признание ошибки в судебной системе было и остается редкостью. По воспоминаниям прокурора Леонида Прошкина, который занимался в 1980-х гг. реабилитацией невиновных по делу Михасевича, ныне адвоката в РФ:

«Был в моей практике работы в Белоруссии случай – произошло убийство женщины. <> Так вот мужа погибшей, хоккеиста, арестовали и отправили в СИЗО. Сыщики выходят тем временем на настоящего убийцу. А муж полгода уже отсидел. Так этому хоккеисту, который и без того перенес личное горе – смерть жены, инкриминируют некое хулиганство, не связанное с предметом данного дела (откопали, отскребли, что во время матча он как-то подрался на хоккейной площадке). Налицо – судебная ошибка «исправляется» новым беззаконием. Ведь если признать головотяпство тех, кто на него повесил убийство супруги, то надо по элементарной логике несчастному еще и моральный и физический вред возмещать. А пойти на это – значит по меньшей мере навредить своей репутации как судьям так и следователям».

По мнению Мечислава Гриба, который в 1985 году был назначен начальником Управления внутренних дел Витебского облисполкома и непосредственно принимал участие в розыске Михасевича, проблема таких ошибок в системе — в том, что, когда за высокую раскрываемость положены звезды, награды, премии, тогда возникает соблазн раскрыть любой ценой. В 2009 году Мечислав Гриб стал первым подписантом петиции против применения смертной казни в Беларуси.

Как бы это было не печально, но есть такие проступки судей, которые известны всему миру ввиду их масштабности. Такие дела было невозможно скрывать, именно поэтому они получили огласку. А сколько судебная система РФ и всего мира скрывает подобных ошибок? И, к сожалению, презумпция невиновности не останавливает служителей Фемиды и они, подчас исключительно резко и безосновательно вершат «правосудие», ломая жизни и наказывая невиновных.

Стефан Кишко: жестокий приговор невиновному

Одним из самых жестоких приговоров в Великобритании стало наказание в виде пожизненного лишения свободы Стефану Кишко, 23-летнему налоговому служащему.

Стефан Кишко судебная ошибка

Его обвиняли в убийстве 11-летней девочки Лесли Молсид, тело которой было найдено с многочисленными ножевыми ранениями. Доказательства следователей были основаны на показания подростков, которые утверждали, что Кишко занимался перед ними эксгибиционизмом. Кроме того, невинное, даже детское хобби Кишко – записывать номера машин, которые его раздражали, дало следователям лишнюю почву для предположений.

После ареста обвиняемому долгое время не говорили о его праве на адвоката, молодой человек просил, чтобы на допросах присутствовала его мать, но в просьбе ему было отказано. Следователи обещали Кишко отпустить его домой, если тот признает свою вину.

Все улики и факты, доказывающие невиновность Кишко замалчивались и не предавались огласке, так, суд не принял во внимание алиби обвиняемого, который находился в художественном центре во время убийства, кроме того, излишний вес и недавний перелом ноги не позволил бы Кишко забраться на пригорок, где было найдено тело девочки. А самое главное – анализы семенной жидкости обвиняемого не совпадали с образцами, взятыми с одежды погибшей девочки.

Полиция, следователи и суд не отклонялись от своей версии и не рассматривали другие варианты событий, что стало огромной ошибкой. Собрав необходимое количество доказательств, дело передали в суд. С перевесом в 8 голосов 21 июля 1976 года присяжные заседатели вынесли свое решение – виновен в убийстве на сексуальной почве. Кишко был приговорен к пожизненному заключению, его выставили монстром, детоубийцей. В адрес осужденного сыпались бесконечные оскорбления и угрозы. В тюрьме на Кишко несколько раз покушались другие заключенные, пытаясь наказать его за убийство девочки.

Мать незаконно осужденного долго добивалась пересмотра дела, но власти всеми силами пытались замалчивать дело и не позволить матери Стефана Кишко добиться пересмотра, поэтому только в 1991 году дело подняли из архивов.

Суперинтендант Тревор Уилкинсон сразу же нашел в деле множество ошибок, увидел абсолютную невиновность Кишко в связи с медицинским заключением и алиби. В августе 1991 года дело было передано в апелляционный суд, после чего Кишко оправдали. Все трое судей, которые присутствовали на заседании, не имели возражений против освобождения Кишко. Мужчина был освобожден, только, увы, он не смог наслаждаться свободой из-за прогрессирующей шизофрении и стенокардии, которые начали развиваться еще в тюрьме. Освобожденный Кишко получил небольшую часть из обещанной государством суммы, так как в скором времени скончался в возрасте 41 года. За сломанную жизнь Кишко получил лишь несколько обвинений, да и то не от всех, кто приложил к этому руку. Настоящий преступник был арестован 5 ноября 2006 года.

По мотивам трагической истории сняты фильмы «Жизнь за жизнь» и «Настоящее преступление: 30-летня тайна».

Стивен Траскотт

Не менее шокирующий и резонансный случай с судебной ошибкой произошел в Канаде в 1958 году. Тогда Стивен Траскотт, которому на момент предъявления обвинения было всего 14 лет, был приговорен к смертной казни за изнасилование и убийство своей одноклассницы, Линн Харпер. Невиновность Траскотта был доказана лишь в 2007 году.

Стивен Траскотт судебная ошибка

Тело девочки было найдено в лесу, а 14-летний парень признался, что за несколько дней до убийства он катал девочку на своем велосипеде., также, по словам Траскотта, он видел, как Линн Харпер садилась в машину. Однако, парню не поверили и суд присяжных признал его виновным и приговорил к повешению. Позже казнь была заменена на 10 лет тюрьмы.

В 1969 году Стивен Траскотт вышел на свободу, по прежнему утверждая свою невиновность. Он не раз публично говорил об этом, что повлекло за собой многочисленные публикации в СМИ. В 2006 году дело было пересмотрено и обвинительный приговор отменен. За незаконное преследование Траскотту выплатили 6,5 миллионов евро. В Канаде это дело является одним из самых громких и скандальных примеров судебной ошибки. Настоящего преступника так и не нашли.

По мотивам истории Траскотта был написан роман «The Way the Crow Flies», автором которого стала Анна-Мари Макдоналд.

Дело Михасевича

«Призовые» места занимают ошибки российских судей.

Дело Михасевича судебная ошибка

«Витебское дело» не только унесло жизни 36 женщин, которые стали жертвами маньяка Михасевича, но и незаконно осудило 14 граждан РФ, которые не были причастны к убийствам.

Одного из осужденных «маньяков» расстреляли, другой в местах лишения свободы потерял зрение, еще один покончил с собой. Так или иначе, но из-за несовершенства судебной системы РФ 14 непричастных к убийствам людей провели в тюрьме длительное время. Один из осужденных, Олег Адамов, из 15 лет лишения свободы, к которым приговорил его суд, провел за решеткой без малого два года, получил компенсацию в виде однокомнатной квартиры и денежных средств, однако, извинений так и не дождался.

Магнитский

Наиболее громкое незаконное преследование современности – это арест и заключение Сергея Магнитского, сотрудника фонда Hermitage Capital.

Дело Магнитского

Гражданин РФ был заключен под стражу и скончался в СИЗО «Матросская тишина». Магнитского обвиняли в хищении средств из государственного бюджета на сумму более 5 миллиардов рублей, а также в уклонении от уплаты налогов. Позже выяснилось, что необходимых для ареста причин у правоохранительных органов не было, да и дело было «шито белыми нитками», однако гражданин РФ расплатился своей жизнью за ошибку представителей судебной системы.

В деле Магнитского много неточностей и умолчаний, и по сей день «всплывают» подробности дела. Защитники прав человека со всего мира обеспокоены этой проблемой, так, последняя из новостей по этой теме – список сенатора Кардина. Этот список включает в себя фамилии российских чиновников, которым запрещен въезд в США. Российские власти пытаются отвечать на такие выпады, однако это больше похоже на детские перепалки типа «сам такой».

Ходорковский и Лебедев

Ходорковский и Лебедев судебная ошибка

Вместо заключения

Сейчас проводятся судебные реформы, российские власти создают видимость активных действий в правовой и судебной сфере, однако «воз и ныне там», ведь сами служители Фемиды говорят о бесполезности каких-либо изменений и законопроектов, так как есть определяющая сила – власть, которой подчиняется Верховный Суд, которому подчиняются все суды страны. Поэтому быть судам и дальше марионетками в руках «верхов».

Кошмарные страницы истории. Дело душегуба Михасевича

В 1970-1980-х годах Белоруссия была одной из самых спокойных республик Советского Союза. Тяжкие преступления происходили редко, а о серийных маньяках не слышали даже сотрудники правоохранительных органов. Но именно в Белоруссии действовал один из самых жестоких убийц в советской истории, остававшийся неуловимым полтора десятка лет, говорится в статье газеты «Аргументы и факты» (Беларусь).

Тело у деревни Экимань

16 мая 1971 года неподалеку от деревни Экимань Полоцкого района Витебской области был обнаружен труп 19-летней местной жительницы Людмилы Андараловой. Девушка погибла в результате удушения.

Следователи пришли к выводу, что с несчастной расправился грабитель. Тяжкое преступление «раскрыли»: в убийстве сознался некто Глушаков, осужденный за него на 15 лет лишения свободы.

О том, что настоящий убийца остался на свободе, тогда мало кто догадывался.

Однако спустя некоторое время в районе Витебска были обнаружены трупы еще нескольких женщин, с которыми расправились подобным образом.

Сознавшиеся во всем

Расследование было поручено следователю по особо важным делам прокуратуры Белорусской ССР Михаилу Жавнеровичу. Изучая показания свидетелей преступления, совершенного в июле 1972 года, он уцепился за слова женщины о том, что неподалеку от места преступления она видела троих парней с овчаркой.

Личности молодых людей быстро установили: это были Валерий Ковалёв, Николай Янченко и Владимир Пашкевич.

Никаких доказательств против них не было, но Жавнерович давил на задержанных, угрожая им расстрелом. В итоге все трое сознались в преступлении. Ковалёва осудили на 15 лет лишения свободы, Пашкевича - на 12, Янченко - на 2,5 года.

Внешне все обстояло пристойно. Жестоких убийц женщин находили, изобличали и карали. Следователи получали награду за хорошую работу, вот только. преступления не прекращались.

Попытки отдельных сотрудников милиции выдвинуть версию о маньяке натыкались на яростное сопротивление руководства: «Вы что, хотите сказать, что у нас судят невиновных?»

Убийствам не видно конца

К началу 1980-х, однако, ситуация начала принимать катастрофический характер. За одно только лето 1982 года в различных районах Витебской области были изнасилованы и задушены пять женщин. А за один только 1984 год аналогичных преступлений в области было совершено более десятка.

В Витебске и окрестностях назревал бунт. Простые граждане переставали верить властям, женщины боялись ходить на работу.

Расследования были взяты на контроль не только властями Белорусской ССР, но и Центральным комитетом КПСС. В Витебскую область были откомандированы лучшие специалисты МВД и КГБ. Новым начальником УВД Витебского облисполкома назначили Мечислава Гриба, который и возглавил штаб по расследованию преступлений.

«Патриоты Витебска»

Неуловимый душитель стал нервничать. В газету «Витебский рабочий» пришло анонимное письмо, из которого следовало, что в области действует антисоветская организация «Патриоты Витебска». Анонимку передали в КГБ, где ей не придали особого значения.

Но в октябре 1985 года после очередного убийства во рту жертвы была найдена записка: «За измену — смерть! Смерть коммунистам и их прихвостням! „Патриоты Витебска“».

Графологи установили: записку и анонимку в газету писал один и тот же человек. В руках следствия оказался образец почерка убийцы.

Кроме того, в результате опроса свидетелей удалось установить, что несколько погибших женщин садились в красный «Запорожец».

Разоблачение примерного семьянина

По всей области шла сверка образцов почерков. Всего графологи изучили более 560 тысяч (!) почерков. Одновременно проверяли водителей красных «Запорожцев», получая от них письменные объяснения.

В начале декабря 1985 года графологи сообщили следователям: есть совпадение! Почерк из записки совпал с почерком из объяснительной записки владельца «Запорожца» Геннадия Михасевича.

Подозреваемый имел отличную репутацию: ударник труда, активист, член партии, народный дружинник, образцовый семьянин. Но кое-какое представление о двойной жизни маньяков советские оперативники и следователи к тому времени уже получили, поэтому 8 декабря 1985 года был выдан ордер на арест подозреваемого.

Его задержали в доме родственника в деревне Горяны Полоцкого района. Михасевич собрал вещи и собирался вылетать с семьей на отдых в Одессу. В доме подозреваемого при обыске были обнаружены вещи погибших женщин.

Признательные показания Михасевич начал давать почти сразу. Сохранившаяся оперативная съемка свидетельствует: отойдя от первого шока после задержания, Михасевич стал рассказывать о своих преступлениях с явным удовольствием, мечтая о том, что его будут показывать по телевизору по всему СССР.

Маньяк отличался удивительной памятью: он точно помнил места совершенных убийств, без ошибок показывал, где прятал тела жертв, в подробностях рассказывал о том, как именно убивал.

1

История маньяка

Он родился в 1947 году в деревне Ист Витебской области. В детстве был скромным и малообщительным, подвергался насмешкам, особенно со стороны девочек. Его отец злоупотреблял алкоголем, часто бил мать. Геннадий был свидетелем этих избиений.

После школы он ушел в армию, но не дослужил: был комиссован по причине гепатита.

Вернувшись домой, поступил в техникум, потом устроился на работу. Внешне все было как у других. О тайной стороне жизни Михасевича никто не догадывался.

Первое убийство он совершил 14 мая 1971 года. Жертвой стала Людмила Андаралова. Михасевич утверждал, что в то время переживал измену любимой и собирался покончить с собой. Но, увидев 19-летнюю девушку, изменил свои планы: «Когда я проходил мимо фруктового сада, мне попалась навстречу девушка. Когда я ее увидел, то у меня тогда впервые и возникла мысль задушить ее».

«Зачем же я буду гибнуть из-за бабы, лучше сам какую-нибудь удавлю», - так преступник описывал свои мысли после первого убийства.

29 октября 1971 года он попытался совершить второе убийство, но женщине удалось вырваться. Разъяренный Михасевич нашел в тот же день новую жертву, изнасиловал ее и убил.

Мотивы, толкавшие его на все новые и новые преступления, он объяснял так: «Время от времени, когда я оставался сам с собой, на меня находило какое-то состояние, которое меня побуждало выискивать женщину, с тем чтобы сначала пообщаться с ней, прикоснуться к ее телу, попытаться совершить с ней половой акт. Когда же я входил в контакт с женщиной, мной овладевало какое-то умопомрачение, в котором я женщин давил и убивал. Я считал, что женщину нужно непременно задавить, и в таких случаях ничего не мог с собой поделать. После убийства у меня наступало облегчение, о том, что совершил, я не сожалел».

В 1981 году Михасевич приобрел красный «Запорожец». После этого он стал ездить по области и заманивать в машину одиноких девушек и женщин. Количество совершаемых им убийств резко возросло.

Маньяк признавался, что дважды был близок к тому, чтобы задушить собственную жену, но сумел сдержаться.

Геннадий Михасевич заявил, что всего с 1971 по 1985 годы совершил 43 убийства. На суде, однако, рассматривались 36 доказанных случаев.

За 14 невинно осужденных посадили одного прокурора

В камере следственного изолятора маньяка охранял сотрудник КГБ. Следователи опасались, что от Михасевича попытаются избавиться высокопоставленные сотрудники МВД и прокуратуры.

Признания Геннадия Михасевича вскрыли чудовищные факты фальсификации уголовных дел. За преступления, совершенные маньяком, в разное время были осуждены 14 человек. Тринадцать из них, проведших многие годы в заключении, освободили, реабилитировали, даже назначили некую компенсацию. Четырнадцатого тоже реабилитировали, но только посмертно: Николай Тереня, осужденный за преступление, совершенное на самом деде Михасевичем, был расстрелян.

По делу о злоупотреблениях были привлечены к ответственности около 200 сотрудников правоохранительных органов. Кто-то получил выговоры, других понизили в должности, несколько человек были осуждены условно. Лишь один, зональный прокурор транспортной прокуратуры БССР Валерий Сороко, получил реальный срок: 4 года лишения свободы.

Следователя по особо важным делам прокуратуры Белорусской ССР Михаила Жавнеровича отправили на пенсию. Дело, возбужденное против него, было закрыто в связи с объявленной к 70-летию Октябрьской революции амнистией.

Процесс над самим Геннадием Михасевичем проходил в Минске с 14 апреля по 19 мая 1987 года. После того как он был признан вменяемым, вердикт суда не вызывал сомнений. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного суда СССР приговорила маньяка к смертной казни. Сам он с прошениями о помиловании не обращался, за него просила несчастная мать. Прошение женщины было отклонено.

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: