В каких случаях иностранцы освобождаются от обязанности внесения судебного залога в судах рф

Обновлено: 17.08.2022

1. Судебный иммунитет международных организаций определяется международным договором Российской Федерации, федеральным законом.

2. Отказ от судебного иммунитета должен быть произведен в порядке, предусмотренном правилами международной организации. В этом случае арбитражный суд рассматривает дело в порядке, установленном настоящим Кодексом.

Комментарии к ст. 251 АПК РФ

1. Иммунитет иностранного государства представляет собой исключение одного государства из юрисдикции другого, основанное на суверенитете каждого государства и их суверенном равенстве.

Судебный иммунитет иностранного государства означает неподсудность одного государства суду другого государства и, как следствие, недопустимость предварительного обеспечения иска, принудительного исполнения принятого в отношении его судебного решения.

Уточняя общее правило, законодатель не допускает предъявление в суде Российской Федерации иска к иностранному государству, привлечение его к участию в деле в качестве ответчика или третьего лица, наложение ареста на имущество, которое принадлежит иностранному государству и находится на территории Российской Федерации, принятие иных обеспечительных мер, обращение взыскания на это имущество в порядке исполнения судебного акта.

Иммунитетом обладает всякое имущество иностранного государства, в том числе находящееся во владении российской организации.

Все названные процессуальные действия (перечень не является закрытым) по отношению к иностранному государству допускаются не иначе как с согласия последнего, если иное не предусмотрено федеральным законом или международным договором с участием Российской Федерации.

Действие в Российской Федерации принципа абсолютного иммунитета иностранного государства не свидетельствует об отказе в правосудии.

Заинтересованное лицо может предъявить иск к иностранному государству, используя предварительное согласие последнего, имеющее место в оговорке или пророгационном соглашении (соглашении о подсудности) как составной части контракта либо иного документа.

В противном случае заинтересованное лицо может обратиться только к собственному государству в целях инициирования дипломатических переговоров с иностранным государством и урегулирования конфликта на межгосударственном уровне.

Если предъявление в суд иска к иностранному государству не сопровождается предъявлением документов, подтверждающих согласие последнего на рассмотрение дела в суде, то производство по делу не возбуждается.

Арбитражный процессуальный закон не предусматривает необходимости обращения иностранного государства в лице полномочного органа или полномочного представителя к суду с заявлением об иммунитете. Однако такое обращение не воспрещается, если имеется в нем необходимость. В ответ на обращение с иском могут последовать нота посольства иностранного государства, заявление полномочного департамента иностранного государства, если вопросы иммунитета носят дискуссионный характер.

Многие государства (например, Австрия, Великобритания, Германия, США и др.) предоставляют иммунитет лишь там, где иностранные государства осуществляют публично-правовые функции.

В последние десятилетия в мировом сообществе широко используется ограниченный иммунитет, который не распространяется на гражданско-правовые сделки, совершаемые иностранными государствами.

Аналогичная тенденция наблюдается во взглядах российских специалистов, когда они анализируют двусторонние международные договоры и судебную практику. Ограничение иммунитета иностранного государства при таком подходе может иметь место тогда, когда решается вопрос о его гражданско-правовой ответственности при совершении сделки не в целях обеспечения выполнения публичных функций, а для извлечения прибыли. Последний вывод всегда носит оценочный характер.

Определенность в вопросе абсолютного или относительного иммунитета иностранного государства может наступить только после присоединения Российской Федерации к многосторонним международным договорам.

Государства, их органы и обособленные подразделения, принадлежащая им собственность пользуются иммунитетом в соответствии с названной Конвенцией только при осуществлении суверенных функций. То есть ограничения свидетельствуют об отсутствии абсолютного иммунитета, хотя в юридической доктрине такая концепция наряду с концепцией ограниченного иммунитета имеет место.

Поэтому наличие у государства иммунитета не является безусловным основанием для освобождения его органов от ответственности по принятым на себя обязательствам.

Если лицо, обладающее международным иммунитетом, участвует в судебном заседании, исследует доказательства, представляет суду отзыв и при этом не ссылается на наличие у него иммунитета, то оно добровольно ограничивает иммунитет, выражая свое согласие на разбирательство дела в российском суде конклюдентными действиями.

Российская Федерация не участвует в Европейской конвенции об иммунитете от 16 мая 1972 г. с участием Австрии, Бельгии, Великобритании, Германии, Швейцарии и других стран, но содержащиеся в ней критерии представляют интерес для судебной практики, поскольку она ориентирует на то, что сторона в заявленном споре не может ссылаться на принадлежащие ей льготы и привилегии, если выступает в суде в качестве истца, заявляет встречный иск, ссылается на иммунитет после принятия судом решения по существу спора.

Международное частное право: Сборник документов. М.: БЕК, 1997. С. 41 - 55.

2. Международные организации являются межправительственными, а потому обладают некоторыми изъятиями, которые имеют отношение к сфере действия национального законодательства, в том числе о судопроизводстве.

Наделение международных организаций судебным иммунитетом необходимо для беспрепятственного осуществления ими своих функций. Поэтому иммунитет международных организаций является не суверенным, а функциональным.

Если международные иммунитеты государств основаны на их суверенитете ("равный над равными власти не имеет"), то международные иммунитеты межправительственных организаций возникают только на договорной основе.

Функциональная природа иммунитетов иностранных организаций предопределяет необходимость их защиты от контроля со стороны отдельных государств-участников, обеспечения неподконтрольности их имущества по месту нахождения международной организации и освобождения от налогов.

Иммунитет межправительственных организаций закрепляется, как правило, в их уставах, иных учредительных документах. Уточнение иммунитетов имеет место в соглашениях (международных договорах), положениях уставов межправительственных организаций, в постановлениях их органов, которые, как правило, включают несколько видов иммунитетов. Среди них следует различать иммунитеты от применения национального законодательства, от судопроизводства, собственности.

Иммунитет от применения национального законодательства имеет отношение к сделкам межправительственных организаций с юридическими и физическими лицами, к документам этих организаций и имеет значение для установления в спорных отношениях применимого права.

Например, в первые годы существования ООН ее учреждения использовали ссылки на национальное законодательство государств по месту своего нахождения. В настоящее время, напротив, все ее учреждения избегают национального законодательства. Сделки заключаются на основе внутренних правил межправительственных организаций.

Правила и процедуры, принятые в международной организации, не могут быть подвергнуты цензуре законодательных, исполнительных и судебных органов государств-участников.

Иммунитет от судопроизводства означает запрет на принятие иска к рассмотрению в связи с наличием у межправительственной организации международного иммунитета от рассмотрения исков в национальных судах.

В то же время международные организации обладают правом искать и отвечать в суде (ст. 104 Устава ООН).

Международные организации почти не обращаются в национальные суды, поскольку у них имеется собственная процедура разрешения споров.

Международная практика свидетельствует о том, что иммунитеты от применения национального законодательства и от судопроизводства не знают нарушений. Иначе обстоят дела с иммунитетом собственности. Несмотря на то что имущество международных организаций не подлежит обыску, реквизиции, конфискации, экспроприации, имеют место аресты их банковских счетов, ограничения, принимаемые таможенными службами. При таких обстоятельствах международные организации по дипломатическим каналам обращаются с заявлениями, и конфликты разрешаются на межправительственном уровне без судебной процедуры.

3. Наряду с широким использованием права на иммунитеты международные организации могут в силу тех или иных обстоятельств отказаться от них.

На отказ от иммунитета уполномочены только высшее должностное лицо международной организации или его заместитель, действующий на основании специальной доверенности.

Отказ от международных иммунитетов производится в целях обеспечения безупречной репутации международных организаций, их готовности к добросовестным действиям в тех случаях, когда использование иммунитета являлось бы свидетельством негуманного отношения к пострадавшим людям, нуждающимся в возмещении вреда. В этих целях международным организациям рекомендовано заключать договоры страхования транспортных средств на случай причинения внедоговорного вреда. В случае возникновения вреда от источника повышенной опасности международные организации выражают готовность к рассмотрению гражданского спора в национальном суде. При других обстоятельствах международные организации тщательно оценивают обращение к ним по поводу отказа от международных иммунитетов и согласия на участие в судебном разбирательстве.

Отказ от судебного иммунитета как иностранного государства, так и международной организации влечет беспрепятственное рассмотрение дела арбитражным судом в общеустановленном порядке.

Суд указал, что действующее законодательство не исключает возможности обращения финансовой организации с заявлением об оспаривании решения финансового уполномоченного по месту урегулирования страхового случая


По мнению одного из экспертов, с позицией Верховного Суда сложно не согласиться, поскольку нижестоящие инстанции в нарушение принципа jura novit curia (суд знает закон) не применили прямую норму закона о подсудности дел с участием иностранных лиц. Другой отметил, что определение примечательно тем, что закрепляет один из старейших коллизионных принципов международного частного права – lex loci delicti comissii (закон места причинения вреда).

Решением уполномоченного по правам потребителей финансовых услуг от 20 ноября 2020 г. с АО «АльфаСтрахование» в пользу иностранного гражданина Данила Локобы взыскана сумма в счет неустойки за нарушение срока выплаты страхового возмещения по договору ОСАГО. Страховая компания обратилась в суд с заявлением, в котором просила изменить решение финансового уполномоченного и снизить размер взысканной неустойки путем применения ст. 333 ГПК РФ, а в случае установления нарушения подсудности при подаче заявления – передать дело на рассмотрение в соответствующий суд.

Определением судьи Октябрьского районного суда г. Краснодара от 18 декабря 2020 г. заявление страховой компании было возвращено на основании п. 2 ч. 1 ст. 135 ГПК РФ – в связи с неподсудностью дела данному суду. Разрешая вопрос о принятии заявления страховой компании к производству, суд первой инстанции руководствовался разъяснениями по вопросам, связанным с применением Закона о финансовом уполномоченном.

Суд исходил из того, что потребитель не может быть лишен права на рассмотрение спора по месту своего жительства, в связи с чем требования финансовой организации должны быть предъявлены в суд по месту жительства потребителя финансовых услуг. Поскольку в данном случае адресом места жительства потребителя финансовых услуг Данила Лакобы является Республика Абхазия, что не относится к территории юрисдикции Октябрьского районного суда г. Краснодара, суд пришел к выводу о возврате заявления финансовой организации. Апелляционным определением Краснодарского краевого суда и определением Четвертого кассационного суда общей юрисдикции решение суда первой инстанции оставлено без изменений.

Страховая компания обратилась с кассационной жалобой в Верховный Суд, в которой поставила вопрос об отмене судебных постановлений как незаконных. В жалобе было указано, что при подаче заявления об обжаловании решения финансового уполномоченного с участием иностранного заинтересованного лица страховая компания руководствовалась тем, что договор ОСАГО заключался и исполнялся на территории РФ, ущерб был причинен также на территории России. Страховщик добавил, что требования Данила Лакобы о выплате страхового возмещения и о последующем довзыскании страхового возмещения предъявлялись к страховой компании по адресу филиала, относящегося к территориальной подсудности Октябрьского районного суда г. Краснодара.

Изучив материалы дела, ВС напомнил, что ч. 1 ст. 47 Конституции РФ гарантирует право лица на рассмотрение дела в том суде и тем судьей, к подсудности которых оно отнесено законом.

Суд разъяснил, что в соответствии с ч. 1 ст. 26 Закона о финансовом уполномоченном в случае несогласия с решением финансового уполномоченного финансовая организация вправе в течение 10 рабочих дней после дня вступления в силу решения финансового уполномоченного обратиться в суд в порядке, установленном гражданским процессуальным законодательством, с учетом того, что имеет место гражданско-правовой спор между потребителем финансовой услуги и финансовой организацией. Поскольку специального порядка обжалования финансовыми организациями решений финансового уполномоченного гражданским процессуальным законодательством не установлено, рассмотрение таких требований производится судами общей юрисдикции по общим правилам производства в суде первой инстанции.

Из-за того что финансовый уполномоченный является лицом, разрешающим гражданско-правовой спор между потребителем финансовых услуг и финансовой организацией, он не может являться ответчиком по заявлению финансовой организации, не согласной с его решением, принятым по спору между потребителем финансовых услуг и этой организацией. В связи с тем что процессуальным законом данные вопросы прямо не урегулированы, исходя из общих принципов осуществления правосудия в РФ, финансовая организация в таком случае участвует в деле в качестве заявителя, финансовый уполномоченный и потребитель финансовых услуг привлекаются к участию в деле в качестве заинтересованных лиц, уточнил Суд.

Судебная коллегия по гражданским делам ВС обратила внимание, что по общим правилам, установленным законодательством о защите прав потребителей и гражданским процессуальным законодательством РФ, гражданин-потребитель наделен правом на рассмотрение споров с его участием по месту его жительства: в случае его участия в деле в качестве истца – по его выбору при обращении в суд, а в случае его участия в деле в качестве ответчика – на основании ст. 28 ГПК РФ.

В связи с тем что на стадии обращения финансовой организации в суд выяснить мнение потребителя относительно альтернативной подсудности спора не представляется возможным, потребитель не может быть лишен права на рассмотрение спора по месту своего жительства, требования финансовой организацией предъявляются в суд по месту жительства потребителя финансовых услуг. После принятия судом дела к производству оно может быть передано в другой суд по основаниям, предусмотренным ст. 33 ГПК РФ.

ВС отметил, что при разрешении вопроса о принятии заявления заявителя к производству судом установлено, что местом жительства потребителя финансовых услуг Данила Лакобы является территория иностранного государства. Суд разъяснил, что подсудность гражданских дел с участием иностранных лиц в РФ определяется по правилам гл. 3 ГПК РФ с применением специальных норм, содержащихся в гл. 44 данного Кодекса. Так, согласно общему правилу иск предъявляется в суд по месту жительства ответчика, а иск к организации предъявляется в суд по адресу организации.

Верховный Суд также подчеркнул, что в ст. 29 гл. 3 ГПК закреплены правила альтернативной подсудности, согласно которым иск к организации, вытекающий из деятельности ее филиала или представительства, может быть предъявлен также в суд по адресу ее филиала или представительства, а иски, вытекающие из договоров, в том числе трудовых, в которых указано место их исполнения, могут быть предъявлены также в суд по месту исполнения такого договора. Выбор между несколькими судами, которым согласно названной статье подсудно дело, принадлежит истцу.

Пленум ВС РФ принял постановление, разъясняющее экономические споры с участием зарубежных юридических лиц

Обращаясь к разъяснениям Постановления Пленума ВС РФ от 27 июня 2017 г. № 23, Суд указал, что в отсутствие применимых для суда РФ правил подсудности, установленных гл. 3 ГПК РФ, территориальная подсудность спора, стороной которого является иностранное лицо, определяется по правилам гл. 44 Кодекса. Части 2–3 ст. 402 ГПК и разъяснения Пленума ВС РФ в указанном случае не исключают возможности обращения финансовой организации с заявлением об оспаривании решения финансового уполномоченного по месту урегулирования страхового случая.

ВС принял во внимание, что в нарушение ч. 2 ст. 135 ГПК РФ в определении судьи Октябрьского районного суда г. Краснодара отсутствует указание на то, в какой суд следует обратиться заявителю или как устранить обстоятельства, препятствующие возбуждению дела; в мотивировочной части определения указано лишь на необходимость обращения в суд по месту жительства потребителя финансовых услуг, находящемуся на территории иностранного государства. «Возвращая при указанных обстоятельствах заявление страховой компании, суд первой инстанции лишил финансовую организацию права на судебную защиту, так как в случае с участием иностранного потребителя финансовой услуги она фактически утрачивает возможность обжаловать решение финансового уполномоченного в соответствии с правилами гражданского судопроизводства и общими принципами осуществления правосудия в РФ», – отмечено в определении.

Таким образом, Верховный Суд пришел к выводу, что принятые по делу судебные акты нельзя признать законными, в связи с чем отменил их, а материал направил на рассмотрение в суд первой инстанции.

Директор Lexing law firm Андрей Тишковский считает, что затронутую проблему сложно назвать актуальной в свете последовательного применения Верховным Судом РФ положений ст. 402 ГПК РФ, устанавливающей правила подсудности дел с участием иностранных лиц. Эксперт заметил, что похожее дело было рассмотрено ВС РФ в 2020 г. (Определение № 5-КГ20-49 от 9 июня 2020 г. по иску к Facebook inc).

Суд потребовал при разрешении вопроса о принятии иска учесть довод заявителя о том, что спор вытекает из договора пользования социальной сетью, исполнение по которому должно осуществляться по месту нахождения пользователя – на территории России

«С позицией Верховного Суда РФ сложно не согласиться, поскольку суды нижестоящих инстанций в нарушение принципа jura novit curia (суд знает закон) не применили прямую норму закона о подсудности дел с участием иностранных лиц, в связи с чем и допустили грубое нарушение права истца на судебную защиту», – прокомментировал Андрей Тишковский.

Адвокат коллегии адвокатов «Люди Дела»Василий Котлов отметил, что рассматриваемое определение примечательно тем, что закрепляет принцип lex loci delicti comissii (закон места причинения вреда) – один из старейших коллизионных принципов международного частного права. Суд высшей инстанции, в отличие от нижестоящих судов, обратил внимание на первопричину возникновения спорных правоотношений – деликт, в связи с которым последовало обращение потребителя по страховой выплате в рамках ОСАГО, подчеркнул эксперт.

Василий Котлов указал: ВС РФ верно отметил, что финансовый уполномоченный не может быть стороной по спору, так как не является носителем субъективных прав, а лишь осуществляет полномочия на урегулирование спорной ситуации в соответствии с нормами Закона о финансовом уполномоченном. Также Суд установил, что цель обращения истца – финансовой организации заключалась в определении прав и обязанностей заинтересованных лиц в связи с причинением имущественного вреда, т.е. имела характер гражданско-правового спора, что соответствует положениям вышеуказанного федерального закона, пояснил эксперт. «Это позволило ВС отойти от сугубо процессуального способа разрешения коллизии, исходя из статуса заинтересованной стороны – потребителя финансовой услуги. Как следствие, Суд применил общеправовые принципы и подходы (Общие принципы осуществления правосудия), допускающие более высокую степень судебного усмотрения, и разрешил спор в пользу компетенции российского суда», – полагает Василий Котлов.

Кроме того, эксперт обратил внимание, что ВС справедливо учел то обстоятельство, что рассмотрение иска финансовой организации на территории РФ не затруднит доступность суда для потребителя, проживающего в Абхазии, но будет способствовать наиболее сбалансированной, полной и эффективной защите прав и законных интересов обеих сторон.

Василий Котлов считает: следует иметь в виду то, что фактическое лишение заявителя возможности обращения в суд не позволяет приостановить исполнение решения финансового управляющего, на основании которого выдается удостоверение, являющееся исполнительным документом в силу ч. 3 ст. 23 Закона о финансовом уполномоченном. «Это, в свою очередь, нарушает конституционный принцип охраны собственности, гарантированный ч. 2 ст. 35 Конституции РФ, согласно которому никто не может быть лишен своего имущества иначе как по решению суда. Возращение иска на основании неподсудности российскому суду при наличии обязательного к исполнению на территории РФ решения финансового уполномоченного, безусловно, затрагивает данную конституционную гарантию. Поэтому комментируемое определение является актуальным, так как повышает уровень защиты конституционных прав граждан и организаций», – заключил он.

Суд указал, что нормы АПК прямо не предусматривают такой возможности, однако положения ст. 188, 248.1, 248.2 и 256 АПК позволяют обжаловать такое определение в качестве судебного акта, который препятствует дальнейшему движению дела


Одна из экспертов заметила, что судебная практика об отказах в исполнении иностранных судебных поручений при противоречии исполнения последних публичному порядку (по п. 1 ч. 2 ст. 256 АПК РФ) в принципе отсутствует. Второй и третий полагают, что рассмотренный ВС случай является скорее исключением, чем правилом, поскольку в рамках данного дела встал вопрос о возможном нарушении публичного порядка.

29 июня Верховный Суд вынес Определение № 305-ЭС22-6215 по делу № А40-179775/2021, в котором рассмотрел вопрос, возможно ли обжаловать в рамках АПК определение об исполнении или неисполнении судебного поручения иностранного суда в качестве судебного акта, который препятствует дальнейшему движению дела.

Суд вынес решение о невозможности исполнения иностранного судебного поручения

В августе 2021 г. ГУ Минюста РФ по Москве направило в Арбитражный суд города Москвы судебное поручение компетентного органа Англии и Уэльса Соединенного Королевства Великобритании и Северной Ирландии. Суду предлагалось в соответствии с Конвенцией о вручении за границей судебных и внесудебных документов по гражданским и торговым делам от 15 ноября 1965 г. исполнить судебное поручение иностранного суда о вручении документов АО «Совфрахт» о судебном процессе, ведущемся в суде Великобритании по иску компании с ограниченной ответственностью «Просперити Истейтс Лтд.» к обществу по заключенным между ними договорам на оказание услуг.

«Совфрахт» заявил ходатайство об отказе в исполнении поручения иностранного суда, указав на то, что, согласно подп. 1 ч. 2 ст. 256 АПК, поручение иностранного суда или компетентного органа иностранного государства не подлежит исполнению, если исполнение поручения нарушает основополагающие принципы российского права или иным образом противоречит публичному порядку РФ, а согласно ст. 13 Конвенции от 15 ноября 1965 г. Россия вправе отказать в исполнении запроса иностранного государства в случае, если считает, что его исполнение может нанести ущерб ее суверенитету или безопасности.

Кроме того, общество сослалось на ч. 1 ст. 16, ч. 2 ст. 69, ст. 248.1, 248.2 АПК и указало на наличие определения АС г. Москвы от 8 сентября 2021 г. по делу № А40-156736/2020, которым запрещено продолжать разбирательство в иностранном суде, находящемся за пределами территории России, по спору между компанией и обществом по договорам на оказание услуг, поскольку ООО «Совфрахт» относится к лицам, в отношении которых применяются меры ограничительного характера иностранным государством. В ходатайстве указывалось, что вручение судебных повесток, извещений и документов является одной из стадий разбирательства в иностранном суде, а значит, такие действия запрещены этим определением арбитражного суда.

22 сентября 2021 г. АСГМ вынес определение о невозможности исполнения поручения по не зависящим от суда причинам: представитель заявителя, как указал суд, отказался от получения документов иностранного суда. Суд также направил в ГУ Минюста РФ по Москве копию определения, свидетельство о невозможности вручения документов, ходатайство общества и документы, подлежавшие вручению.

Попытка обжаловать определение не удалась

Не согласившись с выводом суда, «Совфрахт» обжаловал определение в апелляцию, указав на то, что его ходатайство не было рассмотрено. По мнению общества, первая инстанция должна была отказать в исполнении иностранного судебного поручения на основании п. 1 ч. 2 ст. 256 АПК, поскольку вручение судебного извещения является одной из стадий разбирательства в вышеуказанном иностранном суде, а значит, такие действия запрещены определением АСГМ от 8 сентября 2021 г.

Соответственно, определение от 22 сентября 2021 г. является судебным актом, препятствующим дальнейшему движению дела, поскольку им окончательно мог бы быть решен вопрос об исполнении (неисполнении) иностранного судебного поручения и вызове российского общества в иностранный суд, а следовательно, об обязанности участия российского общества в данном иностранном разбирательстве. Из этого, подчеркивалось в жалобе, следует, что определение от 22 сентября 2021 г. подлежит обжалованию в соответствии с ч. 1 ст. 188 АПК.

Девятый арбитражный апелляционный суд вернул апелляционную жалобу обществу «Совфрахт», указав, что АПК не предусматривает возможность обжалования судебного акта, которым установлена невозможность исполнения поручения иностранного суда по не зависящим от суда причинам. Арбитражный суд Московского округа оставил определение апелляции без изменений.

Верховный Суд разъяснил, как обжаловать определения о невозможности исполнения иностранных судебных поручений

Изучив материалы дела, ВС отметил, что суды апелляционной и кассационной инстанций указали на то, что АПК не предусматривает возможность обжалования судебного акта, которым установлена невозможность исполнения поручения иностранного суда по не зависящим от суда причинам. Он подтвердил, что ст. 74 и 256 АПК не содержат норм, предусматривающих положения об обжаловании определения об исполнении судебного поручения иностранного суда или об отказе в исполнении такого поручения. Следовательно, суду апелляционной инстанции необходимо было проверить, не препятствует ли вынесение определения по вопросу об исполнении (неисполнении) поручения иностранного суда в конкретных обстоятельствах настоящего дела дальнейшему движению дела по спору между иностранной компанией и обществом.

Суд первой инстанции при вынесении определения от 22 сентября 2021 г. сослался на невозможность исполнения поручения по не зависящим от суда причинам, отметив при этом в качестве причины недобросовестное процессуальное поведение общества «Совфрахт», отказавшегося от получения документов иностранного суда. Основания отказа в исполнении поручения иностранного суда, предусмотренные ч. 2 ст. 256 АПК, предметом анализа суда в определении не являлись, заметил Верховный Суд.

Однако общество в ходатайстве, поданном в Арбитражный суд города Москвы, указывало на необходимость проверки судом такого основания отказа в исполнении иностранного судебного поручения, как противоречие его исполнения публичному порядку РФ, ссылаясь на п. 1 ч. 2 ст. 256 АПК и ст. 13 Конвенции от 15 ноября 1965 г. и обосновывая ходатайство наличием судебного акта, запрещающего инициирование или продолжение разбирательства в иностранном суде, находящемся за пределами РФ, по спору между компанией и обществом, поскольку в случае признания ходатайства обоснованным и отказа в исполнении иностранного судебного поручения в конкретных обстоятельствах дела общество по законным основаниям не должно было принимать судебное извещение иностранного суда и участвовать в иностранном судебном разбирательстве. Следовательно, указал ВС, в таком случае определение суда по вопросу об исполнении или неисполнении иностранного судебного поручения заканчивало бы рассмотрение дела по вопросу исполнения такого судебного поручения по существу.

При этом Верховный Суд посчитал, что необходимо было учитывать, что Законом от 8 июня 2020 г. № 171-ФЗ «О внесении изменений в Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации в целях защиты прав физических и юридических лиц в связи с мерами ограничительного характера, введенными иностранным государством, государственным объединением и (или) союзом и (или) государственным (межгосударственным) учреждением иностранного государства или государственного объединения и (или) союза» АПК был дополнен ст. 248.1 и 248.2. Из пояснительной записки к проекту закона следует, что цель принятия указанных норм заключалась в установлении гарантий обеспечения прав и законных интересов отдельных категорий граждан России и российских юрлиц, в отношении которых недружественными иностранными государствами были введены меры ограничительного характера, поскольку подобные меры фактически лишают их возможности защищать свои права в судах иностранных государств, международных организациях или третейских судах, находящихся за пределами России.

Статья 248.1 АПК устанавливает исключительную компетенцию арбитражных судов в Российской Федерации по спорам с участием лиц, в отношении которых введены меры ограничительного характера. В соответствии с ч. 1 ст. 248.2 АПК лицо, в отношении которого инициировано разбирательство в иностранном суде, международном коммерческом арбитраже, находящихся за пределами России, по спорам, указанным в ст. 248.1 Кодекса, или при наличии доказательств того, что такое разбирательство будет инициировано, вправе обратиться в арбитражный суд субъекта РФ по месту своего нахождения или месту жительства с заявлением о запрете инициировать или продолжать такое разбирательство в иностранном суде, международном коммерческом арбитраже, находящихся за пределами России, в порядке, установленном настоящей статьей. ВС заметил, что в отношении общества состоялся такой судебный акт суда Российской Федерации.

После доработки постановление подверглось некоторым изменениям, а общее количество пунктов увеличилось на один

Верховный Суд указал, что в ч. 2 ст. 256 АПК установлен перечень оснований, при установлении арбитражным судом хотя бы одного из которых поручение иностранного суда или компетентного органа иностранного государства не подлежит исполнению:

1) исполнение поручения нарушает основополагающие принципы российского права или иным образом противоречит публичному порядку Российской Федерации;

2) исполнение поручения не относится к компетенции арбитражного суда в Российской Федерации;

3) не установлена подлинность документа, содержащего поручение о выполнении отдельных процессуальных действий.

Таким образом, необходимость установить наличие или отсутствие оснований, указанных в ч. 2 ст. 256 АПК, является обязанностью арбитражного суда, ненадлежащее исполнение которой может привести как к нарушению прав лица – потенциального участника судебного разбирательства в иностранном суде, так и к нарушению публичного порядка Российской Федерации, отметил ВС. Следовательно, арбитражный суд обязан принимать все доступные процессуальные меры для проверки наличия или отсутствия оснований, предусмотренных ч. 2 ст. 256 АПК. Между тем лицо, в отношении которого вынесено поручение иностранного суда, также не лишено права представить доказательства, свидетельствующие о наличии оснований, предусмотренных ч. 2 ст. 256 АПК. Указанное право может быть реализовано путем подачи ходатайства, содержащего в себе правовую позицию указанного выше лица, а также подтверждающие ее доказательства.

Такое ходатайство должно быть рассмотрено судом, результаты его рассмотрения должны быть отражены в судебном акте, указал Верховный Суд: «В противном случае возникнет ситуация, при которой доказательства, представленные лицом, в отношении которого вынесено поручение иностранного суда, и свидетельствующие, по мнению такого лица, о наличии оснований, предусмотренных частью 2 статьи 256 Кодекса, остаются без надлежащей судебной оценки, что, в свою очередь, может привести к принятию необоснованного и незаконного судебного акта».

Таким образом, заключил ВС, арбитражный суд не мог вынести законный и обоснованный судебный акт об исполнении или отказе в исполнении иностранного судебного поручения без учета положений ст. 248.1 и 248.2 АПК, на которые ссылался заявитель, поскольку такие доводы стороны могут свидетельствовать о том, что исполнение поручения невозможно в связи с наличием оснований, предусмотренных п. 1 ч. 2 ст. 256 АПК.

Суд первой инстанции не рассмотрел ходатайство общества, не проверил иностранное судебное поручение на соответствие основаниям исполнения (отказа в исполнении), проверка которых, исходя из доводов ходатайства общества, могла бы привести к принятию судебного акта, препятствующего дальнейшему движению дела, отметил Верховный Суд. Следовательно, несмотря на то что нормы АПК прямо не предусматривают возможности обжалования определения об исполнении или неисполнении судебного поручения иностранного суда, положения ст. 188, 248.1, 248.2 и 256 АПК позволяют обжаловать такое определение в рассматриваемом случае в качестве судебного акта, который препятствует дальнейшему движению дела. В случае рассмотрения ходатайства заявителя и подтверждения указанных им обстоятельств арбитражный суд первой инстанции мог бы вынести судебный акт об отказе в исполнении иностранного судебного поручения, что привело бы к прекращению дальнейшего движения дела по вопросу об участии общества в соответствующем иностранном судебном разбирательстве на основании представленного иностранного судебного извещения, следовательно, препятствовало бы дальнейшему движению дела по данному вопросу.

Между тем арбитражный суд первой инстанции, принимая определение от 22 сентября 2021 г., фактически исполнил поручение иностранного суда об уведомлении заявителя о процессе в иностранном суде без проверки оснований, указанных в ч. 2 ст. 256 АПК, проверка которых могла бы привести к прекращению дальнейшего движения дела с участием заявителя, а суды апелляционной и кассационной инстанций не проверили данные обстоятельства. Соответственно, выводы судов апелляционной и кассационной инстанций о невозможности обжалования в настоящем случае определения Арбитражного суда города Москвы от 22 сентября 2021 г. являются неверными, отметил ВС. Он направил дело в Девятый арбитражный апелляционный суд.

Эксперты оценили выводы ВС

Как отметила в комментарии «АГ» юрист КА «Муранов, Черняков и партнеры» Лилия Шайдуллина, существует распространенная практика отказов в обжаловании судебных актов об исполнении (неисполнении) судебных поручений, в том числе иностранных, на том основании, что арбитражное процессуальное законодательство предусматривает обжалование определений, если такая возможность предусмотрена АПК, а также когда то или иное определение препятствует дальнейшему движению дела (например, Определение ВАС от 7 декабря 2009 г. № ВАС-14963/09 по делу № А53-9079/2009, Постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 29 апреля 2021 г. № Ф07-5284/2021 по делу № А56-112180/2020).

Как отметила эксперт, определение ВС содержит новый подход, согласно которому суды в целях оценки права на обжалование определения об исполнении (неисполнении) иностранного судебного поручения должны были отойти от формального подхода и провести анализ совокупности факторов, в том числе предусмотренных ч. 2 ст. 256 АПК. «Негативным последствием судебной ошибки по делу стало фактическое исполнение поручения иностранного суда об уведомлении общества об иностранном процессе (АО “Совфрахт” в судебном заседании отказалось от получения документов по запросу компетентного органа), несмотря на вынесенный ранее запрет продолжать разбирательство в отношении указанного юридического лица в иностранном суде», – указала юрист.

По мнению Лилии Шайдуллиной, если бы ВС не скорректировал позицию применительно к возможности обжалования определения Арбитражного суда г. Москвы о невозможности исполнения судебного поручения, то негативным последствием, очевидно, явилось бы нарушение прав АО «Совфрахт» на квалифицированную юридическую помощь, а также в целом права на судебную защиту. Важно и то, что ВС РФ отметил, что заинтересованное лицо не должно быть лишено права на возражение против исполнения судебного поручения, поскольку суд первой инстанции ходатайство АО «Совфрахт» не рассмотрел, указала юрист.

Она заметила, что из содержания определения следует, что при новом рассмотрении дела будет только одно основание для отказа в исполнении судебного поручения – противоречие публичному порядку. «При этом судебная практика об отказах в исполнении иностранных судебных поручений при противоречии исполнения последних публичному порядку (по п. 1 ч. 2 ст. 256 АПК РФ) в принципе отсутствует. Это первый судебный акт, где имеется некая отсылка к тому, что исполнение поручения иностранного суда вопреки установленному запрету разбирательства в иностранном суде (по ст. 248.1, 248.2 АПК) может нарушать публичный порядок (или его составляющую – основополагающие принципы российского права), на что ВС РФ явно указывать не стал», – полагает Лилия Шайдуллина. – Однако применительно к рассматриваемому делу способствует ли сложившаяся ситуация достижению справедливого правосудия в иностранном суде? Ведь определением Арбитражного суда г. Москвы недобросовестное процессуальное поведение АО “Совфрахт”, отказавшегося в судебном заседании от получения документов компетентного органа, зафиксировано в судебном акте».

По мнению советника Международной юридической фирмы «Бейкер Макензи» Дмитрия Лысенко, дело подтверждает внимание Верховного Суда к «санкционным» делам. «Несмотря на выданный Арбитражным судом г. Москвы в другом деле судебный запрет на инициирование или продолжение разбирательства в иностранном суде, этот же арбитражный суд в рамках рассматриваемого дела, по выражению Верховного Суда, “фактически исполнил поручение иностранного суда об уведомлении заявителя о процессе в иностранном суде”. При этом суды апелляционной и кассационной инстанций не проверили правильность вынесенного определения в силу отсутствия в АПК норм, предусматривающих возможность обжалования такого определения. В такой ситуации Верховный Суд для устранения допущенных нарушений процессуального права и, более того, возможного нарушения публичного порядка РФ истолковал нормы АПК таким образом, что данное определение могло быть обжаловано. Другими словами, Верховный Суд предоставил приоритет содержанию над формой», – пояснил эксперт.

Дмитрий Лысенко полагает, что данный случай является скорее исключением, чем правилом, поскольку в рамках данного дела встал вопрос о возможном нарушении публичного порядка. Именно это и обусловило интерес Верховного Суда к настоящему делу. При отсутствии данного обстоятельства чисто процессуальный вопрос обжалования определения об исполнении / невозможности исполнения судебного поручения иностранного суда вряд ли привлек бы внимание ВС РФ, посчитал он.

Адвокат МКА «Тимофеев, Фаренвальд и партнеры» Иван Буник полагает, что в определении ВС устанавливается скорее не правило, а исключение из него: «Верховный Суд не отменяет сложившуюся практику о невозможности самостоятельного обжалования определения об исполнении судебного поручения, которая давно сложилась на уровне окружных судов (например, Постановление Арбитражного суда Уральского округа от 20 августа 2021 г. № Ф09-6563/21 по делу № А50-11842/2021)».

Вместе с тем Верховный Суд, по словам эксперта, допустил возможность обжалования подобных судебных актов, если имелись основания для отказа в исполнении судебного поручения по ст. 248.1, 248.2 и 256 АПК и данные основания не были применены судом. «Очевидно, что подобное регулирование направлено прежде всего на защиту российских компаний, в отношении которых западными странами применяются меры ограничительного характера (“санкции”). С учетом текущей геополитической ситуации разъяснения Верховного Суда направлены на содействие защите прав потенциальных участников процессов в иностранных судах. Вместе с тем отказ в исполнении судебного поручения об извещении стороны, скорее всего, не будет препятствовать продолжению процесса в иностранной юрисдикции», – посчитал Иван Буник.

Пленум ВС РФ дорабатывает проект постановления о некоторых вопросах применения судами норм БК РФ, связанных с исполнением судебных актов по обращению взыскания на средства российской бюджетной системы


Эксперты «АГ» в целом положительно оценили проект постановления Пленума. По их мнению, данный документ носит актуальный и обоснованный характер и призван облегчить процедуру взыскания бюджетных средств в пользу граждан и юрлиц, судебная практика по которой является весьма неоднородной.

16 мая Пленум Верховного Суда рассмотрел и отправил на доработку проект постановления (имеется у «АГ») о некоторых вопросах применения судами норм Бюджетного кодекса РФ, связанных с исполнением судебных актов по обращению взыскания на средства российской бюджетной системы. Отправленный на доработку документ был разработан в целях обеспечения правильного и единообразного применения судами норм БК РФ и состоит из 25 пунктов.

Содержание документа

В п. 1 проекта отмечено, что в силу иммунитета обращение взыскания на средства бюджетов бюджетной системы РФ возможно только на основании судебного акта, за исключением прямо предусмотренных законом случаев. Как правило, в отношении бюджетных средств не используется механизм принудительного исполнения, закрепленный в Законе об исполнительном производстве.

Из п. 2 следует, что исполнение судебных актов в части обращения взыскания на бюджетные средства регулируется положениями главы 24.1 БК РФ и осуществляется путем предъявления исполнительных документов в соответствующие органы власти.

Согласно п. 3 суд направляет исполнительный документ на исполнение в орган, исполняющий судебные акты, только по ходатайству взыскателя либо в случаях, прямо установленных законом, независимо от ходатайства взыскателя (например, по делам о присуждении компенсаций за нарушение права на судопроизводство или исполнение судебного акта в разумный срок).

В соответствии с п. 4 взыскателю выдается копия судебного акта на бумажном носителе, заверенная судом. Поскольку тексты судебных актов размещаются на сайтах судов в Интернете, требование закона о представлении копии судебного акта следует считать соблюденным в случае приложения взыскателем копии судебного акта арбитражного суда, распечатанной из информационной системы «Картотека арбитражных дел». Исполняющий судебные акты орган имеет возможность проверить достоверность представленной копии, обратившись к этой системе.

В п. 5 отмечено, какие требования предъявляются к форме и содержанию исполнительных документов, предусматривающих обращение взыскания на средства бюджетов бюджетной системы РФ. Подчеркивается, что в исполнительном документе взыскиваемые суммы указываются в российской валюте, поэтому суммы в иностранной валюте могут повлечь возврат такого документа исполняющим его органом. Исполнительный лист вместе с копией соответствующего судебного акта может направляться судом на исполнение в электронной форме, подписанной усиленной квалифицированной подписью.

В п. 6 поясняется обязанность суда указать банковские реквизиты взыскателя при направлении документа в соответствующий госорган для исполнения взыскания бюджетных средств. В свою очередь в п. 7 отмечен перечень оснований для возврата исполнительного документа органом, исполняющим судебные акты. Суды, в частности, должны учитывать, что непредставление какого-либо документа, указанного в п. 2 ст. 242.1 БК РФ, влечет возврат взыскателю поступивших на исполнение документов, равно как и невозможность перечисления денег на банковский счет взыскателя. Сообщается, в каких случаях поступившие на исполнение исполнительные документы возвращаются в суд (например, когда их возврат взыскателю невозможен).

Из п. 8 проекта следует, что не допускается перечисление сумм, взыскиваемых по исполнительному документу о взыскании бюджетных средств РФ, на счета представителя взыскателя или иного лица, даже если такое полномочие указано в соответствующей доверенности. Данная мера призвана исключить риск недобросовестных действий при получении исполнения и защитить интересы взыскателя.

В п. 9 отмечено, что отсутствие в исполнительном документе фиксированной суммы договорных (законных) процентов, неустойки, подлежащих начислению на сумму задолженности до момента фактического исполнения платежа, не может служить основанием для возврата исполнительного документа. В этом случае расчет процентов, начисляемых после вынесения судебного акта по день уплаты присужденных взыскателю средств, осуществляется исходя из сведений, указанных в резолютивной части судебного акта.

Исходя из п. 10 проекта, изменение ФИО гражданина или наименования организации, не связанное с ее реорганизацией, не влекут выбытия взыскателя в спорном правоотношении и не требуют разрешения судом вопроса о процессуальном правопреемстве. В соответствии с п. 11 документа утрата гражданином статуса ИП на момент предъявления к исполнению исполнительного документа не влечет его возврат.

Согласно п. 12 проекта при исправлении судом допущенных в резолютивной части судебного акта описок, опечаток и арифметических ошибок выносится соответствующее определение. Новый исполнительный лист судом не выдается, поэтому первоначально выданный документ подлежит исполнению с учетом указанного определения об исправлении допущенных погрешностей.

В п. 13 содержатся пояснения о разграничении полномочий госорганов, исполняющих судебные акты об обращении взыскания на бюджетные средства РФ. Также оговорено, что порядок исполнения таких судебных актов установлен бюджетным законодательством, он не может быть произвольно определен судом.

В п. 14 отмечено, что исполнение судебных актов по искам к РФ о возмещении вреда, причиненного гражданину или юрлицу незаконными действиями (бездействием) госорганов РФ или их должностных лиц, в том числе в результате издания актов, не соответствующих закону или иному нормативному правовому акту, возложено на Минфин России и осуществляется за счет казны. Неправильное определение в иске государственного органа, выступающего от имени РФ, не является основанием для отказа в его принятии, его возвращения или оставления без движения. Судам разъяснен порядок отражения в судебных актах случаев, когда причиненный вред взыскивается с Российской Федерации.

В п. 15 сообщается, в каких случаях иск к РФ рассматривается по месту нахождения территориальных органов власти. Отмечено, что рассмотрение иска о возмещении вреда в порядке, предусмотренном ст. 1070 ГК РФ, также возможно по месту нахождения территориального органа Федерального казначейства, если он наделен полномочиями представлять в суде интересы Минфина России.

Из п. 16 следует, что критерием определения главного распорядителя бюджетных средств, выступающего в суде от имени публично-правового образования по искам о возмещении вреда, является ведомственная принадлежность причинителя вреда независимо от источника его финансирования. Следовательно, при ликвидации органа, являвшегося на момент возникновения спорных правоотношений главным распорядителем бюджетных средств тех властных структур, причинивших вред физическому или юридическому лицу, в качестве представителя РФ, ее субъекта или муниципального образования суду следует привлекать орган, наделенный полномочиями главного распорядителя бюджетных средств на момент рассмотрения дела в суде. При отсутствии либо невозможности определить его от имени РФ, ее субъекта и муниципального образования в суде выступают, соответственно, Минфин России, финансовый орган региона или муниципального образования.

В п. 17 отмечено, что процедура исполнения судебного акта о возмещении вреда, предусматривающего взыскание средств за счет соответствующей казны, не может быть начата без непосредственного волеизъявления лица, в чью пользу взыскиваются денежные средства. Она предполагает совершение взыскателем активных действий по предъявлению исполнительного листа к исполнению в течение предусмотренного законом срока. За период с момента вступления судебного акта в законную силу и до поступления исполнительного документа в финансовый орган проценты за пользование чужими денежными средствами не начисляются и индексация взысканных судом денежных сумм не производится.

В соответствии с п. 18 в ходе подготовки дела к судебному разбирательству суды должны устанавливать наличие соглашений, заключенных органом Федерального казначейства и высшим исполнительным органом госвласти региона, администрацией муниципального образования относительно функций по организации исполнения исполнительных документов в отношении казенных учреждений субъектов РФ и муниципальных казенных учреждений.

Исходя из п. 19, правила, регулирующие правовой статус казенных учреждений, распространяются на органы госвласти, органы местного самоуправления и органы управления государственными внебюджетными фондами с учетом положений бюджетного законодательства, поэтому исполнение исполнительных документов по их денежным обязательствам также осуществляется в порядке, предусмотренном главой 24.1 Бюджетного кодекса.

В п. 20 проекта постановления отмечено, какие обстоятельства следует иметь в виду судам при привлечении главного распорядителя средств федерального бюджета (бюджета субъекта РФ, местного бюджета) к ответственности по долгам подведомственного ему казенного учреждения при недостаточности лимитов бюджетных обязательств.

Из п. 21 следует, что особенности исполнения судебных актов о взыскании денежных средств с казенного учреждения за счет средств бюджетной системы не освобождают этого должника от уплаты процентов, начисляемых по правилам ст. 395 ГК РФ, в том числе и в течение срока нахождения исполнительного документа на исполнении в органе Федерального казначейства или соответствующем финансовом органе.

Согласно п. 22 при возврате из федерального бюджета плательщикам излишне уплаченных сумм налогов и сборов, таможенных платежей и пошлин, пеней, штрафов и иных платежей администратор доходов федерального бюджета представляет в орган Федерального казначейства поручение для осуществления возврата средств.

Разъяснения п. 23 проекта рекомендуют судам учитывать, что, в случае удовлетворения иска к публично-правовому образованию о возмещении вреда, взыскиваемого за счет казны последнего, исполнение обязанности по возмещению судебных расходов также осуществляется за счет данной казны. Если заявленный иск к казенному учреждению (органу госвласти, государственному или муниципальному органу) по его денежным обязательствам удовлетворен, то с последнего взыскиваются судебные расходы, а исполнение судебного акта осуществляется за счет средств соответствующего бюджета, а не за счет казны публично-правового образования.

Отмечено, что в случае удовлетворения требований физических и юридических лиц об оспаривании ненормативных правовых актов, решений и действий (бездействия) госорганов, органов местного самоуправления, организаций, наделенных отдельными государственными или иными публичными полномочиями, указанные лица возмещают судебные расходы.

Заключительными п. 24 и 25 проекта планируется признать не подлежащими применению ряд постановлений Пленумов ВАС РФ от 2006 и 2007 гг. или отдельных их положений, а также п. 5 Постановления Пленума ВС РФ от 11 декабря 2012 г. № 30.

Эксперты «АГ» положительно оценили проект документа

По мнению адвоката МКА «Центрюрсервис» Ильи Прокофьева, в проекте постановления Пленума сложно выделить наиболее значимые для практики положения, поскольку все они важны: до настоящего момента полноценных разъяснений по рассматриваемым вопросам от Верховного Суда не было, и появление данного документа обусловлено сложившейся неоднозначной судебной практикой.

«Стоит выделить положения, изложенные в п. 3–10 проекта, касающиеся порядка исполнения судебных актов о взыскании денежных средств из бюджета и порядка предъявления исполнительных документов. На настоящий момент, несмотря на регулирование данных вопросов законодательством, на практике часто возникают сложности с исполнением судебных актов, выражающиеся в возврате исполнительных документов взыскателю, что влечет затягивание процедуры их исполнения», – пояснил эксперт. Он выразил надежду, что в случае принятия документа данные вопросы будут урегулированы и количество спорных ситуаций значительно сократится.

Также адвокат отметил важное значение п. 14–15 проекта, касающихся порядка обращения в суд с исковым заявлением. «Ключевым положением разъяснений является то, что неправильное определение бюджетной организации не влечет возврата иска, а суд должен самостоятельно определить надлежащего ответчика на стадии досудебной подготовки. Данные разъяснения особенно важны, поскольку в настоящий момент в большинстве случаев суды возвращают иски гражданам и юрлицам именно по основанию ненадлежащего определения ответчика. Закрепляемый в проекте запрет на такие действия позволит исключить случаи процессуальных злоупотреблений со стороны судов, нарушающих права заявителей», – полагает Илья Прокофьев.

В свою очередь адвокат АП г. Москвы Григорий Абуков полагает, что проект постановления Пленума Верховного Суда РФ является своевременным и обоснованным. «Документ определяет в едином акте четкий алгоритм действий взыскателя и суда по предъявлению исполнительного документа ко взысканию, его форму и содержание, случаи и порядок возврата, а также другие существенные положения, что, несомненно, приведет к сокращению числа допускаемых правоприменителем ошибок и надлежащему исполнению судебных актов по обращению взыскания на средства бюджетов бюджетной системы РФ», – отметил эксперт.

По его мнению, возможность одновременного предъявления иска к основному должнику в лице казенного учреждения и главному распределителю бюджетных средств, осуществляющему финансовое обеспечение деятельности находящегося в его ведении казенного учреждения, несомненно, будет способствовать более полной и своевременной реализации прав взыскателя.

В то же время Григорий Абуков выразил замечание по разъяснению п. 23 проекта о том, что в случае удовлетворения требований граждан и юрлиц об оспаривании ненормативных правовых актов, решений и действий (бездействия) госорганов, органов местного самоуправления, организаций, наделенных отдельными государственными или иными полномочиями, указанные лица возмещают судебные расходы. «Не оспаривая содержание данного разъяснения, оно носит преждевременный характер до внесения соответствующих изменений в действующую редакцию ст. 333.36 НК РФ, согласно п. 19 которой государственные органы, органы местного самоуправления, выступающие по делам, рассматриваемым Верховным Судом РФ, судами общей юрисдикции, мировыми судьями, в качестве истцов (административных истцов) или ответчиков (административных ответчиков) освобождаются от уплаты государственной пошлины», – пояснил адвокат.

Как сообщил глава ВС РФ Вячеслав Лебедев на пленарном заседании Совета судей 21 мая, доработанный документ будет рассмотрен Пленумом уже на следующей неделе.

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: