Решение суда о предоставлении жилья сироте

Обновлено: 03.12.2022

ВС подчеркнул, что исполнение государством принятых на себя обязательств по предоставлению жилья оставшимся без попечения родителей лицам не может быть поставлено в зависимость от реализации гражданином его права на выбор места жительства в пределах России

Эксперты «АГ» сошлись во мнении, что профильное законодательство, а также сложившаяся практика не содержат прямого запрета на предоставление жилого помещения на иной территории, отличной от той, в которой преимущественное время проживал ребенок.

11 августа Верховный Суд вынес Определение № 4-КГ20-25-К1, в котором разобрался, возможно ли сироте, выросшей в одном регионе, при смене места жительства получить предусмотренное законом жилое помещение в другом субъекте РФ.

Алексей Герман с детства был под опекой, поскольку его мать и отец – инвалиды и, кроме того, местонахождение последнего неизвестно. Решением Бугурусланского районного суда Оренбургской области от 16 января 2018 г. Алексей Герман был признан лицом, оставшимся без попечения родителей. Постановлением администрации муниципального образования «город Бугуруслан» Оренбургской области от 23 марта 2018 г. он был принят на учет и включен в список детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, подлежащих обеспечению специализированными жилыми помещениями.

В июле 2018 г. Алексей Герман поступил на обучение на бюджетной основе в ФГБОУ ВО «МИРЭА – Российский технологический университет» г. Москвы, сменил место жительства и переехал в Московскую область. 16 августа того же года молодой человек обратился с заявлением в администрацию Бугуруслана об исключении его из списка детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, подлежащих обеспечению жилыми помещениями, в связи с изменением места жительства и места регистрации.

В дальнейшем распоряжением Управления опеки и попечительства Министерства образования Московской области по городским округам Люберцы, Дзержинский, Котельники и Лыткарино от 9 октября 2018 г. Алексею Герману было отказано во включении в список детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, подлежащих обеспечению специализированными жилыми помещениями, со ссылкой на то, что он был исключен из соответствующего списка в нарушение действующего законодательства, поскольку снятие его с регистрационного учета по месту жительства не может служить основанием для этого и право на обеспечение жилым помещением сохраняется за ним до фактического обеспечения жильем в г. Бугуруслане.

Не согласившись с таким решением, Алексей Герман обратился в Люберецкий городской суд с иском к органу опеки о признании незаконным отказа во включении в список, о признании права на обеспечение жилым помещением из специализированного жилищного фонда, а также о возложении обязанности включить его в список.

Разрешая спор и удовлетворяя требования, суд первой инстанции исходил из того, что право истца на получение жилого помещения могло быть прекращено только в случае предоставления ему такого жилья на законных основаниях, снятие истца с соответствующего учета в г. Бугуруслане Оренбургской области в связи с переездом в Московскую область не лишает его права на обеспечение жилым помещением на льготных условиях по последнему месту жительства в соответствии с требованиями закона.

Апелляция же пришла к выводу о том, что исключение из списка администрацией г. Бугуруслана произведено в нарушение действующего законодательства и за Алексеем Германом сохраняется право на обеспечение жилым помещением в пределах этого муниципального образования, а добровольный выезд истца в другой регион РФ не лишает его данного и конкретного права. При этом основания для обеспечения Алексея Германа жилым помещением в Московской области отсутствуют, принимая во внимание достоверно установленный факт того, что Московская область не являлась его местом жительства на момент достижения совершеннолетия. Первый кассационный суд общей юрисдикции согласился с выводами апелляции.

Алексей Герман подал кассационную жалобу в ВС, изучив которую, Суд отметил, что в Обзоре практики рассмотрения судами дел, связанных с обеспечением детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, лиц из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, жилыми помещениями, утвержденном Президиумом ВС РФ 20 ноября 2013 г., разъяснено, что единственным критерием, по которому следует определять место предоставления жилого помещения детям-сиротам, федеральным законодателем названо место жительства этих лиц.

«Предоставление жилых помещений детям-сиротам и детям, оставшимся без попечения родителей, проживающим на территории субъекта Российской Федерации, должно осуществляться на одинаковых условиях, без каких-либо предпочтений, исключений либо ограничений дискриминационного характера для отдельных групп из их числа по месту проживания (или временного пребывания)», – посчитал Верховный Суд.

ВС заметил, что в соответствии со ст. 27 Конституции каждый, кто законно находится на территории Российской Федерации, имеет право свободно передвигаться, выбирать место пребывания и жительства. «Переезд из Оренбургской области на постоянное место жительства в Московскую область не может являться основанием для лишения истца права на предоставление жилого помещения как лицу, оставшемуся без попечения родителей, поскольку исполнение принятых на себя государством расходных обязательств по оказанию в том числе лицам, оставшимся без попечения родителей, мер социальной поддержки в виде предоставления жилого помещения не может быть поставлено в зависимость от реализации гражданином его права на выбор места жительства в пределах территории Российской Федерации», – резюмировал Суд, отменив определения кассации и апелляции и оставив в силе решение первой инстанции.

В комментарии «АГ» адвокат АП Ставропольского края Нарине Айрапетян назвала определение важным с точки зрения последующего правоприменения по аналогичным спорам. «Действительно, профильное законодательство, а также сложившаяся практика не содержат прямого запрета на предоставление жилого помещения на иной территории, отличной от той, в которой преимущественное время проживал ребенок. В качестве основного критерия, по которому определяется место предоставления жилого помещения детям-сиротам, названо лишь место жительства этих лиц. Таким образом, при установлении факта проживания в том или ином городе, при отсутствии факта предоставления жилого помещения в рамках программы по обеспечению детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, оснований для отказа в удовлетворении требований в данном деле не имелось», – отметила адвокат.

При этом, указала она, не имеют значения с правовой точки зрения фактические основания снятия с учета. «Полагаю, что нуждающийся в жилом помещении не может быть связан с местностью, в которой ранее проживал. Обратное же ставило бы гражданина в ситуацию, когда помощь от государства в виде предоставления жилого помещения носила бы лишь формальный характер. Указанное жилое помещение подлежало бы реализации с целью последующего приобретения недвижимости в той местности, в которой гражданин учится, работает либо связан с ней иными обстоятельствами. Это в свою очередь вызвало бы как минимум неудобства, связанные с продажей имущества, и как максимум потенциально ставило бы нуждающегося в трудное финансовое положение, так как стоимость имущества в различных регионах отличается в разы. Таким образом, натурное предоставление жилища теряет свои функциональные задачи и превращается в материальное обеспечение, которое с большой вероятностью кратно будет отличаться от необходимого для приобретения аналогичного жилища», – резюмировала Нарине Айрапетян.

Юрист МКА «Князев и партнеры» Мария Рулькова отметила, что предоставление жилья детям-сиротам и детям, оставшимся без попечения родителей, является обязанностью государства в совместном ведении с субъектами Российской Федерации. В соответствии с п. 1 ст. 8 Закона о дополнительных гарантиях по социальной поддержке детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, дети-сироты и дети, оставшиеся без попечения родителей, а также дети, находящиеся под опекой (попечительством), не имеющие закрепленного жилого помещения, после окончания пребывания в образовательном учреждении или учреждении социального обслуживания, а также в учреждениях всех видов профессионального образования, либо по окончании службы в рядах Вооруженных Сил, либо после возвращения из учреждений, исполняющих наказание в виде лишения свободы, обеспечивались органами исполнительной власти по месту жительства вне очереди жилой площадью не ниже установленных социальных норм. «Таким образом, единственным условием определения места предоставления жилого помещения служит место жительства лица, имеющего право на предоставление жилого помещения», – указала Мария Рулькова.

Подборка наиболее важных документов по запросу Исполнение решения суда о предоставлении жилья детям сиротам (нормативно–правовые акты, формы, статьи, консультации экспертов и многое другое).

Судебная практика: Исполнение решения суда о предоставлении жилья детям сиротам

Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс:
Апелляционное определение Третьего апелляционного суда общей юрисдикции от 18.08.2021 N 66а-1225/2021 по делу N 3а-253/2021
Категория спора: Причинение вреда органами власти.
Требования потерпевшего: О присуждении компенсации за нарушение права на исполнение судебного акта в разумный срок.
Обстоятельства: Истица указала, что она является лицом из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, решением суда на орган местного самоуправления возложена обязанность предоставить ей благоустроенное жилое помещение, решение суда не исполнено, общая продолжительность исполнения судебного акта составляет около двух лет.
Решение: Удовлетворено в части. Судебная коллегия полагает, что суд первой инстанции правильно сделал вывод о неоправданно длительном исполнении указанного выше решения суда. При этом наличие очередности исполнения судебных актов по предоставлению жилья детям-сиротам и детям, оставшимся без попечения родителей, а также лицам из их числа, не могут являться основанием для освобождения административного ответчика от обязанности исполнить вступивший в законную силу судебный акт в разумный срок. Приводимые административным ответчиком обстоятельства, связанные с длительностью исполнения судебного акта, судом правильно не отнесены к числу чрезвычайных и непредотвратимых при данных условиях обстоятельств (непреодолимой силы).

Статьи, комментарии, ответы на вопросы: Исполнение решения суда о предоставлении жилья детям сиротам

Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс:
Статья: Принудительное исполнение судебных решений о защите жилищных прав детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей. Правотворческие способы решения проблем, связанных с недостаточным финансированием мероприятий по предоставлению жилья детям-сиротам
(Микелова Т.А.)
("Практика исполнительного производства", 2019, N 1) Причины и условия, связанные с исполнением решений судов о предоставлении жилья детям-сиротам и лицам, приравненным к ним, как уже отмечалось, имеют в настоящее время многоаспектный, многовекторный характер. В этой связи представляется целесообразным исследовать не только правовые, но и иные возможные способы ее решения.

Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс:
Статья: Принудительное исполнение судебных решений о защите жилищных прав детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей: правотворческие способы решения проблем, связанных с недостаточным финансированием мероприятий по предоставлению жилья детям-сиротам
(Микелова Т.А.)
("Юстиция", 2019, N 2) Проанализировав указанные проблемы, считаем, что в целях совершенствования правового регулирования исполнительного производства по комментируемой категории дел необходимо учесть следующие моменты. Во-первых, в Федеральном законе "Об исполнительном производстве" следует предусмотреть особый раздел, который бы регламентировал деятельность судебных приставов по исполнению требований неимущественного характера в отношении публично-правовых образований, закрепив там особенности применения мер принуждения, других исполнительных действий, сроков, порядка приостановления производств. Во-вторых, надо закрепить обязательное внесение судебным приставом представлений в органы власти, являющиеся должниками, в установленных законом случаях (при наличии сведений о выморочном, бесхозяйном имуществе в виде жилых помещений). В-третьих, в ч. 2 ст. 37 упомянутого Закона следует установить обязанность судебного пристава истребовать сведения у должников (органов власти) о ходе исполнения судебного решения, по которому предоставлена отсрочка или рассрочка. В-четвертых, в ч. 3.1 ст. 112 и ч. 1 ст. 105 названного Закона необходимо предусмотреть, что в случае повторного неисполнения без наличия уважительных причин в установленный срок судебного решения должник (орган власти) за каждый день просрочки уплачивает пеню в процентном соотношении к размеру исполнительного сбора. Поскольку требования о предоставлении жилья сиротам носят продолжительный характер, а также принимая во внимание недостаток государственного финансирования, считаем крайне важным в ч. 1 ст. 37 Федерального закона "Об исполнительном производстве" установить обязанность пристава подать иск в суд об изменении способов и порядка исполнения судебного решения в отношении тех органов власти, которые не исполняют судебные решения, связанные с обеспечением жильем детей-сирот.

Нормативные акты: Исполнение решения суда о предоставлении жилья детям сиротам

"Обзор практики рассмотрения судами дел, связанных с обеспечением детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, лиц из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, жилыми помещениями"
(утв. Президиумом Верховного Суда РФ 23.12.2020) 15. Изменение детьми-сиротами и лицами из числа детей-сирот места своего жительства после вступления в законную силу решения суда о предоставлении им жилого помещения специализированного жилищного фонда не может служить основанием для удовлетворения их заявления об изменении порядка и способа исполнения указанного решения путем предоставления жилого помещения по новому месту их жительства.

"Обзор судебной практики Верховного Суда Российской Федерации N 3 (2019)"
(утв. Президиумом Верховного Суда РФ 27.11.2019) Вступившим в законную силу решением суда было удовлетворено исковое заявление прокурора в интересах А. к органу местного самоуправления и уполномоченному органу исполнительной власти субъекта Российской Федерации (далее - министерство) о финансировании и предоставлении жилого помещения по договору найма специализированных жилых помещений; на министерство возложена обязанность произвести финансирование для приобретения жилого помещения по договору найма специализированного жилого помещения для А., включенной в список детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, подлежащих обеспечению жилыми помещениями.

Подборка наиболее важных документов по запросу Решение суда о предоставлении жилого помещения детям-сиротам (нормативно–правовые акты, формы, статьи, консультации экспертов и многое другое).

Судебная практика: Решение суда о предоставлении жилого помещения детям-сиротам

Статьи, комментарии, ответы на вопросы: Решение суда о предоставлении жилого помещения детям-сиротам

Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс:
Статья: Принудительное исполнение судебных решений о защите жилищных прав детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей. Правотворческие способы решения проблем, связанных с недостаточным финансированием мероприятий по предоставлению жилья детям-сиротам
(Микелова Т.А.)
("Практика исполнительного производства", 2019, N 1) Так, Медведевский районный суд (Республика Марий Эл) отменил постановление судебного пристава о привлечении к административной ответственности администрацию Краснооктябрьского городского поселения в связи с тем, что не усмотрел в ее действиях вины, так как неисполнение решения суда по предоставлению жилья детям-сиротам было вызвано отсутствием свободных жилых помещений в городе, а строительство новых жилых домов было запрещено правительством региона .

Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс:
Статья: Как наше государство сирот с жильем обманывает
(Чакински А.)
("Жилищное право", 2019, N 7) Так, Медведевский районный суд (Республика Марий Эл) отменил постановление судебного пристава о привлечении к административной ответственности администрацию Краснооктябрьского городского поселения в связи с тем, что не усмотрел в ее действиях вины, так как неисполнение решения суда по предоставлению жилья детям-сиротам было вызвано отсутствием свободных жилых помещений в городе, а строительство новых жилых домов было запрещено правительством региона (решение Медведевского районного суда от 21.02.2013 по делу N 1215/2013). В результате многие выигравшие суд сироты должны ждать исполнение решения суда несколько лет. Забавно, но в законодательстве указан совсем другой срок для исполнения. пять дней!


По мнению одного из экспертов, ВС фактически подтвердил ряд правовых позиций, изложенных в аналогичном обзоре 2013 г., однако его значение для практикующих адвокатов и юристов безусловно важно. Особый интерес экспертов вызвала позиция из п. 10 обзора, где указано, что обязанность по обеспечению детей-сирот жильем не может быть признана надлежаще исполненной в случае предоставления жилых помещений, не отвечающих требованиям, предъявляемым к ним действующим законодательством.

23 декабря 2020 г. Президиум Верховного Суда РФ утвердил Обзор практики рассмотрения судами дел, связанных с обеспечением детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, а также лиц из числа таких детей, жилыми помещениями. Обзор содержит 15 правовых позиций по делам, рассмотренным в 2018–2020 гг.

Судами рассматривались дела по спорам о включении в список детей-сирот и лиц из их числа, а также граждан, ранее относившихся к указанной категории и достигших 23 лет, которые подлежат обеспечению специализированными жилыми помещениями; о признании незаконным исключения из указанного списка и восстановлении в списке; о признании незаконным отказа органа местного самоуправления в установлении факта невозможности проживания детей-сирот и лиц из их числа в ранее занимаемых жилых помещениях; о предоставлении жилья по договору найма специализированного жилого помещения и расторжении такого договора, а также о выселении из жилого помещения.

В большинстве случаев, указал ВС, суды правильно применяли законодательство, регулирующее правоотношения по обеспечению детей-сирот и лиц из их числа благоустроенными жилыми помещениями по договорам найма специализированных жилых помещений, учитывая при этом правовые позиции Верховного и Конституционного судов РФ.

В п. 2 обзора со ссылкой на материалы судебной практики Ярославского областного суда указано, что дети-сироты и лица из их числа имеют право на обеспечение жилыми помещениями по договорам найма специализированных жилых помещений, если их проживание в ранее занимаемых жилых помещениях, нанимателями или членами семей нанимателей по договорам социального найма либо собственниками которых они являются, признано невозможным при установлении любого из обстоятельств, с которым законодательство РФ или субъекта Федерации связывает этот факт.

В п. 3 ВС указал, что при разрешении судами споров, связанных с возложением обязанности на уполномоченный орган включить в список лиц из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, лиц, достигших 23 лет, имевших право на внеочередное обеспечение жильем по договору социального найма, однако не поставленных на учет в качестве нуждающихся в улучшении жилищных условий до достижения указанного возраста, необходимо установить причины, по которым их не поставили на учет (Определение ВС от 15 сентября 2020 г. № 16-КГ20-9-К4).

По мнению управляющего партнера «LLC-Право» Дмитрия Лизунова, это очень насущный вопрос, так как подавляющее большинство детей-сирот своевременно не были внесены в список как нуждающиеся, так как попросту не знали об этом либо не имели возможности до 23 лет подать соответствующее заявление по независящим от них обстоятельствам, в результате чего впоследствии получали отказ от уполномоченных органов только лишь потому, что пропустили срок и уже не проходят возрастной ценз. «Позиция ВС расширяет возможности выявить причины невключения таких лиц в список, доказать, что эти причины объективно препятствовали своевременной реализации права и признать за такими лицами право на получение жилья», – считает эксперт.

Как отмечается в п. 4 обзора со ссылкой на материалы практики Иркутского областного суда, дети-сироты и лица из их числа, обеспеченные жильем менее учетной нормы жилплощади, не могут быть исключены из списка детей-сирот, подлежащих обеспечению жилыми помещениями специализированного фонда.

В п. 5 обзора указано, что по общему правилу специализированные жилые помещения предоставляются детям-сиротам и детям, оставшимся без попечения родителей, по достижении 18 лет. Предоставление жилья указанным лицам ранее данного возраста допустимо в случае приобретения ими полной дееспособности до достижения совершеннолетия, а также в случаях, предусмотренных законодательством субъектов Федерации (Определение от 4 июня 2019 г. № 3-КГ19-3).

Как отмечается в п. 6 со ссылкой на материалы ВС Республики Карелия, установленное федеральным законом предписание о предоставлении детям-сиротам и лицам из их числа по их письменному заявлению жилых помещений по завершении ими профессионального обучения и получении профобразования не препятствует в реализации права на обеспечение жильем по достижении 18 лет.

Как отметил адвокат АП г. Москвы Кирилл Иванов, зачастую органы власти отказывают в предоставлении жилья, ссылаясь на то, что заявителю уже больше 18 лет, и считая, что обязанность государства по обеспечению жильем таким образом отпала, однако это не так, и в п. 6 обзора это подробно разъяснено.

В. п. 7 со ссылкой на материалы Ивановского областного суда подчеркивается, что право на однократное обеспечение благоустроенным жилым помещением специализированного жилищного фонда по договорам найма специализированных жилых помещений гарантировано федеральным законом детям-сиротам, детям, оставшимся без попечения родителей, и лицам из их числа.

В п. 8 обзора указано, что обязанность органа исполнительной власти субъекта Федерации по предоставлению специализированных жилых помещений детям-сиротам и лицам из их числа не зависит от наличия или отсутствия других граждан, обладающих аналогичным правом, а также от соблюдения порядка очередности лиц равной категории (Определение ВС от 8 декабря 2020 г. № 16-КГ20-25-К4).

Как отметил Дмитрий Лизунов, очевидно, что токование норм права может быть различным в каждом субъекте РФ – этому во многом способствует тот факт, что предоставление гарантий детям-сиротам в части предоставления жилья установлен на федеральном уровне, – однако ряд вопросов (например, распределение обязанностей уполномоченных органов по формированию списка, очередность предоставления жилья, расходные обязательства, учет нормы жилплощади, соответствие жилого помещения нормам и т.д.) отнесены к компетенции непосредственно субъекта Федерации, и регулирование может различаться в зависимости от региона.

Так, пояснил эксперт, в деле, правовая позиция по которому вошла в данный пункт обзора, житель Волгоградской области не был обеспечен надлежащим образом жилым помещением на основании того, что право обеспечения реализуется в порядке очередности. Вместе с тем Судебной коллегией ВС было выявлено, что как федеральное законодательство, так и нормативно-правовые акты региона очередность как таковую не предусматривают, в связи с чем формулировка «в порядке очередности» не отвечает требованиям законодательства и не является законным основанием необеспечения заинтересованного лица жилым помещением своевременно. В итоге дело было направлено на новое рассмотрение. «Указанная правовая позиция ВС впредь будет поводом и основанием как для судов, так и для юристов более детально изучить действующие нормы права и более скрупулезно – ситуацию заявителя», – подчеркнул он.

Кирилл Иванов добавил, что на практике власти нередко отказывают в предоставлении жилья, ссылаясь на нехватку жилищного фонда и большую очередь. Эти отказы также являются незаконными, что подробно проанализировал ВС в п. 8 обзора.

В следующем пункте приведена позиция ВС о том, что обстоятельством, имеющим значение для рассмотрения дел, связанных с обеспечением жильем детей-сирот и лиц из их числа по договорам найма специализированных жилых помещений, является правильное определение судом места жительства этих лиц (Определение от 11 августа 2020 г. № 4-КГ20-25-К1).

По мнению Дмитрия Лизунова, данная позиция также заслуживает особого внимания и касается правильного определения места жительства, когда при смене места проживания истца ему было незаконно отказано в предоставлении права быть включенным в список, однако при более детальном изучении законодательства право истца было установлено и реализовано.

Как отмечается в п. 10 о бзора со ссылкой на практику ВС Республики Бурятия, предусмотренная законом обязанность по обеспечению детей-сирот и лиц из их числа жильем по договорам найма специализированных жилых помещений не может быть признана исполненной надлежащим образом, если жилые помещения не отвечают требованиям, предъявляемым к ним законодательством.

«Очень хорошо, что Верховый Суд обратил внимание на то, что такая обязанность не может быть признана надлежаще исполненной в случае предоставления жилых помещений, не отвечающих требованиям, предъявляемым к ним действующим законодательством, – считает Кирилл Иванов. – Органы власти нередко предоставляют помещения, которые фактически непригодны для проживания, а в некоторых случаях и опасны для жизни, так как являются аварийными. В п.10 рассмотрена как раз такая ситуация, когда по иску прокурора ситуация в Бурятии была исправлена судом, и детям из числа сирот были предоставлены новые квартиры»

По мнению адвоката АП г. Санкт-Петербурга Руслана Осипова, данная позиция наиболее интересна как исключающая иное толкование судами норм материального права. ВС, в частности, разъяснил о возможности установления судом факта, что специализированное жилое помещение не отвечало требованиям, предъявляемым к нему санитарными и техническими нормами, и не было пригодно для проживания уже на момент предоставления, в отсутствие соответствующего заключения межведомственной комиссии иными доказательствами – в частности, приговором суда и заключением строительно-технической экспертизы, проведенной в ходе расследования уголовного дела.

В п. 11 со ссылкой на практику Алтайского краевого суда указано, что приобретение нанимателем специализированного жилого помещения для детей-сирот и лиц из их числа либо членами его семьи жилья в собственность не является основанием для расторжения (прекращения) договора найма специализированного жилого помещения.

В п. 12 обзора также со ссылкой на материалы Алтайского краевого суда отмечается, что основаниями для принятия органом исполнительной власти субъекта РФ решения об исключении жилых помещений, предоставленных детям-сиротам и лицам из их числа, из специализированного жилищного фонда и о передаче их данным лицам по договору социального найма являются окончание срока действия договора найма специализированного жилого помещения и отсутствие обстоятельств, свидетельствующих о необходимости оказания указанным лицам содействия в преодолении трудной жизненной ситуации.

Как указано в п. 13 со ссылкой на материалы практики Кемеровского областного суда, вывод уполномоченного органа о наличии оснований, препятствующих заключению с детьми-сиротами и лицами из их числа договора социального найма в отношении занимаемого ими жилого помещения, должен основываться на всестороннем исследовании и оценке жилищно-бытовых условий этих лиц, исполнения ими обязанностей по договору найма специализированного жилого помещения, состояния здоровья, социального окружения и иных обстоятельств, касающихся данных лиц (в частности, наличие работы, привлечение к административной или уголовной ответственности, злоупотребление спиртными напитками, употребление наркотических средств).

В п. 14 обзора вошла позиция, основанная на материалах практики ВС Чувашской Республики. Так, члены семьи (супруг (супруга) и несовершеннолетние дети) нанимателя специализированного жилого помещения для детей-сирот и лиц из их числа, которые были включены в договор найма специализированного жилого помещения и вселены в жилое помещение, в случае смерти нанимателя вправе требовать от уполномоченного органа исключения данного помещения из специализированного жилищного фонда и заключения с этими лицами договора социального найма в отношении этого жилья.

В заключительном пункте указано, что изменение детьми-сиротами и лицами из их числа места жительства после вступления в силу решения суда о предоставлении им жилого помещения специализированного жилищного фонда не может служить основанием для удовлетворения их заявления об изменении порядка и способа исполнения указанного решения путем предоставления жилого помещения по новому месту жительства. Позиция основана на материалах практики Свердловского областного суда.

«Нельзя сказать, что данный обзор содержит принципиально новые тенденции правоприменительной практики по спорам, связанным с обеспечением детей-сирот жилыми помещениями, – считает Руслан Осипов. – ВС фактически подтвердил ряд правовых позиций, уже изложенных им в Обзоре практики по аналогичным вопросам от 20 ноября 2013 г. (см., в частности, п. 3–6, 7 и 9)».

В то же время, добавил он, обзор содержит ряд правовых позиций, которые не вошли в обзор 2013 г. Эти позиции (п. 1, 8, 10, 11, 13–15), пояснил эксперт, также не являются новыми, поскольку уже встречались в правоприменительной практике.

«Хотя комментируемый обзор, по сути, является обобщением судебной практики и не несет принципиально новых направлений в правоприменительной сфере, его значение для практикующих адвокатов и юристов безусловно важно, поскольку при отправлении правосудия суды чаще руководствуются правовыми позициями, включенными в обзоры практики ВС. Таким образом, любой обзор судебной практики направлен на поддержание принципа ее единства, что является одной из гарантий стабильности правоотношений. Толкование правовых норм должно быть предсказуемым для их участников, законы должны действовать равно и одинаково для всех», – заключил Руслан Осипов.

По мнению Дмитрия Лизунова, важность данного обзора заключается как в том, что защита и гарантии прав детей-сирот имеют большую социальную значимость, так и в том, что органами, на которые возложена обязанность по обеспечению жилыми помещениями, нередко допускают грубые ошибки, в результате которых права таких лиц ущемляются. «В связи с этим радует, что обзором – как результатом анализа и обобщения практики судов – отмечается, что судами в большинстве случаев правильно применяется законодательство, регулирующее правоотношения по обеспечению детей-сирот жильем», – считает он.

Много вопросов, добавил эксперт, возникает на практике в части незаконного отказа в обеспечении жильем на основании несоответствия норм жилплощади (различается в каждом регионе) либо по причине невозможности проживания совместно с другими лицами, когда такая невозможность игнорируется исполнительным органом, что противоречит действующему законодательству. «Все эти нюансы индивидуальны при решении каждой конкретной проблемы, и такие обзоры судебной практики позволяют обобщить разрозненную информацию и помочь адвокатам и юристам в защите законных прав граждан», – заключил Дмитрий Лизунов.

Кирилл Иванов добавил, что обзоры судебной практики ВС – это всегда хорошее подспорье для юриста. «Когда готовлю тот или иной иск, обязательно смотрю, был ли обзор практики ВС по моему вопросу. Хотя у нас нет прецедентного права, но, безусловно, суды руководствуются обзорами, и не один раз приходилось приобщать такие выдержки для судов», – пояснил он.


По мнению одного из экспертов, ВС фактически подтвердил ряд правовых позиций, изложенных в аналогичном обзоре 2013 г., однако его значение для практикующих адвокатов и юристов безусловно важно. Особый интерес экспертов вызвала позиция из п. 10 обзора, где указано, что обязанность по обеспечению детей-сирот жильем не может быть признана надлежаще исполненной в случае предоставления жилых помещений, не отвечающих требованиям, предъявляемым к ним действующим законодательством.

23 декабря 2020 г. Президиум Верховного Суда РФ утвердил Обзор практики рассмотрения судами дел, связанных с обеспечением детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, а также лиц из числа таких детей, жилыми помещениями. Обзор содержит 15 правовых позиций по делам, рассмотренным в 2018–2020 гг.

Судами рассматривались дела по спорам о включении в список детей-сирот и лиц из их числа, а также граждан, ранее относившихся к указанной категории и достигших 23 лет, которые подлежат обеспечению специализированными жилыми помещениями; о признании незаконным исключения из указанного списка и восстановлении в списке; о признании незаконным отказа органа местного самоуправления в установлении факта невозможности проживания детей-сирот и лиц из их числа в ранее занимаемых жилых помещениях; о предоставлении жилья по договору найма специализированного жилого помещения и расторжении такого договора, а также о выселении из жилого помещения.

В большинстве случаев, указал ВС, суды правильно применяли законодательство, регулирующее правоотношения по обеспечению детей-сирот и лиц из их числа благоустроенными жилыми помещениями по договорам найма специализированных жилых помещений, учитывая при этом правовые позиции Верховного и Конституционного судов РФ.

В п. 2 обзора со ссылкой на материалы судебной практики Ярославского областного суда указано, что дети-сироты и лица из их числа имеют право на обеспечение жилыми помещениями по договорам найма специализированных жилых помещений, если их проживание в ранее занимаемых жилых помещениях, нанимателями или членами семей нанимателей по договорам социального найма либо собственниками которых они являются, признано невозможным при установлении любого из обстоятельств, с которым законодательство РФ или субъекта Федерации связывает этот факт.

В п. 3 ВС указал, что при разрешении судами споров, связанных с возложением обязанности на уполномоченный орган включить в список лиц из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, лиц, достигших 23 лет, имевших право на внеочередное обеспечение жильем по договору социального найма, однако не поставленных на учет в качестве нуждающихся в улучшении жилищных условий до достижения указанного возраста, необходимо установить причины, по которым их не поставили на учет (Определение ВС от 15 сентября 2020 г. № 16-КГ20-9-К4).

По мнению управляющего партнера «LLC-Право» Дмитрия Лизунова, это очень насущный вопрос, так как подавляющее большинство детей-сирот своевременно не были внесены в список как нуждающиеся, так как попросту не знали об этом либо не имели возможности до 23 лет подать соответствующее заявление по независящим от них обстоятельствам, в результате чего впоследствии получали отказ от уполномоченных органов только лишь потому, что пропустили срок и уже не проходят возрастной ценз. «Позиция ВС расширяет возможности выявить причины невключения таких лиц в список, доказать, что эти причины объективно препятствовали своевременной реализации права и признать за такими лицами право на получение жилья», – считает эксперт.

Как отмечается в п. 4 обзора со ссылкой на материалы практики Иркутского областного суда, дети-сироты и лица из их числа, обеспеченные жильем менее учетной нормы жилплощади, не могут быть исключены из списка детей-сирот, подлежащих обеспечению жилыми помещениями специализированного фонда.

В п. 5 обзора указано, что по общему правилу специализированные жилые помещения предоставляются детям-сиротам и детям, оставшимся без попечения родителей, по достижении 18 лет. Предоставление жилья указанным лицам ранее данного возраста допустимо в случае приобретения ими полной дееспособности до достижения совершеннолетия, а также в случаях, предусмотренных законодательством субъектов Федерации (Определение от 4 июня 2019 г. № 3-КГ19-3).

Как отмечается в п. 6 со ссылкой на материалы ВС Республики Карелия, установленное федеральным законом предписание о предоставлении детям-сиротам и лицам из их числа по их письменному заявлению жилых помещений по завершении ими профессионального обучения и получении профобразования не препятствует в реализации права на обеспечение жильем по достижении 18 лет.

Как отметил адвокат АП г. Москвы Кирилл Иванов, зачастую органы власти отказывают в предоставлении жилья, ссылаясь на то, что заявителю уже больше 18 лет, и считая, что обязанность государства по обеспечению жильем таким образом отпала, однако это не так, и в п. 6 обзора это подробно разъяснено.

В. п. 7 со ссылкой на материалы Ивановского областного суда подчеркивается, что право на однократное обеспечение благоустроенным жилым помещением специализированного жилищного фонда по договорам найма специализированных жилых помещений гарантировано федеральным законом детям-сиротам, детям, оставшимся без попечения родителей, и лицам из их числа.

В п. 8 обзора указано, что обязанность органа исполнительной власти субъекта Федерации по предоставлению специализированных жилых помещений детям-сиротам и лицам из их числа не зависит от наличия или отсутствия других граждан, обладающих аналогичным правом, а также от соблюдения порядка очередности лиц равной категории (Определение ВС от 8 декабря 2020 г. № 16-КГ20-25-К4).

Как отметил Дмитрий Лизунов, очевидно, что токование норм права может быть различным в каждом субъекте РФ – этому во многом способствует тот факт, что предоставление гарантий детям-сиротам в части предоставления жилья установлен на федеральном уровне, – однако ряд вопросов (например, распределение обязанностей уполномоченных органов по формированию списка, очередность предоставления жилья, расходные обязательства, учет нормы жилплощади, соответствие жилого помещения нормам и т.д.) отнесены к компетенции непосредственно субъекта Федерации, и регулирование может различаться в зависимости от региона.

Так, пояснил эксперт, в деле, правовая позиция по которому вошла в данный пункт обзора, житель Волгоградской области не был обеспечен надлежащим образом жилым помещением на основании того, что право обеспечения реализуется в порядке очередности. Вместе с тем Судебной коллегией ВС было выявлено, что как федеральное законодательство, так и нормативно-правовые акты региона очередность как таковую не предусматривают, в связи с чем формулировка «в порядке очередности» не отвечает требованиям законодательства и не является законным основанием необеспечения заинтересованного лица жилым помещением своевременно. В итоге дело было направлено на новое рассмотрение. «Указанная правовая позиция ВС впредь будет поводом и основанием как для судов, так и для юристов более детально изучить действующие нормы права и более скрупулезно – ситуацию заявителя», – подчеркнул он.

Кирилл Иванов добавил, что на практике власти нередко отказывают в предоставлении жилья, ссылаясь на нехватку жилищного фонда и большую очередь. Эти отказы также являются незаконными, что подробно проанализировал ВС в п. 8 обзора.

В следующем пункте приведена позиция ВС о том, что обстоятельством, имеющим значение для рассмотрения дел, связанных с обеспечением жильем детей-сирот и лиц из их числа по договорам найма специализированных жилых помещений, является правильное определение судом места жительства этих лиц (Определение от 11 августа 2020 г. № 4-КГ20-25-К1).

По мнению Дмитрия Лизунова, данная позиция также заслуживает особого внимания и касается правильного определения места жительства, когда при смене места проживания истца ему было незаконно отказано в предоставлении права быть включенным в список, однако при более детальном изучении законодательства право истца было установлено и реализовано.

Как отмечается в п. 10 о бзора со ссылкой на практику ВС Республики Бурятия, предусмотренная законом обязанность по обеспечению детей-сирот и лиц из их числа жильем по договорам найма специализированных жилых помещений не может быть признана исполненной надлежащим образом, если жилые помещения не отвечают требованиям, предъявляемым к ним законодательством.

«Очень хорошо, что Верховый Суд обратил внимание на то, что такая обязанность не может быть признана надлежаще исполненной в случае предоставления жилых помещений, не отвечающих требованиям, предъявляемым к ним действующим законодательством, – считает Кирилл Иванов. – Органы власти нередко предоставляют помещения, которые фактически непригодны для проживания, а в некоторых случаях и опасны для жизни, так как являются аварийными. В п.10 рассмотрена как раз такая ситуация, когда по иску прокурора ситуация в Бурятии была исправлена судом, и детям из числа сирот были предоставлены новые квартиры»

По мнению адвоката АП г. Санкт-Петербурга Руслана Осипова, данная позиция наиболее интересна как исключающая иное толкование судами норм материального права. ВС, в частности, разъяснил о возможности установления судом факта, что специализированное жилое помещение не отвечало требованиям, предъявляемым к нему санитарными и техническими нормами, и не было пригодно для проживания уже на момент предоставления, в отсутствие соответствующего заключения межведомственной комиссии иными доказательствами – в частности, приговором суда и заключением строительно-технической экспертизы, проведенной в ходе расследования уголовного дела.

В п. 11 со ссылкой на практику Алтайского краевого суда указано, что приобретение нанимателем специализированного жилого помещения для детей-сирот и лиц из их числа либо членами его семьи жилья в собственность не является основанием для расторжения (прекращения) договора найма специализированного жилого помещения.

В п. 12 обзора также со ссылкой на материалы Алтайского краевого суда отмечается, что основаниями для принятия органом исполнительной власти субъекта РФ решения об исключении жилых помещений, предоставленных детям-сиротам и лицам из их числа, из специализированного жилищного фонда и о передаче их данным лицам по договору социального найма являются окончание срока действия договора найма специализированного жилого помещения и отсутствие обстоятельств, свидетельствующих о необходимости оказания указанным лицам содействия в преодолении трудной жизненной ситуации.

Как указано в п. 13 со ссылкой на материалы практики Кемеровского областного суда, вывод уполномоченного органа о наличии оснований, препятствующих заключению с детьми-сиротами и лицами из их числа договора социального найма в отношении занимаемого ими жилого помещения, должен основываться на всестороннем исследовании и оценке жилищно-бытовых условий этих лиц, исполнения ими обязанностей по договору найма специализированного жилого помещения, состояния здоровья, социального окружения и иных обстоятельств, касающихся данных лиц (в частности, наличие работы, привлечение к административной или уголовной ответственности, злоупотребление спиртными напитками, употребление наркотических средств).

В п. 14 обзора вошла позиция, основанная на материалах практики ВС Чувашской Республики. Так, члены семьи (супруг (супруга) и несовершеннолетние дети) нанимателя специализированного жилого помещения для детей-сирот и лиц из их числа, которые были включены в договор найма специализированного жилого помещения и вселены в жилое помещение, в случае смерти нанимателя вправе требовать от уполномоченного органа исключения данного помещения из специализированного жилищного фонда и заключения с этими лицами договора социального найма в отношении этого жилья.

В заключительном пункте указано, что изменение детьми-сиротами и лицами из их числа места жительства после вступления в силу решения суда о предоставлении им жилого помещения специализированного жилищного фонда не может служить основанием для удовлетворения их заявления об изменении порядка и способа исполнения указанного решения путем предоставления жилого помещения по новому месту жительства. Позиция основана на материалах практики Свердловского областного суда.

«Нельзя сказать, что данный обзор содержит принципиально новые тенденции правоприменительной практики по спорам, связанным с обеспечением детей-сирот жилыми помещениями, – считает Руслан Осипов. – ВС фактически подтвердил ряд правовых позиций, уже изложенных им в Обзоре практики по аналогичным вопросам от 20 ноября 2013 г. (см., в частности, п. 3–6, 7 и 9)».

В то же время, добавил он, обзор содержит ряд правовых позиций, которые не вошли в обзор 2013 г. Эти позиции (п. 1, 8, 10, 11, 13–15), пояснил эксперт, также не являются новыми, поскольку уже встречались в правоприменительной практике.

«Хотя комментируемый обзор, по сути, является обобщением судебной практики и не несет принципиально новых направлений в правоприменительной сфере, его значение для практикующих адвокатов и юристов безусловно важно, поскольку при отправлении правосудия суды чаще руководствуются правовыми позициями, включенными в обзоры практики ВС. Таким образом, любой обзор судебной практики направлен на поддержание принципа ее единства, что является одной из гарантий стабильности правоотношений. Толкование правовых норм должно быть предсказуемым для их участников, законы должны действовать равно и одинаково для всех», – заключил Руслан Осипов.

По мнению Дмитрия Лизунова, важность данного обзора заключается как в том, что защита и гарантии прав детей-сирот имеют большую социальную значимость, так и в том, что органами, на которые возложена обязанность по обеспечению жилыми помещениями, нередко допускают грубые ошибки, в результате которых права таких лиц ущемляются. «В связи с этим радует, что обзором – как результатом анализа и обобщения практики судов – отмечается, что судами в большинстве случаев правильно применяется законодательство, регулирующее правоотношения по обеспечению детей-сирот жильем», – считает он.

Много вопросов, добавил эксперт, возникает на практике в части незаконного отказа в обеспечении жильем на основании несоответствия норм жилплощади (различается в каждом регионе) либо по причине невозможности проживания совместно с другими лицами, когда такая невозможность игнорируется исполнительным органом, что противоречит действующему законодательству. «Все эти нюансы индивидуальны при решении каждой конкретной проблемы, и такие обзоры судебной практики позволяют обобщить разрозненную информацию и помочь адвокатам и юристам в защите законных прав граждан», – заключил Дмитрий Лизунов.

Кирилл Иванов добавил, что обзоры судебной практики ВС – это всегда хорошее подспорье для юриста. «Когда готовлю тот или иной иск, обязательно смотрю, был ли обзор практики ВС по моему вопросу. Хотя у нас нет прецедентного права, но, безусловно, суды руководствуются обзорами, и не один раз приходилось приобщать такие выдержки для судов», – пояснил он.

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: