Участие адвоката в примирительных процедурах в арбитражном процессе

Обновлено: 29.11.2022

(введена Федеральным законом от 26.07.2019 N 197-ФЗ)

1. Стороны вправе урегулировать спор путем использования примирительной процедуры с участием судебного примирителя (судебное примирение).

2. Судебное примирение осуществляется на основе принципов независимости, беспристрастности и добросовестности судебного примирителя.

Порядок проведения судебного примирения и требования к судебному примирителю определяются настоящим Кодексом и Регламентом проведения судебного примирения, утверждаемым Верховным Судом Российской Федерации.

3. Судебным примирителем является судья в отставке. Список судебных примирителей формируется и утверждается Пленумом Верховного Суда Российской Федерации на основе предложений арбитражных судов о кандидатурах судебных примирителей из числа судей в отставке, изъявивших желание выступать в качестве судебного примирителя.

Судебный примиритель участвует в процедуре судебного примирения с учетом положений настоящего Кодекса и законодательства о статусе судей в Российской Федерации.

4. Кандидатура судебного примирителя определяется по взаимному согласию сторон из списка судебных примирителей и утверждается определением суда.

5. В целях соотнесения и сближения позиций сторон по делу и выявления дополнительных возможностей для урегулирования спора с учетом интересов сторон, оказания им содействия в достижении взаимоприемлемого результата примирения, основанного также на понимании и оценке сторонами обоснованности заявленных требований и возражений, судебный примиритель вправе вести переговоры со сторонами, другими лицами, участвующими в деле, изучать представленные сторонами документы, знакомиться с материалами дела с согласия арбитражного суда и осуществлять другие действия, необходимые для эффективного урегулирования спора и предусмотренные Регламентом проведения судебного примирения, в том числе давать сторонам рекомендации в целях скорейшего урегулирования спора и сохранения между сторонами деловых отношений.

Судебный примиритель не является участником судебного разбирательства и не вправе совершать действия, влекущие за собой возникновение, изменение либо прекращение прав или обязанностей лиц, участвующих в деле, и других участников арбитражного процесса.

Судья вправе запросить информацию о ходе примирительной процедуры не чаще чем один раз в четырнадцать календарных дней.

6. Порядок и условия оплаты труда судей, пребывающих в отставке и осуществляющих функции судебных примирителей, определяются Правительством Российской Федерации.


13 февраля в рамках XVII Международной научно-практической конференции «Ковалевские чтения» прошла пленарная сессия «Примирение в праве: компромисс или уступка?», в ходе которой ученые-правоведы и юристы-практики обсудили возможности применения примирительных процедур и степень вмешательства государства в отношения конфликтующих сторон, сообщает пресс-служба Федеральной палаты адвокатов.

Модератором сессии выступил председатель Совета партнеров Адвокатского бюро LOYS, старший преподаватель кафедры уголовного права УрГЮУ Денис Пучков. Он предложил спикерам рассмотреть различные аспекты разрешения в том числе уголовных конфликтов, начав при этом с учета в процедуре примирения интересов потерпевшего. Второй модератор – заведующий отделом научно-практического центра проблем укрепления законности и правопорядка Генеральной прокуратуры Республики Беларусь Владимир Хомич отметил, что одним из способов волевого регулирования является право, содержащее элементы принуждения и насилия. Но право – это также то, о чем люди договариваются. Задав вопрос, почему же реальное право не выполняет свою функцию примирения, Владимир Хомич предложил «вернуться к человеческим истокам правоприменения и коммуникации».

Генри Резник поставил вопросы о достижимости таких целей, как восстановление социальной справедливости и предупреждение преступности. Особенно в тех реалиях, когда Уголовный кодекс направлен только на наказание, когда признается «антиобщественная установка совершившего преступление», а попытки выйти на истинные причины преступности даже не предпринимаются. Спикер указал, что преступник не является носителем особых качеств, как правило, преступление – это реакция человека на условия жизни. «Безусловной целью социального и нравственного государства является минимизация уголовной репрессии», – подчеркнул он, добавив, что поэтому необходима минимизация уголовного наказания.

«От задачи противостояния преступности мы перешли к охране прав и интересов потерпевшего», – заявил вице-президент ФПА. При таком подходе возможность примирения является продуктом осознания скромной роли наказания и предвестником восстановительного правосудия.

Директор Института бихевиористских наук Глобального университета имени Ом Пракаш Джиндала, директор «Центра инновационного лидерства и изменений», «Центра виктимологии и психологических исследований» Санджив Сахни в начале своего выступления констатировал, что криминальная психология пытается прежде всего исследовать причины агрессии, приводящей к преступлениям, но практически нигде в мире не исследуется психологическое состояние жертвы.

Рассказывая о судебной системе Индии, спикер отметил, что независимо от числа судов и правоохранительных органов, их будет недостаточно для удовлетворения потребности общества в снижении криминальной обстановки. К тому же существующие органы правопорядка далеки от совершенства, добавил он. Санджив Сахни также сообщил, что доля незанятых вакансий в судах Индии достигает 30%, из-за этого некоторые уголовные дела рассматриваются десятки лет, что наносит жертвам преступлений еще одну моральную травму. Что касается примирения, то оно, по мнению спикера, не всегда может достичь желаемого результата, не всегда люди доверяют юристам, которые берутся разрешать споры, к тому же на медиативные процедуры уходит очень много времени.

Заведующий кафедрой криминологии и уголовно-исполнительного права МГЮА, заместитель председателя Научно-консультативного совета при ФПА РФ Игорь Мацкевич отметил, что при всей важности виктимологии необходимо изучать прежде всего личность преступника. Изменение условий жизни, научно-технический прогресс, появление искусственного интеллекта влияют на личность преступника, которая за последнее время изменилась радикально.

По мнению спикера, в современном мире насилие становится непременным атрибутом преступления и даже образом жизни преступника, постепенно превращающегося из медийной персоны в медийного законодателя. Государство совершенно не готово к встрече с ним, отметил ученый, не способно разумно оценить преступника нового типа и общество. Не случайно террористу, убившему несколько десятков людей, Андерсу Брейвику приходит по почте все больше объяснений в любви, добавил он. Игорь Мацкевич сделал прогноз, что в недалеком будущем именно «позитивный социопат будет решать те проблемы, которые государство не в силах решить, чтобы защитить жертву».

Заместитель министра юстиции РФ Денис Новак рассказал о планах Правительства РФ по развитию законодательства о медиации. Снижение конфликтности в обществе он назвал одной из приоритетных задач государства. Гражданин должен иметь возможность воспользоваться не только традиционными, но и альтернативными механизмами урегулирования спора. Именно они будут приобретать все большую популярность, так как позволяют не выносить личные проблемы на всеобщее обозрение.

Эксперты обсуждают поправки Верховного Суда в Налоговый кодекс РФ в связи с совершенствованием примирительных процедур

Денис Новак напомнил, что принятый в 2019 г. Закон о развитии примирительных процедур ввел фигуру судебного примирителя, уже утвержден первый список таких примирителей. Но параллельно законодателю следует подумать и о развитии медиации. Существующие сейчас нормы о медиации нуждаются в совершенствовании, полагает спикер, поскольку сейчас позволяют суду не учитывать заключенное медиативное соглашение. Необходимо усилить значение медиативных оговорок. В частности, подготовленный Минюстом законопроект предусматривает внесение изменений в процессуальные кодексы, где появится обязанность обратиться к медиации, если в заключенном сторонами договоре имеется соответствующая оговорка и одна из сторон настаивает на ее применении. Также готовится законопроект о развитии примирительных процедур в отношении несовершеннолетних.

Представители деловых кругов, по словам заместителя министра юстиции РФ, сетуют на недостаток информации об имеющихся медиаторах и предлагают создать специальный государственный ресурс, содержащий такие сведения в открытом доступе. Денис Новак упомянул о «рывке» в развитии медиации с использованием института нотариата и назвал позитивным начавшийся процесс взаимодействия нотариусов с медиаторами. Он также обратил внимание на то, что теперь медиативное соглашение, удостоверенное нотариально, приобретает силу исполнительного документа.

Председатель Арбитражного суда Уральского округа Ирина Решетникова рассказала о процедурах примирения в арбитражном правосудии. Она заявила, что в ХХI в. в гражданском процессе намечается тенденция развития примирительных процедур, однако она еще не популярна: в настоящее время мировыми соглашениями в арбитражных судах заканчивается 2% дел, в судах общей юрисдикции – 0,7%, в административных делах – 0,01%.

Перенос споров из суда в другие инстанции, по ее словам, вызван не только интересом самих судов к процедуре примирения, но также добровольностью, бесплатностью и конфиденциальностью этой процедуры для сторон конфликта. Она сообщила, что Верховный Суд утвердил регламент судебных процедур и составил список примирителей. Однако в первом списке предусмотрено всего 5 судебных примирителей на каждый субъект РФ. Этого может быть недостаточно, считает спикер.

По мнению Ирины Решетниковой, если в семейных спорах медиаторами могут быть не только юристы, то во всех арбитражных спорах примирителем должен быть профессиональный юрист, поэтому выбор бывших судей здесь представляется оправданным. Она выразила надежду, что судебное примирение будет хорошим подспорьем для разрешения как экономических, так и других споров.

Президент Федеральной палаты адвокатов Юрий Пилипенко, говоря о месте и функциях адвоката в процедуре примирения, отметил, что адвокат должен помнить о своей роли независимого советника по праву. Однако, по его мнению, некоторые адвокаты, особенно молодые, «часто принимают на себя всю боль своих доверителей и отождествляют себя со своим клиентом, становясь субъектом конфликта. И это неправильно». Адвокаты должны уметь держать дистанцию со своими доверителями, «это необходимо хотя бы потому, что делает нашу профессию более безопасной», – пояснил спикер.

Готовы ли адвокаты активно участвовать в процессе примирения? Отвечая на собственный вопрос, Юрий Пилипенко констатировал, что хотя ст. 7 Кодекса профессиональной этики адвоката обязывает к этому, большинство адвокатов не готовы к этому. Он пояснил, что помимо того, что еще не все они в достаточной степени владеют необходимыми для этого инструментами, есть и другие причины. В частности, сами доверители нередко требуют от адвоката только «чистой победы», полного разгрома противоположной стороны. Тем не менее ФПА, отметил Юрий Пилипенко, должна усилить работу по повышению уровня подготовки адвокатов к участию в примирительных процедурах.

Кроме того, президент ФПА указал, что, согласно статистике, число уголовных дел в стране за последние годы существенно снизилось, и адвокаты, как представители одной из самых гуманных профессий, относятся к этому положительно. «В то же время хотелось бы, чтобы с учетом снижения уровня преступности и осуществления политики декриминализации, которую успешно проводит Верховный Суд, российским адвокатам нашлось чем заниматься, чтобы они были по-прежнему полезны обществу, чтобы их профессия была по-прежнему востребована, а интересы граждан с их помощью были все более защищены».

Федеральная палата адвокатов предлагает включить в нее положение о том, что адвокатура является независимой самоуправляемой частью правосудия, функции и организация которой определяются федеральным законом

По просьбе Дениса Пучкова Юрий Пилипенко высказал свое отношение к предложенным поправкам в Конституцию РФ, заявив, что в гл. 7 Конституции РФ следовало бы прописать роль и место российской адвокатуры. В этой главе речь идет о правосудии, которое не может функционировать без института адвокатуры. Принцип состязательности, являющийся базовым для российского правосудия, невозможно реализовать без участия адвокатов. Невозможен без участия защитников и суд присяжных. «Российская адвокатура достойна того, чтобы быть как минимум упомянутой в 7 главе Конституции РФ», – считает он.

Заведующий кафедрой гражданского процесса УрГЮУ, президент Нотариальной палаты Свердловской области Владимир Ярков говорил о концептуальных проблемах развития института медиации, остановившись главным образом на нотариальной медиации. Накопленный нотариатом за последнее десятилетие опыт позволил в прошлом году внести в законодательство изменения, расширяющие участие нотариуса в медиативных процедурах.

Для нотариуса участие в согласительных процедурах – это оказание квалифицированной юридической помощи, подчеркнул Владимир Ярков. Судебные процедуры все больше уходят в интернет-пространство, где судья в принципе не видит представителей сторон. При медиации люди хотят, чтобы их выслушали, выяснили их позицию, что в принципе свойственно профессии нотариуса, нередко выполняющего функции «юридического исповедника». В силу закона нотариус должен быть беспристрастным, учитывать интересы всех сторон, участвующих в совершении нотариального действия, соблюдать нотариальную тайну. Следовательно, он готов при участии медиатора эффективно выполнять свою часть работы, предусмотренной Федеральным законом об альтернативной процедуре урегулирования споров с участием посредника, при этом нотариальное удостоверение придает исполнительную силу медиативному соглашению.

В завершение сессии заместитель председателя Комитета Совета Федерации по конституционному законодательству и государственному строительству Александр Башкин отметил, что возможность примирения заложена в Конституции РФ, предусматривающей защиту прав человека государством и право гражданина защищать свои права самостоятельно. Нужно найти новые пути разрешения споров, что и пытается делать законодатель. Насколько возможно вводить процедуры примирения в различные сферы, в том числе уголовную, везде ли они могут быть эффективными? Ответы на эти вопросы законодатель ждет от ученых и практиков, в том числе выступавших на данной конференции, заявил сенатор.

Медиатор – конкурент или помощник? Как заработать на этом деньги? Я уже медиатор, если заключаю мировые соглашения?

Смольянникова Екатерина

Такими вопросами задается каждый адвокат, который сталкивается с этой темой, но немногие ищут на них ответы у своих коллег – медиаторов, хотя именно так и следовало бы сделать. Часто кажется, что вопросы межличностного общения и разрешения конфликтов – это то, чем каждый из нас занимается ежедневно, поэтому ничего нового там быть не может. Встречается мнение, что адвокат не может обращаться к медиации, ведь он представляет своего клиента, занимается восстановлением его нарушенного права, а поэтому никакого общения со второй стороной, а уж тем более учитывания ее интересов, быть не может.

Кодекс профессиональной этики обязывает адвоката принять все возможные меры для разрешения спора клиента мирным путем, что, безусловно, включает обращение к медиации. И более того – разрешает совмещать деятельность адвоката и медиатора. Попробуем разобраться, почему важны эти отсылки к мирному урегулированию спора для адвоката.

Человек, обратившийся за помощью к адвокату, чаще всего является участником длинной и запутанной истории, в которой присутствует масса негативных эмоций. Адвокат для него – последний шанс все наладить и получить то, что ему надо. При этом правовой аспект – только часть всех проблем, с которыми клиент живет каждый день, пытаясь разрешить сложившуюся ситуацию. Многие адвокаты сталкивались с таким явлением, как профессиональное выгорание, вызванное избытком клиентских эмоций, с которыми приходится разбираться. Постоянное нахождение «в жерле вулкана» делает свое дело.

Обращение к медиатору может быть полезно адвокату и его клиенту несколькими аспектами. Прежде всего, эта переговорная техника снимает эмоциональную составляющую конфликта. Это помогает адвокату – как в случае удачной медиации, в ходе которой стороны смогли сами договориться и прийти к взаимовыгодному решению, так и в случае, если решение не было найдено: тогда клиент четко понимает, что ему надо, тяжелый эмоциональный аспект уходит. Адвокат не участвует в этом процессе, у него освобождаются время и силы.

Каким бы специалистом в конфликтах ни считал себя адвокат, не стоит забывать, что хозяином ситуации является только клиент и только он знает, что на самом деле ему нужно. На этом постулате построена медиация, в рамках которой стороны сами находят решение, устраивающее их. Это может быть самое неожиданное решение, которое не придет в голову третьим лицам, но именно оно решит вопрос. В результате проблемная ситуация уйдет как таковая, а это значит, что стороны сами будут исполнять решение, ведь они сами так решили. Таким образом адвокат получает клиента, не просто выигравшего судебный процесс, а полностью разрешившего кризисную ситуацию. А ведь именно за этим он и обращается, когда решает найти адвоката. В итоге адвокат, принявший участие в медиации, получает, как говорят маркетологи, «клиента на всю жизнь». Стоит также отметить, что совместная работа над эмоциями, опыт в попытке самостоятельно разрешить конфликт сближают представителей одной стороны. Участие адвоката и клиента в медиации выстраивает более доверительные отношения, что выгодно обоим, в том числе в случае, если медиация не привела к разрешению спора, и участники обратились к судебному разбирательству.

Так где же место адвоката в медиации? Медиация – это четко структурированная переговорная технология, в которой медиатор отвечает за сам процесс, но решение принимают стороны. Для проведения результативной процедуры медиатор делает все возможное, чтобы в процессе участвовали лица, непосредственно принимающие окончательное решение.

В Комнату примирения, работающую в Арбитражном суде г. Москвы, обратились адвокаты сторон, более четырех лет представлявшие своих клиентов в большом количестве судебных процессов. На момент обращения они ждали решения арбитражного суда с тем, чтобы продолжить спор в суде общей юрисдикции. Их клиенты – муж и жена, разделившие после развода все, кроме одного юридического лица. Бывшие супруги общались только через адвокатов, которые в свою очередь так глубоко прониклись историей своих клиентов, что друг с другом общались также эмоционально.

Первые несколько встреч медиатор проводил с адвокатами сторон. На встречах обсуждалась возможность и целесообразность проведения процедуры. Было решено, что работа возможна, но только по отдельности с каждой из сторон. Следующие несколько встреч проводились с каждой стороной в присутствии адвоката. После того как участники начали доверять медиатору и самой процедуры, работа продолжилась без адвокатов. Когда стороны смогли договориться о главном – их готовности найти общее и взаимовыгодное решение, адвокаты вернулись в процедуру в качестве консультантов по условиям медиативного соглашения.

Этот пример показывает возможности участия адвоката в процедуре. На начальном этапе, когда люди находятся в конфликте, но они, наконец, нашли поддержку, присутствие адвоката помогает и процедуре, и медиатору. Хотя в этом случае медиатору приходится работать не только со стороной спора, но и с опасениями и недоверием ее представителя.

В связи с этим есть несколько сложных аспектов для медиатора: доверие адвоката медиатору и процедуре; наличие или отсутствие доверия у адвоката клиенту в том, что он способен разрешить проблему сам; боязнь адвоката потерять клиента, ощущение, что время, проведенное у медиатора, могло быть оплачено адвокату за его работу в суде.

Однако необходимо учитывать, что то время, которое клиент проводит у медиатора, разбираясь в тонкостях ситуации и своего к ним отношения, адвокат получает в качестве главного своего ресурса – свободного времени. Также не стоит забывать о втором, более важном, этапе участия адвокатов в процедуре – составлении медиативного соглашения, которое является не только возможной, но и необходимой формой участия в процедуре. Особенно это касается споров, находящихся на рассмотрении в суде, или которые потенциально могут туда попасть.

В одном из российских регионов проводился эксперимент, где все участвовавшие медиаторы были психологами и при составлении соглашения юристы к работе не привлекались. Все дела были направлены на медиацию судьями, и когда стороны возвращались с подписанным медиативным соглашением с просьбой утвердить его в качестве мирового, судьи хватались за голову, поскольку представленное соглашение было совершенно неприменимо в суде. Таким образом, все, достигнутое на медиации, не имело смысла, была обесценена работа сторон и медиатора. Безусловно, в большинстве случаев в правовых спорах медиатор – юрист, но стоит помнить, что он не имеет права консультировать стороны по юридическим вопросам в соответствии с законом, поэтому так ценна работа адвоката на этом этапе.

Вопрос о том, как оплачивается такое участие адвоката, решает каждый для себя сам: это может быть почасовая оплата или фиксированная сумма за участие в составлении медиативного соглашения или любая другая форма.

В настоящее время в законе определяется две формы работы медиатором: на профессиональной и непрофессиональной основе. Согласно п. 3 ст. 16 Федерального закона «Об альтернативной процедуре урегулирования споров с участием посредника (процедуре медиации)» «процедура медиации по спорам, переданным на рассмотрение суда или третейского суда до начала проведения процедуры медиации, может проводиться только медиаторами, осуществляющими свою деятельность на профессиональной основе». Таким образом законодатель разрешает непрофессиональным медиаторам, т.е. не получившим дополнительное профессиональное образование, проводить процедуры в спорах, не переданных на рассмотрение судом. Хотя в настоящее время ведется дискуссия о необходимости ограничить действие закона только на профессиональных медиаторов, это показывает, что среди профессионалов в разных областях есть люди, способные «примирить стороны», и закон дает им возможность делать это, использую инструменты в нем закрепленные. Но стоит учитывать, что многие из таких переговоров не являются медиацией с точки зрения самой процедуры. Это, безусловно, не принижает ценности достигнутых соглашений, медиация – только одна из переговорных технологий, коих масса. Тем не менее участие в рамках судебного процесса ограничено возможностью проведения именно профессиональной медиации.

Медиация, как уже говорилось, – это структурированный метод, хоть и гибкий, представляющий широкие возможности для поиска решения, которое оставит всех довольными, включая стороны, привлеченных юристов, адвокатов, третьи лица. Для успеха необходимо доверие процедуре, медиатору, готовность сторон взять на себя ответственность за решение своих проблем, а адвокатов позволить клиенту найти мирное решение.

Общие вопросы примирения сторон в арбитражном процессе

1. В соответствии с Арбитражным процессуальным кодексом Российской Федерации (далее - АПК РФ, Кодекс) задачей судопроизводства в арбитражных судах является содействие становлению и развитию партнерских деловых отношений, формированию обычаев и этики делового оборота (пункт 6 статьи 2 Кодекса); задачей подготовки дела к судебному разбирательству является примирение сторон (часть 1 статьи 133 Кодекса). Исходя из этого и на основании части 1 статьи 138 АПК РФ арбитражный суд при рассмотрении дела обязан принимать меры для примирения сторон, содействовать им в урегулировании спора, руководствуясь при этом интересами сторон и задачами судопроизводства в арбитражных судах.

2. Арбитражным судам следует иметь в виду, что с учетом положений части 2 статьи 138 и части 1 статьи 139 АПК РФ стороны могут использовать любые примирительные процедуры, в том числе процедуру медиации, на любой стадии арбитражного процесса и при исполнении судебного акта, при этом предполагаются добросовестность участников гражданских правоотношений и разумность их действий.

3. К числу мер, направленных на примирение сторон и оказание содействия им арбитражным судом в урегулировании спора, относятся разъяснение сторонам права заключить мировое соглашение, обратиться за содействием к посреднику, в том числе медиатору, в порядке, установленном федеральным законом, использовать другие примирительные процедуры, а также разъяснение условий и порядка реализации данного права, существа и преимуществ примирительных процедур, правовых последствий совершения таких действий. При выявлении с учетом обстоятельств конкретного дела условий для примирения сторон суд должен предложить сторонам использовать примирительные процедуры.

Названные меры принимаются судом на всех стадиях арбитражного процесса. Соответствующие разъяснения и предложение включаются в выносимые судом определения, в частности определения об обеспечительных мерах, о принятии искового заявления (заявления) к производству, о вступлении в дело соистца, о привлечении соответчика, о замене ненадлежащего ответчика надлежащим или привлечении надлежащего ответчика в качестве второго ответчика, о вступлении в дело третьего лица, заявляющего самостоятельные требования относительно предмета спора, о вступлении в дело третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, либо о привлечении третьего лица к участию в деле, об объединении дел в одно производство, о выделении требований в отдельное производство, о назначении дела к судебному разбирательству, о приостановлении производства по делу либо его возобновлении, об отложении судебного разбирательства, а также в иные определения, выносимые в ходе рассмотрения дела. С учетом того, что примирение возможно также при исполнении судебного акта, разъяснения и предложение могут быть включены в решение, постановление арбитражного суда.

4. В соответствии с пунктом 2 части 1 статьи 135 АПК РФ при подготовке дела к судебному разбирательству судья принимает меры для заключения сторонами мирового соглашения, содействует примирению сторон. В частности, судья в целях содействия сторонам в урегулировании спора предлагает лицам, участвующим в деле, сообщить сведения о совершенных действиях, направленных на примирение, если они предпринимались, а также представить документы, подтверждающие совершение указанных действий, если соответствующие документы имеются. Лица, участвующие в деле, вправе сообщить такие сведения, представить документы с учетом принципа конфиденциальности примирительных процедур. Данные сведения и документы учитываются судом в ходе подготовки дела к судебному разбирательству для выявления вопросов, по которым может быть достигнуто соглашение сторон.

В предварительном судебном заседании арбитражному суду следует выяснить мнение сторон о возможности урегулировать спор и с учетом данного мнения, а также обстоятельств конкретного спора предложить им использовать примирительные процедуры.

ФЗ от 26.07.2019 N 197-ФЗ срок 60 дней увеличен до двух месяцев.

5. В случае, если обе стороны заявляют ходатайство об обращении за содействием к суду или посреднику, в том числе к медиатору, в целях урегулирования спора, а равно если с таким ходатайством обращается одна из сторон при отсутствии возражений другой стороны, арбитражный суд применительно к части 2 статьи 158 АПК РФ вправе отложить проведение предварительного судебного заседания, совершение других подготовительных действий на срок, не превышающий шестидесяти дней (часть 7 статьи 158 Кодекса), либо объявить перерыв в судебном заседании для примирения сторон или рассмотрения ими возможности использования примирительных процедур соответственно. В целях содействия примирению сторон арбитражный суд вправе также объявить перерыв в предварительном судебном заседании или в судебном заседании по своей инициативе.

6. В случае, если в период отложения судебного разбирательства стороны не достигли примирения, стороны или сторона отказались от проведения примирительных процедур или истек срок их проведения, арбитражный суд по заявлению сторон, стороны или по своей инициативе применительно к части 10 статьи 158 АПК РФ вправе вынести определение об изменении даты судебного заседания на более раннюю с соблюдением правил об извещении лиц, участвующих в деле, и других участников арбитражного процесса.

7. Арбитражным судам необходимо иметь в виду, что, в случае если после вынесения определения об отложении проведения предварительного судебного заседания, определения об отложении судебного разбирательства в связи с обращением сторон за содействием к суду или посреднику, в том числе к медиатору, в целях урегулирования спора, поведение стороны, обратившейся с ходатайством об отложении в связи с указанными обстоятельствами, с очевидностью свидетельствует о том, что она отказывается или уклоняется от участия в примирительной процедуре, арбитражный суд применительно к части 2 статьи 111 АПК РФ вправе отнести на такую сторону все судебные расходы по делу, если признает причины такого отказа или уклонения неуважительными, направленными исключительно на затягивание судебного разбирательства, либо свидетельствующими об ином злоупотреблении процессуальными правами.

Трушкин Александр

Анализ обзоров дисциплинарной практики Адвокатской палаты Московской области позволяет сделать вывод о некотором увеличении рассмотренных дисциплинарных производств в отношении адвокатов.

Так, согласно указанным обзорам, Квалификационной комиссией АП МО за период с 2017 г. по первое полугодие 2020 г. были рассмотрены:

  • за первое полугодие 2017 г. – 196 дисциплинарных производств; за второе полугодие 2017 г. – 211;
  • за первое полугодие 2018 г. – 260; за второе – 304;
  • за первое полугодие 2019 г. – 272; за второе – 275;
  • за первое полугодие 2020 г. – 148.

Приведенные данные указывают на незначительный, но все же прирост поступающих жалоб в отношении адвокатов, от 40% до 60% которых – от доверителей. Из обзоров следует также, что из-за отзыва обращений за аналогичный период были прекращены дисциплинарные производства в следующем количестве:

  • за первое полугодие 2017 г. – 14, за второе – 14;
  • за первое полугодие 2018 г. – 26, за второе – 4;
  • за первое полугодие 2019 г. – 6, за второе – 12;
  • за первое полугодие 2020 г. – 10.

Безусловно, дисциплинарное производство должно отвечать критериям объективности и справедливости при рассмотрении жалоб и обращений в отношении адвокатов и осуществляться с учетом гарантий независимости и самоуправления адвокатуры.

Стоит отметить, что большинство поступающих жалоб являются не чем иным, как эмоциональной реакцией и порывом наказать адвокатов за необдуманные и неосмотрительные действия. Подобные конфликты, на мой взгляд, могут быть урегулированы мирным путем, что будет способствовать уменьшению количества возбужденных дисциплинарных производств. Этот тезис является основной и ключевой мыслью предлагаемой концепции по применению примирительных процедур в додисциплинарном производстве.

Институт примирения много исследовался в юридической науке 1 , однако среди мнений ученых также не наблюдается единообразия в подходах к указанному правовому институту. Например, в теории и практике наряду с термином «примирительные процедуры» используется понятие «альтернативное разрешение споров» 2 .

В связи с этим реализовать идею урегулирования обсуждаемых споров на стадии поступления жалоб в АП МО можно было бы в виде концепции «Применение процедуры примирения сторон между лицами, органами и организациями, обратившимися с жалобой, и адвокатами в додисциплинарном производстве» (далее – Концепция).

Предложенная Концепция, думается, будет полезна активным и инициативным адвокатам АП МО, в особенности молодым, поскольку для них это станет хорошей возможностью заявить о себе – например, участвуя в качестве посредников и генерируя конструктивные идеи для урегулирования конфликтов и снижения количества возбуждаемых и рассматриваемых дисциплинарных производств в отношении коллег.

Целями Концепции являются, в частности:

  • привнесение «коэффициента полезности» от деятельности адвокатов АП МО в адвокатскую корпорацию;
  • оптимизация нагрузки отдела палаты по работе с жалобами в отношении адвокатов;
  • улучшение имиджа адвокатуры, укрепление ее репутации и усиление авторитета адвокатской палаты в глазах как общественности, так и судебных и следственных органов;
  • возможность активным адвокатам АП МО заявить о себе, инициируя конструктивные предложения по урегулированию споров.

Реализация задач будет способствовать:

  • уменьшению количества возбужденных дисциплинарных производств;
  • урегулированию конфликтов мирным путем;
  • примирению сторон до возбуждения дисциплинарного производства;
  • формированию благоприятного мнения об адвокатуре у граждан (доверителей), судебных и следственных органов, в том числе о небезразличии корпорации к жалобам, поступающим в отношении ее членов.

Основными принципами предлагаемого механизма примирения сторон в додисциплинарном производстве являются:

  • добровольность, сотрудничество, равноправие и конфиденциальность;
  • необходимость руководствоваться интересами всех лиц и участников примирительного процесса при принятии соответствующих мер;
  • достижение примирения при содействии в урегулировании спора путем переговоров, посредничества или использования иных примирительных процедур, не противоречащих закону;
  • урегулирование споров по желанию сторон на платформе медиации.

Результаты реализации Концепции будут выражаться в следующем:

  • возможности для адвоката, в отношении которого поступила жалоба (заявление), компенсировать причиненный доверителю вред до возбуждения дисциплинарного производства, избежать тем самым разбирательства в квалификационной комиссии и Совете палаты в связи с отзывом жалобы заявителем;
  • уменьшении количества возбужденных дисциплинарных производств по жалобам, в том числе поступающим от адвокатов;
  • задействовании адвокатов, желающих быть полезными для адвокатского сообщества и освоить примирительные процедуры или иные альтернативные пути разрешения споров.

Важно отметить также, что основным принципом реализации Концепции является недопустимость разглашения составляющих любую охраняемую законом тайну сведений, которые стали известны участникам в ходе примирения сторон.

Такая необходимость неоднократно рассматривалась применительно к участникам любого процесса, в том числе дисциплинарного производства 3 . С целью соблюдения принципа конфиденциальности на всех участников примирительного процесса должна распространяться обязанность неразглашения сведений, составляющих тайну личной жизни участников дисциплинарного производства, а также коммерческую, адвокатскую и иные тайны (абз. 3 п. 1 ст. 23 КПЭА).

Изложенные в Концепции меры, на мой взгляд, будут способствовать снижению количества возбуждаемых и рассматриваемых квалификационной комиссией АП МО дисциплинарных производств. Если работа предлагаемого механизма по использованию примирительных процедур в додисциплинарном производстве докажет свою эффективность, можно будет рассмотреть вопрос о применении опыта АП МО в адвокатских палатах других субъектов РФ.

1 Зайцев А.И. Альтернативное разрешение споров: учебно-методический комплекс // А.И. Зайцева, И.Ю. Захарьящева, И.Н. Балашова, А.Н. Балашова. – М.: Экзамен, 2007.

2 Калачева Е.Н. Примирительные процедуры в деятельности адвоката // Пробелы в российском законодательстве, 2010, № 2. С. 294–297.

3 Володина С.И., Бусурина Е.О. Международный научно-практический юридический журнал «Евразийская адвокатура», 2013, № 2 (3).

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: