Судебная практика возмещение вреда здоровью производственная травма

Обновлено: 28.09.2022

Подборка наиболее важных документов по запросу Возмещение вреда при производственной травме (нормативно–правовые акты, формы, статьи, консультации экспертов и многое другое).

Судебная практика: Возмещение вреда при производственной травме

Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс:
Подборка судебных решений за 2019 год: Статья 265 "Внереализационные расходы" главы 25 "Налог на прибыль организаций" НК РФ
(Юридическая компания "TAXOLOGY") По мнению налогового органа, компенсация морального вреда в связи с утратой трудоспособности бывшим работником общества не отвечает требованиям положений ст. 252 НК РФ и не может быть учтена в составе внереализационных расходов, поскольку данная выплата не направлена на получение дохода, а относится к дополнительным социальным гарантиям и компенсациям, предусмотренным отраслевым соглашением, является выплатой стимулирующего характера. Суд установил, что положениями коллективного договора общества предусмотрено возмещение морального вреда работнику в случае утраты им профессиональной трудоспособности вследствие производственной травмы или профессионального заболевания на основании заявления работника, с учетом приложенного документа о сумме фактической выплаты ФСС РФ. Возмещение морального вреда, причиненного в связи с несчастным случаем на производстве, возможно в силу п. 3 ст. 8 Федерального закона от 24.07.1998 N 125-ФЗ "Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний". Суд пришел к выводу о правомерном включении компенсации морального вреда в состав расходов, указав, что в подп. 13 п. 1 ст. 265 НК РФ не конкретизируется, какой ущерб подлежит возмещению - материальный или моральный, и не содержится прямого запрета на включение в состав внереализационных расходов затрат на возмещение морального вреда. При этом в условиях, когда размер и случаи возмещения морального вреда определены законодательством, коллективным договором и федеральным отраслевым соглашением, возмещение морального вреда может быть осуществлено работодателем в добровольном порядке, на основании соглашения с работником, без обращения в суд.

Статьи, комментарии, ответы на вопросы: Возмещение вреда при производственной травме

Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс:
Статья: Особенности механизма правового регулирования социально-трудовых отношений
(Корсаненкова Ю.Б.)
("Трудовое право в России и за рубежом", 2022, N 1) Функциональные связи можно подразделить на субординационные и координационные в зависимости от той роли, которая присуща соответствующим межотраслевым связям рассматриваемой отрасли . Рассмотренные выше функциональные связи права социального обеспечения с трудовым и гражданским правом, которые имеют место в случае совместного применения норм разных отраслей права к одной жизненной ситуации, связанной с возмещением вреда вследствие производственного травматизма, можно отнести к координационным.

Для тех, кто работает, а таких у нас - большинство, может оказаться полезным решение Верховного суда РФ, в котором говорится про компенсацию морального ущерба работодателем, если его сотрудник получил травму на рабочем месте.

Сергей Михеев

Проблема производственных травм весьма серьезна. Так, по статистике, в прошлом году на наших предприятиях произошло 5860 одних только тяжелых несчастных случаев. Это когда работник либо погиб, либо стал инвалидом. И хотя этот показатель на 4,2 процента меньше, чем годом ранее, цифры все равно пугают. Ну а тех, кто пострадал на работе не сильно, - сотни тысяч. В таких случаях работнику должна быть выплачена компенсация ущерба здоровью. Но ведь физическому ущербу всегда сопутствует и моральный. А вот с компенсацией такого вреда возникают вопросы. С этим и разбирался Верховный суд.

А теперь - детали дела. Наш герой пошел в суд с иском к работодателю о взыскании утраченного заработка и компенсации морального вреда. В суде он рассказал, что трудился вахтовиком-монтажником трубопроводов. Однажды во время работы он сорвался с высоты и упал. Причина несчастного случая была в документах названа - плохо организованная работа. Освидетельствование показало, что молодой человек утратил 30 процентов работоспособности. А для некоторых работ, включая свою прежнюю , он - "непригодный".

Вот после этого молодой человек и потребовал от работодателя выплатить ему зарплату за время болезни и компенсировать моральный вред. Но на это заявление работодатель просто не ответил. В итоге монтажник написал заявление по собственному желанию. И пошел в суд. Первая инстанция его иск удовлетворила частично. Истец оценил свой моральный вред в 5 миллионов рублей. Но суд решил, что ему и 90 000 хватит. Апелляция и кассация нарушений не заметили. Вот тогда истец и обратился в Верховный суд. А там отменили все решения, которые касались моральной компенсации. Для аргументации Верховный суд разъяснил нормы Трудового кодекса. В частности, статья 21 ТК гласит, что человек имеет право на рабочее место, соответствующее государственным требованиям, и в случае ЧП должен получить компенсацию, в том числе и моральную.

Статья 212 ТК подчеркивает, что обеспечение безопасности труда - обязанность работодателя. А в статье 237 того же кодекса сказано про моральный вред. Он определяется по соглашению сторон. Если с соглашением не вышло, определить сумму морального страдания обязан суд. В Гражданском кодексе в статье 151 сказано, что суд при определении размера компенсации морального вреда должен учесть степень вины нарушителя и физические и моральные страдания работника. По этому поводу состоялся специальный Пленум ВС (от 20 декабря 1994 года N 10). Там подчеркивалось - размер компенсации вреда должен учитывать требования разумности и справедливости. О том же говорит и постановление Европейского суда по правам человека, которое процитировал ВС. В решении ЕСПЧ сказано, что расчет размера выплат за моральный ущерб - задача сложная. Нет стандарта, чтобы измерить деньгами боль, физические неудобства, страдания и тоску. А национальные суды всегда должны приводить "достаточные мотивы", оправдывающие сумму компенсации.

Из всего сказанного ВС делает вывод: статьи закона, где сказано о моральном вреде, устанавливают только общие принципы для определения размера компенсации. А вот суды, когда будут решать, насколько морально пострадал человек, должны оценить конкретные незаконные действия работодателя и соотнести их с тяжестью физических и нравственных страданий. В нашем случае, устанавливая компенсацию в 90 тысяч рублей, суды ограничились формальным перечислением норм закона. В решениях этих судов нет обоснований, почему надо заплатить 90 тысяч вместо 5 миллионов рублей, которые просил истец. Ничего не сказано, какие обстоятельства повлияли на определение именно этой суммы.

В нарушение целого списка статей закона суды не выяснили степень тяжести физических и моральных страданий. Не учли его возраст - а ему на момент ЧП был всего 31 год. У него есть дети. Судьи не прислушались к доводам истца о том, что из-за несчастного случая и тяжелых травм он, еще молодой человек, лишен возможности работать там, где он все знает и умеет. Поэтому он потерял заработок, который у него раньше был, и теперь ему запрещены разъездная работа и труд на высоте. Но именно это и давало ему хороший доход. Он долго болел, и его здоровье до сих пор не восстановилось полностью. А страховая выплата не обеспечивает достойного уровня жизни и ему, и детям. Кассационный суд, куда истец пожаловался на предыдущие решения судов, не увидел ошибок своих коллег и не поправил их. В результате чего нарушил две статьи закона. Поэтому Верховный суд отменил все решения местных судов, назначивших 90 тысяч рублей за моральную компенсацию, и велел дело пересмотреть с учетом своих разъяснений.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Пчелинцевой Л.М.,

судей Гуляевой Г.А., Кириллова В.С.

рассмотрела в открытом судебном заседании 22 августа 2016 г. гражданское дело по иску Прудникова А.Н. к открытому акционерному обществу "Угольная компания "Кузбассразрезуголь" об оспаривании акта о несчастном случае на производстве, взыскании недополученного заработка, компенсации морального вреда и судебных расходов

по кассационной жалобе представителя открытого акционерного общества "Угольная компания "Кузбассразрезуголь" Тулубаевой Т.Б. на решение Новокузнецкого районного суда Кемеровской области от 25 августа 2015 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Кемеровского областного суда от 24 ноября 2015 г., которыми исковые требования удовлетворены частично.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Гуляевой Г.А., выслушав объяснения представителей открытого акционерного общества "Угольная компания "Кузбассразрезуголь" Тулубаевой Т.Б., Ефимова С.В., поддержавших доводы кассационной жалобы, заключение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Коробкова Е.И., полагавшего судебные постановления подлежащими отмене,

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

Прудников А.Н. обратился в суд с иском к открытому акционерному обществу "Угольная компания "Кузбассразрезуголь" (далее - ОАО "УК "Кузбассразрезуголь") об оспаривании акта о несчастном случае на производстве, взыскании суммы утраченного заработка за период временной нетрудоспособности, компенсации морального вреда и судебных расходов.

В обоснование исковых требований Прудников А.Н. указал, что 26 августа 2013 г. при исполнении трудовых обязанностей в ОАО "УК "Кузбассразрезуголь" с ним произошел несчастный случай на производстве, в результате которого он получил травму, по данному факту 29 августа 2013 г. работодателем был составлен акт по форме Н-1 о несчастном случае на производстве. Комиссией по расследованию данного несчастного случая установлен факт грубой неосторожности в действиях Прудникова А.Н. и определена степень его вины - 50%.

Прудников А.Н. указал, что 23 декабря 2014 г. он обратился в Государственную инспекцию труда с заявлением об отмене названного решения комиссии по расследованию несчастного случая на производстве в части установления степени его вины, однако получил отказ.

Прудников А.Н. просил суд исключить из акта по форме Н-1 о несчастном случае на производстве от 29 августа 2013 г. заключение комиссии об установлении в его действиях при исполнении трудовых обязанностей факта грубой неосторожности и определения степени вины в размере 50% и установить степень вины работодателя в произошедшем несчастном случае на производстве - 100%.

Прудников А.Н. также указал, что в период с 27 августа 2013 г. по 22 августа 2014 г. в связи с полученной производственной травмой он являлся временно нетрудоспособным и ему выплачивалось пособие по временной нетрудоспособности в размере 100 процентов среднего заработка.

По мнению Прудникова А.Н., выплата ему пособия по временной нетрудоспособности в размере 100 процентов среднего заработка не освобождает работодателя от обязанности выплатить ему суммы утраченного заработка в соответствии со статьей 1085 Гражданского кодекса Российской Федерации, в связи с чем истец просил суд взыскать с ОАО "УК "Кузбассразрезуголь" сумму утраченного заработка за период временной нетрудоспособности в размере 768 749,5 руб., компенсацию морального вреда в связи с причинением вреда здоровью при исполнении трудовых обязанностей в размере 500 000 руб., расходы на оплату услуг представителя - 20 000 руб.

Представитель ответчика исковые требования в суде не признал.

Решением Новокузнецкого районного суда Кемеровской области от 25 августа 2015 г. исковые требования Прудникова А.Н. удовлетворены частично. Суд взыскал с ОАО "УК "Кузбассразрезуголь" в пользу Прудникова А.Н. утраченный заработок за период временной нетрудоспособности в размере 766 620,93 руб., компенсацию морального вреда в размере 10 000 руб. и расходы на оплату услуг представителя в размере 17 000 руб. В удовлетворении остальной части исковых требований отказано.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Кемеровского областного суда от 24 ноября 2015 г. решение суда первой инстанции оставлено без изменения.

В поданной в Верховный Суд Российской Федерации кассационной жалобе представителя ОАО "УК "Кузбассразрезуголь" ставится вопрос о передаче жалобы с делом для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации для отмены указанных судебных постановлений в части удовлетворения исковых требований Прудникова А.Н. о взыскании с ответчика суммы утраченного заработка за период временной нетрудоспособности.

По результатам изучения доводов кассационной жалобы представителя ОАО "УК "Кузбассразрезуголь" 28 апреля 2016 г. судьей Верховного Суда Российской Федерации дело было истребовано в Верховный Суд Российской Федерации, и определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Гуляевой Г.А. от 15 июля 2016 г. кассационная жалоба с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Истец Прудников А.Н., надлежащим образом извещенный о времени и месте рассмотрения дела в кассационном порядке, в судебное заседание суда кассационной инстанции не явился, сведений о причинах неявки не представил, в связи с чем Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации, руководствуясь статьей 385 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, считает возможным рассмотреть дело в отсутствие истца.

Проверив материалы дела, обсудив обоснованность доводов кассационной жалобы, заслушав объяснения явившихся в судебное заседание лиц, участвующих в деле, и заключение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит жалобу подлежащей удовлетворению.

Основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов (статья 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации приходит к выводу о том, что судами первой и апелляционной инстанций были допущены такого рода существенные нарушения норм права, выразившиеся в следующем.

Судом установлено и из материалов дела следует, что Прудников А.Н. с 30 октября 2003 г. работает водителем автомобиля, занятого на транспортировании горной массы в технологическом процессе в технологической автоколонне N 1 "Таллинская" филиала ОАО "УК "Кузбассразрезуголь".

26 августа 2013 г. с Прудниковым А.Н. произошел несчастный случай на производстве, в результате которого он получил травму, по данному факту 29 августа 2013 г. работодателем был составлен акт по форме Н-1 о несчастном случае на производстве. Комиссией по расследованию данного несчастного случая, созданной приказом директора ОАО "УК "Кузбассразрезуголь" от 27 августа 2013 г., установлен факт грубой неосторожности в действиях Прудникова А.Н. и определена степень его вины - 50%.

В период с 27 августа 2013 г. по 22 августа 2014 г. в связи с полученной производственной травмой Прудников А.Н. являлся временно нетрудоспособным и ему работодателем выплачивалось пособие по временной нетрудоспособности в размере 100 процентов среднего заработка.

Удовлетворяя исковые требования Прудникова А.Н. в части взыскания с ответчика компенсации морального вреда в размере 10 000 руб., суд первой инстанции со ссылкой на положения статьи 237 Трудового кодекса Российской Федерации и статьи 151 Гражданского кодекса Российской Федерации исходил из того, что в результате несчастного случая на производстве истцу причинены физические и нравственные страдания, в связи с чем пришел к выводу о взыскании с работодателя компенсации морального вреда в указанном размере. При определении размера подлежащей взысканию суммы компенсации морального вреда суд учел обстоятельства наличия в действиях Прудникова А.Н. грубой неосторожности, приведшей к повреждению здоровья, а также то, что ответчик в добровольном порядке выплатил истцу такую компенсацию в соответствии с коллективным договором.

В указанной части решение суда не обжалуется.

Разрешая спор и удовлетворяя исковые требования Прудникова А.Н. в части взыскания с ответчика суммы утраченного заработка за период временной нетрудоспособности в связи с несчастным случаем на производстве (с 27 августа 2013 г. по 22 августа 2014 г.), суд первой инстанции со ссылкой на положения статей 1085, 1086 Гражданского кодекса Российской Федерации и Федеральный закон от 16 июля 1999 г. N 165-ФЗ "Об основах обязательного социального страхования" исходил из того, что при наступлении временной нетрудоспособности гражданин полностью освобождается от работы и поэтому утрата Прудниковым А.Н. трудоспособности на весь данный период предполагается, в связи с чем неполученная им за период временной нетрудоспособности заработная плата является утраченным заработком, подлежащим возмещению работодателем, на которого нормами действующего гражданского законодательства (статьи 1085, 1086 Гражданского кодекса Российской Федерации) возложена такая обязанность, вне зависимости от размера выплаченного работнику пособия по нетрудоспособности.

С выводами суда первой инстанции согласилась судебная коллегия по гражданским делам Кемеровского областного суда.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации считает, что данные выводы судов первой и апелляционной инстанций основаны на неправильном толковании и применении норм материального права, регулирующих спорные отношения.

В соответствии с частью 1 статьи 184 Трудового кодекса Российской Федерации при повреждении здоровья или в случае смерти работника вследствие несчастного случая на производстве либо профессионального заболевания работнику (его семье) возмещаются его утраченный заработок (доход), а также связанные с повреждением здоровья дополнительные расходы на медицинскую, социальную и профессиональную реабилитацию либо соответствующие расходы в связи со смертью работника.

Виды, объемы и условия предоставления работникам гарантий и компенсаций в указанных случаях определяются федеральными законами (часть 2 статьи 184 Трудового кодекса Российской Федерации).

Федеральный закон от 24 июля 1998 г. N 125-ФЗ "Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний" (далее - Федеральный закон от 24 июля 1998 г. N 125-ФЗ), как следует из его преамбулы, устанавливает в Российской Федерации правовые, экономические и организационные основы обязательного социального страхования от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний и определяет порядок возмещения вреда, причиненного жизни и здоровью работника при исполнении им обязанностей по трудовому договору и в иных установленных настоящим Федеральным законом случаях.

Пунктом 1 статьи 8 Федерального закона от 24 июля 1998 г. N 125-ФЗ установлено, что обеспечение по страхованию осуществляется:

1) в виде пособия по временной нетрудоспособности, назначаемого в связи со страховым случаем и выплачиваемого за счет средств на обязательное социальное страхование от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний;

2) в виде страховых выплат:

единовременной страховой выплаты застрахованному либо лицам, имеющим право на получение такой выплаты в случае его смерти;

ежемесячных страховых выплат застрахованному либо лицам, имеющим право на получение таких выплат в случае его смерти;

3) в виде оплаты дополнительных расходов, связанных с медицинской, социальной и профессиональной реабилитацией застрахованного при наличии прямых последствий страхового случая.

Пунктом 1 статьи 9 Федерального закона от 24 июля 1998 г. N 125-ФЗ установлено, что пособие по временной нетрудоспособности в связи с несчастным случаем на производстве или профессиональным заболеванием выплачивается за весь период временной нетрудоспособности застрахованного до его выздоровления или установления стойкой утраты профессиональной трудоспособности в размере 100 процентов его среднего заработка, исчисленного в соответствии с Федеральным законом от 29 декабря 2006 г. N 255-ФЗ "Об обязательном социальном страховании на случай временной нетрудоспособности и в связи с материнством".

В соответствии с частью 1 статьи 13 Федерального закона от 29 декабря 2006 г. N 255-ФЗ "Об обязательном социальном страховании на случай временной нетрудоспособности и в связи с материнством" назначение и выплата пособий по временной нетрудоспособности, по беременности и родам, ежемесячного пособия по уходу за ребенком осуществляются страхователем по месту работы (службы, иной деятельности) застрахованного лица (за исключением случаев, указанных в частях 3 и 4 настоящей статьи).

В пункте 16 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 10 марта 2011 г. N 2 "О применении судами законодательства об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний" разъяснено, что за весь период временной нетрудоспособности застрахованного начиная с первого дня до его выздоровления или установления стойкой утраты профессиональной трудоспособности за счет средств обязательного социального страхования выплачивается пособие по временной нетрудоспособности в связи с несчастным случаем на производстве или профессиональным заболеванием в размере 100 процентов его среднего заработка без каких-либо ограничений (подпункт 1 пункта 1 статьи 8, статья 9 Федерального закона от 24 июля 1998 г. N 125-ФЗ). Назначение, исчисление и выплата пособий по временной нетрудоспособности производится в соответствии со статьями 12 - 15 Федерального закона от 29 декабря 2006 г. N 255-ФЗ "Об обязательном социальном страховании на случай временной нетрудоспособности и в связи с материнством" (с учетом изменений, внесенных Федеральным законом от 24 июля 2009 г. N 213-ФЗ) в части, не противоречащей Федеральному закону от 24 июля 1998 г. N 125-ФЗ.

Согласно статье 1072 Гражданского кодекса Российской Федерации юридическое лицо или гражданин, застраховавшие свою ответственность в порядке добровольного или обязательного страхования в пользу потерпевшего (статья 931, пункт 1 статьи 935), в случае, когда страховое возмещение недостаточно для того, чтобы полностью возместить причиненный вред, возмещают разницу между страховым возмещением и фактическим размером ущерба.

Из приведенных выше нормативных положений и разъяснений Пленума Верховного Суда Российской Федерации следует, что возмещение вреда, причиненного жизни и здоровью работника при исполнении им обязанностей по трудовому договору, осуществляется страхователем по месту работы (службы, иной деятельности) застрахованного лица, в том числе путем назначения и выплаты ему пособия по временной нетрудоспособности в связи с несчастным случаем на производстве или профессиональным заболеванием в размере 100 процентов среднего заработка застрахованного, а также назначения региональным отделением Фонда социального страхования Российской Федерации единовременной и ежемесячной страховых выплат. Лицо, причинившее вред, возмещает разницу между страховым возмещением и фактическим размером ущерба только в случае, когда страховое возмещение недостаточно для того, чтобы полностью возместить причиненный вред.

Как видно из материалов дела, Прудникову А.Н. за период временной нетрудоспособности с 27 августа 2013 г. по 22 августа 2014 г. в связи с несчастным случаем на производстве работодателем выплачено пособие по временной нетрудоспособности в размере 100 процентов его среднего заработка в соответствии с Федеральным законом от 29 декабря 2006 г. N 255-ФЗ "Об обязательном социальном страховании на случай временной нетрудоспособности и в связи с материнством".

Какие-либо сведения, свидетельствующие о неполном возмещении работодателем утраченного Прудниковым А.Н. заработка на период его временной нетрудоспособности вследствие травмы, полученной в результате несчастного случая на производстве, в материалах дела отсутствуют.

Таким образом, заработок Прудникова А.Н., неполученный им в период временной нетрудоспособности вследствие несчастного случая на производстве, был возмещен работодателем в полном объеме посредством выплаты ему пособия по временной нетрудоспособности в размере 100 процентов его среднего заработка, в связи с чем у суда отсутствовали предусмотренные законом основания для принятия решения об удовлетворении требований истца о взыскании с ОАО "УК "Кузбассразрезуголь" суммы утраченного заработка по правилам статей 1085, 1086 Гражданского кодекса Российской Федерации.

В связи с изложенным решение суда первой инстанции и определение суда апелляционной инстанции, оставившее его без изменения, в части удовлетворения исковых требований Прудникова А.Н. о взыскании с ОАО "УК "Кузбассразрезуголь" утраченного заработка за период временной нетрудоспособности в размере 766 620, 93 руб. нельзя признать законными. Они приняты с существенными нарушениями норм материального права, повлиявшими на исход дела, без их устранения невозможна защита нарушенных прав и законных интересов заявителя, что согласно статье 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации является основанием для отмены обжалуемых судебных постановлений в указанной части.

Поскольку обстоятельства, имеющие значение для рассмотрения и разрешения дела, судами первой и апелляционной инстанций установлены, однако судами неправильно применены нормы материального права к спорным отношениям, Судебная коллегия находит возможным, отменяя судебные постановления в указанной части и не передавая дело на новое рассмотрение, принять новое решение, которым в удовлетворении исковых требований Прудникова А.Н. о взыскании с ОАО "УК "Кузбассразрезуголь" утраченного заработка за период временной нетрудоспособности отказать.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации, руководствуясь ст. 387, 388, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации,

решение Новокузнецкого районного суда Кемеровской области от 25 августа 2015 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Кемеровского областного суда от 24 ноября 2015 г. в части взыскания с открытого акционерного общества "Угольная компания "Кузбассразрезуголь" в пользу Прудникова А.Н. суммы утраченного заработка в размере 766 620,93 руб. отменить.

В указанной части принять по делу новое решение, которым отказать в удовлетворении исковых требований Прудникова А.Н. к открытому акционерному обществу "Угольная компания "Кузбассразрезуголь" о взыскании суммы утраченного заработка в размере 766 620,93 руб.

Подборка наиболее важных документов по запросу Производственная травма судебная практика (нормативно–правовые акты, формы, статьи, консультации экспертов и многое другое).

Статьи, комментарии, ответы на вопросы: Производственная травма судебная практика

Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс:
Статья: Моральный ущерб в трудовых спорах
(Тремаскин И.)
("Трудовое право", 2020, N 9) Подводя итоги данной статьи, стоит сказать, что моральный ущерб всегда предполагает вину работодателя, если речь пошла о судебном разбирательстве. Безусловно, суды стараются компенсировать те физические и нравственные мучения, которые терпел работник. Но для того, чтобы защитить свои права причиненным нарушением, работник должен быть готов доказать, что вред был ему причинен, причем к сбору этих доказательств он должен подойти очень ответственно, исключив халатность, как в вышеуказанном деле, где погиб человек, а доказательства не позволили доказать, что была производственная травма. Практика судов, достаточно устоявшаяся в этом вопросе, требует от судов более конкретного изучения обстоятельств каждого дела.

Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс:
Готовое решение: Какие травмы относятся к бытовым
(КонсультантПлюс, 2022) На практике возникает вопрос, является ли бытовой травмой драка на работе в рабочее время из-за неприязненных отношений между сотрудниками. Судебная практика по данному вопросу неоднозначная. Одни суды квалифицируют это как производственную травму, другие - как бытовую.

Нормативные акты: Производственная травма судебная практика

Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 29.11.2018 N 41
"О судебной практике по уголовным делам о нарушениях требований охраны труда, правил безопасности при ведении строительных или иных работ либо требований промышленной безопасности опасных производственных объектов" В частных постановлениях (определениях) судам не следует ограничиваться констатацией обстоятельств совершенного преступления. В них должны указываться конкретные нарушения требований охраны труда и правил безопасности работ в данной организации, явившиеся причиной гибели людей, производственных травм или заболеваний и требующие принятия соответствующих мер по устранению выявленных недостатков и организации безопасных условий труда.

Информационное письмо Президиума ВАС РФ от 25.12.1996 N 10
Арбитражный суд исследовал вопрос о применимом праве и сделал вывод о том, что для решения данного спора должно применяться законодательство Республики Беларусь в силу того обстоятельства, что производственная травма была причинена работнику истца на территории Республики Беларусь.

Подборка наиболее важных документов по запросу Возмещение вреда здоровью при производственной травме (нормативно–правовые акты, формы, статьи, консультации экспертов и многое другое).

Судебная практика: Возмещение вреда здоровью при производственной травме

Статьи, комментарии, ответы на вопросы: Возмещение вреда здоровью при производственной травме

Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс:
Статья: Особенности механизма правового регулирования социально-трудовых отношений
(Корсаненкова Ю.Б.)
("Трудовое право в России и за рубежом", 2022, N 1) Трудовое право регулирует отношения по расследованию несчастных случаев на производстве в рамках института охраны труда, право социального обеспечения - социально-страховые отношения по предоставлению различных видов страхового возмещения работнику или нетрудоспособным членам его семьи. Гражданское право (ст. 1084, 1085, 1086 Гражданского кодекса РФ) гарантирует возмещение вреда в этих случаях в части, превышающей обеспечение по обязательному социальному страхованию, что вытекает из п. 2 ст. 1 Федерального закона "Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний" от 24 июля 1998 г. N 125-ФЗ (далее - Закон N 125-ФЗ), а также морального вреда (п. 3 ст. 8 Закона N 125-ФЗ). В данном примере функциональные связи трех отраслей являются отголоском их генетических связей, отражающих общность отраслей в процессе их исторического развития. В ходе исторического развития институт возмещения вреда, причиненного здоровью работника в результате производственного травматизма в процессе трудовых отношений, постепенно перешел из предмета гражданского права в предмет трудового права (институт взаимной материальной ответственности сторон трудового договора). А из предмета трудового права его границы сместились в сторону предмета права социального обеспечения. Тем не менее институт сохраняет системно-функциональную связь в большей или меньшей степени с тремя отраслями.

Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс:
"Основания возникновения обязательств из причинения вреда: законодательство, комментарии, судебная практика"
(Розина С.В.)
(Подготовлен для системы КонсультантПлюс, 2019) Так, Конституционный Суд РФ (Определение КС РФ от 11.07.2006 N 301-О), также руководствуясь принципом полного возмещения вреда, по делу о возмещении вреда, причиненного здоровью от производственной травмы, признал возможность возмещения вреда в пределах не только тех сумм, которые причитаются потерпевшему лицу от производственной травмы или увечья на производстве по правилам Федерального закона N 125-ФЗ "Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний", но и свыше, в частности, в конкретном случае затраты на томографическое обследование, в порядке, установленном главой 59 ГК РФ.

Нормативные акты: Возмещение вреда здоровью при производственной травме

Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс:
Федеральный закон от 24.07.1998 N 125-ФЗ
(ред. от 30.12.2021)
"Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний" возмещение вреда, причиненного жизни и здоровью застрахованного при исполнении им обязанностей по трудовому договору и в иных установленных настоящим Федеральным законом случаях, путем предоставления застрахованному в полном объеме всех необходимых видов обеспечения по страхованию, в том числе оплату расходов на медицинскую, социальную и профессиональную реабилитацию;

Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс:
Решение Верховного Суда РФ от 04.05.2017 N АКПИ17-137
Нельзя согласиться с утверждением административного истца о том, что Приказ нарушает ее право на справедливую оценку полученной травмы на производстве и на компенсацию причиненного ей вреда.

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: