Постановление пленума верховного суда об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу

Обновлено: 04.12.2022

Право на свободу является основополагающим правом человека. Конституция Российской Федерации, общепризнанные принципы и нормы международного права и международных договоров Российской Федерации допускают возможность ограничения права на свободу лишь в той мере, в какой оно необходимо в определенных законом целях и в установленном законом порядке.

Ограничения прав и свобод могут быть оправданы публичными интересами, если такие ограничения отвечают требованиям справедливости, являются пропорциональными, соразмерными и необходимыми для целей защиты конституционно значимых ценностей. При разрешении вопросов, связанных с применением законодательства о мерах пресечения, судам исходя из презумпции невиновности следует соблюдать баланс между публичными интересами, связанными с применением мер процессуального принуждения, и важностью права на свободу личности.

С учетом этого меры пресечения, ограничивающие свободу, - заключение под стражу и домашний арест - применяются исключительно по судебному решению и только в том случае, когда применение более мягкой меры пресечения невозможно.

В уголовно-процессуальном законодательстве Российской Федерации в соответствии со статьей 9 Международного пакта о гражданских и политических правах и статьей 5 Конвенции о защите прав человека и основных свобод предусмотрено право каждого, кто лишен свободы или ограничен в ней в результате заключения под стражу или домашнего ареста, на применение в отношении его залога или иной меры пресечения.

В связи с внесением изменений в уголовно-процессуальное законодательство и вопросами, возникающими у судов при применении мер пресечения в виде заключения под стражу, домашнего ареста и залога, а также с учетом правовых позиций Конституционного Суда Российской Федерации и Европейского Суда по правам человека Пленум Верховного Суда Российской Федерации, руководствуясь статьей 126 Конституции Российской Федерации, статьями 9 и 14 Федерального конституционного закона от 7 февраля 2011 года N 1-ФКЗ "О судах общей юрисдикции в Российской Федерации", постановляет дать судам следующие разъяснения:

12. При рассмотрении ходатайства об избрании в качестве меры пресечения заключения под стражу в отношении лица, подозреваемого или обвиняемого в совершении преступления в несовершеннолетнем возрасте, участие защитника в судебном заседании по смыслу пункта 2 части 1 статьи 51 УПК РФ обязательно независимо от того, достиг ли обвиняемый, подозреваемый к этому времени совершеннолетия. Данное правило относится и к случаям, когда лицо обвиняется в нескольких преступлениях, одно из которых совершено им в возрасте до 18 лет, а другое - после достижения совершеннолетия.

Право на защиту, реализуемое в соответствии с частью 1 статьи 16 УПК РФ, предусматривает возможность участия в судебном заседании при рассмотрении указанного ходатайства наряду с защитником и законных представителей несовершеннолетнего ( статья 48 , часть 1 статьи 426 УПК РФ).

13. Рассматривая ходатайство об избрании в качестве меры пресечения заключения под стражу, суд должен выяснить, приложены ли к нему копии постановлений о возбуждении уголовного дела и привлечении лица в качестве обвиняемого; копии протоколов задержания, допросов подозреваемого, обвиняемого; иные материалы, свидетельствующие о причастности лица к преступлению, а также сведения об участии в деле защитника, потерпевшего; имеющиеся в деле данные, подтверждающие необходимость избрания в отношении лица заключения под стражу (сведения о личности подозреваемого, обвиняемого, справки о судимости и т.п.) и невозможность избрания иной, более мягкой, меры пресечения (например, домашнего ареста или залога) ( часть 3 статьи 108 УПК РФ).

16. В тех случаях, когда явка в судебное заседание защитника, приглашенного подозреваемым или обвиняемым, его законным представителем либо другими лицами по поручению или с согласия подозреваемого, обвиняемого, невозможна (например, в связи с занятостью в другом судебном процессе), а от защитника, назначенного в порядке части 4 статьи 50 УПК РФ, подозреваемый или обвиняемый отказался, суду следует выяснить, является ли волеизъявление лица свободным и добровольным и нет ли причин для признания такого отказа вынужденным (например, в связи с материальным положением, расхождением позиций лица и его защитника). Установив, что отказ от защитника не является вынужденным, судья после разъяснения лицу последствий такого отказа вправе рассмотреть ходатайство об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу или о продлении срока ее действия без участия защитника, за исключением случаев, указанных в пунктах 2 - 3 , 4 - 8 части 1 статьи 51 УПК РФ.

В силу части 2 статьи 49 УПК РФ в стадиях досудебного производства по уголовному делу в качестве защитников допускаются только адвокаты.

23. В соответствии с частью 7 статьи 109 УПК РФ суд вправе по ходатайству следователя продлить срок содержания обвиняемого под стражей до окончания ознакомления обвиняемых и их защитников с материалами уголовного дела и направления прокурором дела в суд, если после окончания предварительного следствия материалы уголовного дела предъявлены обвиняемому и его защитнику не позднее чем за 30 суток до окончания предельного срока содержания под стражей, установленного частями 2 и 3 статьи 109 УПК РФ (соответственно 6, 12, 18 месяцев), однако 30 суток для ознакомления с материалами уголовного дела им оказалось недостаточно. При рассмотрении такого ходатайства суду следует проверять обоснованность доводов органов предварительного расследования о невозможности своевременного ознакомления обвиняемого и его защитника с материалами уголовного дела по объективным причинам, выяснять, по каким причинам обвиняемый и его защитник не ознакомились с материалами дела в полном объеме, устанавливать, не является ли это обстоятельство результатом неэффективной организации процесса ознакомления обвиняемого и его защитника с материалами уголовного дела и не связано ли оно с явным затягиванием времени обвиняемым и его защитником, а также соблюдена ли предусмотренная частью 3 статьи 217 УПК РФ процедура ознакомления обвиняемого и его защитника с материалами уголовного дела. Указанные обстоятельства в случае их выявления могут повлечь отказ в удовлетворении ходатайства. При этом суд вправе реагировать на обнаруженные нарушения путем вынесения частных постановлений.

Обратить внимание судов на то, что необходимость ознакомления (продолжения ознакомления) с материалами уголовного дела не может быть единственным и достаточным основанием для продления срока содержания под стражей как в отношении обвиняемого, не ознакомившегося с материалами уголовного дела, так и в отношении других обвиняемых по делу, полностью ознакомившихся с указанными материалами.

Каждое решение суда о продлении срока содержания обвиняемого под стражей должно обосновываться не одними лишь ссылками на продолжающееся ознакомление обвиняемого и его защитника с материалами дела, а фактическими данными, подтверждающими необходимость сохранения этой меры пресечения.

26. Если при решении вопроса об избрании в отношении подозреваемого, обвиняемого меры пресечения в виде заключения под стражу или о продлении срока содержания под стражей будет заявлено ходатайство об ознакомлении с материалами, на основании которых принимается решение, судья, исходя из положений части 3 статьи 47 УПК РФ, не вправе отказать лицу, а также его защитнику, законному представителю или потерпевшему, его представителю, законному представителю в удовлетворении такого ходатайства.

Ознакомление с указанными материалами проводится в разумные сроки, но в пределах установленного законом времени для рассмотрения судом ходатайства об избрании заключения под стражу в качестве меры пресечения или о продлении срока ее действия.

В том случае, когда при рассмотрении вопроса о продлении срока содержания под стражей обвиняемый заявляет о ненадлежащих условиях содержания под стражей, лицу следует разъяснить, что жалобы на условия содержания под стражей рассматриваются в порядке административного судопроизводства. Вместе с тем информация об условиях содержания под стражей может быть учтена судом при рассмотрении вопроса о продлении срока содержания под стражей наряду с другими данными, которые могут свидетельствовать о невозможности дальнейшего содержания лица под стражей.

35. При истечении срока содержания под стражей подсудимого, обвиняемого в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления, суд вправе продлить его на основании части 3 статьи 255 УПК РФ. В определении (постановлении) должно быть приведено обоснование дальнейшего содержания подсудимого под стражей. Отсутствие в уголовно-процессуальном законе предельных сроков содержания под стражей в период судебного разбирательства лиц, обвиняемых в совершении тяжких и особо тяжких преступлений, само по себе не исключает возможность изменения в отношении их меры пресечения в виде заключения под стражу на иную, более мягкую. Такое решение может быть принято при разрешении вопроса о продлении срока содержания подсудимого под стражей или при рассмотрении ходатайства подсудимого либо его защитника, законного представителя об изменении меры пресечения в виде заключения под стражу на более мягкую с учетом установленных в ходе судебного разбирательства фактических и правовых оснований для этого.

49. Исходя из положений частей 2 и 7 статьи 106 УПК РФ во взаимосвязи с положениями части 5 статьи 107 и частей 3 и 7.1 статьи 108 УПК РФ решение об избрании меры пресечения в виде залога суд вправе принять не только по результатам рассмотрения ходатайства следователя, согласованного с руководителем следственного органа, или ходатайства дознавателя, согласованного с прокурором, но и по результатам рассмотрения ходатайства, заявленного подозреваемым, обвиняемым, его защитником, законным представителем либо другим физическим или юридическим лицом, а также по результатам обсуждения в судебном заседании возможности применения альтернативных заключению под стражу или домашнему аресту мер пресечения. Исследование судом фактических и правовых оснований для избрания залога должно осуществляться в условиях состязательности и равноправия сторон с обеспечением подозреваемому, обвиняемому возможности довести до суда свою позицию, в частности о виде и размере залога.

53. Суду первой инстанции при направлении в вышестоящий суд апелляционной жалобы или представления следует прилагать заверенные копии документов из уголовного дела: постановления о возбуждении уголовного дела, протокола задержания подозреваемого или обвиняемого, постановления о привлечении лица в качестве обвиняемого, постановления о применении в качестве меры пресечения заключения под стражу, домашнего ареста или залога; все копии ходатайств и постановлений о продлении срока содержания под стражей или домашнего ареста, постановлений о приостановлении и возобновлении следствия, о соединении и выделении уголовного дела, о принятии уголовного дела к своему производству, о направлении уголовного дела в суд и т.п.; протокол судебного заседания или выписку из него, сведения об участии в деле защитника, потерпевшего; документы, подтверждающие необходимость или отсутствие необходимости избрания меры пресечения в виде заключения под стражу или домашнего ареста, в том числе сведения о личности обвиняемого.

54. В соответствии с пунктом 4 части 1 статьи 389.12 УПК РФ участие защитника в судебном заседании суда апелляционной инстанции обязательно в случаях, указанных в части 1 статьи 51 УПК РФ. Если при назначении судебного заседания судья установит отсутствие заявления лица, в отношении которого рассматривается вопрос о мере пресечения, об отказе от защитника и сведений о том, что защитник приглашен им самим, его законным представителем, а также другими лицами по поручению или с согласия такого лица, то он назначает защитника и принимает меры по обеспечению его участия в суде.

Председатель Верховного Суда
Российской Федерации
В.М.ЛЕБЕДЕВ

Право на свободу является основополагающим правом человека. Конституция Российской Федерации, общепризнанные принципы и нормы международного права и международных договоров Российской Федерации допускают возможность ограничения права на свободу лишь в той мере, в какой оно необходимо в определенных законом целях и в установленном законом порядке.

Ограничения прав и свобод могут быть оправданы публичными интересами, если такие ограничения отвечают требованиям справедливости, являются пропорциональными, соразмерными и необходимыми для целей защиты конституционно значимых ценностей. При разрешении вопросов, связанных с применением законодательства о мерах пресечения, судам исходя из презумпции невиновности следует соблюдать баланс между публичными интересами, связанными с применением мер процессуального принуждения, и важностью права на свободу личности.

С учетом этого меры пресечения, ограничивающие свободу, - заключение под стражу и домашний арест - применяются исключительно по судебному решению и только в том случае, когда применение более мягкой меры пресечения невозможно.

В уголовно-процессуальном законодательстве Российской Федерации в соответствии со статьей 9 Международного пакта о гражданских и политических правах и статьей 5 Конвенции о защите прав человека и основных свобод предусмотрено право каждого, кто лишен свободы или ограничен в ней в результате заключения под стражу или домашнего ареста, на применение в отношении его залога или иной меры пресечения.

В связи с внесением изменений в уголовно-процессуальное законодательство и вопросами, возникающими у судов при применении мер пресечения в виде заключения под стражу, домашнего ареста, залога и запрета определенных действий, а также с учетом правовых позиций Конституционного Суда Российской Федерации и Европейского Суда по правам человека Пленум Верховного Суда Российской Федерации, руководствуясь статьей 126 Конституции Российской Федерации, статьями 2 и 5 Федерального конституционного закона от 5 февраля 2014 года N 3-ФКЗ "О Верховном Суде Российской Федерации", постановляет дать судам следующие разъяснения:

Право на свободу является основополагающим правом человека. Конституция Российской Федерации, общепризнанные принципы и нормы международного права и международных договоров Российской Федерации допускают возможность ограничения права на свободу лишь в той мере, в какой оно необходимо в определенных законом целях и в установленном законом порядке.

Ограничения прав и свобод могут быть оправданы публичными интересами, если такие ограничения отвечают требованиям справедливости, являются пропорциональными, соразмерными и необходимыми для целей защиты конституционно значимых ценностей. При разрешении вопросов, связанных с применением законодательства о мерах пресечения, судам исходя из презумпции невиновности следует соблюдать баланс между публичными интересами, связанными с применением мер процессуального принуждения, и важностью права на свободу личности.

С учетом этого меры пресечения, ограничивающие свободу, - заключение под стражу и домашний арест - применяются исключительно по судебному решению и только в том случае, когда применение более мягкой меры пресечения невозможно.

В уголовно-процессуальном законодательстве Российской Федерации в соответствии со статьей 9 Международного пакта о гражданских и политических правах и статьей 5 Конвенции о защите прав человека и основных свобод предусмотрено право каждого, кто лишен свободы или ограничен в ней в результате заключения под стражу или домашнего ареста, на применение в отношении его залога или иной меры пресечения.

В связи с внесением изменений в уголовно-процессуальное законодательство и вопросами, возникающими у судов при применении мер пресечения в виде заключения под стражу, домашнего ареста, залога и запрета определенных действий, а также с учетом правовых позиций Конституционного Суда Российской Федерации и Европейского Суда по правам человека Пленум Верховного Суда Российской Федерации, руководствуясь статьей 126 Конституции Российской Федерации, статьями 2 и 5 Федерального конституционного закона от 5 февраля 2014 года N 3-ФКЗ "О Верховном Суде Российской Федерации", постановляет дать судам следующие разъяснения:


А теперь несколько слов об институтах избрания мер пресечения в виде заключения под стражу и домашнего ареста. Данные меры пресечения избрать вправе только суд. Причем в отношении подозреваемого, а тем более, лица, подозреваемого в совершении преступления, одна из названных мер пресечения может быть избрана лишь в исключительных случаях.

Следователь (дознаватель и др.) не вправе самостоятельно избирать такую меру пресечения, как заключение под стражу или домашний арест.

Руководитель следственного органа, следователь с согласия руководителя следственного органа, а равно дознаватель с согласия прокурора уполномочены лишь на вынесение постановления о возбуждение перед судом ходатайства об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу (домашнего ареста), вводная и описательно-мотивировочная часть которого составляется по тем же требованиям, что и само постановление об избрании меры пресечения. Единственное отличие описательно-мотивировочной части постановления о возбуждении перед судом ходатайства об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу (домашнего ареста) заключается в том, что в нем должно быть отражено обоснование невозможности избрания в отношении подозреваемого иной, более мягкой меры пресечения.

В резолютивной части данного постановления содержится существо заявленного ходатайства. Особенностью данного постановления является также то обстоятельство, что анкетные данные лица, в отношении которого оно выносится, излагаются более подробно. Помимо фамилии, ими, отчества, даты рождения подозреваемого, здесь должно быть указано его место рождения, гражданство, место жительства и, при наличии таковой, судимость.

Аналогична форма постановления судьи об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу (домашнего ареста).

Предоставление суду исключительных возможностей заключать подозреваемого под стражу (избирать меру пресечения в виде домашнего ареста) служит важной гарантией законности и обоснованности применения указанных мер пресечения, существенно затрагивающих интересы личности.

Копия постановления об избрании меры пресечения вручается лицу, в отношении которого оно вынесено, немедленно. Это правило действует во всех без исключения случаях, какая бы мера пресечения ни избиралась. Копия постановления об избрании меры пресечения передается подозреваемому сразу после его оглашения. Одновременно ему разъясняется установленный ст. ст. 123 — 127 УПК РФ порядок обжалования решения об избрании меры пресечения. По просьбе защитника или законного представителя подозреваемого копия постановления об избрании меры пресечения вручается и ему.

Сразу же после избрания меры пресечения в виде заключения под стражу соответствующее постановление направляется для исполнения вместе с арестованным администрации места предварительного заключения.

Заключение под стражу — это наиболее строгая мера пресечения, и поэтому ее применение имеет под собой дополнительные гарантии соблюдения прав граждан, дополнительные условия ее применения. Лицо, взятое под стражу, физически изолируется от общества и содержится под охраной.

Если при избрании мер пресечения, не связанных с лишением свободы, большое значение имеет психологический фактор их воздействия на поведение подозреваемого, то при заключении под стражу на первый план выступает физическое ограничение свободы, в результате которого резко сужается возможность скрыться от органов предварительного расследования и суда, воспрепятствовать осуществлению задач уголовного судопроизводства и (или) продолжать преступную деятельность.

Изоляция от общества подозреваемого путем заключения его под стражу позволяет наиболее продуктивно обеспечить те цели, которые достигаются применением мер пресечения. Однако данная мера связана с существенным ограничением личной свободы граждан и поэтому должна применяться только в тех случаях, когда задачи, стоящие перед мерами пресечения, без ее избрания решены быть не могут.

Заключение под стражу может быть применено, только если лицо, в отношении которого избирается данная мера пресечения, подозревается в совершении преступления, за которые уголовным законом предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок свыше трех лет, и при этом нет возможности применить к нему иную, более мягкую, меру пресечения. Лишь в исключительных случаях и к тому же при соблюдении специальных условий эта мера пресечения может быть избрана в отношении лица, подозреваемого в совершении преступления, за совершение которого предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок до трех лет. Данными специальными условиями признаются следующие обстоятельства:

1) подозреваемый не имеет постоянного места жительства на территории Российской Федерации;

2) его личность не установлена;

3) им нарушена ранее избранная мера пресечения;

4) он скрылся от органов предварительного расследования или от суда.

В то же время законодатель уточняет: в отношении подозреваемого в совершении преступлений, предусмотренных ч. 1 — 4 ст. 159, ст. ст. 159.1 — 159.3, 159.5, 159.6, 160, 165 и 201 УК РФ, если эти преступления совершены индивидуальным предпринимателем в связи с осуществлением им предпринимательской деятельности и (или) управлением принадлежащим ему имуществом, используемым в целях предпринимательской деятельности, либо если эти преступления совершены членом органа управления коммерческой организации в связи с осуществлением им полномочий по управлению организацией либо в связи с осуществлением коммерческой организацией предпринимательской или иной экономической деятельности, а также ч. 5 — 7 ст. 159, ст. ст. 171, 171.1, 171.3 — 172.3, 173.1 — 174.1, 176 — 178, 180, 181, 183, 185 — 185.4 и 190 — 199.4 УК РФ (без каких-либо дополнительных условий), заключение под стражу в качестве меры пресечения может быть применено только при наличии хотя бы одного из вышеуказанных четырех обстоятельств.

Заключение под стражу может быть применено и к несовершеннолетнему. Между тем законом предусмотрены дополнительные гарантии соблюдения прав и законных интересов данной категории граждан. Рассматриваемая мера пресечения в отношении несовершеннолетнего подозреваемого может быть избрана, только когда последний подозревается в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления. Лишь в исключительных случаях эта мера пресечения может быть избрана в отношении несовершеннолетнего, подозреваемого в совершении преступления средней тяжести.

Заключение под стражу должно применяться только по судебному решению. Механизм принятия решения о заключении лица под стражу следующий.

  1. Следователь с согласия руководителя следственного органа (руководитель следственного органа единолично и от своего имени) или дознаватель с согласия прокурора выносит постановление о возбуждении перед судом соответствующего ходатайства.

В нем излагаются мотивы и основания, в силу которых возникла необходимость в заключении подозреваемого под стражу и невозможно избрание иной меры пресечения.

К постановлению должны будут прилагаться надлежаще заверенные копии постановления о возбуждении уголовного дела; копии протокола задержания, допросов подозреваемого; иные материалы, свидетельствующие о причастности лица к совершению данного конкретного преступления, а также сведения об участии в деле защитника, потерпевшего; имеющиеся в деле данные, подтверждающие необходимость избрания в отношении лица заключения под стражу (сведения о личности подозреваемого, справки о судимости и т.п.) и невозможность избрания иной, более мягкой, меры пресечения (например, залога).

Кроме того, должны представляться: решения правомочного органа о согласии на привлечение к уголовной ответственности и арест лица, пользующегося статусом неприкосновенности; а также справки и другие документы, свидетельствующие о возрасте, состоянии здоровья (наличии и степени тяжести заболевания), семейном положении, наличии или отсутствии постоянного места жительства, судимости, характеристики личности подозреваемого.

Постановление и приложения к таковому направляются в районный или гарнизонный суд.

Если ходатайство возбуждается в отношении подозреваемого, задержанного в порядке, установленном ст. ст. 91 и 92 УПК РФ, то постановление и прилагаемые к нему материалы должны быть представлены судье не позднее, чем за 8 часов до истечения срока задержания.

Постановление о возбуждении ходатайства об избрании в качестве меры пресечения заключения под стражу рассматривается судьей в судебном заседании.

Рассмотрение ходатайства осуществляется судьей единолично по месту производства предварительного расследования либо по месту задержания подозреваемого в течение 8 часов с момента поступления материалов в суд.

В судебном заседании обязательно участвуют подозреваемый, прокурор, защитник, если последний у подозреваемого имеется или подозреваемый ходатайствует о его участии. Здесь также вправе участвовать законный представитель несовершеннолетнего подозреваемого, следователь (дознаватель и др.). Между тем неявка без уважительных причин сторон, своевременно извещенных о времени судебного заседания, не является препятствием для рассмотрения ходатайства. Подозреваемый, задержанный в порядке ст. 92 УПК РФ, в обязательном случае должен быть доставлен в судебное заседание.

Судебное заседание начинается с объявления судьей, какое ходатайство подлежит рассмотрению. Затем судья разъясняет явившимся в судебное заседание лицам их права, обязанности и ответственность. После чего прокурор либо по его поручению лицо, возбудившее ходатайство, обосновывает его. Далее заслушиваются другие явившиеся в судебное заседание лица.

По итогам рассмотрения ходатайства судья выносит одно из следующих постановлений:

1) об избрании в отношении подозреваемого меры пресечения в виде заключения под стражу;

2) об отказе в удовлетворении ходатайства;

3) о продлении срока задержания. Продление срока задержания допускается при условии признания судом задержания законным и обоснованным на срок не более 72 часов с момента вынесения судебного решения по ходатайству одной из сторон для представления ею дополнительных доказательств обоснованности или необоснованности избрания меры пресечения в виде заключения под стражу. В постановлении о продлении срока задержания указываются дата и время, до которых продлевается срок задержания.

С момента вынесения первого из перечисленных постановлений, еще до получения его копии кем-либо, у подозреваемого появляется право, предусмотренное п. 3.1 ч. 4 ст. 46 УПК РФ. После вынесения одного из оставшихся постановлений названного права у подозреваемого еще нет.

  1. Постановление судьи направляется лицу, возбудившему ходатайство. Копии постановления — прокурору, подозреваемому или потерпевшему.

Данное судебное решение подлежит немедленному исполнению. После обращения судебного решения к исполнению лицо, в производстве которого находится уголовное дело, должно незамедлительно уведомить о месте содержания подозреваемого под стражей (об изменении места содержания под стражей) кого-либо из близких родственников подозреваемого, при их отсутствии — других родственников, при заключении под стражу военнослужащего — также командование воинской части, при заключении под стражу лица, являющегося членом общественной наблюдательной комиссии, образованной в соответствии с законодательством РФ, — к тому же секретаря Общественной палаты РФ и соответствующую общественную наблюдательную комиссию, а при заключении под стражу сотрудника органа внутренних дел — также начальника органа, в котором проходит службу указанный сотрудник.

Аналогичен порядок избрания меры пресечения в виде домашнего ареста. Домашний арест, о котором идет речь в п. 3.1 ч. 4 ст. 46 УПК РФ, заключается в нахождении подозреваемого в изоляции от общества в жилом помещении, в котором он проживает в качестве собственника, нанимателя либо на иных законных основаниях, (в лечебном учреждении) с возложением запретов и осуществлением за ним контроля. Названная мера пресечения избирается судом при невозможности применения иной, более мягкой, меры пресечения, по ходатайству следователя с согласия руководителя следственного органа (по ходатайству руководителя следственного органа) или же дознавателя с согласия прокурора.

Суд с учетом данных о личности подозреваемого и фактических обстоятельств совершения преступления при избрании домашнего ареста в качестве меры пресечения может подозреваемому к тому же запретить:

1) общение с определенными лицами;

2) отправку и получение почтово-телеграфных отправлений;

3) использование средств связи и информационно-телекоммуникационной сети Интернет.

В зависимости от тяжести преступления и фактических обстоятельств подозреваемый может быть подвергнут судом всем вышеуказанным запретам либо некоторым из них.

Об избрании в отношении подозреваемого меры пресечения в виде домашнего ареста суд выносит постановление. В данном процессуальном документе указываются:

1) конкретные, фактические обстоятельства, на основании которых судья принял такое решение;

2) условия исполнения названной меры пресечения (место, в котором будет находиться подозреваемый, срок домашнего ареста, время, в течение которого подозреваемому разрешено находиться вне места исполнения меры пресечения в виде домашнего ареста, запреты, установленные в отношении подозреваемого, места, которые ему разрешено посещать);

3) на какой орган или должностное лицо возлагается осуществление контроля за нахождением подозреваемого в месте исполнения меры пресечения в виде домашнего ареста и за соблюдением им наложенных судом запретов;

4) иные сведения, обусловленные принятием решения об избрании в отношении подозреваемого рассматриваемой меры пресечения.

Постановление выносится при наличии фактических оснований и в порядке, которые установлены для заключения под стражу, с учетом возраста, состояния здоровья, семейного положения и других обстоятельств, характеризующих личность подозреваемого. После его вынесения у подозреваемого появляются права и обязанности, указанные в п. 3.1 ч. 4 ст. 46 УПК РФ.

Постановление судьи об избрании меры пресечения в виде домашнего ареста направляется лицу, возбудившему ходатайство, прокурору, контролирующему органу по месту отбывания домашнего ареста, подозреваемому и подлежит немедленному исполнению.

Согласно ч. 3 ст. 107 УПК РФ, которая всецело посвящена мере пресечения в виде домашнего ареста, последняя применяется в порядке, установленном ст. 108 УПК РФ, с учетом особенностей, определенных ст. 107 УПК РФ. В этой связи на практике возникает вопрос: распространяются ли на домашний арест требования ч. 1.1 ст. 108 УПК РФ? Попробуем аргументированно ответить и на этот вопрос.

Как следует из ч. 2 ст. 17, ч. 1 ст. 21 и ч. 1 ст. 22 Конституции РФ, принадлежащее каждому от рождения право на свободу и личную неприкосновенность, относящееся к числу основных прав человека, воплощает наиболее значимое социальное благо, которое предопределяет недопустимость произвольного вмешательства в сферу автономии личности и создает условия как для демократического устройства общества, так и для всестороннего развития человека. Ограничения права на свободу и личную неприкосновенность возможны лишь в установленных Конституцией РФ целях, в установленном законом порядке.

Всякое ограничение права на свободу и личную неприкосновенность в связи с необходимостью изоляции лица от общества, применяемой в виде меры процессуального принуждения, должно обеспечиваться правовыми гарантиями справедливости и соразмерности такого ограничения исходя из его законодательно установленных пределов.

Правила, закрепленные в ч. 3 ст. 107 УПК РФ, позволяют утверждать, что пределы ограничения мерой пресечения в виде домашнего ареста права человека на свободу и личную неприкосновенность определены не только ст. 107 УПК РФ, но и (с учетом особенностей, установленных ст. 107 УПК РФ) нормами, составляющими правовой институт, названный законодателем порядком применения меры пресечения, установленным ст. 108 УПК РФ.

Данный порядок, в обычном случае применяемый при избрании меры пресечения в виде заключения под стражу, не распространяется на процедуру применения домашнего ареста как меры пресечения лишь в той части, которая в ст. 107 УПК РФ сформулирована иначе, чем в ст. 108 УПК РФ.

С уважением, адвокат Анатолий Антонов, управляющий партнер адвокатского бюро «Антонов и партнеры.

Остались вопросы к адвокату?

Постановлением Железнодорожного районного суда г. Самары от 16.06.2018 удовлетворено ходатайство старшего следователя Ленинского межрайонного следственного отдела следственного управления Следственного комитета Российской Федерации по Самарской области об избрании в отношении ФИО1, обвиняемого в совершении преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 318 УК РФ, ч. 1 ст. 318 УК РФ, меры пресечения в виде заключения под стражу, ФИО1 избрана мера пресечения в виде заключения под стражу сроком на 02 месяца 00 суток, то есть до 14 августа 2018 года включительно.

В постановлении суда указывается, что основанием избрания меры пресечения в виде заключения под стражу являются достаточные данные, свидетельствующие о причастности ФИО1 к совершению преступлений, в которых он обвиняется. Суд при этом учитывает, что преступления, в которых обвиняется ФИО1 относятся к категории средней тяжести, направленных на отношения против порядка управления, за которые действующим законодательством предусмотрено наказание на срок свыше трех лет лишения свободы, что представляет опасность для общества. Суд учитывает также данные о личности обвиняемого, который официально не работает и не имеет источников дохода, постоянного места регистрации на территории РФ не имеет, согласно миграционной карты имеет временную регистрацию лишь до 30.06.2018 г., является иностранным гражданином, что в своей совокупности позволяет суду сделать вывод о том, что обвиняемый может скрыться от следствия и суда, а также продолжить заниматься преступной и антиобщественной деятельностью.

С вынесенным постановлением суда защита не согласна, считает его незаконным и необоснованным по следующим основаниям:

  1. Суд не проанализировал фактическую возможность для избрания лицу более мягкой меры пресечения, чем заключение под стражу, тем самым не указал, почему в отношении лица нельзя избрать более мягкую меру пресечения. В соответствии с ч. 1 ст. 108 УПК РФ, заключение под стражу в качестве меры пресечения применяется по судебному решению в отношении подозреваемого или обвиняемого в совершении преступлений, за которые уголовным законом предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок свыше трех лет при невозможности применения иной, более мягкой, меры пресечения . В решениях об избрании заключения под стражу в качестве меры пресечения и продлении срока содержания под стражей суд должен указать, почему в отношении лица нельзя избрать более мягкую меру пресечения. На это прямо указал Пленум Верховного суда в постановлении от 19.12.2013 № 41 (ред. от 24.05.2016) «О практике применения судами законодательства о мерах пресечения в виде заключения под стражу, домашнего ареста и залога».
  2. Суд не проанализировал и не отразил в судебном решении материалы, которые представил следователь в качестве обоснования для избрания меры пресечения в виде заключения под стражу обвиняемого. Недопустимо использовать стандартные обезличенные формулировки по типу «представленные следователем материалы свидетельствуют о достаточности данных, подтверждающих обоснованность подозрения» без анализа этих материалов. С учетом того, что ФИО1. оспаривал причастность к совершению преступлений, данное обстоятельство является существенным нарушением и влечет отмену вынесенного постановления.
  3. При этом перечисленные доводы суда о том, что ФИО1., находясь на свободе, может скрыться от следствия и суда, а также продолжить заниматься преступной и антиобщественной деятельностью, не имеют под собой реальной доказательственной и правовой основы. С точки зрения защиты, данные предположения суда носят субъективный характер. Решение является достоверным, если в основу решения об избрании меры пресечения положены достоверные фактические данные о том, что находясь под иной мерой пресечения, ФИО1. может продолжить заниматься преступной деятельностью, скрыться от органов следствия и суда, уничтожить доказательства по уголовному делу либо иным образом воспрепятствовать производству по уголовному делу, а не субъективное мнение суда о его вероятном поведении.

При оценке риска побега суд должен изучить множество обстоятельств. Так, судом не исследован вопрос относительно того, есть ли у обвиняемого семья, иждивенцы из членов семьи, иные значимые личные обязательства в месте проживания. Судом не учтено, что ФИО1. живет вместе с семьей, что значительно снижает риск побега. В постановлении от 21.06.2007 по делу «Мельников против Российской Федерации» ЕСПЧ указал, что суд, принимая решение о заключении под стражу, не учел такие значимые обстоятельства, снижающие риск побега, как наличие на иждивении двух детей и состояние здоровья. В постановлении от 27.11.2012 по делу «Дирдизов против Российской Федерации» ЕСПЧ указал, что суды не уделяли должного внимания фактам, снижающим риск побега, среди которых серьезность состояния здоровья, крепкие семейные связи, отсутствие судимости.

Судом неверно исследован вопрос относительно того, есть ли у обвиняемого постоянная работа или иной источник дохода , который обвиняемый может потерять, если сбежит. ФИО1. неофициально подрабатывает строительством. Данное обстоятельство не было учтено судом первой инстанции.

Судом исследован вопрос относительно того, есть ли у обвиняемого иностранное гражданство, однако, само по себе наличие иностранного гражданства не является основанием полагать, что лицо скроется. Так, например, в постановлении от 24.06.2010 в деле «Велиев против Российской Федерации» ЕСПЧ не счел убедительными доводы национальных властей о том, что наличие гражданства Азербайджана является основанием предполагать высокий риск побега.

Судом не исследован вопрос относительно того, есть ли у обвиняемого родственники либо близкие лица за рубежом. В постановлении от 18.12.2012 по делу «Сопин против Российской Федерации» ЕСПЧ признал, что российские суды был правы, когда в качестве обстоятельств, которые подтверждали обоснованность заключения под стражу, признали наличие родственников, постоянно проживающих за пределами России, частые выезды за границу и существенные финансовые ресурсы.

Судом не исследован вопрос относительно того, каково было предыдущее поведение обвиняемого. Например, пытался ли он ранее бежать из-под стражи или заключения, скрывался ли он от следствия и суда, не нарушал ли он условий ранее избранных мер пресечения, оказывал ли сопротивление при задержании с целью скрыться и т. д. ФИО1. ранее к уголовной ответственности не привлекался, при задержании сопротивления не оказывал, сбежать не пытался. Данные обстоятельства характеризуют ФИО1 как порядочного гражданина и не были учтены судом первой инстанции.

Судом не исследован вопрос относительно того, есть ли иные факты, свидетельствующие о подготовке обвиняемым побега. Например, если обнаружены фальшивые удостоверения личности, крупные суммы наличных денег или драгоценностей, факты продажи принадлежащего ему на праве собственности имущества на территории России. На приготовление к бегству также указывает то, что обвиняемый пытался изменить внешность, пересечь границу или перевести туда крупные суммы безналичных денег, ценных бумаг и т. д. Данных, свидетельствующих о подготовке обвиняемым побега не установлено.

Оценить, насколько велик риск того, что обвиняемый продолжит совершать преступления, так же как и риск бегства, достоверно невозможно, поскольку вероятность его наступления находится в будущем. При оценке этого риска суд должен установить следующие обстоятельства:

— имеется ли у обвиняемого неснятая и непогашенная судимость за совершение умышленного преступления

— судим ли обвиняемый в прошлом за совершение умышленных преступлений

— имеются ли факты уголовного преследования обвиняемого в прошлом за совершение умышленных преступлений, повлекшие за собой прекращение уголовного преследования по нереабилитирующим основаниям

Так, судом первой инстанции не учтено, что ФИО1. к уголовной ответственности ранее не привлекался и судимости не имеет. Данные обстоятельства по мнению защиты указывают на то, что риск продолжения ФИО1. преступной и антиобщественной деятельности отсутствует и недостаточен для избрания такой меры пресечения как заключение под стражу.

Таким образом, безосновательное вменение возможности скрыться от следствия и суда, а также продолжения преступной деятельности без подтверждения объективными доказательствами по делу является явным нарушением презумпции невиновности, предусмотренной ст. 14 УПК РФ и ст. 49 Конституции РФ, поскольку, указанными возможностями, как способностью совершать определенные действия, обладают все дееспособные лица. Никаких объективных данных в обоснование необходимости заключения под стражу обвиняемого органом следствия суду не представлено.

В силу части 4 статьи 7 УПК РФ постановление судьи должно быть законным, обоснованным и мотивированным, основанным на исследованных материалах с проверкой доводов, приведенных защитой. Обжалуемое постановление, по мнению защиты, не отвечает вышеизложенным критериям.

На текущий момент все возможности ФИО1 как-либо повлиять на ход следствия отсутствуют, при таких обстоятельствах нет риска вмешательства в установление обстоятельств дела на более поздних стадиях расследования уголовного дела.

На основании изложенного и руководствуясь ч. 11 ст. 108, ст.ст. 389.2, 389.15, 389.20 УПК РФ,

П Р О Ш У С У Д:

Отменить постановление Железнодорожного районного суда г. Самары от 16.06.2018 г. об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу обвиняемого ФИО1, 14.04.1986 г.р., как необоснованное и незаконное.

Избрать в отношении обвиняемого ФИО1 более мягкую меру пресечения.

Ходатайствую о рассмотрении данной жалобы Самарским областным судом с моим участием.

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: