Прокурор и адвокат в суде это

Обновлено: 07.12.2022

Сталкиваясь с необходимостью отстаивать свои интересы в суде, человек, как правило, оказывается в очень непростой для себя ситуации. В короткий срок нужно определиться: защищать себя самому, привлечь юриста или адвоката. Встает вопрос: юрист и адвокат одно и тоже? Давайте разбираться вместе.

Самостоятельная защита в суде – не вариант!

  • Вариант самозащиты гражданских прав, безусловно, сэкономит ваши деньги. Но из плюсов на этом всё.
  • С вероятностью 99,9% в суде такое решение приведет к фиаско.
  • Без специального образования, без соответствующего опыта ведения дел в судах, не стоит рассчитывать на благосклонность и решение дела в вашу пользу.

Что лучше юрист или адвокат при выборе защитника?

Не многие понимают, что юрист и адвокат – это два разных человека. Разница между ними существенная.

►Юрист – человек, получивший юридическое образование. Такой специалист может консультировать по вопросам права, заниматься оформлением юридических документов, представлять интересы компаний, предприятий или госорганов. Может вести гражданские дела в суде. К уголовным процессам у такого специалиста допуска нет (исключение – представление интересов потерпевшего).

  • Стаж и опыт не является главным, к работе может быть допущено лицо только что получившее диплом по специализации "юриспруденция"
  • Дисциплинарной ответственности у юристов нет, можно жаловаться лишь на нарушение уголовного закона в правоохранительные органы или порядка исполнения договора с юристом - в суд
  • Допуск к уголовным делам ограничен, положения "адвокатская тайна" не работают

►Адвокат – это человек, с юридическим образованием, но специализирующийся на судебных тяжбах и разбирательствах, деятельность которого подпадает под действия закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре РФ».

  • У адвоката есть необходимый опыт ведения дел в судах (как гражданских, так и уголовных). Стаж по профессии является обязательным условием для допуска на экзамен адвоката.
  • Самое главное, звание адвоката присваивается тем специалистам, которые успешно прошли квалификационный экзамен, ответив на большое количество вопросов из всех областей права.
  • Получили удостоверение адвоката и были внесены в соответствующий реестр, контролируемый государственными органами.
  • Кроме того, он принес присягу защищать интересы граждан и организаций (в конце статьи полный текст присяги).
  • Вся адвокатская деятельность охраняется адвокатской тайной, чего нельзя сказать про работу юристов, оказывающих юридические услуги.
  • Деятельность адвоката в отличии от юриста регулируется Кодексом профессиональной этики адвоката, нарушение которого строго наказывается со стороны адвокатской палаты – дисциплинарным производством в отношении провинившегося.

Юрист сможет быть полезным, в случае общения с партнером по бизнесу, заключения договоров, подготовке документов. А судебные разбирательства по уголовному делу, часто и гражданские дела часто доверяют адвокату – это именно его профиль. Поэтому выбор моих Доверителей очевиден в пользу адвоката, а не юриста. Кого выбирать в вашем случае, конечно решать самим.

ВНИМАНИЕ: обязательно прочитайте как выбрать хорошего адвоката по ссылке на основной части канала.

Статья 13. Присяга адвоката В порядке, установленном адвокатской палатой, претендент, успешно сдавший квалификационный экзамен, приносит присягу следующего содержания: "Торжественно клянусь честно и добросовестно исполнять обязанности адвоката, защищать права, свободы и интересы доверителей, руководствуясь Конституцией Российской Федерации, законом и кодексом профессиональной этики адвоката".

Статья 13. Присяга адвоката В порядке, установленном адвокатской палатой, претендент, успешно сдавший квалификационный экзамен, приносит присягу следующего содержания: "Торжественно клянусь честно и добросовестно исполнять обязанности адвоката, защищать права, свободы и интересы доверителей, руководствуясь Конституцией Российской Федерации, законом и кодексом профессиональной этики адвоката".

P.S.: желаю Всем сторонам правовой безопасности. Подпишитесь на канал СОВЕТЫ АДВОКАТА и Вы первые получите полезную информацию. Не забудьте поставить понравилось настоящей статье, поделиться. Чтобы и другие имели возможность увидеть советы и решить свою проблему.

С уважением, Кацайлиди Андрей Валерьевич, адвокат, управляющий партнер Адвокатского бюро "Кацайлиди и партнеры"

Процесс по уголовному делу представляет из себя соревнование адвоката и прокурора. Первый защищает подсудимого, второй поддерживает позицию обвинения. Именно с подачи прокурора швейцарский нож в вашей сумке доказывает наличие умысла на преднамеренное убийство, а домашний вечер в одиночестве за хорошим фильмом — отсутствие алиби. Не зря в судах есть отдельные специальные кабинеты для сотрудников прокуратуры.

С другой стороны, если будет допущена судебная ошибка и за решётку отправится невиновный, или, наоборот, преступника выпустят на свободу, виноват будет в том числе и прокурор. А адвокат если и будет нести ответственность, то только моральную.

«Тут нужно отметить, что установление истины в судебном процессе важнее для прокурора и судьи, чем для защитника, — уточняет адвокат по уголовным делам правового центра «Человек и Закон» Вадим Кутиков. — Ведь работа адвоката — добиться оправдательного приговора или минимизировать наказание. Даже в том случае, если клиент совершил особо тяжкое преступление.

А вообще, кто круче, кто лучше… Это субъективные понятия. Прокурор регулярно получает хорошую зарплату, у него всюду государственные гарантии, ранний выход на пенсию и так далее. С другой стороны, прокурор больше зависит от начальства, у него жёсткий график работы, а наличие погонов и формы предусматривает ответственность за соответствие своей должности в профессиональном и моральном плане как на работе, так и на досуге.

У адвокатов же график работы свободный, начальства, считай, нет. Можно выбирать, сколько времени отдавать работе, какие дела брать. Но есть и минусы: господдержка практически отсутствует, отпуска и больничные за свой счёт. Все взносы приходится платить самостоятельно. Сложно планировать расходы, так как доходы нестабильны. Ещё есть обременения в виде дел по назначению, от которых нельзя отказаться.

Резюмируя, можно сказать, что у адвоката больше свободы, а у прокурора больше возможностей. И ещё — прокурор может посадить адвоката, а адвокату посадить прокурора будет довольно сложно.

Я считаю, что хороший юрист-карьерист начнёт свой путь в органах прокуратуры, поработает до ранней пенсии, а вот потом, уже с хорошей пенсией и богатым опытом, можно идти в адвокатуру».


Экс-заместитель председателя КС Тамара Морщакова отметила, что профессиональный отбор на судейские должности сейчас невозможен из-за замены объективных конкурсных процедур ограничениями на допуск к судейской деятельности, в том числе в связи с осуществлением кандидатом в прошлом адвокатской деятельности. По ее словам, это объясняется стремлением к управлению судейским корпусом, для чего нужны послушные судьи. Советник ФПА Елена Авакян подчеркнула, что слова судей о том, что адвокаты «обрастают нежелательными связями» и, будучи судьями, могут быть уязвимы к внешнему давлению, не могут не вызывать беспокойства по поводу состояния самого судейского корпуса.

Институт проблем правоприменения при Европейском университете в Санкт-Петербурге опубликовал аналитическую записку «Источники пополнения судейского корпуса РФ и роль аппарата судов». В работе представлен анализ профессионального и социального состава кандидатов на должность судьи, выявлены закономерности при рассмотрении кандидатур квалификационными коллегиями судей и дана оценка того, как модель назначения судей, сформировавшаяся в России, влияет на судебную систему. Источниками данных стали указы Президента о назначении судей, опросы судей, проведенные институтом, и заключения ККС о рассмотрении кандидатов на судебные должности в 2014–2015 гг.

Согласно результатам анализа заключений, из 959 рассмотренных кандидатур рекомендации ККС получили 59,1%. Исследователи обращают внимание на то, что положительное решение коллегии тесно связано с поддержкой председателя суда. По их мнению, это объясняется тем, что, хотя согласно п. 7 ст. 11 Закона об органах судейского сообщества в состав квалификационных коллегий не могут быть избраны председатели судов и их заместители, ст. 21 этого закона позволяет председателям участвовать в заседаниях и влиять на решение ККС.

Было установлено, что почти все кандидаты, о назначении на должность которых ходатайствовал председатель, получили рекомендации на должность. Напротив, более половины из тех, кого не поддержал председатель суда, не получили рекомендации.


В записке отмечено, что на решение ККС влияет также опыт работы кандидата: преимущество в отборе имеют кандидаты с опытом работы в аппарате суда и прокуратуре. Шанс получить рекомендацию для кандидатов из полиции и других госорганов равен 50%, еще меньше шансов у представителей негосударственного сектора.

Исследователи выявили, что около половины кандидатов начали свою карьеру в аппарате суда, не имея другого профессионального опыта после вуза. Наиболее типичная карьера кандидата в судьи – работа в должности секретаря суда или секретаря судебного заседания, затем переход на должность помощника судьи и далее в судьи. Для значительного числа кандидатов в судьи, начинавших карьеру не в аппарате суда, работа в должности помощника судьи становится необходимым карьерным шагом перед подачей заявления на должность судьи. Доля кандидатов, подающих заявления на должность судьи напрямую из другой профессиональной сферы, невелика.


Адвокат АП Владимирской области

Преимущество при отборе отдается кандидатам из аппарата суда, поскольку, во-первых, секретари и помощники знают «кухню» судебного делопроизводства и обладают навыками работы по «типовым» делам. Во-вторых, при крайне низкой заработной плате секретарей и помощников кадровая политика, которая наглядно демонстрирует возможности сотруднику аппарата стать судьей,позволяет избежать дефицита «аппаратных» кадров и удерживает судебную систему в работоспособном состоянии. В-третьих, сотрудник аппарата знаком тем, кто подбирает кадры, в отличие от «человека с улицы». В-четвертых, сотрудники аппарата судов и правоохранительных органов скорее оцениваются теми, кто подбирает кадры, как «свои» и «системные», чем адвокаты и юристы из частного сектора.

Основной опыт работы Число кандидатов Группировка Число кандидатов %
Аппарат суда 628 Только аппарат суда 466 48,5
Преимущественно аппарат суда 162 17
Прокурор 33 Прокуратура 119 12,4
Следователь прокуратуры 26
Аппарат прокурора 60
Следователь МВД 27 Другие правоохранительные органы 46 4,8
Полицейский 4
Оперативный уполномоченный 4
Сотрудник полиции 3
Дознаватель 3
Судебный пристав 5
Адвокат 21 Негосударственный сектор 106 11
Юрисконсульт коммерческого предприятия 71
Преподаватель вуза 13
Юрисконсульт некоммерческой организации 1
Юрист в органах государственной власти 56 Государственные органы 60 6,3
Специалист в органах государственной власти 4
ВСЕГО 959 100

«Преимущество трудового опыта в государственных организациях заключается в том, что кандидат обретает навыки работы в бюрократической системе – то есть дисциплину и умение работать в иерархизированных структурах», – делают вывод исследователи. При этом, поясняя, почему опыт работы в негосударственном секторе является наименее желательным, они указали: «Адвокатский опыт скорее рассматривается как противопоказание к получению рекомендации ККС. В интервью судьи неоднократно говорили о том, что адвокаты в ходе своей профессиональной деятельности “обрастают нежелательными связями” и, следовательно, будучи назначенными на должность судьи, могут быть уязвимы к внешнему давлению».


Советник ФПА РФ, исполнительный директор Некоммерческого партнерства «Содействие развитию корпоративного законодательства»

Слова судей о том, что адвокаты «обрастают нежелательными связями» и, будучи судьями, могут быть уязвимы к внешнему давлению, не могут не вызывать беспокойства по поводу состояния самого судейского корпуса. Адвокаты – соль юридической профессии. Во всем цивилизованном мире судьи, адвокаты и прокуроры составляют единую профессию, и без адвокатуры нет отправления правосудия. На мой взгляд, подобные высказывания со стороны судей недопустимы и могут вызывать только недоумение.

Согласно результатам исследования, структура судейского корпуса претерпела существенные изменения за последние 20 лет.



Адвокат АП Владимирской области

Профессиональный опыт кандидата на должность судьи существенно влияет на две вещи. Во-первых, это ценностные установки. В зависимости от того, какие правовые ценности исповедует правоприменитель, он погружает рассматриваемую им ситуацию в разный правовой контекст. Например, это может быть контекст «вульгарного нормативизма», когда закон рассматривается как всеобъемлющая инструкция, а если в ней чего-то нет – тем хуже для вас. Совсем другой контекст – это «конституционализм в действии» и стандарты справедливого правосудия, задаваемые практикой ЕСПЧ. Правовые ценности влияют и на оценку доказательств: если один правоприменитель следует презумпции невиновности, а другой – презумпции достоверности материалов предварительного следствия, у каждого из них будет свое понимание правосудия и того, «как надо» его отправлять. Во-вторых, профессиональный опыт кандидата влияет на его техническую подготовку, которая, образно говоря, заключается в том, как провести дело процессуально через судебный «конвейер» и «отписать» решение так, чтобы его не отменили.

Исследователи установили, что возраст кандидатов варьируется от 26 до 59 лет. Возраст 90% кандидатов не превышает 42 лет.

Кроме того, было выявлено, что качество продемонстрированных на экзамене знаний не влияет на результаты отбора: «и троечники, и отличники имеют примерно равные шансы получить рекомендацию ККС». Определяющим фактором будет выбор председателя.

Анализ заключений ККС позволил исследователям обнаружить, что характеристики, связанные с дисциплинированностью, встречаются практически в каждом заключении. В то же время указания на независимость и беспристрастность кандидата встречаются только по одному разу. Указание на справедливость кандидата – три раза. Отсюда был сделан вывод: сейчас при приеме в судьи наиболее важными качествами личности считаются исполнительность и дисциплинированность.

В докладе указано, что профессиональный профиль типичного кандидата на должность судьи свидетельствует о том, что в России формируется карьерная модель судьи по континентальному образцу: молодой специалист, начав работу в судебной системе сразу после окончания вуза, постепенно продвигается к судейской должности и достигает ее по прошествии 9–10 лет работы в аппарате суда. Специфической чертой модели является то, что карьеру в аппарате суда может начать любой выпускник вуза независимо от качества полученного образования, а экзаменационный фильтр появляется только накануне назначения на должность.


Заместитель председателя Конституционного Суда РФ в отставке, член Совета при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека

Исследования института свидетельствуют о том, что состояние судейского корпуса катастрофично, хотя и упрощает задачи внешнего и внутреннего управления в судебной системе. Винить в этом судей нельзя, как и требовать от них героизма в защите ценностей справедливого правосудия.

Из результатов исследования следует, что идет явный отрицательный кадровый отбор, который обеспечивают реальные наниматели – члены ККС, зависящие от судейской бюрократии, и председатели судов. Притом что даже их благие кадровые пожелания при рекомендации кандидатов часто не проходят из-за засилья представителей исполнительной власти при решении вопроса в администрации Президента. Процесс рассмотрения там непрозрачен, а потому проходящие процедуру назначения судьей остаются неосведомленными и лишены возможностей возражения и обжалования.

СПЧ неоднократно представлял рекомендации по изменению этих процедур в соответствии с общемировыми практиками, чтобы был обеспечен профессиональный, а не бюрократический отбор на судейские должности. Пока же это исключено из-за отсутствия объективного конкурса на должность судьи, замены конкурсных процедур ограничениями на допуск к судейской деятельности – часто по надуманным основаниям, якобы направленным на борьбу с коррупцией, которые рождают запреты на профессию судьи не только из-за нежелательных родственных связей кандидата, но и, например, по причине осуществления в прошлом адвокатской деятельности. Такие явно неправовые практики к жизни вызывает стремление к управлению судейским корпусом. Для этого нужны послушные судьи, а не самостоятельно мыслящие и ориентированные на идеалы справедливого правосудия. Такой судья может забыть о своей главной функции – судебном контроле за правовым содержанием законов, соблюдением прав человека как высшей ценности, тем более в случаях, когда они нарушаются публичными инстанциями, в том числе правоохранительными органами. Такой судья не станет противоречить нормотворцу и правоприменителю, а будет одобрять, легитимировать получаемое от них и оспариваемое гражданами «давальческое сырье» – нарушающие закон и справедливость процедуры, решения и действия представителей власти. Это простой для судьи и судебной системы в целом способ самосохранения и развития судейской карьеры, получения финансовых ресурсов на оснащение судов и заработную плату сотрудников. Это важно не только для поддержания высокого уровня доходов судей – известно, что дешевое правосудие дорого обходится обществу. Вот только при сложившемся облике судейского сословия оказывается недостижимой конституционная задача правосудия – обеспечивать признание и защиту прав личности в ее взаимоотношениях с законодательными, исполнительными и правоохранительными структурами власти.

По просьбе «АГ» Арина Дмитриева, одна из авторов аналитической записки, суммировала статистические сведения для подготовки «портретов» кандидата на должность судьи.


Также на основе статистических данных, предоставленных Ариной Дмитриевой, был подготовлен «портрет» действующего судьи.


В завершение авторы исследования сделали вывод, что в целях повышения авторитета судьи необходимо привлекать кандидатов с широким профессиональным опытом, а для повышения независимости судей следует ограничить роль председателя в процессе отбора и назначения судей.


Советник ФПА РФ, исполнительный директор Некоммерческого партнерства «Содействие развитию корпоративного законодательства»

Отбор у нас зависит во многом от председателей судов, которые должны быть первыми среди равных, но на самом деле являются управляющими менеджерами. Рекомендация председателя является часто определяющей при выборе судей. При этом, понятно, он выбирает кадры из проверенных им людей, однако подобный отбор приводит к деградации профессии.

Судья – это человек, который может судить о жизни, опираясь не только на законы, но и на свой житейский опыт, поскольку знание норм позволяет квалифицировать отношения, а знание жизни помогает разобраться в их сути. Поэтому судья должен быть существенно старше 25 лет и обязательно должен иметь разносторонний опыт. В глазах подсудимого судья должен быть человеком, имеющим право выносить суждение о нем не только потому, что государство его управомочило, а в силу жизненного опыта и лимита уважения, заложенного при назначении его на должность. Тогда будет меньше обжалований, социального недовольства, пренебрежения и недоверия общества – и в этом цель, потому что наши судьи выносят решение именем Российской Федерации, сувереном которой является народ. Думаю, именно в этом русле должны быть изменены правила набора судей.

Судьи часто говорят, что повышение требований к кандидатам повлечет за собой проблему с комплектацией судейского корпуса. Но, на мой взгляд, людей, которые соответствуют этим требованиям, уже сейчас достаточно в адвокатуре и прокуратуре – необходимо лишь «открыть им двери», не опасаясь их привычки к самостоятельности и независимости, поскольку они всегда идут рука об руку с высокой квалификацией. Я убеждена, что это те качества, которые способны «оздоровить» отечественную судебную систему.

Текст: Оксана Оноприенко
Инфографика: Юлия Богатырева, Андрей Тронин


Экс-заместитель председателя КС Тамара Морщакова отметила, что профессиональный отбор на судейские должности сейчас невозможен из-за замены объективных конкурсных процедур ограничениями на допуск к судейской деятельности, в том числе в связи с осуществлением кандидатом в прошлом адвокатской деятельности. По ее словам, это объясняется стремлением к управлению судейским корпусом, для чего нужны послушные судьи. Советник ФПА Елена Авакян подчеркнула, что слова судей о том, что адвокаты «обрастают нежелательными связями» и, будучи судьями, могут быть уязвимы к внешнему давлению, не могут не вызывать беспокойства по поводу состояния самого судейского корпуса.

Институт проблем правоприменения при Европейском университете в Санкт-Петербурге опубликовал аналитическую записку «Источники пополнения судейского корпуса РФ и роль аппарата судов». В работе представлен анализ профессионального и социального состава кандидатов на должность судьи, выявлены закономерности при рассмотрении кандидатур квалификационными коллегиями судей и дана оценка того, как модель назначения судей, сформировавшаяся в России, влияет на судебную систему. Источниками данных стали указы Президента о назначении судей, опросы судей, проведенные институтом, и заключения ККС о рассмотрении кандидатов на судебные должности в 2014–2015 гг.

Согласно результатам анализа заключений, из 959 рассмотренных кандидатур рекомендации ККС получили 59,1%. Исследователи обращают внимание на то, что положительное решение коллегии тесно связано с поддержкой председателя суда. По их мнению, это объясняется тем, что, хотя согласно п. 7 ст. 11 Закона об органах судейского сообщества в состав квалификационных коллегий не могут быть избраны председатели судов и их заместители, ст. 21 этого закона позволяет председателям участвовать в заседаниях и влиять на решение ККС.

Было установлено, что почти все кандидаты, о назначении на должность которых ходатайствовал председатель, получили рекомендации на должность. Напротив, более половины из тех, кого не поддержал председатель суда, не получили рекомендации.


В записке отмечено, что на решение ККС влияет также опыт работы кандидата: преимущество в отборе имеют кандидаты с опытом работы в аппарате суда и прокуратуре. Шанс получить рекомендацию для кандидатов из полиции и других госорганов равен 50%, еще меньше шансов у представителей негосударственного сектора.

Исследователи выявили, что около половины кандидатов начали свою карьеру в аппарате суда, не имея другого профессионального опыта после вуза. Наиболее типичная карьера кандидата в судьи – работа в должности секретаря суда или секретаря судебного заседания, затем переход на должность помощника судьи и далее в судьи. Для значительного числа кандидатов в судьи, начинавших карьеру не в аппарате суда, работа в должности помощника судьи становится необходимым карьерным шагом перед подачей заявления на должность судьи. Доля кандидатов, подающих заявления на должность судьи напрямую из другой профессиональной сферы, невелика.


Адвокат АП Владимирской области

Преимущество при отборе отдается кандидатам из аппарата суда, поскольку, во-первых, секретари и помощники знают «кухню» судебного делопроизводства и обладают навыками работы по «типовым» делам. Во-вторых, при крайне низкой заработной плате секретарей и помощников кадровая политика, которая наглядно демонстрирует возможности сотруднику аппарата стать судьей,позволяет избежать дефицита «аппаратных» кадров и удерживает судебную систему в работоспособном состоянии. В-третьих, сотрудник аппарата знаком тем, кто подбирает кадры, в отличие от «человека с улицы». В-четвертых, сотрудники аппарата судов и правоохранительных органов скорее оцениваются теми, кто подбирает кадры, как «свои» и «системные», чем адвокаты и юристы из частного сектора.

Основной опыт работы Число кандидатов Группировка Число кандидатов %
Аппарат суда 628 Только аппарат суда 466 48,5
Преимущественно аппарат суда 162 17
Прокурор 33 Прокуратура 119 12,4
Следователь прокуратуры 26
Аппарат прокурора 60
Следователь МВД 27 Другие правоохранительные органы 46 4,8
Полицейский 4
Оперативный уполномоченный 4
Сотрудник полиции 3
Дознаватель 3
Судебный пристав 5
Адвокат 21 Негосударственный сектор 106 11
Юрисконсульт коммерческого предприятия 71
Преподаватель вуза 13
Юрисконсульт некоммерческой организации 1
Юрист в органах государственной власти 56 Государственные органы 60 6,3
Специалист в органах государственной власти 4
ВСЕГО 959 100

«Преимущество трудового опыта в государственных организациях заключается в том, что кандидат обретает навыки работы в бюрократической системе – то есть дисциплину и умение работать в иерархизированных структурах», – делают вывод исследователи. При этом, поясняя, почему опыт работы в негосударственном секторе является наименее желательным, они указали: «Адвокатский опыт скорее рассматривается как противопоказание к получению рекомендации ККС. В интервью судьи неоднократно говорили о том, что адвокаты в ходе своей профессиональной деятельности “обрастают нежелательными связями” и, следовательно, будучи назначенными на должность судьи, могут быть уязвимы к внешнему давлению».


Советник ФПА РФ, исполнительный директор Некоммерческого партнерства «Содействие развитию корпоративного законодательства»

Слова судей о том, что адвокаты «обрастают нежелательными связями» и, будучи судьями, могут быть уязвимы к внешнему давлению, не могут не вызывать беспокойства по поводу состояния самого судейского корпуса. Адвокаты – соль юридической профессии. Во всем цивилизованном мире судьи, адвокаты и прокуроры составляют единую профессию, и без адвокатуры нет отправления правосудия. На мой взгляд, подобные высказывания со стороны судей недопустимы и могут вызывать только недоумение.

Согласно результатам исследования, структура судейского корпуса претерпела существенные изменения за последние 20 лет.



Адвокат АП Владимирской области

Профессиональный опыт кандидата на должность судьи существенно влияет на две вещи. Во-первых, это ценностные установки. В зависимости от того, какие правовые ценности исповедует правоприменитель, он погружает рассматриваемую им ситуацию в разный правовой контекст. Например, это может быть контекст «вульгарного нормативизма», когда закон рассматривается как всеобъемлющая инструкция, а если в ней чего-то нет – тем хуже для вас. Совсем другой контекст – это «конституционализм в действии» и стандарты справедливого правосудия, задаваемые практикой ЕСПЧ. Правовые ценности влияют и на оценку доказательств: если один правоприменитель следует презумпции невиновности, а другой – презумпции достоверности материалов предварительного следствия, у каждого из них будет свое понимание правосудия и того, «как надо» его отправлять. Во-вторых, профессиональный опыт кандидата влияет на его техническую подготовку, которая, образно говоря, заключается в том, как провести дело процессуально через судебный «конвейер» и «отписать» решение так, чтобы его не отменили.

Исследователи установили, что возраст кандидатов варьируется от 26 до 59 лет. Возраст 90% кандидатов не превышает 42 лет.

Кроме того, было выявлено, что качество продемонстрированных на экзамене знаний не влияет на результаты отбора: «и троечники, и отличники имеют примерно равные шансы получить рекомендацию ККС». Определяющим фактором будет выбор председателя.

Анализ заключений ККС позволил исследователям обнаружить, что характеристики, связанные с дисциплинированностью, встречаются практически в каждом заключении. В то же время указания на независимость и беспристрастность кандидата встречаются только по одному разу. Указание на справедливость кандидата – три раза. Отсюда был сделан вывод: сейчас при приеме в судьи наиболее важными качествами личности считаются исполнительность и дисциплинированность.

В докладе указано, что профессиональный профиль типичного кандидата на должность судьи свидетельствует о том, что в России формируется карьерная модель судьи по континентальному образцу: молодой специалист, начав работу в судебной системе сразу после окончания вуза, постепенно продвигается к судейской должности и достигает ее по прошествии 9–10 лет работы в аппарате суда. Специфической чертой модели является то, что карьеру в аппарате суда может начать любой выпускник вуза независимо от качества полученного образования, а экзаменационный фильтр появляется только накануне назначения на должность.


Заместитель председателя Конституционного Суда РФ в отставке, член Совета при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека

Исследования института свидетельствуют о том, что состояние судейского корпуса катастрофично, хотя и упрощает задачи внешнего и внутреннего управления в судебной системе. Винить в этом судей нельзя, как и требовать от них героизма в защите ценностей справедливого правосудия.

Из результатов исследования следует, что идет явный отрицательный кадровый отбор, который обеспечивают реальные наниматели – члены ККС, зависящие от судейской бюрократии, и председатели судов. Притом что даже их благие кадровые пожелания при рекомендации кандидатов часто не проходят из-за засилья представителей исполнительной власти при решении вопроса в администрации Президента. Процесс рассмотрения там непрозрачен, а потому проходящие процедуру назначения судьей остаются неосведомленными и лишены возможностей возражения и обжалования.

СПЧ неоднократно представлял рекомендации по изменению этих процедур в соответствии с общемировыми практиками, чтобы был обеспечен профессиональный, а не бюрократический отбор на судейские должности. Пока же это исключено из-за отсутствия объективного конкурса на должность судьи, замены конкурсных процедур ограничениями на допуск к судейской деятельности – часто по надуманным основаниям, якобы направленным на борьбу с коррупцией, которые рождают запреты на профессию судьи не только из-за нежелательных родственных связей кандидата, но и, например, по причине осуществления в прошлом адвокатской деятельности. Такие явно неправовые практики к жизни вызывает стремление к управлению судейским корпусом. Для этого нужны послушные судьи, а не самостоятельно мыслящие и ориентированные на идеалы справедливого правосудия. Такой судья может забыть о своей главной функции – судебном контроле за правовым содержанием законов, соблюдением прав человека как высшей ценности, тем более в случаях, когда они нарушаются публичными инстанциями, в том числе правоохранительными органами. Такой судья не станет противоречить нормотворцу и правоприменителю, а будет одобрять, легитимировать получаемое от них и оспариваемое гражданами «давальческое сырье» – нарушающие закон и справедливость процедуры, решения и действия представителей власти. Это простой для судьи и судебной системы в целом способ самосохранения и развития судейской карьеры, получения финансовых ресурсов на оснащение судов и заработную плату сотрудников. Это важно не только для поддержания высокого уровня доходов судей – известно, что дешевое правосудие дорого обходится обществу. Вот только при сложившемся облике судейского сословия оказывается недостижимой конституционная задача правосудия – обеспечивать признание и защиту прав личности в ее взаимоотношениях с законодательными, исполнительными и правоохранительными структурами власти.

По просьбе «АГ» Арина Дмитриева, одна из авторов аналитической записки, суммировала статистические сведения для подготовки «портретов» кандидата на должность судьи.


Также на основе статистических данных, предоставленных Ариной Дмитриевой, был подготовлен «портрет» действующего судьи.


В завершение авторы исследования сделали вывод, что в целях повышения авторитета судьи необходимо привлекать кандидатов с широким профессиональным опытом, а для повышения независимости судей следует ограничить роль председателя в процессе отбора и назначения судей.


Советник ФПА РФ, исполнительный директор Некоммерческого партнерства «Содействие развитию корпоративного законодательства»

Отбор у нас зависит во многом от председателей судов, которые должны быть первыми среди равных, но на самом деле являются управляющими менеджерами. Рекомендация председателя является часто определяющей при выборе судей. При этом, понятно, он выбирает кадры из проверенных им людей, однако подобный отбор приводит к деградации профессии.

Судья – это человек, который может судить о жизни, опираясь не только на законы, но и на свой житейский опыт, поскольку знание норм позволяет квалифицировать отношения, а знание жизни помогает разобраться в их сути. Поэтому судья должен быть существенно старше 25 лет и обязательно должен иметь разносторонний опыт. В глазах подсудимого судья должен быть человеком, имеющим право выносить суждение о нем не только потому, что государство его управомочило, а в силу жизненного опыта и лимита уважения, заложенного при назначении его на должность. Тогда будет меньше обжалований, социального недовольства, пренебрежения и недоверия общества – и в этом цель, потому что наши судьи выносят решение именем Российской Федерации, сувереном которой является народ. Думаю, именно в этом русле должны быть изменены правила набора судей.

Судьи часто говорят, что повышение требований к кандидатам повлечет за собой проблему с комплектацией судейского корпуса. Но, на мой взгляд, людей, которые соответствуют этим требованиям, уже сейчас достаточно в адвокатуре и прокуратуре – необходимо лишь «открыть им двери», не опасаясь их привычки к самостоятельности и независимости, поскольку они всегда идут рука об руку с высокой квалификацией. Я убеждена, что это те качества, которые способны «оздоровить» отечественную судебную систему.

Текст: Оксана Оноприенко
Инфографика: Юлия Богатырева, Андрей Тронин


АДВОКАТ ПОД СЛЕДСТВИЕМ

Некоторые проблемы производства по уголовным делам в отношении адвокатов

Правоприменительная практика изобилует примерами возбуждения уголовных дел в отношении адвокатов, которые вызывают значительный общественный резонанс, компрометируя институт адвокатуры. На актуальность данной проблемы было обращено внимание и Совета ФПА РФ, что выразилось в разработке «Рекомендаций по обеспечению адвокатской тайны и гарантий независимости адвоката при осуществлении адвокатами профессиональной деятельности».

Адвокатское сообщество нуждается в предоставлении правовых гарантий неприкосновенности для беспрепятственного осуществления своих полномочий, чтобы ни один адвокат не мог быть незаконно и необоснованно подвергнутым уголовному преследованию. Учитывая изложенное, следует признать, что в современных условиях изучение вопросов правового регулирования и практики привлечения к ответственности адвокатов продолжает сохранять свою актуальность.

Возбуждение уголовного дела в отношении адвоката
Адвокат является одним из участников уголовного судопроизводства. Чтобы адвокат мог беспрепятственно осуществлять свою профессиональную деятельность и при этом был огражден от всяческого давления, законодатель наделил данное лицо гарантиями независимости. Такими гарантиями выступают и предусмотренные гл. 52 УПК РФ особенности при производстве по уголовным делам в отношении адвоката (процессуальный иммунитет).

Вопрос о процессуальном иммунитете лиц, в отношении которых применяется предусмотренный гл. 52 УПК РФ особый порядок производства по уголовным делам, является одним из самых сложных и дискуссионных в юридической науке. При производстве по уголовным делам в отношении лиц, имеющих особый правовой статус, также возникают большие сложности.

Необходимо подчеркнуть, что процессуальный порядок производства по уголовным делам в отношении адвоката имеет свои особенности, обусловленные его правовым статусом. Проявляется это в следующем.

Во-первых, адвокат входит в категорию лиц, в отношении которых применяется особый порядок производства по уголовным делам (п. 8 ч. 1 ст. 447 УПК РФ).

Во-вторых, решение о возбуждении уголовного дела в отношении адвоката либо о привлечении его в качестве обвиняемого принимается руководителем следственного органа Следственного комитета РФ по субъекту РФ (п. 10 ч. 1 ст. 448 УПК РФ).

В-третьих, если отсутствует решение суда о возбуждении в отношении адвоката уголовного дела, то следственные действия в отношении адвоката осуществляются только с согласия суда (ч. 5 ст. 450 УПК РФ).

Связано это в первую очередь с тем, что при осуществлении своей деятельности адвокат нуждается в правовых гарантиях для беспрепятственного осуществления своих полномочий, в том числе и от незаконного и необоснованного уголовного преследования.

На наш взгляд, трудно согласиться с О.В. Добровляниной, считающей, что «порядок привлечения адвокатов к уголовной ответственности за совершенные преступления должен быть обычным, неспециальным» 1 .

Значение особого порядка производства по уголовным делам в отношении адвокатов было подчеркнуто КС РФ, которое «проявляется, в частности, в особенностях процедуры возбуждения уголовного дела, привлечения в качестве обвиняемого, избрания меры пресечения и производства отдельных следственных действий, имеет целью обеспечение беспрепятственного исполнения указанными лицами своих профессиональных либо иных обязанностей, их независимости и самостоятельности, а также исключение попыток необоснованного привлечения к уголовной ответственности; повышенные гарантии неприкосновенности этих лиц обусловлены их особым правовым статусом и являются важным условием защиты публичных интересов, связанных с характером выполняемых ими профессиональных функций» (определение КС РФ от 14 декабря 2004 г. № 392-О).

Как справедливо указывается в юридической литературе, «наделение неприкосновенностью адвокатов в виде применения к ним особого порядка возбуждения уголовного дела не мешает привлечению их к ответственности за совершенные ими преступления и не создает обстановки безнаказанности за неправомерные действия» 2 .

К сожалению, порядок производства по уголовным делам в отношении адвокатов в ходе уголовного судопроизводства и оперативно-розыскных мероприятий (далее – ОРМ) нередко нарушается. Уголовное преследование адвокатов осуществляется далеко не всегда справедливо, в этой связи необходимо согласиться с Ю.И. Стецовским, считающим, что «гарантии прав адвоката в случае его привлечения к уголовной ответственности вряд ли достаточны» 3 .

Первоначально ст. 448 УПК РФ предусматривала, что решение о возбуждении уголовного дела в отношении адвоката либо о привлечении его в качестве обвиняемого принимается прокурором, однако в результате реформирования законодательства в данную статью были внесены многочисленные изменения.

В настоящее время возбуждение уголовного дела в отношении адвоката, как указывалось выше, находится в компетенции руководителя следственного органа Следственного комитета РФ по субъекту РФ (п. 10 ч. 1 ст. 448 УПК РФ) и надзирающего за ним прокурора, наделенного правом отмены этого постановления в течение 24 часов с момента поступления его копии (ч. 4 ст. 146 УПК РФ), что, как справедливо заметил Е.В. Семеняко, «не ограждает защитников от ведомственного произвола» 4 .

На наш взгляд, решение законодателя о том, возбуждать или нет уголовное дело в отношении адвоката, зависит только от руководителя следственного органа Следственного комитета РФ по субъекту РФ, следует признать порочным. Думается, что законодатель незаслуженно исключил обязательное заключение судьи на данное следственное действие, в то время как, например, для члена СФ РФ и депутата ГС ФС РФ необходимо получение представления Генерального прокурора РФ; для Генерального прокурора РФ и председателя Следственного комитета РФ необходимо заключение коллегии, состоящей из трех судей ВС РФ, принятое по представлению Президента РФ; для судьи КС РФ необходимо согласие КС РФ; для судьи ВС РФ, верховного суда республики, краевого или областного суда, суда города федерального значения, суда автономной области и суда автономного округа, федерального арбитражного суда, военного суда необходимо согласие Высшей квалификационной коллегии судей РФ; для иных судей необходимо согласие соответствующей квалификационной коллегии судей.

Таким образом, внесенными изменениями в гл. 52 УПК РФ законодатель значительно упростил порядок возбуждения уголовных дел в отношении адвоката, ликвидировал те незначительные гарантии, которые были предусмотрены УПК РФ, и, по сути, превратил в фикцию положения Закона об адвокатуре.

Данная тенденция создает условия для злоупотреблений со стороны правоохранительных органов в части преследования неудобных и принципиальных адвокатов, что не обеспечивает надлежащих гарантий независимости адвокатов. Поэтому существующие гарантии независимости адвоката в случае его привлечения к уголовной ответственности вряд ли можно признать достаточными.

В первую очередь это относится к единоличному принятию решения руководителем следственного органа Следственного комитета РФ по субъекту РФ, что вряд ли можно признать справедливым.

Адвокату сложно защититься от произвола следователя, поэтому, как отмечает Е.В. Семеняко, санкцию на возбуждение уголовного дела в отношении адвоката должен давать прокурор 5 . Некоторыми авторами предлагается «прибегнуть к системе, предусматривающей наличие согласия либо заключения совета адвокатской палаты субъекта о наличии в действиях адвоката признаков уголовно наказуемого деяния, после принятия которого возможно вынесение решения о возбуждении уголовного дела уполномоченным лицом» 6 .

На наш взгляд, для возбуждения уголовного дела в отношении адвоката необходимо законодательно вернуть в п. 10 ч. 1 ст. 448 УПК РФ обязательное получение «заключения судьи», при этом конкретизировав судебный порядок дачи судом заключения о наличии либо отсутствии в действиях адвоката признаков состава преступления.

Безусловно, постановление о возбуждении уголовного дела в отношении адвоката можно обжаловать прокурору, руководителю следственного органа или в суд, однако, как показывает практика, данный путь не является оптимальным. К тому же срок рассмотрения жалобы может затянуться до момента рассмотрения уголовного дела по существу. Именно поэтому необходим судебный контроль за возбуждением уголовного дела в отношении адвоката.

Кроме того, для соблюдения гарантий независимости адвокатов при вынесении заключения о возбуждении уголовного дела в отношении адвоката судья обязан усмотреть в его действиях признаки состава преступления.

Для того чтобы заключение судьи не было предвзятым, оно обязательно должно рассматриваться в условиях состязательности, при этом суд обязан обеспечить охрану прав и свобод адвоката, возможность адвоката в судебном заседании пользоваться помощью защитника, а также предоставлять доказательства.

Стоит отметить, что не во всех случаях судьи соглашались с доводами сначала прокуроров, а затем и руководителей следственных органов о наличии в действиях адвоката признаков состава преступления 7 . Именно наличие предварительного судебного контроля за законностью и обоснованностью возбуждения уголовных дел в отношении адвокатов являлось сдерживающим фактором от произвола правоохранительных органов.

Таким образом, существующий процессуальный порядок возбуждения уголовного дела в отношении адвокатов, при котором отсутствует предварительный судебный контроль за законностью и обоснованностью возбуждения уголовных дел в отношении адвокатов, не обеспечивает гарантий их независимости.

Специфика производства по уголовным делам в отношении адвокатов
Существуют определенные особенности осуществления в отношении адвокатов ОРМ и следственных действий. Законодателем установлено, что проведение любых ОРМ и следственных действий допускается только на основании судебного решения (п. 3 ст. 8 Закона об адвокатуре). Следовательно, проведение любого ОРМ в отношении адвоката возможно только на основании судебного решения.

Однако ни УПК РФ, ни Федеральный закон от 12 августа 1995 г. № 144-ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности» не предусматривают получение судебного решения для проведения ОРМ в отношении адвокатов. Как видно, имеется противоречие между указанными нормативно-правовыми актами.

Думается, что существующий порядок производства по уголовным делам в отношении адвокатов заключается в том, что положения гл. 52 УПК РФ предусматривают лишь особенности порядка возбуждения уголовного дела, поскольку «после возбуждения уголовного дела либо привлечения адвоката в качестве обвиняемого в порядке, установленном ст. 448 УПК РФ, следственные и иные процессуальные действия в отношении адвоката проводятся в общем порядке» 8 .

Таким образом, при наличии возбужденного уголовного дела в отношении адвоката как лица с особым правовым статусом все следственные действия осуществляются в обычном порядке, за исключением указанных в ст. 450 УПК РФ. Если же уголовное дело не было возбуждено в отношении адвоката, то все следственные действия в отношении него производятся только с согласия суда.

При этом действующее законодательство не предусматривает возможность получения органами следствия согласия суда после проведения следственных действий в отношении адвокатов либо процедуру судебной проверки законности таких действий (кассационное определение ВС Республики Калмыкия от 31 мая 2012 г. по делу № 22к-231/2012; определение Санкт-Петербургского городского суда от 23 апреля 2013 г. № 33-5408/2013).

Трудно согласиться с Е.И. Фадеевой, считающей, что производство всех следственных действий в отношении адвокатов исключительно на основании судебного решения не является оправданным, поскольку это поставит их в неравное положение с другими отдельными категориями лиц 9 .

Суды трактуют данную норму следующим образом: «п. 3 ст. 8 Закона об адвокатуре не устанавливает неприкосновенность адвоката, не определяет ни его личную привилегию как гражданина, ни привилегию, связанную с его профессиональным статусом, поскольку она предполагает получение судебного решения при проведении в отношении адвоката лишь тех ОРМ и следственных действий, которые вторгаются в сферу осуществления им собственно адвокатской деятельности – к каковой в любом случае не может быть отнесено совершение адвокатом преступного деяния, как не совместимого со статусом адвоката» (определения КС РФ от 22 марта 2012 г. № 629-О-О, от 17 июля 2012 г. № 1472-О, от 22 апреля 2014 г. № 732-О, кассационное определение ВС РФ от 26 июля 2012 № 47-012-30сп-а и другие).

Поскольку Закон об адвокатуре предусматривает более широкие гарантии для адвоката как лица, обладающего особым правовым статусом, следовательно, в данном случае указанный Закон должен иметь приоритет перед УПК РФ, поскольку при коллизии между общим и специальным актами применяется последний. Кроме того, как указал КС РФ, ст. 7 УПК РФ по своему конституционно-правовому смыслу не исключает применение в ходе производства процессуальных действий норм иных – помимо УПК РФ – законов, если этими нормами закрепляются гарантии прав и свобод участников соответствующих процессуальных действий» (абз. 6 п. 2 определения КС РФ от 8 ноября 2005 г. № 439-О).

Поэтому любые ОРМ и следственные действия в отношении адвоката должны проводиться исключительно в установленном законом порядке и с соблюдением соответствующих гарантий судебного контроля. Однако, как показывает практика, при проведении ОРМ и следственных действий в отношении адвокатов действующие нормы законодательства сотрудники правоохранительных органов нередко игнорируют.

Нельзя согласиться с мнением Е.И. Фадеевой о необходимости «дополнить ч. 3 ст. 8 Закона об адвокатуре следующим положением: “На период расследования возбужденного в отношении адвоката уголовного дела он отстраняется от должности”» 10 . На наш взгляд, подобное вело бы к массовым нарушениям прав адвокатов.

Под должностным лицом понимается лицо, в соответствии со специальными полномочиями осуществляющее функции представителя власти. Адвокат же не осуществляет функции представителя власти. Кроме того, целью адвокатской деятельности является оказание квалифицированной юридической помощи, а не выполнение должностных обязанностей.

Таким образом, существующий процессуальный порядок производства по уголовным делам в отношении адвоката не обеспечивает его защиту от произвола со стороны правоохранительных органов. Гарантии независимости адвоката, закрепленные Законом об адвокатуре, не нашли своего отражения в УПК РФ.

По нашему мнению, существующий порядок уголовного судопроизводства, осуществляемого в отношении адвоката, свидетельствует об ограничении гарантируемых и охраняемых законом прав адвокатов в связи с чем необходимо более четко регламентировать данный вопрос в УПК РФ.

Предложения и рекомендации
Для устранения существующих проблем необходимо принятие следующих мер.

1. Дальнейшее совершенствование законодательства, предусматривающего защиту профессиональных прав адвокатов и гарантий их деятельности.

2. С целью устранения коллизий в части закрепления иммунитета адвоката в сфере уголовного судопроизводства снять существующие противоречия между Законом об адвокатуре, УПК РФ и Законом «Об оперативно-розыскной деятельности».

3. С целью реализации предварительного судебного контроля за законностью и обоснованностью возбуждения уголовных дел в отношении адвокатов вернуть в п. 10 ч. 1 ст. 448 УПК РФ обязательное получение «заключения судьи», при этом конкретизировав судебный порядок дачи судом заключения о наличии либо отсутствии в действиях адвоката признаков состава преступления.

4. С целью обеспечения надлежащей защиты адвокатов от незаконного уголовного преследования более четко регламентировать порядок уголовного судопроизводства, осуществляемый в отношении адвокатов.

Полагаем, что изложенные предложения и рекомендации будут использованы при правоприменении и совершенствовании законодательства с целью обеспечения надлежащих гарантий деятельности адвокатов.

адвокат Краснодарской краевой коллегии адвокатов,
эксперт ФПА РФ

1 См.: Добровлянина О.В. Особенности производства по уголовным делам в отношении отдельных категорий лиц: автореф. дис. … к.ю.н. Екатеринбург, 2010. С. 22.
2 См.: Дабижа Т.Г. Особенности процедуры привлечения адвоката к ответственности // Адвокат. 2012. № 9. С. 15.
3 Стецовский Ю.И. Защита адвоката от уголовного преследования // Адвокат. 2007. № 9. С. 27.
4 Семеняко Е.В. Адвокат под статьей // РГ. 2009. № 4928 (104).
5 Семеняко Е.В. Указ. соч.
6 Дабижа Т.Г. Указ. соч.
7 См., например: Колоколов Н.А. Последние новеллы УПК РФ: баланс обвинительной власти стабилизируется // Уголовное судопроизводство. 2009. № 2. С. 31.
8 См.: Кудрявцев В.Л. Гарантии независимости адвоката как условие обеспечения квалифицированной юридической помощи в деятельности адвоката (защитника) в уголовном судопроизводстве // Адвокат. 2008. № 5. С. 34.
9 Фадеева Е.И. Особенности осуществления следственных действий и оперативно-розыскных мероприятий в отношении адвоката как гарантия обеспечения его неприкосновенности // Адвокатская практика. 2009. № 3. С. 41.
10 Фадеева Е.И. Производство по уголовным делам в отношении адвокатов // Адвокат. 2008. № 5. С. 35.

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: