В каком году государственные крестьяне получили право покупки незаселенных земель

Обновлено: 06.10.2022

Государственные крестьяне – это крестьянское сословие в XVIII-XIX вв., представители которого имели личную свободу, но были прикреплены к земле.

Положение государственных крестьян в XVIII-XIX веке

Государственные крестьяне появились при Петре I как сословие из оставшихся незакрепощенных крестьян. Изначально этим термином называли черносошных крестьян на севере страны, где не было развито крепостное право и сельское население подчинялось непосредственно государственной власти. Позже в это сословие были включены и однодворцы (служилые люди на юге – черноземной пограничной земле с Дикой степью), сибирские пашенные крестьяне, нерусские народности Приуралья и Поволжья, крестьяне, конфискованные Екатериной II с церковных земель в результате секуляризации, крепостные, получившие волю и т.д. Также, к государственным крестьянам относились безземельные полковники русского Севера, зажиточные землевладельцы (к примеру, колонисты) и совсем не землевладельцы (заводские рабочие Урала).

До Манифеста об отмене крепостного права 1861 г. государственными крестьянами считались все селяне, не принадлежавшие частным лицам или императорской семье (удельные крестьяне). После проведения переписи в 1842 г. государственных крестьян, включая иноземцев (калмыки, киргизы и т.д.), насчитывалось более 10 млн человек, но с оговоркой, что это были только лица мужского пола.

Положение разных представителей государственных крестьян также было разным: крестьяне Урала мало чем отличались от крепостных, а однодворцы имели право владеть крестьянами.

Единственное, что объединяло эту массу было их отношение к государственной казне. Они должны были платить повинности не частным лицам, а государству. Было два основных налога: подушная подать и оброк.

В XVIII в. были установлены различные размеры оброка в зависимости от области: меньше всего платили крестьяне Севера и Сибири – примерно 3 руб., а больше всего – крестьяне центра России – около 5 руб.

При этом оброк государственных крестьян был меньше оброка помещичьих крестьян раза в два.

Готовые работы на аналогичную тему

Государство выступало владельцем государственных крестьян и могло ими распоряжаться, зачастую используя крестьян как резервный фонд для всевозможных пожалований за службу или услуги государству. Например, за время своего правления Екатерина II раздала около 1300 тыс. государственных крестьян, а Павел I примерно 600 тыс.

Соответственно, государство было и владельцем крестьянской земли. По межевым инструкциям 1754 г. и 1766 г. было установлено, что земли государственных крестьян (кроме тех, на которые имеются жалованные грамоты) являются собственностью государства и не могут отчуждаться. Купля-продажа государственными крестьянами земель в одних областях была разрешена, а в других – запрещена.

Распределение наделов между крестьянами было крайне неравномерное, поэтому правительство начало проводить политику разделения земель во избежание недоимок.

Положение государственных крестьян

Государственные крестьяне обладали юридическими правами. Они могли:

  • выступать в суде;
  • заключать сделки;
  • владеть собственностью;
  • вести оптовую и розничную торговлю;
  • открывать фабрики-заводы.

Государственные крестьяне были обязаны:

  • вносить деньги на земские нужды;
  • платить подушную подать;
  • отбывать натуральные повинности.

За несение повинностей крестьяне отвечали круговой порукой. Основная часть государственных крестьян платила оброк в казну. В прибалтийских и польских землях казенные земли сдавались в аренду частным лицам, поэтому крестьяне, в основном, отбывали барщину. В начале XIX в. размер оброка составлял 7-10 руб. в год. С увеличением повинностей удельных и помещичьих крестьян плата государственных крестьян становилась меньше, чем повинности остальных категорий крестьян.

Реформы в отношении государственных крестьян в XIX веке

В начале XIX в. повсеместно началось увеличение повинностей и рост малоземелья, в результате чего государственные крестьяне стремительно беднели. Это стало причиной многочисленных волнений («Холерные» и «Картофельные» бунты) против уменьшения наделов и тяжести повинностей.

Стала очевидной необходимость изменений в управлении государственными крестьянами. В 1830-х гг. чиновники подготовили несколько проектов.

В 1837-1841 гг. была проведена реформа по проекту, разработанному П.Д. Киселевым, который считал, что нельзя сразу действовать радикально, чтобы «рабство уничтожилось само собой и без потрясений государства»:

  • было создано Министерство государственных имуществ и подчиненные ему местные органы;
  • ликвидирована барщина государственных крестьян в Белоруссии, Литве, Правобережной Украине;
  • оброк с души заменен равномерным земельно-промысловым сбором;
  • прекращена сдача государственных имений в аренду;
  • государственным крестьянам было дано право иметь самоуправление – теперь они могли решать свои дела в сельской общине.

Помещики боялись, что освобождение государственных крестьян может дать пример для крепостных, поэтому первые остались прикреплены к земле. Полное же реформирование государственной деревни стало возможным только после отмены крепостного права.

Опыт этой реформы был использован при подготовке крестьянской реформы 1861 г.

Александр II в 1866 г. выпустил закон “О поземельном устройстве государственных крестьян», согласно которому за сельскими обществами сохранялись земли, которые были в их пользовании. Ранее был выпущен указ о выкупе наделов крестьянами в собственность. Получилось так, что земельный надел сократился в размере, а выкупной платеж наоборот возрос. Выкуп должен был вноситься в течение 49 лет, но был прекращен в связи с проведением реформы 1907 г.

Итак, государственные крестьяне представляли собой основную часть сельского и общего населения страны, от которой они составляли примерно треть. Они пользовались достаточной свободой по сравнению с крепостными, обладали юридическими и гражданскими правами, но их воля и земля все равно находились в собственности государства, что затрудняло их положение.


3 января 1857 года был учреждён новый Секретный комитет по крестьянскому делу в составе 11 человек (бывший шеф жандармов А. Ф. Орлов, М. Н. Муравьёв, П. П. Гагарин и т. д.) 26 июля министром внутренних дел и членом комитета С. С. Ланским был представлен официальный проект реформы. Было предложено создать в каждой губернии дворянские комитеты, имеющие право вносить в проект свои поправки.

В 1858 году для подготовки крестьянских реформ были образованы губернские комитеты, внутри которых началась борьба за меры и формы уступок между либеральными и реакционными помещиками. Комитеты подчинялись Главному комитету по крестьянскому делу (преобразован из Секретного комитета). Боязнь всероссийского крестьянского бунта заставила правительство пойти на изменение правительственной программы крестьянской реформы, проекты которой неоднократно менялись в связи с подъёмом или спадом крестьянского движения

Новая программа Главного комитета по крестьянскому делу была утверждена царём 21 апреля 1858 года. Программа строилась на принципах рескрипта Назимову. В программе было предусмотрено смягчение крепостной зависимости, но не её ликвидация. Одновременно с этим участились крестьянские волнения. Крестьяне не без основания беспокоились по поводу безземельного освобождения, утверждая, что «одна воля хлебом кормить не станет».

4 декабря 1858 года была принята новая программа крестьянской реформы: предоставление крестьянам возможности выкупа земельного надела и создание органов крестьянского общественного управления. В отличие от предыдущей, эта программа была более радикальной, и к принятию её правительство во многом подтолкнули многочисленные крестьянские волнения (наряду с давлением оппозиции). Эта программа была разработана Я. И. Ростовцевым. Основные положения новой программы были следующими:

  • получение крестьянами личной свободы
  • обеспечение крестьян наделами земли (в постоянное пользование) с правом выкупа (специально для этого правительство выделяет крестьянам специальный кредит)
  • утверждение переходного («срочнообязанного») состояния

В конце августа 1859 года были вызваны депутаты от 21 губернского комитета. В феврале следующего года были вызваны депутаты от 24 губернских комитетов. Более либеральный проект вызвал недовольство поместного дворянства, и в 1860 в проекте были несколько уменьшены наделы и увеличены повинности. Это направление в изменении проекта сохранилось и при рассмотрении его в Главном комитете по крестьянскому делу в октябре 1860 года, и при его обсуждении в Государственном совете с конца января 1861 года.

19 февраля (3 марта) 1861 года в Петербурге император Александр II подписал Манифест «О Всемилостивейшем даровании крепостным людям прав состояния свободных сельских обывателей» и Положение о крестьянах, выходящих из крепостной зависимости, состоявшие из 17-и законодательных актов.

Манифест был обнародован в Москве 5 марта (ст. ст.) 1861 года, в Прощёное воскресенье в Успенском соборе Кремля после литургии; тогда же был обнародован в Петербурге и некоторых иных городах; в остальных местах — в течение марта того же года.

Манифест «О Всемилостивейшем даровании крепостным людям прав состояния свободных сельских обывателей» от 19 февраля 1861 года сопровождался рядом законодательных актов (всего 22 документа), касающихся вопросов освобождения крестьян, условий выкупа ими помещичьей земли и размеров выкупаемых наделов по отдельным районам России.

крестьянская реформа

Основные положения реформы

Основной акт — «Общее положение о крестьянах, вышедших из крепостной зависимости» — содержал главные условия крестьянской реформы:

  • Крестьяне перестали считаться крепостными и стали считаться «временнообязанными»; крестьяне получили права «свободных сельских обывателей», то есть полную гражданскую правоспособность во всем, что не относилось к их особым сословным правам и обязанностям — членству в сельском обществе и владению надельной землей.
  • Крестьянские дома, постройки, все движимое имущество крестьян было признано их личной собственностью.
  • Крестьяне получали выборное самоуправление, низшей (хозяйственной) единицей самоуправления были сельское общество, высшей (административной) единицей — волость.
  • Помещики сохраняли собственность на все принадлежавшие им земли, однако обязаны были предоставить в пользование крестьянам «усадебную оседлость» (придомовый участок) и полевой надел; земли полевого надела предоставлялись не лично крестьянам, а в коллективное пользование сельским обществам, которые могли распределять их между крестьянскими хозяйствами по своему усмотрению. Минимальный размер крестьянского надела для каждой местности устанавливался законом.
  • За пользование надельной землёй крестьяне должны были отбывать барщину или платить оброк и не имели права отказа от неё в течение 9 лет.
  • Размеры полевого надела и повинностей должны были фиксироваться в уставных грамотах, которые составлялись помещиками на каждое имение и проверялись мировыми посредниками;
  • Сельским обществам предоставлялось право выкупа усадьбы и по соглашению с помещиком — полевого надела, после чего все обязательства крестьян перед помещиком прекращались; крестьяне, выкупившие надел, именовались «крестьянами-собственниками». Крестьяне также могли отказаться от права выкупа и бесплатно получить от помещика надел в размере четверти от надела, который они имели право выкупить; при наделении бесплатным наделом временно-обязанное состояние также прекращалось.
  • Государство на льготных условиях предоставило помещикам финансовые гарантии получения выкупных платежей (выкупная операция), приняв их выплату на себя; крестьяне, соответственно, должны были выплачивать выкупные платежи государству.

Размер наделов

Согласно реформе устанавливались максимальные и минимальные размеры крестьянских наделов. Наделы могли уменьшаться по специальным соглашениям крестьян с помещиками, а также при получении дарственного надела. При наличии в пользовании крестьян наделов меньшего размера помещик обязан был или прирезать недостающую землю от размера минимума (т. н. «прирезки»), или снизить повинности. Прирезки имели место только в том случае, если за помещиком остаётся не менее трети (в степных зонах — половины) земель. За высший душевой надел устанавливался оброк от 8 до 12 руб. в год или барщина — 40 мужских и 30 женских рабочих дней в год. Если надел был больше высшего, то помещик отрезал в свою пользу «лишнюю» землю. Если надел был менее высшего, то повинности уменьшались, но не пропорционально.

В результате этого средний размер крестьянского надела пореформенного периода составлял 3,3 десятины на душу, что было меньше, чем до реформы. В чернозёмных губерниях помещики отрезали у крестьян пятую часть их земель. Самые большие потери понесли крестьяне Поволжья. Помимо отрезков, другими инструментами ущемления прав крестьян были переселения на неплодородные земли, лишение выпасов, лесов, водоёмов, загонов и других необходимых каждому крестьянину угодий. Трудности для крестьян представляла и чересполосица, вынуждавшая крестьян арендовать у помещиков земли, которые вдавались клиньями в крестьянские наделы.

Повинности временнообязанных крестьян

Крестьяне находились во временнообязанном состоянии вплоть до заключения выкупной сделки. На первых порах срок этого состояния не указывался. 28 декабря 1881 года он в конце концов был установлен. Согласно постановлению все временнообязанные крестьяне переводились на выкуп с 1 января 1883 года. Подобная ситуация имела место только в центральных регионах империи. На окраинах временнообязанное состояние крестьян сохранялось вплоть до 1912—1913 гг.

Во время временнообязанного состояния крестьяне обязаны были за пользование землёй платить оброк и трудиться на барщине. Размер оброка за полный надел составлял 8—12 рублей в год. Прибыльность надела и размер оброка никак не были связаны. Самый высокий оброк (12 рублей в год) платили крестьяне Петербургской губернии, земли которой были крайне неплодородны. Напротив, в чернозёмных губерниях величина оброка была значительно ниже.

Барщину обязаны были отбывать все мужчины в возрасте от 18 до 55 лет и все женщины в возрасте от 17 до 50 лет. В отличие от прежней барщины, пореформенная барщина была более ограниченна и упорядоченна. За полный надел крестьянину полагалось отработать на барщине не более 40 мужских и 30 женских дней.

Освобождение дворовых крестьян

«Положение об устройстве дворовых людей» предусматривало освобождение их без земли и усадьбы, однако в течение 2 лет они оставались в полной зависимости от помещика. Дворовые слуги в то время составляли 6,5 % крепостных крестьян. Таким образом, огромное количество крестьян оказалось практически без средств к существованию.

Выкупные платежи

Положение «О выкупе крестьянами, вышедшими из крепостной зависимости, их усадебной оседлости и о содействии правительства к приобретению сими крестьянами в собственность полевых угодий» определяло порядок выкупа крестьянами земли у помещиков, организацию выкупной операции, права и обязанности крестьян-собственников. Выкуп же полевого надела зависел от соглашения с помещиком, который мог обязать крестьян выкупать землю по своему требованию. Цена земли определялась оброком, капитализированным из 6 % годовых. В случае выкупа по добровольному соглашению крестьяне должны были внести помещику дополнительный платёж. Основную сумму помещик получал у государства.

Крестьянин обязан был немедленно уплатить помещику 20 % выкупной суммы, а остальные 80 % вносило государство. Крестьяне должны были погашать её в течение 49 лет ежегодно равными выкупными платежами. Ежегодный платёж составлял 6 % выкупной суммы. Таким образом, крестьяне суммарно уплачивали 294 % выкупной ссуды. В современных терминах, выкупная ссуда была кредитом с аннуитетными платежами на срок 49 лет под 5,6 % годовых. Уплата выкупных платежей была прекращена в 1906 году в условиях Первой русской революции. К 1906 году крестьяне заплатили 1 млрд 571 млн рублей выкупа за земли, стоившие 544 млн рублей. Таким образом крестьяне фактически (с учетом процентов по кредиту) уплачивали тройную сумму. Ставка кредита в 5,6 % годовых, учитывая неипотечный характер кредита (за неуплату выкупных взносов можно было изъять личное, не имеющее производственного значения, имущество крестьян, но не саму землю) и проявившуюся ненадежность заемщиков, была сбалансированной и сообразной со сложившимися ставками кредитования всех других видов заемщиков в то время.

«Манифест» и «Положения» были обнародованы с 7 марта по 10 апреля (в Петербурге и Москве — 5 марта). Опасаясь недовольства крестьян условиями реформы, правительство приняло ряд мер предосторожности (передислокация войск, командирование на места лиц императорской свиты, обращение Синода и т. д.). Крестьянство, недовольное кабальными условиями реформы, ответило на неё массовыми волнениями. Наиболее крупными из них были Бездненское выступление 1861 и Кандеевское выступление 1861.

Всего в течение только 1861 года было зафиксировано 1176 крестьянских восстаний, в то время как за 6 лет с 1855 г. по 1860 гг. их было лишь 474. Таким образом, число крестьянских восстаний в 1861 г. в 15 раз превысило прежний «рекорд» второй половины 1850-х годов. Восстания не утихали и в 1862 году, и подавлялись очень жестоко. За два года после объявления реформы правительству пришлось применить военную силу в 2115 селах.

Проведение Крестьянской реформы началось с составления уставных грамот, которое в основном было закончено к середине 1863 г. Уставные грамоты заключались не с каждым крестьянином по отдельности, а с «миром» в целом. «Мир» представлял собой общество крестьян, находившихся в собственности отдельного помещика. На 1 января 1863 г. крестьяне отказались подписать около 60 % грамот.

Цена земли по выкупу значительно превышала её рыночную стоимость в то время, в нечерноземной полосе в среднем в 2—2,5 раза (в 1854—1855 гг. цена всех крестьянских земель составляла 544 миллиона рублей, в то время как выкуп составлял 867 миллионов). В результате этого в ряде районов крестьяне добивались получения дарственных наделов и в некоторых губерниях (Саратовская, Самарская, Екатеринославская, Воронежская и др.) появилось значительное число крестьян-дарственников.

Переход крестьян на выкуп растянулся на несколько десятилетий. К 1881 оставалось во временнообязанных отношениях 15 %. Но в ряде губерний их было ещё много (Курская 160 тыс., 44 %; Нижегородская 119 тыс., 35 %; Тульская 114 тыс., 31 %; Костромская 87 тыс., 31 %). Быстрее шёл переход на выкуп в чернозёмных губерниях, там же преобладали и добровольные сделки над обязательным выкупом. Помещики, имевшие большие долги, чаще, чем другие, стремились ускорить выкуп и заключить добровольные сделки.

Переход из «временнообязанных» в «выкупные» не давал крестьянам права покинуть свой участок (то есть обещанной свободы), но значительно увеличивал бремя платежей. Выкуп земли по условиям реформы 1861 г. для подавляющего большинства крестьян растянулся на 45 лет и представлял для них настоящую кабалу, поскольку они не были в состоянии выплачивать такие суммы. Так, к 1902 году общая сумма недоимок по крестьянским выкупным платежам составляла 420% от суммы ежегодных выплат, а в ряде губерний превышала 500%. Лишь в 1906 г., после того как крестьяне в течение 1905 года сожгли порядка 15% помещичьих имений в стране, выкупные платежи и накопившиеся недоимки были отменены, и «выкупные» крестьяне, наконец, получили свободу, обещанную им 45 лет назад.

Законом 24 ноября 1866 года началась реформа государственных крестьян. За ними сохранялись все земли, находящиеся в их пользовании. По закону от 12 июня 1886 государственные крестьяне были переведены на выкуп. По собственному желанию крестьянин мог либо продолжать платить оброк государству, либо заключить с ним выкупную сделку. Средний размер надела государственного крестьянина составлял 5,9 десятин.

Крестьянская реформа 1861 г. положила начало процессу быстрого обнищания крестьян. Средний крестьянский надел в России в период с 1860 г. по 1880 г. уменьшился с 4,8 до 3,5 десятин (почти на 30%), появилось множество разорившихся крестьян, сельских пролетариев, живших случайными заработками – явление, практически исчезнувшее в середине XIX в.

Госуда́рственные крестья́не — особое сословие в XVIII—XIX века в России, численность которого в отдельные периоды доходила до половины земледельческого населения страны. В отличие от помещичьих крестьян они считались лично свободными, хотя и прикреплёнными к земле.

Содержание

История государственных крестьян

Государственные крестьяне были оформлены указами Петра I из остатков незакрепощённого земледельческого населения: черносошных крестьян, сибирских пашенных крестьян, однодворцев (служилых людей на чернозёмном пограничье с Дикой степью), нерусских народностей Поволжья и Приуралья.

Число государственных крестьян увеличивалось за счёт конфискации церковных владений (огромные владения Русской православной церкви были конфискованы Екатериной), присоединённых и завоеванных территориях (Прибалтики, Правобережной Украины, Белоруссии, Крыма, Закавказья), бывших крепостных конфискованных имений шляхтичей Речи Посполитой и др. Кроме того, число государственных крестьян пополняли беглые крепостные (частновладельческие) крестьяне, оседавшие на осваиваемых землях (Башкирии, Новороссии, Северном Кавказе и т. д.). Этот процесс (перехода беглых крепостных крестьян в разряд государственных) негласно поощрялся императорской властью [1] .

Также увеличению числа государственных крестьян способствовали селившиеся в России иностранные колонисты (немцы, греки, болгары и т. п.).

Во 2-й половине XVIII века правительство раздало дворянству сотни тысяч душ государственных крестьян; в 1-й половине XIX века практиковались массовая распродажа государственных имений и передача их в удельное ведомство, а также перевод государственных крестьян на положение военных поселян, в западных губерниях — сдача в аренду помещикам. Со стороны дворянства поступали предложения ликвидировать сословие государственных крестьян, передав казённые земли в частные руки. Тем не менее относительная численность государственных крестьян росла. На момент первой переписи 1724 г. государственные крестьяне составляли 19 % населения, а к последней переписи в 1858 г. государственные кр. составляли уже 45 % населения на территории охваченной первой ревизией (одновременно относительная численность крепостных уменьшилась с 63 % в 1724 до 35 % в 1858 году) [2] .

Положение государственных крестьян

Государственные крестьяне жили на государственных землях и платили подати в казну. По данным 1-й ревизии (1719), их насчитывалось в европейской России и Сибири 1,049 млн душ мужского пола (то есть 19 % всего земледельческого населения страны), по 10-й ревизии (1858) — 9,345 млн. (45,2 % земледельческого населения) [источник не указан 778 дней] . Предположительно, образцом для юридического определения положения государственных крестьян в государстве послужили коронные крестьяне в Швеции. По закону государственные крестьяне рассматривались как «свободные сельские обыватели». Государственные крестьяне, в отличие от владельческих, рассматривались как лица, обладающие юридическими правами — они могли выступать в суде, заключать сделки, владеть собственностью. Государственным крестьянам было разрешено вести розничную и оптовую торговлю, открывать фабрики и заводы. Земля на которой работали такие крестьяне считалась государственным владением, но за крестьянами признавалось право пользования — на практике крестьяне совершали сделки как владельцы земли [2] . Однако помимо того с 1801 года гос. крестьяне могли покупать и владеть на правах частной собственности «ненаселёнными» землями (то есть без крепостных крестьян) [3] . Государственные крестьяне имели право пользоваться наделом в размере 8 десятин на душу в малоземельных губерниях и 15 десятин — в многоземельных. Фактические наделы были значительно меньше: к концу 1830-х годов — до 5 десятин в 30 губерниях и 1—3 десятин в 13 губерниях; в начале 1840-х годов 325 тыс. душ не имели надела.

Основная масса государственных крестьян вносила в казну денежный оброк; на территории Прибалтики и Царства Польского казённые имения сдавались в аренду частным владельцам и государственные крестьяне отбывали преимущественно барщину; сибирские пашенные крестьяне сначала обрабатывали казённую пашню, затем вносили продуктовый оброк (позже денежный). В 1-й половине XIX века оброк колебался от 7 руб. 50 коп. до 10 руб. с души в год. По мере увеличения повинностей удельных и помещичьих крестьян денежная рента государственных крестьян становилась относительно меньше, чем повинности других категорий крестьян. Государственные крестьяне были также обязаны вносить деньги на земские нужды; они платили подушную подать и отбывали натуральные повинности (дорожную, подводную, постойную и др.). За исправное несение повинностей государственные крестьяне отвечали круговой порукой.

Реформа Киселёва

В результате роста малоземелья и увеличения повинностей в начале XIX века обнаружилось прогрессирующее обеднение государственных крестьян. Чаще стали происходить волнения государственных крестьян против сокращения наделов, тяжести оброков и др. (например, «Холерные бунты», «Картофельные бунты» 1834 и 1840—41). Вопрос об изменении управления государственными крестьянами вызвал многочисленные проекты.

В 1830-х годах правительство приступило к реформе управления государственной деревни. В 1837—41 годах была проведена реформа, разработанная П. Д. Киселёвым: учреждено Министерство государственных имуществ и его местные органы, на которые было возложено «попечительство» над госкрестьянами через посредство сельской общины. Были ликвидированы барщинные повинности госкрестьян в Литве, Белоруссии и на Правобережной Украине, прекращена сдача госимений в аренду, душевой оброк заменён более равномерным земельно-промысловым сбором.

Убежденный противник крепостного права, Киселёв полагал, что свободу следует вводить постепенно, «чтобы рабство уничтожилось само собою и без потрясений государства».

Государственные крестьяне получили самоуправление и возможность решать свои дела в рамках сельской общины. Однако крестьяне остались прикреплены к земле. Радикальное реформирование государственной деревни стало возможным только после отмены крепостного права. Несмотря на постепенность преобразований, они наталкивались на сопротивление, поскольку помещики опасались, что чрезмерное освобождение государственных крестьян даст опасный пример владельческим крестьянам.

Киселёв намеревался регламентировать наделы и повинности помещичьих крестьян и частично подчинить их Министерству государственных имуществ, но это вызвало возмущение помещиков и не было реализовано.

Тем не менее, при подготовке крестьянской реформы 1861 составители законодательства использовали опыт реформы Киселёва, особенно в вопросах организации крестьянского самоуправления и определения правового положения крестьян.

Освобождение государственных крестьян

24 ноября 1866 принят закон «О поземельном устройстве государственных крестьян», по которому за сельскими обществами сохранялись земли, находившиеся в их пользовании на правах «владения» (прямого пользования). Выкуп наделов в собственность был регламентирован законом от 12 июня 1886. При осуществлении этих реформ наделы государственных крестьян сократились на 10 % в центральных губерниях, на 44 % — в северных. Выкупные платежи возросли по сравнению с оброчной податью на 45 %. Платежи были рассчитаны на 49½ лет и в некоторых случаях должны были вноситься до 1931, но были прекращены с 1 января 1907 года в рамках столыпинской аграрной реформы под влиянием революции 1905 года.

особое сословие крепостной России, оформленное указами Петра 1 из оставшегося незакрепощённого сельского населения (черносошных крестьян (См. Черносошные крестьяне) и половников (См. Половники) Северного Поморья, сибирских пашенных крестьян, однодворцев (См. Однодворцы), нерусских народностей Поволжья и Приуралья). В отличие от помещичьих и дворцовых крестьян (См. Дворцовые крестьяне) (позднее — Удельные крестьяне), Г. к. жили на казённых землях и, пользуясь отведёнными наделами, были подчинены управлению государственных органов и считались лично свободными.

По данным 1-й ревизии (1724), их насчитывалось (в Европейской России и Сибири) 1 049 287 душ мужского пола, т. е. 19% всего земледельческого населения страны; по 10-й ревизии (1858), — 9 345 342 души мужского пола, т. с. 45,2% земледельческого населения Европейской России. Сословие Г. к. увеличивалось за счёт крестьян секуляризованных церковных владений и вновь присоединённых территорий (Прибалтики, Правобережной Украины, Белоруссии, Крыма, Закавказья), украинских казаков, бывших крепостных конфискованных польских имений и т. д. В конце 30-х гг. 19 в. средний земельный надел Г. к. в 30 губерниях из 43 был меньше 5 десятин и лишь в немногих губерниях достигал установленной нормы (8 десятин в малоземельных и 15 десятин в многоземельных губерниях). Основная масса Г. к. вносила в казну денежный оброк; на территории Прибалтики и губерний, присоединённых от Польши, казённые имения сдавались в аренду частным владельцам и Г. к. отбывали преимущественно барщину; пашенные крестьяне Сибири сначала обрабатывали казенную пашню, затем вносили продуктовый оброк, а позднее — денежный. В 1-й половине 19 в. оброк Г. к. колебался от 7 руб. 50 коп. до 10 руб. с души в год. По мере усиления эксплуатации удельных и помещичьих крестьян денежный оброк Г. к. становился относительно меньшим, чем сопоставимые с ним повинности др. категорий крестьян. Кроме того, Г. к. обязаны были вносить деньги на земские нужды и на мирские расходы; наряду с др. категориями крестьян платили подушную подать и отбывали натуральные повинности (например, дорожную, подводную, постойную). За исправное несение повинностей отвечали круговой порукой.

Развитие торговли и промышленности в 18—1-й половине 19 вв. повлекло расширение прав Г. к.: им было разрешено вести торговлю, открывать фабрики и заводы, владеть «ненаселенными» землями (т. е. без крепостных крестьян) и т. д. Но одновременно, в связи с ростом помещичьего предпринимательства, дворянство систематически присваивало государственные земли и стремилось обратить свободных Г. к. в своих крепостных (см. Генеральное межевание). Во 2-й половине 18 в. правительство роздало дворянству миллионы десятин казённой земли и сотни тысяч Г. к.; в 1-й половине 19 в. практиковалась массовая продажа государственных имений и передача их в удельное ведомство. Многие дворяне требовали ликвидировать сословие Г. к., передав казённые земли с их населением в частные руки.

В результате роста малоземелья и повышения феодальных повинностей в начале 19 в. обнаружились прогрессирующее обеднение и недоимочность Г. к. Всё чаще повторялись массовые волнения Г. к., направленные против сокращения наделов, тяжести оброков, произвола арендаторов и чиновников. Вопрос об изменении управления Г. к. вызвал многочисленные проекты как крепостнические, так и либерально-буржуазные. Обостряющийся кризис феодально-крепостнического строя заставил правительство Николая I приступить к реформе управления государственной деревней с целью поддержать государственные финансы, подняв производительные силы государственной деревни, и приблизить помещичьих крепостных к положению «свободных сельских обывателей». В течение 1837—1841 под руководством генерала П. Д. Киселева (См. Киселёв) было учреждено специальное министерство государственных имуществ со сложной иерархией бюрократических органов. На созданную администрацию было возложено «попечительство» над Г. к. через посредство традиционной сельской общины, опекаемой правительственными чиновниками.

Программа хозяйственного подъёма государственной деревни также не могла быть осуществлена. Относительно прогрессивное значение имели такие меры, как ликвидация барщинных повинностей Г. к. в Литве, Белоруссии и на Правобережной Украине, прекращение сдачи государственных имений в аренду частным владельцам и замена душевого оброка более равномерным земельно-промысловым сбором. Однако эти меры не могли внести коренного изменения в положение Г. к. Малоземелье не было ликвидировано. Количество недоимок не уменьшилось, а выросло ещё более; агротехнические меры оказались недоступными для крестьянской массы; врачебная и ветеринарная помощь оказывалась в ничтожных размерах, а главное — вся система управления на началах феодальной опеки сопровождалась чудовищными насилиями и поборами. Феодальное управление государственной деревней находилось в резком противоречии с экономическими процессами 40—50-х гг. 19 в., препятствовало росту крестьянской торговли и промышленности, мешало развитию сельского хозяйства и сковывало рост производительных сил крестьянства. Результатом реформы был рост крестьянского движения, которое приняло особенно бурные формы в районах Северного Поморья, Приуралья и Поволжья, где Г. к. жили крупными компактными массами. Непрерывные протесты против системы управления крепостнического государства наблюдались также в центральных и западных районах (см. «Картофельные бунты», «Холерные бунты» и др.). После окончания Крымской войны 1853—56 обнаружилась явная тенденция к слиянию борьбы Г. к. с движением удельных и помещичьих крестьян. В свою очередь дворянство, встревоженное планами правительства, с одной стороны, и нарастающим крестьянским движением — с другой, негодовало против реформы Киселева и требовало ликвидации системы «попечительства». В 1857 Александр II, назначив новым министром государственных имуществ реакционера М. Н. Муравьева (См. Муравьёв), одобрил проект контрреформы — приближения Г. к. к положению удельных крестьян.

19 февраля 1861 крепостное право в России было отменено. При этом на бывших помещичьих и удельных крестьян были распространены личные права Г. к. и формы их «самоуправления», установленные законами 1838—41. Г. к. в 1866 были подчинены общей системе сельского управления и признаны «крестьянами-собственниками», хотя продолжали платить оброчную подать. Права полной собственности на землю Г. к. получили по закону 1886 об обязательном выкупе земельных наделов, причём размеры наделов Г. к. оказались больше, а выкупные платежи меньше, чем у помещичьих крестьян. Г. к. Сибири и Закавказья остались в прежнем положении держателей казённой земли, поскольку на них не были распространены законы 1866 и 1886. Попытки правительства улучшить положение Г. к. Закавказья в конце 19 в. не устранили острого малоземелья деревни и произвола местной администрации.

Лит.: Дружинин Н. М., Государственные крестьяне и реформа П. Д. Киселева, т. 1—2, М. — Л., 1946—58; Антелава И. Г., Реформа поземельного устройства государственных крестьян Закавказья в конце XIX в., Сухуми, 1952; его же, Государственные крестьяне Грузии в первой половине XIX в., Сухуми, 1955.

Большая советская энциклопедия. — М.: Советская энциклопедия . 1969—1978 .


4 марта 1803 года император Александр I подписал указ «Об отпуске помещиками своих крестьян на волю по заключении условий, основанных на обоюдном согласии» («Указ о вольных хлебопашцах»). Согласно этому законодательному акту, помещики получили право освобождать крепостных крестьян поодиночке и селениями с выдачей земельного участка.

С начала своего правления Александр I предпринял целый ряд попыток, чтобы хоть как-то разрешить ставший актуальным крестьянский вопрос. В этом контексте очень важными стали его указы 1801 и 1803 годов. Первый давал возможность русским крестьянам наравне с прочими сословиями покупать в собственность землю, тем самым разрушая сложившуюся монополию дворянства на владение этой недвижимостью. Второй, который вошел в историю как «Указ о вольных хлебопашцах», был призван определять порядок раскрепощения или отпуска крестьян вместе с землей. Последние при этом обязаны были выплачивать помещикам выкуп в рассрочку, тем самым получая в собственность еще и земельный надел.

Несмотря на то что с 1801 года мещанам, купцам и государственным крестьянам было дозволено покупать или продавать незаселённые земли, сложившаяся обстановка в России была достаточно взрывоопасной. С каждым годом она обострялась. А крепостничество при этом становилось все менее эффективным. К тому же подобное состояние крестьян вызывало роптание не только у них самих. Были недовольны и представители других классов. Однако отменять крепостное право царское правительство тем не менее не решалось: дворянство, будучи сословием привилегированным, считающимся главной опорой императора, категорически не соглашалось с такими кардинальными изменениями. Поэтому царю пришлось пойти на компромисс, лавируя между желанием элиты и потребностями экономики.

Результатом этих внутриполитических маневров и стал императорский указ от 4 марта 1803 года. Непосредственным толчком для его издания стало вполне конкретное событие. Граф Сергей Румянцев, известный своими радикальными взглядами, выразил желание освободить некоторую часть своих крепостных вместе с землей. При этом он выдвинул условие: крестьяне должны были заплатить за собственные участки. Именно с такой просьбой граф Румянцев обратился к императору, чтобы тот разрешил ему узаконить сделку. Данный случай и подтолкнул Александра издать указ, после которого в России появилась новая категория подданных — вольные хлебопашцы.

Данный указ предусматривал для крестьян возможность освобождаться как поодиночке, так и целыми селениями, причем с обязательным земельным наделом. За свою волю они должны были выплачивать выкуп или исполнять повинности. Если обязательства крестьянами не выполнялись, то их возвращали к помещику. Сословие, получившее волю таким образом, было названо свободным. Однако в историю они вошли как вольные хлебопашцы. С 1848 года их начали называть государственными крестьянами. И именно они стали основной движущей силой при освоении просторов и ресурсов Сибири.

Перешедшие в особое сословие, «вольные хлебопашцы» теперь получили и могли распоряжаться собственной землей. Они могли нести повинности исключительно в пользу русского государства. Однако, по статистике, за все время царствования Александра в их разряд перешло меньше половины процента от общего числа крепостных. Например, с 1804 по 1805 год в Остзейском крае крестьянам-дворохозяевам хоть и предоставили личную свободу, однако за предоставляемые в их распоряжение наделы помещичьих земель они должны были по-прежнему нести повинности: и барщину, и оброк. Более того, вольные хлебопашцы не освобождались от рекрутства.

Указ о вольных хлебопашцах имел важное идеологическое значение: в нем впервые утверждалась возможность освобождения крестьян с землей за выкуп, если таковой был оговорен в договоре. Это положение легло потом в основу реформы 1861 года. По всей видимости, Александр I возлагал на указ большие надежды: ежегодно в его канцелярию подавались ведомости о числе крестьян, переведенных в эту категорию. Практическое применение указа должно было показать, насколько в действительности дворянство готово расстаться со своими привилегиями.

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: