Проблемы соответствия уголовного законодательства принципам современного правосудия

Обновлено: 04.12.2022


В статье рассматривается принцип справедливости, закрепленный в Уголовном кодексе РФ, рассмотрены его основные положения, его место в уголовном праве. Обозначена актуальность нормативного закрепления принципа справедливости в уголовном праве. Рассмотрены основные проявления принципа справедливости, в частности рассмотрена его реализация при назначении наказания.

Ключевые слова: справедливость, принцип справедливости, уголовное право, Уголовный кодекс РФ, преступление, наказание.

The article discusses the principle of justice, enshrined in the Criminal Code of the Russian Federation, its main provisions, its place in criminal law are considered. The urgency of the normative consolidation of the principle of justice in criminal law is indicated. The main manifestations of the principle of justice are considered, in particular, its implementation in sentencing is considered.

Keywords: justice, principle of justice, criminal law, Criminal Code of the Russian Federation, crime, punishment.

Принципиальность уголовного закона — это неотъемлемое качество действующего Уголовного кодекса РФ. Реализация уголовно-правовых норм невозможна помимо принципов уголовного закона. Принципы уголовного законодательства являются зеркальным отражением политической воли государства, правящего строя. Придерживаться принципов уголовного закона необходимо для того, чтобы понимать, толковать, а затем и эффективно применять уголовно-правовые нормы.

Любой процесс, будь то правотворческий или правоприменительный, в уголовном праве должен проверяться на соответствие принципам уголовного закона. Если смотреть на последние изменения и дополнения в уголовный кодекс, создается впечатление, что принципы уголовного закона в настоящее время являются лишь его украшением. Такое отношение к основополагающим началам необходимо изменить.

Принципом уголовного закона называется такая основополагающая идея (начало), которая пронизывает все структурные элементы УК РФ и является реализуемой в действительности среди уголовно-правовых норм субъектами правотворчества и правоприменения.

Полное, законодательное раскрытие содержания каждого принципа позволит избавиться от различных их пониманий на практике, а также минимизирует субъективное их толковании. Насколько же грамотно применяются принципы уголовного закона в действительности?

Согласно сущности принципа справедливости, регламентированного в ч. 1 ст. 6 УК РФ, а также такой цели наказания, как восстановление социальной справедливости (ч. 2 ст. 43 УК РФ) наказание и иные меры уголовно-правового характера, применяемые к преступнику, должны соответствовать характеру и степени общественной опасности совершенного им преступления [1].

Характер и степень общественной опасности — величины не постоянные. Поэтому большинство санкции Особенной части УК РФ имеют сложный состав и по степени определенности сформулированы как относительно определенные.

Для исполнения принципа гуманизма в российском уголовном законе предусмотрен перечень обстоятельств, смягчающих наказание (ст. 61 УК РФ), и вопреки принципу «nulla poena sine lege» (нет наказания без закона), регламентирован механизм назначения более мягкого наказания, чем предусмотрено за данное преступление (ст. 64 УК РФ).

Но справедливость в воздействии на любую противоправную активность человека достигается только путем баланса позитивного и негативного государственного реагирования на совершенное им деяния. Поэтому УК РФ и содержит перечень обстоятельств, отягчающих наказание (ст. 63 УК РФ), который, в отличие от перечня обстоятельств, смягчающих наказание, строго ограничен, что говорит о «перевесе» государственного реагирования на преступность в сторону гуманного отношения к преступникам и нарушении указанного баланса.

Необходимо указать, что УК РФ не содержит механизм назначения более строгого наказания, наличие которого в уголовном законе имеет серьезную социальную обусловленность. Судебная практика имеет немало примеров, когда в результате нарушения каких-либо правил безопасности погибало очень большое количество людей (пожар в клубе «Хромая лошадь» (погибло 156 человек), крушение теплохода «Булгария» (погибло 122 человека), катастрофа на Саяно-Шушенской ГЭС (погибло 75 человек), крушение траулера «Дальний Восток» (погибло 69 человек), пожар в доме престарелых в станице Камышеватская в Краснодарском крае (погибло 63 человека) и т. д.), вместе с тем, виновники этих трагедий получали (или вероятнее всего получат в случае, например, с пожаром в торговом центра «Зимняя вишня» в результате которого погибло 64 человека и следствие по данному факту еще ведется) весьма незначительные в сравнении с наступившими последствиями наказания.

Гуманизм уголовной политики России, в основном, направлен на преступника, а не на лиц, признанных потерпевшими. С этим согласны практически все авторитетные ученые в области криминологи уголовного права. Именно поэтому следует согласиться с Н. Ф. Кузнецовой [4], которая понимала под восстановлением социальной справедливости в сфере уголовно-правовых отношений, в первую очередь, восстановление нарушенных преступлением интересов личности, общества и государства, а во вторую, — наказание для преступника.

В раках рассматриваемой нами проблематики необходимо подчеркнуть, что общество в целом негативно относится к гуманному, и уж тем более слишком гуманному отношению к преступникам. Как справедливо отмечают отдельные ученые, законодатель, конечно, очень гордятся своим гуманизмом. Однако при этом он не понимает, или не хочет понять, что общество в целом отвергает эту гуманизацию. Результаты всех общероссийских социологических опросов свидетельствуют, что граждане ждут от власти ужесточения наказания. Вместе с тем она принимает абсолютно противоположные решения.

В этой связи необходимо отметить, что Президент РФ Д. Медведев еще в 2009 г. в своем послании Федеральному Собранию Российской Федерации указал следующее: «Уголовное наказание как на уровне закона, так и на стадии его применения судами должно быть адекватным совершенному преступлению и, соответственно, лучше защищать интересы общества и интересы потерпевшего». В своем таком же послании в 2018 г. Президент РФ В. Путин вновь обратил внимание на то, что нормы уголовного права должны жестко действовать в отношении преступлений против интересов граждан и общества в целом [2].

Следует отметить, что гуманизм российской уголовной политики на самом деле не имеет для Российского государства абсолютного значения. Подтверждением этому является ужесточение уголовных наказаний за ряд преступных деяний (например, связанных с коррупционной, террористической деятельностью, посягательств на половую неприкосновенность личности).

Поэтому в поддержку выдвигаемой нами законодательной инициативы выступает теория пенализации, предполагающая ужесточение уголовного наказания за деяния, степень общественной опасности которых в силу изменившихся условий функционирования общества и государства увеличилась. В силу изложенного считаем целесообразным включить в Главу 10 «Назначение наказания» УК РФ статью следующего содержания:

Статья 64.1 Назначение более строгого наказания, чем предусмотрено за данное преступление

  1. При наличии исключительных обстоятельств, связанных с целями и мотивами преступления, ролью виновного, его поведением во время или после совершения преступления, и других обстоятельств, существенно увеличивающих степень общественной опасности преступления, наказание за его совершение может быть назначено выше высшего предела, предусмотренного соответствующей статьей Особенной части настоящего Кодекса.
  2. Исключительными могут быть признаны как отдельные обстоятельства, отягчающие наказание, так и совокупность этих обстоятельств.
  3. При назначении наказания выше высшего предела, предусмотренного соответствующей статьей Особенной части настоящего Кодекса, его срок или размер не может превышать одной трети срока или размера максимального вида наказания, предусмотренного данной статьей, и не может быть больше максимального срока или размера этого наказания, указанного в статье Общей части настоящего Кодекса, его регламентирующей.

Включение в УК РФ данной статьи в полной мере будет способствовать усилению аксиологической сущности российского уголовного закона, и, в первую очередь, усиления в нем ценности человеческой личности, жизни и здоровья, а также справедливости, как одной из высших проявлений позитивного развития общественных отношений. Она ни коим образом не будет противоречить принципу «nulla poena sine lege», поскольку в ней говориться о применении уже существующего наказании, предусмотренного российским уголовным законом, и максимальный предел его увеличения не превышает размера этого наказания, предусмотренный соответствующей статье Общей части УК РФ.

В дополнении к этому эта статья не станет нарушать общий тренд гуманизма национальной уголовной политики поскольку будет применяться в исключительных случаях, устранит, в силу своей универсальности, необходимость ужесточения санкций за отдельные преступления, предусмотренные Особенной частью УК РФ, при увеличении их общественной опасности, а также случаи недовольства гражданами выносимыми судебными решениям, что в связи с этим снизит желание с их стороны совершать самосуды над причинителями вреда.

  1. Уголовный кодекс Российской Федерации от 13.06.1996 N 63-ФЗ (ред. от 27.12.2018) (с изм. и доп., вступ. в силу с 08.01.2019)
  2. Долженкова Е. В. Основы социального государства/ Долженкова Е. В., Ларина О. Г., Емельянов А. С., Ноздрина И. О., Кухарев Ю. С.// Учебное пособие / Курск, 2016.
  3. Сизов А. А. Проблемы и пути совершенствования законодательства о системе уголовных наказаний/ Сизов А. А., Шахбазов Р. Ф., Сарбаев А. А.// В сборнике: Актуальные вопросы развития современного обществ, сборник научных статей VI Международной научно-практической конференции. 2016. С. 275–277.
  4. Кузнецова Н. Ф. Криминология: учебник/ Под ред. проф. Н. Ф. Кузнецовой, проф. В. В. Лунеева.-2-е изд., перераб. и доп.-М.:Волтерс Клувер, 2004.-640 с.

Основные термины (генерируются автоматически): УК РФ, принцип уголовного, наказание, общественная опасность, перечень обстоятельств, принцип справедливости, высший предел, гуманное отношение, социальная справедливость, строгое наказание.

Ахундзянов Сергей

С сожалением приходится констатировать, что в современном уголовном процессе все активнее проявляются многолетние системные проблемы, связанные с незаконным уголовным преследованием граждан и несоблюдением их права на защиту, а также с нарушением конституционных принципов правосудия – состязательности и равноправия сторон. Этому в немалой степени, на наш взгляд, способствуют не только правовой нигилизм отдельных должностных лиц следственных органов, прокуратуры и суда и ненадлежащее правоприменение, но и отсутствие реальной ответственности этих лиц за нарушение законодательства, а также руководящих разъяснений Конституционного и Верховного Судов РФ.

Не уходя в трагические параллели с 30–50-ми гг. ХХ в., напомним, однако, что в их основе лежали в том числе нарушение должностными лицами требований закона, пренебрежение правами человека и игнорирование права на защиту. Впоследствии добавились случаи пыток подследственных, началось применение насилия к активным адвокатам-защитникам и прочие нарушения их профессиональных прав.

В настоящее время системные проблемы российского правосудия находятся в центре внимания руководства федеральных и региональных адвокатских образований, институтов гражданского общества, систематически обсуждаются в ходе конференций, круглых столов и в СМИ.

Неоднократно на заседаниях экспертного совета при Уполномоченном при Президенте РФ по защите прав предпринимателей Борисе Титове, Общественного совета Центра общественных процедур «Бизнес против коррупции» и иных мероприятиях обсуждались вопросы создания системы эффективной и оперативной помощи предпринимателям. Большое внимание уделялось в том числе созданию института следственных судей, о чем также писала «АГ».

В качестве примера эффективного результата совместной работы, ограничивающей произвольное уголовное преследование предпринимателей, безусловно, можно назвать дополнение ч. 1.1 ст. 108 («Заключение под стражу») УПК РФ и изменения в п. 1 Примечания к ст. 210 («Организация преступного сообщества (преступной организации) или участие в нем (ней)») УК 1 .

С учетом нынешних реалий, как представляется, следовало бы больше внимания уделять вопросам реализации конституционных принципов о праве на защиту, состязательности и равноправии сторон при осуществлении судопроизводства, а также соблюдения и расширения профессиональных прав адвокатов. Как правило, такой труд не приносит быстрых результатов, нередко длится годами, требует значительной работы с депутатами, а также иными уполномоченными госорганами и должностными лицами, наделенными правом законодательной инициативы. В то же время это в определенной мере зависит от нашей – адвокатской – активности, последовательности и настойчивости.

На заседаниях экспертного совета при Уполномоченном при Президенте РФ по защите прав предпринимателей и Общественного совета Центра общественных процедур «Бизнес против коррупции» в течение пяти последних лет озвучивались разные предложения, что позволило нам составить:

    , связанных с незаконным уголовным преследованием граждан и нарушением их права на защиту, а также с нарушением конституционных принципов судопроизводства о состязательности и равноправии сторон; по реализации конституционных принципов о праве на защиту, состязательности и равноправии сторон в уголовном судопроизводстве.

Дополнение содержания указанных списков, полагаем, позволит постоянно актуализировать их и использовать в законотворческой и иной работе по защите прав не только предпринимателей, но и остальных граждан.

Наличие равных прав у сторон обвинения и защиты, состязательность в уголовном судопроизводстве и надлежащее правоприменение должными лицами – важные основания для эффективной защиты прав и свобод граждан. Реалии таковы, что именно адвокатам необходимо активно добиваться уравнивания, в том числе на законодательном уровне, прав стороны защиты с правами процессуальных оппонентов и обеспечения реальной состязательности в судопроизводстве.

Значительное число адвокатов активно участвуют в деятельности уполномоченных госорганов и должностных лиц, в рабочих комиссиях и т. д. в качестве экспертов, консультантов. Многие из этих органов обладают правом законодательной инициативы, с помощью которой, по нашему мнению, можно активно пытаться реализовать указанные предложения. В противном случае есть риск оказаться в положении «сапожника без сапог». Мы, адвокаты, стремимся достойно отстаивать права и свободы доверителей, а для их защиты, как и для защиты наших профессиональных прав, эффективных правовых инструментов и юридических возможностей, к сожалению, становится все меньше.

Надеемся, совместная работа коллег по реализации названных предложений будет в определенной мере способствовать недопущению незаконного уголовного преследования граждан и нарушения их права на защиту, несоблюдения конституционных принципов состязательности и равноправия сторон, а также повышению профессионального статуса адвоката.


Один из адвокатов заметил, что, несмотря на все позиции КС, судебная практика все равно имеет обвинительный уклон, однако, по его мнению, документ может быть полезным для практикующих адвокатов, поскольку в одном сборнике содержатся основные правовые позиции Суда по данной теме. Второй указал, что адвокаты фактически вынуждены практиковать в условиях нестабильности правовых отношений, произвольного применения норм закона не только правоохранителями, но и судами, что приводит к практически повсеместному нарушению общепризнанного принципа правовой определенности.

Конституционный Суд опубликовал информационно-тематическое собрание своих правовых позиций о праве на справедливое судебное разбирательство по уголовным делам по состоянию на декабрь 2021 г.

В Постановлении от 2 июля 1998 г. № 20-П Конституционный Суд указал, что ст. 46 Конституции, гарантируя каждому право на судебную защиту, в качестве одного из существенных элементов этого права предусматривает возможность обжалования в суд решений и действий (или бездействия) органов государственной власти и должностных лиц, включая судебные органы. Закрепленное в этой конституционной норме положение предполагает, что заинтересованным лицам предоставляется возможность добиваться исправления допущенных судами ошибок и что в этих целях вводится порядок процессуальной проверки вышестоящими судами законности и обоснованности решений, принимаемых нижестоящими инстанциями, поскольку правосудие по самой своей сути признается таковым лишь при условии, если оно отвечает требованиям справедливости и обеспечивает эффективное восстановление в правах.

Согласно Постановлению от 14 февраля 2000 г. № 2-П осужденный, если он изъявляет желание участвовать в судебном заседании, не может быть лишен возможности заявлять отводы и ходатайства, знакомиться с позициями выступавших участников судебного заседания и дополнительными материалами, если таковые представлены, давать объяснения, в том числе в связи с заключением прокурора. Это – необходимые гарантии судебной защиты и справедливого разбирательства дела на стадии кассационного производства.

В Определении от 8 июля 2004 г. № 237-О КС отметил, что каждый при рассмотрении любого предъявленного ему обвинения имеет право на справедливое и публичное разбирательство дела в разумный срок независимым и беспристрастным судом, созданным на основании закона, исходя из презумпции невиновности обвиняемого и при предоставлении ему и его защитнику процессуальных возможностей по отстаиванию своей позиции; реализация права на справедливое судебное разбирательство невозможна, если суд не выслушал и не оценил по существу все аргументы, представленные в ходе судебного процесса его участниками со стороны обвинения и защиты, и не обеспечил им равные процессуальные права.

Как отмечается в Определении от 5 ноября 2004 г. № 345-О, Конституционный Суд неоднократно указывал, что одной из необходимых гарантий судебной защиты и справедливого разбирательства дела является равно обеспечиваемая обвиняемому и потерпевшему возможность представлять доказательства, заявлять ходатайства, знакомиться со всеми материалами дела и таким образом довести свою позицию относительно всех аспектов дела до сведения суда, приведя те доводы, которые они считают необходимыми для ее обоснования; лишение потерпевшего возможности участвовать в судебных прениях ничем не оправдано, не является справедливым и выходит за пределы конституционно допустимых ограничений прав и свобод, оно необоснованно ущемляет закрепленные Конституцией права потерпевшего на доступ к правосудию и на судебную защиту, умаляет достоинство личности и нарушает конституционный принцип осуществления судопроизводства на основе состязательности и равноправия сторон.

В Постановлении от 11 мая 2005 г. № 5-П Суд заметил, что из Конституции вытекает необходимость законодательного установления точных и четких оснований, условий и порядка пересмотра вступивших в законную силу судебных решений, с тем чтобы процедура пересмотра дел в порядке надзора или возобновление производства по делу по основаниям, влекущим за собой ухудшение положения осужденного, – в целях обеспечения права на справедливое судебное разбирательство – не нарушали справедливый баланс между интересами лица и необходимостью гарантировать эффективность системы уголовного правосудия. Иное приводило бы к нестабильности правовых отношений, произвольности изменения установленного судебными решениями правового статуса их участников и тем самым – к нарушению общепризнанного принципа правовой определенности.

Согласно Постановлению от 6 апреля 2006 г. № 3-П, отбор присяжных заседателей из граждан, в числе которых по тем или иным причинам не представлены граждане, постоянно проживающие на территории субъекта Российской Федерации, на которую распространяется юрисдикция соответствующего окружного военного суда и на которой было совершено преступление, создавал бы опасность произвольного формирования коллегии присяжных заседателей для рассмотрения конкретного дела и тем самым не обеспечивал бы справедливое разбирательство дела беспристрастным судом, созданным на основании закона.

В Определении от 14 января 2016 г. № 96-О указывается, что для обеспечения справедливого разрешения уголовного дела мотивировка такого решения должна основываться на конкретных обстоятельствах, подтверждающих необходимость его принятия и нашедших отражение в материалах дела, а также на нормах материального и процессуального права.

В Определении от 12 мая 2016 г. № 1002-О КС сослался на ч. 2 ст. 123 Конституции, согласно которой заочное разбирательство уголовных дел в судах не допускается, кроме случаев, предусмотренных федеральным законом. Данная конституционная гарантия, прямо предусматривающая для уголовного судопроизводства личное участие обвиняемого в судебном разбирательстве, является элементом механизма обеспечения его права на справедливую судебную защиту на основе состязательности и равноправия сторон.

Также КС указал, что определяемый законодателем порядок судопроизводства призван обеспечивать его сторонам возможность участия в судебном разбирательстве согласно общепризнанным в демократических правовых государствах стандартам правосудия, включая такую гарантию получения реальной судебной защиты, как возможность в устной форме довести до сведения суда свою позицию относительно всех аспектов дела, представить доказательства в ее обоснование и принять участие в их исследовании в открытом судебном заседании при разрешении дела по существу для установления действительных обстоятельств дела и правильного применения законодательства.

Суд заметил, что в условиях очного судебного разбирательства обвиняемый может в полной мере осуществить принадлежащие ему процессуальные права и реализовать имеющиеся у него возможности защиты своих интересов, а потому именно в этих условиях могут быть достигнуты полнота и эффективность судебной процедуры. Личное участие обвиняемого в судебном заседании, когда принимаются решения о применении к нему мер уголовно-правового принуждения или решения, связанные с ограничением его свободы и личной неприкосновенности, – важнейшая гарантия действенной защиты прав личности посредством справедливого правосудия, посчитал КС.

Согласно Постановлению от 7 марта 2017 г. № 5-П в целях соблюдения принципов состязательности и равноправия сторон судопроизводства и справедливого судебного разбирательства последствия прекращения уголовного дела, включая предусмотренную ч. 3 ст. 81 УПК конфискацию принадлежащего обвиняемому (подсудимому) имущества, признанного в качестве орудия или иного средства совершения преступления вещественным доказательством, должны быть ему предварительно разъяснены.

В соответствии с постановлением Конституционного Суда РФ, обвиняемые в тяжких преступлениях мужчины, достигшие 65-летнего возраста, могут ходатайствовать о рассмотрении их дел судом присяжных

Из Постановления от 16 марта 2017 г. № 7-П следует, что право на справедливое судебное разбирательство в равной мере гарантируется всем лицам, привлекаемым к уголовной ответственности, вне зависимости от возраста.

В Постановлении от 15 октября 2018 г. № 36-П КС указал, что правосудие, которое осуществляется только судом, в частности посредством уголовного судопроизводства, по самой своей сути может признаваться таковым лишь при условии, что оно отвечает требованиям справедливости и обеспечивает эффективное восстановление в правах; исходя из этого государство обязано гарантировать защиту прав как собственно участников уголовного процесса, так и всех тех, чьи права и законные интересы непосредственно затрагиваются при производстве по уголовному делу, в том числе обеспечивать им надлежащие возможности по отстаиванию своих прав и законных интересов на всех стадиях уголовного судопроизводства любыми не запрещенными законом способами; в свою очередь, суд как орган правосудия призван обеспечивать в судебном разбирательстве соблюдение требований, необходимых для вынесения правосудного, то есть законного, обоснованного и справедливого, решения по делу.

Суд указал, что при прекращении уголовного преследования по делу частного обвинения в силу декриминализации суд обязан получить согласие обвиняемого, а в противном случае – рассмотреть дело и вынести оправдательный приговор или прекратить его за отсутствием состава преступления

В резолютивной части Постановления от 9 ноября 2018 г. № 39-П Суд отметил, что при наличии обстоятельств, препятствующих рассмотрению уголовного дела судом, к подсудности которого оно отнесено законом, вопрос об изменении территориальной подсудности данного уголовного дела рассматривается по обращению Генпрокурора или его заместителя судьей ВС в рамках состязательного судебного разбирательства при обеспечении его участникам гарантий справедливого правосудия, что предполагает при выборе суда, в который необходимо передать уголовное дело для рассмотрения, учет мнения сторон о наличии каких-либо препятствий к передаче дела в определенный суд и соблюдение принципа доступности правосудия.

КС: Во избежание возможного влияния бывшего главы города на суд можно изменить подсудность его уголовного дела

Суд назвал данную ситуацию экстраординарной, отметив, что для объективного, беспристрастного рассмотрения дела в отношении бывшего чиновника можно изменить подсудность с Владивостока на Москву

В Определении от 28 февраля 2019 г. № 506-О указывается, что суд как орган правосудия призван обеспечить справедливую процедуру принятия решения о применении меры пресечения в виде заключения под стражу, исходя из одинаковой природы и значения судебных гарантий для защиты прав и законных интересов личности при принятии решений, связанных с ограничением свободы и личной неприкосновенности, вне зависимости от того, на какой стадии уголовного судопроизводства эти решения принимаются. Судебное решение об избрании заключения под стражу может быть вынесено только при условии подтверждения достаточными данными оснований его применения при предоставлении сторонам возможности обосновать свою позицию перед судом, с тем чтобы суд мог разрешить вопрос о содержании под стражей, основываясь на собственной оценке обстоятельств дела.

Неявка в суд частного обвинителя повлечет прекращение уголовного дела за отсутствием события преступления

Минюст России разработал проект изменений в УПК во исполнение Постановления Конституционного Суда № 13-П/2021

Согласно последнему в сборнике Постановлению от 13 апреля 2021 г. № 13-П, в уголовных делах частного обвинения неявка потерпевшего, выступающего частным обвинителем, без уважительных причин влечет прекращение судом дела по единственному основанию – за отсутствием в деянии состава преступления. Тем самым суд, не исследуя доказательства в судебной процедуре с участием сторон, сохраняет некоторую недосказанность не только в вопросе о наличии признаков деяния, запрещенного уголовным законом (события преступления, о котором велось судопроизводство по делу частного обвинения), но и в вопросе о совершении этого деяния конкретным лицом, что при определенных обстоятельствах порождает предпосылки к наступлению для него негативных последствий. Следовательно, суд, не устанавливая фактических обстоятельств дела (не выясняя, имело ли место деяние, содержит ли оно признаки преступления, совершено ли оно подсудимым), а ограничиваясь лишь установлением формальных условий применения нормы (довольствуясь неявкой частного обвинителя), применяет такое основание для прекращения уголовного дела, которое может быть воспринято и использовано как подтверждающее указанные обстоятельства, что нарушает право подсудимого на эффективную судебную защиту, включая право на справедливое судебное разбирательство.

В комментарии «АГ» управляющий партнер, адвокат Criminal Defense Firm Алексей Новиков отметил, что собрание содержит решения более чем за 20 лет (с 1998 по 2021 г.). «Невольно начинаешь задумываться над тем, что положительная практика более чем за два десятилетия уместилась на скромных восьми листах. К великому сожалению, статистика подтверждает эти скромные цифры, чего стоят только пресловутые менее одного процента оправдательных приговоров. Мы фактически вынуждены практиковать в условиях нестабильности правовых отношений, произвольного применения норм закона не только правоохранителями, но и судами, что приводит к практически повсеместному нарушению общепризнанного принципа правовой определенности. Следовательно, говорить о том, что позиция судов как-то изменилась за эти годы в положительную сторону, было бы по крайней мере более чем наивно», – посчитал он.

Адвокат АП г. Москвы Владимир Воронин полагает, что данное собрание никак не скажется на правоприменительной практике, поскольку представляет собой перечисление основных позиций КС РФ. «Об этом свидетельствует судебная практика по уголовным делам, имеющая обвинительный уклон, приговоры, текст которых зачастую дублирует обвинительное заключение, а также большое количество жалоб осужденных и обвиняемых к Российской Федерации и дел, рассматриваемых ЕСПЧ в связи с нарушением права на судебное разбирательство, которые можно почитать и в литературе, и на сайте Европейского Суда», – отметил адвокат.

В то же время Владимир Воронин считает, что документ может быть полезным для практикующих адвокатов, поскольку в одном сборнике содержатся основные правовые позиции КС по данной теме – их можно использовать для написания процессуальных документов и выработки позиции по делу.


НЕКОТОРЫЕ ПРОБЛЕМЫ ЗАКОНОДАТЕЛЬНОЙ РЕГЛАМЕНТАЦИИ ПРИНЦИПОВ УГОЛОВНОГО ПРАВА

Текст работы размещён без изображений и формул.
Полная версия работы доступна во вкладке "Файлы работы" в формате PDF

Принципы уголовного права пронизывают всю систему уголовно-правовых норм, определяют их содержание и применение. Они являются социально и исторически обусловленными, имеют тесную взаимосвязь, поддерживают и уравновешивают друг друга и кроме того, выполняют защитно-стабилизирующую функцию «фильтра», препятствуя внедрению в уголовное право положений, не совместимых с основными идеями отрасли и сохранению ее системности.

Изучение научной литературы показывает, что среди современных специалистов не сложилось единого понимания содержания принципов уголовного права, по разному определяются их адресаты.

Так, например, Ю.Е. Пудовочкин и С.С. Пирвагидов отмечают, что принципы уголовного права представляют собой «основные начала, руководящие идеи, которые определяют содержание и направленность уголовного права, закреплены в уголовно-правовых нормах и обязательны для законодателя, правоприменительных органов и граждан в сфере борьбы с преступностью» 1 .

С.Г. Келина и В.Н. Кудрявцев указывают, что принципы уголовного права - это руководящие идеи, основополагающие начала, выраженные в уголовном законодательстве, а также в прокурорской, следственной и судебной практике, отражающие политические, экономические и правовые представления людей относительно оснований и форм ответственности за совершенные преступления 2 .

В.Д. Филимонов пишет о том, что «принципы уголовного права - это выраженные в уголовном законодательстве требования к законотворческой, правоприменительной деятельности и к поведению граждан, обусловленные указаниями международно-правовых актов о правах человека, Конституции Российской Федерации, а также задачами борьбы с преступностью и представляющие собой положения, определяющие содержание всей или значительной совокупности правовых норм и интегрирующие их в единую систему уголовного права» 3 .

Анализируя предложенные определения, можно заметить, что обязательность принципов уголовного права для законодательных органов обозначается некоторыми учеными как их неотъемлемая черта и одновременно обращенное к ним «требование». И это справедливо, ведь для решения стоящих перед отраслью права задач необходимо, чтобы принципы были реализуемы и обязательны для законодателя. Это означает, что при разработке и принятии новых, изменении или отмене прежних уголовно-правовых норм законодатель должен строго руководствоваться принципами уголовного права.

Принимая во внимание сложность и широту заявленной проблемы, вряд ли в рамках лишь одной публикации получится осветить все её аспекты и показать нечеткость законодательной регламентации принципов уголовного права, а потому, будучи ограниченными требованиями к объёму настоящей работы, сконцентрируем основное внимание на примерах неудачного нормативного изложения принципов законности, равенства и справедливости и наметим основные пути по устранению соответствующих недостатков.

Как известно, в действующем уголовном законодательстве содержание принципа законности раскрыто в ст. 3 УК РФ. В ч. 1 которой закреплено, что «преступность деяния, а также его наказуемость и иные уголовно-правовые последствия определяются только настоящим кодексом». Нетрудно заметить, что это положение противоречит ч. 4 ст. 11 УК РФ, согласно которой, вопрос об уголовной ответственности дипломатических представителей иностранных государств и иных граждан, которые пользуются иммунитетом, в случае совершения этими лицами преступления на территории Российской Федерации разрешается в соответствии с нормами международного права. Равным образом в противоречие с положениями ч. 1 ст. 3 УК РФ входят уголовно-правовые предписания об уголовной ответственности за преступления против военной службы, совершенные в военное время либо в боевой обстановке, которая, в соответствии с ч. 3 ст. 331 УК РФ, определяется законодательством РФ военного времени.

В литературе представлено мнение о возможности дополнения ст. 3 УК РФ примечанием, в котором будут учтены данные противоречия 5 . Однако представляется не вполне корректным вводить примечания для норм-принципов и наиболее верным решением видится внесение дополнений в саму норму, которая может выглядеть подобным образом: «Преступность и наказуемость деяния, а также иные уголовно-правовые последствия определяются настоящим Кодексом, за исключением случаев, прямо указанных в нем». Таким образом, решится проблема противоречия указанных выше положений уголовного закона принципу законности и, следовательно, не будет необходимости их исключения или изменения.

Принцип равенства граждан перед законом сформулирован в законе следующим образом: «Лица, совершившие преступления, равны перед законом и подлежат уголовной ответственности независимо от пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям, а так же других обстоятельств (ст. 4 УК РФ). Формула данного принципа заимствована из содержания ст. 19 Конституции РФ. Однако она представляется не совсем удачной.

В самом определении принципа не в полной мере выражено равенство. Заголовок распространяет принцип действия только на граждан, а в тексте говорится о «лицах, совершивших преступление», в то время как Конституция РФ говорит о равенстве всех перед законом, о равенстве прав и свобод человека и гражданина. В связи с этим название ст. 4 УК противоречит не только Конституции РФ, но и реалиям уголовно-правового регулирования. Дело в том, что в качестве потенциальных субъектов преступления (лиц, способных нести уголовную ответственность) по российскому уголовному законодательству могут выступать не только граждане, но и лица без гражданства и иностранные граждане. Поэтому есть все основания сформулировать данный принцип более лаконично как «принцип равенства», а все дополнения и уточнения оставить в тексте статьи.

Принцип справедливости является одним из самых дискуссионных среди всех принципов уголовного-законодательства.

Его содержание раскрыто в ст. 6 УК РФ:

«1. Наказание и иные меры уголовно-правового характера, применяемые к лицу, совершившему преступление, должны быть справедливыми, то есть соответствовать характеру и степени общественной опасности преступления, обстоятельствам его совершения и личности виновного.

2. Никто не может нести уголовную ответственность дважды за одно и то же преступление».

Следует заметить, что справедливость – субъективная и неоднозначная категория. А потому недостаточно закрепить, что уголовный закон должен быть справедливым. Необходимо выделить четкие критерии, которым он должен соответствовать, указать некие критерии справедливости такого закона. Это необходимо сделать главным образом для того, чтобы принцип справедливости стал определенным барьером на пути внесения в уголовный кодекс чуждых ему положений.

Что же можно назвать критериями справедливости?

С.А. Галактионов пишет о том, что «уголовный закон будет считаться справедливым, если он отвечает требованиям криминологической, социальной и этической обоснованности» 6 . Схожих позиций придерживаются и другие ученые, в числе которых особо следует выделить имена В.Д. Филимонова 7 и П.С. Тоболкина 8 .

В настоящее время требование криминологической обусловленности уголовного законодательства приобрело особую актуальность. Данный критерий может стать преградой для внесения в уголовный кодекс нежелательных изменений. Криминологическая обусловленность уголовного законодательства может быть обеспечена посредством проведения обязательной криминологической экспертизы законопроектов о внесении изменений в УК РФ. В свою очередь это потребует внесения ряда изменений в законодательство о законотворческом процессе. Однако, как показывает положительный опыт проведения криминологической экспертизы нормативных правовых актов в Белоруссии 9 , введение подобной процедуры в нашей стране позволит сделать уголовное законодательство не только справедливым, но и более эффективным.

Помимо криминологической обусловленности уголовный закон должен быть еще и научно обоснован. Создание действительно эффективного уголовного закона, который будет способен на выполнение всех поставленных перед ним задач возможно именно благодаря тесной взаимосвязи науки, законотворчества и практического применения уголовно-правовых норм.

Ярким примером отсутствия научного обоснования принятого правотворческого решения является исключение из УК РФ института конфискации, на сохранении которого так настаивала научная общественность, и последующее возвращение в закон конфискации имущества в несколько ином качестве – в виде меры уголовно-правового характера.

Еще одним критерием справедливости является отсутствие противоречий между положениями уголовного закона и Конституцией РФ, общепризнанными принципами и нормами международного права, и международными договорами РФ, а также нормами других отраслей права.

С учетом указанных критериев предлагается раскрыть понятие справедливости и закрепить в ст. 6 положение о том, что «Уголовный закон должен быть справедливым, то есть криминологически и научно обоснованным, не противоречить Конституции Российской Федерации, действующим нормам других отраслей права, а также общепризнанным принципам и нормам международного права, и международным договорам Российской Федерации».

Идеи законности, гуманизма, равенства, виновной ответственности, справедливости еще со второй половины XIX века сложились в стандартные требования, которым должно отвечать уголовное право, получили закрепление в нормах УК РФ и являются нормами-принципами (ст. 3-7 УК РФ). Проблема законодательной регламентации данных принципов носит фундаментальный характер, так как именно они определяют направленность и содержание уголовного права, а их несоблюдение ведет к тому, что принципы перестают быть непреодолимым барьером на пути к внедрению в уголовное право норм и институтов, которые ему совершенно не соответствуют, либо не вполне соответствуют. С сожалением приходится констатировать, что постепенно законотворческая и правоприменительная практика деформируют стабильную концептуальную основу отрасли.

Негативную значимость этого процесса трудно переоценить, а последствия практически неустранимы. В подобной ситуации решением проблемы может стать новая законодательная трактовка имеющихся принципов, разработанная с учетом научных предложений, которая должна превратить принципы не просто в «идеи отрасли», а в «требования», которые станут обязательными для законодателя и всех участников уголовно-правовых отношений. При этом указание на адресатов принципов уголовного права и обязательность их соблюдения, как представляется, следует зафиксировать в самой букве закона.

Только четкая законодательная регламентация принципов уголовного законодательства и может являться залогом стабильности и способствовать прогрессивному развитию соответствующей отрасли права.

Список использованных источников:

Галактионов С.А. Принцип справедливости: уголовно-правовой аспект: Дис. канд. юрид. наук. Рязань, 2004.

Кияйкин Д.В. Уголовно-правовой принцип законности: Дис. канд. юрид. наук. Саратов, 2001.

Мальцев В.В. Принципы уголовного права и их реализация в правоприменительной деятельности. СПб., 2004.

Пудовочкин Ю.Е., Пирвагидов С.С. Понятие, принципы и источники уголовного права: сравнительно-правовой анализ законодательства России и стран Содружества Независимых Государств. СПб., 2003.

Тоболкин П.С. Социальная обусловленность уголовно-правовых норм. Свердловск, 1983.

Уголовный закон: опыт теоретического моделирования / Под ред. С.Г. Келиной, В.Н. Кудрявцева. М., 1987. С. 167.

Филимонов В.Д. Криминологические основы уголовного права. Томск,1981.

Филимонов В.Д. Принципы уголовного права. М., 2002.

Указ Президента Республики Беларусь от 24 мая 2007 г. №244 «О криминологической экспертизе проектов законов Республики Беларусь».

1  Пудовочкин Ю.Е., Пирвагидов С.С. Понятие, принципы и источники уголовного права: сравнительно-правовой анализ законодательства России и стран Содружества Независимых Государств. СПб., 2003. С. 78.

2  Уголовный закон: опыт теоретического моделирования / Под ред. С.Г. Келиной, В.Н. Кудрявцева. М., 1987. С. 167.

3  Филимонов В.Д. Принципы уголовного права. М., 2002. С. 34.

4  Мальцев В.В. Принципы уголовного права и их реализация в правоприменительной деятельности. СПб., 2004. С. 12.

5  Кияйкин Д.В. Уголовно-правовой принцип законности: Дис. . канд. юрид. наук. Саратов, 2001. С. 156.

6  Галактионов С.А. Принцип справедливости: уголовно-правовой аспект: Дис. канд. юрид. наук. Рязань, 2004. С. 41.

7  Филимонов В.Д. Криминологические основы уголовного права. Томск,1981.С.3-4.

8  Тоболкин П.С. Социальная обусловленность уголовно-правовых норм. Свердловск, 1983.

9  См: Указ Президента Республики Беларусь от 24 мая 2007 г. №244 «О криминологической экспертизе проектов законов Республики Беларусь»


Уголовное законодательство Российской Федерации на современном этапе

Текст работы размещён без изображений и формул.
Полная версия работы доступна во вкладке "Файлы работы" в формате PDF

На сегодняшний день в Российской Федерации активно ведется работа по усовершенствованию уголовного законодательства. Данная работа направлена на упрочнение принципов законности, последующей гуманизации и индивидуализировании уголовной ответственности и наказания с соблюдением установленных принципов уголовного права.

Деятельность по развитию и совершенствованию уголовного законодательства устанавливается как одно из направлений функционирования государства - его основополагающий вектор в сфере борьбы с преступностью 1 .

В своем послании Федеральному Собранию состоявшемуся 15 января 2020 года Президент РФ отметил, что последние годы сосредоточены усилия на укреплении макроэкономической устойчивости. Федеральный бюджет вновь стал профицитным, государственные резервы уверенно покрывают совокупный внешний долг. Президент РФ отметил, что в 2020 году необходимо сделать работу бизнеса удобнее и проще. В связи с этим Президент РФ просил поддержать поправки, которые убирают размытые нормы уголовного законодательства в части так называемых экономических составов. Так, предприниматели неоднократно обращали внимание на 210-ю статью УК, по которой любая компания, чьи руководители нарушили закон, могла квалифицироваться как организованное преступное сообщество, а значит, практически все сотрудники подпадали под статью. Устанавливались при этом более строгие меры пресечения и наказания. Правоохранительные органы впредь будут обязаны доказать, что организация, компания изначально умышленно создавалась под незаконные цели. Данные действия необходимы для стимулирования инвестиций в Российскую экономику.

В настоящий момент уголовному законодательству отдается отдельное внимание, так как оно непосредственно влияет на состояние и показатели преступности в нашей стране, а также предоставляет спрогнозировать дальнейшее совершенствование уголовно-правовых норм, с целью снижения совершения преступных деяний, в общем. Состояние преступности в России нуждается в непрерывном внимании граждан и государственных органов.

Сегодня, когда информационные технологии и их использование в значительной ступени играют не последнюю роль в жизни граждан, в случае совершения резонансного преступления появляется большая общественная оценка ситуации. Специфика такой обусловленности заключается в том, что гражданское общество призывает внесения изменений в действующее уголовное законодательство, в большинстве случаев посредством ужесточения наказания за совершаемые деяния и введения новых составов преступлений. Так, например, создана петиция ужесточить наказания за преступления против детей, а также пересмотреть нынешнюю систему работы органов опеки и попечительства, сроков и условий лишения граждан РФ родительских прав.

На сегодня в действующем уголовном законодательстве изменения в большей мере имеют спонтанное, неорганизованное течение.

Реформы уголовного и уголовно-процессуального законодательства, осуществляющиеся в стране, не способствуют в полном объёме разрешить вопрос первостепенной важности - как значительно понизить число совершаемых преступлений.

На современном этапе развития проводимая уголовная политика носит карательный характер. Также необходимо сказать, что нельзя подходить к оценке уголовно-правового законодательства с позиции карательности или либеральности т.к. проблемы носят комплексный характер. Ведь у социальных групп различного статуса присутствуют свои притязания к уголовным нормам. Беспристрастно дать ответ на вопрос, каким все-таки должно быть уголовно-правовое законодательство – очень трудно. Расценивать уголовно-правовое законодательство следует с воззрения её результативности, а именно по показателю защищенности прав человека, по уровню защиты бизнеса и других социальных слоев.

Всем известно, что на данный момент в России процесс реформирования уголовного законодательства достиг в достаточной мере активный и более чем кардинальный характер.

Текущие современные условия таковы, что значительная часть нововведений не формируется на достаточно полной общетеоретической проработке общей теории макетирования и кодифицировании уголовного закона, без проведения обширной экспертизы правоприменительной практики и при отсутствии комплексного подхода к разработке законопроекта и его одобрения.

Уголовный закон в современных условиях - это нормативно-правовой акт, который состоит из взаимозависимых юридических норм, одни из которых консолидируют основания и принципы уголовной ответственности и включают общие положения законодательства, а другие определяют, какие общественно опасные деяния являются преступлениями. Но, к сожалению проблемы его применения остаются. Так, проблемы уголовного законодательства можно разделить на несколько больших групп, каждая из которых нуждается в дополнительном рассмотрении и доработке.

Актуальные проблемы уголовного права обязаны рассматривать правонарушения как системы постоянных конфликтов между государством и его гражданами 2 .

Одним из ключевых положений в данном вопросе является процесс разъяснения объекта преступления как основы для квалификации совершенного преступного деяния. Современная законодательная норма ведет учет убийств по фактам, но не количеству жертв 3 .

Приведем пример, убийство пяти человек будет квалифицироваться по п. «а» и «е» ч. 2 ст. 105 (убийство двух и более лиц, совершенное общеопасным способом). Однако в данную статистику убийств не включается причинение особо тяжких повреждений пострадавшему, которые становятся причиной смерти. Также остаются без заинтересованности такой статистики остается большое число жертв, которые проходят по статье «пропавшие без вести» и пр.

Невзирая на то, что достигнута хоть какая-то стабильность в экономическом плане, но, тем не менее, уровень совершаемых преступных деяний в пределах нашей страны не дает надежд оптимизму.

Ещё одной из причин достаточной работы в уголовной сфере являются внутренние разногласия действующих правовых норм.

На сегодняшний день в уголовном праве России стало заметным движение от репрессивного правосудия, смыслом которого является наказание преступника, к реституционному правосудию, направленному на урегулирование социального конфликта, восстановлению общественных отношений, нарушенных преступлением. Однако стоит отметить, что в России присутствует лишь малую часть основ реституционного правосудия, но они разрознены. На сегодня российская система в вышеизложенном вопросе запаздывает от общемировых установок и удерживает вышеназванную установку на карательную миссию. Для реализации задач поставленных Конституцией РФ по справедливому возмещению вреда от преступлений, необходимо единое внедрение институтов реституционного правосудия 4 .

Также необходимо отметить, что на сегодняшний день многие ученые-юристы не согласны с тем, что преступления против мира и безопасности человечества отодвинуты законотворцами в последнюю главу Уголовного кодекса РФ, невзирая на то, что эти преступные деяния обладают наибольшей степенью общественной опасности.

В соответствии с нормами международного права, преступления против мира и безопасности человечества ведут к развязыванию вооруженных конфликтов, непредсказуемым жертвам и неоправданным материальным затратам, страданиям мирного населения, в том числе женщин и детей, разрушению и уничтожению жизненно важных объектов. Эти общественно опасные деяния затрагивают интересы значительных групп населения нашей планеты. Согласно ч. 4 ст. 15 Конституции РФ установлено, что общепринятые принципы и нормы международного права и международные договоры РФ являются составной частью правовой системы нашей страны. Если международным договором, ратифицированным Россией, установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то должны применяться нормы и требования международного права 5 .

На основании вышеизложенного, можно сказать, что на текущий момент в уголовном законодательстве нет общего вектора развития, так как принимаемые законы имеют бессистемный характер. В связи, с чем требуется отчетливая выработка направлений развития уголовной политики, которыми должны являться в частности: гуманизация уголовного законодательства, а также регламентированная и систематическая кодификация осуществляемых реформ.

Список использованной литературы

«Конституция Российской Федерации» (принята всенародным голосованием 12.12.1993), с учетом поправок, внесенных Законами РФ о поправках к Конституции РФ от 21.07.2014 № 11-ФКЗ), «Собрание законодательства РФ», 04.08.2014, № 31, ст. 4398.

О разработке и концепции уголовной политики Российской Федерации и совершенствовании законодательства. Научная статья. Ревин В.П., 2010

Александров А.И. журнал «Юридическая наука: история и современность» 2017 г. Вып.№4

Дубровин В.В. Возмещение вреда от преступлений в уголовном судопроизводстве (отечественный, зарубежный, международный опыт правового регулирования): Монография / В.В. Дубровин, науч. ред. А.Г. Волеводз. М.: Юрлитинформ, 2011

1 О разработке и концепции уголовной политики Российской Федерации и совершенствовании законодательства. Научная статья. Ревин В.П., 2010

2 Александров А.И. журнал «Юридическая наука: история и современность» 2017 г. Вып.№4 стр. 35

4 Дубровин В.В. Возмещение вреда от преступлений в уголовном судопроизводстве (отечественный, зарубежный, международный опыт правового регулирования): Монография / В.В. Дубровин, науч. ред. А.Г. Волеводз. М.: Юрлитинформ, 2011. С. 16.

5«Конституция Российской Федерации» (принята всенародным голосованием 12.12.1993), с учетом поправок, внесенных Законами РФ о поправках к Конституции РФ от 21.07.2014 № 11-ФКЗ), «Собрание законодательства РФ», 04.08.2014, № 31, ст. 4398.

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: