Постановление верховного суда о взыскании заработной платы

Обновлено: 28.11.2022

Верховный Суд РФ рассмотрел дело, в котором у работницы при увольнении имелась задолженность перед работодателем:

1) за неотработанные дни ежегодного оплачиваемого отпуска,

2) за оплаченные авансом неотработанные дни последнего месяца работы.

При увольнении начисленных к выдаче сумм не хватило для удержания задолженности. Работница осталась должна работодателю более 37 тысяч. И возвращать их отказалась.

Работодатель счел эту сумму ущербом, который подлежит взысканию с работницы на основании ст. 238 Трудового кодекса РФ, и обратился в суд.

Суды первой и апелляционной инстанций его поддержали. Верховный Суд РФ не согласился с коллегами из нижестоящих судов.

ВС РФ указал, что не может быть осуществлено удержание задолженности за неотработанные дни отпуска в случае отсутствия у работника при увольнении причитающихся к выплате сумм или их недостаточности. Оснований для дальнейшего взыскания суммы такой задолженности нормами права, регулирующими данные отношения, не предусмотрено. Таким образом, действующее законодательство не содержит оснований для взыскания суммы задолженности в судебном порядке с работника, использовавшего отпуск авансом, если работодатель при увольнении работника при расчете не смог произвести удержание из причитающихся работнику сумм за неотработанные дни отпуска вследствие недостаточности этих сумм.

По вопросу взыскания неотработанного аванса (зарплаты) с бывшей работницы ВС РФ указал, что судьями не было установлено счетной ошибки или неправомерных действий работницы, повлекших излишнюю выплату ей зарплаты, а без этого взыскание неотработанной зарплаты неправомерно.

В итоге ВС РФ отменил решения нижестоящих судов и направил дело на новое рассмотрение, предписав суду при новом рассмотрении дела учесть его позицию и разрешить спор в соответствии с подлежащими применению к спорным отношениям сторон нормами права и установленными по делу обстоятельствами.

Определение Верховного Суда РФ от 05.02.2018 N 59-КГ17-19 (выдержка):

«…В соответствии с абзацами вторым и пятым части 2 статьи 137 Трудового кодекса Российской Федерации удержания из заработной платы работника для погашения его задолженности работодателю могут производиться для возмещения неотработанного аванса, выданного работнику в счет заработной платы, и при увольнении работника до окончания того рабочего года, в счет которого он уже получил ежегодный оплачиваемый отпуск, за неотработанные дни отпуска. Удержания за эти дни не производятся, если работник увольняется по основаниям, предусмотренным пунктом 8 части 1 статьи 77 или пунктами 1, 2 или 4 части 1 статьи 81, пунктами 1, 2, 5, 6 и 7 статьи 83 Трудового кодекса Российской Федерации.

К указанным исключениям, когда удержание не производится, относятся случаи увольнения в связи с: ликвидацией организации либо прекращением деятельности работодателем - физическим лицом (пункт 1 статьи 81 Трудового кодекса Российской Федерации); сокращением численности или штата работников организации (пункт 2 статьи 81 Трудового кодекса Российской Федерации); сменой собственника имущества организации (в отношении руководителя организации, его заместителей и главного бухгалтера); призывом работника на военную службу или направлением его на заменяющую ее альтернативную гражданскую службу (пункт 1 статьи 83 Трудового кодекса Российской Федерации); восстановлением на работе работника, ранее выполнявшего эту работу, по решению государственной инспекции труда или суда (пункт 2 статьи 83 Трудового кодекса Российской Федерации); признанием работника полностью нетрудоспособным в соответствии с медицинским заключением (пункт 5 статьи 83 Трудового кодекса Российской Федерации); смертью работника либо работодателя - физического лица, а также признанием судом работника либо работодателя - физического лица умершим или безвестно отсутствующим (пункт 6 статьи 83 Трудового кодекса Российской Федерации); наступлением чрезвычайных обстоятельств, препятствующих продолжению трудовых отношений, если данное обстоятельство признано решением Правительства Российской Федерации или органа государственной власти соответствующего субъекта Российской Федерации (пункт 7 статьи 83 Трудового кодекса Российской Федерации), а также в связи с увольнением по пункту 8 статьи 77 Трудового кодекса Российской Федерации (отказ работника от перевода на другую работу, необходимого ему в соответствии с медицинским заключением, выданным в порядке, установленном федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации, либо отсутствие у работодателя соответствующей работы (части 3 и 4 статьи 73 Трудового кодекса Российской Федерации).

В силу части 3 статьи 137 Трудового кодекса Российской Федерации в случаях, предусмотренных абзацами вторым, третьим и четвертым части второй данной статьи, работодатель вправе принять решение об удержании из заработной платы работника не позднее одного месяца со дня окончания срока, установленного для возвращения аванса, погашения задолженности или неправильно исчисленных выплат, и при условии, если работник не оспаривает оснований и размеров удержания.

Согласно части 4 статьи 137 Трудового кодекса Российской Федерации заработная плата, излишне выплаченная работнику (в том числе при неправильном применении норм трудового законодательства или иных нормативных правовых актов, содержащих нормы трудового права), не может быть с него взыскана, за исключением следующих случаев: при счетной ошибке; если органом по рассмотрению индивидуальных трудовых споров признана вина работника в невыполнении норм труда (часть 3 статьи 155 Трудового кодекса Российской Федерации) или простое (часть 3 статьи 157 Трудового кодекса Российской Федерации); если заработная плата была излишне выплачена работнику в связи с его неправомерными действиями, установленными судом.

Из приведенных положений статьи 137 Трудового кодекса Российской Федерации следует, что работодатель вправе производить удержания из заработной платы работника для погашения задолженности работника перед работодателем в случаях, перечисленных в части 2 этой статьи. К таким случаям в том числе относятся удержания из заработной платы работника для возмещения неотработанного аванса, выданного работнику в счет заработной платы (абзац второй части 2 статьи 137 Трудового кодекса Российской Федерации), и удержания из заработной платы работника для погашения его задолженности работодателю при его увольнении до окончания того рабочего года, в счет которого он уже получил ежегодный оплачиваемый отпуск, за неотработанные дни отпуска (абзац пятый части 2 статьи 137 Трудового кодекса Российской Федерации).

При этом в абзаце втором части 2 статьи 137 Трудового кодекса Российской Федерации указано удержание из заработной платы работника, которое работодатель в силу части 3 статьи 137 Трудового кодекса Российской Федерации вправе произвести, если работник не оспаривает его основание и размер и если не истек месячный срок, установленный для добровольного возвращения сумм. В ситуации, когда хотя бы одно из этих условий не соблюдено, то есть работник оспаривает удержание или месячный срок истек, работодатель теряет право на бесспорное взыскание задолженности и оно может быть осуществлено только в судебном порядке.

К случаю удержания из заработной платы работника задолженности за неотработанные дни полученного авансом отпуска (абзац пятый части 2 статьи 137 Трудового кодекса Российской Федерации) не применяется правило, установленное частью 3 статьи 137 Трудового кодекса Российской Федерации, то есть в этом случае не учитывается мнение работника и не установлен срок для удержания.

Такое удержание может быть произведено при увольнении работника до окончания того рабочего года, в счет которого он уже получил ежегодный оплачиваемый отпуск, за счет сумм, подлежащих выплате работнику при прекращении трудового договора в порядке статьи 140 Трудового кодекса Российской Федерации. Однако при увольнении по основаниям, перечисленным в абзаце пятом части 2 статьи 137 Трудового кодекса Российской Федерации (эти основания свидетельствуют об уважительности причин увольнения), удержание за неотработанные дни отпуска не производится. Не может быть осуществлено удержание задолженности за неотработанные дни отпуска и в случае отсутствия у работника при увольнении причитающихся к выплате сумм или их недостаточности. Оснований для дальнейшего взыскания суммы такой задолженности нормами права, регулирующими данные отношения, не предусмотрено.

По своему содержанию приведенные нормы статьи 137 Трудового кодекса Российской Федерации согласуются с положениями статьи 8 Конвенции Международной организации труда от 1 июля 1949 г. N 95 "Относительно защиты заработной платы", разрешающими производить вычеты из заработной платы только на условиях и в пределах, предписанных национальным законодательством или определенных в коллективных договорах или в решениях арбитражных судов, а также согласуются с положениями статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод, предусматривающими право каждого физического и юридического лица на уважение принадлежащей ему собственности и ее защиту, обязательными для применения в силу части 4 статьи 15 Конституции Российской Федерации и статьи 10 Трудового кодекса Российской Федерации.

Таким образом, действующее законодательство не содержит оснований для взыскания суммы задолженности в судебном порядке с работника, использовавшего отпуск авансом, если работодатель при увольнении работника при расчете не смог произвести удержание из причитающихся работнику сумм за неотработанные дни отпуска вследствие недостаточности этих сумм.

Данная правовая позиция отражена в Обзоре судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за третий квартал 2013 года, утвержденном Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 5 февраля 2014 г. (вопрос 5).

С учетом такого правового регулирования спорных отношений ГУ МОМВД России "Бурейский" при расторжении служебного контракта с Д. И.В. (контракт был расторгнут по инициативе сотрудника, то есть не по основаниям, перечисленным в абзаце пятом части 2 статьи 137 Трудового кодекса Российской Федерации) было вправе в соответствии с частью 2 статьи 137 Трудового кодекса Российской Федерации произвести удержание с Д. И.В. задолженности за неотработанные дни отпуска из сумм денежного довольствия, причитающихся ей к выплате при увольнении. Поскольку такое удержание при увольнении Д. И.В. со службы в органах внутренних дел ГУ МОМВД России "Бурейский" осуществлено не было, правовых оснований для дальнейшего взыскания с Д. И.В. суммы этой задолженности в судебном порядке не имеется.

Вместе с тем часть 4 статьи 137 Трудового кодекса Российской Федерации предусматривает и такие самостоятельные основания, дающие работодателю право производить удержания из заработной платы работника, как счетная ошибка и излишняя выплата работнику заработной платы в связи с его неправомерными действиями. При этом удержание излишне выплаченной заработной платы в связи с неправомерными действиями работника работодатель может произвести только в том случае, когда эти действия установлены судом.

Нормативные положения части 4 статьи 137 Трудового кодекса Российской Федерации корреспондируют подпункту 3 статьи 1109 Гражданского кодекса Российской Федерации, которым установлены ограничения для возврата в виде неосновательного обогащения заработной платы и приравненных к ней платежей, пенсий, пособий, стипендий, возмещения вреда, причиненного жизни или здоровью, алиментов и иных денежных сумм, предоставленных гражданину в качестве средства к существованию, при отсутствии недобросовестности с его стороны и счетной ошибки.

Ввиду изложенного при разрешении исковых требований ГУ МОМВД России "Бурейский" о взыскании с Д. И.В. после ее увольнения со службы задолженности за неотработанные дни ежегодного оплачиваемого отпуска, использованного в 2013 году, и за оплаченные авансом неотработанные дни в июне 2013 года с учетом подлежащих применению к спорным отношениям в силу части 2 статьи 3 Федерального закона от 30 ноября 2011 г. N 342-ФЗ норм трудового законодательства юридически значимыми обстоятельствами являются: установление наличия оснований для такого взыскания - счетной ошибки или неправомерных действий Д. И.В., повлекших излишнюю выплату ей денежного довольствия.

Судебные инстанции при рассмотрении настоящего дела не учли нормативные положения, регулирующие спорные отношения, не определили в качестве юридически значимых и не устанавливали названные выше обстоятельства. В материалах дела не имеется данных, свидетельствующих о том, что работодателем при исчислении сумм, причитающихся к выплате Д. И.В., были допущены счетные (арифметические) ошибки, как и данных о неправомерных действиях или недобросовестности со стороны ответчика.

Судебные инстанции в обоснование своего вывода об удовлетворении исковых требований ГУ МОМВД России "Бурейский" сослались на положения статьи 238 Трудового кодекса Российской Федерации, обязывающие работника возместить работодателю причиненный ему прямой действительный ущерб.

Часть 5 статьи 15 Федерального закона от 30 ноября 2011 г. N 342-ФЗ предусматривает, что за ущерб, причиненный федеральному органу исполнительной власти в сфере внутренних дел, его территориальному органу, подразделению, сотрудник органов внутренних дел несет материальную ответственность в порядке и случаях, которые установлены трудовым законодательством.

Согласно части 1 статьи 233 Трудового кодекса Российской Федерации материальная ответственность стороны трудового договора наступает за ущерб, причиненный ею другой стороне этого договора в результате ее виновного противоправного поведения (действий или бездействия), если иное не предусмотрено этим кодексом или иными федеральными законами.

Из указанных норм права в их взаимосвязи следует, что основанием для возложения на сотрудника органов внутренних дел (в том числе и бывшего сотрудника, каковым является Д.И.В.) материальной ответственности за ущерб, причиненный федеральному органу исполнительной власти в сфере внутренних дел (в данном случае в лице ГУ МОМВД России "Бурейский"), является наличие виновного противоправного поведения сотрудника, приведшего в результате к возникновению ущерба у федерального органа исполнительной власти в сфере внутренних дел.

Между тем, как следует из материалов дела, виновного противоправного поведения со стороны Д. И.В., повлекшего излишнюю выплату ей денежного довольствия, судами первой и апелляционной инстанции не установлено.

При таких обстоятельствах вывод судебных инстанций об удовлетворении исковых требований ГУ МОМВД России "Бурейский" о взыскании с Д. И.В. задолженности за неотработанные дни ежегодного оплачиваемого отпуска, использованного в 2013 году, и за оплаченные авансом неотработанные дни в июне 2013 года, удержание которой не было произведено при увольнении Д. И.В. со службы в органах внутренних дел, противоречит нормам права, подлежащим применению к спорным отношениям.

С учетом изложенного судебные постановления нельзя признать законными, поскольку они приняты с существенными нарушениями норм материального права, повлиявшими на исход дела, без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав и законных интересов заявителя, что согласно статье 387 ГПК РФ является основанием для отмены обжалуемых судебных постановлений и направления дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции…»

Журнал "Кадровик-практик"

Хотите получить доступ в закрытые разделы сайта?

Знаете, что там?

Там не только все выпуски журнала "Кадровик-практик" за последние годы. Там книги по кадрам, тысячи образцов кадровых документов и консультаций, курс основ кадрового делопроизводства, тесты к нему, записи семинаров, 150 пошаговых инструкций по кадрам и другие полезные материалы. Подробнее о журнале >>

Подписывайтесь, это позволит облегчить и оптимизировать Вашу работу.

Вынесение судами решений по трудовым спорам

60. Работник, уволенный без законного основания или с нарушением установленного порядка увольнения, подлежит восстановлению на прежней работе. При невозможности восстановления его на прежней работе вследствие ликвидации организации суд признает увольнение незаконным, обязывает ликвидационную комиссию или орган, принявший решение о ликвидации организации, выплатить ему средний заработок за все время вынужденного прогула. Одновременно суд признает работника уволенным по пункту 1 части первой статьи 81 ТК РФ в связи с ликвидацией организации.

Если работник, с которым заключен срочный трудовой договор, был незаконно уволен с работы до истечения срока договора, суд восстанавливает работника на прежней работе, а если на время рассмотрения спора судом срок трудового договора уже истек, - признает увольнение незаконным, изменяет дату увольнения и формулировку основания увольнения на увольнение по истечении срока трудового договора.

По заявлению работника, увольнение которого признано незаконным, суд может ограничиться вынесением решения о взыскании в его пользу среднего заработка за время вынужденного прогула и об изменении формулировки основания увольнения на увольнение по собственному желанию (части третья и четвертая статьи 394 ТК РФ).

61. Если при разрешении спора о восстановлении на работе суд признает, что работодатель имел основание для расторжения трудового договора, но в приказе указал неправильную либо не соответствующую закону формулировку основания и (или) причины увольнения, суд в силу части пятой статьи 394 Кодекса обязан изменить ее и указать в решении причину и основание увольнения в точном соответствии с формулировкой Кодекса или иного федерального закона со ссылкой на соответствующие статью, часть статьи, пункт статьи Кодекса или иного федерального закона, исходя из фактических обстоятельств, послуживших основанием для увольнения.

В случае доказанности того, что неправильная формулировка основания и (или) причины увольнения препятствовала поступлению работника на другую работу, суд в соответствии с частью восьмой статьи 394 Кодекса взыскивает в его пользу средний заработок за все время вынужденного прогула.

62. Средний заработок для оплаты времени вынужденного прогула определяется в порядке, предусмотренном статьей 139 ТК РФ.

Поскольку Кодекс (статья 139) установил единый порядок исчисления средней заработной платы для всех случаев определения ее размера, в таком же порядке следует определять средний заработок при взыскании денежных сумм за время вынужденного прогула, вызванного задержкой выдачи уволенному работнику трудовой книжки (статья 234 ТК РФ), при вынужденном прогуле в связи с неправильной формулировкой причины увольнения (часть восьмая статьи 394 ТК РФ), при задержке исполнения решения суда о восстановлении на работе (статья 396 ТК РФ).

При этом необходимо иметь в виду, что особенности порядка исчисления средней заработной платы, установленного статьей 139 Кодекса, определяются Правительством Российской Федерации с учетом мнения Российской трехсторонней комиссии по регулированию социально-трудовых отношений (часть седьмая статьи 139 ТК РФ).

При взыскании среднего заработка в пользу работника, восстановленного на прежней работе, или в случае признания его увольнения незаконным выплаченное ему выходное пособие подлежит зачету. Однако при определении размера оплаты времени вынужденного прогула средний заработок, взыскиваемый в пользу работника за это время, не подлежит уменьшению на суммы заработной платы, полученной у другого работодателя, независимо от того, работал у него работник на день увольнения или нет, пособия по временной нетрудоспособности, выплаченные истцу в пределах срока оплачиваемого прогула, а также пособия по безработице, которое он получал в период вынужденного прогула, поскольку указанные выплаты действующим законодательством не отнесены к числу выплат, подлежащих зачету при определении размера оплаты времени вынужденного прогула.

63. В соответствии с частью четвертой статьи 3 и частью девятой статьи 394 Кодекса суд вправе удовлетворить требование лица, подвергшегося дискриминации в сфере труда, а также требование работника, уволенного без законного основания или с нарушением установленного порядка увольнения либо незаконно переведенного на другую работу, о компенсации морального вреда.

Учитывая, что Кодекс не содержит каких-либо ограничений для компенсации морального вреда и в иных случаях нарушения трудовых прав работников, суд в силу статей 21 (абзац четырнадцатый части первой) и 237 Кодекса вправе удовлетворить требование работника о компенсации морального вреда, причиненного ему любыми неправомерными действиями или бездействием работодателя, в том числе и при нарушении его имущественных прав (например, при задержке выплаты заработной платы).

В соответствии со статьей 237 Кодекса компенсация морального вреда возмещается в денежной форме в размере, определяемом по соглашению работника и работодателя, а в случае спора факт причинения работнику морального вреда и размер компенсации определяются судом независимо от подлежащего возмещению имущественного ущерба.

Размер компенсации морального вреда определяется судом исходя из конкретных обстоятельств каждого дела с учетом объема и характера причиненных работнику нравственных или физических страданий, степени вины работодателя, иных заслуживающих внимания обстоятельств, а также требований разумности и справедливости.

64. В связи с принятием настоящего Постановления:

а) признать утратившими силу Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации:

от 21 марта 1978 г. N 3 "О вопросах, возникших в судебной практике при применении ст. 214 Кодекса законов о труде Российской Федерации" с изменениями и дополнениями, внесенными Постановлениями Пленума от 20 декабря 1983 г. N 11 и от 23 августа 1988 г. N 9, в редакции Постановления Пленума от 21 декабря 1993 г. N 11;

от 22 декабря 1992 г. N 16 "О некоторых вопросах применения судами Российской Федерации законодательства при разрешении трудовых споров" в редакции Постановлений Пленума от 21 декабря 1993 г. N 11 и от 25 октября 1996 г. N 10, с изменениями и дополнениями, внесенными Постановлениями Пленума от 15 января 1998 г. N 1 и от 21 ноября 2000 г. N 32;

б) Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации, содержащие разъяснения по применению трудового законодательства, подлежат применению в той части, в которой они не противоречат Трудовому кодексу Российской Федерации.

Пленум ВС: как работодателей накажут за нарушение прав работников

За нарушение трудового законодательства — невыплату зарплаты, незаключение трудового договора — работодателей наказывают по КоАП. Некоторые вопросы применения статьи вызывали трудности у судов, и ВС подробно разобрал их в новом постановлении, которое 9 декабря отправляли на доработку, а 23-го приняли. Как разъясняется в документе, невыплата зарплаты — это отдельное нарушение по каждому из сотрудников и штрафовать будут за все такие случаи. А за включение в трудовой договор дискриминационных пунктов накажут так же, как если бы договор вообще не заключался.

Новое постановление разъясняет аспекты наказания работодателей по ст. 5.27 КоАП «Нарушение трудового законодательства и иных нормативных правовых актов, содержащих нормы трудового права». Эта статья предусматривает штрафы для ИП-работодателей до 40 000 руб., а для юрлиц — вплоть до 200 000 руб.

Пленум напоминает, что ст. 5.27 КоАП предусматривает ответственность работодателя не только за нарушение Трудового кодекса, но и других федеральных законов, законов субъектов, президентских указов и правительственных постановлений.

Нарушение государственных нормативных требований охраны труда наказывается уже ст. 5.27.1 КоАП.

Закон, который улучшает положение нарушителя, имеет обратную силу. Это относится не только к самому КоАП, но и к нормативно-правовым актам, содержащим нормы трудового права. Рассматривающий дело судья должен проверять, был ли соблюден порядок регистрации, опубликования и вступления в силу такого нормативно-правового акта.

ВС подчеркивает, что ответственность за нарушение трудового законодательства могут нести не только сами работодатели, но и их должностные лица, а также иные работники, уполномоченные на привлечение к трудовой деятельности других людей.

Увольнение должностного лица или уполномоченного работника не мешает привлечению их к ответственности, равно как и прекращение деятельности ИП.

Пленум детализирует нарушения, за которые нужно штрафовать по «общей» ч. 1 ст. 5.27 КоАП. К ним, в частности, относятся задержки с утверждением графика отпусков, ошибки при оформлении командировки и нарушение правил ведения трудовых книжек.

По ч. 2 ст. 5.27 КоАП наказывают при повторном нарушении. Например, при отказе выдать документы или их копии сначала одному работнику, а потом другому.

При этом если руководителя организации привлекли к ответственности на одном месте работы, а потом он устроился на другое и продолжил нарушать там, — его все равно накажут за повторное нарушение. Но суд должен проверить, как давно было первое привлечение: по правилам ст. 4.6 КоАП лицо считается подвергнутым админответственности в течение года.

Квалификация нарушения как длящегося или нет позволяет правильно определить сроки привлечения к ответственности и понять, прошли ли они.

Так, уклонение от оформления трудового договора, ненадлежащее оформление или заключение вместо него гражданско-правового соглашения — это недлящиеся нарушения. Они считаются оконченными через три дня после того, как работодатель допустил неоформленного сотрудника к работе.

Если его допустили к работе без обязательного обучения, проверки, осмотра, освидетельствования либо вопреки медицинским противопоказаниям, это длящееся нарушение. Если работников не обеспечили средствами индивидуальной защиты, это тоже длящееся. В таком случае составляется один протокол, даже если работников несколько.

Ч. 4 ст. 5.27 КоАП устанавливает ответственность за неоформление или ненадлежащее оформление трудовых отношений.

По этой норме привлекут не только за работников без договора, но и за включение в договор «условий, ограничивающих права или снижающих уровень гарантий работников».

Подтвердить их можно любыми доказательствами, что человек лично и за деньги выполнял работу в интересах, под управлением и контролем работодателя. Это могут быть объяснения предполагаемого нарушителя, показания работника и свидетелей, письменные доказательства, фото- и видеосъемка, звуко- и видеозаписи.

Эти доказательства нужны, чтобы привлечь работодателя по ч. 4 ст. 5.27 КоАП за неоформление или ненадлежащее оформление трудового договора.

Индивидуальный трудовой спор сотрудника с работодателем и административная ответственность — это разные вещи, напоминает Пленум. Поэтому трудовой спор в процессе рассмотрения никак не защищает работодателя от штрафов или других санкций по КоАП.

При этом, если суд уже принял решение по спору с работником, его надо учитывать в деле об административном правонарушении.

Пленум разъясняет и правила привлечения к ответственности по ч. 6 ст. 5.27 КоАП за невыплату зарплаты. Датой перечисления денег считается день передачи в банк платежного поручения о переводе, если средства есть в нужном количестве на счете работодателя. Дата фактического поступления денег на счет работника значения не имеет.

Несвоевременная выплата зарплаты — это не длящееся нарушение. Срок давности начинает идти со следующего дня после дня выплаты зарплаты. Каждая задержка или невыплата — это отдельное правонарушение, вне зависимости от числа работников.

Если работодатель из корыстной или иной личной заинтересованности больше трех месяцев не платит зарплату частично (менее половины) или больше двух месяцев — полностью, то это уже не административное нарушение, а уголовное преступление, и наказывать по нему надо по ст. 145.1 УК.

Если судья установит признаки преступления, то он должен передать материалы дела правоохранительным органам.

Далеко не всегда работники руководствуются принципом — «долг платежом красен» и не спешат рассчитываться по своим долгам. Речь идет о налоговых долгах, алиментах, кредиторской задолженности перед банками, ЖЭУ и другими кредиторами. Бывает, что и сам работодатель предоставляет работнику займ, но в случае увольнения работник не думает гасить долг, ведь «берешь чужие и на время, а отдаешь свои и навсегда!».

Обращение взыскания на заработную плату

Не только работник взыскивает свои долги по заработной плате с работодателя, но и работодатель в определенных ситуациях вынужден обращать взыскание на заработную плату должника.

Когда это происходит и на основании какого документа?

Обращение взыскания на заработную плату производится на основании постановления судебного пристава и копии исполнительного документа.

Существует определенный порядок взыскания долга с дохода работника-должника и определенные сроки, когда постановление должно быть исполнено работодателем.

Постановление о взыскании на заработную плату

Поступившее в компанию работника-должника постановление судебных приставов регистрируется в компании и в этот же день направляется в службу судебных приставов уведомление о том, что постановление получено.

На что обратить внимание при получении постановления?

Постановление должно содержать набор обязательных реквизитов.

Среди них: ФИО должника, дата, наименование службы судебных приставов, ФИО и должность судебного пристава-инициатора вынесения постановления, реквизиты исполнительного производства, основания для принятого решения об удержании (ст.17 Федерального закона от 02.10.2007 г. № 229-ФЗ).

Проверив постановление по формальному признаку, бухгалтеру компании следует определиться с перечнем доходов, с которых будет производиться удержание.

Сделать это не сложно, поскольку учет начислений в пользу работника ведется по видам (кодам) доходов. И бухгалтерская программа соотносит вид дохода с перечнем выплат, которые имеют исполнительский иммунитет.

На какие выплаты нельзя обратить взыскания?

Например, неприкосновенностью обладают следующие выплаты (ст. 101 Закона № 229-ФЗ):

  • по возмещению вреда, причиненного здоровью, а также по потере кормильца;
  • по увечью, полученному при исполнении служебных обязанностей;
  • компенсационного характера гражданам, которые пострадали по причине произошедших радиационных или техногенных катастроф;

При этом источником выплаты должны быть средства федерального, местного бюджетов, а также бюджета субъектов РФ.

  • различных компенсаций согласно трудовому законодательству.

Например, компенсация командировочных расходов, а также в связи с переводом работника в другую местность, рождением ребенка, бракосочетанием, смертью близких родственников.

Нельзя обращать взыскание на пособия на детей, выплачиваемые должнику за счет средств всех уровней бюджетов, а также внебюджетных фондов.

Средства материнского капитала также защищены от взыскания.

Новая «путинская» выплата на детей в размере 10 000 рублей также обладает иммунитетом от обращения взыскания.

Важно! Перечень видов заработной платы и иного дохода для алиментных удержаний утвержден Постановлением Правительства РФ от 18.07.1996 № 841.

Ограничения в части размера удержаний

Определившись с перечнем «разрешенных» доходов, бухгалтер должен учитывать ограничение размера всех удержаний из зарплаты и иного дохода должника.

Так, по общему правилу, совокупный размер всех удержаний при выплате зарплаты не может быть больше 20%, а в отдельных случаях — 50% (ст.138 ТК РФ).

А если в отношении одного работника-должника вынесено несколько постановлений?

В любом случае за работником должна быть сохранена половина зарплаты.

Но есть исключение из данного правила (п. 3 ст. 138 ТК РФ). Например, правило не действует при взыскании алиментов на несовершеннолетних детей, в случаях возмещении вреда по потере кормильца.

В подобных ситуациях лимит удержаний не может быть больше 70%.

Как долго могут производиться удержания?

До тех пор, пока в полном объеме не будет исполнено постановление.

Сроки взыскания заработной платы

Перевод или выплата денег производится в течение 3 дней с момента выплаты зарплаты.

Дела о взыскании заработной платы

А если суд признал работника банкротом, то на всю ли заработную плату можно обратить взыскание?

Как уже отмечали, есть ряд неприкосновенных выплат, которые защищены от взыскания. К ним не относится заработная плата, к которой относятся стимулирующие и прочие выплаты. В пандемию коронавируса медикам перечислялись выплаты по COVID-19 на основании Постановлений Правительства РФ от 02.04.2020 № 415, от 12.04.2020 № 484.

Медицинского работника признали банкротом и включили в конкурсную массу «коронавирусные» доплаты. Но апелляционный суд не согласился с решением нижестоящего суда, классифицировав данные выплаты как социальные, связанные с особыми условиями труда и дополнительной нагрузкой медработника. А раз так, то на такие выплаты нельзя обращать взыскание, поскольку они не относятся к элементам оплаты труда (Постановление Двенадцатого ААC от 18.03.2021 № А12-25108/2020).

В аналогичном деле суд также распространил иммунитет на взыскание на выплаты, начисленные работнику за интенсивность и высокие результаты работы, а также материальную помощь (Постановление АС Поволжского округа от 09.03.2021 № А12-5866/2019).

То есть данные выплаты нельзя отнести к доходам в виде заработной платы и на них действует исполнительский иммунитет.

Зачастую должники обращаются в суд, чтобы уменьшить процент ежемесячных удержаний, ссылаясь на трудное материальное положение.

Но суды далеко не всегда удовлетворяют требования должника, поскольку уменьшение размера ежемесячных удержаний приведет к затягиванию исполнительного производства (Постановление АС Волго-вятского округа от 08.12.2020 № А29-2699/2017).

Повернуть зарплату вспять: ВС разобрался в тонкостях трудовых отношений

Трудовой кодекс запрещает взыскивать с работника обратно заработную плату, даже если она была перечислена по ошибке. Нельзя ее вернуть и в случае признания этой суммы неосновательным обогащением. Но что делать, если деньги были получены на основании решения суда, которое не вступило в силу и впоследствии было отменено апелляцией? Верховный суд ответил на этот вопрос.

Кассир-контролер Николай Сидоров* подал иск о защите трудовых прав к своему работодателю – ОАО "Московско-Тверская пригородная пассажирская компания" (далее – Пассажирская компания). Пролетарский районный суд г. Твери заочным решением требования Сидорова частично удовлетворил, в частности взыскал, в его пользу 438 822 руб. заработка (не полученного из-за незаконного лишения возможности трудиться) и 2000 руб. морального вреда. Не дождавшись вступления решения в силу, Сидоров взял исполнительный лист на взыскание заработной платы за три месяца (155 190 руб.) и успешно эту сумму получил.

Пассажирская компания обратилась с жалобой в апелляцию, которая в итоге решение суда первой инстанции отменила и в иске Сидорову отказала. После этого работодатель потребовал произвести поворот исполнения заочного решения – вернуть все то, что было взыскано в пользу истца (ст. 443 ГПК), однако безуспешно. Суд сослался на п. 3 ст. 1109 Гражданского кодекса: заработная плата при отсутствии счетной ошибки и недобросовестности со стороны гражданина не подлежит возврату в качестве неосновательного обогащения. Применил он и ст. 397 Трудового кодекса, согласно которой обратное взыскание с работника сумм, выплаченных ему при отмене решения в порядке надзора, допускается только в тех случаях, когда отмененное решение было основано на сообщенных работником ложных сведениях или подложных документах. Поскольку Смирнов действовал добросовестно, значит, оснований для поворота исполнения решения нет, резюмировал суд.

Пассажирская компания обжаловала и этот судебный акт, но апелляционный суд также счел, что поворот исполнения решения суда невозможен. Здесь коллегия отметила следующее: в случае отмены в кассационном или надзорном порядке решений суда по делам о взыскании денежных сумм по требованиям из трудовых отношений поворот исполнения решения допускается, если отмененное решение суда было основано на сообщенных истцом ложных сведениях или подложных документах (абз. 2 ч. 3 ст. 445 ГПК). Эта норма, по мнению коллегии, распространяется и на случаи исполнения ответчиком решения суда, не вступившего в законную силу и впоследствии отмененного апелляцией.

Тогда Пассажирская компания обратилась в Верховный суд и здесь добилась своего. Ст. 397 ТК, на которую ссылались нижестоящие суды, применяется только при отмене решения в порядке надзора, а абз. 2 ч. 3 ст. 445 ГПК (о нем упомянул апелляционный суд) – при отмене решения в кассационном или надзорном порядке, обратил внимание ВС. Однако спорное решение было отменено судом апелляции. Более того, по мнению высшей судебной инстанции, п. 3 ст. 1109 ГК также неприменим к указанному спору – он относится к гражданско-правовым обязательствам, а в этом случае обязательства возникли в связи с исполнением решения суда. В итоге ВС отменил предыдущие судебные акты и произвел поворот исполнения заочного решения, взыскав с Сидорова в пользу работодателя уплаченные 155 190 руб. (с определением ВС можно ознакомиться здесь).

Ранее суды в целом придерживались позиции, аналогичной мнению ВС: см., например, определение Приморского краевого суда от 09.11.2015, апелляционное определение Московского городского суда от 14.01.2016; определение Красноярского краевого суда от 25.02.2016; определение Красноярского краевого суда от 03.03.2016; апелляционное определение Брянского областного суда от 12.07.2016; апелляционное определение Новосибирского областного суда от 13.10.2016. Во многом именно поэтому и руководитель Санкт-Петербургской группы практики трудового и миграционного права Александр Коркин, а также старший юрист Noerr Анна Фуфурина считают определение высшей судебной инстанции абсолютно верным. "Я тоже согласна с логикой, изложенной в определении ВС, – сообщает юрист PwC Legal Полина Пчелкина. – Полагаю, оно имеет достаточно важное значение для работодателей, многие из которых после исполнения решения суда по перечислению денежных средств не надеялись вернуть эти средства обратно даже в том случае, если шансы на победу в апелляции были высоки".

*имена и фамилии участников процесса изменены редакцией

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: