Управление транспортным средством это верховный суд разъяснил понятие

Обновлено: 06.10.2022

Судья Верховного Суда Российской Федерации Никифоров С.Б., рассмотрев жалобу Владимирова Игоря Валерьевича на вступившие в законную силу постановление и.о. мирового судьи 2-го судебного участка Кировского судебного района г. Новосибирска от 29 сентября 2017 года, решение судьи Кировского районного суда г. Новосибирска от 30 января 2018 года и постановление заместителя председателя Новосибирского областного суда от 02 июля 2018 года, вынесенные в отношении Владимирова Игоря Валерьевича (далее - Владимиров И.В.) по делу об административном правонарушении, предусмотренном частью 1 статьи 12.26 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях,

постановлением и.о. мирового судьи 2-го судебного участка Кировского судебного района г. Новосибирска от 29 сентября 2017 года, оставленным без изменения решением судьи Кировского районного суда г. Новосибирска от 30 января 2018 года и постановлением заместителя председателя Новосибирского областного суда от 02 июля 2018 года, Владимиров И.В. признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного частью 1 статьи 12.26 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, и подвергнут административному наказанию в виде административного штрафа в размере 30 000 рублей с лишением права управления транспортными средствами сроком на 1 год 6 месяцев.

В жалобе, поданной в Верховный Суд Российской Федерации, Владимиров И.В. просит отменить вынесенные по делу судебные акты, приводя доводы об их незаконности, производство по делу прекратить.

Изучение материалов дела об административном правонарушении и доводов жалобы заявителя позволяет прийти к следующим выводам.

В соответствии с частью 1 статьи 12.26 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях (все нормы, цитируемые в настоящем постановлении, приведены в редакции, действующей на момент возникновения обстоятельств, послуживших основанием для привлечения Владимирова И.В. к административной ответственности) невыполнение водителем транспортного средства законного требования уполномоченного должностного лица о прохождении медицинского освидетельствования на состояние опьянения, если такие действия (бездействие) не содержат уголовно наказуемого деяния, влечет наложение административного штрафа в размере тридцати тысяч рублей с лишением права управления транспортными средствами на срок от полутора до двух лет.

Согласно пункту 2.3.2 Правил дорожного движения Российской Федерации, утвержденных постановлением Совета Министров - Правительства Российской Федерации от 23 октября 1993 года N 1090 (далее - Правила дорожного движения), водитель транспортного средства обязан по требованию должностных лиц, уполномоченных на осуществление федерального государственного надзора в области безопасности дорожного движения, проходить освидетельствование на состояние алкогольного опьянения и медицинское освидетельствование на состояние опьянения.

Основанием для привлечения Владимирова И.В. мировым судьей к ответственности на основании части 1 статьи 12.26 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях послужили выводы о том, что он 03 июня 2017 года в 14 часов 30 минут по адресу: Новосибирская область, п. Красный Яр, 29/1 управлял транспортным средством "Citroen C5", государственный регистрационный знак <. >, с признаками опьянения, в нарушение требований пункта 2.3.2 Правил дорожного движения не выполнил законное требование уполномоченного должностного лица о прохождении медицинского освидетельствования на состояние опьянения.

С таким решением судебных инстанций согласиться нельзя по следующим основаниям.

В соответствии со статьей 24.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях задачами производства по делам об административных правонарушениях являются всестороннее, полное, объективное и своевременное выяснение обстоятельств каждого дела, разрешение его в соответствии с законом, обеспечение исполнения вынесенного постановления, а также выявление причин и условий, способствовавших совершению административных правонарушений.

Согласно статье 26.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях в числе иных обстоятельств по делу об административном правонарушении выяснению подлежит наличие события административного правонарушения; лицо, совершившее противоправные действия (бездействие), за которые названным Кодексом или законом субъекта Российской Федерации предусмотрена административная ответственность, а также его виновность в совершении административного правонарушения.

Субъектом административного правонарушения, предусмотренного частью 1 статьи 12.26 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, является водитель транспортного средства.

В силу пункта 1.2 Правил дорожного движения водителем признается лицо, управляющее каким-либо транспортным средством.

При определении субъекта административного правонарушения, предусмотренного главой 12 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, следует учитывать, что водителем является лицо, управляющее транспортным средством, независимо от того, имеется ли у него право управления транспортными средствами всех категорий или только определенной категории либо такое право отсутствует вообще (пункт 1 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24 октября 2006 года N 18 "О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Особенной части Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях").

При этом обязательным условием правильной квалификации действий (бездействий) лица по части 1 статьи 12.26 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях является установление законности требования уполномоченного должностного лица о прохождении медицинского освидетельствования на состояние опьянения.

При составлении сотрудниками полиции процессуальных документов, а также в ходе производства по данному делу Владимиров И.В. последовательно утверждал о том, что в момент предъявления сотрудниками полиции требования о прохождении медицинского освидетельствования транспортным средством он не управлял, следовательно, водителем не являлся.

При рассмотрении дела мировым судьей Владимиров И.В. и его защитник указывали на то, что требование сотрудников полиции о прохождении медицинского освидетельствования на состояние опьянения являлось незаконным, поскольку водителем транспортного средства Владимиров И.В. не являлся. В момент дорожно-транспортного происшествия и после него автомобилем не управлял.

Также инспектор К. указал на то, что с момента выезда на место дорожно-транспортного происшествия до оформления соответствующего материала прошло около двух часов.

Инспектор ДПС ПДПС ГИБДД ГУ МВД России по Новосибирской области Ш. дал аналогичные показания, указав, что по приезду на место дорожно-транспортного происшествия Владимиров И.В. находился недалеко от автомобилей, пояснял, что в момент столкновения транспортным средством не управлял.

П., допрошенная в качестве свидетеля, пояснила, что является собственником автомобиля "Citroen C5", государственный регистрационный знак <. >до территории производственной базы Красный Яр транспортным средством управляла она, Владимиров И.В. управлял автомобилем лишь на территории производственной базы, переставив его, чтобы предотвратить хищение имущества. После того, как Владимиров И.В. переставил автомобиль, он отдал ей ключи от него и документы, спустя примерно 40 минут произошло дорожно-транспортное происшествие. В течение этого времени, в момент дорожно-транспортного происшествия и после него до приезда сотрудников полиции транспортным средством никто не управлял. При оформлении происшествия сотрудникам полиции документы передавала она.

Допрошенный в качестве свидетеля З. пояснил, что с момента управления автомобилем Владимировым И.В. до момента дорожно-транспортного происшествия прошло более часа.

При рассмотрении дела судьей районного суда повторно был допрошен в качестве свидетеля К. который поддержал показания, данные им мировому судье. При этом на вопрос суда пояснил, что требование о прохождении медицинского освидетельствования было предъявлено Владимирову И.В. после просмотра видеозаписи с камер наблюдения, в момент дорожно-транспортного происшествия Владимиров И.В. транспортным средством не управлял.

Кроме того, из объяснений водителя К. определения об отказе в возбуждении дела об административном правонарушении и рапорта сотрудника полиции следует, что дорожно-транспортное происшествие произошло в 12 часов 05 минут (65, 66, 72).

Схема места совершения дорожно-транспортного происшествия и справка о дорожно-транспортном происшествии (как видно из данных документов) составлены в 12 часов 05 минут (л.д. 67, 74).

При этом согласно протоколу об отстранении от управления транспортным средством от 03 июня 2017 года, Владимиров И.В. отстранен от управления транспортным средством в 14 часов 15 минут.

В соответствии с протоколом об административном правонарушении, протоколом о направлении на медицинское освидетельствование на состояние опьянения названное лицо отказалось выполнить законное требование сотрудника полиции о прохождении медицинского освидетельствования в 14 часов 30 минут.

Таким образом, при рассмотрении дела было установлено, что с момента управления Владимировым И.В. транспортным средством до предъявления требования уполномоченного должностного лица о прохождении медицинского освидетельствования прошел значительный промежуток времени, в момент, относящийся к событию административного правонарушения, он не являлся водителем транспортного средства.

В связи с вышеизложенным в данном случае нельзя сделать однозначный вывод о том, что требование сотрудника полиции о прохождении медицинского освидетельствования предъявлено Владимирову И.В. именно как к лицу, управляющему транспортным средством.

Поскольку частью 1 статьи 12.26 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях предусмотрена административная ответственность за невыполнение требования уполномоченного должностного лица о прохождении медицинского освидетельствования на состояние опьянения именно водителем транспортного средства, то квалификация действий Владимирова И.В. по указанной норме является неправомерной.

Исходя из положений части 1 статьи 1.6 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях обеспечение законности при применении мер административного принуждения предполагает не только наличие законных оснований для применения административного наказания, но и соблюдение установленного законом порядка привлечения лица к административной ответственности.

В силу положений частей 1 и 4 статьи 1.5 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях лицо подлежит административной ответственности только за те административные правонарушения, в отношении которых установлена его вина. Неустранимые сомнения в виновности лица, привлекаемого к административной ответственности, толкуются в пользу этого лица.

В соответствии с пунктом 4 части 2 статьи 30.17 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях по результатам рассмотрения жалобы, протеста на вступившие в законную силу постановление по делу об административном правонарушении, решения по результатам рассмотрения жалоб, протестов выносится решение об отмене постановления по делу об административном правонарушении, решения по результатам рассмотрения жалобы, протеста и о прекращении производства по делу при наличии хотя бы одного из обстоятельств, предусмотренных статьями 2.9, 24.5 названного Кодекса, а также при недоказанности обстоятельств, на основании которых были вынесены указанные постановление, решение.

При таких обстоятельствах постановление и.о. мирового судьи 2-го судебного участка Кировского судебного района г. Новосибирска от 29 сентября 2017 года, решение судьи Кировского районного суда г. Новосибирска от 30 января 2018 года и постановление заместителя председателя Новосибирского областного суда от 02 июля 2018 года, вынесенные в отношении Владимирова И.В. по делу об административном правонарушении, предусмотренном частью 1 статьи 12.26 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, подлежат отмене.

С учетом того, что на момент рассмотрения в Верховном Суде Российской Федерации жалобы Владимирова И.В. срок давности привлечения его к административной ответственности, установленный частью 1 статьи 4.5 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, истек, производство по данному делу об административном правонарушении в силу положений пункта 4 части 2 статьи 30.17 и пункта 6 части 1 статьи 24.5 названного Кодекса подлежит прекращению в связи с истечением срока давности привлечения к административной ответственности.

На основании изложенного, руководствуясь статьями 30.13 и 30.17 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, судья Верховного Суда Российской Федерации

постановление и.о. мирового судьи 2-го судебного участка Кировского судебного района г. Новосибирска от 29 сентября 2017 года, решение судьи Кировского районного суда г. Новосибирска от 30 января 2018 года и постановление заместителя председателя Новосибирского областного суда от 02 июля 2018 года, вынесенные в отношении Владимирова Игоря Валерьевича по делу об административном правонарушении, предусмотренном частью 1 статьи 12.26 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, отменить.

Производство по данному делу об административном правонарушении прекратить на основании пункта 6 части 1 статьи 24.5 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.

Пленум Верховного Суда Российской Федерации принял постановление, в котором пояснил судам, что необходимо учитывать при рассмотрении дел об административных правонарушениях, предусмотренных главой 12 КоАП ("Административные правонарушения в области дорожного движения"). Прежние разъяснения (п. 1-12.2 постановления Пленума ВС РФ от 24 октября 2006 года № 18) признаны не подлежащими применению (Постановление Пленума ВС РФ от 25 июня 2019 г. № 20).

В частности, в новом постановлении приведены важные разъяснения, касающиеся привлечения к ответственности по ч. 2 ст. 12.2 КоАП РФ за управление транспортным средством (далее также ТС) с государственными регистрационными знаками, видоизмененными или оборудованными с применением устройств или материалов, препятствующих их идентификации либо позволяющих их видоизменить или скрыть.

Пленум ВС РФ пояснил, что видоизмененным является выданный на данное ТС государственный регистрационный знак, в который были внесены изменения, искажающие нанесенные на него символы либо один из них (например, путем заклеивания), либо способ установки которого препятствует его прочтению и идентификации (в частности, путем переворота пластины государственного регистрационного знака).

А в качестве устройств или материалов, препятствующих идентификации государственных регистрационных знаков либо позволяющих их видоизменить или скрыть, как указал Пленум ВС Р, могут расцениваться:

  • различные механизмы, приборы, приспособления и иное оборудование – шторки, электромагниты и т. п. (в том числе и тогда, когда они не были приведены в действие в момент выявления административного правонарушения, однако позволяли водителю при совершении определенных действий видоизменить или скрыть государственный регистрационный знак),
  • а также искусственные материалы (например, листы бумаги, картон) либо природные материалы (в частности, листва, грязь, снег), если визуальный осмотр транспортного средства позволяет с очевидностью сделать вывод о том, что они нанесены с целью затруднения или невозможности идентификации государственных регистрационных знаков (например, загрязнение фрагмента государственного регистрационного знака не связано с погодными условиями или не обусловлено процессом движения, допускающим самозагрязнение).

Доказательством использования тех или иных устройств (материалов) в указанных целях может выступать, например, произведенная уполномоченным должностным лицом в ходе выявления административного правонарушения видеозапись (фотографии).

Рассказал ВС РФ в новом постановлении и о том, какие знаки следует считать подложными при квалификации действий лица по ч. 3 ст. 12.2 КоАП РФ.

Также в постановлении приведен ряд важных разъяснений по вопросам фиксации административных правонарушений работающими в автоматическом режиме специальными техническими средствами, имеющими функции фото- и киносъемки, видеозаписи, или средствами фото- и киносъемки, видеозаписи.

В частности, подчеркивается, что если правонарушение в области дорожного движения было зафиксировано с помощью технических средств, которые не работали в автоматическом режиме, либо с использованием других технических средств (например, телефона, видеокамеры, видеорегистратора), то в данном случае особый порядок привлечения к административной ответственности (без составления протокола и участия собственника ТС при вынесении постановления по делу) не применяется.

Кроме того, Пленум ВС РФ обратил внимание судов на то, что частота размещения работающих в автоматическом режиме технических средств, не позволившая водителю после фиксации административного правонарушения снизить скорость движения ТС без создания аварийной ситуации либо покинуть полосу, предназначенную, например, для движения маршрутных транспортных средств, без пересечения дорожной разметки 1.1, может свидетельствовать об отсутствии его вины в совершении последующего административного правонарушения, предусмотренного соответственно одной из частей ст. 12.9, ч. 1 ст. 12.16 или ч. 1.1 ст. 12.17 КоАП РФ.

Среди иных содержащихся в документе правовых позиций отметим следующие:

  • Понятие транспортного средства, закрепленное в примечании к ст. 12.1 КоАП РФ, расширительному толкованию не подлежит. Вместе с тем в предусмотренных отдельными статьями главы 12 КоАП РФ случаях устанавливается административная ответственность и лиц, управляющих иными средствами передвижения (в частности, велосипедами, гужевыми повозками), при нарушении такими лицами ПДД (например, ч. 2-3 ст. 12.29 КоАП РФ).
  • Управление транспортным средством представляет собой целенаправленное воздействие на него лица, в результате которого транспортное средство перемещается в пространстве (вне зависимости от запуска двигателя). Действия лица, приравненного к пешеходу (п. 1.2 ПДД), например, ведущего мопед, мотоцикл, не могут расцениваться в качестве управления транспортным средством.
  • По ч. 2 ст. 12.3 КоАП РФ (Управление ТС водителем, не имеющим при себе страхового полиса ОСАГО) действия водителя подлежат квалификации в тех случаях, когда владелец транспортного средства выполнил установленную законом обязанность по страхованию и в качестве документа, удостоверяющего осуществление обязательного страхования, ему был выдан страховой полис на бланке. Если страховой полис был оформлен в виде электронного документа, непредъявление его водителем уполномоченному должностному лицу не образует объективную сторону состава административного правонарушения, предусмотренного данной нормой.
  • При квалификации действий водителя по ч. 2 ст. 12.13 или ч. 3 ст. 12.14 КоАП РФ (Невыполнение требования ПДД уступить дорогу ТС, пользующемуся преимущественным правом проезда перекрестков/преимущественным правом движения) судам необходимо учитывать, что водитель ТС, движущегося в нарушение ПДД по траектории, движение по которой не допускается (например, по обочине, во встречном направлении по дороге с односторонним движением), либо въехавшего на перекресток на запрещающий сигнал светофора, жест регулировщика, не имеет преимущественного права движения, и у других водителей (например, выезжающих с прилегающей территории или осуществляющих поворот) отсутствует обязанность уступить ему дорогу.
  • Действия лица, выехавшего на полосу, предназначенную для встречного движения, с соблюдением требований ПДД, однако завершившего данный маневр в нарушение указанных требований, подлежат квалификации по ч. 4 ст. 12.15 КоАП РФ.

При этом если водитель выехал на встречную полосу в нарушение требований дорожного знака или дорожной разметки, суд должен убедиться, что такие знак или разметка (в том числе временные) установлены/нанесены в соответствии с законодательством. При возникновении в ходе рассмотрения дела сомнений в законности установки тех или иных дорожных знаков и (или) нанесения той или иной дорожной разметки судьей может быть истребована соответствующая схема (проект).

  • За нарушение правил стоянки на тротуаре водителя ждет штраф по ч. 3 ст. 12.19 КоАП РФ. В то же время, если остановка или стоянка транспортного средства была осуществлена на территориях, на которые не распространяется действие раздела 12 ПДД (например, газон, детская площадка, иные объекты благоустройства), такие действия квалификации по ст. 12.19 КоАП РФ не подлежат. Административная ответственность за них может быть установлена законами субъектов РФ об административных правонарушениях.

Если же автомобиль размещен одновременно на тротуаре и газоне (ином объекте благоустройства), действия водителя (собственника (владельца) ТС (при фиксации административных правонарушений работающими в автоматическом режиме специальными техническими средствами, имеющими функции фото- и киносъемки, видеозаписи, либо работающими в автоматическом режиме средствами фото- и киносъемки, видеозаписи) подлежат квалификации как по ч. 3 ст. 12.19 КоАП РФ, так и по соответствующей норме закона субъекта РФ об административных правонарушениях, если такая ответственность им установлена.

Рассмотрен в постановлении и ряд иных не менее важных вопросов (что понимается под незаконной установкой знака "Инвалид"; как исчислять срок лишения прав водителей, которые уклоняются от сдачи удостоверения; что учитывать при рассмотрении дел о правонарушениях, связанных с управлением ТС водителем, находящимся в состоянии опьянения, и передачей управления ТС лицу, находящемуся в состоянии опьянения и т. д.).

Об актуальных изменениях в КС узнаете, став участником программы, разработанной совместно с АО "Сбербанк-АСТ". Слушателям, успешно освоившим программу, выдаются удостоверения установленного образца.


Программа разработана совместно с АО "Сбербанк-АСТ". Слушателям, успешно освоившим программу, выдаются удостоверения установленного образца.

Продукты и услуги Информационно-правовое обеспечение ПРАЙМ Документы ленты ПРАЙМ Постановление Верховного Суда РФ от 10 февраля 2017 г. N 82-АД17-1 Состоявшиеся судебные акты о привлечении водителя к административной ответственности за управление транспортным средством в состоянии алкогольного опьянения подлежат отмене в связи с недоказанностью обстоятельств, на основании которых были вынесены состоявшиеся по делу судебные постановления


Обзор документа

Постановление Верховного Суда РФ от 10 февраля 2017 г. N 82-АД17-1 Состоявшиеся судебные акты о привлечении водителя к административной ответственности за управление транспортным средством в состоянии алкогольного опьянения подлежат отмене в связи с недоказанностью обстоятельств, на основании которых были вынесены состоявшиеся по делу судебные постановления

Судья Верховного Суда Российской Федерации Никифоров С.Б.,

рассмотрев жалобу защитника Таскаева Р.С., действующего в интересах Жилякова В.Л., на вступившие в законную силу постановление мирового судьи судебного участка N 18 Мокроусовского судебного района Курганской области от 26 мая 2016 года, решение судьи Мокроусовского районного суда Курганской области от 14 июля 2016 года и постановление заместителя председателя Курганского областного суда от 26 сентября 2016 года, вынесенные в отношении Жилякова В.Д. по делу об административном правонарушении, предусмотренном частью 1 статьи 12.8 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, установил:

постановлением мирового судьи судебного участка N 18 Мокроусовского судебного района Курганской области от 30 мая 2016 года Жиляков В.Л. признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного частью 1 статьи 12.8 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, и подвергнут административному наказанию в виде административного штрафа в размере 30 000 рублей с лишением права управления транспортными средствами сроком на 2 года.

Решением судьи Мокроусовского районного суда Курганской области от 14 июля 2016 года, оставленным без изменения постановлением заместителя председателя Курганского областного суда от 26 сентября 2016 года постановление мирового судьи изменено, назначенное наказание в виде лишения права управления транспортными средствами снижено до 1 года 10 месяцев. В остальной части постановление мирового судьи оставлено без изменения.

В жалобе, поданной в Верховный Суд Российской Федерации, защитник Таскаев Р.С. ставит вопрос об отмене вынесенных по делу судебных актов и прекращении производства по делу.

Изучив материалы дела об административном правонарушении и доводы жалобы заявителя, прихожу к следующим выводам.

В силу абзаца 1 пункта 2.7 Правил дорожного движения Российской Федерации, утвержденных постановлением Совета Министров Правительства Российской Федерации от 23.10.1993 N 1090 (далее - Правила дорожного движения) (все нормы, цитируемые в настоящем постановлении, приведены в редакции, действующей на момент возникновения обстоятельств, послуживших основанием для привлечения Жилякова В.Л. к административной ответственности) водителю запрещается управлять транспортным средством в состоянии опьянения (алкогольного, наркотического или иного), под воздействием лекарственных препаратов, ухудшающих реакцию и внимание, в болезненном или утомленном состоянии, ставящем под угрозу безопасность движения.

В соответствии с частью 1 статьи 12.8 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях управление транспортным средством водителем, находящимся в состоянии опьянения, если такие действия не содержат уголовно наказуемого деяния, влечет наложение административного штрафа в размере тридцати тысяч рублей с лишением права управления транспортными средствами на срок от полутора до двух лет.

Согласно примечанию к данной статье, употребление веществ, вызывающих алкогольное или наркотическое опьянение, либо психотропных или иных вызывающих опьянение веществ запрещается. Административная ответственность, предусмотренная настоящей статьей и частью 3 статьи 12.27 настоящего Кодекса, наступает в случае установленного факта употребления вызывающих алкогольное опьянение веществ, который определяется наличием абсолютного этилового спирта в концентрации, превышающей возможную суммарную погрешность измерений, а именно 0,16 миллиграмма на один литр выдыхаемого воздуха, или в случае наличия наркотических средств или психотропных веществ в организме человека.

Основанием для привлечения к административной ответственности Жилякова В.Л. послужили изложенные в обжалуемых судебных актах выводы о том, что 17 апреля 2016 года в 20 часов 56 минут в районе дома 25 по улице Советской села Мокроусово Мокроусовского района Курганской области в нарушение пункта 2.7 Правил дорожного движения он управлял транспортным средством, государственный регистрационный знак . находясь в состоянии опьянения.

Однако с таким решением согласиться нельзя по следующим основаниям.

Исходя из положений части 1 статьи 1.6 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях обеспечение законности при применении мер административного принуждения предполагает не только наличие законных оснований для применения административного наказания, но и соблюдение установленного законом порядка привлечения лица к административной ответственности.

По делу об административном правонарушении, предусмотренном статьей 12.8 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, надлежит учитывать, что доказательствами состояния опьянения водителя являются акт освидетельствования на состояние алкогольного опьянения и (или) акт медицинского освидетельствования на состояние опьянения (пункт 7 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24 октября 2006 года N 18 "О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Особенной части Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях").

В силу части 1.1 статьи 27.12 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях лицо, которое управляет транспортным средством соответствующего вида и в отношении которого имеются достаточные основания полагать, что это лицо находится в состоянии опьянения, подлежит освидетельствованию на состояние алкогольного опьянения в соответствии с частью 6 данной статьи. При отказе от прохождения освидетельствования на состояние алкогольного опьянения либо несогласии указанного лица с результатами освидетельствования, а равно при наличии достаточных оснований полагать, что лицо находится в состоянии опьянения, и отрицательном результате освидетельствования на состояние алкогольного опьянения указанное лицо подлежит направлению на медицинское освидетельствование на состояние опьянения.

Как усматривается из материалов дела об административном правонарушении, основанием полагать, что водитель Жиляков В.Л. находится в состоянии опьянения, послужили выявленные у него сотрудником ДПС ГИБДД признаки опьянения - запах алкоголя изо рта, нарушение речи, неустойчивость позы (л.д. 6).

От прохождения освидетельствования на состояние алкогольного опьянения Жиляков В.Л. отказался (л.д. 6).

При этом сотрудником ДПС ГИБДД Жилякову В.Л. было предъявлено требование о прохождении медицинского освидетельствования на состояние опьянения, пройти которое он согласился (л.д. 6).

По результатам проведенного в отношении Жилякова В.Л. медицинского освидетельствования было вынесено заключение о его нахождении в состоянии опьянения, зафиксированное в акте медицинского освидетельствования на состояние опьянения лица, которое управляет транспортным средством, от 17 апреля 2016 года N 2, проведенного в Мокроусовской центральной районной больнице, врачом-наркологом Р. (л.д. 7).

Вместе с тем при составлении названного акта врачом-специалистом допущены нарушения требований Порядка проведения медицинского освидетельствования на состояние опьянения (алкогольного, наркотического или иного токсического), утвержденного приказом Министерства здравоохранения Российской Федерации от 18 декабря 2015 года N 933н, вступившего в силу, за исключением отдельных положений, с 26 марта 2016 года (далее - Порядок).

Подпунктом 1 пункта 5 Порядка определено, что медицинское освидетельствование проводится, в частности, в отношении лица, которое управляет транспортным средством, - на основании протокола о направлении на медицинское освидетельствование, составленного в соответствии с требованиями статьи 27.12 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях должностным лицом, которому предоставлено право государственного надзора и контроля за безопасностью движения и эксплуатации транспортного средства соответствующего вида.

Согласно пункту 8 Порядка в процессе проведения медицинского освидетельствования его результаты вносятся в Акт медицинского освидетельствования на состояние опьянения (алкогольного, наркотического или иного токсического), форма которого предусмотрена приложением N 2 к указанному приказу (далее - Акт).

В силу пункта 9 Порядка после указания в Акте персональных данных освидетельствуемого проведение медицинского освидетельствования во всех случаях начинается с первого исследования выдыхаемого воздуха на наличие алкоголя, после которого врачом-специалистом (фельдшером) производится сбор жалоб, анамнеза и осмотр в целях выявления клинических признаков опьянения, предусмотренных приложением N 2 к Порядку.

Положительным результатом исследования выдыхаемого воздуха считается наличие абсолютного этилового спирта в концентрации, превышающей возможную суммарную погрешность измерений, а именно 0,16 миллиграмма на один литр выдыхаемого воздуха. При положительном результате первого исследования выдыхаемого воздуха через 15-20 минут после первого исследования проводится повторное исследование выдыхаемого воздуха.

В соответствии с первым абзацем пункта 12 Порядка при медицинском освидетельствовании лиц, указанных в подпункте 1 пункта 5 Порядка, отбор биологического объекта (моча, кровь) для направления на химико-токсикологические исследования осуществляется вне зависимости от результатов исследований выдыхаемого воздуха на наличие алкоголя.

Согласно пункту 15 Порядка медицинское заключение "установлено состояние опьянения" выносится в случае освидетельствовании лиц, указанных в подпункте 1 пункта 5 Порядка, при положительном результате повторного исследования выдыхаемого воздуха на наличие алкоголя или при обнаружении по результатам химико-токсикологических исследований в пробе биологического объекта одного или нескольких наркотических средств и (или) психотропных веществ.

Из содержания пунктов 15.1.1 и 15.2 акта медицинского освидетельствования на состояние опьянения лица, которое управляет транспортным средством, от 17 апреля 2016 N 2 следует, что исследование проводилось с применением Alcotest 6510 заводской номер ARXH-1198, дата поверки 29 декабря 2015 года. Результат исследования составил при первом исследовании - 1,84 о/оо, при повторном - 1,87 о/оо.

Следовательно, результаты исследований, проведенных вышеуказанным средством измерения, зафиксированы в акте в промилле вместо миллиграммов на литр выдыхаемого воздуха, в связи с чем не могут служить основанием для вывода о наличии у Жилякова В.Л. состояния опьянения в смысле, придаваемом этому понятию в диспозиции части 1 статьи 12.8 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.

Более того, исходя из приведенных выше положений Инструкции, забор биологического объекта осуществляется вне зависимости от результатов исследований выдыхаемого воздуха на наличие алкоголя.

Согласно пункту 16 акта медицинского освидетельствования лабораторное исследование биологических средств Жилякова В.Л. не проводилось.

Изложенные обстоятельства свидетельствуют о том, что медицинское освидетельствование на состояние опьянения проведено медицинским работником без соблюдения требований Порядка. Заключение о нахождении Жилякова В.Л. в состоянии опьянения фактически сделано на основании клинических признаков опьянения, что не было принято во внимание и должной правовой оценки по правилам статьи 26.11 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях при рассмотрении дела мировым судьей не получило.

В решении районного суда указано, что результаты исследования не могут служить основанием для вывода о наличии у Жилякова В.Л. состояния опьянения, однако судьей сделан вывод, что нахождение последнего в состоянии опьянения подтвержден иными доказательствами, в том числе показаниями свидетелей.

Вывод судьи районного суда противоречит названным нормам закона.

Допущенным нарушениям установленного Порядка проведения в отношении Жилякова В.Л. медицинского освидетельствования на состояние опьянения не дана оценка, и при рассмотрении заместителем председателя Курганского областного суда жалобы на вступившие в законную силу судебные акты.

Из содержания частей 1 и 4 статьи 1.5 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях следует, что лицо подлежит административной ответственности только за те административные правонарушения, в отношении которых установлена его вина, а неустранимые сомнения в виновности лица, привлекаемого к административной ответственности, толкуются в пользу этого лица.

При изложенных данных и с учетом приведенных выше положений частей 1 и 4 статьи 1.5 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях невозможно прийти к безусловному выводу о том, что наличие состава вменяемого Жилякову В.Л. административного правонарушения в его действиях является доказанным.

В соответствии с пунктом 4 части 2 статьи 30.17 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях по результатам рассмотрения жалобы, протеста на вступившие в законную силу постановление по делу об административном правонарушении, решения по результатам рассмотрения жалоб, протестов выносится решение об отмене постановления по делу об административном правонарушении, решения по результатам рассмотрения жалобы, протеста и о прекращении производства по делу при наличии хотя бы одного из обстоятельств, предусмотренных статьями 2.9, 24.5 названного Кодекса, а также при недоказанности обстоятельств, на основании которых были вынесены указанные постановление, решение.

При таких обстоятельствах постановление мирового судьи судебного участка N 18 Мокроусовского судебного района Курганской области от 26 мая 2016 года, решение судьи Мокроусовского районного суда Курганской области от 14 июля 2016 года и постановление заместителя председателя Курганского областного суда от 26 сентября 2016 года, вынесенные в отношении Жилякова В.Л. по делу об административном правонарушении, предусмотренном частью 1 статьи 12.8 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, подлежат отмене.

Производство по делу об административном правонарушении подлежит прекращению на основании пункта 4 части 2 статьи 30.17 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях в связи с недоказанностью обстоятельств, на основании которых вынесены постановления по настоящему делу.

На основании изложенного, руководствуясь статьями 30.13 и 30.17 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, постановил:

жалобу защитника Таскаева Р.С., действующего в интересах Жилякова В.Л., удовлетворить.

Постановление мирового судьи судебного участка N 18 Мокроусовского судебного района Курганской области от 26 мая 2016 года, решение судьи Мокроусовского районного суда Курганской области от 14 июля 2016 года и постановление заместителя председателя Курганского областного суда от 26 сентября 2016 года, вынесенные в отношении Жилякова В.Л. по делу об административном правонарушении, предусмотренном частью 1 статьи 12.8 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, отменить.

Производство по данному делу об административном правонарушении прекратить на основании пункта 4 части 2 статьи 30.17 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.

Судья Верховного Суда Российской Федерации С.Б. Никифоров

Обзор документа

В деле о привлечении водителя к ответственности по КоАП РФ за управление транспортом в состоянии алкогольного опьянения ВС РФ установил сразу несколько нарушений.

Так, в акте медосвидетельствования на состояние опьянения результаты исследований с применением алкотестера были зафиксированы в промилле (вместо миллиграммов на литр выдыхаемого воздуха, как этого требует Порядок проведения медосвидетельствования).

Как подчеркнул ВС РФ, подобные результаты не могут служить основанием для вывода о наличии у лица состояния опьянения в смысле, придаваемом этому понятию в диспозиции вменяемого правонарушения.

Кроме того, ВС РФ указал, что забор биологического объекта должен проводиться вне зависимости от результатов исследований выдыхаемого воздуха на наличие алкоголя.

Для просмотра актуального текста документа и получения полной информации о вступлении в силу, изменениях и порядке применения документа, воспользуйтесь поиском в Интернет-версии системы ГАРАНТ:

Содержание публикации:

  • Определение понятия "водитель" в законодательстве РФ
  • Верховный Суд РФ о том, кто признается водителем

Определение понятия "водитель" в законодательстве РФ

Законодательство РФ содержит следующие нормы права, содержащие определение понятия "водитель".

Водитель транспортного средства - лицо, управляющее транспортным средством (в том числе обучающее управлению транспортным средством). Водитель может управлять транспортным средством в личных целях либо в качестве работника или индивидуального предпринимателя (статья 2 Федерального закона от 10.12.1995 N 196-ФЗ (в ред. от 27.12.2018) "О безопасности дорожного движения").

Водитель - лицо, управляющее каким-либо транспортным средством, погонщик, ведущий по дороге вьючных, верховых животных или стадо. К водителю приравнивается обучающий вождению (п. 1.2 Правил дорожного движения).

Водитель - лицо, управляющее транспортным средством. При обучении управлению транспортным средством водителем считается обучающее лицо (статья 1 Федерального закона от 25.04.2002 N 40-ФЗ (в ред. от 18.12.2018) "Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств".

Исходя из приведенных норм права, водителем является:

  • лицо, управляющее транспортным средством (механическим или немеханическим), будь то автомобиль, мотоцикл, трамвай, троллейбус, трактор, гужевая повозка, мопед или велосипед;
  • лицо, обучающее управлению транспортным средством;
  • погонщик, ведущий по дороге вьючных, верховых животных или стадо.

Дополнительные требования к определенным категориям водителей содержатся в разделах 24 и 25 ПДД, они касаются особенностей движения велосипедов, мопедов, гужевых повозок, саней и прогона животных.

Верховный Суд РФ о том, кто признается водителем

Согласно разъяснениям, изложенным в пункте 1 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 25.06.2019 N 20 "О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при рассмотрении дел об административных правонарушениях, предусмотренных главой 12 КоАП РФ", при рассмотрении дел об административных правонарушениях, предусмотренных главой 12 КоАП РФ водителем признается:

  • Автострахование
  • Жилищные споры
  • Земельные споры
  • Административное право
  • Участие в долевом строительстве
  • Семейные споры
  • Гражданское право, ГК РФ
  • Защита прав потребителей
  • Трудовые споры, пенсии

Содержание публикации:

  • "Управление" припаркованным транспортным средством. В судебной практике возможно все!
  • Термин "управление транспортным средством" в законодательстве РФ
  • В каком случае можно считать, что лицо управляет транспортным средством?
  • Определение понятия "управлять" в словарях
  • Определение понятия "управление транспортным средством"
  • "Управление транспортным средством" в разъяснениях Верховного Суда РФ

"Управление" припаркованным транспортным средством. В судебной практике возможно все!

В судебной практике можно встреть самые невероятные трактовки понятия "управление транспортным средством". Такая ситуация вызвана отсутствием закрепления данного термина в законодательстве РФ, о чем речь пойдет ниже. Последствием отсутствия указанного понятия в законодательстве нередко является необоснованное привлечение лица к административной ответственности по соответствующей статье КоАП РФ. Если же речь идет о вменении лицу правонарушения, предусмотренного статьей 12.8 КоАП РФ "Управление транспортным средством водителем, находящимся в состоянии опьянения…", то, кроме того, что лицу грозит наказание в виде лишения прав, так еще и фактически действует презумпция виновности такого "нарушителя". Другими словами, аргументы привлекаемого к административной ответственности лица о том, что он никуда не ездил и находился в салоне автомобиля без намерения куда-либо ехать, суд отвергнет как несостоятельные и сочтет, что поскольку "сидел в салоне, то имел намерение начать движение".

Или другой пример: к моменту приезда сотрудников ДПС гражданин находился в состоянии алкогольного опьянения в салоне своего автомобиля. Алкоголь он принял уже после того, как припарковал свой автомобиль на парковке во дворе дома, что подтверждают и свидетели. Такие объяснения суд отвергает как несостоятельные, несмотря на то, что в деле отсутствуют доказательства того, что данный гражданин именно управлял автомобилем уже будучи в состоянии опъянения.

Рекомендуем определения понятий по теме:

    - это .. Определение понятия, категории, виды транспортного средства – это .. Определение понятия, судебная практика , водитель – это … Определение понятия

Термин "управление транспортным средством" в законодательстве РФ

Легальное определение понятие "управления транспортным средством" в российском законодательстве на сегодняшний день отсутствует.

При этом, глава 12 КоАП РФ, посвященная административным правонарушениям в области дорожного движения, включает целый ряд составов правонарушений, содержащих термин "управление транспортным средством", например:

Термин "управление транспортным средством" используется также в Федеральном законе от 10.12.1995 N 196-ФЗ "О безопасности дорожного движения", Правилах дорожного движения, Постановлении Правительства Российской Федерации от 24.10.2014 N 1097 "О допуске к управлению транспортными средствами" и прочих нормативных актах.

Однако ни один из указанных актов не содержит определение понятия "управление транспортным средством", соответственно, на законодательном уровне не определены признаки данного понятия, что дает возможность для его широкого (произвольного) толкования судами и должностными лицами правоохранительных органов. Это, в свою очередь, приводит к нарушению законности при рассмотрении соответствующих дел в порядке административного производства.

В каком случае можно считать, что лицо управляет транспортным средством?

В каком случае и с какого момента (из приведенных ниже действий) можно считать, что лицо приступило к управлению транспортным средством? Варианты:

  • Открывание двери транспортного средства дистанционного (с помощью пульта);
  • Запуск двигателя транспортного средства дистанционного (с помощью пульта);
  • Открывание двери транспортного средства ключем ("вручную");
  • Посадка водителя (или третьего лица) на водительское кресло автомобиля;
  • Запуск водителем, находящимся в водительском кресле, двигателя транспортного средства.
  • Переключение реле работы стеклоочистителей, включение работы световых элементов, обогрева, кондиционера и т.д.

Правильный ответ: ни в каком из приведенных случаев лицо не управляет транспортным средством, соответственно, не может быть привлечено к административной ответственности по любой статье КоАП РФ за "управление транспортным средством…"

Дело в том, что термин "управлять" не тождественен термину "использовать" (извлекать иные полезные свойства). Не управляя автомобилем, можно его использовать в иных целях, например, слушать в салоне музыку, пользоваться системой обогрева, кондиционирования и т.д.). Такого рода использование транспортного средства не запрещено законодательством РФ, более того, для этого не требуется получения специального права (право на управление ТС).

Определение понятия "управлять" в словарях

Управлять - направлять ход, движение кого-чего-н. Управлять кораблем. Управлять конём… (Толковый словарь Ожегова. С.И. Ожегов, Н.Ю. Шведова. 1949-1992).

Управлять - приводить в движение, направлять ход, действие кого-либо, чего-либо, пользуясь механизмами, специальными приспособлениями (Ефремова. Новый толково-словообразовательный словарь русского языка Ефремовой. 2012).

Как видим, термин "управление", прежде всего, означает приведение в движение, начало движения.

Определение понятия "управление транспортным средством"

Вышеназванное значение термина "управления" нашло отражение в законодательстве Республики Беларусь. Согласно пункту 2.74 Правил дорожного движения Республики Беларусь, "управление транспортным средством - воздействие на органы управления транспортного средства, приведшее к изменению его положения относительно первоначального".

Таким образом, следует согласиться с авторами, предлагающими следующие варианты определения понятия "управление транспортным средством":

Управлением транспортным средством - активное воздействие водителем на элементы системы управления транспортным средством, предназначенные для его движения и приводящие к очевидному, хоть и малозначительному, изменению его положения относительно первоначального.

Управление транспортным средством - это осуществление водителем (или иным лицом), находящимся внутри транспортного средства, таких действий с рычагами и приборами управления, в результате которых оно начало движение с места стоянки или остановки, вне зависимости от величины пройденного при этом пути. Подготовительные действия, такие, как открывание дверей салона (кабины), включение зажигания, запуск двигателя, проверка освещения, не являются управлением транспортным средством по смыслу административного законодательства о дорожных правонарушениях.

"Управление транспортным средством" в разъяснениях Верховного Суда РФ

В июне 2019 года Верховный Суд сделал попытку дать определение понятию "управление транспортным средством", указав на ключевой момент о необходимости такого признака как перемещение в пространстве. При этом, факт запуска двигателя, как указал ВС РФ не имеет значения. Так, в п. 2 упомянутого Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 25.06.2019 N 20 указано следующее:

"При рассмотрении дел об административных правонарушениях в области дорожного движения необходимо учитывать, что управление транспортным средством представляет собой целенаправленное воздействие на него лица, в результате которого транспортное средство перемещается в пространстве (вне зависимости от запуска двигателя). Действия лица, приравненного к пешеходу (пункт 1.2 ПДД РФ), например, ведущего мопед, мотоцикл, не могут расцениваться в качестве управления транспортным средством".

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: