Присутствует ли следователь на суде

Обновлено: 25.11.2022

Наверное, сложно найти юриста уголовно-правовой специализации, который бы на вопрос о том, что он больше всего любит в уголовном процессе не ответил – допрашивать. Допрос – это всегда азартно, динамично и очень интересно. Пожалуй, именно судебный допрос и выступление в прениях наиболее ярко демонстрируют публичную работу адвоката, его ораторские навыки, владение материалами дела, аналитические способности и остроту реакции.

Однако, по наблюдениям автора, далеко не все участники уголовного судопроизводства умеют допрашивать по-настоящему хорошо. Государственные обвинители, к сожалению, вообще это делать практически разучились, и все их вопросы даже к свидетелям обвинения сводятся исключительно к «что вы можете показать по существу уголовного дела». Во многом это связано не только с вымыванием из прокуратуры опытных и профессиональных кадров, но и с реальным отсутствием подлинной состязательности в процессе. Ну зачем прокурору уметь допрашивать, если все незаданные вопросы за него «подберет» судья? А если «не подберет» при допросе, то на приговоре это тоже в большинстве случаев не отразится. Впрочем, автор не преследует цель в настоящей публикации критиковать сторону обвинения или суд, поскольку подобной критики в настоящее время и так содержится с избытком практически в каждом тексте о судебных заседаниях по уголовным делам.

К тому же и представители стороны защиты далеко не в каждом уголовном деле проявляют себя истинными мастерами судебного допроса. Нет-нет, громко пререкаться со свидетелем при перекрестном допросе, деланно возмущаться, не соглашаясь с его показаниями, засыпать свидетеля потоком высмеивающих его вопросов и всячески работать на присутствующую в зале заседания публику умеют очень многие из нас. Как правило, проблема возникает, когда требуется глубина знаний материалов уголовного дела, понимание существа обвинения, правильность формулирования вопросов, острота реакции и умение вовремя остановиться.
Можно ли научиться допросу? Полагаю, да. Это практический навык, который, как и любой другой, может развиться с опытом участия в судебных заседаниях. При этом данный навык может нарабатываться не только в реальных, но и в игровых процессах, которых сейчас во многих высших учебных заведениях и на различных курсах проводится в достаточном количестве. Возможно, для начинающего юриста будет целесообразно попрактиковаться допросам именно в подобных игровых процессах, а уже потом, после формирования определенного навыка переходить непосредственно к «хирургическим операциям» по настоящим уголовным делам.
Попробуем разобраться, что же нужно для того, чтобы допрашивать по-настоящему хорошо, вне зависимости от того прямой это допрос или перекрестный.

2. Законодательство о судебном допросе

Но для начала давайте выясним, что говорит уголовно-процессуальное законодательство о допросах свидетеля, потерпевшего и подсудимого в ходе судебного разбирательства.

2.1. Законодательство о допросе свидетеля

Допрос свидетеля в судебном заседании регламентируется ст. 278 УПК РФ. В ней указано, что свидетели допрашиваются порознь и в отсутствие недопрошенных свидетелей (присутствие недопрошенных свидетелей в зале судебного заседания может повлечь за собой отмену приговора или иного итогового судебного решения).
До начала допроса председательствующий разъясняет свидетелю права, обязанности, ответственность, свидетель дает соответствующую подписку. Председательствующий выясняет у свидетеля данные о его личности, а также отношение к подсудимому и потерпевшему.
Далее стороны задают вопросы свидетелю. При этом первой допрос проводит та сторона, по ходатайству которой свидетель вызван в судебное заседание. Судья задает вопросы свидетелю после его допроса сторонами. На практике мне неоднократно доводилось сталкиваться с тем, что допрос стороны по делу начинается с общего вопроса председательствующего, который предлагает свидетелю в режиме свободного рассказа сообщить об известных по делу обстоятельствах, а затем уточняющими вопросами еще и направляет ход допроса. Представляется, что это является нарушением процедуры судебного допроса, предусмотренной ч. 4 ст. 278 УПК РФ, однако ни в одном случае суды апелляционной и кассационной инстанции какой-либо реакции в виде отмены или изменения приговора не проявляли.
Допрос свидетеля может проводиться в режиме видеоконференции, а также в условиях, исключающих визуальное наблюдение другими участниками судебного разбирательства.
Свидетель в силу положений ст. 279 УПК РФ может пользоваться при допросе письменными заметками, которые предъявляются суду по его требованию.
УПК РФ не содержит прямой нормы, предоставляющей председательствующему право отклонять поставленные свидетелю вопросы, однако на практике подобное случается в большинстве процессов. Председательствующий при этом ссылается на общие нормы о пределах судебного разбирательства, регламенте судебного заседания, аналогичное право, предоставленное ему ст. 275 УПК РФ в отношении допроса подсудимого. Поскольку данная практика является общераспространенной, адвокат должен быть готов к подобным действиям председательствующего, в особенности в процессе с участием присяжных заседателей, где это происходит практически при каждом допросе.
Важное практическое значение в любом судебном процессе имеет оглашение показаний свидетеля, которые давались на стадии предварительного расследования. Процедура оглашения показаний свидетеля регламентируется ст. 281 УПК РФ.
Оглашение производится по решению суда на основании ходатайства сторон или по инициативе председательствующего. Оглашение возможно в случае неявки свидетеля или при наличии существенных противоречий в показаниях, которые даны в судебном заседании, и на стадии предварительного расследования. В случаях неявки свидетеля по причине тяжелой болезни, отказа от явки гражданина другого государства, стихийного бедствия, иных чрезвычайных обстоятельствах, неустановления его местонахождения, оглашение показаний возможно, только если ранее обвиняемому была предоставлена возможность оспорить показания на предыдущих стадиях. В большинстве случаев практика понимает под возможностью оспорить показания проведение очной ставки между свидетелем и обвиняемым на стадии досудебного производства. Без предоставления на предыдущей стадии возможности оспорить показания оглашение допускается только в случае смерти свидетеля.
Оглашение показаний при наличии существенных противоречий между ранее данными показаниями и показаниями в суде допускается только по ходатайству одной из сторон. Сторона обвинения обычно активно подобным правом пользуется. Позиция защиты в случаях, когда оглашение предыдущих показаний не выгодно, должна заключаться в возражениях против ходатайства обвинения, ссылках на отсутствие мотивировки заявленного ходатайства (зачастую представители обвинения не утруждают себя конкретными обоснованиями), пояснениях с выдержками из показаний в суде и ранее данных показаний об отсутствии противоречий или их несущественности.
В последнее время участились случаи отказа свидетелей от дачи показаний в суде со ссылками на положения ст. 51 Конституции РФ и последующим оглашением ранее данных на стадии предварительного расследования показаний в порядке ч. 4 ст. 281 УПК РФ. Это, как правило, происходит в отношении свидетелей, которые одновременно являлись обвиняемыми по этому же уголовному делу, признали свою вину, но досудебное соглашение о сотрудничестве с ними не заключалось. Стороне обвинения может быть не выгоден допрос таких лиц в судебном заседании, поскольку защита может продемонстрировать неубедительность показаний, задав неудобные вопросы, на которые не будет внятного ответа. Для того, чтобы это предотвратить, обвинение достаточно успешно пользуется данной уловкой. Полагаю, что в случаях, когда возможность оспорить показания подобного свидетеля на стадии предварительного расследования не предоставлялась, защите целесообразно возражать против оглашения показаний свидетеля, отказавшегося от ответа на вопросы в суде, со ссылками на позицию Европейского суда по правам человека и аналогичные нормы ч. 3 ст. 281 УПК РФ. Впрочем, необходимо признать, что в моих случаях суды отказывались соглашаться с подобной позицией защиты и принимали решение об оглашении показаний. Можно предположить, что данная практика может быть скорректирована лишь в случае прямого вмешательства Европейского суда по правам человека и оценки такого оглашения по конкретным делам, как нарушающего право на защиту от выдвинутого обвинения.

2.2. Законодательство о допросе потерпевшего

Допрос потерпевшего в ходе судебного следствия регламентируется ст. 277 УПК РФ. При этом допрос потерпевшего проводится по общим правилам допроса свидетеля за одним исключением: потерпевший имеет право давать показания в любой момент судебного следствия, но с разрешения председательствующего. На практике мне ни разу не доводилось сталкиваться с ситуациями, когда потерпевший таким правом пользовался.

2.3. Законодательство о допросе подсудимого

Допрос подсудимого проводится по правилам ст. 275 УПК РФ.
Подсудимый в силу ч. 3 ст. 274 УПК РФ обладает правом с разрешения председательствующего давать показания в любой момент судебного следствия. Практика не дает однозначного ответа о том, в какой момент подсудимому лучше давать показания. В данном случае все зависит от обстоятельств уголовного дела, личности подсудимого, его готовности давать показания, ораторских навыков и умения связно выражать свою мысль. Однозначно не следует давать показания на первоначальном этапе судебного следствия, когда нет полного понимания того, какие доказательства представит сторона обвинения и существует риск, что показания подсудимого могут быть опровергнуты или придется их менять для пояснения дополнительно установленных обстоятельств. В случае же уверенности в неопровержимости позиции подсудимого, необходимости донести эту позицию до суда на начальном этапе разбирательства по делу, разъяснить обстоятельства сложного дела, можно реализовать право подсудимого на допрос в любой момент. Однако в этом случае надо быть готовым к тому, что с момента допроса стороны и суд могут задавать вопросы подсудимому на любом этапе судебного следствия.
Первыми подсудимого допрашивают его защитник и остальные участники судебного разбирательства со стороны защиты, затем государственный обвинитель и другие участники со стороны обвинения. Суд задает вопросы подсудимому после его допроса сторонами.
Ч. 1 ст. 275 УПК РФ предоставляет председательствующему право отводить наводящие вопросы и вопросы, не имеющие отношения к уголовному делу. Практика показывает, что обычно суд данное право активно реализовывает, к чему адвокат должен быть готов.
Подсудимый вправе пользоваться письменными заметками, которые предъявляются суду по его требованию.
Подсудимый по ходатайству стороны или инициативе суда может быть допрошен в отсутствие другого подсудимого, о чем выносится постановление или определение. После возвращения подсудимого в зал судебного заседания председательствующий доводит до него содержание показаний лица, допрошенного в его отсутствие, и предоставляет возможность задать тому вопросы.
Оглашение показаний подсудимого, данных на стадии предварительного следствия, возможно при наличии существенных противоречий с показаниями, которые даны на стадии судебного следствия, при рассмотрении уголовного дела в отсутствие подсудимого, и отказе от дачи показаний. Такое оглашение может осуществляться только по ходатайству сторон.

3. Практические рекомендации в отношении допроса свидетеля, потерпевшего

3.1. Практические рекомендации по допросу свидетеля и потерпевшего

3.2. Практические рекомендации по допросу подсудимого

Вышеприведенные практические рекомендации в отношении подготовки к допросу и самого допроса свидетеля и потерпевшего в целом применимы и к работе при допросе подсудимого.
Вместе с тем в отношении допроса подсудимого работа во многом облегчается тем, что вы в случае достаточной подготовки к такому допросу будете заранее знать, какие ответы последуют на ваши вопросы. По этой причине еще большее значение имеет подготовительная стадия к допросу. На стадии подготовки я рекомендую совместно с подсудимым формулировать проект письменных показаний, которые в дальнейшем в ответ на первый вопрос своего защитника ваш подзащитный огласит в судебном заседании, заявив ходатайство о приобщении текста показаний к материалам дела. При этом в данных показаниях целесообразно освещать все возможные вопросы, в том числе и самые неудобные, которые затем может задать противоположная сторона. Таким способом вы решите сразу несколько задач. Во-первых, подсудимый будет готов к допросу, а для вас в его позиции не будет никаких сюрпризов. Во-вторых, не возникнет вопросов с возможным искажением содержания показаний в протоколе судебного заседания. В-третьих, давать показания по самым неудобным моментам в подобном формате подсудимому будет гораздо проще, чем отвечать на аналогичные вопросы государственного обвинителя или председательствующего. В таких случаях, если уже освещенный подсудимым вопрос предлагается выяснить повторно, защитник может обратить внимание председательствующего на этот момент и попросить отвести вопрос. При этом целесообразно огласить цитату из письменных показаний подсудимого. Даже если вопрос председательствующим отведен не будет, это обратит внимание подзащитного на то, что ответ уже имеется в письменном документе и он сможет дать его в том виде, как вы ранее с ним обговорили на стадии подготовки к допросу.
С учетом рекомендации о подготовке письменной позиции подсудимого особое значение должно иметь прогнозирование сложных и неудобных вопросов, которые могут быть заданы противоположной стороной. Главным подспорьем в этом вопросе будет, как и в случае подготовки к любому другому допросу, понимание существа предъявленного обвинения, уяснение объема имеющихся доказательств, сопоставление его с ранее выстроенной картиной идеальных доказательств, виртуальная постановка защитника на позицию обвинителя для того, чтобы определить вероятную логику стороны обвинения.
Существуют ли ситуации, когда оглашение подсудимым ранее подготовленного письменного текста показаний нецелесообразно? Да, конечно. В первую очередь это большинство процессов с участием присяжных заседателей, когда одной из основных задач подсудимого является «понравиться» суду, продемонстрировать свою искренность. Однако далеко не каждый подсудимый обладает необходимыми навыками публичного выступления, способен не испортить своими ответами на вопросы впечатление о себе, потому и не во всяком случае даже при рассмотрении дела с участием присяжных заседателей оглашение подсудимым письменного текста показаний будет ошибкой.

4. Заключение

Подводя итог данному рекомендательному тексту, посоветую коллегам не руководствоваться предложенными рекомендациями, как обязательным руководством к действию при любом судебном допросе и подготовке к нему. Это всего лишь определенная выжимка из индивидуального опыта конкретного адвоката – Гривцова А.А. с его личностными и профессиональными достоинствами, а также многочисленными недостатками.
Защита в целом не может носить полностью стандартизированный характер, и нельзя полагать, что работающее у одного адвоката, в одном уголовном деле, и с конкретным подсудимым, будет столь же успешно в другом уголовном деле. Напротив, адвокат, планируя какие-либо защитные действия, должен исходить из обстоятельств конкретного дела, личностных особенностей подсудимого и других участников процесса, тщательно прогнозировать возможные негативные и позитивные последствия от своих действий и советов, помня об универсальном адвокатском правиле «не навреди».
Желаю коллегам-адвокатам быть всегда успешными в деле защиты интересов доверителей, придумывать и внедрять в практику эффективные инструменты такой защиты, и, конечно же, почаще делиться своими наработками и профессиональными успехами с другими юристами.

(см. текст в предыдущей редакции)

1. Следователь является должностным лицом, уполномоченным в пределах компетенции, предусмотренной настоящим Кодексом, осуществлять предварительное следствие по уголовному делу.

2. Следователь уполномочен:

1) возбуждать уголовное дело в порядке, установленном настоящим Кодексом;

2) принимать уголовное дело к своему производству или передавать его руководителю следственного органа для направления по подследственности;

3) самостоятельно направлять ход расследования, принимать решение о производстве следственных и иных процессуальных действий, за исключением случаев, когда в соответствии с настоящим Кодексом требуется получение судебного решения или согласия руководителя следственного органа;

4) давать органу дознания в случаях и порядке, установленных настоящим Кодексом, обязательные для исполнения письменные поручения о проведении оперативно-розыскных мероприятий, производстве отдельных следственных действий, об исполнении постановлений о задержании, приводе, об аресте, о производстве иных процессуальных действий, а также получать содействие при их осуществлении;

4.1) давать следователю, дознавателю или органу дознания в порядке, предусмотренном статьей 189.1 настоящего Кодекса, обязательное для исполнения письменное поручение об организации участия в следственном действии лица, участие которого в данном следственном действии признано необходимым;

(п. 4.1 введен Федеральным законом от 30.12.2021 N 501-ФЗ)

5) обжаловать с согласия руководителя следственного органа в порядке, установленном частью четвертой статьи 221 настоящего Кодекса, решение прокурора об отмене постановления о возбуждении уголовного дела, о возвращении уголовного дела следователю для производства дополнительного следствия, изменения объема обвинения либо квалификации действий обвиняемых или пересоставления обвинительного заключения и устранения выявленных недостатков;

(пп. 5 в ред. Федерального закона от 02.12.2008 N 226-ФЗ)

(см. текст в предыдущей редакции)

6) осуществлять иные полномочия, предусмотренные настоящим Кодексом.

3. В случае несогласия с требованиями прокурора об устранении нарушений федерального законодательства, допущенных в ходе предварительного следствия, следователь обязан представить свои письменные возражения руководителю следственного органа, который информирует об этом прокурора.


Должностным лицом, которое занимается расследованием преступлений в правоохранительных органах, является следователь. Он определяет причастность субъекта к совершенному преступлению, выявляет мотивы и обстоятельства совершенного противоправного деяния. Объединив воедино все имеющиеся доказательства и факты, анализирует их, выдвигает версии и определяет, кто является потерпевшим, а кто обвиняемым.

Статус следователя

правовой статус

Правовой статус следователя в уголовном процессе определяется Уголовно-процессуальным кодексом. Согласно этому правовому документу, он относится к категории должностных лиц, осуществляющих предварительное следствие и другие функции в рамках уголовного дела. Специалисты данного профиля состоят на службе в Следственном комитете, Федеральной службе безопасности, правоохранительных органах, прокуратуре, а также службе по контролю за оборотом наркотиков.

Данный статус позволяет осуществлять свою деятельность, руководствуясь законодательством Российской Федерации, от имени и в интересах государства и его граждан. Также статус следователя в уголовном процессе регламентируется Конституцией РФ, нормативно-правовыми актами, международными договорами, которые прошли процесс ратификации в установленном порядке.

Полномочия

функция доказывания

В уголовном процессе следователь уполномочен выполнять действия, которые определены российским законодательством. Они заключаются в возбуждении уголовного дела, его предварительном расследовании, а также возобновлении процессуальных действий по вновь открывшимся обстоятельствам дела либо при появлении в нем новых доказательств или фактов.

Независимо от того, к какой структуре органов власти относится следователь, он должен четко следовать букве закона. Для вынесения постановления ему отводится не так много времени. Необходимо в короткие сроки выявить круг виновных лиц, определить процессуальные меры для пресечения ими попыток укрыться от наказания, определить степень вины каждого участника (если их несколько). Поэтому роль следователя в уголовном процессе чрезвычайно важна.

Основное его полномочие - привлечь к ответственности именно виновное лицо, которое действительно совершило противоправное действие. По этой причине расследование любого уголовного материала должно осуществляться не только с позиции обвинения, но и с позиции защиты прав и интересов лиц, которые пострадали от совершенного преступления, а также защиты прав подозреваемого. Пока его вина не доказана, он не является преступником. Роль следователя заключается в обеспечении соблюдения интересов и прав личности от необоснованного, незаконного осуждения и обвинения.

На практике довольно сложно определить все полномочия следователя, поскольку они распространяются на разные аспекты УПК. Однозначно то, что их круг может быть гораздо шире.

Права следователя

следователь в уголовном процессе

В рамках проведения предварительного следствия права следователя в уголовном процессе заключаются в следующем:

  • Возбуждение уголовного дела с вынесением соответствующего постановления.
  • Принятие дела или направление его вышестоящему руководству.
  • Контроль и управление ходом расследования, проведение следственных мероприятий (за исключением случаев, когда для этого необходимо получение разрешения суда или руководства следственного органа).
  • Право отдавать в письменном виде органам дознания ряд поручений, касающихся выполнения следственных оперативно-розыскных действий, связанных с задержанием, арестом, приводом и иными мероприятиями.

Все запросы и требования, которые выносятся следователем в процессе расследования преступления, должны быть приняты к исполнению гражданами, организациями, учреждениями и должностными лицами.

Если в ходе расследования становится ясно, что открываются обстоятельства, не относящиеся к расследуемому делу, то следователь может выделить материалы в отдельное производство. Для этого выносится постановление, а затем все полученные данные передаются вышестоящему руководителю того следственного органа, в подчинении которого находится следователь.

Должностные полномочия с правовой точки зрения

Процессуальное положение следователя в уголовном процессе определяется ст.5 п.41 УПК Российской Федерации, где значится, что этот сотрудник является должностным лицом, которое правомочно осуществлять мероприятия по предварительному следствию. Однако необходимо помнить о требованиях к соблюдению следователями и дознавателями в уголовном процессе своих обязанностей.

В рамках имеющегося уголовного дела сотрудник данной категории должности выступает как самостоятельное лицо, наделенное определенными функциями и правами, закрепленными на законодательном уровне. Подобная свобода действий не остается без соответствующего контроля. Речь идет не только о непосредственном начальнике, но и о прокуроре, судье. На своем уровне они могут проверить вынесенное следователем постановление, обвинительное заключение, поставить под сомнение вопрос об ответственности должностного лица.

Данные меры необходимы, чтобы исключить риск предвзятости следователя и для недопущения отклонения им от процессуальных норм.

Круг обязанностей

В рамках действующего законодательства правовое положение следователя в уголовном процессе накладывает ряд обязанностей, которые необходимо неукоснительно соблюдать:

Также в число обязанностей следователя входит рассмотрение всех заявлений, которые поступили по ходатайству от участников процесса в рамках расследования уголовного дела. Если у обвиняемого лица имеются несовершеннолетние дети, он обязан отдать их на попечение родственникам либо в специализированное государственное учреждение. Имущество, которое осталось без внимания, также должно быть сохранено, для чего предпринимаются определенные меры (например, опечатывание недвижимого имущества).

Данные о ходе расследования, результатах экспертиз и прочих сведений, относящихся к рассматриваемому делу, являются секретными и не подлежат огласке. Следователь должен воздержаться от дачи каких-либо комментариев в средствах массовой информации или социальных сетях. Все, что касается результатов и хода предварительного расследования в отношении несовершеннолетних, деталей личной жизни участников расследования, также не подлежит огласке. Исключительными являются случаи, когда разглашаемые данные могут быть озвучены третьим лицам (если это не противоречит интересам следствия), не нарушают права и законные интересы участников судопроизводства по уголовному делу.

Виды функций, выполняемых следователем

полномочия следователя

Согласно статье 15 УПК РФ, следователь выполняет функции защиты, обвинения и разрешения уголовного дела. Теоретически их исполняют разные участники процесса. В ходе доказывания положение следователя в уголовном процессе обязывает его также определить обстоятельства, указывающие на смягчение наказания, исключающие наказуемость и преступность деяния обвиняемого. Основываясь на своем личном опыте и внутренних убеждениях, следователь должен руководствоваться не только совестью, но и действующим законом.

Вышеописанные функции призваны обеспечить правовое движение и рассмотрение уголовного дела. В процессе защиты устанавливается факт невиновности или возможность смягчения вины обвиняемого. Это необходимо, чтобы к ответственности были привлечены только виновные лица. Функция обвинения заключается в предъявлении обоснованных и доказанных фактов, которые прямо указывают на причастность обвиняемого к совершенному преступлению. Если говорить о разрешении уголовного дела, то тут речь идет не о правосудии, а лишь о возможности прекратить следственные действия.

Функция защиты

Стоит отдельно рассмотреть данную функцию, так как ее значение и вес в рамках уголовного расследования на данный момент значительно возросли и окрепли. Следователь как участник уголовного процесса должен помнить о том, что он руководствуется не только правом выдвигать обвинение, но и необходимостью определить, является ли обвиняемый причастным к рассматриваемому преступлению. Для этого в нормах Уголовно-процессуального кодекса имеются статьи, которые позволяют прекратить дело, если не было найдено соответствующего подтверждения в части предъявленного обвинения.

Статьи российской Конституции содержат нормы, указывающие на то, что обвиняемый имеет право на защиту своих интересов. Полномочия следователя обязывают его всесторонне изучить материалы дела и определить степень вины обвиняемого, выяснить наличие обстоятельств, которые можно квалифицировать как смягчающие или отягчающие.

Бывают случаи, когда люди сознательно берут на себя вину за преступление, которого не совершали. Мотивы таких действий могут быть разные - обещанное настоящим преступником вознаграждение, угрозы, желание избавить от наказания какое-либо лицо (например, мать старается спасти от тюрьмы сына). Задача следователя состоит не в том, чтобы предавать суду оговаривающего себя человека, а выявить факты, разоблачающие настоящего виновника.

Часто такому сотруднику, исследуя обстоятельства дела, приходится выполнять роль и следователя, и дознавателя. В уголовном процессе большая часть их функций похожа. Они вместе участвуют в процессе выявления обстоятельств совершенного преступления. Разница заключается в том, что дознаватель не участвует в процессе привлечения к ответственности подозреваемого и не выносит обвинительное заключение по окончании расследования.

Обвинение и разрешение уголовного дела

уголовное дело

Несмотря на то, что в настоящее время к роли следователя в уголовном процессе относятся как к стороне обвинения, он должен изучать материалы дела всесторонне, без предвзятости. Он изучает обстоятельства преступления как со стороны обвинения, так и со стороны защиты, выступая третьим незаинтересованным лицом, которое объективно может оценить всю ситуацию.

Вынесение обвинительного заключения является сигналом к тому, что процесс сбора доказательств, расследования и выявления всех обстоятельств дела подошел к логическому заключению, а материал готов для передачи в суд. Окончательный вердикт выносит судья. В уголовном процессе следователь хоть и наделен широкими полномочиями, однако должен понимать, что принимать решение о виновности может только судебный орган либо суд присяжных.

Функция доказывания

доказывание в уголовном деле

Основная функция следователя в уголовном процессе - собрать все доказательства, которые могли бы указать на виновность субъекта. Существует определенный порядок, который регламентирует сбор и фиксацию полученной информации. Если этого не сделать, то доказательства, не закрепленные либо оформленные с нарушением процессуальных норм, не смогут быть приняты ко вниманию в судебном процессе. Документ, который содержит в себе полученные данные, называется протокол. В исключительных случаях заменить его может кино- и фотосъемка, видео- и аудиофиксация.

Следователь не должен скрывать обстоятельства дела, которые указывают на невиновность подозреваемого или обвиняемого лица. При открытии обстоятельств, указывающих на невиновность подозреваемого, он должен предпринять все меры по прекращению уголовного преследования в отношении данного гражданина или группы лиц.

В процессе выполнения доказательной функции следователю необходимо определить:

  • События совершенного преступления (например, выяснить способ, место и время).
  • Определить виновное лицо, его личность, мотивы и форму вины.
  • Уточнить обстоятельства, указывающие на возможность смягчения вины или факты, которые ее исключают.
  • Выяснить, имеются ли отягчающие обстоятельства.

Фактически следователь, как и дознаватель, в течение всего процесса расследования уголовного дела активно участвует в собирании доказательств. Для этого он может привлекать экспертов с целью получения независимых и квалифицированных заключений. Также к сбору доказательств относится допрос свидетелей, потерпевшего, обвиняемого, поиск улик.

Самостоятельность в процессуальной деятельности

самостоятельность следователя в уголовном процессе

В отличие от дознавателя, процессуальная самостоятельность следователя в уголовном процессе несколько больше. Несмотря на то, что он не может самостоятельно принимать решение относительно мер розыскного характера, этот специалист может отдать соответствующее поручение, которое должно быть исполнено.

В процессе изучения норм процессуального права нужно обратить внимание на то, что в настоящее время следователь как участник уголовного процесса не обладает полной самостоятельностью. Это далеко не всегда сказывается положительно на результатах расследования. Необходимость во всем подчиняться вышестоящему начальнику, согласовывать с ним каждый свой шаг, оформлять множество актов, справок и других документов существенно ограничивают самостоятельность следователя в уголовном процессе и отвлекает его от расследования.

Большинство юристов из тех, кто работает в уголовной сфере, многократно слышали фразу, что следователь процессуально независимое лицо. При этом все понимают, что это не совсем так или совсем не так.

Принцип процессуальной независимости провозглашен в законе, так в ст. 38 УПК РФ указано, следователь уполномочен самостоятельно направлять ход расследования, принимать решение о производстве следственных и иных процессуальных действий. Кроме того, следователь является субъектом оценки доказательств, который делает это по своему внутреннему убеждению, основанному на совокупности имеющихся в уголовном деле доказательств, руководствуясь при этом законом и совестью (ст. 17 УПК РФ).

Ознакомившись с приведенными положениями закона, сторонний наблюдатель и в правду может сделать вывод о том, что следователь является независимым участником процесса, уполномоченным проводить расследование, собирать доказательства, оценивать их и в итоге самостоятельно принимать процессуальное решение.

Однако идем далее, смотрим ст. 39 УПК РФ (руководитель следственного органа) и мы видим, что независимость следователя это только красивая декларация и не более того. Так, руководитель следственного органа вправе отменять незаконные или необоснованные постановления следователя, то есть абсолютно любое решение «процессуально независимого следователя» может быть отменено. Далее руководитель вправе давать следователю указания:

- о направлении расследования, производстве отдельных следственных действий;

- о привлечении лица в качестве обвиняемого;

- об избрании в отношении подозреваемого, обвиняемого меры пресечения;

- о квалификации преступления и об объеме обвинения.

Данные указания обязательны для следователя, в этой связи непонятно о какой независимости следователя может идти речь. Более того какая может быть свобода оценки доказательств, если руководитель уполномочен давать указание и о привлечении в качестве обвиняемого, и о квалификации преступления, и об объеме обвинения.

То есть если следователь считает, что доказательств для предъявления обвинения недостаточно, его мнение особо ничего не значит, если руководитель считает по-другому. Руководитель также определит и квалификацию преступления, и объем обвинения. Как Вам такая независимость? При этом постановление о привлечении в качестве обвинения будет подписано следователем. Как Вам такая свобода оценки доказательств?

Я здесь перечислил только часть полномочий руководителя следственного органа, которых уже достаточно, чтобы перечеркнуть всю «процессуальную независимость» и «свободу оценки доказательств» следователя, в действительности же их гораздо больше.

Правда в законе есть оговорка, что следователь вправе обжаловать указания руководителя, но только вышестоящему руководителю и без приостановления их выполнения. Но только ситуацию это никаким образом не меняет. Все равно последнее слово за руководителем только уже другого уровня. Если честно я хотел бы увидеть, как такое обжалование выглядит в реальной жизни, мне кажется это зверь вымирающий, а точнее мертворожденный.

Более того на практике руководителю не требуется утруждать себя какими-то письменными указаниями, зачем ему брать на себя ответственность за принятые решения, устного распоряжения уже достаточно. А если какой-то ретивый следователь вдруг посмеет их потребовать, то управа на него быстро найдется, здесь можно и нагрузку перераспределить и привлечение к дисциплинарной ответственности в арсенале руководителя имеется, и еще множество рычагов давления.

Для того чтобы понять откуда взялась ныне действующая система нужно обратиться к истории.

Современная система уголовного судопроизводства берет свое начало с 1864 года с принятием знаменитых судебных уставов, в том числе и Устава уголовного судопроизводства. Практически единогласно в ученом сообществе признано, что указанный нормативный акт является величайшим достижением и во многом до сих пор непревзойденным. Устав передал функцию предварительного следствия от полиции суду. Появляется специальная должность судебного следователя, который находится под ограниченным надзором прокурора, как указано в Уставе «наблюдением» и естественно под надзором суда. Никаких руководителей у судебного следователя не имеется, никаких обязательных для исполнения указаний не предусмотрено. По окончанию расследования дело направляется прокурору, который вправе вернуть дело на доследование. Окончательное решение по делу принимается судом: приостановление, прекращение, придание обвиняемого суду.

Данная модель имеет в своей основе французский уголовный процесс, где и в настоящее время сохранилось судебное предварительное следствие, которое осуществляет следственный судья. Судебный следователь (следственный судья) это и есть судья в нашем классическом понимании, имеющий соответствующий статус, но на которого возложено осуществление функции предварительного следствия. При такой системе не может быть никаких следственных органов, есть только судебные органы, не может быть строгой иерархии, централизации, отношений начальник-подчиненный.

После Октябрьской революции 1917 года картина начинает резко меняться. В 20-х годах (УПК РСФСР 1923 г.) следователь сначала переходит полностью под прокурорский надзор, а затем и вовсе становится следователем прокуратуры. Следователь становиться частью централизованной системы органов прокуратуры. Идет процесс слияния следствия и полицейского дознания. Затем появляются следственные аппарат в органах государственной безопасности и органах внутренних дел, который берет на себя расследование основной массы преступлений. Таким образом, происходит окончательное переформатирование следователя из судьи в полицейского чиновника. От судебных истоков у следователя остается только специально звание с приставкой «юстиции» и не более того.

Сформированная в СССР система органов предварительного расследования с косметическими изменениями функционируют до настоящего времени. В современной России каким-либо значимым изменением можно считать кардинальное сокращение надзорных полномочий прокурора, ликвидацию следователей в прокуратуре и создание на их базе Следственного комитета. Однако данные изменения никаким образом не изменили статус следователя и степень его независимости, была только создана аппаратно-бюрократическая независимость следственных органов от прокуратуры и не более того.

Для чего следователю нужна независимость, для того же зачем нужна независимость и судье, для справедливого и беспристрастного рассмотрения дела. Следователь, как и суд, проводит следствие, оценивает доказательства, принимает решение о виновности и невиновности, о наличии или отсутствии состава и события преступления и т.д. По своей сути следователь это «мини-судья» призванный упростить работу суда, отфильтровать его от лишней работы и несущественных деталей, тем самым, используя более упрощенную форму производства, экономить время и ресурсы суда. При этом предварительное расследование остается стадией судопроизводства, но в современных условиях фактически осуществляется полицейскими органами исполнительной власти.

Без независимого следствия и независимого суда не могут быть достигнуты цели уголовного судопроизводства указанные в ст. 6 УПК РФ:

1) защита прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступлений;

2) защита личности от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения ее прав и свобод.

Уголовное преследование и назначение виновным справедливого наказания в той же мере отвечают назначению уголовного судопроизводства, что и отказ от уголовного преследования невиновных, освобождение их от наказания, реабилитация каждого, кто необоснованно подвергся уголовному преследованию.

При этом, когда я говорю о независимом следствии, я имею ввиду независимого следователя, а не независимый следственный орган. По закону следствие производит не следственный орган, а следователь. Независимость же следственного органа никак на независимость конкретного следователя не влияет, просто меняется лицо, от которого он зависит.

По моему скромному мнению это довольно очевидный факт, в этой связи возникает вопрос, по какой причине была ликвидирована независимость предварительного следствия. Я думаю, что для многих это тоже очевидно.

В советское время этот механизм было необходим для проведения политических репрессий и реализации воли руководства государства. Указание высшего руководства может быть быстро передано по цепочке сверху-вниз, которое также быстро могло быть исполнено. Однако практика показала, что для массовых репрессий и этот механизм оказался достаточно сложным, поэтому принималось множества экстраординарных норм направленных на упрощение производства.

В современной России нужно признать данные задачи не отпали, плюс к этому уголовное преследование стало инструментом политической бюрократической борьбы и экономической конкуренции. Зачастую эти задачи решаются как раз на стадии предварительного расследования и впоследствии такие дела даже не доходят до суда, поскольку цели, ради которых они возбуждаются, достигаются уже на данной стадии и не какой необходимости направлять их в суд, не имеется.

Кроме того, нужно отметить, что наличие централизованных бюрократических органов порождает за собой вал статистической отчетности, без которой такие органы не могут функционировать. Учитывая сферу, в которой данные органы работают, это очень печально сказывается уже на более широкой категории граждан. Статистические показатели и необходимость их достижения кардинально искажает смысл существования следственных органов и реализуемых ими функций в глазах сотрудников этих органов. Изменяется приоритет целей, достижение статистических показателей, а не реализация назначения уголовного судопроизводства, становится единственной задачей, которая стоит перед следователями.

Констатируя вышеуказанные проблемы, нужно отдавать себе отчет, что в ближайшее время они не будут решены, их решение даже не стоит на повестке дня. Все меры, которые обсуждаются, например предложение о введение следственного судьи, который будет осуществлять судебный надзор за следствием, не могут изменить сложившуюся ситуацию, это как говориться «мертвому припарки».

Ситуация может поменяться только при кардинальных сдвигах не только в сфере уголовного судопроизводства, но и во всей политико-правовой системе страны, когда защиты прав и свобод человека станет не декларативной, а реальной целью нашего государства.

Перед современной Россией стоит нерешенный вопрос о статусе следователя в системе правоохранительных органов. Во время разделения Прокуратуры и Следственного комитета в 2011 году было объявлено, что теперь следователи действительно станут независимыми и, соответственно, смогут объективно и всесторонне расследовать уголовные дела, без давления постороннего органа. Действительно, следователь должен быть независимым, так как он фактически является центральной фигурой уголовного процесса, ведь именно следственный работник должен воссоздать картину совершенного преступления, собрать обвинительные и оправдательные доказательства, обличить виновных и отсеять невиновных. Но стали ли следователи по-настоящему независимыми после реформы 2011 года? На этот и другие вопросы мы постараемся ответить в этой статье.

Статус следователя до реформ Наполеона

Обратимся к истории. Для начала стоит разобраться, каким был следователь до революционных изменений, которые были введены после Великой Французской Революции во время правления Наполеона Бонапарта. Уголовный процесс того времени можно описать следующей фразой: «всякий судья есть одновременно генеральный прокурор», на которого при этом возлагались и функции защиты, по крайней мере в теоретической плоскости.

Иначе говоря, все основные уголовно-процессуальные функции — обвинения, защиты и разрешения дела — были сосредоточены в руках судьи-следователя (ни о каких сторонах речи и не шло). Такую систему уголовного процесса называли инквизиционной, а во главе угла стояли тайность, письменность и несостязательность. Также в это время применялась формальная теория доказательств, что подразумевало под собой деление доказательств на явные, несовершенные, а также на полудоказательства. Это означало, что судья-следователь «слагал» доказательства и выносил решение по уголовному делу. Отсюда же и пошли знаменитые формулы testis unus testis nullus (один свидетель — не свидетель) или confessio est regina probatiorum (признание — царица доказательств). В ряде случаев судья-следователь даже получал право на пытки.

Как мы видим, до событий 1791 г. во Франции, следователь выполнял все функции, которые ныне выполняет судья, прокурор и защитник, что, конечно, ставило под сомнение его объективность.

Статус следователя после реформы 1864 года в России

У многих слово «инквизиция» ассоциируется с пытками, кострами и прочими не гуманными явлениями, хотя в действительности данная система уголовного процесса подарила нам ряд выдающихся юридических конструкций, как, например, учение о следственном действии или конструкция favor defensionis (благоприятствования защите). В связи с этим, после французской буржуазной революцией, перед французами встанет вопрос: что делать дальше? Как конструировать уголовный процесс? Создатели самого первого уголовно-процессуального кодекса столкнулись с дилеммой: как совместить достижения Великой французской революции с многовековыми традициями французского инквизиционного процесса. В результате и появилась так называемая смешанная система, которую стоит признать наиболее разработанной и совершенной (даже на сегодняшний день). Основная идея данной системы заключается в том, чтобы подчинить предварительное расследование инквизиционным началам (тайность, письменность и несостязательность), а судебное разбирательство — началам обвинительно-состязательным (гласность, устность и состязательность), найдя разумный компромисс между двумя моделями. Произошел отказ от теории формальных доказательств и переход к свободной оценке доказательств судьей по внутреннему убеждению (более подробно — здесь).

Эту же систему, одной из первой в Европе, и восприняла Россия, где был разработан Устав уголовного судопроизводства 1864 г. Вот как вспоминал это событие Анатолий Федорович Кони, который является одной из наиболее значимых фигур российской юриспруденции:

Им (казанскому обществу, прим.ред.) было неведомо и непонятно то восторженное настроение, с которым молодые судебные деятели приступали к святому делу реформы, когда интересовала каждая мелочь, когда волна солидарного одушевления делала всякую работу приятной и когда поэтому, говоря словами поэта, “каждый гвоздик вбивался с любовью”.

Одним важнейших достижений Устава является передача компетенции по производству предварительного следствия от полиции суду, в лице специального судебного следователя, входившего в состав судебного ведомства. Если же говорить о такой фигуре, как дознаватель, то это подчиненный прокурору (следователю) чиновник (чаще всего сотрудник полиции, то есть он относится к административным органам), задачей которого является сбор материалов для принятия прокурором (следователем) решения о передаче материалов о возможном преступлении судебной власти.

Таким образом, следователь в России получил реальную независимость, став частью судебного корпуса. Конечно, за судебным следователем осуществлялся прокурорский надзор, но его независимость в действительности никак не ограничивалась, скорее наоборот, такой надзор являлся дополнительной гарантией защиты прав обвиняемого, а также это было оказанием помощи защитнику.

Следователь в СССР

После октябрьской революции 1917 года произошли существенные изменения в правовой системе страны, это не могло не коснуться уголовного процесса и, в частности, статуса следователя. Уже Декрет “о суде” от 24 ноября 1917 г. официально упразднил все судебные учреждения «старого режима» (судебных следователей, окружные суды, судебные палаты, Правительствующий Сенат), институты прокурорского надзора и адвокатуры, а также приостановил деятельность мировых судей, предполагая их преобразование в местные суды. Более подробный Декрет “о суде” № 2 от 22 февраля 1918 г., содержавший уже некоторые очертания нового уголовного процесса, уточнил, что Судебные уставы 1864 г. продолжают применяться при рассмотрении уголовных дел, но лишь в той мере, в какой они «не отменены декретами» советской власти и «не противоречат правосознанию трудящихся классов» (п. 8). Следует иметь в виду, что в первые годы советской власти были созданы две параллельные системы судов: общие суды, о нормативной базе деятельности которых речь шла выше, и особые суды в виде революционных трибуналов, рассматривавших дела о наиболее опасных, с точки зрения советской власти, преступлениях, характеризовавшихся в качестве «контрреволюционных».

Предварительное расследование в 1920-ых годах сильно изменилось: если в начале десятилетия следователи еще оставались при судах, то уже к концу 20-х следственный аппарат оказался в составе прокуратуре. Именно в этот период начала формироваться советская конструкция несудебного «прокурорского» предварительного следствия, стирающая грань между следствием и дознанием, где следователь утрачивал независимость, а центральную роль играл уже прокурор. Таким образом, следователь, вплоть до 2011 года оставался прокурорским работником.

Современный следователь

Итак, мы определили, что наиболее эффективной является концепция судебного следователя. Теперь стоит проанализировать статус современного работника следственного аппарата.

Так, в соответствии с п. 41 ст. 5 УПК РФ, «следователь является должностным лицом, уполномоченным в пределах компетенции, предусмотренной УПК РФ, осуществлять предварительное следствие по уголовному делу». Одним из наиболее спорных решений законодателя является то, что следователь, в соответствии с п. 47, 55 ст. 5 УПК РФ, является стороной обвинения. При этом, УПК РФ в ряде случаев обязывает следователя осуществлять действия, которые точно нельзя назвать обвинительными, к примеру, он обязан собирать не только обвинительные доказательства, но и доказательства об обстоятельствах, исключающих преступность и наказуемость деяния (оправдательные доказательства), что вытекает из ст. 73, 85 и 86 УПК РФ. Конституционный Суд, в одном из своих решений, обоснованно обращает внимание на особый процессуальный статус следователя (а также дознавателя и прокурора). Особенность этого статуса заключается в том, что он позволяет перечисленным участникам осуществлять действия по защите прав обвиняемого и подозреваемого, выходящие за рамки возложенной на них функции уголовного преследования. При этом, следует учитывать, что в рамках предварительного расследования сторон нет в принципе, они появляются только во время судебного разбирательства, поэтому императивное отнесение следователя к стороне обвинения не выглядит логичным решением и не соответствует действительности.

Если же обратиться к вопросу декларируемой самостоятельности следователя, то даже в процессуальном смысле это не так. В УПК РФ есть фигура руководителя следственного органа, который проверяет и одобряет все действия подчиненных ему следователей. При этом, следователя также контролирует прокурор и суд. В теории уголовного процесса есть концепция, в соответствии с которой для реализации независимости следователя ему нужно дать статус специального судьи, которого может контролировать только вышестоящий суд (такой подход до сих пор актуален во Франции).

Заключение

Как видно из вышеизложенного, на данный момент ситуация со статусом следователя в России является неразрешенной, находящейся в промежуточном состоянии. Законодатель должен четко решить вопрос о том, какова процессуальная природа того, что закон называет предварительным следствием: это классическая судебная деятельность, либо не менее классическое прокурорское дознание? В современной России, как видно, полномочия следователя и дознавателя во многом аналогичны при некотором различии в объеме «процессуальной несамостоятельности». Бо́льшая самостоятельность следователя проявляется в том, что решения прокурора для дознавателя — обязательны, а следователь, через руководителя следственного органа, может не выполнять распоряжения прокурора (т.е. по факту разницы нет). Причина такого положения дел — в уже упомянутой реформе судоустройства конца 20-х — начала 30-х годов прошлого века, которой сопутствовал отход от традиционной концепции судебного следствия. В результате российский дознаватель обрел целый ряд явно несвойственных ему полномочий, его функции деформировались, а полицейская составляющая уголовного процесса усилилась. Хочется закончить еще одной цитатой А.Ф. Кони:

По мере удаления от события человеческая мысль незаметно для самой себя переходит от шаткого “так могло быть” к определенному “так должно было быть” и к положительному «так было.

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: