В судебном следствии возможно проведение следующего действия

Обновлено: 25.11.2022

1. Судебное следствие начинается с изложения государственным обвинителем предъявленного подсудимому обвинения, а по уголовным делам частного обвинения - с изложения заявления частным обвинителем.

2. Председательствующий опрашивает подсудимого, понятно ли ему обвинение, признает ли он себя виновным и желает ли он или его защитник выразить свое отношение к предъявленному обвинению.

Комментарий к ст. 273 УПК РФ

1. Окончательное обвинение может содержаться в обвинительном заключении или обвинительном акте, а также в постановлении прокурора об изменении обвинения (ч. 4 ст. 221). Кроме того, прокурор в ходе предварительного слушания может изменить обвинение (ч. 5 ст. 236), а судья частично прекратить уголовное дело (ст. 239), что отражается в постановлении о назначении судебного заседания. Возникает вопрос: какое из этих обвинений излагает государственный обвинитель? Вряд ли можно согласиться с тем, что, несмотря на последующие изменения обвинения, в том числе прокурором, государственный обвинитель должен излагать устаревшее "предъявленное обвинение". Очевидно, государственный обвинитель излагает последнюю версию обвинения с учетом всех последующих изменений.

2. В данной статье не говорится о том, что государственный обвинитель оглашает обвинительное заключение или обвинительный акт - речь идет лишь об изложении обвинения. Только по делам частного обвинения частный обвинитель излагает заявление о привлечении лица к уголовной ответственности. Полагаем, что государственный обвинитель вправе избрать любую форму изложения обвинения: огласить полностью или частично обвинительное заключение (акт), а также постановление прокурора об изменении обвинения либо сформулировать обвинение исходя из содержания постановления о назначении судебного заседания (если обвинение было изменено на предварительном слушании). В любом случае изложение должно содержать данные о личности подсудимого, существо и формулировку обвинения. Из текста комментируемой статьи не ясно, должен ли обвинитель, излагая обвинение, приводить и перечень доказательств, подтверждающих обвинение. В суде с участием присяжных заседателей это, безусловно, необходимо, так как во вступительном слове государственный обвинитель должен изложить не только существо обвинения, но и порядок исследования представленных им доказательств (ч. 2 ст. 335). Полагаем, что и в прочих случаях обвинителю, излагая обвинение, целесообразно сослаться на доказательства, которые представлены стороной обвинения в судебное разбирательство, поскольку следующим шагом после изложения обвинения и выяснения позиции стороны защиты будет определение порядка исследования доказательств, и обвинителю еще раз придется оглашать перечень представленных в суд обвинительных доказательств, но уже в отрыве от существа и формулировки обвинения, что не вполне логично.

3. Согласно ч. 2 настоящей статьи председательствующий задает подсудимому и его защитнику четыре раздельных вопроса: а) понятно ли подсудимому обвинение; б) признает ли он себя виновным; в) желает ли подсудимый выразить свое отношение к предъявленному обвинению; г) желает ли его защитник выразить свое отношение к предъявленному обвинению. Если подсудимый заявит, что обвинение ему непонятно, председательствующий должен разъяснить ему, в совершении какого преступления он обвиняется, в чем состоит сущность этого обвинения, какой уголовный закон применен. Для того чтобы не создавалось впечатление, что суд изначально стоит на позиции обвинения, и для предотвращения давления на подсудимого председательствующий, задавая вопрос о признании виновности, должен тут же разъяснить подсудимому, что непризнание им своей виновности или отказ от ответа на этот вопрос не будут обращены против него, т.е. не станут расцениваться судом как отягчающее наказание обстоятельство. К сожалению, на практике часто происходит по-другому, и вопрос судьи о признании виновности превращается в требование, сопровождаемое уговорами признаться, а то и угрозами строгого наказания в адрес строптивого подсудимого. Подобное поведение глубоко непрофессионально.

4. Самостоятельное значение имеет вопрос о том, вправе ли подсудимый отказаться отвечать на вопрос, признает ли он себя виновным, ссылаясь на свое право не свидетельствовать против самого себя (ч. 1 ст. 51 Конституции РФ). Полагаем, что он вправе это сделать, так как термин "не свидетельствовать" применительно к обвиняемому достаточно условный - он не означает, что обвиняемый занимает положение свидетеля. Не означает он и того, что обвиняемый вправе отказаться только от дачи показаний, а не от ответа на вопрос, признает ли он себя виновным. Право не свидетельствовать против самого себя есть право хранить молчание, право на отказ от ответа на любые вопросы, и в первую очередь те, которые касаются виновности обвиняемого. Это вытекает и из смысла п. 3 ч. 4 ст. 47, в котором говорится о том, что обвиняемый имеет право возражать против обвинения. Но право возражать предполагает, что обвиняемый вправе и воздержаться от возражений, в том числе путем отказа отвечать на вопрос о том, признает ли он себя виновным.

5. Если подсудимый признает себя виновным частично, председательствующему следует уточнить, на какую часть обвинения (эпизоды, обстоятельства либо статьи, части и пункты статей уголовного закона) распространяется признание, а какую часть он отвергает. Подсудимый вправе мотивировать занятую им позицию. Иногда подсудимые, признавая объективную сторону обвинения, отрицают свою вину (умысел или неосторожность) либо уголовную противоправность совершенного ими деяния. Такой ответ следует считать не частичным признанием, а полным отрицанием подсудимым своей виновности.

6. Предложение подсудимому и защитнику выразить свое отношение к предъявленному обвинению означает потенциальную возможность этих лиц сделать так называемое вступительное заявление, содержанием которого является выражение ими своего отношения к предъявленному обвинению, его законности и обоснованности, доказанности или недоказанности. Представляется, что вступительное заявление защитника или подсудимого должно содержать лишь общую оценку обвинения, ему не следует вдаваться здесь в детальные вопросы оценки конкретных доказательств и уголовно-правовой квалификации, т.е. фактически предвосхищать судебные прения. Однако, на наш взгляд, сторона защиты также может назвать здесь оправдывающие доказательства, которые она намерена представить суду. Вступительные заявления сторон отвечают состязательному характеру судебного разбирательства. Наличие права выразить свое отношение к предъявленному обвинению до известной степени уравнивает сторону защиты с государственным обвинителем, который перед этим изложил предъявленное обвинение. Вместе с тем УПК не предусматривает так называемую альтеркацию (altercatio, лат.), т.е. взаимные краткие вопросы сторон друг другу и ответы на них для более точного выяснения позиций перед началом исследования доказательств. Однако это и не запрещено, поэтому с разрешения суда стороны после вступительных заявлений вправе задать друг другу такие вопросы.

Под ред. А.В. Смирнова "КОММЕНТАРИЙ К УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНОМУ КОДЕКСУ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ" (ПОСТАТЕЙНЫЙ), 5-е издание

УПК РФ Статья 164. Общие правила производства следственных действий

1. Следственные действия, предусмотренные статьями 178 частью третьей, 179, 182 и 183 настоящего Кодекса, производятся на основании постановления следователя.

(см. текст в предыдущей редакции)

2. В случаях, предусмотренных пунктами 4 - 9, 11 и 12 части второй статьи 29 настоящего Кодекса, следственные действия производятся на основании судебного решения.

(в ред. Федерального закона от 01.07.2010 N 143-ФЗ)

(см. текст в предыдущей редакции)

3. Производство следственного действия в ночное время не допускается, за исключением случаев, не терпящих отлагательства.

4. При производстве следственных действий недопустимо применение насилия, угроз и иных незаконных мер, а равно создание опасности для жизни и здоровья участвующих в них лиц.

4.1. При производстве следственных действий по уголовным делам о преступлениях, предусмотренных статьями 159 частями первой - четвертой, 159.1 - 159.3, 159.5, 159.6, 160, 165 и 201 Уголовного кодекса Российской Федерации, если эти преступления совершены индивидуальным предпринимателем в связи с осуществлением им предпринимательской деятельности и (или) управлением принадлежащим ему имуществом, используемым в целях предпринимательской деятельности, либо если эти преступления совершены членом органа управления коммерческой организации в связи с осуществлением им полномочий по управлению организацией либо в связи с осуществлением коммерческой организацией предпринимательской или иной экономической деятельности, а также статьями 159 частями пятой - седьмой, 171, 171.1, 171.3 - 172.2, 173.1 - 174.1, 176 - 178, 180, 181, 183, 185 - 185.4 и 190 - 199.4 Уголовного кодекса Российской Федерации, не допускается необоснованное применение мер, которые могут привести к приостановлению законной деятельности юридических лиц или индивидуальных предпринимателей, в том числе не допускается необоснованное изъятие электронных носителей информации, за исключением случаев, предусмотренных частью первой статьи 164.1 настоящего Кодекса. При производстве следственных действий также не допускается изъятие специальной декларации, поданной в соответствии с Федеральным законом "О добровольном декларировании физическими лицами активов и счетов (вкладов) в банках и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации", и (или) документов и сведений, прилагаемых к указанной декларации.

(см. текст в предыдущей редакции)

(в ред. Федерального закона от 30.10.2018 N 376-ФЗ)

(см. текст в предыдущей редакции)

6. При производстве следственных действий могут применяться технические средства и способы обнаружения, фиксации и изъятия следов преступления и вещественных доказательств. Перед началом следственного действия следователь предупреждает лиц, участвующих в следственном действии, о применении технических средств.

(в ред. Федерального закона от 04.03.2013 N 23-ФЗ)

(см. текст в предыдущей редакции)

7. Следователь вправе привлечь к участию в следственном действии должностное лицо органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность, о чем делается соответствующая отметка в протоколе.

8. В ходе производства следственного действия ведется протокол в соответствии со статьей 166 настоящего Кодекса.

1. Следственные действия, предусмотренные статьями 178 частью третьей, 179, 182 и 183 настоящего Кодекса, производятся на основании постановления следователя.

2. В случаях, предусмотренных пунктами 4 - 9, 11 и 12 части второй статьи 29 настоящего Кодекса, следственные действия производятся на основании судебного решения.

3. Производство следственного действия в ночное время не допускается, за исключением случаев, не терпящих отлагательства.

4. При производстве следственных действий недопустимо применение насилия, угроз и иных незаконных мер, а равно создание опасности для жизни и здоровья участвующих в них лиц.

4.1. При производстве следственных действий по уголовным делам о преступлениях, предусмотренных статьями 159 частями первой - четвертой, 159.1 - 159.3, 159.5, 159.6, 160, 165 и 201 Уголовного кодекса Российской Федерации, если эти преступления совершены индивидуальным предпринимателем в связи с осуществлением им предпринимательской деятельности и (или) управлением принадлежащим ему имуществом, используемым в целях предпринимательской деятельности, либо если эти преступления совершены членом органа управления коммерческой организации в связи с осуществлением им полномочий по управлению организацией либо в связи с осуществлением коммерческой организацией предпринимательской или иной экономической деятельности, а также статьями 159 частями пятой - седьмой, 171, 171.1, 171.3 - 172.2, 173.1 - 174.1, 176 - 178, 180, 181, 183, 185 - 185.4 и 190 - 199.4 Уголовного кодекса Российской Федерации, не допускается необоснованное применение мер, которые могут привести к приостановлению законной деятельности юридических лиц или индивидуальных предпринимателей, в том числе не допускается необоснованное изъятие электронных носителей информации, за исключением случаев, предусмотренных частью первой статьи 164.1 настоящего Кодекса. При производстве следственных действий также не допускается изъятие специальной декларации, поданной в соответствии с Федеральным законом "О добровольном декларировании физическими лицами активов и счетов (вкладов) в банках и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации", и (или) документов и сведений, прилагаемых к указанной декларации.

6. При производстве следственных действий могут применяться технические средства и способы обнаружения, фиксации и изъятия следов преступления и вещественных доказательств. Перед началом следственного действия следователь предупреждает лиц, участвующих в следственном действии, о применении технических средств.

7. Следователь вправе привлечь к участию в следственном действии должностное лицо органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность, о чем делается соответствующая отметка в протоколе.

8. В ходе производства следственного действия ведется протокол в соответствии со статьей 166 настоящего Кодекса.

Судебная практика и законодательство — УПК РФ. Статья 164. Общие правила производства следственных действий

Доводы Рудова о том, что Х. не давала показаний, противоречат протоколу ее допроса, который проведен и оформлен в соответствии с требованиями, предусмотренными ст. 164, 189, 190 УПК РФ, в связи с чем ее показания обоснованно признаны допустимым доказательством.

Во время дополнительного ознакомления с материалами уголовного дела государственным обвинителем выявлено уничтожение протоколов допроса Сидорова Д.В. в качестве подозреваемого и обвиняемого, оптического носителя протокола допроса. Данные материалы восстановлены и приобщены к материалам рассматриваемого уголовного дела. Протокол изъят из выделенного уголовного дела в отношении С., а оптический носитель следственного действия представлен ГСУ СК России по г. Москве. Указанные протоколы, а также протокол очной ставки в части показаний Сидорова В.В. от 16.07.2013 г. (т. 3 л.д. 107 - 109) обоснованно исследованы с участием присяжных заседателей. Очная ставка между С. и Сидоровым В.В. проведена в соответствии с требованиями ст. ст. 164, 192 УПК РФ в ночное время при наличии исключительного обстоятельства, связанного с задержанием Сидорова В.В., а также при отсутствии возражений участников данного следственного действия.

Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации предусматривает, что обвиняемый имеет право представлять, а его защитник - также собирать доказательства; защитник вправе привлекать специалиста в соответствии со статьей 58 этого Кодекса (пункт 4 части четвертой статьи 47, пункты 2 и 3 части первой статьи 53 и часть третья статьи 86). Специалист как лицо, обладающее специальными знаниями, привлекается к участию в процессуальных действиях в порядке, установленном этим Кодексом, в том числе его статьями 58, 164, 168 и 270, для содействия в обнаружении, закреплении и изъятии предметов и документов, применении технических средств в исследовании материалов уголовного дела, для постановки вопросов эксперту, а также для разъяснения сторонам и суду вопросов, входящих в его профессиональную компетенцию.

Не установлено судом также сведений, свидетельствующих о внесении самим следователем дополнений от имени допрашиваемого лица в показания свидетеля М. чем тот объяснял имеющиеся несоответствия в своих показаниях, данных при расследовании дела и в судебном заседании. Отраженная в протоколе допроса процедура следственного действия в полной мере соответствует требованиям ст. 164, 166, 189 УПК РФ. Содержание внесенных в протокол показаний, как и фототаблиц, приложенных к протоколу, без каких-либо замечаний удостоверено подписью М. путем проставления таковой на каждом листе. При оценке достоверности показаний М. суд, наряду с прочими данными, учитывал, что свидетель не только сообщал известные ему обстоятельства относительно роли Гучучалиева С.М. в преступной организации, но и подтверждал их в ходе просмотра информации с обнаруженной и приобщенной к делу в качестве вещественного доказательства флэш-карты. Наличие в этих показаниях подробных деталей произошедших событий свидетельствует об осведомленности М. о них как очевидца. О надлежащей реализации предоставленных свидетелю прав и, соответственно, законности его допроса, можно судить на основе его показаний, где он отказывался сообщить что-либо о таких фактах и событиях, которые интересовали органы следствия, но ему были неизвестны.

Проверка показаний Малышева Е.П. на месте преступления проведена следователем с соблюдением процедуры, установленной ст. 194 УПК РФ, общих правил производства следственных действий, предусмотренных ст. 164 УПК РФ, с составлением соответствующего протокола, отвечающего требованиям ст. 166 УПК РФ.

Так, следственное действие было проведено в соответствии с требованиями ст. 164, 170, 176 и 177 УПК РФ следователем с участием специалиста, обвиняемого Махаматханова и его адвоката, с применением видеозаписи. Протокол следственного действия составлен в соответствии со ст. 166 и 180 УПК РФ, действия и пояснения всех участников в протоколе надлежащим образом отражены, протокол подписан, замечаний, дополнений и уточнений ни от кого из участвующих лиц не поступало.

Не является процессуальным нарушением допрос подозреваемых в ночное время, поскольку в соответствии со ст. 164 УПК РФ в случаях, не терпящих отлагательства, производство следственных действий в ночное время допускается.

Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации предусматривает, что обвиняемый имеет право представлять, а его защитник - также собирать доказательства; защитник вправе привлекать специалиста в соответствии со статьей 58 этого Кодекса (пункт 4 части четвертой статьи 47, пункты 2 и 3 части первой статьи 53 и часть третья статьи 86). Специалист как лицо, обладающее специальными знаниями, привлекается к участию в процессуальных действиях в порядке, установленном этим Кодексом, в том числе его статьями 58, 164, 168 и 270, для содействия в обнаружении, закреплении и изъятии предметов и документов, применении технических средств в исследовании материалов уголовного дела, для постановки вопросов эксперту, а также для разъяснения сторонам и суду вопросов, входящих в его профессиональную компетенцию.

Статья 64. Следственные действия, предусмотренные ст. ст. 179 (освидетельствование), 182 (обыск в случаях, не требующих судебного решения) и 183 (выемка в случаях, не требующих судебного решения) УПК РФ, производятся на основании постановления следователя, дознавателя (ст. 164 УПК РФ).

Статья 65. Следственные действия, предусмотренные статьями 179 (освидетельствование), 182 (обыск в случаях, не требующих судебного решения) и 183 (выемка в случаях, не требующих судебного решения) УПК РФ производятся на основании постановления следователя, дознавателя (ст. 164 УПК РФ).

Тем самым, по смыслу приведенных законоположений, участие защитника в уголовном судопроизводстве, если подозреваемый, обвиняемый от него не отказался, является обязательным с момента вступления защитника в уголовное дело, что не препятствует обращению за помощью к адвокату (защитнику) и получению квалифицированной юридической помощи уже с момента фактического задержания, ограничивающего свободу и личную неприкосновенность, включая свободу передвижения. Кроме этого, по смыслу ряда положений Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации (статьи 157, 164, 165, 182 и 183), требование о незамедлительном обеспечении права на помощь адвоката (защитника) не может быть распространено на случаи проведения следственных действий, не связанных с дачей лицом показаний и носящих безотлагательный характер, подготавливаемых и проводимых без предварительного уведомления лица об их проведении ввиду угрозы уничтожения (утраты) доказательств (Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 17 февраля 2015 года N 415-О).

статью 164 "Общие правила производства следственных действий" во взаимосвязи со статьей 172, которые, по мнению заявителя, позволяют органам предварительного расследования совмещать предъявление лицу обвинения с проведением ряда следственных и иных процессуальных действий, что лишило его возможности эффективно осуществить свое право на защиту от предъявляемого обвинения;

25. В Определении от 15 мая 2012 года N 881-О Конституционный Суд выявил смысл нормативных положений статей 164, 172, 195 и 215 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации.

Если в показаниях допрошенных лиц имеются существенные противоречия, то дознаватель должен провести очную ставку. Очная ставка проводится в соответствии с требованиями ст. 164 УПК РФ.

Дознаватель выясняет у лиц, между которыми проводится очная ставка, знают ли они друг друга и в каких отношениях находятся между собой. Допрашиваемым лицам поочередно предлагается дать показания по тем обстоятельствам, для выяснения которых проводится очная ставка. После дачи показаний дознаватель может задавать вопросы каждому из допрашиваемых лиц. Лица, между которыми проводится очная ставка, могут с разрешения дознавателя задавать вопросы друг другу.

Статья 64. Следственные действия, предусмотренные статьями 179 (освидетельствование), 182 (обыск в случаях, не требующих судебного решения) и 183 (выемка в случаях, не требующих судебного решения) УПК РФ, производятся на основании постановления следователя, дознавателя (ст. 164 УПК РФ).

1. Судья, прокурор, следователь, начальник органа дознания, начальник подразделения дознания, дознаватель не может участвовать в производстве по уголовному делу, если он:

1) является потерпевшим, гражданским истцом, гражданским ответчиком или свидетелем по данному уголовному делу;

2) участвовал в качестве присяжного заседателя, эксперта, специалиста, переводчика, понятого, помощника судьи, секретаря судебного заседания, защитника, законного представителя подозреваемого, обвиняемого, представителя потерпевшего, гражданского истца или гражданского ответчика, а судья также - в качестве дознавателя, следователя, прокурора в производстве по данному уголовному делу;

3) является близким родственником или родственником любого из участников производства по данному уголовному делу.

2. Лица, указанные в части первой настоящей статьи, не могут участвовать в производстве по уголовному делу также в случаях, если имеются иные обстоятельства, дающие основание полагать, что они лично, прямо или косвенно, заинтересованы в исходе данного уголовного дела.

3. Наличие информации о внепроцессуальном обращении, поступившем судье по уголовному делу, находящемуся в его производстве, само по себе не может рассматриваться в качестве основания для отвода судьи.

Судебная практика и законодательство — УПК РФ. Статья 61. Обстоятельства, исключающие участие в производстве по уголовному делу

Согласно протоколу судебного заседания, при заявлении отвода судье осужденные и их защитники оснований для отвода судье, перечисленных в ст. ст. 61 и 63 УПК РФ, а также каких-либо новых обстоятельств, исключающих участие судьи в рассмотрении настоящего дела, либо свидетельствующих о нарушении им прав участников процесса, не привели. Что касается доводов апелляционных жалоб адвокатов о том, что одним из оснований для отвода явилось то, что судья оказывала влияние на присяжных заседателей и допускала "унизительное" обращение с защитниками, то эти обстоятельства материалами дела не подтверждаются.

В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации С.В. Овчинников просит признать не соответствующими статьям 17 - 19, 45, 46 (часть 1) и 123 (часть 3) Конституции Российской Федерации пункт 1 части первой статьи 61 "Обстоятельства, исключающие участие в производстве по уголовному делу" и часть четвертую статьи 65 "Порядок рассмотрения заявления об отводе судьи" УПК Российской Федерации, как позволяющие судье при фактическом признании потерпевшим от оскорбительных высказываний подсудимого рассматривать уголовное дело в отношении этого лица и не подлежать отводу, а также поскольку данные нормы предоставляют правомочие решать вопрос об отводе судьи тому же судье, которому он заявлен.

Из материалов дела усматривается, что судья Теблеев О.Ц. имел внепроцессуальные отношения с подсудимым Б., в отношении которого он рассматривал уголовное дело по обвинению последнего в совершении преступлений, предусмотренных частью 3 статьи 160, частью 1 статьи 292 Уголовного кодекса Российской Федерации. При рассмотрении этого уголовного дела в нарушение статьи 9 Кодекса судейской этики судья Теблеев О.Ц. о наличии обстоятельств, которые могут поставить под сомнение его беспристрастность, участников судебного разбирательства в известность не поставил, информацию о внепроцессуальных отношениях гласности не предал и в соответствии с требованиями статей 61, 62 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации от участия в производстве по уголовному делу не устранился.

Заявленный в ходе судебного следствия отвод председательствующему судье рассмотрен в установленном ст. ст. 64, 65 УПК РФ порядке. Поскольку отсутствовали предусмотренные ст. ст. 61, 63 УПК РФ основания для отвода судьи, в удовлетворении заявления было отказано. Постановление суда об этом соответствует требованиям п. 4 ст. 7 УПК РФ.

В кассационной жалобе Абдрафиков И.Т. просит об отмене постановления президиума Верховного Суда Республики Башкортостан ввиду незаконности состава суда. Указывает, что по настоящему делу 3 октября 2014 года в отношении него был постановлен заочный приговор, который отменен постановлением президиума Верховного Суда Республики Башкортостан от 12 августа 2015 года и дело направлено на новое судебное рассмотрение. Новый приговор от 29 сентября 2015 года по его кассационной жалобе проверялся в этом же президиуме с участием тех же судей, что в силу ст. ст. 61 - 63 УПК РФ считает недопустимым.

Заявления и ходатайства процессуального характера разрешены в установленном законом порядке, в отсутствие присяжных заседателей, в том числе об отводе государственных обвинителей и о применении к Курахмаеву недозволенных методов следствия. По итогам их рассмотрения председательствующий принял обоснованные решения, отказав в отводе государственных обвинителей ввиду отсутствия на то оснований, предусмотренных ст. 61 УПК РФ, не усмотрел оснований для признания показаний Курахмаева недопустимыми, поскольку факт применения к нему насилия с целью дачи признательных показаний не нашел своего подтверждения (т. 7 л.д. 84 - 91, 95 - 99, 100 - 102, 103 - 106, 227, т. 13 л.д. 83 - 85, т. 14 л.д. 57 - 60, 182, 183). Фактов исследования недопустимых доказательств не установлено.

Он полагает, что следователи Х. К. и С. были заинтересованы в исходе уголовного дела, они не могли расследовать его уголовное дело, подлежали отводу в силу требований ст. 61 и 62 УПК РФ.

Как следует из материалов уголовного дела, предварительное слушание по уголовному делу было проведено судьей М. 26 января 2016 г. в связи с переводом судьи М. в судебную коллегию по административным делам, уголовное дело в отношении Марова А.В., Панкеева Р.В. и Антипова В.Е. было перераспределено судье Б., под председательством которой состоялись отбор коллегии присяжных заседателей и дальнейшее рассмотрение уголовного дела. Каких-либо обстоятельств, исключающих участие в уголовном судопроизводстве судьи Б., предусмотренных ст. ст. 61, 62, 63 УПК РФ, не установлено, отводы судье сторонами не заявлялись.

Содержащееся в части третьей статьи 63 УПК Российской Федерации положение о том, что судья, принимавший участие в рассмотрении уголовного дела в порядке надзора, не может участвовать в рассмотрении того же уголовного дела в суде первой или второй инстанции, применяется в отношении суда надзорной инстанции с учетом исключительного характера пересмотра судебных решений в порядке надзора, который используется, когда неприменимы или исчерпаны все обычные средства процессуально-правовой защиты, и в силу которого, в частности, Президиум Верховного Суда Российской Федерации полномочен пересматривать собственные решения (пункт 5 части третьей статьи 412.1 данного Кодекса). При этом оспариваемая норма не содержит изъятий из предписаний статьи 61 УПК Российской Федерации, исключающих участие судьи в производстве по уголовному делу, если имеются обстоятельства, дающие основание полагать, что он лично, прямо или косвенно, заинтересован в исходе данного уголовного дела.

Статья 12. Орган дознания и дознаватель не может принимать участие в производстве по уголовному делу и подлежит отводу, если он является по своему служебному положению непосредственным начальником или подчиненным лица, подозреваемого (обвиняемого) в совершении преступления, если имеются иные обстоятельства, дающие основание полагать, что он лично, прямо или косвенно, заинтересован в исходе данного уголовного дела, а также при наличии иных оснований, указанных в ст. 61 УПК РФ (если орган дознания и дознаватель является потерпевшим, гражданским истцом, гражданским ответчиком или свидетелем по данному уголовному делу; участвовал в качестве присяжного заседателя, эксперта, специалиста, переводчика, понятого, секретаря судебного заседания, защитника, законного представителя подозреваемого, обвиняемого, представителя потерпевшего, гражданского истца или гражданского ответчика в производстве по данному уголовному делу; является близким родственником или родственником любого из участников производства по данному уголовному делу).

При изучении материалов экспертного исследования также следует исходить из того, что по смыслу взаимосвязанных норм, содержащихся в статьях 61, 62, 70 УПК РФ и статье 18 Федерального закона от 31.05.2001 N 73-ФЗ "О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации", в производстве судебной экспертизы не может участвовать врач, который до ее назначения оказывал лицу медицинскую помощь.

В целях обеспечения объективности и беспристрастности лиц, рассматривающих уголовные дела, и исходя из публичного характера такого рода деятельности федеральный законодатель установил в статьях 61 и 63 УПК Российской Федерации перечень исключающих возможность рассмотрения дела судьей обстоятельств, наличие которых предполагает, согласно части первой статьи 62 данного Кодекса, обязанность судьи устраниться от участия в производстве по уголовному делу.

Статья 13. Орган дознания и дознаватель не может принимать участие в расследовании уголовного дела и подлежит отводу, если он является по своему служебному положению непосредственным начальником или подчиненным лица, подозреваемого (обвиняемого) в совершении преступления, если имеются иные обстоятельства, дающие основание полагать, что он лично, прямо или косвенно заинтересован в исходе данного уголовного дела, а также при наличии иных оснований, указанных в ст. 61 УПК РФ.

Положения части третьей статьи 63 и части третьей статьи 407 УПК Российской Федерации, как следует из их содержания, направлены на обеспечение объективности и беспристрастности суда посредством запрета повторного участия в рассмотрении уголовного дела судьи, ранее принимавшего, в том числе в порядке надзора, решение по тому же делу. Кроме того, в отношении состава суда надзорной инстанции действуют предписания статьи 61 УПК Российской Федерации, исключающей участие судьи в производстве по уголовному делу при наличии обстоятельств, которые свидетельствуют о его личной, прямой или косвенной, заинтересованности в исходе уголовного дела, что является безусловным основанием для устранения судьи из состава суда.

Так, согласно статье 61 УПК Российской Федерации прокурор, следователь, дознаватель не может участвовать в производстве по уголовному делу, если он: является потерпевшим, гражданским истцом, гражданским ответчиком или свидетелем по данному уголовному делу; участвовал в качестве присяжного заседателя, эксперта, специалиста, переводчика, понятого, секретаря судебного заседания, защитника, законного представителя подозреваемого, обвиняемого, представителя потерпевшего, гражданского истца или гражданского ответчика по данному уголовному делу; является близким родственником или родственником любого из участников производства по данному уголовному делу (часть первая), а также в случаях, если имеются иные обстоятельства, дающие основание полагать, что они лично, прямо или косвенно, заинтересованы в исходе данного уголовного дела (часть вторая). При наличии таких обстоятельств указанные лица должны устраниться от участия в производстве по уголовному делу. Если кто-либо из них, в частности прокурор, в подобных случаях самостоятельно не устраняются от участия в уголовном судопроизводстве, им может быть заявлен отвод подозреваемым, обвиняемым, его законным представителем, защитником, потерпевшим, гражданским истцом, гражданским ответчиком или их представителями (статья 62 УПК Российской Федерации).

Кроме того, заявители просят признать не соответствующими статьям 15 (часть 4), 19 (части 1 и 2), 45 (часть 2), 46 (часть 1), 49 (часть 1) и 55 (часть 3) Конституции Российской Федерации ряд положений Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации: статьи 40 и 56, закрепляющие правовой статус таких участников уголовного судопроизводства, как орган дознания и свидетель; статьи 61 и 62, устанавливающие обстоятельства, которые препятствуют участию в производстве по уголовному делу, и требование о недопустимости участия в производстве по уголовному делу лиц, подлежащих отводу; статью 157, регулирующую производство неотложных следственных действий. Как утверждается в жалобах, положения указанных статей позволяют принимать необъективные и предвзятые решения о возбуждении уголовного дела, поскольку исключают возможность самоотвода или отвода по инициативе стороны защиты должностного лица органа дознания в случаях, если это должностное лицо ранее участвовало в организации и проведении оперативно-розыскных мероприятий по данному уголовному делу, само возбудило уголовное дело, а об обстоятельствах первоначального этапа расследования было допрошено впоследствии в суде в качестве свидетеля.

1. В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации гражданин Ю.Р. Кисель оспаривает конституционность статьи 61 "Обстоятельства, исключающие участие в производстве по уголовному делу" и статьи 62 "Недопустимость участия в производстве по уголовному делу лиц, подлежащих отводу" УПК Российской Федерации.

Положения статьи 63 и части третьей статьи 407 УПК Российской Федерации, как следует из их содержания, направлены на обеспечение объективности и беспристрастности суда посредством запрета повторного участия в рассмотрении уголовного дела судьи, ранее принимавшего, в том числе в порядке надзора, решение по этому же делу. Вместе с тем в отношении состава суда надзорной инстанции действуют также предписания статьи 61 УПК Российской Федерации, исключающие участие судьи в производстве по уголовному делу при наличии обстоятельств, которые свидетельствуют о прямой или косвенной его заинтересованности в разрешении дела, что является безусловным основанием для устранения судьи из состава суда. В силу указанных законоположений в их взаимосвязи повторное участие судьи в рассмотрении уголовного дела - поскольку оно было бы связано с оценкой ранее уже исследовавшихся с его участием обстоятельств по делу - является недопустимым во всех случаях, как при новом рассмотрении дела после отмены первоначального решения, так и после выраженного вышестоящей судебной инстанцией согласия с таким решением. В противном случае может быть поставлена под сомнение беспристрастность и объективность судьи.

Положения части третьей статьи 63 и части третьей статьи 407 УПК Российской Федерации, как следует из их содержания, направлены на обеспечение объективности и беспристрастности суда посредством запрета повторного участия в рассмотрении уголовного дела судьи, ранее принимавшего, в том числе в порядке надзора, решение по тому же делу. Кроме того, в отношении состава суда надзорной инстанции действуют предписания статьи 61 УПК Российской Федерации, исключающей участие судьи в производстве по уголовному делу при наличии обстоятельств, которые свидетельствуют о его личной, прямой или косвенной, заинтересованности в исходе уголовного дела, что является безусловным основанием для устранения судьи из состава суда.

1. По окончании исследования представленных сторонами доказательств председательствующий опрашивает стороны, желают ли они дополнить судебное следствие. В случае заявления ходатайства о дополнении судебного следствия суд обсуждает его и принимает соответствующее решение.

2. После разрешения ходатайств и выполнения связанных с этим необходимых судебных действий председательствующий объявляет судебное следствие оконченным.

Комментарий к ст. 291 УПК РФ

1. Под дополнением судебного следствия понимается проведение дополнительных судебных следственных действий по собиранию и проверке доказательств, а также приобщение судом к делу по ходатайству сторон новых предметов и документов в качестве доказательств. При этом в случае необходимости судебное разбирательство может быть отложено.

2. Объявление об окончании судебного следствия не означает, что судебное следствие по данному делу больше не может возобновиться (см. об этом комментарий к ст. 294). Если стороны заявят до окончания последнего слова подсудимого о необходимости представления новых доказательств, суд своим решением вправе возобновить судебное следствие. Представление новых доказательств после объявления об окончании судебного следствия и до принятия решения о его возобновлении недопустимо.

Под ред. А.В. Смирнова "КОММЕНТАРИЙ К УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНОМУ КОДЕКСУ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ" (ПОСТАТЕЙНЫЙ), 5-е издание

Судебная практика по статье 291 УПК РФ:

При таких обстоятельствах оснований для сомнений в соблюдении правил исследования доказательств не имеется. Утверждение осужденного Черезова о нарушении положений ст. 291 УПК РФ не соответствует действительности.

При этом закон не требует вынесения судом постановления об отмене предыдущего решения о признании доказательства недопустимым. С доводами осужденного Харлампьева о том, что в нарушение положений чЛ ст. 291 УПК РФ государственный обвинитель заявил ходатайство о возобновлении судебного следствия после подготовки к судебным прениям, согласиться нельзя, поскольку возобновление судебного следствия регулируется ст. 294 УПК РФ, согласно которой, если участники прений сторон заявят о необходимости предъявить суду для исследования новые доказательства, то суд вправе возобновить судебное следствие.

Болезнь Мазнева С.А. не была учтена и при назначении ему наказания, несмотря на мнение сторон. Суд не указал в приговоре, почему он отверг показания Мазнева С.А. о том, что потерпевшие причинили ему побои. В нарушение требований ст. 291 УПК РФ не выяснил мнение стороны защиты о возможности окончания судебного следствия, и сам объявил его законченным.

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: