Справедливости судебной власти это

Обновлено: 03.12.2022

Правосудие – это надежный и цивилизованный способ разрешения возникающих в обществе конфликтов, а также защиты прав и свобод граждан, интересов социального пространства.

Общие сведения о правосудии

Право на справедливое судебное разбирательство признается базовым для каждого человека и гражданина. Это право закреплено в Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод. Оно говорит о том, что каждый имеет право при определении гражданских прав и обязанностей и рассмотрении уголовного обвинения, которое предъявляется ему, на справедливое судебное разбирательство дела в адекватные сроки независимыми и беспристрастным судом, который создается на основании закона».

Аналогичное право провозглашается внутри Всеобщей декларации прав человека (ст. 10), также оно закрепляется в ст. 14 Международного пакта о политических и гражданских правах. Базу для нравственных основ осуществления правосудия также составляет ст. 10 Конституции РФ, которая утверждает принцип разделения власти. Он подчеркивает тот факт, что судебная власть наряду с законодательной и исполнительной создает идейную и нормативную базу для формулировки нравственных требований к представителям судебной власти.

Судебная власть, действующая в сфере социальных и межличностных конфликтов, обязана отвечать высоким нравственным стандартам и оправдывать ожидания общества. Законодательство о судопроизводстве наполнено нравственным содержанием и служит защитой для нравственных ценностей.

Российское право рассматривает беспристрастность в качестве одного из важнейших условий формирования объективного, всестороннего и непредвзятого рассмотрения того или иного дела и вынесения справедливого, адекватного, обоснованного решения.

Готовые работы на аналогичную тему

Судья, который впервые избран на должность, в нашей стране приносит в торжественной обстановке присягу, которая говорит о совести и долге, «судейской этике». Судя всегда на виду, поэтому общество предъявляет к его моральному облику существенно повышенные требования. Облик судьи согласуется и определяется официальными документами.

Кодекс судейской этики

Кодекс судейской этики формируется исходя из признания особенного отношения к судье со стороны общества и отношения судьи к самому себе. Он сочетает моральную ценность личности с общественным положением человека, который представляет судебную власть.

Этический кодекс – это система правил или этических принципов, управляющих поведением членов определенного сообщества (социальной, профессиональной или этнической группы), выражающих понимание достойного поведения в соответствии с этическими принципами, моралью данного сообщества.

Существующий сегодня Кодекс судейской этики принят VI съездом судей в Российской Федерации. Он стал результатом работы лиц, которые действительно заинтересованы в совершенствовании законодательства о статусе судей.

При этом необходимо понимать, что Кодекс судейской этики должен быть инструментом профессионального и нравственно – этического укрепления всего состава судейского корпуса. Кроме того, кодекс судейской этики:

  • устанавливает правила поведения судьи внутри профессиональной деятельности и вне официальной службы;
  • содержит обязательные требования даже для тех судей, которые находятся в отставке, но сохраняют звание судьи и принадлежность ко всему судейскому сообществу.

Внутри субъектов Российской Федерации ведется активная работа по реализации кодекса судебной этики, целью которой становится укрепление авторитета судебной власти, а также формирование независимого и безупречного судейского корпуса.

Во всех регионах страны предполагается ознакомление судей и кандидатов в судьи с нормами Кодекса. Некоторые регионы накапливают и анализируют информацию о нарушениях судьями Кодекса, обобщая дисциплинарную практику этих нарушений. Такой подход позволяет довести до сведения судей, благодаря чему обеспечивается превенция этических проступков.

Высокие требования к судьям по соблюдению моральных и этических норм дает возможность для решения всего комплекса проблем, которые связаны с формированием судейского корпуса, а также обеспечения независимости представителей судебной власти, основной задачей которой становится защита прав общества и граждан.

Справедливость и судебная власть

Важнейшим требованиям к деятельности современных судей можно назвать справедливость.

Справедливость – это общая нравственная санкция (освящение, одобрение, утверждение законов или договоров) общего существования людей, рассмотренной в поле столкновения их базовых интересов, интересов, обязанностей; способ обоснования и распределения между индивидами выгод и тягот их совместного существования в рамках единого социального пространства.

В любом процессе, где речь ведется о преступлении и наказании, а также о защите важнейших благ личности, справедливость приобретает колоссальное значение. Несправедливый суд при этом может причинить колоссальный вред личности и всему социальном пространству.

Судебную власть можно оценить, как несправедливую в том случае, если она применяет законы, которые признаются обществом справедливыми, а также разрешает дела, установив истину, достоверно трактуя фактические обстоятельства и требования современных законов.

Справедливым называют тот суд, который подвергается заслуженному наказанию, а невиновный человек обязательно будет оправдан. Требование к судебной власти касаемо справедливости не относится исключительно к ее решениям. Оно применяется ко всей деятельности судьи с того момента, когда дело поступает в распоряжение судебного делопроизводства.

Кроме того, судебная власть обладает следующими характеристиками:

  • обеспечение равенства всех, кого затрагивает судебная деятельность;
  • обеспечение прав лиц, которые участвуют в деле, на обоснованные решения и законность промежуточных решений процедурного характера.

Нравственность судебной власти достигается путем личных и общих социальных усилий.

Нужны еще материалы по теме статьи?

Воспользуйся новым поиском!

Найди больше статей и в один клик создай свой список литературы по ГОСТу

Автор этой статьи Дата последнего обновления статьи: 16.02.2022

Анжелика Ивановна Иванова

Эксперт по предмету «Этика» , преподавательский стаж — 8 лет

Автор24 - это сообщество учителей и преподавателей, к которым можно обратиться за помощью с выполнением учебных работ.

Морхат П.М., помощник судьи Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, кандидат юридических наук.

Правосудие по самой своей сути может признаваться таковым лишь при условии, что оно обеспечивает эффективное восстановление в правах и отвечает требованиям справедливости . Правовой суд - это всегда и при любых условиях лишь справедливый суд. Справедливым правовой суд делает та справедливость, которая воплощена в праве и которую этот суд реализует самой своей деятельностью. От закона право как раз и отличает критерий справедливости. Справедливость - это идеальная ценность, понятие о том, как должно быть .

См., например: Рабцевич О.И. Право на справедливое судебное разбирательство: международное и внутригосударственное правовое регулирование. М.: Лекс-Книга, 2005. 318 с.
Рабцевич О.И. Указ. соч. С. 16.

Государство не придумывает право, оно призвано закрепить сложившиеся в обществе представления о справедливости. Правовое государство должно быть связано не законом (это просто самоограничение, притом недостаточное), а правом, представлениями общества о справедливости.

Однако справедливость - это морально-нравственная оценка судебной деятельности и результатов этой деятельности; справедливость не может не быть и правовой оценкой. Право, правовое предполагают состояние высокой и безупречной нравственности, но и вследствие непосредственного выполнения этой морально-нравственной категорией функции критерия права.

Справедливость определялась русским правоведом С.А. Муромцевым как "присущая в данное время данной общественной среде совокупность субъективных представлений о наиболее совершенном правовом порядке" . Как пишет академик Российской академии наук В.С. Нерсесянц, сторонник точки зрения, что справедливость - категория правовая, "справедливость категория и характеристика правовая, а не внеправовая (не моральная, нравственная, религиозная и т.д.). Более того, только право и справедливо" . Вместе с тем есть ученые, которые полагают, что справедливость - это неюридическая категория, но без нее не может обойтись теория государства и права. "Сущность права, - пишет профессор О.Э. Лейст, - не может быть постигнута ни практическим правоведением, ни даже общей теорией права, если последняя не выйдет за пределы юридических категорий" . Одной из таких неюридических категорий, без которых теория государства и права не может обойтись, и является справедливость.

Муромцев С.А. Определение и основное разделение права. М., 1879. С. 154 - 155.
Нерсесянц В.С. Философия права: Учебник для вузов. М.: Инфра-М-Норма, 1997. С. 28; Рабцевич О.И. Право на судебное разбирательство: международное и внутригосударственное правовое регулирование. М.: Лекс-книга, 2005. С. 13.
Общая теория государства и права: Академический курс: В 2 т. Т. 2 / Под ред. М.Н. Марченко. М., 1998. С. 30.

Таким образом, можно сделать вывод, что трактовка понятия правовой справедливости зависит от выбранного методического подхода к правопониманию. Сторонники юридического позитивизма не относят справедливость к сфере права, и, наоборот, те, кто считают ее правовой категорией, не разделяют понимания права как совокупности норм, а отождествляют его со справедливостью.

Представляется целесообразным придерживаться позиции, что категория "справедливость" является нравственной и правовой. Нравственность выступает в качестве внутреннего саморегулятора поведения индивида, его "осознанного, внутренне мотивированного способа участия в общественных отношениях" . Конечно, мораль - это регулятор, но, по справедливому замечанию С.С. Алексеева: "Функция морали как регулятора сводится к функции критерия, на основе которого определяется оценка событий и поступков под углом зрения таких категорий, как "правильно - неправильно", "правда - неправда", "хорошее - плохое", "доброе - недоброе" . Моральные нормы, имея свои специфические санкции, не обладают такой санкцией правовой нормы, как государственное принуждение в случае неисполнения, а в современном, отнюдь не традиционном, обществе это снижает шансы ее эффективности очень серьезно. По тем же причинам не могут служить эффективным регулятором отношений и религиозные нормы. Кроме того, различные нравственные нормы действуют в различных общностях людей, отличающихся по численности, и привести их в гармоничное единообразие не представляется возможным. Значит, добиться единой справедливости в отношении как можно большего числа людей с их помощью нельзя. Исходя из многообразия моральных норм о том, что есть справедливость в конкретных ситуациях, получается, что "справедливостей" быть не может. Даже само понятие "справедливость" во многих языках не имеет множественного числа. В отличие от моральных и религиозных норм правовые нормы можно гармонизировать, унифицировать, приблизить к идеалу справедливости.

Нерсесянц В.С. Философия права: Учебник для вузов. М.: Инфра-М-Норма, 1997. С. 30.
Алексеев С.С. Самое святое, что есть у Бога на земле. Иммануил Кант и проблемы права в современную эпоху. М.: Норма, 1998. С. 287.

Учитывая, что субъектами общественных отношений выступают не только отдельные индивиды, но и их объединения, и государство, становится ясно, что эти виды отношений могут регулироваться только правом. Если же мы за ним уже заранее отрицаем возможность достижения справедливости и не снабжаем правоприменительную практику таким критерием, как "справедливость", то тем самым соглашаемся, что отношения человека с государством, юридических лиц друг с другом и государством справедливым быть не могут в принципе.

Это позволяет сделать вывод, что если справедливости не достичь или не пытаться достичь при помощи права, для которого, как говорит С.С. Алексеев, "начала равновесности", "равной меры" являются имманентными, органическими качествами" , то более эффективно и с большей вероятностью ее не достичь никак.

Алексеев С.С. Самое святое, что есть у Бога на земле. Иммануил Кант и проблемы права в современную эпоху. М.: Норма, 1998. С. 294.

Известно вместе с тем, что чувство справедливости как категория субъективная варьируется в зависимости от сложившихся в конкретный период в обществе и преобладающих представлений, от унаследованных от прошлого традиций, от социальных носителей этих представлений о справедливом и несправедливом и т.п. Одно и то же событие, явление, действие и поступок могут весьма по-разному оцениваться с позиций справедливости в разных слоях общества, отдельными этническими, религиозными, возрастными, половыми, профессиональными и другими группами населения. Суд же должен руководствоваться единым и устойчивым критерием справедливости. Недостаточно руководствоваться представлением о том, что справедливость заложена в законе, а потому справедливость в деятельности суда - это неукоснительное следование закону. Даже если допустить, что все применяемые судом законы действительно справедливы (а справедливость многих законов в обществе, как правило, оценивается неоднозначно), то и эти справедливые законы суд опять же должен применить справедливо. Справедливость же в действиях и решениях суда может фиксироваться и оцениваться лишь субъективно.

Цельность и единство справедливости с учетом субъективной природы этого понятия обеспечивается устремлением суда, опирающегося на применяемые им материальные и процессуальные нормы закона, на достижение соответствия справедливости в субъективном ее значении - справедливости в значении объективном и, следовательно, истинном.

Такое соответствие обеспечивается целой системой правовых мер и следований, среди них в первую очередь - законностью. Но в условиях демократического гражданского общества и правового государства универсальный принцип судебной справедливости воплощен в правовом суде, в правовом характере деятельности суда. Перельман считает, что каждому - то, что положено по закону, наиболее верно отражает суть понятия "справедливость". С ним соглашается А.Ф. Черданцев, утверждая, что в сфере реализации права в нашем обществе действует в основном формула "каждому то, что положено по закону". Эта формула, по его мнению, фактически сливается с принципом законности: что законно, то и справедливо, а что незаконно, то несправедливо (но не наоборот) . С этим выводом нельзя согласиться, поскольку в соответствии с ним закон не может быть несправедлив. Но случается так, что даже в рамках одних и тех же отношений, которые противоречат друг другу, два противоречащих друг другу закона не могут быть одинаково справедливыми, значит, один из них - несправедлив. Следовательно, закон может быть несправедлив. А это значит, что существует справедливость помимо закона, вне его. Формула "что законно, то и справедливо" отрицает существование этой справедливости, стало быть, она неверна. Правильным, скорее, будет известное утверждение: закон может и должен быть справедливым.

Черданцев А.Ф. Социалистическое право и справедливость // Справедливость и право: Межвузовский сборник научных трудов. Свердловск, 1989. С. 13.

Правовой суд - это свободный и независимый суд, что предполагает наличие у него полномочий по применению им лишь правового законодательства, осуществление всей его деятельности в правовых процессуальных формах и процедурах, в вынесении лишь правовых решений, приговоров, определений, реализацию в конституционно установленных случаях и пределах судебного контроля. Каждое из многообразных правовых средств по достижению правового характера судебной деятельности, по обеспечению принципа справедливости может и должно использоваться, если оно реально отвечает этим целям, а не создает лишь их видимость .

Достижению справедливости должен в идеале отвечать суд отвечать суд присяжных. При вынесении вердикта "виновен" присяжные заседатели вправе изменить обвинение в сторону, благоприятную для подсудимого (ч. 6 ст. 343 УПК РФ), а в том случае, если присяжные заседатели выносят вердикт о невиновности подсудимого, председательствующий на судебном заседании объявляет его оправданным, причем находящийся под стражей подсудимый немедленно освобождается (ч. 1 ст. 346 УПК РФ).

Принято считать, что участие в судебном производстве представителей общества - присяжных заседателей во многом обеспечивает общий уровень демократизма суда, гарантирует справедливость его решений. Однако следует в полной мере учитывать и те факторы, которые судами с участием присяжных заседателей не позволяют следовать подлинным правовым началам и справедливости в реальной практике отправления правосудия.

Начала права у суда присяжных ослаблены уже тем, что само представление о правовом у них лишено всякого юридического смысла. Свой вердикт присяжные заседатели выносят, руководствуясь не правовым законом, а лишь своей совестью. Между тем право не может существовать без юридической составляющей.

См. также: Михайлов П.Л. Суд присяжных во Франции: становление, развитие и трансформация. СПб.: Изд-во "Юрид. центр Пресс", 2004. 523 с.; Петрухин И.Л. Суд присяжных: проблемы и перспективы // Государство и право. 2001. N 3. С. 5 - 15; Попова А.Д. Современный присяжный: кто он? // Социологические исследования. 2004. N 12. С. 113 - 116; Суд присяжных: квалификация преступлений и процедура рассмотрения дел (под ред. А.В. Галаховой). М.: Норма, 2006. 559 с.

Как критерий права ("правового порядка") справедливость носит, конечно, интегративный характер. Справедливая деятельность суда, делающая ее одновременно и правовой, это в том числе и соблюдение конституционного принципа всеобщего равенства перед законом и судом. Несомненно, прав был венгерский ученый А. Шайо, когда писал, что "правовое регулирование призвано держать общество в таком состоянии, чтобы в нем не было ни частного, ни государственного произвола", однако "не стоит преувеличивать возможности права", ибо "правовое регулирование ограничивает свободу проявления власти лишь до степени ее выносимости" .

Шайо А. Самоограничение власти (краткий курс конституционализма). М., 2001. С. 205.

Справедливость как критерий деятельности суда достигается и обеспечивается лишь при том условии, что суд подчинен исключительно праву и решает только вопросы права. Однако лишь в Федеральном конституционном законе от 21 июля 1994 г. N 1-ФКЗ "О Конституционном Суде Российской Федерации" в ч. 3 п. 7 ст. 3 говорится о том, что Конституционный Суд РФ "решает исключительно вопросы права". Обращает на себя внимание, что указанное положение принципиального значения не было воспроизведено нигде более в законодательстве, определяющем правовой статус и полномочия судов, образующих единую систему Российской Федерации, в том числе и в Федеральном конституционном законе от 31 декабря 1996 г. N 1-ФКЗ "О судебной системе Российской Федерации" .

Собрание законодательства Российской Федерации. 1994. N 13. Ст. 1447.
Собрание законодательства Российской Федерации. 1997. N 1. Ст. 1.

Неслучайно сегодня многие правоведы поднимают вопрос о том, что положение "судьи Российской Федерации решают исключительно вопросы права" должно найти свое надлежащее конституционное и законодательное закрепление.

В выступлении на торжественном заседании, посвященном 10-летию Конституционного Суда РФ, Президент Российской Федерации В.В. Путин говорил о современном состоянии и деятельности этого важнейшего органа судебной власти: "Сюда обращаются для разрешения многих конфликтов, политических по самой своей природе. Но решаются они только правовыми средствами и в правовой форме" .

См. об этом подробнее публикации в научной периодике: Мельник В. Суд должен быть удобным для общества, а не для юристов // Российская юстиция. 2000. N 1. С. 8 - 10; Поляков С.Б. К вопросу о независимости суда // Государство и право. 2000. N 10. С. 85 - 92; Колоколов Н.А. Судебная власть: природа, сущность, содержание и некоторые проблемы реформирования российской судебной системы // Государственная власть и местное самоуправление. 2000. N 2. С. 40 - 45; Путин В.В. Компетенция суда распространяется на все дела государства // Российская юстиция. 2001. N 1. С. 3 - 4.

Мы используем файлы Cookie. Просматривая сайт, Вы принимаете Пользовательское соглашение и Политику конфиденциальности.

Морхат П.М., помощник судьи Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, кандидат юридических наук.

Свойства права, присущие ему как феномену правового государства, утверждаются во всех формах правоприменительной деятельности, но прежде всего в процессе деятельности судебной власти, осуществления правосудия судами.

Судебная власть, квинтэссенцией которой являются ее возможность и способность принимать и проводить в жизнь не только частные по своему характеру, но и общие, социально значимые решения, будучи одной из ветвей, или разновидностей, государственной власти, своим источником имеет согласно официальной, конституционно закрепленной в России и других странах версии народ. Именно "народ, а не "аристократия", олигархия или клики, кланы, реально во многих странах, включая современную Россию, формирующие и определяющие природу и характер государственной, в том числе судебной власти, в течение ряда последних столетий с момента победы великих буржуазных революций и установления господства демократии, массократии или охлократии, в формально-юридическом плане считается первопричиной и первоосновой всего того, что называется государственной властью вообще и судебной властью в частности" . Что же касается носителя судебной власти, то в качестве такового выступает судебная система, которая применительно к России несколько пространно характеризуется как система судов, состоящая из федеральных органов судебной власти (Конституционный Суд РФ, система федеральных судов общей юрисдикции, система федеральных арбитражных судов) и органов судебной власти субъектов Российской Федерации (конституционные (уставные) суды и мировые судьи, являющиеся судьями общей юрисдикции субъектов Российской Федерации, как отмечает Е.В. Клодий, "судебные учреждения, которые различаются между собой предметной компетенцией и объемом судебной власти, кругом полномочий по отношению к отдельным подразделениям самой системы") .

Марченко М.Н. Судебное правотворчество и судейское право. М.: ТК Велби; Изд-во "Проспект", 2007. С. 21.
Клодий Е.В. Судебная власть в системе государственной власти Российской Федерации. Автореф. дис. . канд. юрид. наук. М., 2002. С. 10.

В научной литературе существует несколько различных мнений и суждений, касающихся понятия, содержания и функционального предназначения судебной системы как таковой вообще и российской судебной системы в частности.

Некоторыми авторами, например С.В. Бородиным и В.Н. Кудрявцевым, оспаривается тезис о единстве судебной системы России , зафиксированный в ст. 2 Федерального конституционного закона "О судебной системе Российской Федерации". Констатируя, что тезис о единстве судебной системы является, безусловно, правильным и заслуживающим скорейшей реализации, поскольку существуют "трудности функционирования всех трех судебных организаций, с одной стороны, разобщенных, а с другой - конкурирующих между собой" в лице Конституционного Суда Российской Федерации и конституционных судов субъектов Федерации, Верховного Суда Российской Федерации с системой нижестоящих судов общей юрисдикции и Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации с системой нижестоящих арбитражных судов, авторы в то же время утверждают, что "никакого единства в действительности нет" и что тезис о единстве является не более чем декларацией .

Бородин С.В., Кудрявцев В.Н. О судебной власти в России // Государство и право. 2001. N 10. С. 21 - 27.
Там же.

Противоположного мнения по данному вопросу придерживаются авторы, полагающие, что "отсутствие единого органа, который осуществлял бы судебный надзор за деятельностью всех судов Российской Федерации и вырабатывал бы единообразную практику применения федерального законодательства на всей территории Российской Федерации, не является основанием к установлению этого факта" .

Клодий Е.В. Указ. соч. С. 10.

Единство построения и функционирования судебной системы заключается в "общем подходе к правовому регулированию основ судебной власти, известной унификации источников этого регулирования, в закреплении федеральным законодательством главных условий образования и функционирования судебной системы".

Однако какие бы мнения ни высказывались по поводу понятия, структуры, содержания или иных сторон и аспектов судебной системы, важно отметить лишь, что независимо от того, как понимается судебная система и как воспринимается ее характер, в своем функциональном назначении она никогда не отождествляется с судебной властью; неизменно выступает как ее носитель, но не как сама власть. В этом смысле, несомненно, правы те авторы, которые утверждают, что "судебная власть - это не совокупность (система) судов и не отдельные представители судебного корпуса (суды), ее осуществляющие" , а "функция по реализации деятельности, основанной на полномочиях, которыми она обладает" , и что "нельзя судебную власть сводить к суду, нельзя называть судебной властью должностных лиц судебных учреждений; они только государственные служащие, но не судебная власть" .

Павловский В. Теоретико-правовые основы деятельности судебной власти // Право и жизнь. 2002. N 50. С. 25.
Там же.
Ганиева Т.Н. Правовые вопросы судебной власти и ее осуществления в Кыргызстане. Автореф. дис. . канд. юрид. наук. Екатеринбург, 2003. С. 16.

Судебная власть реализуется исключительно в сфере правоотношений и касается лишь вопросов права. Осуществляется эта власть посредством конституционного, гражданского, административного и уголовного судопроизводства в адекватных каждой из этих форм судопроизводства судебных структурах - звеньях единой судебной системы. Ведущей и преобладающей формой судебной власти является правосудие, основывающееся на принципах равноправия участников и состязательности судопроизводства. Правосудие по своей сути может признаваться таковым лишь при условии, что оно отвечает требованиям справедливости и обеспечивает эффективное восстановление в правах. При этом судебная власть в пределах процессуальных форм может находить свое проявление и помимо собственно правосудия .

См. об этом подробнее: Барнашов А.М. Очерки конституционного правосудия (сравнительно-правовое исследование законодательства и судебной практики). Томск, 1999; Клеандров М.И. Экономическое правосудие в России: прошлое, настоящее, будущее / Рос. акад. наук, Ин-т государства и права. М.: Волтерс Клувер, 2006; Лебедев В.М. Становление и развитие судебной власти в Российской Федерации. М., 2000; Митюков М.А. Судебная власть / Под ред. И.Л. Петрухина. М., 2003; Самостоятельность и независимость судебной власти Российской Федерации / Под ред. В.В. Ершова. М., 2006. См.: дискуссию об этом в публикациях научной периодики: Колоколов Н.А. Судебная власть: природа, сущность, содержание и некоторые проблемы реформирования российской судебной системы // Государственная власть и местное самоуправление. 2000. N 2. С. 40 - 45; Костров Г.К. Как правосудию стать правосудным? // Журнал российского права. 2004. N 10. С. 3 - 14; Мельник В. Суд должен быть удобным для общества, а не для юристов // Российская юстиция. 2000. N 1. С. 8 - 10; Поляков С.Б. К вопросу о независимости суда // Государство и право. 2000. N 10. С. 85 - 92; Путин В.В. Компетенция суда распространяется на все дела государства // Российская юстиция. 2001. N 1. С. 3 - 4; Смирнов Л.В. Деятельность судов Российской Федерации как источник права // Журнал российского права. 2001. N 3. С. 50 - 54; Фоков А.П. Доступность правосудия в свете концепции судебной реформы // Право и политика. 2001. N 5. С. 123 - 133; Фоков А.П. Формирование и развитие системы правосудия в Российской Федерации в XXI веке: система, институты, правовой механизм // Юрист. 2001. N 5. С. 32 - 39; Фоков А.П. Доступность правосудия в свете концепции судебной реформы // Право и политика. 2001. N 5. С. 123 - 133.

Судебная защита представляет собой самостоятельное направление государственно-властной деятельности, осуществляемое специально созданными для этой цели органами - судами . В сложных условиях реформирования государственности судебная власть обеспечивает такое направление в механизме государства, как разрешение социального и правового конфликта, т.е. основная функциональная нагрузка по достижению социального мира выполняется судом. В самой сущности правосудия как основной функции судебной власти заложена идея разрешения общественных противоречий, достижения социального компромисса на основе права . "Конституционный принцип правового государства, возлагающий на Российскую Федерацию обязанность признавать, соблюдать и защищать права и свободы человека и гражданина как высшую ценность, предполагает установление такого правопорядка, который должен гарантировать каждому государственную защиту его прав и свобод", - говорится в Постановлении Конституционного Суда Российской Федерации от 3 июля 2001 г. N 10-П "По делу о проверке конституционности отдельных положений подпункта 3 пункта 2 статьи 13 Федерального закона "О реструктуризации кредитных организаций" и пунктов 1 и 2 статьи 26 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве) кредитных организаций" в связи с жалобами ряда граждан" . По этому поводу справедливо высказывание профессора М.А. Митюкова, который отмечает, что "интерпретация Конституционным Судом России права на судебную защиту происходит в результате казуального толкования части 1 статьи 46 Конституции Российской Федерации. Благодаря этому данная норма приобретает не абстрактное значение, а реальное содержание и смысл" .

Адзинова Е.А., Кряжкова О.Н. Право на судебную защиту: регулирование и интерпретация // Конституционное и муниципальное право. 2006. N 7.
Анишина В.И. Функции судов как самостоятельной ветви государственной власти в Российской Федерации // Российский судья. 2006. N 10.
Собрание законодательства Российской Федерации. 2001. N 29. Ст. 3058; Вестник Конституционного Суда Российской Федерации. 2001. N 6; Российская газета. 2001. 11 июля.
Митюков М.А. Решения Конституционного Суда Российской Федерации как источник парламентского права // Эффективность закона. Методология и конкретные исследования. М., 1997. С. 138, 148.

Без осуществления судебной защиты не может быть и конституционной гарантии прав и свобод человека и гражданина. Любой опасности ограничения прав и свобод, в том числе и при наличии законных к тому оснований, должно противостоять право на судебное обжалование, а также разрешение правовых споров, конфликтов, коллизий, установление правовой истины и правовой справедливости, вынесение воплощающего их общеобязательного, вошедшего в законную силу вердикта (решения, приговора) от имени государства. Важнейшая функция демократического и независимого суда как правоприменителя - и здесь особая роль принадлежит Конституционному Суду Российской Федерации - состоит в том, что он обеспечивает приоритет (господство) права. Без такого суда не могут быть по самой своей сути правовыми ни общество, ни государство . В вопросе о допустимых ограничениях прав и свобод есть много общего в нормах Европейской конвенции и Конституции Российской Федерации. Общее заключается в том, что "ограничение прав и свобод рассматривается как исключение из общего правила о необходимости наиболее полной и эффективной их защиты. Введение ограничений допускается лишь при соблюдении ряда требований и в общественно значимых целях, ради защиты которых допускается ограничение прав человека" .

См. об этом: Зорькин В.Д. Верховенство права и конституционное правосудие // Журнал российского права. 2005. N 12; Зорькин В.Д. Об угрозах конституционному строю в XXI веке и необходимость проведения правовой реформы в России // Журнал российского права. 2004. N 6; Зорькин В.Д. Россия и ее Конституция // Журнал российского права. 2003. N 11.
Зорькин В.Д. Угрозы международной и национальной безопасности и ограничения прав человека в практике конституционного правосудия // Российское правосудие. 2006. N 2. С. 5.

При разрешении любого правового спора или конфликта перед судом в качестве основной цели выступают поиск истины и ее устремление. Подлинно правовое неотделимо от истинного. Не отвечающие реалиям, фиктивные нормы лишь по видимости правовые. По существу, правовыми, отвечающими критериям права, они не являются. Суды, применяющие право, выступающие как органы по реализации права, достигают этой цели, устремляясь к истине.

Судебный процесс устремлен к установлению истины. Без этого нельзя вынести справедливое, законное, обоснованное решение творить акт правосудия. Закон не может применяться к выдуманным и мнимым обстоятельствам. Если выявление истины - задача познания, осуществляемого и судом, то из этого следует, что критерий истинности может быть применен к самому решению (приговору) суда - к квалификации деяния, мере наказания, размеру взыскания и т.п. Такой позиции придерживаются многие юристы, но при этом не учитывается, что акт правосудия - это уже не область познания, а практическая деятельность. Акты государства не могут быть сами по себе истинными или ложными, и относится это не только к правоприменению, но и к самим нормативным установлениям. Истинными или ложными могут быть только основания этих актов, да и то лишь в части, касающейся отражения в сознании законодателя и судьи общественной жизни, ее ситуаций . Еще одна область человеческого бытия, которую нельзя представить в отрыве от правосудия, - область социальной справедливости. Она становится решающим условием доверия к системе руководства обществом, механизму власти, своего рода катализатором общественного прогресса. Если правосудие занимает не формальную, а действенную позицию, роль суда в этой сфере трудно переоценить. Разумеется, правосудие - не единственный фактор утверждения атмосферы справедливости, но непременный. Беспристрастность суда, стремление к истине, равенство перед судом всех заинтересованных лиц, объективность при назначении наказания, внимание к интересам людей - безусловно, важные слагаемые, характеризующие не только облик правосудия, но и степень справедливости в обществе. Однако возможности правосудия, сфера его непосредственного влияния на области социальной справедливости гораздо масштабнее .

См., например: Явич Л.С. Сущность права. Л., 1985. С. 134.
Северин Ю.Д. Организационные основы правосудия. Проблемы и опыт в канун судебной реформы. М.: Белый берег, 2003. С. 13.

Правосудие по самой своей сути может признаваться таковым лишь при условии, что оно обеспечивает эффективное восстановление в правах и отвечает требованиям справедливости . Правовой суд - это всегда и при любых условиях лишь справедливый суд. Справедливым правовой суд делает та справедливость, которая воплощена в праве и которую этот суд реализует самой своей деятельностью. От закона право как раз и отличает критерий справедливости. Справедливость - это идеальная ценность, понятие о том, как должно быть .

См., например: Рабцевич О.И. Право на справедливое судебное разбирательство: международное и внутригосударственное правовое регулирование. М.: Лекс-Книга, 2005.
Рабцевич О.И. Право на справедливое судебное разбирательство: международное и внутригосударственное правовое регулирование. М.: Лекс-Книга, 2005. С. 16.

Государство не придумывает право, оно призвано закрепить сложившиеся в обществе представления о справедливости. Правовое государство должно быть связано не законом (это просто самоограничение, притом недостаточное), а правом, представлениями общества о справедливости.

Мы используем файлы Cookie. Просматривая сайт, Вы принимаете Пользовательское соглашение и Политику конфиденциальности.

Нурбалаева А.М., кандидат юридических наук, доцент кафедры гражданского процесса Дагестанского государственного университета (Россия, Махачкала).

Анализируется категория справедливости применительно к гражданскому судопроизводству. Подчеркивается значимость справедливости судебных постановлений для правосознания населения, отношения в целом к государственной власти. Рассматривается соотношение принципа справедливости и форм злоупотреблений сторонами процессуальными правами.

Ключевые слова: справедливость, гражданское судопроизводство, судебное усмотрение, злоупотребление процессуальными правами, норма, суд.

Justice in civil procedure revisited

Nurbalaeva Aminat M., Cand. in Law, Assoc. Prof. of Dept. of Civil Procedure at Dagestan State University (Russia, Mahachkala).

The category of justice is analyzed with regard to civil litigation. The importance of justice in court decisions for legal consciousness of population and attitude to the state authorities in general is stressed. Correlation of the principle of justice and the forms of abuse of procedural rights by the parties is considered.

Key words: justice, civil litigation, judicial discretion, abuse of procedural rights, rule, court.

Справедливость - это идея, ценность, стандарт, закрепленный в международных актах, являющихся достижением цивилизованной правовой мысли и входящих в российскую правовую систему. Конвенция о защите прав человека и основных свобод 1950 года (далее - Конвенция) обязывает участвующие государства при рассмотрении гражданских дел руководствоваться идеями справедливости, которые обеспечиваются принципами верховенства права, баланса частных и публичных интересов (правомерность целей, критерии допустимого вмешательства, размер справедливой компенсации), права на суд.

Справедливость - это сложное социально-нравственное явление, форма соотношения меры свободы и равенства. По мнению О.А. Папковой, "справедливость находит свое отражение в праве, но не является правовым принципом в силу зависимости представлений о ней в обществе от меняющихся социальных факторов" [16, с. 28]. В законодательстве нет определения справедливости, она применяется судом исходя из общих представлений о справедливости. Применительно к судейскому усмотрению категория справедливости включает в себя равенство всех перед законом и судом, равноправие сторон, а также правовую справедливость [15, с. 69].

Для российской правовой мысли, в основе которой находится позитивизм, характерно отождествление права, справедливости и закона. По верному высказыванию Г.А. Жилина, по самой своей природе правосудие по гражданским делам предполагает справедливое судопроизводство, которое осуществляется в соответствии с требованиями права и в условиях состязательного процесса обеспечивает равную возможность участникам спора отстаивать свою правоту перед лицом независимого, объективного и беспристрастного суда [11, с. 29]. Таким образом, справедливость предполагает претворение в жизнь не любых норм, а лишь тех, которые определяют в праве гуманистические начала [2, с. 132 - 133]. В литературе учеными однозначно признается справедливость как необходимый критерий, которым должен руководствоваться суд.

На наш взгляд, мнение А.М. Алиэскерова о недопустимости предоставления суду возможности корректировать нормы материального права ошибочно воспринято некоторыми авторами как отрицание им справедливости [1, с. 85]. А.М. Алиэскеров критически относится к включению в процессуальный закон понятия "справедливое судебное решение", которое, по его мнению, "означает предоставление суду возможности корректировать нормы материального права на основе процессуальных норм. позволяет судам различных инстанций принимать решения с нарушением норм материального права, регулирующие спорные правоотношения" [1, с. 86]. "Суд должен не противопоставлять справедливость и закон, а проводить в своих решениях идею справедливости, воплощенную в позитивном праве, включающем в себя и общепризнанные принципы, и нормы международного права, и международные договоры Российской Федерации, в том числе международные конвенции, посвященные защите прав и свобод человека" [14, с. 13]. С этим нельзя не согласиться.

Суд в общественной жизни выполняет важную воспитательную и идеологическую функцию. Зачастую с судом связаны чаяния и надежды граждан на восстановление справедливости, и от того, насколько это эффективно, зависит отношение населения к государству. Отношение к судебной власти напрямую связано с недоверием граждан к справедливости судебных постановлений [19, с. 160].

Судебная власть должна быть воспринята обществом как необходимый механизм защиты прав и свобод, обеспечивающий реализацию в обществе разумных и справедливых правил. В этой связи на судебной власти лежит большая ответственность. Несправедливые, неправомерные судебные решения наносят урон авторитету судебной власти, подрывают доверие к государственной власти в целом. Лицу, наделенному властными полномочиями, не свойственно давать себе критическую оценку, заниматься самоограничением. В данном случае решающую роль играют, наряду с профессионализмом судьи, его моральные качества, такие, как совесть и чувство справедливости. Вынося решение по каждому конкретному делу, суд должен осознавать, что "там, где кончается нравственность и справедливость, ничего человеческого не остается" [6; 7; 8; 9; 10]. В связи с этим, на наш взгляд, является необходимым решение проблем судейского корпуса путем усиления требований к лицам, претендующим на должность судьи, что в свою очередь послужит гарантиями принципа справедливости и обеспечения эффективности гражданского судопроизводства.

В случае отсутствия прямых предписаний правовых норм суд в силу государственной обязанности признания, соблюдения и защиты прав человека должен обеспечивать законность и справедливость путем установления и подтверждения объема прав и обязанностей сторон правоотношения.

Суд в качестве правоприменителя должен выявлять смысл принципов правосудия по гражданским делам, опираясь на практику Европейского суда по правам человека. Справедливое судопроизводство осуществляется в соответствии с требованиями закона в условиях состязательного процесса, при "равенстве исходных условий", т.е. равной возможности участников спора отстаивать свою позицию перед независимым и беспристрастным судом. Процессуальное равенство сторон, так же как и мотивированность судебных постановлений, является одной из основополагающих процессуальных гарантий справедливости судебного разбирательства и входит в качестве требования в норму ст. 6 Конвенции.

В тексте присяги судьи, назначаемого на должность (ст. 8 Закона РФ от 26.06.1992 N 3132-1 "О статусе судей в Российской Федерации"), также содержится указание на справедливость как критерий деятельности судьи: "Торжественно клянусь честно и добросовестно исполнять свои обязанности, осуществлять правосудие, подчиняясь только закону, быть беспристрастным и справедливым, как велят мне долг судьи и моя совесть".

Категория справедливости довольно часто используется и в постановлениях Пленума Верховного Суда РФ [6]. Так, в Постановлении Пленума ВС РФ от 31.05.2007 N 27 "О практике рассмотрения судами дел об оспаривании решений квалификационных коллегий судей о привлечении судей судов общей юрисдикции к дисциплинарной ответственности" (далее - Постановление N 27) указывается, что честное и добросовестное исполнение судьями профессиональных обязанностей, их независимость при принятии судебных решений гарантируют эффективное восстановление нарушенных прав, утверждают в обществе уверенность в справедливости, беспристрастности и независимости суда.

Также Пленум ВС РФ в Постановлении N 27 опирается на категорию справедливости: "Некорректное поведение граждан в здании суда или в судебном заседании не освобождает судью от обязанности быть тактичным, объективным и справедливым в отношении этих граждан. Немотивированные и неубедительные, небрежно составленные судебные акты, содержащие искажения имеющих значение для дела обстоятельств, порождают сомнения в объективности, справедливости и беспристрастности судей. В связи с этим судья должен избегать в частной жизни отношений, которые могут умалить авторитет судебной власти, честь и достоинство судьи, вызвать сомнение в его объективности, справедливости и беспристрастности".

Одним из аспектов проявления справедливости в судебном усмотрении выступает выявление злоупотребления процессуальными правами, которое определяется по усмотрению судьи. Общим квалифицирующим признаком злоупотреблений процессуальными правами следует считать целевой характер данного действия - причинение вреда другим лицам или интересам правопорядка [12, с. 246]. Следовательно, злоупотребление процессуальными правами является прямым нарушением принципа справедливости гражданского судопроизводства.

Злоупотребление процессуальными правами в законодательстве зарубежных стран также определяется по усмотрению судьи. Так, аннулирование иска в английском праве - это распоряжение суда о лишении юридической силы документа (искового заявления, возражения на иск, других актов сторон) ввиду нарушения правил, инструкций или определений суда. Применение судом такой санкции связано с обеспечением справедливого и экономичного рассмотрения дела, когда судом усматривается в действиях стороны попытка досадить ответчику, намеренное увеличение судебных расходов, пренебрежение к заявлению ответчика относительно подсудности дела и т.д. [13, с. 26].

Наукой и судебной практикой выделяются различные формы злоупотреблений процессуальными правами. Одна из таких форм воспрепятствования осуществлению правосудия подразумевает такое поведение участника процесса, при котором совершение им определенных процессуальных действий имеет целью затягивание рассмотрения дела или недопущение принятия судебного акта [5]. В судебной практике это является наиболее распространенными случаями злоупотреблений сторонами своими процессуальными правами.

Так, судебное заседание апелляционной инстанции неоднократно откладывалось в связи с неявкой заявительницы, в том числе по ее телеграмме о болезни. Однако она на заседание судебной коллегии так и не явилась, представителя для участия в судебном заседании не направила, данные о болезни не представила. Судебная коллегия расценила ее поведение как уклонение от явки в суд с целью затягивания судебного процесса, как следствие - злоупотребление правом, и на основании ст. 117 Гражданского процессуального кодекса РФ признала ее надлежащим образом извещенной о времени и месте заседания судебной коллегии и посчитала возможным рассмотреть дело в ее отсутствие [3].

По другому делу суд апелляционной инстанции не принял представленные одновременно с подачей апелляционной жалобы со стороны ответчика документы, расценивая эти действия как злоупотребление процессуальными правами. Также суд расценил доводы о нарушении правил подсудности спора стороны, не известившей суд об изменении своего места жительства [4].

Изучение судебной практики показывает, что суды довольно широко применяют судебное усмотрение при определении нарушений правил справедливости гражданского судопроизводства путем злоупотреблений процессуальными правами. Так, суд признал доводы частной жалобы на определение об отказе в восстановлении срока на подачу апелляционной жалобы несостоятельными и расценил как злоупотребление заявителем, достоверно знающим о нахождении дела в суде, своими процессуальными правами [18].

В другом примере из судебной практики суд отказал в удовлетворении исковых требований в связи со злоупотреблением правом. В данном случае суд пришел к выводу о том, что Ш. в нарушение ст. 10 Гражданского кодекса РФ допустил злоупотребление правом, поскольку, предъявив претензию об устранении недостатков автомобиля ООО "М-СЕРВИС", автомобиль для проверки качества последнему не предоставил и только после обращения в суд с иском о расторжении договора купли-продажи в связи с нарушением сроков устранения недостатков представил автомобиль для осмотра продавцу - ООО "ПРЕМИУМ-ДИНА" [17].

Злоупотребление процессуальными правами обеими сторонами нарушает принцип справедливости не по отношению к другой стороне, а в отношении всего правопорядка. Так, суд посчитал, что стороны своим поведением создали препятствия для выяснения реальных обстоятельств заключения и исполнения договора займа и расценил такое поведение сторон в силу положений ст. 10 ГК РФ как злоупотребление правом с целью сокрыть действительные обстоятельства спора.

Возмещение расходов на оплату услуг представителя является одним из способов, обеспечивающих справедливость в гражданском процессе. Но в то же время это право не должно приводить к злоупотреблениям в форме необоснованного завышения размера оплаты услуг представителя. В Определении Конституционного Суда РФ от 22.03.2011 N 361-О-О "Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Шуршева Александра Олеговича на нарушение его конституционных прав частью первой статьи 100 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации" отмечено, что согласно правовой позиции КС РФ, изложенной в Определении от 17.07.2007 N 382-О-О "Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы граждан Понедельникова Виталия Васильевича, Поповой Юлии Сергеевны и Школьной Нины Юрьевны на нарушение их конституционных прав частью первой статьи 100 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации", обязанность суда взыскивать расходы на оплату услуг представителя, понесенные лицом, в пользу которого принят судебный акт, с другого лица, участвующего в деле, в разумных пределах является одним из предусмотренных законом правовых способов, направленных против необоснованного завышения размера оплаты услуг представителя и тем самым - на реализацию требования ч. 3 ст. 17 Конституции РФ, согласно которой осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц. Именно поэтому в ч. 1 ст. 100 ГПК РФ речь идет, по существу, об обязанности суда установить баланс между правами лиц, участвующих в деле. Вместе с тем, вынося мотивированное решение об изменении размера сумм, взыскиваемых в возмещение расходов по оплате услуг представителя, суд не вправе уменьшать его произвольно, тем более если другая сторона не заявляет возражения и не представляет доказательства чрезмерности взыскиваемых с нее расходов. Учитывая указанную правовую позицию КС РФ, в судебной практике основным критерием разумных пределов возмещения расходов на оплату услуг представителя рассматривается сложность гражданского дела, в котором он принимал участие.

В законодательстве не перечислены виды возможных злоупотреблений процессуальными правами ввиду того, что невозможно предусмотреть все случаи возможных злоупотреблений. В судебной практике именно судебное усмотрение позволяет реально оценивать фактическое поведение сторон в случае наличия злоупотреблений процессуальными правами. При этом злоупотребления процессуальными правами должны оцениваться судом путем выявления цели совершения процессуального действия (бездействия) в рамках принципа справедливости, с одной стороны, и состязательности и диспозитивности - с другой, в условиях необходимости соблюдения их баланса.

Список литературы

References

Мы используем файлы Cookie. Просматривая сайт, Вы принимаете Пользовательское соглашение и Политику конфиденциальности.

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: