Суд и следователь решают идентификационную задачу верно ли это утверждение

Обновлено: 03.10.2022

УПК РФ Статья 166. Протокол следственного действия

1. Протокол следственного действия составляется в ходе следственного действия или непосредственно после его окончания.

2. Протокол может быть написан от руки или изготовлен с помощью технических средств. При производстве следственного действия могут также применяться стенографирование, фотографирование, киносъемка, аудио- и видеозапись. Стенограмма и стенографическая запись, фотографические негативы и снимки, материалы аудио- и видеозаписи хранятся при уголовном деле.

3. В протоколе указываются:

1) место и дата производства следственного действия, время его начала и окончания с точностью до минуты;

2) должность, фамилия и инициалы лица, составившего протокол;

3) фамилия, имя и отчество каждого лица, участвовавшего в следственном действии, а в необходимых случаях его адрес и другие данные о его личности.

4. В протоколе описываются процессуальные действия в том порядке, в каком они производились, выявленные при их производстве существенные для данного уголовного дела обстоятельства, а также излагаются заявления лиц, участвовавших в следственном действии.

5. В протоколе должны быть указаны также технические средства, примененные при производстве следственного действия, условия и порядок их использования, объекты, к которым эти средства были применены, и полученные результаты. В протоколе должно быть отмечено, что лица, участвующие в следственном действии, были заранее предупреждены о применении при производстве следственного действия технических средств.

6. Протокол предъявляется для ознакомления всем лицам, участвовавшим в следственном действии, с учетом особенностей, предусмотренных статьей 189.1 настоящего Кодекса. При этом указанным лицам разъясняется их право делать подлежащие внесению в протокол замечания о его дополнении и уточнении. Все внесенные замечания о дополнении и уточнении протокола должны быть оговорены и удостоверены подписями этих лиц.

(в ред. Федерального закона от 30.12.2021 N 501-ФЗ)

(см. текст в предыдущей редакции)

7. Протокол подписывается следователем и лицами, участвовавшими в следственном действии, с учетом особенностей, предусмотренных статьей 189.1 настоящего Кодекса.

(в ред. Федерального закона от 30.12.2021 N 501-ФЗ)

(см. текст в предыдущей редакции)

8. К протоколу прилагаются фотографические негативы и снимки, киноленты, диапозитивы, фонограммы допроса, кассеты видеозаписи, чертежи, планы, схемы, слепки и оттиски следов, выполненные при производстве следственного действия, а также электронные носители информации, полученной или скопированной с других электронных носителей информации в ходе производства следственного действия.

(часть 8 в ред. Федерального закона от 28.07.2012 N 143-ФЗ)

(см. текст в предыдущей редакции)

9. При необходимости обеспечить безопасность потерпевшего, его представителя, свидетеля, их близких родственников, родственников и близких лиц следователь, дознаватель вправе в протоколе следственного действия, в котором участвуют потерпевший, его представитель или свидетель, не приводить данные об их личности. В этом случае следователь с согласия руководителя следственного органа или дознаватель с согласия начальника органа дознания выносит постановление, в котором излагаются причины принятия решения о сохранении в тайне этих данных, указывается псевдоним участника следственного действия и приводится образец его подписи, которые он будет использовать в протоколах следственных действий, произведенных с его участием. Постановление помещается в конверт, который после этого опечатывается, приобщается к уголовному делу и хранится при нем в условиях, исключающих возможность ознакомления с ним иных участников уголовного судопроизводства. В случаях, не терпящих отлагательства, указанное следственное действие может быть произведено на основании постановления следователя или дознавателя о сохранении в тайне данных о личности участника следственного действия без получения согласия соответственно руководителя следственного органа, начальника органа дознания. В данном случае постановление следователя передается руководителю следственного органа, а постановление дознавателя - начальнику органа дознания для проверки его законности и обоснованности незамедлительно при появлении для этого реальной возможности.

(часть 9 в ред. Федерального закона от 30.12.2015 N 440-ФЗ)

(см. текст в предыдущей редакции)

10. Протокол должен также содержать запись о разъяснении участникам следственных действий в соответствии с настоящим Кодексом их прав, обязанностей, ответственности и порядка производства следственного действия, которая удостоверяется подписями участников следственных действий, с учетом особенностей, предусмотренных статьей 189.1 настоящего Кодекса.

2) установление групповой принадлежности объекта (устанавливается не тождество, а сходство, принадлежность объекта к определенной группе).

Разновидностью индивидуальной идент-и является установление целого по частям.

Разновидностью группой идентификации является установление источника происхождения объекта (установление предприятия изготовителя, цеха, в котором изготовлен объект)

3. В зависимости от субъекта, осуществляющего идентификационный процесс выделяют:

1) экспертная идентификация (дактилоскопическая иден-я, почерковедческая иден-я, портретная иден-я, баллистическая и т.д.)

2) следственная идентификация (предъявление для опознания).

Идентификационные действия следователя. Как уже отмечалось, следователь является одним из самых активных и наиболее частых субъектов идентификации, который может осуществлять этот процесс самостоятельно.

Под идентификационными действиями следователя понимают такие следственные действия, содержанием которых является сравнительное исследование признаков, составляющих в своем комплексе неповторимость объекта, и которые имеют целью получение выводов о наличии или отсутствии тождества1.

К таким действиям относится в первую очередь предъявление для опознания. Существующий уголовно-процессуальный закон (ст. 164 УПК) называет два таких действия: предъявление лица для опознания и предъявление предметов. Однако в теории и на практике признано считать самостоятельными идентификационными действиями предъявление для опознания: а) живых лиц; б) трупов; в) фотоснимков живых лиц; г) фотоснимков трупов; д) предметов; е) фотоснимков предметов; ж) фотоснимков участков местности; з) животных.

Названные виды идентификационных действий следователя состоят из следующих этапов:

· собирание идентификационной информации об объекте, подлежащем предъявлению для опознания;

· действия по отысканию объекта, подлежащего идентификации путем опознания;

· подготовительные действия по подбору объектов, среди которых будет произведено предъявление объекта для опознания;

· производство самого акта предъявления для опознания (собственно акта идентификации);

· фиксация результатов предъявления для опознания с отражением идентификационных признаков, положенных в основу вывода о наличии или отсутствии тождества;

· оценка результатов опознания, проверка их достоверности и обоснованности.

Таким образом, следственная идентификация путем опознания требует большой работы следователя, соблюдения всех требований теории идентификации.

Кроме опознания в отдельных случаях в качестве идентификационного действия может производиться следственный осмотр. В других случаях следственный осмотр подготавливает базу для будущей идентификации. Например, в ходе осмотра трупа подробно фиксируются признаки внешности неизвестного, производится его дактилоскопирование, опознавательная фотосъемка, составляется карта неопознанного трупа.

Посредством следственного осмотра следователь может решить идентификационную задачу, например, установить личность убитого, заключив, что лицо, изображенное на фотоснимке в удостоверении личности, обнаруженном в кармане одежды неизвестного трупа, и лицо трупа совпадают по всем общим и частным признакам. Но прийти к такому выводу он может только тогда, когда в соответствии с приемами идентификации проведет сравнение таких признаков и опишет их в протоколе по методу словесного портрета.

Следователю, а иногда и судье приходится проводить действия, имеющие целью осуществление так называемой малой идентификации, именуемой иногда оперативным узнаванием. В этих случаях также применяют приемы идентификации исследования.

Так, отыскивая при обыске вещественные доказательства, следователь должен сравнить признаки, содержащиеся в имеющемся у него описании похищенного предмета, например ружья, с признаками, выявленными при осмотре ружья, изъятого у подозреваемого.

Разумеется, что впоследствии похищенный предмет, обнаруженный при обыске, придется предъявлять для опознания или идентифицировать экспертным путем. Эти процессуальные действия призваны подтвердить или опровергнуть вывод следователя о тождестве объекта.

Приступая к допросу, следователь обязан убедиться в том, что вызванный свидетель или обвиняемый является именно тем, кого он намеревался допросить. В этом случае также сравниваются признаки (приметы личности с ее описанием в процессуальных или иных документах).

Все это требует применения приемов раздельного изучения признаков сначала одного, а затем другого объекта и сравнения их, оценки совпадений и различий, построения вывода о наличии или отсутствии тождества. Забвение указанных правил нередко приводит к следственным и судебным ошибкам.

Процессуальная обоснованность назначения криминалистической идентификационной экспертизы вытекает из требований уголовно-процессуального закона. Она может быть назначена только по уголовному делу, уже возбужденному лицом, производящим дознание, следователем, прокурором или судом. Если дело еще не возбуждено, то назначение экспертизы неправомерно.

Процессуальная обоснованность означает также, что по делу вынесено постановление (или судом - определение) о назначении криминалистической идентификационной экспертизы.

Решение о назначении определенного вида идентификационной экспертизы означает, что следователь должен указать, какую именно экспертизу следует произвести: почерковедческую, папилляроскопическую, баллистическую, портретно-криминалистическую, идентификацию целого по частям.

Требование своевременности назначения экспертизы обязывает следователя и суд выносить соответствующее постановление, как только в этом возникла необходимость и собраны все нужные материалы.

Требование достоверности данных о происхождении исследуемых объектов предполагает, что следователь должен направлять на экспертизу именно те вещественные доказательства, которые обнаружены по данному делу.

Это же относится и к образцам. Следователь и судья отвечают за качество представляемых образцов, поэтому необходимо особенно тщательно готовить материалы и убеждаться в достоверности происхождения образца от надлежащего субъекта.

Недостоверность образцов затрудняет установление истины по делу и может повлечь судебные ошибки.

Криминалистическая идентификация — это установление тождества конкретного объекта по его отображениям, фрагментам. При этом решается вопрос о том, является ли данный предмет искомым. Например, по следам папиллярных узоров рук, можно отождествить конкретного человека, оставившего эти следы на месте происшествия, и т. д.

Общая методика идентификации предполагает построение исследования по определенным стадиям со строгим соблюдением их последовательности. В теории криминалистической идентификации выделяются четыре стадии идентификационной экспертизы.

1) предварительное исследование (экспертный осмотр) включает подготовительные работы:

— решение вопроса о достаточности и надлежащем качестве представленных материалов;

— проверка правильности их процессуального оформления.

Экспертный осмотр представленных на исследование объектов. При осмотре эксперт выясняет, все ли материалы, перечисленные в постановлении (определении) о назначении экспертизы, представлены эксперту, все ли они процессуально правильно оформлены и нет ли сомнений в их подлинности, достаточны ли и пригодны ли они для идентификации. Если материалов явно недостаточно или они непригодны для идентификации, эксперт сообщает об этом следователю (суду) и указывает, какие дополнительные материалы необходимо представить. Эксперт в этой стадии составляет план предстоящего исследования и определяет наиболее эффективные рабочие методы, которые будут им использованы в процессе экспертизы.

2) раздельное исследование — выделение наибольшего количества идентификационных признаков в представленных на исследование объектах, изучение их идентификационных полей;

Раздельное исследование представленных объектов. В этой стадии основная задача эксперта - выявить максимальное количество идентификационных признаков, присущих каждому объекту, исследовать все его идентификационное поле. При анализе следов-отображений идентифицируемого объекта для правильной оценки идентификационных признаков, их совпадений и различий, необходимо уяснить механизм образования этих следов. Выявленные признаки должны быть достаточно полно зафиксированы и наглядно представлены на фотоснимках, таблицах или схемах, чтобы облегчить сопоставление этих признаков в стадии сравнительного исследования и дать им правильную оценку.

3) сравнительное исследование - сопоставление признаков идентифицируемого и идентифицирующего объектов;

Сравнительное исследование. На данной стадии эксперт сопоставляет одноименные идентификационные признаки объектов, выявляет совпадающие и различающиеся признаки (в любом случае, как при наличии, так и при отсутствии тождества, обнаруживаются и совпадающие и различающиеся признаки). Сравнительное исследование должно быть полным и детальным. Сопоставляются в деталях не только броские и наиболее характерные, но и все выявленные в стадии раздельного исследования идентификационные признаки независимо от их количества и степени выраженности. Нередко сравнение именно мелких, малозаметных особенностей позволяет эксперту сделать правильный вывод о тождестве. Достоверные результаты сравнения обеспечиваются умелым применением технических средств и методов исследования. При этом могут использоваться различные измерительные приборы, лупы, сравнительные микроскопы, специальные осветительные приборы и другие технические средства.

4) оценка полученных результатов и формулирование выводов, которые бывают:

— об установлении тождества, когда наряду с преобладающими совпадениями отмечаются и несущественные, объяснимые различия;

— об отсутствии тождества, при явных различиях определяющих несходство в главном;

— о невозможности решить идентификационную задачу, когда выяснить природу различий и отнести их к существенным или несущественным не удается;

б) вероятностные выводы, которые делаются экспертом в том случае, если комплекс идентификационных признаков недостаточен для категорического вывода. Вероятностный вывод доказательственного значения не имеет и может быть использован лишь в оперативно-розыскной работе.

Оценка выявленной совокупности признаков и формулирование вывода эксперта. Выявленные совокупности совпадающих и различающихся признаков должны быть оценены, и прежде всего с точки зрения их закономерности или случайности. Если закономерной, существенной окажется совокупность совпадающих признаков, то вывод эксперта о тождестве будет положительным: закономерная совокупность различающихся признаков порождает отрицательный вывод. Кроме того, выявленная совокупность признаков оценивается с точки зрения ее индивидуальности (неповторимости) и достаточности для обоснования категорического (положительного или отрицательного) вывода эксперта.

Чтобы дать общую оценку комплексам совпадающих и различающихся признаков, необходимо оценивать каждый идентификационный признак в отдельности с учетом его специфичности, относительной устойчивости, независимости от других признаков, частоты встречаемости и идентификационной значимости. В тех случаях, когда эксперт приходит к положительному выводу, убедившись, что выявленные различающиеся признаки случайны и не имеют существенного значения в решении вопроса о тождестве, он должен обосновать это и пояснить, чем обусловлены эти различия. Решающей в данной стадии является оценка всей совокупности признаков, присущей объекту идентификации. Вопрос о том, какой минимальный комплекс признаков является в каждом конкретном случае достаточным для обоснования категорического вывода эксперта - один из основных вопросов теории криминалистической идентификации. Правильное его решение зависит не только от качества представленных на экспертизу объектов, от полноты и тщательности проведенного исследования, но и от ряда других факторов: профессиональной подготовки, квалификации и опыта эксперта, его внимания, вдумчивости, сосредоточенности, других субъективных качеств, а также от того, какими объективными критериями он руководствуется при оценке признаков. Вывод эксперта о тожестве может быть положительным или отрицательным, категорическим или вероятным. Если совокупность признаков недостаточна для категорического вывода, эксперт ограничивается вероятным заключением. Доказательственное значение имеет лишь категорический положительный или отрицательный вывод, вероятное заключение может быть использовано лишь в организационной и в оперативно-розыскной работе.

Высшая инстанция рассмотрела неприятную ситуацию, с которой могут столкнуться вкладчики банка: у клиентки через личный онлайн-кабинет увели полмиллиона рублей, указав все необходимые персонифицированные данные. Верховный суд РФ рассказал о правах и обязанностях всех участников подобных споров — потерпевшей, кредитной организации, а также человека, на счёт которого поступил спорный перевод.

В суд обратилась клиентка «Сбербанка», у которой в 2015 году со счета «увели» 500 тысяч рублей: деньги сначала перечислили другой вкладчице, а затем 413 тысяч из них ушли неизвестным лицам. Заявительница посчитала, что клиентка банка, которой поступили её деньги, таким образом получила неосновательное обогащение и потребовала, чтобы та вернула ей средства.

Однако Кетовский суд Курганской области в удовлетворении исковых требований отказал, а апелляционная инстанция оставила это решение без изменения.
Суды посчитали, что истица не представила относимых и допустимых доказательств, подтверждающих увеличение стоимости имущества ответчицы за счет поступивших с ее банковского счета денежных средств, а также наличие причинно-следственной связи между перечислением денег ответчице и их дальнейшим поступлением на банковские счета третьих лиц.

Суды также указали, что раз ответчица потеряла свою банковскую карту, то она не имела возможности распоряжаться денежными средствами, поступившими на ее счёт.

Лишившаяся полумиллиона рублей вкладчица также пыталась судиться со «Сбербанком», но и в этом споре потерпела фиаско: вступившим в законную силу решением Гагаринского суда Москвы ей отказано в требовании о взыскании неправомерно списанных со счета денег.

Столичный суд решил, что у кредитной организации отсутствовали законные основания для отказа в проведении операции, поскольку в системе «Сбербанк Онл@йн» были введены правильные идентификатор, логин и пароли. А в соответствии с условиями договора банковского счета, тот, кто правильно вводит все данные, определяется как клиент банка.

Обязанности получателя денег

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда сочла, что нельзя согласиться с постановлением об отказе в иске к вкладчице, на счёт которой поступили средства истицы.

ВС напомнил, что суд оценивает доказательства и их совокупность по своему внутреннему убеждению.

«Однако это не предполагает возможность оценки судом доказательств произвольно и в противоречии с законом», — отмечает высшая инстанция.

Она указывает, что каждая сторона процесса должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений (часть 1 статьи 56 Гражданского процессуального кодекса).

«По делам о взыскании неосновательного обогащения на истца возлагается обязанность доказать факт приобретения или сбережения имущества ответчиком, а на ответчика — обязанность доказать наличие законных оснований для приобретения или сбережения такого имущества либо наличие обстоятельств, при которых неосновательное обогащение в силу закона не подлежит возврату», — поясняет ВС.

В рассматриваемом деле судом установлен и никем не оспаривался факт перечисления 500 тысяч рублей со счета одной клиентки банка на счёт другой.

Денежные средства истицы на счет ответчицы были переведены помимо ее воли, иным неустановленным лицом, следует из материалов дела.

Ответчица же пояснила, что она поступившими на ее счёт деньгами не распоряжалась, а картой банка не пользовалась, так как потеряла ее. Она считает, что распоряжение денежными средствами осуществляли неустановленные третьи лица.

«При таких обстоятельствах для правильного разрешения спора судам следовало установить, приобрела ли ответчица денежные средства именно заявительницы, доказано ли ответчицей наличие законных оснований для приобретения этих денежных средств либо предусмотренных статьей 1109 Гражданского кодекса обстоятельств, в силу которых эти денежные средства не подлежат возврату», — поясняет ВС.

Однако суды первой и апелляционной инстанций не дали какой-либо оценки этим обстоятельствам, возложив на истицу бремя доказывания увеличения стоимости имущества ответчицы и наличия у нее возможности фактически распоряжаться полученными денежными средствами, указал ВС.

Он разъясняет, что сам по себе факт утраты ответчицей банковской карты не лишает ее права распоряжения денежными средствами, которые находятся на счете.

Ответственность банка

Кроме того, суды установили, что из перечисленных на банковский счет ответчицы 500 тысяч рублей третьим лицам ушли 413 тысяч, а 87 тысяч так и лежат на ее вкладе.

При этом первоначальная принадлежность этих денег истице также установлена судом, и не оспаривалась сторонами, напоминает ВС.

Однако апелляционная инстанция, отказывая во взыскании с ответчицы оставшейся на ее счету суммы, решила, что деньги могут быть взысканы только с ПАО «Сбербанк России».

Между тем, согласно статье 845 Гражданского кодекса, банк обязуется принимать и зачислять поступающие на счет клиента денежные средства, выполнять его распоряжения о перечислении и выдаче определённых сумм и проведении других операций.

Кредитная организация не вправе определять и контролировать направления использования денежных средств клиента и устанавливать другие непредусмотренные законом или договором банковского счета ограничения права вкладчика распоряжаться денежными средствами по своему усмотрению, указывает ВС.

«Права на денежные средства, находящиеся на счете, считаются принадлежащими клиенту в пределах суммы остатка», — отмечает он.

Таким образом, оставшиеся от полумиллиона 87 тысяч рублей банку не принадлежат, поскольку находятся на счете клиента, которая не утратила право распоряжаться вкладом, поясняет высшая инстанция.

В связи с этим, вывод суда о том, что данные денежные средства могут быть взысканы только с ПАО «Сбербанк России», является необоснованным, считает ВС РФ.

Он пришёл к выводу, что судебные инстанции допустили по делу существенные нарушения норм права, а принятые судебные постановления не отвечают требованиям законности и обоснованности. Вследствие чего высшая инстанция отменила решение и направила дело на новое рассмотрение в апелляционную инстанцию.

Большинство юристов из тех, кто работает в уголовной сфере, многократно слышали фразу, что следователь процессуально независимое лицо. При этом все понимают, что это не совсем так или совсем не так.

Принцип процессуальной независимости провозглашен в законе, так в ст. 38 УПК РФ указано, следователь уполномочен самостоятельно направлять ход расследования, принимать решение о производстве следственных и иных процессуальных действий. Кроме того, следователь является субъектом оценки доказательств, который делает это по своему внутреннему убеждению, основанному на совокупности имеющихся в уголовном деле доказательств, руководствуясь при этом законом и совестью (ст. 17 УПК РФ).

Ознакомившись с приведенными положениями закона, сторонний наблюдатель и в правду может сделать вывод о том, что следователь является независимым участником процесса, уполномоченным проводить расследование, собирать доказательства, оценивать их и в итоге самостоятельно принимать процессуальное решение.

Однако идем далее, смотрим ст. 39 УПК РФ (руководитель следственного органа) и мы видим, что независимость следователя это только красивая декларация и не более того. Так, руководитель следственного органа вправе отменять незаконные или необоснованные постановления следователя, то есть абсолютно любое решение «процессуально независимого следователя» может быть отменено. Далее руководитель вправе давать следователю указания:

- о направлении расследования, производстве отдельных следственных действий;

- о привлечении лица в качестве обвиняемого;

- об избрании в отношении подозреваемого, обвиняемого меры пресечения;

- о квалификации преступления и об объеме обвинения.

Данные указания обязательны для следователя, в этой связи непонятно о какой независимости следователя может идти речь. Более того какая может быть свобода оценки доказательств, если руководитель уполномочен давать указание и о привлечении в качестве обвиняемого, и о квалификации преступления, и об объеме обвинения.

То есть если следователь считает, что доказательств для предъявления обвинения недостаточно, его мнение особо ничего не значит, если руководитель считает по-другому. Руководитель также определит и квалификацию преступления, и объем обвинения. Как Вам такая независимость? При этом постановление о привлечении в качестве обвинения будет подписано следователем. Как Вам такая свобода оценки доказательств?

Я здесь перечислил только часть полномочий руководителя следственного органа, которых уже достаточно, чтобы перечеркнуть всю «процессуальную независимость» и «свободу оценки доказательств» следователя, в действительности же их гораздо больше.

Правда в законе есть оговорка, что следователь вправе обжаловать указания руководителя, но только вышестоящему руководителю и без приостановления их выполнения. Но только ситуацию это никаким образом не меняет. Все равно последнее слово за руководителем только уже другого уровня. Если честно я хотел бы увидеть, как такое обжалование выглядит в реальной жизни, мне кажется это зверь вымирающий, а точнее мертворожденный.

Более того на практике руководителю не требуется утруждать себя какими-то письменными указаниями, зачем ему брать на себя ответственность за принятые решения, устного распоряжения уже достаточно. А если какой-то ретивый следователь вдруг посмеет их потребовать, то управа на него быстро найдется, здесь можно и нагрузку перераспределить и привлечение к дисциплинарной ответственности в арсенале руководителя имеется, и еще множество рычагов давления.

Для того чтобы понять откуда взялась ныне действующая система нужно обратиться к истории.

Современная система уголовного судопроизводства берет свое начало с 1864 года с принятием знаменитых судебных уставов, в том числе и Устава уголовного судопроизводства. Практически единогласно в ученом сообществе признано, что указанный нормативный акт является величайшим достижением и во многом до сих пор непревзойденным. Устав передал функцию предварительного следствия от полиции суду. Появляется специальная должность судебного следователя, который находится под ограниченным надзором прокурора, как указано в Уставе «наблюдением» и естественно под надзором суда. Никаких руководителей у судебного следователя не имеется, никаких обязательных для исполнения указаний не предусмотрено. По окончанию расследования дело направляется прокурору, который вправе вернуть дело на доследование. Окончательное решение по делу принимается судом: приостановление, прекращение, придание обвиняемого суду.

Данная модель имеет в своей основе французский уголовный процесс, где и в настоящее время сохранилось судебное предварительное следствие, которое осуществляет следственный судья. Судебный следователь (следственный судья) это и есть судья в нашем классическом понимании, имеющий соответствующий статус, но на которого возложено осуществление функции предварительного следствия. При такой системе не может быть никаких следственных органов, есть только судебные органы, не может быть строгой иерархии, централизации, отношений начальник-подчиненный.

После Октябрьской революции 1917 года картина начинает резко меняться. В 20-х годах (УПК РСФСР 1923 г.) следователь сначала переходит полностью под прокурорский надзор, а затем и вовсе становится следователем прокуратуры. Следователь становиться частью централизованной системы органов прокуратуры. Идет процесс слияния следствия и полицейского дознания. Затем появляются следственные аппарат в органах государственной безопасности и органах внутренних дел, который берет на себя расследование основной массы преступлений. Таким образом, происходит окончательное переформатирование следователя из судьи в полицейского чиновника. От судебных истоков у следователя остается только специально звание с приставкой «юстиции» и не более того.

Сформированная в СССР система органов предварительного расследования с косметическими изменениями функционируют до настоящего времени. В современной России каким-либо значимым изменением можно считать кардинальное сокращение надзорных полномочий прокурора, ликвидацию следователей в прокуратуре и создание на их базе Следственного комитета. Однако данные изменения никаким образом не изменили статус следователя и степень его независимости, была только создана аппаратно-бюрократическая независимость следственных органов от прокуратуры и не более того.

Для чего следователю нужна независимость, для того же зачем нужна независимость и судье, для справедливого и беспристрастного рассмотрения дела. Следователь, как и суд, проводит следствие, оценивает доказательства, принимает решение о виновности и невиновности, о наличии или отсутствии состава и события преступления и т.д. По своей сути следователь это «мини-судья» призванный упростить работу суда, отфильтровать его от лишней работы и несущественных деталей, тем самым, используя более упрощенную форму производства, экономить время и ресурсы суда. При этом предварительное расследование остается стадией судопроизводства, но в современных условиях фактически осуществляется полицейскими органами исполнительной власти.

Без независимого следствия и независимого суда не могут быть достигнуты цели уголовного судопроизводства указанные в ст. 6 УПК РФ:

1) защита прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступлений;

2) защита личности от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения ее прав и свобод.

Уголовное преследование и назначение виновным справедливого наказания в той же мере отвечают назначению уголовного судопроизводства, что и отказ от уголовного преследования невиновных, освобождение их от наказания, реабилитация каждого, кто необоснованно подвергся уголовному преследованию.

При этом, когда я говорю о независимом следствии, я имею ввиду независимого следователя, а не независимый следственный орган. По закону следствие производит не следственный орган, а следователь. Независимость же следственного органа никак на независимость конкретного следователя не влияет, просто меняется лицо, от которого он зависит.

По моему скромному мнению это довольно очевидный факт, в этой связи возникает вопрос, по какой причине была ликвидирована независимость предварительного следствия. Я думаю, что для многих это тоже очевидно.

В советское время этот механизм было необходим для проведения политических репрессий и реализации воли руководства государства. Указание высшего руководства может быть быстро передано по цепочке сверху-вниз, которое также быстро могло быть исполнено. Однако практика показала, что для массовых репрессий и этот механизм оказался достаточно сложным, поэтому принималось множества экстраординарных норм направленных на упрощение производства.

В современной России нужно признать данные задачи не отпали, плюс к этому уголовное преследование стало инструментом политической бюрократической борьбы и экономической конкуренции. Зачастую эти задачи решаются как раз на стадии предварительного расследования и впоследствии такие дела даже не доходят до суда, поскольку цели, ради которых они возбуждаются, достигаются уже на данной стадии и не какой необходимости направлять их в суд, не имеется.

Кроме того, нужно отметить, что наличие централизованных бюрократических органов порождает за собой вал статистической отчетности, без которой такие органы не могут функционировать. Учитывая сферу, в которой данные органы работают, это очень печально сказывается уже на более широкой категории граждан. Статистические показатели и необходимость их достижения кардинально искажает смысл существования следственных органов и реализуемых ими функций в глазах сотрудников этих органов. Изменяется приоритет целей, достижение статистических показателей, а не реализация назначения уголовного судопроизводства, становится единственной задачей, которая стоит перед следователями.

Констатируя вышеуказанные проблемы, нужно отдавать себе отчет, что в ближайшее время они не будут решены, их решение даже не стоит на повестке дня. Все меры, которые обсуждаются, например предложение о введение следственного судьи, который будет осуществлять судебный надзор за следствием, не могут изменить сложившуюся ситуацию, это как говориться «мертвому припарки».

Ситуация может поменяться только при кардинальных сдвигах не только в сфере уголовного судопроизводства, но и во всей политико-правовой системе страны, когда защиты прав и свобод человека станет не декларативной, а реальной целью нашего государства.

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: