Т гоббс считал что государство внешний обеспечивающий гражданам мир защиту и все блага жизни

Обновлено: 05.12.2022

В 1640 г. в Англии началась революция в защиту прав парламента, против ряда феодальных пережитков и своеволия короля.

Среди защитников королевской власти был английский философ, теоретик естественного права Томас Гоббс (1588—1679). В начале революции он написал трактат в защиту королевской власти и был вынужден эмигрировать. В Париже Гоббс продолжил разработку своей философской системы; там же была издана его книга с осуждением революции и гражданской войны. После окончания гражданской войны Гоббс опубликовал в Лондоне свое основное произведение — "Левиафан, или материя, форма и власть государства" (1651 г.).

Учение о праве и государстве Гоббс стремился превратить в столь же точную науку, как геометрия, которая "является матерью всех естественных наук". Математический метод, по Гоббсу, свободен от субъективных оценок. Учения о праве и справедливости постоянно оспариваются как пером, так и мечом, между тем как учение о линиях и фигурах не подлежит спору, ибо не задевает интересы людей, особенно власть имущих (если бы теорема Пифагора противоречила интересам власть имущих, то все книги по геометрии были бы сожжены). Однако намерение Гоббса создать свободное от субъективных оценок политико-правовое учение оказалось несбыточным; при всей абстрактности исходных позиций его учения и логичности выводов из этих позиций и выводы, и сами исходные позиции несли на себе четкий отпечаток бурной политической борьбы в Англии той эпохи.

Гоббс строил свое учение на изучении природы и страстей человека. Мнение Гоббса об этих страстях и природе крайне пессимистично: людям присущи соперничество (стремление к наживе), недоверие (стремление к безопасности), любовь к славе (честолюбие). Эти страсти делают людей врагами: "Человек человеку — волк" (homo homini lupus est). Поэтому в естественном состоянии, где нет власти, державшей людей в страхе, они находятся в "состоянии войны всех против всех" (bellum omnia contra omnes).

Определенное влияние на учение Гоббса оказали и острые классовые столкновения в гражданской войне. "Соперничество в добывании богатств, почестей, командования или другой власти, — писал Гоббс, — приводит к распрям, вражде и войне, ибо один конкурент идет к достижению своего желания путем убийства, подчинения, вытеснения или отталкивания другого".

Пагубность "состояния войны всех против всех" понуждает людей искать путь к прекращению естественного состояния; этот путь указывают естественные законы, предписания разума (по Гоббсу, естественное право — свобода делать все для самосохранения; естественный закон — запрет делать то, что пагубно для жизни).

Естественные законы гласят, что следует искать мира; в этих целях нужно взаимно отказаться от права на все; "люди должны выполнять заключенные ими соглашения".

Отказываясь от естественных прав (т.е. свободы делать все для самосохранения), люди переносят их на государство, сущность которого Гоббс определял как "единое лицо, ответственным за действия которого сделало себя путем взаимного договора между собой огромное множество людей, с тем чтобы это лицо могло использовать силу и средства всех их так, как оно сочтет необходимым для их мира и общей защиты"[25].

Государство — это великий Левиафан (библейское чудовище), искусственный человек или земной бог; верховная власть — душа государства, судьи и чиновники — суставы, советники — память; законы — разум и воля, искусственные цепи, прикрепленные одним концом к устам суверена, другим — к ушам подданных; награды и наказания — нервы; благосостояние граждан — сила, безопасность народа — занятие, гражданский мир — здоровье, смута — болезнь, гражданская война — смерть.

Власть суверена абсолютна: ему принадлежат право издания законов, контроль за их соблюдением, установление налогов, назначение чиновников и судей; даже мысли подданных подчинены суверену — правитель государства определяет, какая религия или секта истинна, а какая нет.

Гоббс, подобно Бодену, признает только три формы государства. Он отдает предпочтение неограниченной монархии (благо монарха тождественно благу государства, право, наследования придает государству искусственную вечность жизни и т.д.).

В период революции и гражданской войны Гоббс осуждал смуты, мятежи, попытки парламента ограничить власть короля. Однако концепция Гоббса не пользовалась популярностью у сторонников короля. Дело не только в методологии учения Гоббса, решительно противостоявшего теологической идеологии. Не менее важно, что консервативная политическая программа в концепции Гоббса соединялась с обоснованием и защитой прогрессивных для того времени принципов частного права.

То, что Гоббс писал об абсолютности государственной власти, относилось более всего к области публичного, политического права. Обеспечение мира и безопасности требует, по Гоббсу, возложения на подданных в области политических отношений одних лишь обязанностей, предоставления суверену —только прав. Однако же в области частноправовых отношений подданным должны предоставляться широкая правовая инициатива, система прав, свобод и их гарантий[26].

Отсутствие у подданных каких-либо прав по отношению к суверену толкуется Гоббсом как правовое равенство лиц в их взаимных отношениях. Гоббс отнюдь не сторонник феодально-сословного деления общества на привилегированных и непривилегированных. В отношениях между подданными суверен должен обеспечить равную для всех справедливость ("принцип которой гласит, что нельзя отнимать ни у кого того, что ему принадлежит"), незыблемость договоров, беспристрастную защиту для каждого в суде, определить равномерные налоги. Одна из задач государственной власти — обеспечение той собственности, "которую люди приобрели путем взаимных договоров взамен отказа от универсального права". Частная собственность, по Гоббсу, является условием общежития, "необходимым средством к миру"[27]. Собственность, не забывает добавить Гоббс, не гарантирована от посягательств на нее со стороны суверена, но это относится более всего к установлению налогов, которые должны взиматься с подданных без каких-либо исключений и привилегий.

Неограниченность власти и прав правителя государства не означает в концепции Гоббса апологии абсолютизма континентального образца с его сословным неравенством, всеобщей опекой и тотальной регламентацией. Гоббс призывал суверена поощрять всякого рода промыслы и все отрасли промышленности, но предлагавшиеся им методы далеки от политики протекционизма.

В трудах Гоббса содержится понимание свободы как права делать все то, что не запрещено законом: "Там, где суверен не предписал никаких правил, подданный свободен делать или не делать согласно своему собственному усмотрению". Цель законов не в том, чтобы удержать от всяких действий, а в том, чтобы дать им правильное направление. Законы подобны изгородям по краям дороги, поэтому лишний закон вреден и не нужен. Все, что не запрещено и не предписано законом, предоставлено усмотрению подданных: таковы "свобода покупать и продавать и иным образом заключать договоры друг с другом, выбирать свое местопребывание, свою пищу, свой образ жизни, наставлять своих детей по своему усмотрению и т.д.". Рассуждая об отношениях подданных между собой, Гоббс обосновывал ряд конкретных требований в области права: равный для всех суд присяжных, гарантии права на защиту, соразмерность наказания преступлению и др.

Оценка доктрины Гоббса в истории политической и правовой мысли остается дискуссионной. Некоторые исследователи усматривают в учении Гоббса различные противоречия. Либеральные демократы считают ошибкой Гоббса отрицание политических прав и свобод; сторонники тоталитаризма, напротив, видят противоречия в допущении Гоббсом прав и свобод подданных в области частного права. Между тем доктрина Гоббса противоречива не более чем обоснованный им политико-правовой идеал — гражданское общество, охраняемое авторитарной властью.

В концепции Гоббса нет оправдания тоталитаризма: "Граждане пользуются тем большей свободой, чем больше дел законы оставляют на их усмотрение. — писал Гоббс. — Граждане цепенеют, если не делают ничего без прямого предписания закона. Законы установлены не для устрашения, а для направления человеческих действий, подобно тому как природа поставила берега не для задержания течения реки, а для того, чтобы направлять его".

Представления о возможности и необходимости сочетания неограниченной власти суверена и гражданских прав подданных были присущи не только Гоббсу. Даже в обращении к подданным с эшафота Карл I заявил толпе собравшихся англичан: "Ваши вольности и свобода заключаются в наличии правительства, в тех законах, которые наилучше обеспечивают вам жизнь и сохранность имущества. Это проистекает не из участия в управлении, которое никак вам не надлежит. Подданный и государь — это совершенно различные понятия". В последующие века не было недостатка в предположениях, что основой гражданского общества (или его учредителем) может и должна быть авторитарная власть.

Особенность учения Гоббса в том, что гарантией правопорядка и законности он считал неограниченную власть короля, с осуждением отнесся к гражданской войне, усмотрев в ней возрождение пагубного состояния "войны всех против всех". Поскольку же такая война, по его теории, вытекала из всеобщей враждебности индивидов, Гоббс и выступал в защиту королевского абсолютизма. Что касается пессимистических взглядов Гоббса на "природу человека" (люди злы) и основанных на этом выводов о необходимости государства, то аналогичные взгляды и выводы были свойственны ряду его современников, в том числе М. Лютеру, которого, насколько известно, никто не упрекал в "реакционности политических взглядов".

Важно отметить, что, по Гоббсу, цель государства (безопасность индивидов) достижима не только при абсолютной монархии. "Там, где известная форма правления уже установилась, — писал он, — не приходится рассуждать о том, какая из трех форм правления является наилучшей, а всегда следует предпочитать, поддерживать и считать наилучшей существующую". Не случайно эволюция взглядов Гоббса завершилась признанием новой власти (протекторат Кромвеля), установившейся в Англии в результате свержения монархии. Если государство распалось, заявлял Гоббс, право свергнутого монарха остается, но обязанности подданных уничтожаются; они вправе искать себе любого защитника. Это положение Гоббс сформулировал в виде одного из естественных законов и адресовал солдатам армии свергнутого короля: "Солдат может искать своей защиты там, где он больше всего надеется получить ее, и может законным образом отдать себя в подданство новому господину".

Вернувшись в Англию в 1651 г., Гоббс был с уважением принят Кромвелем, поручившим ему участие в реорганизации университетского образования. После реставрации Стюартов вернувшиеся в Англию эмигранты попрекали Гоббса его примирением с властью Кромвеля и обвиняли в атеизме. После смерти Гоббса "Левиафан" был публично сожжен по решению Оксфордского университета. Задолго до этого католическая церковь включила произведения Гоббса в "Список запрещенных книг".

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Продолжение на ЛитРес

10. УЧЕНИЕ ЦИЦЕРОНА О ГОСУДАРСТВЕ И ПРАВЕ

10. УЧЕНИЕ ЦИЦЕРОНА О ГОСУДАРСТВЕ И ПРАВЕ Марк Туллий Цицерон (106-43 гг. до н. э.) – знаменитый римский оратор, юрист, государственный деятель и мыслитель. В его обширном творчестве значительное внимание уделено проблемам государства и права. Специально эти вопросы освещены

15. УЧЕНИЕ ФОМЫ АКВИНСКОГО О ГОСУДАРСТВЕ И ПРАВЕ

15. УЧЕНИЕ ФОМЫ АКВИНСКОГО О ГОСУДАРСТВЕ И ПРАВЕ Вершины могущества как в политической, так и в духовной жизни средневековой Европы папство достигло в XIII в. Тогда завершилось создание системы схоластики – католицистской теологии, ориентированной на оправдание

38. УЧЕНИЯ ГРОЦИЯ О ГОСУДАРСТВЕ И ПРАВЕ

38. УЧЕНИЯ ГРОЦИЯ О ГОСУДАРСТВЕ И ПРАВЕ Гуго Гроций (1583–1645) – выдающийся голландский юрист и политический мыслитель, один из основателей раннебуржуазного учения о государстве и праве, рационалистической доктрины естественного и международного права Нового времени.

41. ПОЛИТИКО-ПРАВОВОЕ УЧЕНИЕ ГОББСА

41. ПОЛИТИКО-ПРАВОВОЕ УЧЕНИЕ ГОББСА Своеобразным было отношение к революции одного из наиболее выдающихся английских мыслителей Томаса Гоббса (1588–1679). В основу своей теории государства и права Т. Гоббс кладет определенное представление о природе индивида. Он считает,

42. УЧЕНИЕ ЛОККА О ГОСУДАРСТВЕ И ПРАВЕ

42. УЧЕНИЕ ЛОККА О ГОСУДАРСТВЕ И ПРАВЕ Джон Локк (1632–1704) выступил идеологом социального компромисса в Англии. Свое политико-юридическое учение он изложил в труде «Два трактата о государственном правлении» (1690).Дж. Локк занял позицию тех общественных групп, которые

58. УЧЕНИЕ И. КАНТА О ГОСУДАРСТВЕ И ПРАВЕ

58. УЧЕНИЕ И. КАНТА О ГОСУДАРСТВЕ И ПРАВЕ Профессор философии Кенигсбергского университета Иммануил Кант (1724–1804) был в Германии первым, кто приступил к систематическому обоснованию либерализма – идейной платформы класса буржуа, выделившихся из конгломерата третьего

60. УЧЕНИЕ ГЕГЕЛЯ О ГОСУДАРСТВЕ И ПРАВЕ

60. УЧЕНИЕ ГЕГЕЛЯ О ГОСУДАРСТВЕ И ПРАВЕ Проблемы государства и права находились в центре внимания Георга Вильгельма Фридриха Гегеля (1770–1831)на всех этапах творческой эволюции его воззрений. Эта тематика обстоятельно освещается во многих его произведениях, в том числе

§ 2. Теория естественного права. Учение Г. Гроция о праве и государстве

§ 2. Теория естественного права. Учение Г. Гроция о праве и государстве Первым крупным теоретиком школы естественного права был нидерландский ученый Гуго Гроций (1583—1645).Нидерланды[24] XVII в. представляли собой наиболее развитую страну того времени. В результате успешной

§ 3. Учение Ш. Монтескье о государстве и праве

§ 3. Учение Ш. Монтескье о государстве и праве Крупнейшим теоретиком государства во французском Просвещении был Шарль Луи де Монтескье (1689—1755). Свои общественно-политические воззрения он изложил первоначально в романе "Персидские письма", а также в историческом очерке

§ 2. Т. Пейн о государстве и праве

§ 2. Т. Пейн о государстве и праве Томас Пейн (1737—1809) относится к числу наиболее радикальных представителей демократической, политической и правовой идеологии периода Войны за независимость. Позднее других ее представителей включившись в освободительное движение

§ 6. А. Н. Радищев о праве и государстве

§ 6. А. Н. Радищев о праве и государстве Управляющий Петербургской таможней Александр Николаевич Радищев (1749—1802) в начале 1790 г. отпечатал в собственной типографии и выпустил в свет книгу "Путешествие из Петербурга в Москву" (включающую часть оды "Вольность"). Книга попала в

§ 2. Учение И. Канта о праве и государстве

§ 2. Учение И. Канта о праве и государстве Иммануил Кант (1724—1804) — родоначальник классической немецкой философии и основоположник одного из крупнейших направлений в современной теории права — был профессором Кенигсбергского университета. Учение Канта сложилось в

§ 3. Учение Гегеля о государстве и праве

§ 3. Учение Гегеля о государстве и праве Философское учение Георга Вильгельма Фридриха Гегеля (1770—1831) представляет собой высшую ступень в развитии классического немецкого идеализма.Гегель родился в Штутгарте в семье финансового чиновника. Окончив богословский

§ 3. Учение Р. Иеринга о праве и государстве

§ 3. Учение Р. Иеринга о праве и государстве Юридический позитивизм соответствовал повседневным правовым интересам развивающегося гражданского общества, но не отвечал на ряд острых социальных проблем. Вне поля юридического позитивизма оставались противоречия и

§ 4. Учение о праве и государстве Г. Ф. Шершеневича

§ 4. Учение о праве и государстве Г. Ф. Шершеневича Теоретик права и государства Габриэль Феликсович Шершеневич (1863—1912) был профессором Казанского университета, а с 1906 по 1911 г. преподавал гражданское право в Московском университете. Ему принадлежит ряд крупных

В Англии во времена буржуазной революции XVII в. действовало и боролось множество различных общественно-классовых группировок. Возглавляла революцию городская буржуазия, выступавшая в союзе со сред­ним и мелким дворянством. В революционный лагерь входили также крестьянство, городская мелкая буржуазия, трудящиеся массы. Противниками революции были старое дворянство и верхушка господствовавшей английской церкви. Каждая из про­тивоборствовавших сторон предлагала свои политические про­граммы и обосновывала их соответствующей теоретической ар­гументацией.

Противники революции, защищавшие феодальные поряд­ки, королевский абсолютизм и клерикальные убеждения, бра­ли на вооружение концепцию божественной природы монар­хической власти, теорию патриархального возникновения и существа государства.

Идеологи революции использовали для «чистки» англикан­ской церкви кальвинизм в его различных разновидностях, а для обоснования политических требований – положения теории естественного права, ссылались на прирожденные права анг­личан, прибегали также к идее договорного происхождения го­сударственной власти.

Гарантией правопорядка и законности Гоббс считал нео­граниченную, абсолютную власть короля. Он с осуждением от­несся к смуте, гражданской войне, попыткам парламента огра­ничить власть короля. Однако концепция Гоббса не пользова­лась популярностью и у сторонников короля. После реставра­ции Стюартов и смерти Гоббса его сочинения в Англии были даже запрещены. Обусловливалось это не только тем, что Гоббс решительно противостоял теологической идеологии абсолютиз­ма, но и тем, что консервативная, в чем-то даже реакционная суть политической платформы в его концепции соединялась с обоснованием и защитой прогрессивных для того времени прин­ципов частного права.

Подчеркивая неограниченность прав и власти правителя государства в области политических отношений, Гоббс вместе с тем считал, что в области частноправовых отношений под­данным должна предоставляться широкая правовая инициати­ва, система прав, свобод и их гарантий. Гоббс обосновывает право подданных не только на жизнь и на её защиту, но и на свободу в рамках того, что не запрещено законом, а также пра­во на восстание, если монарх не обеспечивает благо народа.

Рассуждая об отношениях подданных между собой, Гоббс сформулировал ряд конкретных требований в области права: равный для всех суд присяжных, гарантии права на защиту, соразмерность наказания преступлению и пр.

Определяя права суверена – право на абсолютную власть, неделимую и не передаваемую никому другому, на утвержде­ние и поддержание формы правления, право издавать и отме­нять законы, объявлять войну и заключать мир, награждать и наказывать, Гоббс одновременно четко формулирует и его обя­занности: просвещать народ путем его обучения и издания хо­роших законов, быть справедливым по отношению к людям всех сословий, равномерно облагать налогом подданных, поощрять всякие промыслы, земледелие, торговлю, принуждать силой к труду всех здоровых граждан и т.д.

Но известность Гоббсу в истории политико-правовой мыс­ли принесли не противоречия, свойственные его политической доктрине, а приемы исследования государства и права. Учение о государстве и праве он пытался превратить в столь же точ­ную науку, как геометрия, которая «является матерью всех наук». Математический метод, считал Гоббс, свободен от субъективных оценок. Учения о праве и справедливости посто­янно оспориваются не только пером, но и мечом, между тем как учение о линиях и фигурах не подлежит спору, поскольку не задевает интересы людей, особенно власть имущих. Если бы теорема Пифагора противоречила чьему-либо праву на власть или интересам тех, кто уже обладает властью, писал он в «Ле­виафане», то все книги по геометрии были бы сожжены.

Главным творением людей Гоббс называет государство, чем продолжает линию Макиавелли о человеческой, а не божествен­ной природе государства, и ставит вопрос о причинах и спосо­бах его возникновения. Исходным положением в обосновании необходимости государства для Гоббса служит, с одной сторо­ны, тезис о том, что изначально все люди созданы равными в отношении физических и умственных способностей и каждый из них имеет одинаковое с другими «право на все», а с другой – признание двуединой природы человека как существа эгоисти­ческого, обуреваемого жадностью, страхом и честолюбием, что делает людей врагами – «человек человеку – волк» (homo homini lupus est) – и ведет в конечном итоге к всеобщей войне всех про­тив всех как естественному состоянию общества.

Бедственность естественного состояния побуждает людей искать пути выхода из войны всех против всех. Этот путь ука­зывают естественные законы. Основной из них гласит, что «должно искать мира и следовать ему». Остальные естествен­ные законы, а их Гоббс называет 19, могут быть, по его сло­вам, резюмированы в правиле: «не делай другому того, чего ты не хочешь, чтобы делали тебе». К числу этих естествен­ных законов Гоббс относит: отказ каждого человека от сво­их прав в той мере, в какой того требуют интересы мира и самозащиты; справедливость, которая заключается в том, чтобы соблюдать соглашения и «давать каждому человеку его собственное», т.е. уважать его собственность; благодар­ность, взаимную уступчивость или любезность, прощение обид; принцип отмщения; законы против оскорбления, гор­дости и надменности; беспристрастие; законы об использо­вании общих вещей; о посредниках, о подчинении арбитра­жу; о том, что никто не должен быть судьей в собственном деле или в деле, к которому он проявляет пристрастие; за­кон о свидетелях.

Все эти природные законы вечны, они обязывают совесть, но сами по себе не действуют. Принудить людей к их исполне­нию может только власть, государство. Его учреждение в фор­ме общественного договора предстает как естественный закон, требование разума. Цель государства – преодоление состоя­ния всеобщей войны, обеспечение мира, безопасности, поряд­ка и совместного труда. Свою цель государство выполняет с помощью издаваемых гражданских законов, обязательных к исполнению всеми. Естественные законы являются желаемы­ми, тогда как гражданские жестко лимитируют нужное пове­дение людей. Поэтому первые опираются на разум, вторые – на силу, но по содержанию они совершенно одинаковы. Тем самым впервые Гоббс вводит различие между правом и зако­ном.

С появлением государства общество из естественного со­стояния переходит в гражданское, главным признаком которо­го служит наличие обязательной для всех и суверенной (неза­висимой) власти. Сама же власть – это –»не что иное, как право повелевать, доколе это физически возможно». Власть не толь­ко абсолютна, но и неделима, иначе будет разрушено государ­ство. Гоббс называет заключение общественного договора своеобразным согласием людей на осуществление политичес­кой власти и государства как её института. При этом государ­ство Гоббс понимает не только как организацию, обладающую полномочиями и ответственностью. Чтобы подчеркнуть орга­ническую, нерасчлененную природу государства, он уподобля­ет его человеческому организму. У государства есть душа (вер­ховная власть), суставы (должностные лица), нервы (награды и наказания), сила (благосостояние людей), цель (безопасность), память (советники), разум и воля (справедливость и закон), здо­ровье (гражданский мир), болезнь (смута) и смерть (гражданс­кая война).

Гоббс рассматривает три формы государства: монархию, демократию и аристократию. Демократию он не одобряет преж­де всего потому, что «черни недоступна большая мудрость», к тому же при демократии неизбежно возникают партии, а это ведет к гражданской войне. Аристократия лучше, но она тем совершеннее, чем меньше походит на народное правление и чем ближе к монархии. Лучшая форма государства, по Гоббсу, мо­нархия: она более всех других соответствует идеалу абсолют­ной и нераздельной власти.

В 1640 г. в Англии началась революция в защиту прав парламента, против ряда феодальных пережитков и своеволия короля.

Среди защитников королевской власти был английский философ, теоретик естественного права Томас Гоббс (1588—1679). В начале революции он написал трактат в защиту королевской власти и был вынужден эмигрировать. В Париже Гоббс продолжил разработку своей философской системы; там же была издана его книга с осуждением революции и гражданской войны. После окончания гражданской войны Гоббс опубликовал в Лондоне свое основное произведение — "Левиафан, или материя, форма и власть государства" (1651 г.).

Учение о праве и государстве Гоббс стремился превратить в столь же точную науку, как геометрия, которая "является матерью всех естественных наук". Математический метод, по Гоббсу, свободен от субъективных оценок. Учения о праве и справедливости постоянно оспариваются как пером, так и мечом, между тем как учение о линиях и фигурах не подлежит спору, ибо не задевает интересы людей, особенно власть имущих (если бы теорема Пифагора противоречила интересам власть имущих, то все книги по геометрии были бы сожжены). Однако намерение Гоббса создать свободное от субъективных оценок политико-правовое учение оказалось несбыточным; при всей абстрактности исходных позиций его учения и логичности выводов из этих позиций и выводы, и сами исходные позиции несли на себе четкий отпечаток бурной политической борьбы в Англии той эпохи.

Гоббс строил свое учение на изучении природы и страстей человека. Мнение Гоббса об этих страстях и природе крайне пессимистично: людям присущи соперничество (стремление к наживе), недоверие (стремление к безопасности), любовь к славе (честолюбие). Эти страсти делают людей врагами: "Человек человеку — волк" (homo homini lupus est). Поэтому в естественном состоянии, где нет власти, державшей людей в страхе, они находятся в "состоянии войны всех против всех" (bellum omnia contra omnes).

Определенное влияние на учение Гоббса оказали и острые классовые столкновения в гражданской войне. "Соперничество в добывании богатств, почестей, командования или другой власти, — писал Гоббс, — приводит к распрям, вражде и войне, ибо один конкурент идет к достижению своего желания путем убийства, подчинения, вытеснения или отталкивания другого".

Пагубность "состояния войны всех против всех" понуждает людей искать путь к прекращению естественного состояния; этот путь указывают естественные законы, предписания разума (по Гоббсу, естественное право — свобода делать все для самосохранения; естественный закон — запрет делать то, что пагубно для жизни).

Естественные законы гласят, что следует искать мира; в этих целях нужно взаимно отказаться от права на все; "люди должны выполнять заключенные ими соглашения".

Отказываясь от естественных прав (т.е. свободы делать все для самосохранения), люди переносят их на государство, сущность которого Гоббс определял как "единое лицо, ответственным за действия которого сделало себя путем взаимного договора между собой огромное множество людей, с тем чтобы это лицо могло использовать силу и средства всех их так, как оно сочтет необходимым для их мира и общей защиты"*.

* Для методологии теоретического мышления того времени показательны изменения аргументации Гоббса. Поначалу источником власти он считал договор между подданными и правителем, который (договор) не может быть расторгнут без согласия обеих сторон. Однако идеологи революции приводили немало фактов нарушения королем им же на себя взятых обязательств; поэтому, очевидно, Гоббс и формулирует несколько иное понятие общественного договора (каждого с каждым), в котором правитель вообще не принимает участия, а значит, и не может его нарушить.

Государство — это великий Левиафан (библейское чудовище), искусственный человек или земной бог; верховная власть — душа государства, судьи и чиновники — суставы, советники — память; законы — разум и воля, искусственные цепи, прикрепленные одним концом к устам суверена, другим — к ушам подданных; награды и наказания — нервы; благосостояние граждан — сила, безопасность народа — занятие, гражданский мир — здоровье, смута — болезнь, гражданская война — смерть.

Власть суверена абсолютна: ему принадлежат право издания законов, контроль за их соблюдением, установление налогов, назначение чиновников и судей; даже мысли подданных подчинены суверену — правитель государства определяет, какая религия или секта истинна, а какая нет.

Гоббс, подобно Бодену, признает только три формы государства. Он отдает предпочтение неограниченной монархии (благо монарха тождественно благу государства, право, наследования придает государству искусственную вечность жизни и т.д.).

В период революции и гражданской войны Гоббс осуждал смуты, мятежи, попытки парламента ограничить власть короля. Однако концепция Гоббса не пользовалась популярностью у сторонников короля. Дело не только в методологии учения Гоббса, решительно противостоявшего теологической идеологии. Не менее важно, что консервативная политическая программа в концепции Гоббса соединялась с обоснованием и защитой прогрессивных для того времени принципов частного права.

То, что Гоббс писал об абсолютности государственной власти, относилось более всего к области публичного, политического права. Обеспечение мира и безопасности требует, по Гоббсу, возложения на подданных в области политических отношений одних лишь обязанностей, предоставления суверену —только прав. Однако же в области частноправовых отношений подданным должны предоставляться широкая правовая инициатива, система прав, свобод и их гарантий*.

* Исключая право критики действий суверена и свободу совести (для подданных обязательна государственная религия).

Отсутствие у подданных каких-либо прав по отношению к суверену толкуется Гоббсом как правовое равенство лиц в их взаимных отношениях. Гоббс отнюдь не сторонник феодально-сословного деления общества на привилегированных и непривилегированных. В отношениях между подданными суверен должен обеспечить равную для всех справедливость ("принцип которой гласит, что нельзя отнимать ни у кого того, что ему принадлежит"), незыблемость договоров, беспристрастную защиту для каждого в суде, определить равномерные налоги. Одна из задач государственной власти — обеспечение той собственности, "которую люди приобрели путем взаимных договоров взамен отказа от универсального права". Частная собственность, по Гоббсу, является условием общежития, "необходимым средством к миру"*. Собственность, не забывает добавить Гоббс, не гарантирована от посягательств на нее со стороны суверена, но это относится более всего к установлению налогов, которые должны взиматься с подданных без каких-либо исключений и привилегий.

* Взгляды Гоббса на происхождение частной собственности тоже менялись. В ранних произведениях он утверждал, что в естественном состоянии собственность была общей. Поскольку идея общности имуществ активно обсуждалась в процессе идейной борьбы политических групп (особенно в связи с выступлением левеллеров и диггеров), Гоббс отказался от этой идеи: "в состоянии войны всех против всех" нет "ни собственности, ни общности имуществ, и есть только неопределенность".

Неограниченность власти и прав правителя государства не означает в концепции Гоббса апологии абсолютизма континентального образца с его сословным неравенством, всеобщей опекой и тотальной регламентацией. Гоббс призывал суверена поощрять всякого рода промыслы и все отрасли промышленности, но предлагавшиеся им методы далеки от политики протекционизма.

В трудах Гоббса содержится понимание свободы как права делать все то, что не запрещено законом: "Там, где суверен не предписал никаких правил, подданный свободен делать или не делать согласно своему собственному усмотрению". Цель законов не в том, чтобы удержать от всяких действий, а в том, чтобы дать им правильное направление. Законы подобны изгородям по краям дороги, поэтому лишний закон вреден и не нужен. Все, что не запрещено и не предписано законом, предоставлено усмотрению подданных: таковы "свобода покупать и продавать и иным образом заключать договоры друг с другом, выбирать свое местопребывание, свою пищу, свой образ жизни, наставлять своих детей по своему усмотрению и т.д.". Рассуждая об отношениях подданных между собой, Гоббс обосновывал ряд конкретных требований в области права: равный для всех суд присяжных, гарантии права на защиту, соразмерность наказания преступлению и др.

Оценка доктрины Гоббса в истории политической и правовой мысли остается дискуссионной. Некоторые исследователи усматривают в учении Гоббса различные противоречия. Либеральные демократы считают ошибкой Гоббса отрицание политических прав и свобод; сторонники тоталитаризма, напротив, видят противоречия в допущении Гоббсом прав и свобод подданных в области частного права. Между тем доктрина Гоббса противоречива не более чем обоснованный им политико-правовой идеал — гражданское общество, охраняемое авторитарной властью.

В концепции Гоббса нет оправдания тоталитаризма: "Граждане пользуются тем большей свободой, чем больше дел законы оставляют на их усмотрение. — писал Гоббс. — Граждане цепенеют, если не делают ничего без прямого предписания закона. Законы установлены не для устрашения, а для направления человеческих действий, подобно тому как природа поставила берега не для задержания течения реки, а для того, чтобы направлять его".

Представления о возможности и необходимости сочетания неограниченной власти суверена и гражданских прав подданных были присущи не только Гоббсу. Даже в обращении к подданным с эшафота Карл I заявил толпе собравшихся англичан: "Ваши вольности и свобода заключаются в наличии правительства, в тех законах, которые наилучше обеспечивают вам жизнь и сохранность имущества. Это проистекает не из участия в управлении, которое никак вам не надлежит. Подданный и государь — это совершенно различные понятия". В последующие века не было недостатка в предположениях, что основой гражданского общества (или его учредителем) может и должна быть авторитарная власть.

Особенность учения Гоббса в том, что гарантией правопорядка и законности он считал неограниченную власть короля, с осуждением отнесся к гражданской войне, усмотрев в ней возрождение пагубного состояния "войны всех против всех". Поскольку же такая война, по его теории, вытекала из всеобщей враждебности индивидов, Гоббс и выступал в защиту королевского абсолютизма. Что касается пессимистических взглядов Гоббса на "природу человека" (люди злы) и основанных на этом выводов о необходимости государства, то аналогичные взгляды и выводы были свойственны ряду его современников, в том числе М. Лютеру, которого, насколько известно, никто не упрекал в "реакционности политических взглядов".

Важно отметить, что, по Гоббсу, цель государства (безопасность индивидов) достижима не только при абсолютной монархии. "Там, где известная форма правления уже установилась, — писал он, — не приходится рассуждать о том, какая из трех форм правления является наилучшей, а всегда следует предпочитать, поддерживать и считать наилучшей существующую". Не случайно эволюция взглядов Гоббса завершилась признанием новой власти (протекторат Кромвеля), установившейся в Англии в результате свержения монархии. Если государство распалось, заявлял Гоббс, право свергнутого монарха остается, но обязанности подданных уничтожаются; они вправе искать себе любого защитника. Это положение Гоббс сформулировал в виде одного из естественных законов и адресовал солдатам армии свергнутого короля: "Солдат может искать своей защиты там, где он больше всего надеется получить ее, и может законным образом отдать себя в подданство новому господину".

Вернувшись в Англию в 1651 г., Гоббс был с уважением принят Кромвелем, поручившим ему участие в реорганизации университетского образования. После реставрации Стюартов вернувшиеся в Англию эмигранты попрекали Гоббсаего примирением с властью Кромвеля и обвиняли в атеизме. После смерти Гоббса "Левиафан" был публично сожжен по решению Оксфордского университета. Задолго до этого католическая церковь включила произведения Гоббса в "Список запрещенных книг".

В 1651 году Гоббс разорвал отношения с роялистами и попытался обосновать с идеологической точки зрения диктатуру О. Кромвеля. Он изложил апологию сильной абсолютной власти в одном из своих самых крупных и важных произведений – «Левиафан или Материя, форма и власть государства церковного и гражданского».

В первой части данного произведения Гоббс выдвигал общефилософские вопросы, среди которых поднималась и тема толкования природы человека. По Гоббсу задачей политики было познание государства, изучение которого подобно устройству часов: его необходимо начинать с изучения его отдельных пружин, колес, составных частей. Поначалу философ рассматривал государство в состоянии разложения, изучая природу отдельно взятого человека для того, чтобы узнать, способны ли люди образовать государство и каким образом они должны действовать, чтобы соединиться в общество.
Для того, чтобы водворить порядок и удовлетворить основные требования человека, нужно с помощью человеческой изобретательности создать великого Левиафана – всемогущее искусственное животное, называемое государством.

Учение Гоббса о государстве

Государством является механическое соединение разных людей, которые представляют огромную силу вместе.
Государство не является извечной категорией, его предшественник – это естественное состояние людей, чья жизнь подчиняется естественным законам, которые вытекают из природы самих людей. Первое основание естественного права, которое согласуется со здравым смыслом – это необходимость сохранения жизни на протяжении максимально долгого времени. Согласно естественным законам природы, человек предусматривает необходимость искать мир в борьбе за свое самосохранение, а для сохранения мира он вынужден столкнуться с необходимостью ограничить свои притязания.

Охраняя мир, Гоббс на основе общественного договора выводит свою систему нравственных и юридических законов. Для того, чтобы законы получили силу в социуме, изначально должна утвердиться власть, которая будет устанавливать порядок и сдерживать необузданные страсти отдельно взятых людей, пытающихся покуситься на общественную безопасность и мир. Государство возникает в результате общественного договора. Как определял Гоббс, «государство есть единое лицо, которого воля, вследствие договора многих людей, является волей всех и может употреблять силы и способности каждого для общего мира и защиты». Этим лицом является верховная власть, а остальные – подданные.

Подданные полностью передают свои права верховной власти, которая обязана быть неограниченной и безусловной, вне зависимости от формы правления. Глава государства не может быть неправым и не связан ничем по отношению к народу. Тем не менее, подданные, которые получают все свои права от верховной власти, лишены всех прав по отношению к ней. К примеру, гражданам не принадлежит право собственности, т.к. данное право устанавливается не естественным законом, который подразумевает, что у людей все общее, а гражданским. В связи с этим подданные обладают правом от государства и сохраняют его, пока государство того хочет. «Кто имеет господина, тог не имеет собственности, все здесь принадлежит государству».

Государственная власть является суверенной, нераздельной, а также стоит выше всех законов, которые устанавливает и не может подлежать контролю. Власть устанавливается благодаря воле граждан и ее нельзя устранить по их произволу. У граждан сохраняются обязанности по отношению к абсолютной власти до тех пор, пока власть способна защищать своих граждан. Граждане не обязаны подчиняться свергнутой власти, а должны служить той, которая на самом деле управляет страной, выстраивая порядок в государстве.

Гоббс в качестве приверженца авторитаризма наделил суверена неограниченными полномочиями – он видел в нем сосредоточие всех видов власти: исполнительной, законодательной и судебной. В связи с этим он был против того, чтобы делить власть между палатой лордов, королем и палатой общин, т.к., по его мнению, это была бы одна из причин распада и гибели государства.

Для того, чтобы предоставить верховной власти единство и неограниченность, Гоббс отвергал смешанные формы правления, т.к. он и подумать не мог о том, что суверенитет может принадлежать нескольким людям, а не одному человеку. Верховная власть способна быть троякой – аристократической, монархической и демократической. Гоббс симпатизировал монархическому абсолютизму и для него важность имел государственный абсолютизм в принципе. Гоббс защищал верховную власть в качестве средства защиты гражданского порядка, отмечая плюсы и минусы каждой из форм правления, в которых проявляет себя та или иная власть. Если сравнивать монархию с аристократией и демократией, то монархия является лучшим образом правления, а аристократия становится тем лучше, чем ближе она к монархической форме.

Между тем, несмотря на то, что Гоббс стоял за монархию, он в то же время не отрицал правомерность демократии, полагая, что народное правление наименее способно достичь истинной цели – сохранности спокойствия в государстве. Гоббс видел следующие слабости в демократической форме власти:

  • в ней столько же правителей, сколько и пустословов, которые стремятся добиться богатства и власти;
  • властное большинство мало осведомлено о делах, и по большей части принимает неверные решения;
  • исключено ведение тайных государственных дел;
  • источником смуты будет бесконечная борьба партий (Гоббс предлагал распустить партии);
  • «законы перемещаются из одной стороны в другую, как бы плавая по волнам»

Философ проповедовал государственный абсолютизм и абсолютизм верховной власти, выступая против клерикализма. Гоббс понимал, что причиной гражданских войн была борьба между светской и духовной властью. Выходом из данного состояния он считал необходимость духовной власти подчиниться авторитету светской. Данный тезис был выгоден О. Кромвелю, использовавшему его, требуя безусловного господства светской власти.

Во времена Реставрации Стюартов (1660-1685) Гоббс пережил сложные времена. Его обвиняли в распространении ереси, и он был вынужден защищаться в небольших специальных работах. Через 10 лет после его смерти, в 1688 году, Оксфордский университет внес труды Гоббса «Левиафан» и «О гражданине» в список злонамеренных сочинений, которые были нацелены против священных особ монархов, их правительств и государств и подрывающих устои всякого человеческого общества». Вместе с другими крамольными сочинениями, эти два труда были сожжены.


В данной статье рассматривается взгляд Томаса Гоббса на происхождение государства.

Ключевые слова: государство, власть, естественный закон, война, Левиафан.

Томас Гоббс в данном произведении впервые изложил теорию общественного договора в определенной, четкой и рационалистической форме. Он сравнивает государство с неким Левиафаном. В этом Левиафане верховная власть представляется ему душой, представители судебной и исполнительной власти суставы, система наград и наказаний сравнивается с нервной системой, благосостояние и богатство каждого члена общества представляет собой его мощь, сохранение общественного порядка его занятие, советники, министры олицетворяют память, справедливость и законы его разум и воля, гражданский мир — здоровье, смута — болезнь, а гражданская война — смерть. Договоры и соглашения, при помощи которых были первоначально созданы, сложены вместе и объединены в части тела Левиафана, похожи на то, что было произнесено Богом при акте творения.

Гоббс считал, что цель государства состоит главным образом в обеспечение безопасности граждан. Причиной, которая заставляет людей сковывать себя обязательствами, которые неизбежны в государстве, является забота о своей жизни, самосохранении и благоприятном будущем. При образовании государства люди, прежде всего, желают обезопасить себя от бедственного состояния «войны всех против всех», являющейся необходимым следствием естественных страстей людей там, где нет такой власти, которая бы держала весь народ в страхе, в страхе перед законным наказанием, принуждающим их к выполнению соглашений и соблюдению естественных законов. Война всех против всех, которая является естественным состоянием людей, могла бы идти бесконечно, если бы человек не боялся смерти как величайшего зла.

Томас Гоббс считает, что «война всех против всех» всегда появляется при отсутствии гражданского общества. Причину такой войны он видит в том, что люди равны от природы. Природа создала людей равными в отношении физических и умственных способностей, и хотя мы наблюдаем, что один человек физически сильнее или умнее другого, по совокупности ума и силы они будут равными. Более сильный человек не может иметь приоритет в получении определенных благ перед менее сильным, но умным, так как умный человек путем махинаций или соглашений с другим умным человеком может убить сильного. Из этого равенства способностей возникает равенство надежд на достижение определенных целей, а впоследствии и взаимное недоверие. Если два человека стремятся достичь одну и ту же цель, которую нельзя достичь обоим, они при любых обстоятельствах становятся врагами. На пути к достижению их цели они стараются погубить или покорить друг друга, уничтожить все средства достижения цели своего визави. Из-за взаимного недоверия вытекает война. Пытаясь обеспечить безопасность своей жизни, независимости от других, человек силой или хитростью стремится захватить и удержать в повиновении всех, кого может, пока не поймет, что нет другой силы, способной противодействовать ему, мешать достижению желанных для него целей. Также человек, там, где нет общей власти, стремится, чтобы его уважали больше остальных, он вынуждает уважать себя одних — наказанием, других примером.

Исходя из вышесказанного, можно судить о том, что Томас Гоббс находит в природе человека три основные причины войны: во-первых, соперничество; во-вторых, недоверие; в-третьих, жажду славы. Люди, движимые первой причиной, используют силу, чтобы захватить, поработить соперников их родных, уничтожить их дома и скот; движимые второй причиной, употребляют насилие в целях самообороны, защиты от нападения; движимые третьей причиной прибегают к жестокости из-за несогласия во мнении с другими людьми, из-за проявленного неуважения непосредственно к ним, к их родне, друзьям, их народу.

В такой войне понятие справедливости сильно размывается. В войне «всех против всех» любое действие не может быть несправедливым. Там, где нет сильной общей власти, закона, нет несправедливости. Сила и коварство являются на войне двумя основными добродетелями. О справедливости и несправедливости можно говорить только в отношении людей, живущих в обществе, а не в одиночестве. Отсутствие сплоченности, власти, законов характеризуется также отсутствием частной собственности, отсутствием какого-либо разграничения между моим и твоим. В таком случае человек может претендовать на все, так как никакая сила не может заставить его уважать то, что ему не принадлежит, он считает, что может получить все, на захват чего у него хватит сил или хитрости.

Из этого следует, что, пока люди живут без общей власти, держащей всех их в страхе наказания, они находятся в том естественном состоянии, которое называется войной, в состоянии, в котором нет понятия справедливости.

По мнению Томаса Гоббса именно страх смерти, желание обрести вещи, необходимые для лучшей жизни, надежда получить их своим трудолюбием, делают людей готовыми к миру. Разум подсказывает людям условия мира, на основе которых люди могут прийти к согласию. Эти условия он называет естественными законами.

Вывод: Договорная теория Томаса Гоббса достаточно неоднородна. В ней проглядываются и этатические, и либеральные мысли. Но, так или иначе, он отразил главную потребность общества в установлении порядка, стабильности сделав государство его инструментом. Его «Левиафан» призван обеспечить нормальное функционирование и существование гражданского общества. В моем понимании его просчет состоит в том, что он полагал возможным поддерживать стабильное функционирование государства неправовыми методами (казнь, телесные и денежные наказания). Однако ему пришлось так мыслить в рамках особого положения, которое он абсолютизировал, связав войну всех против всех с проявлением природных естественных начал. Можно считать, что работа Томаса Гоббса обеспечила теоретическую основу авторитарной монархии.

  1. Гоббс Т. Избранные произведения / Т. Гоббс. — М.: Мысль, 1989. — 623 с.
  2. Горохов П. Современные модификации идеи общественного договора / П. Горохов, В. Вялых // Теория и практика общественного развития. — 2013. — № 11. — С. 19–22.
  3. Калинина Е. В. К вопросу о ветхозаветной договорной теории происхождения государства // Вестник Нижегородского университета им. Н. И. Лобачевского. — 2008. — № 2. — С. 214–217.

Основные термины (генерируются автоматически): война, Гоббс, взаимное недоверие, государство, гражданское общество, нет, общая власть, причина, сила, умный человек.

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: