Принцип объективной судебной истины гражданский процесс

Обновлено: 07.12.2022

В окончательной форме ясно и четко данный принцип был сформулирован в ГПК РСФСР, который был введен в действие с 01.09.1923 постановлением ВЦИК от 10.07.1923. Статья 5 ГПК РСФСР 1923 года устанавливала: «Суд обязан всемерно стремиться к уяснению действительных прав и взаимоотношений тяжущихся, почему, не ограничиваясь представленными объяснениями и материалами, он должен, посредством предложенных сторонам вопросов, способствовать выяснению существенных для разрешения дела обстоятельств и подтверждению их доказательствами, оказывая обращающимся к суду трудящимся активное содействие к ограждению их прав и законных интересов, дабы юридическая неосведомленность, малограмотность и подобные тому обстоятельства не могли быть использованы им во вред».

В учебнике А.Ф. Клейнмана 1954 года принцип объективной истины уже позиционируется как самостоятельный принцип гражданского процесса, хотя ему уделяется не так много внимания, как другим принципам: «Принцип объективной истины состоит в том, что суд при разбирательстве и разрешении дела должен ставить своей целью установить фактические обстоятельства, имевшие место в действительности, должен всемерно стремиться к выяснению действительных взаимоотношений сторон, а судебное решение должно основываться на достоверно установленных, т.е. доказанных обстоятельствах дела».

Данный принцип относится к категории функциональных принципов (определяет функционирование суда и участников процесса, их процессуальную деятельность).

Часть 2 статьи 12 ГПК РФ: суд, сохраняя независимость, объективность и беспристрастность, осуществляет руководство процессом, разъясняет лицам, участвующим в деле, их права и обязанности, предупреждает о последствиях совершения или несовершения процессуальных действий, оказывает содействие лицам, участвующим в процессе, в реализации их прав, создает условия для всестороннего и полного исследования доказательств, установления фактических обстоятельств и правильного применения законодательства при рассмотрении и разрешении гражданских дел.

Установление объективной истины, действительных обстоятельств дела - задача гражданского судопроизводства, а в большинстве случаев - и объективный результат рассмотрения конкретных гражданских дел. На это направлен весь строй гражданского процесса. Стороны и другие лица, участвующие в деле, обладают комплексом процессуальных прав и обязанностей, реализация которых содействует установлению действительных обстоятельств дела.

Принцип диспозитивности проявляется в возможности выбора вариантов поведения. Участники гражданских правоотношений сами решают, вступать или не вступать в правоотношение, определяют свои права и обязанности, устанавливают пределы ответственности в случае невыполнения обязанностей, решают вопрос, обращаться ли в суд за судебной защитой и т.п. Они обязаны только не нарушать при этом императивные нормы гражданского права. 9.

Принцип состязательности относится к числу основополагающих принципов гражданского процессуального права, соблюдение которого создает необходимые предпосылки для правильного рассмотрения и разрешения гражданских дел. Принцип состязательности закрепляет активность сторон и других участвующих в деле лиц в доказательственной деятельности. Согласно ст. 179 ГПК, каждая сторона должна доказать факты, на которые она ссылается как на основание своих требований или возражений.

Гражданские дела во всех судах рассматриваются на основе состязательности и равенства сторон в процессе. В споре между собой стороны обязаны добросовестно пользоваться принадлежащими им материальными и процессуальными правами и исполнять процессуальные обязанности.

Обязанность представить необходимые для установления истины по делу доказательства лежит на сторонах, третьих лицах и других юридически заинтересованных в исходе дела лицах. Для всестороннего, полного, объективного выяснения всех обстоятельств, имеющих существенное значение для правильного рассмотрения и разрешения дела, суд содействует указанным лицам по их ходатайству в истребовании доказательств, когда представление таких доказательств для них невозможно.

Собранным по делу доказательствам суд должен дать надлежащую оценку. Как указано в ст. 241 ГПК, суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном и объективном исследовании в судебном заседании всех входящих в предмет доказывания фактов, руководствуясь при этом только законом. Каждое доказательство оценивается судом с точки зрения относи-мости, допустимости и достоверности, а все доказательства в совокупности — также с точки зрения достаточности для разрешения дела. Ни одно из доказательств не имеет для суда заранее установленной силы.

Принцип выяснения действительных обстоятельств дела определяет цель судебного доказывания в гражданском процессе, конкретизирует предусмотренные ст. 5 ГПК задачи гражданского судопроизводства.

Под истиной в гражданском процессе понимается верное суждение судьи (судей) о действительно фактических об­стоятельствах по делу в их правовой оценке. Установление фак­тов предшествует акту применения нормы (норм) права.

Законодательство о гражданском судопроизводстве предусмат­ривает перечень доказательств, с помощью которых устанавлива­ются фактические обстоятельства, порядок их представления, ис­требования, правила оценки доказательств. В интересах реализа­ции принципа объективной истины, в качестве его гарантии установлена обязанность суда осуществлять руко­водство гражданским процессом. Суд, сохраняя независимость, объективность и беспристрастность, осуществляет руководство процессом, разъясняет лицам, участвующим в деле, их права и обязанности, предупреждает о последствиях совершения или не­совершения процессуальных действий, оказывает лицам, участву­ющим в деле, содействие в реализации их прав, создает условия для всестороннего и полного исследования доказательств, уста­новления фактических обстоятельств и правильного применения законодательства при разрешении гражданских дел. Решение суда должно быть обоснованным (ст. 195 ГПК РФ).

Гарантией принципа объективной истины выступает норма об основаниях отмены или изменения решения суда в кассационном порядке. Неправильное определение обстоятельств, имеющих значение для дела, а также их недоказанность являются основа­ниями к отмене решения. Истина рождается в споре. Методом достижения истины в гражданском процессе выступает состязание сторон в условиях равноправия.

Принцип диспозитивности заключается в возможности участвующих в деле лиц, и в первую очередь сторон, распоряжаться своими материалами и процессуальными правами. Этот принцип определяет движение процесса по делу, переход его из одной стадии в другую. В соответствии с принципом диспозитивности возбуждение гражданского дела, определение предмета и основания иска, обжалование решения, обращение его к исполнению зависят от волеизъявления истца. Начало диспозитивности пронизывает все гражданское судопроизводство от возникновения конкретного гражданского дела до исполнительного производства. Заключение мирового соглашения определяется волей обеих сторон, а признание иска зависит от позиции ответчика. Стороны сами выбирают способы защиты. Суд без обращения к нему с иском (заявлением) заинтересованных лиц не возбуждает гражданского дела.

Заинтересованное лицо вправе в порядке, установленном законом, обратиться в суд за защитой нарушенных или оспариваемых прав или охраняемых законом интересов.

Свобода распорядительных действий сторон имеет некоторые пределы, т. е. ограничения, определяемые в интересах принципа законности.

Суд не принимает, в частности, признания иска ответчиком, не утверждает мирового соглашения сторон, если эти действия противоречат закону, правовым актам или нарушают права и охраняемые законом интересы других лиц.

1. ГПК РФ нигде не говорит об истине как принципе гражданского процессуального права. Отсутствие прямого указания на установление истины по гражданским делам совсем не означает, что современный суд ее не устанавливает. Судебное решение должно быть основано на установленной истине, на фактах, доказанных в судебном заседании.

Принцип законности в гражданском процессе означает, что при рассмотрении и разрешении судом отнесенных к его ведению дел должна строго соблюдаться установленная законодательством процессуальная форма деятельности, т.е. порядок определения лиц, участвующих в деле, возбуждения процесса, извещения и вызовов участников процесса, подготовки дела к судебному разбирательству, ведения судебного заседания, обжалования решения или определения, а также исполнения решения суда.

Правильному применению закона всегда предшествует процессуальная деятельность сторон по установлениюоснований возникновения, изменения или прекращения субъективных прав и обязанностей сторон, т.е. по установлению юридических фактов. Процесс познания включает в себя как установление фактов, с которыми стороны связывают возникновение, изменение или прекращение их права, так и правовую оценку установленных судом фактов. Спор сторон в исковом производстве чаще всего и сводится к установлению или отрицанию фактов, имеющих правовое значение по делу.

Если по конкретному делу суд не установил полно и верно фактических обстоятельств по делу, прав и обязанностей сторон, т.е. истины, то нельзя и принять законное действие.

Истинным называется суждение, в котором верно отражается объективная реальность.

Под истиной в гражданском процессе понимается верное суждение судьи (судей) о действительно фактических обстоятельствах по делу в их правовой оценке. Установление фактов предшествует акту применения нормы (норм) права.

Законодательство о гражданском судопроизводстве предусматривает перечень доказательств, с помощью которых устанавливаются фактические обстоятельства, порядок их представления, истребования, правила оценки доказательств (гл. 6 ГПК РФ). В интересах реализациипринципа объективной истины, в качестве его гарантии установлена обязанность суда осуществлять руководство гражданским процессом. Суд, сохраняя независимость, объективность и беспристрастность, осуществляет руководство процессом, разъясняет лицам, участвующим в деле, их права и обязанности, предупреждает о последствиях совершения или несовершения процессуальных действий, оказывает лицам, участвующим в деле, содействие в реализации их прав, создает условия для всестороннего и полного исследования доказательств, установления фактических обстоятельств и правильного применения законодательства при разрешении гражданских дел (ч. 2 ст. 12 ГПК РФ). Решение суда должно быть обоснованным (ст. 195 ГПК РФ).

Гарантией принципа объективной истины выступает норма об основаниях отмены или изменения решения суда в кассационном порядке. Неправильное определение обстоятельств, имеющих значение для дела, а также их недоказанность являются основаниями к отмене решения (п. п. 1, 2 ч. 1 ст. 362 ГПК РФ).

Истина рождается в споре. Методом достижения истины в гражданском процессе выступает состязание сторон в условиях равноправия.

2. Принцип юридической истины в арбитражном процессуальном праве выражен в содержании ст. ст. 65 - 66 и др. АПК РФ и представляет собой правило, согласно которому арбитражный суд разрешает подведомственные ему дела в пределах представленных сторонами доказательств.

Иногда данный принцип называют принципом формальной истины, имея в виду, что арбитражный суд не должен стремиться выяснить подлинные взаимоотношения сторон.

Ранее, до реформы 1991 - 1992 гг., в арбитражном процессе выделялся принцип объективной истины, когда государственный арбитраж был обязан принять все меры для установления истины по делу, прав и обязанностей сторон. Для установления объективной истины в процессе государственный арбитраж, а в гражданском процессе - суд общей юрисдикции (до реформы 1995 г.) должен был убедиться в существовании тех фактов, на которые ссылаются стороны в обоснование своих требований и возражений. При этом для государственного арбитража и суда общей юрисдикции было важно обеспечитьвсестороннее, полное и объективное исследование действительных обстоятельств дела, прав и обязанностей сторон.

В настоящее время в соответствии с принципом юридической истины арбитражный суд разрешает дело на основании представленных сторонами доказательств, суд не вмешивается в процесс доказывания, а лишь определяет, какие факты должны быть доказаны и какая сторона должна их доказать, т.е. распределяет между ними обязанности по доказыванию.

Принцип юридической истины взаимосвязан с принципом состязательности и определяет, что арбитражный суд теперь может отказать в удовлетворении иска, например за недоказанностью, а сам не будет принимать мер к установлению обстоятельств дела.

Из принципа юридической истины вытекают следующие требования:

- арбитражный суд исследует обстоятельства дела в пределах доказательственной информации, представленной сторонами;

- арбитражный суд не собирает по общему правилу по своей инициативе доказательств;

- в отдельных случаях арбитражный суд вправеистребовать доказательства по своей инициативе (ч. 5 ст. 66 АПК РФ);

- при отказе стороны от представления по требованию арбитражного суда письменного либо вещественного доказательства арбитражный суд вправе разрешить дело на основании имеющихся в деле доказательств.

Таким образом, судебная реформа меняет функции суда в процессе, превращая его больше в арбитра, чем в заинтересованного в установлении истины участника судебного процесса. Арбитражный суд исходит из тех доказательств, которые собраны самими сторонами, не вмешиваясь в процесс доказывания.

С момента принятия Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации (далее – ГПК РФ)[1], 2002 г., велись споры о существовании принципа объективной истины, так как прямо он не закреплен в нормах процессуального кодекса. Считается, что его существование вытекает из содержания ч. 2 ст. 12, ч. 2 ст. 56, ст. 57 ст. 59, ст. 62, ст. 64, ст. 67, ст. 79, ст. 148 ГПК РФ.

Главным способом достижения объективной истины в гражданско-процессуальном праве является доказывание. Так, в соответствии с ч. 2 ст. 12 ГПК РФ суд обязан осуществлять руководство процессом доказывания, начиная со стадии подготовки дела к судебному разбирательству и до конца его рассмотрения по существу. При этом суд, сохраняя независимость, объективность и беспристрастность, обязан создать условия для всестороннего и полного исследования доказательств и установления фактических обстоятельств с целью правильного применения законодательства при рассмотрении и разрешении гражданского дела[2]. На суд возлагается ряд обязанностей, которые выступают гарантией достижения истины по делу. Так, в соответствии со ст. 56 ГПК РФ суд определяет, какие обстоятельства имеют значение для дела, какой стороне подлежит их доказывать, выносит обстоятельства на обсуждение, даже если стороны на какие-либо из них не ссылались. Тем самым суд определяет предмет доказывания по делу. Кроме того, в соответствии со ст. 57 ГПК РФ на суд возлагается обязанность оказывать содействие лицам, участвующим в деле, в собирании и истребовании доказательств, если их представление затруднительно для этих лиц.

Существует много других норм ГПК РФ, которые также косвенно закрепляют принцип объективной истины: относимость доказательств (ст. 59 ГПК РФ), судебные поручения (ст. 62 ГПК РФ), обеспечение доказательств (ст. 64 ГПК РФ), оценка доказательств (ст. 67 ГПК РФ), назначение экспертизы (ст. 79 ГПК РФ)[3]. Также стоит отметить, что ст. 148 ГПК РФ называет такие задачи подготовки дела к судебному разбирательства, как: уточнение фактических обстоятельств; представление необходимых доказательств сторонами и другими лицами, участвующими в деле, что также способствует достижению объективной истины в судебном разбирательстве.

В последнее время дискуссия в отношении объективной истины снова считается открытой, но иначе формулируются вопросы: что есть объективная истина, принцип или цель гражданского судопроизводства?

Следует отметить, что в советском гражданском процессуальном праве не было такого вопроса, так как тогда было прямо закреплено, что под объективной истиной по делу понималось соответствие выводов суда действительным обстоятельствам дела (ст. 5 ГПК РСФСР 1923 г.)[4]. Обращенное к суду требование об установлении объективной истины и обязательность его выполнения рассматривается как принцип советского гражданского процессуального права. Согласно советской юридической теории объективная истина не только составляет содержание принципа, но и является целью процесса. В первом случае это - требование (правило), а во втором - сама истина[5].

В настоящее время ученые часто не разделяют понятия «принцип» и «цель», что представляется нам неправильным. Цель необходимо понимать как предмет стремления, то, что надо, желательно осуществить[6]. С определением понятия «принцип» все гораздо сложнее.

Если принципом считать «фундаментальные идеи» (которые допустимо смешивать с понятием «цель», на наш взгляд), то В.В. Ершов справедливо отмечает, что суд не может руководствоваться при вынесении судебных актов идеями[7]. Если же понимать под принципом права «основания всеобщей связи, отражающие объективные закономерности и сущность единой и многоуровневой системы форм национального и международного права, реализуемых в государстве, обеспечивающие предсказуемость, ожидаемость и единообразие правотворческих и правореализационных процессов»[8] или «теоретическое и практическое обобщение опыта, полученного на основе длительной и многообразной правотворческой и правореализационной деятельности, в результате которой выработаны средства правового регулирования общественных отношений, характеризующиеся максимальной универсальностью, высшей степенью императивности и абстрактности, объективно отражающие закономерные, существенные, типичные и системообразующие процессы в национальном и (или) международном праве»[9], то данный термин не будет синонимичен понятию «цель».

М.Ф. Гараева в своей работе пишет, что законодатель отказался от непосредственного закрепления принципа объективной истины, но это не означает, что данный принцип перестал существовать как таковой. Весь судебный процесс направлен на достижение истины. Хотя эта цель не всегда достижимая и достигаемая[10]. А.Ф. Клейман считает, что принцип объективной истины состоит в том, что суд при разбирательстве и разрешении дела должен ставить своей целью установить фактические обстоятельства, имевшие место в действительности, должен всемерно стремиться к выяснению действительных взаимоотношений сторон, а судебное решение должно основываться на достоверно установленных, т.е. доказанных, обстоятельствах дела[11]. В данных примерах мы видим смешение понятий «принцип» и «цель». Нам представляется это неправильным ввиду того, что данные термины имеют разные значения. Законодательство не должно содержать нормы, допускающие их двоякое толкование. Необходимо добиться единообразия толкования норм.

Иной позиции придерживается В.В. Ершов. Он считает, что в ГПК РФ теоретически обоснованно не закреплен «принцип» объективной истины, поскольку «объективная истина», а точнее – всестороннее и полное исследование доказательств, установление действительных фактических обстоятельств – цель судопроизводства, а не принцип процессуального права[12]. Цель, к которой необходимо максимально стремиться при рассмотрении споров. «Принцип» объективной истины в процессуальном праве в большей мере основываются на синтезированном подходе к праву, который в конечном итоге сводится к «размыванию» права неправовыми явлениями, неправом, например, целями, задачами[13].

Судебная практика не отрицает принципа объективной истины, однако одни и те же фактические обстоятельства в судебных актах толкуются двояко, т.е. стороны одни и те же факты воспринимают по-разному.

В качестве примера рассмотрим решение Санкт-Петербургского городского суда, в который обратился гражданин П. с жалобой об отмене принятых решений и прекращении производства по делу, указывая, что не было проведено всесторонне полное объективное и достаточное выяснение всех обстоятельств по делу, выводы о его виновности не основывались на доказательствах, способных достоверно подтвердить факт совершения им административного правонарушения. Инспектор ДПС не представил доказательств виновности П. Кроме того, в суд не представлен утвержденный в установленном порядке руководителем подразделения маршрут патрулирования либо постовая ведомость, т.е. не подтверждена обязанность инспектора ОБ ДПС ГИБДД А.А. находиться в указанном месте в указанное время и рассматривать дела об административных правонарушениях.

Свидетель А.А. в судебном заседании перепутал перекресток, где он находился в момент фиксации правонарушения, и утверждал, что находился на углу (адрес изъят), а правонарушение, якобы, зафиксировано им на (адрес изъят) ул., т.е. на перекрестке, который не попадает в его поле видимости. Данные о наличии светофора, требования сигнала которого по п. 6.13 ПДД РФ, якобы, нарушил П., фактическое наличие дорожных знаков, светофоров и разметки на дату совершения административного правонарушения не отражены в административном материале, схема места нарушения инспектором не составлена. Средствами видеофиксации правонарушение не зафиксировано, свидетели отсутствуют. Утверждение А.А. о том, что он находился на стационарном посту, противоречит фактам: по указанному адресу стационарного поста нет. Все вышеназванные факты, по мнению П., не были учтены судом, чем был нарушен принцип объективной истины.

В то же время суд счел допустимыми доказательствами, подтверждающими факт совершения административного правонарушения, протокол об административном правонарушении, составленный на месте правонарушения в присутствии П. уполномоченным должностным лицом и соответствующий требованиям ст. 28.2 КоАП РФ, а также показания указанного должностного лица - инспектора А.А., являвшегося очевидцем вмененного П. правонарушения и зафиксировавшего факт совершения такового.

В итоге суды первой и апелляционной инстанций пришли к выводу, что П. совершил вмененное ему административное правонарушение[14]. В данном случае суд счел, что объективная истина достигнута, а гражданин П. придерживается противоположной точки зрения. Из этого можно сделать вывод, что принцип объективной истины в судебной практике трансформируется в субъективную истину, а объективная истина существует только как цель судопроизводства.

В свою очередь Арбитражный суд Московского округа в своем постановлении разъясняет, что принцип объективной истины не носит универсальный характер, поскольку действующим законодательством, в том числе ГПК РФ и АПК РФ, предусмотрено установление истины на основании представленных сторонами доказательств[15]. Иначе говоря, объективная истина устанавливается на основании принципа состязательности сторон и предоставления сторонами судопроизводства доказательств по делу.

Интересной нам представляется практика Дзержинского районного суда г. Волгограда, который в своих решениях косвенно называет объективную истину целью судопроизводства. Об этом свидетельствует тезис, который присутствует почти во всех их решениях: назначить экспертизу «в целях установления объективной истины по делу»[16]. В данном решении не указано, что суд таким образом применяет принцип объективной истины, но говорится, что это способ достижения объективной истины, что подтверждает тезис: объективная истина – это цель судопроизводства.

На основе всего вышесказанного можно сделать следующие выводы:

1. В науке и практике часто смешиваются понятия «принцип» и «цель» гражданского судопроизводства.

2. Объективная истина является целью гражданского судопроизводства, а не принципом, так как принцип права должен содержать в себе точную регламентацию и механизм реализации, которых не содержит в себе «принцип» объективной истины. При этом гражданский процесс направлен на установление объективной истины. Поэтому установление истины в судопроизводстве является идеалом, целью, к которой нужно стремиться.

[2] См.: Комментарий к Гражданскому процессуальному кодексу Российской Федерации (постатейный) (2-е издание, переработанное и дополненное) / Под ред. М.А. Викут. М.: Юрайт, 2014. СПС «КонсультантПлюс».

[3] См.: Гараева М.Ф. Истины объективная и формальная: конкуренция категорий в законе и в науке гражданского процессуального права // Мировой судья. 2013. № 4. С. 24.

[4] См.: Гражданский процессуальный кодекс РСФСР от 01.09.1923 (утратил силу) // СУ РСФСР. 1923. № 46 – 47. Ст. 478 // СПС Гарант.

[5] См.: Аболонин Г.О. Теоретическое понимание гражданского процесса, его участников и судебной юрисдикции в США и в России // Вестник гражданского процесса. 2014. № 2. С.203.

[6] Ожегов С.И. Словарь русского языка: 70000 слов / Под ред. Н.Ю. Шведовой. 23-е изд., испр. М.: Рус. яз., 1991. С. 870.

[7] См.: Ершов В.В. Правовая природа, функции и классификация принципов // Российское правосудие. 2016. № 03 (119). С. 11.

[10] Гараева М.Ф. Указ. соч. С. 25.

[11] Клейман А.Ф. Советский гражданский процесс. М., 1954. С. 55.

[12] Ершов В.В. Указ. соч. С. 15.

[14] Решение Санкт-Петербургского городского суда от 24.12.2015 № 7 – 1705/2015 // СПС КонсультантПлюс.

[15] Постановление Арбитражного суда Московского округа от 13.04.2016 № Ф05-4004/2016 по делу № А40-219375/15 // СПС КонсультантПлюс.

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: