Судебные решения с ошибками примеры уголовное право

Обновлено: 07.12.2022

Одной из наиболее важных статей в уголовном законе является на сегодня статья 305 УК РФ, предусматривающая уголовную ответственность судьи (судей) за вынесение им (ими) заведомо неправосудных приговора, решения или иного судебного акта. Её значимость заключается в том, что подобная уголовно-правовая норма должна выполнять превентивную функцию явно незаконного (пристрастного или формального) правосудия для всей судебной системы страны. Без действенной законодательной уголовной ответственности судьи (судей) за вынесение неправосудных судебных актов любая судебная реформа будет лишь формальной (несущественной, неэффективной), не меняющей должным образом правосудие в сторону его законности и справедливости.

Диспозиция статьи 305 УК РФ полностью дублирует её название, добавляя лишь указание на субъекта преступления – судью (судей).

ВЫНЕСЕНИЕ ЗАВЕДОМО НЕПРАВОСУДНЫХ ПРИГОВОРА, РЕШЕНИЯ ИЛИ ИНОГО СУДЕБНОГО АКТА

В данном случае именно диспозиция дублирует название статьи, а не наоборот, поскольку название статьи достаточно лаконично, а диспозиция достаточно пространна.

Исследователи ст. 305 УК смиренно толкуют ключевое слово ее диспозиции «НЕПРАВОСУДНЫХ» – как незаконных, и даже несправедливых судебных актов (приговора, решения, определения), разумеется, отмененных вышестоящей судебной инстанцией. Законодательство РФ определение данного термина «неправосудность» не содержит.

Ввиду уголовно-правового категорического запрета применения уголовного закона по аналогии (ч. 2 ст. 2 УК РФ) нельзя подменять неправосудность судебного акта его незаконностью и (или) необоснованностью и (или) формальностью и (или) ошибочностью и (или) несоответствием «социальной справедливости» и т.д. При этом, эти понятия и не совсем аналогичны понятию »неправосудность».

Правосудием в соответствии с Конституцией РФ и Федеральным конституционным законом «О судебной системе Российской Федерации» именуется деятельность судов и судей. Поэтому неправосудное решение судьи – это тоже самое, что «неинженерное» решение инженера, или «непограничное» решение пограничника и т.п. То есть это решение, которое не свойственно (не соответствует) профессиональной деятельности лицу, его принявшего.

Таким образом, судебный акт может точно являться неправосудным, если он не входит в деятельность суда (судьи). Например: судье был заявлен обоснованный отвод по мотиву прямой родственной связи со стороной по делу, но судья, отклоняя его, скрыл эту родственную связь и, рассмотрев дело, вынес-таки неправосудное решение. Или с иском в суд никто не обращался, а судья «взял» да и вынес решение (осуществил правосудие без должных к нему предпосылок). Или суд вынес по гражданскому делу не решение, а приговор, (и назначив наказание, не предусмотренное уголовным законом) и т.п.

Однако не просто более реалистичные, а довольно частые неправосудные судебные акты выносятся сегодня такие, в которых судья уклоняется от осуществления правосудия посредством игнорирования законодательных установлений (понятных и обязательных). Просто в судебном акте не указывается о нормах закона, которые должны применяться в данном деле, и о которых в суде было заявлено стороной.

Таким образом, судья создает видимость правосудия, уклоняясь от его осуществления. Это и есть вынесения неправосудного судебного акта (с заведомостью отдельная тема).

Не пора ли перенять немецкий уголовно-правовой опыт, содержащейся в параграфе 339 УК ФРГ? Название то же, что и нашей статье 305 УК, однако диспозиция не дублирует локаничность названия, а конкретизирует деяние для его эфективного, правильного и справедливого правоприменения:

«Судья. который при руководстве судебным разбирательством или при вынесении решения по делу обходит закон в пользу или во вред одной из сторон, наказывается лишением свободы. ».

И не надо установления никакой «заведомости» неправосудия. Настоящее неправосудие не может быть «по неосторожности» у сверхпрофессиональных юристов – судей (тем более, если о существовании и должном применении закона указывала сторона по делу).


Налоговые споры. Защита прав налогоплательщиков

Налоговые споры. Защита прав налогоплательщиков

Структурирование купли-продажи акций (доли)

Правовая система Англии/English Legal System

Похожие материалы

Комментарии (38)

"«Судья. который при руководстве судебным разбирательством или при вынесении решения по делу обходит закон в пользу или во вред одной из сторон, наказывается лишением свободы. ». "

Решение по делу всегда на пользу одной из сторон (если они ранее не примирились)?

Поэтому скорее «Судья. который при руководстве судебным разбирательством или при вынесении решения по делу обходит закон во вред одной из сторон, наказывается лишением свободы. »?

Да, например, у бывшего судьи Новикова Д.В. )))
При том, что его акты, явившиеся "предметом преступления", неправосудными обычно вышестоящая инстанция не называет.

суд во вводной части решения не указал представителей сторон (гражданское дело было 4 года назад). Решение как утверждает судья "вступило в законную силу". Но оно не правосудно. Апелляции сроки прошли. И как его отменять в рамках закона?


А неправосудно ли оно? Всякое неправосудное решение незаконно, но не всякое незаконное решение неправосудно .

Представителей сторон во вводной части указывать, конечно, суд должен , а потому нарушение закона есть. Но влияет ли это нарушение на права сторон? Не факт, что даже при своевременном обжаловании такого нарушения хватило б на основания для отмены решения. Потому незаконность, хотя бы в части, есть, а вот неправосудность, если нет иных косяков, сомнительна .

Спасибо. Ваша точка зрения интересна и по своему обоснована. Однако в соответствии с п.1 и п.2 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 19 декабря 2003 г. N 23 "О судебном решении", на мой взгляд, можно говорить, что решение незаконно , а обжалование незаконных решений ГПК* не предусмотрено.

Игорь, зачем же Вы так огульно?
В ГПК есть целый раздел по этому вопросу - Раздел IV. Пересмотр вступивших в законную силу судебных постановлений .

Наверное, сложно говорить о неправосудности в процессах с участием прокурора ибо, в противном случае, речь следует вести уже о соучастии.
И вновь возвращаемся к вопросу - а "судьи" кто?!))

К сожалению, это так, одна иллюзия правосудия. С этим я столкнулся лично. Полное игнорирование судьями норм закона, Конституции РФ, разъяснений ВС и прочего. По своему делу, могу сказать с полной ответственностью, что не правосудное решение выносил судья-преступник и далее при обжаловании, так же выносили свои не правосудные решения, судьи-преступники. Даже смело могу сказать, рецидивисты. Доказательства их преступления до сих пор храню как зеницу ока.

Неправосудное решение, на мой взгляд, может выноситься только в 1-й инстанции, так как вторая не имеет права его даже рассматривать. После первой инстанции, только следственный комитет. - имхо.

« Суть: Ст. 327 ч.3 УК РФ уже 9 месяцев расследования за якобы предъявление подложного паспорта при выходе из здания »

Использование подложного документа (паспорта) должно быть только такое, которое предоставляет права или освобождает от обязанностей. Например:
либо предоставляющий определенные права (например, право на пенсию, на получение государственной награды), льготы (например, льготы при налогообложении, при уплате различных пошлин, сборов, коммунальных платежей), преимущества (например, при заключении госконтрактов, при снабжении дефицитным сырьем);
либо освобождающий от обязанностей (например, по уплате от налогов, по уплате за проезд, от воинской обязанности, от обязанности декларировать свои доходы).

В судебной практике широко распространены случаи осуждения за использование подложного паспорта гражданина Российской Федерации. При этом паспорт как таковой не предоставляет каких-либо прав и не освобождает от обязанностей. Он всего лишь удостоверяет личность гражданина России на ее территории (п. 1 Положения о паспорте гражданина Российской Федерации, утвержденного Постановлением Правительства РФ от 8 июля 1997 г. N 828). Преступник может иметь точно такой же подлинный паспорт и, прибегая к подлогу, вовсе не стремится заполучить какие-то особые права, этим паспортом предоставленные. Он лишь пытается обмануть кого-либо в части идентификации его личности.

Постановление Президиума Московского городского суда
от 29 января 2010 г. по делу № 44у-444/09
«суд ошибочно квалифицировал действия осужденного по ч. 3 ст. 327 УК РФ.
По смыслу закона под использованием заведомо подложного документа понимается его представление или предъявление в соответствующие учреждения или должностным и иным лицам для получения неположенных прав или незаконного освобождения от возложенных на лицо обязанностей. Использование поддельного документа в иных целях не образует состав данного преступления».

Ключевое слово тут «заведомо». Присмотритесь к нему. Нужно доказать факт того, что Судья знал о неправосудно так решения но все равно желал его вынести что бы насупили желанные для него последствия. Неверное применение норм права подлежащих при рассмотрении дела - что является обязанностью суда их определить а не слушать истца или ответчика само по себе не образует такой состав правонарушения, а вот когда вы судье указываете в суда под аудиопротокол что он родственник и не в праве рассматривать дело а он все равно рассмотрел - тут факт на лицо.

Ну если лицо вышло из режимного объекта ( например из сизо) с паспортом другого лица ( например адвоката) то это как раз использование. Тут нужно смотреть насколько законно ограничен выход из здания - по паспорту.

ГПК РФ Статья 5. Осуществление правосудия только судами

Правосудие по гражданским делам, относящихся к компетенции судов общей юрисдикции, осуществляется только этими судами по правилам, установленным законодательством о гражданском судопроизводстве

Из этой статьи следует однозначно,что "неправосудный"судебный акт - это судебный акт, вынесенный не " по правилам, установленным законодательством о гражданском судопроизводстве".

« "неправосудный"судебный акт - это судебный акт, вынесенный не " по правилам, установленным законодательством о гражданском судопроизводстве" »

с 01.09.2019 вступил в силу федеральный конституционный закон от 06.03.2019 №1-ФКЗ «О внесении изменений в ФКЗ «О судах общей юрисдикции в РФ» от 07.02.2011 № 1-ФКЗ, норами ст. ст. 23.3, 23.11, 24 и 33 не установлено, что « судом является и единоличный судья», однако:

а) несмотря на внесение изменений федеральным законом от 26.07.2019 № 213-ФЗ в ГПК РФ с 01.10.2019, сохранены нормы ч.1 ст.14, ч.4 ст.333, ч.ч.2,3 и 4 ст.376.1, ч. ч. 1 и 2 ст.390.7, ст. ст. 390.9 и 390.10 «о рассмотрении судьей единолично»,
б) несмотря на внесение изменений федеральным законом от 02.08.2019 № 309-ФЗ, сохранены нормы ч.ч.2 и 3 ст.30 (Состав Суда) УПК РФ «о рассмотрении судьей единолично»,

хотя, это противоречит, как ч.3 ст.118 Конституции РФ, так и ч.1 ст.4, ч.3.ст.20, ч.ч.1 и 3 ст.21 федерального конституционного закона «О судебной системе РФ» от 31.12.1996 № 1-ФКЗ.

То есть, все постановления (решения, приговоры, определения), вынесенные судьей ( суда любой инстанции) единолично, априори являются неправосудными, так как "судья единолично" не является судом в понимании Конституции РФ и федеральных конституционных законов.

Отличный материал и комментарии к нему! Только те судьи, кто выносит "неправосудные решения", уже не могут даже в статьях здесь называться "судьями", а должны именоваться не иначе как "антисудьями"!

« Отличный материал и комментарии к нему! Только те судьи, кто выносит "неправосудные решения", уже не могут даже в статьях здесь называться "судьями", а должны именоваться не иначе как "антисудьями"! »

Согласны с комментарием выше! И вот примеры АНТИСУДЕЙ, работающих в Череповецком городском суде - Филиппова Е.Ю. и Розанова Т.В. Данные судьи в 2020-2021гг. лишили несовершеннолетнего ребенка вместе с его отцом единственного жилища - мунициальной квартиры! Данные "СУДЬИ" нарушили все законы, связанные с ПРАВАМИ РЕБЕНКА и ЧЕЛОВЕКА (ст. 40,43 Конституции РФ, ст. 69,71 ЖК РФ и др. Законодательные акты), определив местом жительства несовершеннолетнего и его отца - "УЛИЦУ"!

Спасибо за статью.Сейчас бьюсь с таким Решением.Ссылки на закон нет в Решении, есть некая фраза -. "суд исходил из сложившегося между сторонами порядка пользования земельными участками, а также возможности установления границы земельного участка истца по фактически существующей смежной границе с сохранением строений".
Все бы было хорошо, если бы эти участки не были размежеваны, учтены в ЕГРН, без наложений, ошибок и у каждого свой законный владелец. Все судом подтверждено.
Под долевую никак, и под 234 ГК тоже ни одним пунктом не впихивается )))
Не знаю, какую статью опровергать?)))))
Вышестоящие переписывают текст нижестоящих и оставить в силе. Что оставить то? Новых границ суд не определил, размера тоже.
Такое решение ))))

В 339 статье УК ФРГ есть еще один признак неправосудного решения - когда в мотивированном решении суда резолютивная часть противоречит мотивировочной.
Например, суд констатирует все признаки правонарушения. А в резолютивной части заявляет, что нарушение отсутствует.

В моем деле произошло именно так.
Первый процесс - суд отменил решение ПФР об отказе в пенсии и обязал ПФР назначить пенсию со дня моего обращения за ней в ПФР.
То есть, отказ ПФР в назначении мне пенсии суд признал незаконным, нарушением моих пенсионных прав.
Второй процесс - о компенсациях за незаконный отказ в пенсии.

В мотивированном решении суд подтверждает, что имел место незаконный отказ в назначении пенсии:
Из решения Мытищинского городского суда:
1. «Из материалов дела следует, что 15.12.2014 года ФИО обратилась в Управление Пенсионного фонда с заявлением о назначении досрочной трудовой пенсии. Однако ей было отказано в назначении льготной пенсии».
2. «Суд обязал ГУ-ГУ ПФР № 6 по г. Москве и Московской области назначить ФИО досрочно трудовую пенсию по старости с 15.12.2014 года».
Из решения Московского областного апелляционного суда:
1. «Как установлено судом и подтверждается материалами дела, ФИО 15 декабря 2014 года обратилась в пенсионный орган за назначением досрочной трудовой пенсии по старости в связи с лечебной и иной работой по охране здоровья населения».
2. «Решением комиссии по рассмотрению вопросов реализации пенсионных прав граждан в назначении пенсии было отказано за отсутствием требуемого стажа».
3. «С решением ФИО не согласилась и обратилась в суд».
4. «Суд обязал ответчика назначить ФИО досрочную трудовую пенсию по старости с 15 декабря 2014 года».

Тут суд констатирует, что ПФР нарушил пенсионное законодательство - неправомерно отказал в пенсии.

А дальнейшая логика суда не поддается здравому смыслу.
Решение Мытищинского городского суда :
"Таким образом, поскольку правоотношения сторон возникли в связи с осуществлением пенсионным органом публично-властных ПОЛНОМОЧИЙ, не основанных на равенстве прав и обязанностей их участников, исходя из положений статьи 2 Гражданского кодекса Российской Федерации, эти отношения не регулируются нормами гражданского законодательства."

Из решения Московского апелляционного областного суда:
«Как следует из пункта 1 статьи 2 ГК РФ, гражданское законодательство регулирует договорные и иные обязательства, а также другие имущественные и личные неимущественные отношения, основанные на равенстве, автономии воли и имущественной самостоятельности участников.
Согласно пункту 3 статьи 2 ГК РФ к имущественным отношениям, основанным на административном или ином властном подчинении одной стороны другой, в том числе к налоговым и другим финансовым и административным отношениям, гражданское законодательство не применяется, если иное не предусмотрено законодательством.
Таким образом, положения ГК РФ, в частности статья 15 о возмещении убытков и статья 151 о компенсации морального вреда, не могут быть применены к регулированию отношений по назначению пенсии.
Поскольку правоотношения сторон возникли в связи с осуществлением пенсионным органом публично-властных ПОЛНОМОЧИЙ, не основанных на равенстве прав и обязанностей их участников, исходя из положений статьи 2 ГК РФ, эти отношения не регулируются нормами гражданского законодательства."

Из Определения Верховного суда Российской Федерации об отказе в передаче жалобы на рассмотрение в судебном заседании: «Разрешая спор, суд руководствовался законом, подлежащим применению по данному делу, учёл разъяснения, содержащиеся в Постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 11 декабря 2012 года №30 «О практике рассмотрения судами дел, связанных с реализацией прав граждан на трудовые пенсии», и, указав на то, что правоотношения сторон возникли в связи с осуществлением пенсионным органом публично-властных ПОЛНОМОЧИЙ и эти отношения не регулируются нормами гражданского законодательства, пришёл к верному выводу об отсутствии правовых оснований для удовлетворения иска о компенсации потерь вследствие НЕЗАКОННОГО отказа в назначении досрочной страховой пенсии».

Из решения суда мы видим что незаконный отказ в пенсии (нарушение пенсионного законодательства) - это осуществление пенсионным органом своих полномочий.
И мои отношения с ПФР не регулируются гражданским законодательством (не применяется Гражданский Кодекс РФ).
Феерично!
Для справки. Пенсионное страхование - специальный вид страхования (ст.970 ГК РФ) и гражданское право (ст.39 Конституции глава "Права человека и гражданина").
Суд обошел множество законодательных норм:
1) Ст. 395 ГК РФ - проценты из-за задержки выплаты (страховую пенсию ПФР вернул).
2) Ст. 13 пункт 2 ФЗ "О накопительной пенсии" (накопительную пенсию за упущенный период ПФР мне не вернул) - накопительная пенсия, не полученная застрахованным лицом своевременно по вине страховщика, выплачивается ему за прошедшее время без ограничения каким-либо сроком.
Если бы ПФР не отказал мне в пенсии, я могла бы получать и страховую, и накопительную пенсии.
3) Ст. 10 ГПК - стороне, в пользу которой состоялось решение суда, возмещаются судебные расходы.
Решение состоялось в мою пользу - решение ПФР отменено, но судебные расходы суд возмещать отказался (судебные расходы можно возмещать в рамках статей 15 и 16 ГК РФ о возмещении материального вреда - Определение КС РФ по делу ОАО Большевик и ФНС).

Утверждая, что, незаконно отказав в пенсии, ПФР осуществлял свои полномочия, суд нарушил 61 статью ГПК (обстоятельства, установленные вступившим в законную силу судебным постановлением по ранее рассмотренному делу) - суд изменил оценку событию, которая была установлена тем же судом ранее и это решение суда вступило в силу.

В первом процессе суд признал действия ПФР незаконными (нарушением пенсионного законодательства).
Во втором процессе (о компенсациях за нарушение) суд заявил, что ПФР никакого правонарушения не совершал. И даже наоборот, отказав в пенсии (незаконно отказав - см.первый процесс), осуществлял полномочия.

Закон дает суду своего рода «калькулятор» назначения наказания — правовой механизм, в котором с учетом понижающих и повышающих коэффициентов меняются верхняя и нижняя планки и определяется итоговое наказание. Случается, что суд не всегда тщательно применяет этот «калькулятор». Детальное знание механизма определения размера наказания и дает возможность найти ошибку в приговоре.

Хотя не существует таблицы для расчета влияния конкретных смягчающих на размер наказания, все же УК предусматривает специальный механизм их учета. В частности, обстоятельства, которые ограничивают верхнюю планку наказания. Эту группу можно назвать особо сильными смягчающими обстоятельствами, поскольку они существенно значимы для размера наказания. Кроме того, защитник может проверить, как их учел суд: ведь только для этих обстоятельств в законе есть арифметический механизм учета — ограничения в ¾, 2/3 или ½ от максимального срока.

ТАБЛИЦА. ОБСТОЯТЕЛЬСТВА, КОТОРЫЕ ПОНИЖАЮТ ВЕРХНЮЮ ПЛАНКУ НАКАЗАНИЯ
Норма УК Обстоятельство Коэффициент к максимальному сроку лишения свободы статьи Особенной части УК
ч. 3 ст. 66 УК покушение на преступление не более ¾
п.«и» ч. 1 ст. 61 УК явка с повинной* не более 2/3
п.«и» ч. 1 ст. 61 УК активное способствование*
п.«к» ч. 1 ст. 61 УК медицинская помощь*
п.«к» ч. 1 ст. 61 УК возмещение вреда*
п.«к» ч. 1 ст. 61 УК заглаживание вреда*
ч. 1 ст. 65 УК вердикт присяжных о снисхождении
ч. 5 ст. 62 УК особый порядок (гл. 40 УПК)
ч. 4 ст. 62 УК досудебное соглашение, если санкция предусматривает смертную казнь или пожизненное лишение свободы
ч. 2 ст. 66 УК приготовление к преступлению не более ½
ч. 2 ст. 62 УК досудебное соглашение (гл. 40.1 УПК)
ч. 5 ст. 62 УК дознание в упрощенной форме (гл. 32.1 УПК) не более ½

* — применимо при отсутствии отягчающих обстоятельств и при условии, что санкция статьи не предусматривает пожизненное лишение свободы или смертную казнь (ч. 1, 3 ст. 62 УК)

При назначении наказания суд учитывает вышеуказанные обстоятельства и понижает верхнюю планку наказания. Причем если в деле есть несколько смягчающих обстоятельств, то они плюсуются. Например, если в деле одновременно есть явка с повинной и дело рассматривается в «особом» порядке, то две нормы будут взаимно усиливать друг друга. Таким образом, деление максимального срока наказания на 2/3 применяется дважды. Это следует из п. 39 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 22.12.2015 № 58 «О практике назначения судами уголовного наказания».

Приведем пример. При назначении наказания по ч. 1 ст. 228.1 УК (сбыт наркотиков, максимум — до восьми лет), при наличии особого порядка (гл. 40 УПК) и явки с повинной (п. «и» ч. 1 ст. 61 УК) верхняя планка снижается сначала до четырех лет (применяем гл. 40 УПК), затем с четырех до двух лет и восьми месяцев (применяем ч. 1 ст. 62 УК).

Понижающий коэффициент применяется последовательно: сначала снижение за неоконченное преступление, затем — за особый порядок и досудебное соглашение, затем — за смягчающее обстоятельство. Такая калькуляция следует из п. 14 постановления Пленума ВС РФ от 05.12.2006 № 60 «О применении судами особого порядка судебного разбирательства уголовных дел».

Если в результате подобного плюсования верхняя планка опустится ниже нижней планки (наказание станет меньше минимума, предусмотренного санкцией), то наказание назначается ниже низшего. Это следует из п. 34 постановления Пленума ВС РФ от 22.12.2015 № 58.

ИСКЛЮЧЕНИЯ ИЗ ПРАВИЛ СУММИРОВАНИЯ СНИЖАЮЩИХ НАКАЗАНИЕ ОБСТОЯТЕЛЬСТВ

Суммировать снижающие наказание коэффициенты можно не всегда. Например, при заключении досудебного соглашения о сотрудничестве (гл. 40.1 УПК), которое само по себе снижает верхнюю планку на ½ или 2/3, к нему не плюсуется коэффициент, предусмотренный ч. 1ст. 62 УК, снижающий планку до 2/3. Это правило следует из п. 24 постановления Пленума ВС РФ от 28.06.2012 № 16 «О практике применения судами особого порядка судебного разбирательства уголовных дел при заключении досудебного соглашения о сотрудничестве».

Отметим также, что нижняя планка наказания может повышаться. Например, при любом виде рецидива минимальный срок повышается на 1/3 от максимума, если нет смягчающих обстоятельств (п. 2 ст. 68 УК). Верхняя планка повышается при назначении наказания по совокупности преступлений (ст. 69 УК) и приговоров (ст. 70 УК).

АЛГОРИТМ ПОИСКА ОШИБОК

Арифметические ошибки, которые допустил суд при назначении наказания, выявить легко. Достаточно проверить расчет с учетом всех указанных в приговоре смягчающих обстоятельств.

Не трудно также найти очевидную ошибку, которую допустил суд при назначении наказания. Это случай, когда суд просто забывает учесть одно из обстоятельств, которые снижают верхнюю планку наказания.

Информация в приговоре. Чтобы найти эту ошибку, нужно проверить описательную часть приговора и найти в нем упоминания смягчающих обстоятельств. Далее нужно посмотреть мотивировочную часть, где суд указывает, какими нормами он руководствовался, определяя размер наказания. Нужное место в приговоре начинается с фразы «При назначении наказания суд учитывает…». Здесь нужно проверить, что суд пишет об учете им смягчающих обстоятельств. Если в описательной части суд описывает активное сотрудничество со следствием, то в мотивировочной части должно быть прямо указано, что суд учитывает при назначении наказания пункт «и» ч. 1 ст. 61 УК (явка с повинной, активное способствование…). Если суд не указал эту норму, то это и будет искомая ошибка.

После того как защитник нашел ошибку, можно указать в апелляционной жалобе, что суд нарушил требования ч. 4 ст. 307 УПК, которая обязывает суд приводить в приговоре мотивы решения вопросов назначения наказания. Далее указать, что суд назначил наказание исходя из максимума, не учитывая ограничение «планки» 2/3. Так, в постановлении от 02.10.2017 по делу № 44у-153/2017 президиум Оренбургского областного суда изменил приговор осужденному за убийство. Президиум указал, что в мотивировочной части приговора суд не указал на применение ч. 1 ст. 62 УК и снизил наказание.

Сведения в обвинительном заключении. Информацию о неучтенных смягчающих обстоятельствах можно найти не только в тексте приговора. Бывает, в обвинительном заключении следователь указывает какое-либо смягчающее обстоятельство, а в приговоре суд про него забывает. Это будет ошибкой. Разумеется, суд может не признать обстоятельство смягчающим. Например, из-за того, что по делу не установлены условия для признания явки с повинной. Однако свой вывод он должен мотивировать (ч. 4 ст. 307 УПК).

Иные смягчающие обстоятельства. В силу ч. 2 ст. 61 УК перечень смягчающих обстоятельств не закрытый. Поэтому важно помнить и про другие смягчающие обстоятельства, которые прямо не понижают верхнюю планку, но учитываются как некий жестко не установленный, но все же снижающий наказание коэффициент (ст. 61 УК).

Например, в результате последовательного применения всех пунктов «калькулятора» суд назначил наказание, точно соответствующее уже пониженной верхней планке: те же два года и восемь месяцев за ч. 1 ст. 228.1 УК из вышеизложенного примера. При этом суд установил, что осужденный является единственным трудоспособным членом семьи, и счел это смягчающим обстоятельством. Если после этого суд не учтет это обстоятельство при определении наказания, это будет ошибкой. Таким образом, смягчающее обстоятельство, каким бы оно ни было, суд должен учесть и снизить срок хотя бы на месяц. Кроме того, при наличии смягчающего обстоятельства нельзя назначить максимальное наказание, даже если оно и так понижено с учетом вышеуказанных снижающих коэффициентов (апелляционное определение Мосгорсуда от 26.01.2016 по делу № 10–0230/2016).

ОБОСНОВАНИЕ СМЯГЧАЮЩИХ ОБСТОЯТЕЛЬСТВ

Суды нечасто делают «подарки» защите в виде ошибок, связанных с назначением наказания. На практике обычно приходится идти более сложным путем. Например, суд может не усмотреть смягчающих обстоятельств по делу. В таком случае адвокату нужно обосновать, что эти обстоятельства есть, но суд их не учел. Более всего подходят для этого п. «и» (активное способствование раскрытию преступления) и «к» (заглаживание вреда) ч. 1 ст. 61 УК.

Активное способствование раскрытию преступления. Для обоснования активного способствования можно использовать положения п. 30 постановления Пленума ВС РФ № 58 «О практике назначения судами уголовного наказания». Согласно позиции Пленума, активное способствование раскрытию и расследованию преступления следует учитывать в качестве смягчающего наказание обстоятельства, если лицо представило органам дознания или следствия важную для них информацию о совершенном с его участием преступлении либо своей роли в нем. Например, указало лиц, участвовавших в преступлении, сообщило их данные и местонахождение, сведения, подтверждающие их участие в преступлении, указало лиц, которые могут дать свидетельские показания.

Задача защитника — найти совпадения между формулировками этого пункта постановления пленума и обстоятельствами дела, а затем сослаться на эти совпадения.

Заглаживание вреда. Пленум указывает, что заглаживанием вреда, причиненного потерпевшему, будут действия обвиняемого, который оказал в ходе производства по делу какую-либо помощь потерпевшему. Например, оплатил лечение. Более того, список способов заглаживания вреда не закрытый: к ним относятся все действия, которые предпринял обвиняемый для восстановления нарушенных в результате преступления прав и законных интересов потерпевшего.

Чтобы обосновать, что в деле есть обстоятельства, связанные с «заглаживанием вреда», нужно, например, обосновать причины, по которым осужденный не смог возместить в полном объеме вред потерпевшему. Для этого можно приложить документы о частичном возмещении, о материальном положении обвиняемого, документы, подтверждающие наличие лиц на иждивении, и т. д. 

О правовых позициях Дисциплинарной коллегии ВС РФ из Обзора судебной практики Верховного Суда № 5 за 2017 г.


Эксперты «АГ», проанализировав приведенные примеры и выводы Суда, отметили, что они могут быть полезны для адвокатского сообщества. Во-первых, как ориентир при разрешении вопроса о необходимости и целесообразности подачи жалобы в отношении судьи. Во-вторых, как отправная точка для формулирования критериев назначения различных мер дисциплинарного воздействия в отношении адвокатов.

Как ранее сообщала «АГ», 27 декабря Президиум ВС РФ утвердил Обзор судебной практики № 5 за 2017 г. Как уже сообщалось, Обзор содержит 60 правовых позиций Судебных коллегий ВС РФ по делам в различных отраслях права, разъяснения по ряду вопросов, возникающих в судебной практике, а также обзор практики международных правовых органов.

Среди прочего в документе содержатся и две позиции, сформулированные Дисциплинарной коллегией ВС РФ, рассмотревшей жалобы судей на решение о лишении их статуса по результатам рассмотрения дисциплинарных производств.

Рассмотрев одно дело, Дисциплинарная коллегия сформировала позицию, согласно которой неумышленные судебные ошибки ординарного характера не могут расцениваться как проявление недобросовестного отношения судьи к своим профессиональным обязанностям и служить основанием для применения к нему дисциплинарного взыскания.

А по итогам рассмотрения второго дела коллегия пришла к выводу о том, что недобросовестное отношение судьи к исполнению профессиональных обязанностей, грубое нарушение уголовного и уголовно-процессуального законодательства при рассмотрении дела привели к искажению фундаментальных принципов судопроизводства, нарушению прав и законных интересов граждан, умалению авторитета судебной власти.

Как отметил советник ФПА РФ Евгений Рубинштейн, совокупный анализ извлечений из судебных актов, приведенных в этой части Обзора, может пролить свет на сложный вопрос дисциплинарного производства – за какие процессуальные и материально-правовые ошибки судей при рассмотрении различных категорий дел может быть назначено дисциплинарное взыскание в виде досрочного прекращения статуса судьи.

«Сложность данного вопроса обусловлена отсутствием четких критериев определения – какие из указанных нарушений, как указал КС, “очевидно несовместимы с высоким званием судьи, явно противоречат социальному предназначению судебной власти, носителем которого является судья”. Конечно, приведенная позиция Конституционного Суда не может считаться конкретным критерием, а устанавливает лишь общие границы определения нарушений, за которые судья может быть досрочно лишен статуса», – пояснил адвокат, добавив, что анализ приведенных в Обзоре примеров из судебной практики позволяет наполнить этот критерий более четкими условиями.

В первом примере судья неправильно определил обстоятельства, имеющие значение для дела, и допустил ошибку при применении норм материального права. Верховный Суд РФ, проанализировав содержание этой ошибки, пришел к выводу, что она является ординарной при рассмотрении такого рода дел, а именно исков о признании права собственности, и посчитал, что за эту ошибку лишение статуса судьи является явно несоразмерным нарушению. Суд сформировал тезис: «неумышленные судебные ошибки ординарного характера не могут расцениваться как проявление недобросовестного отношения судьи к своим профессиональным обязанностям и служить основанием для применения к нему дисциплинарного взыскания».

«Анализ этого важного тезиса позволяет конкретизировать критерий “ошибки, которая очевидно несовместима с высоким званием судьи”: такая ошибка должна быть (а) умышленной, то есть когда судья знает, что неправильно применяет норму права, и, несмотря на это, осознанно идет на такое применение, и (б) нетипичной (нехарактерной, выбивающейся из числа других ошибок), которые возникают при рассмотрении определенной категории дел. Умышленное неправильное применение нормы права в совокупности с “эксклюзивностью” нарушения формирует такое отношение к судье, при котором его статус очевидно несовместим с высоким званием судьи», – заключил Евгений Рубинштейн.

В отличие от первого примера, во втором случае Верховный Суд РФ посчитал законным и соразмерным наказание в виде лишения статуса судьи, как раз применив вышеуказанный критерий. Судья был лишен статуса за то, что принял решение об условно-досрочном освобождении лица, не отбывшего установленный срок, при этом рассмотрев заявление с нарушением правил подсудности.

«В этом деле особое значение сыграло то, что судья самостоятельно, без наличия к тому каких-либо оснований перевел осужденного из мест лишения свободы в СИЗО, которое находилось в территориальной подсудности суда, и, таким образом, сформировал видимость надлежащего определения подсудности. При таких обстоятельствах Верховный Суд посчитал, что ошибка, допущенная судьей, является умышленной (судья не мог не знать о том, что важнейшее условие для применения норм об УДО заключается в отбытии осужденным определенного законом срока наказания в зависимости от тяжести преступления), и тот сам создал условия для видимости надлежащей территориальной подсудности, которая также была ошибочной. Умышленный характер действий судьи с неординарностью допущенной ошибки привели Дисциплинарную коллегию Верховного Суда к выводу, что такое поведение судьи несовместимо с его статусом», – пояснил эксперт.

По мнению Евгения Рубинштейна, для адвокатского сообщества сформулированные Дисциплинарной коллегией ВС РФ позиции могут являться ориентиром при разрешении вопроса о необходимости и целесообразности подачи жалобы в отношении судьи. Также они могут помочь с определением и обоснованием позиции о допущенной судьей ошибке, которая может повлечь за собой дисциплинарное взыскание.

Советник ФПА РФ Нвер Гаспарян в свою очередь полагает, что приведенные в Обзоре подходы Дисциплинарной коллегии могут быть полезны для адвокатского сообщества также и в том, чтобы сформулировать понятные критерии назначения различных мер дисциплинарного воздействия в отношении адвокатов: когда это может быть предупреждение, а когда – лишение статуса.

Смола Анна

Сугубо процессуальные нарушения крайне редко становятся основанием для отмены вступивших в законную силу судебных актов. Как известно, есть безусловные основания для отмены, которые представляют собой столь грубые, или существенные, нарушения процессуального законодательства, что сам факт этого нарушения позволяет усомниться в законности судебного акта (ч. 4 ст. 270, ч. 4 ст. 288 АПК РФ). Иные процессуальные нарушения могут повлечь отмену судебного акта только в случае, если они привели или могли привести к принятию неправильного судебного акта (ч. 3 ст. 270, ч. 3 ст. 288 АПК РФ). Эти основания для отмены дифференцированы в процессуальном законодательстве применительно к апелляционной и следующей за ней кассационной инстанциям (имеются в виду суды округов). Предполагается, что наиболее грубые процессуальные нарушения должны исправляться судами до Верховного Суда РФ – во всяком случае, те из них, которые носят очевидный характер. Хотя и процессуальные нарушения со стороны судов апелляционной и кассационной инстанций не исключены, к сожалению.

Суды, как правило, неохотно отменяют судебные акты по причине лишь процессуальных нарушений, даже если они действительно могли повлиять на выводы суда по существу спора, обычно ссылаясь на них лишь в совокупности с указанием на нарушения материального права, часто при этом указывая не на одно, но на комплекс процессуальных нарушений. Наиболее вероятно это для случаев неправильного применения норм о доказывании. К примеру, если нарушены были правила о бремени доказывания, существует высокая вероятность того, что суд пришел бы к иным выводам, если бы правила процесса соблюдались надлежащим образом. Однако наличие таких нарушений даже отследить непросто. Как правило, при оставлении судебного акта в силе перечисляется лишь то, что в глазах вышестоящего суда подкрепляет судебный акт, свидетельствует о его правильности, а не то, что его порочит, даже если недостатков «не хватает» для того, чтобы отменить судебный акт.

В случае же выявления безусловных оснований (например, неизвещение, неподписание судебного акта кем-либо из судей, отсутствие протокола) у суда проверочной инстанции не остается другого выбора. В судебной практике имели место единичные, пожалуй, случаи, когда такого рода нарушения доходили до суда высшей инстанции. Для предотвращения таких ситуаций ВАС РФ даже разъяснил в Пленуме, посвященном пересмотру по вновь открывшимся обстоятельствам, что подобные нарушения со стороны суда кассационной инстанции могут быть отнесены к вновь открывшимся обстоятельствам (чтобы самому не заниматься столь очевидными отменами). Для арбитражных судов это разъяснение действует и сейчас.

В настоящее время процессуальные нарушения, прямо подпадающие под определение безусловных оснований для отмены, все же встречаются не так часто. Гораздо чаще возникают ситуации, когда судом допущена вроде бы грубая ошибка в применении правил процесса, которая прямо к таким основаниям не относится, но по степени существенности нарушения приближается к ним. Поэтому важно понять: в силу самого процессуального нарушения per se судебный акт подлежит отмене или требуется оценка со стороны суда того, привело ли это к принятию неправильного судебного акта?

Для практики может быть актуально, во-первых, толкование безусловных оснований для отмены, так как не всегда очевидно, относятся ли к ним те или иные нарушения. Так, к примеру, в Определении Конституционного Суда РФ от 3 апреля 2014 г. № 656-О по запросу Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда рассматривался вопрос о толковании такого имеющего конституционное содержание безусловного основания для отмены, как «незаконный состав суда», – применительно к процедуре замены судей.

Во-вторых, нужно понять, не расширился ли фактически перечень, т.е. не появились ли в судебной практике новые основания для отмены, которые, по сути, являются безусловными, хотя в законе в качестве таковых не названы.

Таким основанием можно считать, к примеру, несоответствие резолютивной части судебного акта объявленной (как полностью, так и частично). Данное основание для отмены появилось в практике ВАС РФ с тех пор, как аудиозапись судебного заседания стала обязательной и официальной.

Есть такие случаи в практике СКЭС ВС РФ и в настоящее время. Например, определения от 6 апреля 2017 г. № 305-ЭС16-17903 и от 21 июля 2017 г. № 305-ЭС17-3225.

В-третьих, можно рассмотреть вопрос о том, какие процессуальные нарушения являются хотя и не безусловными основаниями для отмены судебных актов, но настолько значимыми, что все же влекут отмену. Можно предположить, что именно на такие ситуации рассчитана законодательная формула «могло привести к принятию неправильного судебного акта», однако такого рода нарушения условно могут быть обозначены даже как «промежуточные» (между безусловными и другими исключительно процессуальными основаниями для отмены). Полагаем, это применимо к случаям, если характер нарушения таков, что оно неизбежно вызывает сомнения в законном и обоснованном судебном разбирательстве, не согласуется с задачами судопроизводства (см. ст. 2 АПК РФ). Представляется, что наиболее грубые процессуальные нарушения, которые можно так квалифицировать, связаны с нарушением права участвующих в деле лиц на судебную защиту их прав и законных интересов.

Следует отметить, что любое отдельно взятое нарушение прав участвующих в деле лиц само по себе едва ли может быть основанием для отмены. Процессуальный закон дает лишь критерий «привело или могло привести к принятию неправильного судебного акта». В основаниях для отмены судебных актов Судебной коллегией ВС РФ в АПК РФ по аналогии с ГПК РФ вроде бы значится необходимость восстановления и защиты нарушенных прав и в случае процессуальных нарушений тоже, но через союз «и» с критерием «повлияли на исход дела».

Эти нормы призваны обратить внимание на то, что как бы печально ни было нарушение процессуальных прав заявителя жалобы, само по себе оно не влечет отмену судебного акта, ставшего результатом рассмотрения дела, в котором нарушения были допущены. Однако степень такого нарушения, по нашему мнению, все же должна судами учитываться, и Верховный Суд РФ на это суды ориентирует.

В не так давно принятом Определении СКЭС ВС РФ от 21 августа 2017 г. № 305-ЭС17-7914 основанием для отмены послужило то обстоятельство, что апелляционный суд принял решение по существу обособленного спора, не располагая томом дела, в котором находились доказательства, представленные процессуальным оппонентом конкурсного управляющего – физическим лицом – заявителем жалобы в ВС РФ.

В этом определении есть указание на значительность нарушения и на то, что оно могло привести к принятию неправильного решения по существу, хотя и без ссылки на конкретную норму АПК РФ. Тем не менее в нем также есть указание на существенное нарушение судами апелляционной и кассационной инстанций права заявителя на судебную защиту. Полагаем, что оно могло бы быть дополнено и ссылкой на нарушение основополагающих принципов судопроизводства (прежде всего таких, как равенство, состязательность).

Поэтому то, что на первый взгляд может показаться технической ошибкой или небрежностью со стороны суда, может иметь гораздо большее правовое значение, если речь идет о нарушении фундаментальных принципов судебного процесса. И реакция Верховного Суда РФ в виде отмены по данному основанию судебных актов важна, поскольку призвана обратить внимание судов и на недопустимость игнорирования базовых прав участников процесса, и на отграничение процессуальных нарушений, наличие которых критично для оценки законности и обоснованности судебного акта. При этом значимым является то, что к применению норм материального права это нарушение не имеет непосредственного отношения и судебные акты отменяются независимо от того, правы ли были суды по существу. Поэтому и исследование сути спора применительно к данному вопросу не требуется.

В качестве других примеров сугубо процессуальных и грубых нарушений в практике СКЭС ВС РФ можно привести следующие:

– ошибка в указании адреса суда, осуществляющего организацию видео-конференц-связи, которая квалифицирована как ненадлежащее извещение, – Определение от 30 марта 2017 г. № 305-ЭС16-20857.

Таким образом, наиболее грубые процессуальные нарушения, повлекшие явное нарушение прав участвующего в деле лица, которые идут вразрез с базовыми процессуальными принципами, должны признаваться основаниями для отмены судебных актов, хотя степень необходимости оценивать их последствия по тем или иным критериям может различаться в каждом конкретном случае. Иногда такие нарушения носят более очевидный характер, иногда менее, что также вызывает сомнения в возможности обобщения подобного рода случаев в виде официального разъяснения Верховного Суда РФ. Кроме того, они разнообразны и непредсказуемы, в любом случае носят характер исключения из правила, которое – имея в виду дела, поступившие на рассмотрение ВС РФ, – либо допустил суд округа как кассационная инстанция, либо нижестоящими судами было проигнорировано. Поэтому вопрос в этой сфере часто стоит не как «допустимо или нет», а как «насколько это значимо», хотя, конечно, судам надлежит соблюдать любые (все) процессуальные нормы в своей деятельности.

Исходя из пункта 18 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27.06.2013 N 19 "О применении судами законодательства, регламентирующего основания и порядок освобождения от уголовной ответственности", сроки давности привлечения к уголовной ответственности оканчиваются по истечении последнего дня последнего года соответствующего периода (например, если преступление небольшой тяжести было совершено 12 августа 2010 года в 18 часов, то срок давности в данном случае начинает течь 12 августа 2010 года, последний день срока давности - 11 августа 2012 года, по истечении которого, т.е. с 00 часов 00 минут 12 августа 2012 года, привлечение к уголовной ответственности недопустимо); при этом не имеет значения, приходится ли окончание сроков давности на рабочий, выходной или праздничный день.

КОНСТИТУЦИОННЫХ ПРАВ СТАТЬЕЙ 228.1 УГОЛОВНОГО КОДЕКСА
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей К.В. Арановского, А.Ю. Бушева, Г.А. Гаджиева, Л.М. Жарковой, С.М. Казанцева, С.Д. Князева, А.Н. Кокотова, Л.О. Красавчиковой, С.П. Маврина, Н.В. Мельникова,

КОНСТИТУЦИОННЫХ ПРАВ СТАТЬЕЙ 210.1 УГОЛОВНОГО КОДЕКСА
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей К.В. Арановского, А.Ю. Бушева, Г.А. Гаджиева, Л.М. Жарковой, С.М. Казанцева, С.Д. Князева, А.Н. Кокотова, Л.О. Красавчиковой, С.П. Маврина, Н.В. Мельникова,

СТАТЬЕЙ 178 УГОЛОВНОГО КОДЕКСА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей К.В. Арановского, А.Ю. Бушева, Г.А. Гаджиева, Л.М. Жарковой, С.М. Казанцева, С.Д. Князева, А.Н. Кокотова, Л.О. Красавчиковой, С.П. Маврина, Н.В. Мельникова,

Устанавливая в статье 72 УК Российской Федерации (в редакции Федерального закона от 3 июля 2018 года N 186-ФЗ) правила зачета времени содержания лица под стражей до вступления приговора суда в законную силу в срок лишения свободы - предусматривающие, в частности, что один день содержания под стражей засчитывается за один день отбывания наказания в тюрьме либо исправительной колонии строгого или особого режима, за полтора дня отбывания наказания в воспитательной колонии либо исправительной колонии общего режима и за два дня отбывания наказания в колонии-поселении (часть третья1), - федеральный законодатель не вышел за рамки уголовно-правовых средств, которые он вправе использовать для достижения конституционно оправданных целей дифференциации уголовной ответственности и наказания, усиления его исправительного воздействия на осужденного, предупреждения новых преступлений и тем самым защиты личности, общества и государства от преступных посягательств и которые не допускают избыточного ограничения прав и свобод при применении мер уголовно-правового принуждения (определения Конституционного Суда Российской Федерации от 26 ноября 2018 года N 2845-О, от 20 декабря 2018 года N 3377-О, от 29 января 2019 года N 65-О и др.).

ПРАВ ЧАСТЬЮ ТРЕТЬЕЙ1 СТАТЬИ 72 УГОЛОВНОГО КОДЕКСА
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей К.В. Арановского, А.Ю. Бушева, Г.А. Гаджиева, Л.М. Жарковой, С.М. Казанцева, С.Д. Князева, А.Н. Кокотова, Л.О. Красавчиковой, С.П. Маврина, Н.В. Мельникова,

В связи с изменением законодательства, а также возникающими в судебной практике вопросами Пленум Верховного Суда Российской Федерации, руководствуясь статьей 126 Конституции Российской Федерации, статьями 2 и 5 Федерального конституционного закона от 5 февраля 2014 года N 3-ФКЗ "О Верховном Суде Российской Федерации", постановляет внести изменения в следующие постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации:

В связи с вопросами, возникающими у судов, и в целях обеспечения единообразного применения ими законодательства об уголовной ответственности за преступления против правосудия, предусмотренные статьями 301 - 303, 306, 307 Уголовного кодекса Российской Федерации, Пленум Верховного Суда Российской Федерации, руководствуясь статьей 126 Конституции Российской Федерации, статьями 2 и 5 Федерального конституционного закона от 5 февраля 2014 года N 3-ФКЗ "О Верховном Суде Российской Федерации", постановляет дать судам следующие разъяснения:

Оценив представленные в материалы дела доказательства в порядке, предусмотренном статьей 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, принимая во внимание обстоятельства, установленные судебным актом по делу N А60-42173/2018, в котором установлено, что ранее спорное имущество использовалось предприятием уголовно-исполнительной системы, принадлежность имущества, его функциональное назначение и использование подтверждены; отметив, что на момент вынесения обжалуемого распоряжения имущество принадлежит Российской Федерации на праве собственности; управление Росимущества осуществляет полномочия собственника федерального имущества, суд, руководствуясь положениями статей 198, 200, 201 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, статей 209, 214, 216, 296, 299 Гражданского кодекса Российской Федерации, статьи 11 Закона Российской Федерации от 21.07.1993 N 5473-1 "Об учреждениях и органах, исполняющих уголовные наказания в виде лишения свободы", пунктами 1, 4 Положения о Федеральном агентстве по управлению государственным имуществом, утвержденного постановлением Правительства Российской Федерации от 05.06.2008 N 432, пунктом 4.1.9 Положения о территориальном управлении Федерального агентства по управлению государственным имуществом в Свердловской области, утвержденного приказом Росимущества от 05.03.2009 N 63, пришел к выводу о том, что оспариваемое распоряжение издано управлением Росимущества в рамках представленных ему полномочий, является законным и обоснованным и не нарушает прав и законных интересов заявителей, поэтому отказал в удовлетворении заявления.

Согласно данным Судебного департамента при Верховном Суде Российской Федерации, доля дел об экологических преступлениях (глава 26, статьи 246 - 262 Уголовного кодекса РФ (далее также - УК РФ) в общей структуре уголовных дел, поступающих в суды, составила в 2019 г. 1,2%, в 2020 г. - 1,3%, в 2021 году - 1,3%.

Пленум Верховного Суда Российской Федерации в пункте 14 постановления от 05.06.2002 N 14 "О судебной практике по делам о нарушении правил пожарной безопасности, уничтожении или повреждении имущества путем поджога либо в результате неосторожного обращения с огнем" дал разъяснения, что вред, причиненный пожарами личности и имуществу гражданина либо юридического лица, подлежит возмещению по правилам, изложенным в статье 1064 Гражданского кодекса, в полном объеме лицом, причинившим вред.

Пленум Верховного Суда Российской Федерации в пункте 14 постановления от 05.06.2002 N 14 "О судебной практике по делам о нарушении правил пожарной безопасности, уничтожении или повреждении имущества путем поджога либо в результате неосторожного обращения с огнем" дал разъяснения, что вред, причиненный пожарами личности и имуществу гражданина либо юридического лица, подлежит возмещению по правилам, изложенным в статье 1064 Гражданского кодекса, в полном объеме лицом, причинившим вред.

Пленум Верховного Суда Российской Федерации в пункте 14 постановления от 05.06.2002 N 14 "О судебной практике по делам о нарушении правил пожарной безопасности, уничтожении или повреждении имущества путем поджога либо в результате неосторожного обращения с огнем" дал разъяснения, что вред, причиненный пожарами личности и имуществу гражданина либо юридического лица, подлежит возмещению по правилам, изложенным в статье 1064 Гражданского кодекса, в полном объеме лицом, причинившим вред.

В обоснование заявления фонд указывал на то, что вступившим в законную силу приговором Московского городского суда от 16.08.2019 Мкртчан О.А. признан виновным в совершении преступления, предусмотренного частью 4 статьи 159 Уголовного кодекса Российской Федерации. Названным приговором также удовлетворен гражданский иск фонда: с Мкртчана О.А. в пользу фонда взысканы 198 498 229 874 руб. 57 коп.

Данный суд указал на то, что сведения о недостоверности в отношении общества содержались в ЕГРЮЛ в течение шести месяцев. Возражения, которые были направлены в регистрирующий орган заявителями, признаны необоснованными, учитывая среди прочих обстоятельств факт возбуждения по заявлению Сергеевой А.В. уголовного дела по признакам преступления, предусмотренного частью 1 статьи 173.1 Уголовного кодекса Российской Федерации. В трехмесячный срок со дня опубликования решения о предстоящем исключении юридического лица из ЕГРЮЛ от заинтересованных лиц не поступили мотивированные заявления о том, что исключение общества из реестра по основанию недостоверности содержащихся в ЕГРЮЛ сведений, затрагивает их права и законные интересы.

1. В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации, неоднократно дополненной им аналогичными обращениями, гражданин В.Н. Гринцов оспаривает конституционность части третьей.4 статьи 72 УК Российской Федерации, устанавливающей порядок зачета времени нахождения под домашним арестом в срок содержания под стражей до судебного разбирательства и в срок лишения свободы из расчета два дня нахождения под домашним арестом за один день содержания под стражей или лишения свободы.

1. Железнодорожным районным судом города Рязани в Конституционный Суд Российской Федерации направлен запрос, в котором оспаривается конституционность подпункта "б" пункта 14 статьи 1 Федерального закона от 29 февраля 2012 года N 14-ФЗ "О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации в целях усиления ответственности за преступления сексуального характера, совершенные в отношении несовершеннолетних".

Архипов Владимир Михайлович, . судимый 15 июля 2020 года по ч. 1 ст. 139 УК РФ к обязательным работам на срок 200 часов, наказание не отбыто,
- осужден по п. "ж" ч. 2 ст. 105 УК РФ к 11 годам лишения свободы с ограничением свободы сроком на 2 года. На основании ч. 5 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения с наказанием по приговору от 15 июля 2020 года окончательно назначено 11 лет 15 дней лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима, с ограничением свободы сроком на 2 года с установлением указанных в приговоре ограничений и возложением обязанности, предусмотренных ст. 53 УК РФ.

- 9 сентября 2014 года по ч. 1 ст. 111 УК РФ, с применением ч. 5 ст. 74, ст. 71, ст. 70 УК РФ частичным присоединением неотбытой части наказания по приговору Климовского районного суда Брянской области от 24 сентября 2013 года, к 4 годам 3 месяцам лишения свободы, 12 июля 2018 года освобожден по отбытии наказания,

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: