Шарапов обратился в верховный суд с заявлением о признании недействительным

Обновлено: 25.11.2022

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Юрьева И.М.,

судей Назаренко Т.Н., Рыженкова А.М.

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Доленко Е.И. к Доленко Е.Н. о признании завещания недействительным

по кассационной жалобе Доленко Е.И. на апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Ростовского областного суда от 18 июля 2016 г.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Юрьева И.М., Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

Доленко Е.И. обратилась в суд с иском к Доленко Е.Н. о признании недействительными завещания, свидетельства о праве на наследство по завещанию, признании за истцом права собственности на наследственное имущество.

В обоснование требований указала, что является супругой Доленко П.И., умершего 27 февраля 2014 г. После смерти Доленко П.И. осталось наследственное имущество - жилой дом общей площадью <. >кв. м и земельный участок площадью <. >кв. м с кадастровым номером <. >, расположенные по адресу: <. >. При обращении к нотариусу с заявлением о принятии наследства истцу стало известно, что имеется завещание Доленко П.И. от 23 апреля 2001 г., по которому все принадлежащее ему ко дню смерти имущество завещано его племяннице Доленко Е.Н. Поскольку Доленко Е.И. ко дню смерти супруга обладала правом на обязательную долю в наследстве, нотариусом на ее имя выдано свидетельство о праве на наследство по закону на 2/3 доли в наследственном имуществе, на имя Доленко Е.Н. - свидетельство о праве на наследство по завещанию на 1/3 доли в наследственном имуществе. Вместе с тем Доленко Е.И. указывает, что о наличии названного завещания ей не было известно, при жизни наследодатель не имел намерения завещать свое имущество ответчику, подпись в завещании от 23 апреля 2001 г. выполнена не Доленко П.И., а иным лицом, в связи с чем завещание является недействительным.

Решением Неклиновского районного суда Ростовской области от 13 апреля 2016 г. исковые требования удовлетворены, завещание Доленко П.И. и свидетельство о праве на наследство по завещанию на имя Доленко Е.Н. признаны недействительными.

Доленко Е.Н. исключена из числа собственников наследственного имущества, за Доленко Е.И. признано право собственности на 1/3 доли в наследственном имуществе.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Ростовского областного суда от 18 июля 2016 г. решение суда первой инстанции отменено, по делу принято новое решение, которым в удовлетворении требований отказано.

В кассационной жалобе заявителем ставится вопрос об отмене апелляционного определения ввиду существенного нарушения норм материального и процессуального права.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Юрьева И.М. от 7 марта 2017 г. кассационная жалоба с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что имеются основания для отмены обжалуемого судебного постановления.

В соответствии со статьей 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

Такие нарушения норм материального и процессуального права были допущены при рассмотрении настоящего дела судом апелляционной инстанции.

По договору купли-продажи от 27 декабря 2002 г. Доленко П.И. (покупатель) приобрел у Меркуловой Т.Н. (продавец) жилой дом общей площадью <. >кв. м и земельный участок площадью <. >кв. м с кадастровым номером <. >, расположенные по адресу: <. >, (т. 1, л.д. 25 - 27).

Доленко П.И. 23 ноября 2010 г. заключил брак с Доленко Е.И. (т. 1, л.д. 12).

Доленко П.И. 27 февраля 2014 г. умер. После его смерти открылось наследство, в состав которого вошли указанные жилой дом и земельный участок (т. 1, л.д. 7, 15 - 55).

Доленко Е.И. и Доленко Е.Н. обратились к нотариусу с заявлениями о принятии наследства и выдаче свидетельств о праве на наследство после смерти Доленко П.И. (т. 1, л.д. 18 - 21).

Нотариусом Неклиновского нотариального округа Ростовской области Сулименко Н.Б. на имя Доленко Е.И. 4 сентября 2014 г. выдано свидетельство о праве на наследство по закону на 2/3 доли в праве собственности на наследственное имущество как наследнику, обладающему правом на обязательную долю в наследстве, на имя Доленко Е.Н. 14 ноября 2014 г. выдано свидетельство о праве на наследство по завещанию на 1/3 доли в праве собственности на наследственное имущество (т. 1, л.д. 42, 44).

Обращаясь в суд с настоящими требованиями, Доленко Е.И. полагала, что подпись на завещании от 23 апреля 2001 г. выполнена от имени наследодателя иным лицом.

По ходатайству истца определением Неклиновского районного суда Ростовской области от 25 мая 2015 г. по делу была назначена судебная почерковедческая экспертиза с целью установления подлинности подписи Доленко П.И. на завещании, проведение экспертизы поручено обществу с ограниченной ответственностью "Северокавказский центр экспертиз и исследований". Для проведения почерковедческой экспертизы экспертному учреждению были предоставлены договор купли-продажи дома и земельного участка от 27 декабря 2002 г. и завещание от 23 апреля 2001 г., содержащие свободные образцы подписи Доленко П.И. (т. 1, л.д. 109).

Согласно заключению эксперта общества с ограниченной ответственностью "Северокавказский центр экспертиз и исследований" Сухомуд М.Г. от 17 июля 2015 г. N 2015/187 подписи от имени Доленко П.И. в договоре купли-продажи и завещании выполнены разными лицами (т. 1, л.д. 135).

Делая вывод о недостаточной ясности заключения эксперта по ходатайству ответчика определением Неклиновского районного суда Ростовской области от 18 сентября 2015 г. по делу была назначена дополнительная судебная почерковедческая экспертиза с целью выяснения вопроса о том, на каком из ранее предоставленных документов содержится подлинная подпись наследодателя. Проведение экспертизы было поручено тому же эксперту, на исследование которому были предоставлены дополнительные материалы, содержащие свободные образцы почерка и подписи Доленко П.И. (т. 1, л.д. 176).

Согласно заключению эксперта от 29 января 2016 г. N 2015/313 часть предоставленных свободных образцов почерка и подписи Доленко П.И., содержащихся в исследуемых экспертом документах, выполнены одним лицом или вероятно одним лицом, часть - разными лицами. Как пояснил эксперт, прийти к категоричному выводу по ряду вопросов, поставленных перед ним, не представилось возможным по причинам, указанным в исследовательской части заключения (т. 1, л.д. 231 - 245).

Разрешая спор и удовлетворяя исковые требования, суд первой инстанции, оценив в совокупности имеющиеся доказательства, в том числе и заключения первоначальной и дополнительной судебных экспертиз, по правилам статьи 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, пришел к выводу о том, что завещание от имени Доленко П.И. подписано иным лицом, в связи с чем признал его недействительным.

Суд апелляционной инстанции, отменяя решение суда первой инстанции и отказывая в удовлетворении иска, сослался на фактические обстоятельства совершения завещания, оценил степень родства между наследодателем и наследником по завещанию, указав на отсутствие бесспорных доказательств, подтверждающих, что подпись в завещании от имени Доленко П.И. выполнена иным лицом. Суд критически отнесся к заключениям судебных экспертиз, указав, что в них не полностью отражены ответы на вопросы, поставленные перед экспертом, дополнительная судебная экспертиза содержит противоречивые выводы, в нарушение методики проведения экспертиз экспертом проведено исследование копий документов и документов, не указанных в определении суда о назначении экспертизы. При таких обстоятельствах суд апелляционной инстанции пришел к выводу о том, что оспариваемое завещание совершено лично наследодателем.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что выводы суда апелляционной инстанции сделаны с существенным нарушением норм материального и процессуального права и согласиться с ними нельзя по следующим основаниям.

В соответствии с пунктами 1 и 3 статьи 1118 Гражданского кодекса Российской Федерации распорядиться имуществом на случай смерти можно только путем совершения завещания. Завещание должно быть совершено лично. Совершение завещания через представителя не допускается.

Согласно пунктам 1 и 2 статьи 1131 Гражданского кодекса Российской Федерации при нарушении положений данного Кодекса, влекущем за собой недействительность завещания, в зависимости от основания недействительности завещание является недействительным в силу признания его таковым судом (оспоримое завещание) или независимо от такого признания (ничтожное завещание). Завещание может быть признано судом недействительным по иску лица, права или законные интересы которого нарушены этим завещанием.

Как разъяснено в пункте 21 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 мая 2012 г. N 9 "О судебной практике по делам о наследовании", сделки, направленные на установление, изменение или прекращение прав и обязанностей при наследовании (в частности, завещание, отказ от наследства, отказ от завещательного отказа), могут быть признаны судом недействительными в соответствии с общими положениями о недействительности сделок (§ 2 главы 9 Гражданского кодекса Российской Федерации) и со специальными правилами раздела V Гражданского кодекса Российской Федерации.

С учетом изложенного совершение завещания от имени наследодателя иным лицом является основанием для признания завещания недействительным, поскольку соответствующее волеизъявление наследодателя по распоряжению имуществом на случай смерти отсутствует.

Юридически значимым обстоятельством в таком случае является установление принадлежности подписи в завещании наследодателю.

В соответствии с частью 1 статьи 79 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации при возникновении в процессе рассмотрения дела вопросов, требующих специальных знаний в различных областях науки, техники, искусства, ремесла, суд назначает экспертизу.

Статьей 87 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации предусмотрено, что в случаях недостаточной ясности или неполноты заключения эксперта суд может назначить дополнительную экспертизу, поручив ее проведение тому же или другому эксперту (часть 1).

В связи с возникшими сомнениями в правильности или обоснованности ранее данного заключения, наличием противоречий в заключениях нескольких экспертов суд может назначить по тем же вопросам повторную экспертизу, проведение которой поручается другому эксперту или другим экспертам (часть 2 данной статьи).

Приведенные положения закона подлежат применению и в том случае, когда недостаточная ясность и недостаточная полнота заключения эксперта обусловлены недостаточностью представленных на данное исследование материалов.

В силу части 3 статьи 86 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации заключение эксперта для суда необязательно и оценивается судом по правилам, установленным в статье 67 данного Кодекса. Несогласие суда с заключением должно быть мотивировано в решении или определении суда.

В пункте 7 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19 декабря 2003 г. N 23 "О судебном решении" разъяснено, что заключение эксперта, равно как и другие доказательства по делу, не является исключительными средствами доказывания и должны оцениваться в совокупности со всеми имеющимися в деле доказательствами (статья 67, часть 3 статьи 86 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации). Оценка судом заключения должна быть полно отражена в решении. При этом суду следует указывать, на чем основаны выводы эксперта, приняты ли им во внимание все материалы, представленные на экспертизу, и сделан ли им соответствующий анализ.

В соответствии с частью 3 статьи 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд оценивает относимость, допустимость, достоверность каждого доказательства в отдельности, а также достаточность и взаимную связь доказательств в их совокупности.

Таким образом, заключение экспертизы не обязательно, но должно оцениваться не произвольно, а в совокупности и во взаимной связи с другими доказательствами.

На основании части 1 статьи 57 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации доказательства представляются сторонами и другими лицами, участвующими в деле. Суд вправе предложить им представить дополнительные доказательства. В случае, если представление необходимых доказательств для этих лиц затруднительно, суд по их ходатайству оказывает содействие в собирании и истребовании доказательств.

В соответствии с частью 2 статьи 12 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд, сохраняя независимость, объективность и беспристрастность, оказывает лицам, участвующим в деле, содействие в реализации их прав, создает условия для всестороннего и полного исследования доказательств, установления фактических обстоятельств и правильного применения законодательства при рассмотрении и разрешении гражданских дел.

В нарушение вышеприведенных положений закона суд апелляционной инстанции мотивы несогласия с заключением эксперта не привел, указав лишь что эксперт не дал ответы на все поставленные судом вопросы, часть заключения содержит суждения по вопросам, которые судом не были поставлены, заключение содержит противоречивые выводы, а также то, что ответа на вопрос о том, выполнена ли подпись в завещании самим Доленко П.И. или другим лицом, экспертное заключение не содержит.

Суд апелляционной инстанции не учел, что вопрос установления подлинности выполненной наследодателем подписи на завещании не мог быть преодолен посредством выяснения только фактических обстоятельств дела, а требовал специальных познаний, которыми суд не обладает, и мог быть разрешен на основании выводов проведенных по делу первоначальной и дополнительной судебных экспертиз, при недостаточной ясности которых и наличии в них противоречий суду следовало назначить дополнительную или повторную судебную экспертизу.

В случае, если обжалуемое решение постановлено без исследования и установления всех фактических обстоятельств дела, у суда апелляционной инстанции имеются соответствующие полномочия по устранению выявленных нарушений, в том числе и посредством назначения необходимой экспертизы, поскольку в соответствии с частью 1 статьи 327 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд апелляционной инстанции повторно рассматривает дело в судебном заседании по правилам производства в суде первой инстанции с учетом особенностей, предусмотренных главой 39 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.

Между тем в нарушение приведенных норм процессуального права при наличии неполноты экспертных заключений и противоречий в их содержании, обусловленных, в том числе, недостаточностью предоставленных на экспертизу документов, суд не поставил на обсуждение сторон вопрос о проведении дополнительной или повторной экспертизы по делу.

С учетом изложенного Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что допущенные судом апелляционной инстанции нарушения норм материального права, а также норм процессуального права, регламентирующих процесс доказывания и оценку доказательств, являются существенными, они повлияли на исход дела и без их устранения невозможны восстановление и защита нарушенных прав и законных интересов заявителя, в связи с чем апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Ростовского областного суда от 18 июля 2016 г. нельзя признать законным, оно подлежит отмене с направлением дела на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

При новом рассмотрении дела суду апелляционной инстанции следует учесть изложенное и разрешить дело в зависимости от установленных обстоятельств и в соответствии с требованиями закона.

Руководствуясь статьями 387, 388, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

Именем Российской Федерации

Верховный Суд Российской Федерации в лице

судьи Верховного Суда РФ Горохова Б.А.

при секретаре Емельяновой М.А.

с участием прокурора Масаловой Л.Ф.

рассмотрев в открытом судебном заседании 26 августа 1998 г. гражданское дело по заявлению К. о признании недействительным пункта 2.1.2 "Правил дорожного движения Российской Федерации",

заслушав объяснения представителя Правительства Российской Федерации и Министерства внутренних дел Российской Федерации А. (доверенность от 11.08.98), заключение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Масаловой Л.Ф., полагавшей заявление К. оставить без удовлетворения, Верховный Суд Российской Федерации

К. обратился в Верховный Суд Российской Федерации с заявлением о признании недействительным пункта 2.1.2 "Правил дорожного движения Российской Федерации", утвержденных Постановлением Правительства Российской Федерации от 23 октября 1993 г. No . 1090, в соответствии с которым при движении на транспортном средстве, оборудованном ремнями безопасности, водители обязаны быть пристегнуты и не перевозить пассажиров, не пристегнутых ремнями, ссылаясь на то, что данная норма создает предпосылки для незаконного взыскания административного штрафа за нарушение правил пользования ремнями безопасности. Заявитель указывает на то, что ремни безопасности на безопасность других участников движения не влияют; создают неудобства при движении, в частности, самозатягивающиеся ремни давят на грудь; государство не принимает на себя обязанности по компенсации расходов на лечение пострадавших.

Заявитель К. о месте и времени судебного разбирательства извещен надлежащим образом, в суд не явился, в телеграмме в адрес суда просит рассмотреть дело в его отсутствие.

Представители Правительства Российской Федерации и Министерства внутренних дел, в состав которого входит Государственная инспекция безопасности дорожного движения, привлеченная к участию в деле в качестве заинтересованного лица, заявление К. не признали и просят оставить его без удовлетворения.

Проверив материалы дела, заслушав объяснения представителя заинтересованных лиц и заключение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации, полагавшей заявление К. оставить без удовлетворения, Верховный Суд Российской Федерации оснований для удовлетворения заявления К. не усматривает.

Содержащееся в п. 2.1.2 "Правил дорожного движения" обязательное для водителя транспортного средства предписание быть пристегнутым во время движения ремнями безопасности и не перевозить пассажиров, не пристегнутых ремнями безопасности, установлено Правительством Российской Федерации в соответствии с нормами международного права и национального законодательства.

В силу п. 4 ст. 15 Конституции Российской Федерации общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы.

Вопросы обеспечения безопасности дорожного движения регулируются Конвенцией ООН "О дорожном движении", принятой 8 ноября 1968 г. в Вене, ратифицированной Президиумом Верховного Совета СССР 29 апреля 1974 г. и вступившей в силу 21 мая 1977 г.

В соответствии с ч. 1 ст. 7 Конвенции пользователи дорог должны вести себя таким образом, чтобы не создавать опасности или препятствий для движения, не подвергать опасности людей и не причинять ущерба государственному, общественному или частному имуществу.

Часть 5 ст. 8 Конвенции предусматривает, что водитель должен быть всегда в состоянии управлять своим транспортным средством, а пунктом "d" раздела "Общие положения" Приложения к Конвенции No . 5 "Технические условия, касающиеся автомобилей и прицепов" установлено, что конструкция и оборудование автомобилей и прицепов должны по возможности обеспечивать уменьшение опасности для их пассажиров и для других пользователей дороги в случае дорожно - транспортного происшествия.

То обстоятельство, что автомобильные ремни безопасности являются наиболее действенным техническим приспособлением, обеспечивающим безопасность пассажиров транспортного средства при дорожно - транспортном происшествии, суд считает общеизвестным фактом, не нуждающимся в силу ч. 1 ст. 55 Гражданского процессуального кодекса РСФСР в доказывании, тем более, что это обстоятельство в заявлении К. под сомнение не поставлено.

Доводы заявителя о том, что возложение на водителя транспортного средства обязанности пользоваться ремнями безопасности самому и требовать этого от других пассажиров незаконно ограничивает право водителя свободно пользоваться своим автомобилем, обоснованными быть признаны не могут.

В соответствии с ч. 3 ст. 55 Конституции Российской Федерации права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены федеральным законом в той мере, в какой это необходимо, в частности, для охраны здоровья, прав и законных интересов других лиц.

Поскольку эксплуатация транспортных средств связана с повышенной опасностью для окружающих, Федеральным законом от 30 декабря 1995 г. No . 196-ФЗ "О безопасности дорожного движения" с целью охраны жизни, здоровья и имущества граждан, защиты их прав и законных интересов, а также с целью защиты интересов общества и государства путем предупреждения дорожно - транспортных происшествий и снижения тяжести их последствий предусмотрены отдельные ограничения свободы использования транспортных средств их владельцами во время дорожного движения.

В соответствии со ст. 16 данного Закона техническое состояние и оборудование транспортных средств, участвующих в дорожном движении, должны обеспечивать безопасность дорожного движения. Правила и процедуры допуска транспортных средств к участию в дорожном движении в силу ст. 15 Закона утверждаются уполномоченными на то федеральными органами исполнительной власти.

Эти правила были утверждены Постановлениями Правительства Российской Федерации от 30 августа 1993 г. No . 874 "Об организации и проведении государственного технического осмотра автомототранспортных средств и прицепов к ним в Российской Федерации" и от 23 октября 1993 г. No . 1090 "О правилах дорожного движения". Указанные Постановления приняты Правительством Российской Федерации в рамках поручения законодателя по разработке подзаконных нормативных актов и во исполнение Федерального закона "О безопасности дорожного движения".

Доводы К. о том, что ремни безопасности мешают водителю управлять автомобилем, обоснованными быть признаны не могут потому, что при правильной эксплуатации ремней по их техническим характеристикам препятствий в управлении транспортным средством возникать не должно. Если водителя не устраивают самозатягивающиеся ремни безопасности, никаких препятствий для замены их на обычные ремни безопасности нет.

Довод заявителя о том, что использование ремней безопасности является личным делом самого водителя, является необоснованным потому, что во время движения лицо, управляющее транспортным средством отвечает не только за свою безопасность, но и за безопасность других лиц, как принимающих участие в дорожном движении, так и не имеющих к нему отношения. Прежде всего это относится к пассажирам участвующего в дорожном движении транспортного средства, за вред, причиненный жизни и здоровью которых, водитель несет ответственность без вины (ст. 1079 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Помимо этого, в соответствии с ч. 5 ст. 8 Конвенц ии ОО Н "О дорожном движении" водитель должен быть всегда в состоянии управлять своим транспортным средством. Ремни безопасности, фиксирующие положение водителя в положении, в котором он имеет возможность управлять автомобилем даже в экстремальных, аварийных ситуациях, в ряде случаев может предотвратить дорожно - транспортное происшествие или смягчить его последствия, в то время как неиспользование ремней безопасности может привести к тому, что транспортное средство потеряет управление, в результате чего дорожно - транспортное происшествие станет практически неизбежным.

Охрана жизни и здоровья лиц, участвующих в дорожном движении, также не является личным делом водителей транспортных средств, поскольку федеральным законодательством предусмотрено, что в ряде случаев гарантирует охрану жизни и здоровья граждан государство.

В частности, статьями 38 и 39 "Основ законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан", а также ч. 3 ст. 24 Федерального закона "О безопасности дорожного движения" участникам дорожного движения гарантировано право на бесплатную скорую, первичную медико - санитарную помощь, спасательные работы и другую экстренную помощь при дорожно - транспортном происшествии.

Признавая заявление К. необоснованным, суд принимает во внимание и то, что использование ремней безопасности во время дорожного движения способствует созданию благоприятной психологической обстановки, поскольку в ряде случаев помогает снять излишнее напряжение и нервозность у водителя и у других пассажиров, а также потому, что безусловно дисциплинирует всех участников дорожного движения.

Руководствуясь ст. ст. 191 - 197, 231 - 232, 239.7 Гражданского процессуального кодекса РСФСР, Верховный Суд Российской Федерации

заявление К. о признании недействительным пункта 2.1.2 "Правил дорожного движения Российской Федерации", утвержденных Постановлением Правительства Российской Федерации от 23 октября 1993 г. No . 1090, оставить без удовлетворения.

Решение суда обжалованию и опротестованию в кассационном порядке не подлежит.

Именем Российской Федерации

Верховный Суд Российской Федерации в составе:

Верховного Суда Российской Федерации Романенкова Н.С.,

при секретаре Баенском А.А.,

с участием прокурора Воскобойниковой Е.Л.

рассмотрел в открытом судебном заседании гражданское дело по заявлению П. о признании недействительным пункта 1.4 Инструкции о порядке рассмотрения обращений граждан и ведения делопроизводства по ним в Судебном департаменте при Верховном Суде Российской Федерации, введенной в действие Приказом Судебного Департамента при Верховном Суде Российской Федерации от 23 декабря 1998 г. N 112, в части слов: "не принимаются к рассмотрению обращения , содержащие оскорбительные выражения",

П. в интересах несовершеннолетнего сына П. обратился в Верховный Суд Российской Федерации с заявлением о признании недействительным пункта 1.4 Инструкции о порядке рассмотрения обращений граждан и ведения делопроизводства по ним в Судебном департаменте при Верховном Суде Российской Федерации, введенной в действие Приказом Судебного департамента при Верховном Суде Российской Федерации от 23 декабря 1998 г. N 112, в части слов: "не принимаются к рассмотрению обращения, содержащие оскорбительные выражения".

Как указывает заявитель, оспариваемые положения Инструкции не соответствуют действующему законодательству и нарушают права его несовершеннолетнего сына на обращение с жалобами и заявлениями в суд и другие государственные органы.

Заявитель П. и привлеченный к участию в деле несовершеннолетний П. извещены о времени и месте судебного заседания, в суд не явились.

Представитель заинтересованного лица Судебного департамента Уральский С.И. возражал против удовлетворения заявленных требований и пояснил суду, что оспариваемые положения нормативного правового акта соответствуют федеральному законодательству и не нарушают права граждан на обращения в государственные органы.

Выслушав объяснения представителя заинтересованного лица Судебного департамента Уральского С.И., исследовав материалы дела, заслушав заключение прокурора Генеральной прокуратуры РФ Воскобойниковой Е.Л., полагавшей, что заявление не подлежит удовлетворению, Верховный Суд Российской Федерации не находит оснований для удовлетворения заявленных требований.

Согласно статье 251 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации гражданин, считающий, что принятым и опубликованным в установленном порядке нормативным правовым актом органа государственной власти, органа местного самоуправления или должностного лица нарушаются его права и свободы, гарантированные Конституцией Российской Федерации, законами и другими нормативными правовыми актами, вправе обратиться в суд с заявлением о признании этого акта противоречащим закону полностью или в части.

Приказом Судебного департамента при Верховном Суде Российской Федерации от 23 декабря 1998 г. N 112 введена в действие Инструкция о порядке рассмотрения обращений граждан и ведения делопроизводства по ним в Судебном департаменте при Верховном Суде Российской Федерации (в ред. Приказов Судебного департамента при Верховном Суде РФ от 05.06.2001 N 94, от 05.05.2004 N 54).

Инструкция о порядке рассмотрения обращений граждан и ведения делопроизводства по ним в Судебном департаменте при Верховном Суде Российской Федерации опубликована для всеобщего сведения в Сборнике нормативных актов "Судебная система Российской Федерации" (издательство "НОРМА", Москва, 2004, тираж 5000), "Делопроизводство в судах" (ЗАО "Книга сервис", 2004, тираж 2000).

В соответствии с пунктом 1.4 Инструкции не принимаются к рассмотрению обращения, содержащие оскорбительные выражения, а также не поддающиеся чтению. Такие обращения после регистрации возвращаются автору с указанием мотивов.

Судебный департамент является федеральным государственным органом, который в пределах своей компетенции рассматривает жалобы и заявления граждан.

Как пояснил суду представитель Судебного департамента Уральский С.И., оспариваемые положения Инструкции не нарушают прав заявителя, поскольку он не лишен возможности, устранив недостатки поданных заявления, жалобы, предложения, вновь обратиться с заявлением в государственный орган, который в установленном порядке рассматривает поступившее обращение.

Указ Президиума Верховного Совета СССР от 12 апреля 1968 г. N 2534-VII "О порядке рассмотрения предложений, заявлений и жалоб граждан" (в ред. Указов Президиума Верховного Совета СССР от 4 марта 1980 г. N 1662-Х, от 2 февраля 1988 г. N 8422-XI), действующий на территории Российской Федерации, устанавливает порядок рассмотрения предложений, заявлений и жалоб граждан. Из содержания вышеназванного нормативного правового акта не следует, что в обращениях граждан допускается употребление оскорбительных выражений в адрес кого бы то ни было.

Доводы заявителя о том, что оспариваемые положения Инструкции ограничивают право на свободу выражения своего мнения, являются несостоятельными.

Согласно статье 17 Конституции Российской Федерации в Российской Федерации признаются и гарантируются права и свободы человека и гражданина согласно общепризнанным принципам и нормам международного права и в соответствии с настоящей Конституцией.

Гарантированные Конституцией РФ свобода мысли и слова предполагают запрет пропаганды или агитации, возбуждающих социальную, расовую, национальную или религиозную ненависть; понуждение к выражению своих мнений и убеждений или отказу от них.

Установленное федеральным государственным органом требование о нерассмотрении обращения, содержащего оскорбительные выражения, не могут расцениваться как понуждение и нарушение права свободы слова.

Предусмотренное статьей 10 Конвенции о защите прав человека и основных свобод право каждого человека на свободу выражения своего мнения включает свободу придерживаться своего мнения, получать и распространять информацию и идеи без вмешательства со стороны государственных органов. Оспариваемые заявителем положения Инструкции не могут рассматриваться как вмешательство со стороны государства, т.к. данный правовой акт регламентирует работу государственного органа и устанавливает требование, в соответствии с которым не принимаются к рассмотрению обращения, содержащие оскорбительные выражения, что является неприемлемым при обращении в федеральные государственные органы.

Учитывая, что оспариваемые положения нормативного правового акта соответствуют действующему законодательству, изданы в пределах компетенции федерального государственного органа и не нарушают права граждан на обращения в государственные органы, заявление П. не подлежит удовлетворению.

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 194, 195, 198, 253 ГПК РФ, Верховный Суд Российской Федерации

заявление П., поданное в интересах несовершеннолетнего сына П., о признании недействительным пункта 1.4 Инструкции о порядке рассмотрения обращений граждан и ведения делопроизводства по ним в Судебном департаменте при Верховном Суде Российской Федерации, введенной в действие Приказом Судебного департамента при Верховном Суде Российской Федерации от 23 декабря 1998 г. N 112, в части слов: "не принимаются к рассмотрению обращения, содержащие оскорбительные выражения", - оставить без удовлетворения.

Решение может быть обжаловано в Кассационную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в течение 10 дней после вынесения судом решения в окончательной форме.

Шарапов обратился в Верховный Суд РФ с заявлением о при­знании недействительным п. 2.1.2. Правил дорожного движения РФ, в соответствии с которым водители и пассажиры должны быть при­стегнутыми ремнями безопасности. В противном случае законода­тельство предусматривает административную ответственность. Ша­рапов же полагает, что ремни не влияют на безопасность других участников дорожного движения, а для водителя и пассажиров соз­дают неудобства, поскольку давят на грудь. Кроме того, Конститу­ция не предусматривает обязанности граждан заботиться о своем здоровье, поэтому данное правоограничение не соответствует тре­бованиям ст. 55 Конституции РФ.

Вопрос: Подлежит ли удовлетворению заявление Шарапова?

Согласно п. 2.1.2 ПДД РФ водитель и пассажир должны быть пристегнуты ремнями безопасности. Это входит в обязанности водителя и пассажира, в противном случае законодательство предусматривает административную ответственность.

В соответствии со ст. 4 Основ законодательства РФ «Об охране здоровья граждан в РФ и в субъектах РФ» имеет ответственность по вопросам охраны здоровья граждан в соответствии с Конституцией РФ.

Вывод: Заявление Шарапова не следует удовлетворению, т.к. ст.3 ФЗ «О безопасности дорожного движения» гласит, что одним из основных принципов обеспечения безопасности дорожного движения является приоритет ответственности государства за обеспечение безопасности дорожного движения над ответственностью граждан, участвующих в дорожном движении.

Задача №10

Заместитель областного министра Черный решил выдвинуть свою кандидатуру для избрания депутатом Законодательного собра­ния области. Однако в областной избирательной комиссии отказа­лись зарегистрировать его кандидатуру, пояснив, что лица, зани­мающие государственные должности, не вправе быть депутатами представительных органов государственной власти.

Предприниматель Белый изъявил свое желание стать федераль­ным инспектором в Уральском федеральном органе. Конкурсная комиссия отказала принять заявление об участии в конкурсе Белого, поскольку лицо, занимающееся предпринимательской деятельно­стью, не может быть государственным служащим.

Черный и Белый обратились в суд с жалобой на решения комис­сий, мотивировав это тем, что нарушаются их конституционные права.

Вопрос: нарушены ли конституционные права Черного и Белого?

По ч.2 ст.11 ФЗ «Об основах государственной службы в РФ» ограничения, связанные с государственной службой гласит, что государственные служащий не в праве быть депутатом законодательного (представительного) органа РФ, законодательных (представительных) органов субъектов РФ, органов местного самоуправления.

Согласно ч.3 ст.11 «Служащий не в праве заниматься предпринимательской деятельностью». Деятельностью лично или через доверенных лиц.

Вывод: По данному делу следует признать жалобы Белого и Черного неправомерными. Согласно ч.2 ст.11 Черному было отказано на законных основаниях. Согласно ч.3 ст.11 Белому было отказано на законных основаниях.

Какое юридическое значение имеет нормативность акта публичной администрации?

Что означает требование «надлежащего правового основания» для издания нормативного административного акта?

Какие виды согласований при принятии административных нормативных актов вы знаете?

Какие ведомственные нормативные акты не подлежат государственной регистрации?

Какие виды обязательной экспертизы нормативных административных актов вы можете назвать?

Какой порядок принятия нормативных административных актов коллегиальным органом?

Является ли нормативным административным актом дорожный знак?

Назовите возможные дефекты нормативных административных актов.

В каком порядке реализуется делегированное административное нормотворчество?

В каких случаях допустимо воспроизведение в нормативном административном акте положений вышестоящего юридического акта?

Что означает понятие «межведомственный» нормативный правовой акт?

Задания

Выберите в системе источников административного права примеры временных нормативных административных актов.

Напишите модельный акт о процедуре издания ведомственного нормативного правового акта.

Составьте таблицу возможных дефектов ведомственных нормативных актов и вызываемых ими юридических последствий.

В Министерство юстиции РФ поступили на регистрацию:

Приказ Роспатента «Об утверждении правил подачи возражений и их рассмотрения в Апелляционной палате и отмене ранее действовавших правил».

Приказ Минсельхоза России «Об утверждении такс для исчисления размера взыскания за ущерб, причиненный юридическими и физическими лицами незаконным добыванием или уничтожением объектов животного мира, отнесенных к объектам охоты».

Приказ Федерального агентства воздушного транспорта «О совершенствовании организации работ по сбору, обработке и анализу полетной информации».

Приказ Минобороны России «Об упорядочении оплаты труда гражданского персонала центральных органов военного управления Вооруженных Сил РФ».

Приказ Минфина РФ и ФНС РФ «Об утверждении Положения о порядке проведения инвентаризации имущества налогоплательщиков при налоговой проверке»

Приказ Минфина РФ «О форме 4-двс «Отчет о движении внебюджетных средств».

Приказ Минздрава России «О совершенствовании организации медицинской помощи гражданам пожилого и старческого возраста в РФ».

Совместный приказ Минобороны РФ и Генеральной прокуратуры России «Об особенностях издания приказов по личному составу при перемещении военнослужащих, проходящих военную службу в органах военной прокуратуры».

Приказ Рослесхоза России «Об утверждении Положения о нагрудном знаке за долголетнюю и безупречную службу в государственной лесной охране РФ».

Какие из названных актов подлежат государственной регистрации? Обоснуйте свой ответ.

1. Попов обратился в Верховный Суд с заявлением, в котором просил признать недействующим постановление Правительства, установившее, что приобретение и розничная продажа радиоэлектронных средств и высокочастотных устройств производится только с разрешения службы государственного надзора за связью в РФ.

В суде представитель Правительства РФ заявил, что введение разрешительного порядка предполагается ст.12 ФЗ «О связи», исходя из обеспечения требований электромагнитной совместимости. Кроме того, необходимость подобных разрешений установлена ст.13.3 КоАП РФ.

Суд требования Попова удовлетворил, указав, что права человека и гражданина могут быть ограничены только федеральным законом, а не постановлением Правительства.

Ваше мнение по данному вопросу.

2. Кныш обратился в Верховный Суд с заявлением, в котором просил признать незаконным приказ Министерства юстиции РФ и утвержденную им Временную инструкцию. В обоснование своих требований Кныш заявил, что государственную регистрацию прошел только приказ Минюста РФ, который был опубликован в «Российской газете», а Временная инструкция такой регистрации не проходила.

В суде представитель Минюста заявил, что государственную регистрацию прошел весь акт в целом, несмотря на то, что сведения о регистрации содержаться только на приказе, а опубликована Временная инструкция была в Бюллетене нормативных актов федеральных органов исполнительной власти и публикация в «Российской газете» в этом случае не является обязательной.

Какое решение должен вынести суд?

Берг обратился в Верховный Суд с заявлением, в котором просил признать данный приказ недействующим, так как во-первых, федеральные органы исполнительной власти не вправе давать толкование федеральным законам, а во-вторых, приказ был издан с нарушением порядка, предусмотренного Указом Президента РФ от 23.05.1996 года, согласно которого правовой акт должен был быть опубликован в течение 10 дней со дня государственной регистрации.

Какое решение должен вынести суд?

4. Страдальцев обратился в Верховный Суд с заявлением, в котором просил признать недействующим приказ Министерства обороны СССР от 15 марта 1988 года, поскольку этот приказ не был опубликован в установленном порядке, не прошел государственной регистрации, а значит не может применяться на территории Российской Федерации.

В суде представитель министерства обороны РФ с требованием не согласился, пояснив, что приказ министерства обороны был разослан конкретным исполнителям, а в период его издания полностью соответствовал тем требованиям, которые предъявлялись к изданию данного вида правовых актов.

Разрешите дело по существу.

5. Миронов обратился в областной суд с заявлением, в котором просил признать недействующим п. 6 постановления Главы администрации области «О порядке принятия, вступления в силу и опубликования правовых актов органов исполнительной власти», согласно которого, акты органов исполнительной власти вступают в силу со дня их опубликования или со дня подписания. По мнению Миронова данное положение нарушает конституционные права граждан, а также противоречит ФЗ «Об общих принципах организации и деятельности законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов РФ».

В суде представитель Главы администрации заявил, что данное постановление принято в соответствии с требованиями областного закона «О правовых актах» и прав граждан не нарушает, поскольку с момента подписания вступаю в силу акты, не регулирующие права граждан.

Дайте юридический анализ дела.

6. 15 сентября 2003 года Правительство издало постановление, в одном из пунктов которого содержалась норма о том, что с 1 марта 2003 года приостанавливается действие постановления Правительства от 15 января 2000 года, в соответствии с которым производились социальные выплаты определенной категории граждан.

Львов обратился в Верховный Суд с жалобой, в которой просил признать данный пункт постановления от 15.09. 2003 недействительным, так как он нарушает требования ч.8 ст.23 ФКЗ «О Правительстве РФ», согласно которой, акты Правительства, затрагивающие права и свободы вступают в силу не ранее дня их официального опубликования.

Представитель Правительства в суде заявил, что постановление Правительства от 15.09. вступило в силу в соответствии с требованием закона, то есть не ранее дня его официального опубликования.

Разрешите дело по существу.

7. В Министерство юстиции РФ на государственную регистрацию поступило постановление Федеральной комиссии по рынку ценных бумаг, подписанное заместителем Председателя комиссии. Министерство юстиции возвратило данное постановление без регистрации указав, что оно не соответствует п.9 Правил подготовки нормативных правовых актов федеральных органов исполнительной власти и их государственной регистрации.

ФКЦБ РФ обратилось с заявлением к Председателю Правительства РФ с просьбой обязать Минюст зарегистрировать данное постановление, так как его форма полностью соответствует ФЗ «О рынке ценных бумаг».

Ваше мнение по данному вопросу?

8. Зюзин, привлеченный к административной ответственности за нарушение правил дорожного движения, обратился в Верховный Суд РФ с заявлением о признании недействительным «Наставления по службе дорожной инспекции и организации движения ГИБДД МВД РФ» от 08.06.1999 года, полагая, что форма данного правового акта не соответствует требованиям, содержащимся в Правилах подготовки нормативных правовых актов федеральных органов исполнительной власти и их государственной регистрации, согласно которых министерства вправе издавать лишь инструкции, положения и правила.

Ваше мнение по данному вопросу?

9. Попов обратился в Верховный Суд с заявлением, в котором просил признать недействующим постановление Правительства, установившее, что приобретение и розничная продажа радиоэлектронных средств и высокочастотных устройств производится только с разрешения службы государственного надзора за связью в РФ.

В суде представитель Правительства РФ заявил, что введение разрешительного порядка предполагается ФЗ «О связи», исходя из обеспечения требований электромагнитной совместимости. Кроме того, необходимость подобных разрешений установлена ст.13.3 КоАП РФ.

Суд требования Попова удовлетворил, указав, что права человека и гражданина могут быть ограничены только федеральным законом, а не постановлением Правительства.

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: