Отказ от наследства пример судебной практики

Обновлено: 03.10.2022

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Юрьева И.М.,

судей Назаренко Т.Н., Рыженкова А.М.

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Доленко Е.И. к Доленко Е.Н. о признании завещания недействительным

по кассационной жалобе Доленко Е.И. на апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Ростовского областного суда от 18 июля 2016 г.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Юрьева И.М., Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

Доленко Е.И. обратилась в суд с иском к Доленко Е.Н. о признании недействительными завещания, свидетельства о праве на наследство по завещанию, признании за истцом права собственности на наследственное имущество.

В обоснование требований указала, что является супругой Доленко П.И., умершего 27 февраля 2014 г. После смерти Доленко П.И. осталось наследственное имущество - жилой дом общей площадью <. >кв. м и земельный участок площадью <. >кв. м с кадастровым номером <. >, расположенные по адресу: <. >. При обращении к нотариусу с заявлением о принятии наследства истцу стало известно, что имеется завещание Доленко П.И. от 23 апреля 2001 г., по которому все принадлежащее ему ко дню смерти имущество завещано его племяннице Доленко Е.Н. Поскольку Доленко Е.И. ко дню смерти супруга обладала правом на обязательную долю в наследстве, нотариусом на ее имя выдано свидетельство о праве на наследство по закону на 2/3 доли в наследственном имуществе, на имя Доленко Е.Н. - свидетельство о праве на наследство по завещанию на 1/3 доли в наследственном имуществе. Вместе с тем Доленко Е.И. указывает, что о наличии названного завещания ей не было известно, при жизни наследодатель не имел намерения завещать свое имущество ответчику, подпись в завещании от 23 апреля 2001 г. выполнена не Доленко П.И., а иным лицом, в связи с чем завещание является недействительным.

Решением Неклиновского районного суда Ростовской области от 13 апреля 2016 г. исковые требования удовлетворены, завещание Доленко П.И. и свидетельство о праве на наследство по завещанию на имя Доленко Е.Н. признаны недействительными.

Доленко Е.Н. исключена из числа собственников наследственного имущества, за Доленко Е.И. признано право собственности на 1/3 доли в наследственном имуществе.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Ростовского областного суда от 18 июля 2016 г. решение суда первой инстанции отменено, по делу принято новое решение, которым в удовлетворении требований отказано.

В кассационной жалобе заявителем ставится вопрос об отмене апелляционного определения ввиду существенного нарушения норм материального и процессуального права.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Юрьева И.М. от 7 марта 2017 г. кассационная жалоба с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что имеются основания для отмены обжалуемого судебного постановления.

В соответствии со статьей 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

Такие нарушения норм материального и процессуального права были допущены при рассмотрении настоящего дела судом апелляционной инстанции.

По договору купли-продажи от 27 декабря 2002 г. Доленко П.И. (покупатель) приобрел у Меркуловой Т.Н. (продавец) жилой дом общей площадью <. >кв. м и земельный участок площадью <. >кв. м с кадастровым номером <. >, расположенные по адресу: <. >, (т. 1, л.д. 25 - 27).

Доленко П.И. 23 ноября 2010 г. заключил брак с Доленко Е.И. (т. 1, л.д. 12).

Доленко П.И. 27 февраля 2014 г. умер. После его смерти открылось наследство, в состав которого вошли указанные жилой дом и земельный участок (т. 1, л.д. 7, 15 - 55).

Доленко Е.И. и Доленко Е.Н. обратились к нотариусу с заявлениями о принятии наследства и выдаче свидетельств о праве на наследство после смерти Доленко П.И. (т. 1, л.д. 18 - 21).

Нотариусом Неклиновского нотариального округа Ростовской области Сулименко Н.Б. на имя Доленко Е.И. 4 сентября 2014 г. выдано свидетельство о праве на наследство по закону на 2/3 доли в праве собственности на наследственное имущество как наследнику, обладающему правом на обязательную долю в наследстве, на имя Доленко Е.Н. 14 ноября 2014 г. выдано свидетельство о праве на наследство по завещанию на 1/3 доли в праве собственности на наследственное имущество (т. 1, л.д. 42, 44).

Обращаясь в суд с настоящими требованиями, Доленко Е.И. полагала, что подпись на завещании от 23 апреля 2001 г. выполнена от имени наследодателя иным лицом.

По ходатайству истца определением Неклиновского районного суда Ростовской области от 25 мая 2015 г. по делу была назначена судебная почерковедческая экспертиза с целью установления подлинности подписи Доленко П.И. на завещании, проведение экспертизы поручено обществу с ограниченной ответственностью "Северокавказский центр экспертиз и исследований". Для проведения почерковедческой экспертизы экспертному учреждению были предоставлены договор купли-продажи дома и земельного участка от 27 декабря 2002 г. и завещание от 23 апреля 2001 г., содержащие свободные образцы подписи Доленко П.И. (т. 1, л.д. 109).

Согласно заключению эксперта общества с ограниченной ответственностью "Северокавказский центр экспертиз и исследований" Сухомуд М.Г. от 17 июля 2015 г. N 2015/187 подписи от имени Доленко П.И. в договоре купли-продажи и завещании выполнены разными лицами (т. 1, л.д. 135).

Делая вывод о недостаточной ясности заключения эксперта по ходатайству ответчика определением Неклиновского районного суда Ростовской области от 18 сентября 2015 г. по делу была назначена дополнительная судебная почерковедческая экспертиза с целью выяснения вопроса о том, на каком из ранее предоставленных документов содержится подлинная подпись наследодателя. Проведение экспертизы было поручено тому же эксперту, на исследование которому были предоставлены дополнительные материалы, содержащие свободные образцы почерка и подписи Доленко П.И. (т. 1, л.д. 176).

Согласно заключению эксперта от 29 января 2016 г. N 2015/313 часть предоставленных свободных образцов почерка и подписи Доленко П.И., содержащихся в исследуемых экспертом документах, выполнены одним лицом или вероятно одним лицом, часть - разными лицами. Как пояснил эксперт, прийти к категоричному выводу по ряду вопросов, поставленных перед ним, не представилось возможным по причинам, указанным в исследовательской части заключения (т. 1, л.д. 231 - 245).

Разрешая спор и удовлетворяя исковые требования, суд первой инстанции, оценив в совокупности имеющиеся доказательства, в том числе и заключения первоначальной и дополнительной судебных экспертиз, по правилам статьи 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, пришел к выводу о том, что завещание от имени Доленко П.И. подписано иным лицом, в связи с чем признал его недействительным.

Суд апелляционной инстанции, отменяя решение суда первой инстанции и отказывая в удовлетворении иска, сослался на фактические обстоятельства совершения завещания, оценил степень родства между наследодателем и наследником по завещанию, указав на отсутствие бесспорных доказательств, подтверждающих, что подпись в завещании от имени Доленко П.И. выполнена иным лицом. Суд критически отнесся к заключениям судебных экспертиз, указав, что в них не полностью отражены ответы на вопросы, поставленные перед экспертом, дополнительная судебная экспертиза содержит противоречивые выводы, в нарушение методики проведения экспертиз экспертом проведено исследование копий документов и документов, не указанных в определении суда о назначении экспертизы. При таких обстоятельствах суд апелляционной инстанции пришел к выводу о том, что оспариваемое завещание совершено лично наследодателем.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что выводы суда апелляционной инстанции сделаны с существенным нарушением норм материального и процессуального права и согласиться с ними нельзя по следующим основаниям.

В соответствии с пунктами 1 и 3 статьи 1118 Гражданского кодекса Российской Федерации распорядиться имуществом на случай смерти можно только путем совершения завещания. Завещание должно быть совершено лично. Совершение завещания через представителя не допускается.

Согласно пунктам 1 и 2 статьи 1131 Гражданского кодекса Российской Федерации при нарушении положений данного Кодекса, влекущем за собой недействительность завещания, в зависимости от основания недействительности завещание является недействительным в силу признания его таковым судом (оспоримое завещание) или независимо от такого признания (ничтожное завещание). Завещание может быть признано судом недействительным по иску лица, права или законные интересы которого нарушены этим завещанием.

Как разъяснено в пункте 21 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 мая 2012 г. N 9 "О судебной практике по делам о наследовании", сделки, направленные на установление, изменение или прекращение прав и обязанностей при наследовании (в частности, завещание, отказ от наследства, отказ от завещательного отказа), могут быть признаны судом недействительными в соответствии с общими положениями о недействительности сделок (§ 2 главы 9 Гражданского кодекса Российской Федерации) и со специальными правилами раздела V Гражданского кодекса Российской Федерации.

С учетом изложенного совершение завещания от имени наследодателя иным лицом является основанием для признания завещания недействительным, поскольку соответствующее волеизъявление наследодателя по распоряжению имуществом на случай смерти отсутствует.

Юридически значимым обстоятельством в таком случае является установление принадлежности подписи в завещании наследодателю.

В соответствии с частью 1 статьи 79 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации при возникновении в процессе рассмотрения дела вопросов, требующих специальных знаний в различных областях науки, техники, искусства, ремесла, суд назначает экспертизу.

Статьей 87 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации предусмотрено, что в случаях недостаточной ясности или неполноты заключения эксперта суд может назначить дополнительную экспертизу, поручив ее проведение тому же или другому эксперту (часть 1).

В связи с возникшими сомнениями в правильности или обоснованности ранее данного заключения, наличием противоречий в заключениях нескольких экспертов суд может назначить по тем же вопросам повторную экспертизу, проведение которой поручается другому эксперту или другим экспертам (часть 2 данной статьи).

Приведенные положения закона подлежат применению и в том случае, когда недостаточная ясность и недостаточная полнота заключения эксперта обусловлены недостаточностью представленных на данное исследование материалов.

В силу части 3 статьи 86 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации заключение эксперта для суда необязательно и оценивается судом по правилам, установленным в статье 67 данного Кодекса. Несогласие суда с заключением должно быть мотивировано в решении или определении суда.

В пункте 7 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19 декабря 2003 г. N 23 "О судебном решении" разъяснено, что заключение эксперта, равно как и другие доказательства по делу, не является исключительными средствами доказывания и должны оцениваться в совокупности со всеми имеющимися в деле доказательствами (статья 67, часть 3 статьи 86 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации). Оценка судом заключения должна быть полно отражена в решении. При этом суду следует указывать, на чем основаны выводы эксперта, приняты ли им во внимание все материалы, представленные на экспертизу, и сделан ли им соответствующий анализ.

В соответствии с частью 3 статьи 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд оценивает относимость, допустимость, достоверность каждого доказательства в отдельности, а также достаточность и взаимную связь доказательств в их совокупности.

Таким образом, заключение экспертизы не обязательно, но должно оцениваться не произвольно, а в совокупности и во взаимной связи с другими доказательствами.

На основании части 1 статьи 57 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации доказательства представляются сторонами и другими лицами, участвующими в деле. Суд вправе предложить им представить дополнительные доказательства. В случае, если представление необходимых доказательств для этих лиц затруднительно, суд по их ходатайству оказывает содействие в собирании и истребовании доказательств.

В соответствии с частью 2 статьи 12 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд, сохраняя независимость, объективность и беспристрастность, оказывает лицам, участвующим в деле, содействие в реализации их прав, создает условия для всестороннего и полного исследования доказательств, установления фактических обстоятельств и правильного применения законодательства при рассмотрении и разрешении гражданских дел.

В нарушение вышеприведенных положений закона суд апелляционной инстанции мотивы несогласия с заключением эксперта не привел, указав лишь что эксперт не дал ответы на все поставленные судом вопросы, часть заключения содержит суждения по вопросам, которые судом не были поставлены, заключение содержит противоречивые выводы, а также то, что ответа на вопрос о том, выполнена ли подпись в завещании самим Доленко П.И. или другим лицом, экспертное заключение не содержит.

Суд апелляционной инстанции не учел, что вопрос установления подлинности выполненной наследодателем подписи на завещании не мог быть преодолен посредством выяснения только фактических обстоятельств дела, а требовал специальных познаний, которыми суд не обладает, и мог быть разрешен на основании выводов проведенных по делу первоначальной и дополнительной судебных экспертиз, при недостаточной ясности которых и наличии в них противоречий суду следовало назначить дополнительную или повторную судебную экспертизу.

В случае, если обжалуемое решение постановлено без исследования и установления всех фактических обстоятельств дела, у суда апелляционной инстанции имеются соответствующие полномочия по устранению выявленных нарушений, в том числе и посредством назначения необходимой экспертизы, поскольку в соответствии с частью 1 статьи 327 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд апелляционной инстанции повторно рассматривает дело в судебном заседании по правилам производства в суде первой инстанции с учетом особенностей, предусмотренных главой 39 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.

Между тем в нарушение приведенных норм процессуального права при наличии неполноты экспертных заключений и противоречий в их содержании, обусловленных, в том числе, недостаточностью предоставленных на экспертизу документов, суд не поставил на обсуждение сторон вопрос о проведении дополнительной или повторной экспертизы по делу.

С учетом изложенного Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что допущенные судом апелляционной инстанции нарушения норм материального права, а также норм процессуального права, регламентирующих процесс доказывания и оценку доказательств, являются существенными, они повлияли на исход дела и без их устранения невозможны восстановление и защита нарушенных прав и законных интересов заявителя, в связи с чем апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Ростовского областного суда от 18 июля 2016 г. нельзя признать законным, оно подлежит отмене с направлением дела на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

При новом рассмотрении дела суду апелляционной инстанции следует учесть изложенное и разрешить дело в зависимости от установленных обстоятельств и в соответствии с требованиями закона.

Руководствуясь статьями 387, 388, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

1. Наследник вправе отказаться от наследства в пользу других лиц из числа наследников по завещанию или наследников по закону любой очереди независимо от призвания к наследованию, не лишенных наследства (пункт 1 статьи 1119), а также в пользу тех, которые призваны к наследованию по праву представления (статья 1146) или в порядке наследственной трансмиссии (статья 1156).

Не допускается отказ в пользу какого-либо из указанных лиц:

от имущества, наследуемого по завещанию, если все имущество наследодателя завещано назначенным им наследникам;

от обязательной доли в наследстве (статья 1149);

если наследнику подназначен наследник (статья 1121).

2. Отказ от наследства в пользу лиц, не указанных в пункте 1 настоящей статьи, не допускается.

Не допускается также отказ от наследства с оговорками или под условием.

3. Отказ от части причитающегося наследнику наследства не допускается. Однако если наследник призывается к наследованию одновременно по нескольким основаниям (по завещанию и по закону или в порядке наследственной трансмиссии и в результате открытия наследства и тому подобное), он вправе отказаться от наследства, причитающегося ему по одному из этих оснований, по нескольким из них или по всем основаниям.

Комментарий к ст. 1158 ГК РФ

1. Пункты 1, 2 ст. 1158 устанавливают правила направленного отказа от наследства.

В юридической литературе можно встретить отрицательное отношение к возможности направленного отказа, так как в этом случае наследники распоряжаются имуществом, собственником которого не являются, а значит, по смыслу гражданского законодательства не могут определять его юридическую судьбу. Но представляется, что в данном случае речь идет не о распоряжении имуществом, а об уступке субъективного права - права на принятие наследства.

Наследник может отказаться от наследства в пользу выбранного им самим лица или лиц. Но круг таких лиц, в пользу которых он может отказаться от наследства, законом ограничен. Такими лицами не могут быть лица, не являющиеся наследниками наследодателя. Отказ может быть сделан в пользу наследника по завещанию или по закону. Кроме того, отказ не может быть сделан в пользу наследника, лишенного наследства в соответствии с п. 1 ст. 1119 ГК.

Таким образом, можно выделить следующие общие ограничения по кругу лиц, в пользу которых может быть произведен отказ: наследник не может отказаться от наследства в пользу лиц, не являющихся наследниками наследодателя, а также лиц, лишенных права наследования. Кроме того, не допускается отказ в пользу наследников, отказавшихся от наследства, и недостойных наследников, поскольку данные лица не могут рассматриваться как наследники, имеющие право на принятие наследства.

Помимо общих ограничений по кругу лиц, в пользу которых можно отказаться от наследства, комментируемая статья предусматривает и специальные ограничения для особых случаев.

2. К специальным ограничениям, применяемым в случаях, прямо указанных в законе, относится запрет отказа в пользу определенного лица, установленный в ч. 2 п. 1 ст. 1158.

Данная норма предусматривает перечень случаев, когда запрещается отказ в пользу определенного лица. При этом возникает смысловое несоответствие перечня формулировке определяющего их запрета: создается впечатление, что запрет предусмотрен для лиц, в пользу которых не допускается отказ ("Не допускается отказ в пользу какого-либо из указанных лиц. "), а ниже идет перечень не лиц, а видов имущества, от которого нельзя отказаться. Таким образом, формулировка ч. 2 п. 1 ст. 1158 является некорректной. Понимать ее следует следующим образом: "Не допускается отказ в пользу определенного лица в следующих случаях. ".

В данной норме предусмотрены именно случаи, когда не допускается направленный отказ. К ним относятся случаи наследования обязательной доли (ст. 1149 ГК), наличия в завещании подназначения наследника (ст. 1121 ГК), а также завещания всего имущества наследодателя назначенным им наследникам.

Если наследник отказывается от обязательной доли, он не может указать лицо, в пользу которого отказывается. Право на обязательную долю является исключительным правом необходимого наследника, неразрывно связано с его личностью, поэтому воспользоваться им может только такой необходимый наследник. Если он не желает принимать обязательную долю по наследству, отказаться от нее он может лишь абсолютно, не уступая ее конкретному лицу. Доля отказавшегося наследника переходит в данном случае к наследникам по завещанию.

Если отказавшийся наследник наследует по завещанию, а в завещании на случай его отказа наследодателем подназначен другой наследник, он также не может отказаться в пользу определенного лица. Его доля наследства переходит к подназначенному наследнику, выбранному наследодателем.

Третий случай запрета направленного отказа заключается в недопущении отказа от имущества, наследуемого по завещанию, если все имущество наследодателя завещано назначенным им наследникам. Буквальное толкование данной нормы приводит к выводу, что если все имущество наследодателя было завещано, то при отказе от наследства одного из назначенных наследников он не может указать, в пользу кого отказывается. Как и в случае наследования обязательной доли, такой отказ может быть только общим, абстрактным, поскольку наследодатель выразил намерение сделать своими наследниками строго определенных лиц. Доля отказавшегося наследника, таким образом, должна перейти именно к таким лицам согласно ст. 1161 в результате приращения наследственных долей.

Запрет направленного отказа в последнем случае не имеет смысла, если по завещанию наследодателем был назначен только один наследник. Если он отказывается от наследства, его доля в любом случае перейдет вопреки воли наследодателя к лицам, которых он наследниками не называл. Поэтому обоснованной представляется точка зрения, согласно которой норма о данном запрете должна подлежать ограничительному толкованию и не применяться при отказе единственного наследника по завещанию. При этом следует отметить, что не вполне логичным представляется тезис об ограничительном толковании названной нормы. Ее формулировка позволяет сделать вывод о том, что запрет распространяется только на случаи, когда имущество наследодателя завещано назначенным им наследникам, а случай, когда имущество завещано одному наследнику, в данном контексте не рассматривается.

Наконец, еще одним специальным ограничением можно считать ограничение, предусмотренное п. 1 ст. 1157 ГК и распространяющее свое действие на случаи как общего, так и направленного отказа: отказ не допускается, если наследуется выморочное имущество.

3. При отказе от наследства в пользу наследника по закону отказывающийся наследник не связан очередностью призвания к наследству. Он может сделать отказ в пользу наследника по закону любой очереди, в том числе в пользу наследника, призванного к наследованию по праву представления или в порядке наследственной трансмиссии.

При направленном отказе от наследства доля отказавшегося наследника переходит к лицу, им названному.

Направленный отказ может быть осуществлен в пользу как одного, так и нескольких лиц из числа наследников наследодателя. В последнем случае отказавшийся наследник может определить их доли. Если доли нескольких указанных наследников им не установлены, они считаются равными.

Направленный отказ является необратимым. Наследник, отказавшийся от наследства, лишается права в дальнейшем претендовать на наследство. Отказ с оговорками или под условием не допускается. Направленный отказ должен быть безусловным и безоговорочным.

Направленный отказ может быть осуществлен только в пользу наследника наследодателя, не лишенного наследства.

4. Пункт 3 ст. 1158 предусматривает запрет отказа от части наследства. Отказ от части причитающегося наследнику наследства не допускается, отказ от части считается отказом от всего наследства.

Если наследник призывается к наследованию одновременно по нескольким основаниям, он вправе отказаться от наследства, причитающегося ему по одному из этих оснований, по нескольким из них или по всем основаниям, поскольку наследование по каждому из оснований является самостоятельным и независимым.

Судебная практика по статье 1158 ГК РФ

Суд апелляционной инстанции, отменяя решение суда первой инстанции, и принимая по делу новое решение об удовлетворении заявленного Касьяненко Д.В. требования, исходил из того, что совместные последовательные действия Касьяненко Д.В. и Касьяненко Е.В., совершенные в один и тот же день у одного и того же нотариуса, свидетельствуют о наличии между сторонами предварительной договоренности о том, что отказ Касьяненко Д.В. от наследства будет обусловлен выплатой ему со стороны ответчика денежной компенсации. В связи с этим суд апелляционной инстанции пришел к выводу, что отказ от наследства был совершен Касьяненко Д.В. под условием, что противоречит требованиям п. 2 ст. 1158 Гражданского кодекса Российской Федерации и является основанием для признания его недействительным.

1. Наследник вправе отказаться от наследства в пользу других лиц (статья 1158) или без указания лиц, в пользу которых он отказывается от наследственного имущества.

При наследовании выморочного имущества отказ от наследства не допускается.

2. Наследник вправе отказаться от наследства в течение срока, установленного для принятия наследства (статья 1154), в том числе в случае, когда он уже принял наследство.

Если наследник совершил действия, свидетельствующие о фактическом принятии наследства (пункт 2 статьи 1153), суд может по заявлению этого наследника признать его отказавшимся от наследства и по истечении установленного срока, если найдет причины пропуска срока уважительными.

3. Отказ от наследства не может быть впоследствии изменен или взят обратно.

4. Отказ от наследства в случае, когда наследником является несовершеннолетний, недееспособный или ограниченно дееспособный гражданин, допускается с предварительного разрешения органа опеки и попечительства.

Комментарий к ст. 1157 ГК РФ

1. Принятие наследства является правом наследника, и реализация этого права полностью зависит от волеизъявления самого наследника. Он может как воспользоваться таким правом, так и отказаться от него. Таким образом, как и принятие наследства, отказ от наследства является односторонней сделкой. Отказ от наследства - это правомерные действия наследника, свидетельствующие о его нежелании принять права и обязанности наследодателя.

Отказ от наследства является необратимым. Совершенный в установленном порядке, он не может быть изменен или взят обратно. Но тем не менее, как и любая сделка, он может быть признан недействительным решением суда по общим основаниям недействительности сделок, например, если был совершен под влиянием обмана, заблуждения, под угрозой и т.п.

Отказ от наследства должен быть безусловным и безоговорочным. Отказ под условием или с оговорками не допускается (ч. 2 ст. 1158 ГК).

Отказ от наследства является универсальным. Отказ от части наследства не допускается. Частичный отказ считается отказом от всего наследства (п. 3 ст. 1158 ГК). Но при наследовании по нескольким основаниям наследник может отказаться от наследства по одному, но принять наследство по другому основанию. Наследник может отказаться от наследства по нескольким или всем основаниям, так как наследование по разным основаниям является самостоятельным и независимым.

Право на отказ от наследства не зависит от реализации наследником другого права - на принятие наследства. Даже если наследник уже принял наследство, право на отказ от наследства у него сохраняется. При этом не важно, каким способом было осуществлено принятие наследства - юридическим или фактическим.

2. Отказаться от наследства могут как наследники по закону, так и наследники по завещанию. Субъектный состав при отказе от наследства определяется по общегражданским правилам о правосубъектности, но выделяется несколько специальных норм.

Согласно абз. 2 п. 1 ст. 1157 отказаться от наследства может любой наследник, за исключением государства, так как отказ от наследства в отношении выморочного имущества не допускается.

В соответствии с п. 4 ст. 1157 отказ от наследства несовершеннолетнего (независимо от его дееспособности, т.е. в том числе эмансипированного или состоящего в браке), недееспособного или ограниченно дееспособного наследника может быть совершен только с предварительного согласия органа опеки и попечительства.

3. По общему правилу отказ от наследства должен быть осуществлен в течение срока для принятия наследства, установленного в ст. 1154 ГК. Если наследник в течение срока принятия наследства принял наследство, срок для отказа от наследства не продлевается. Для отказа от наследства он должен успеть совершить отказ до окончания срока принятия наследства. Истечение срока принятия наследства прекращает по общему правилу право наследника как на принятие наследства, так и на отказ от него.

Единственное исключение из общего правила о сроке для отказа от наследства предусмотрено для случаев, когда в совокупности выполняются следующие условия: 1) срок принятия наследства истек; 2) в течение данного срока наследник совершил действия, свидетельствующие о фактическом принятии наследства (п. 2 ст. 1153 ГК); 3) наследник подал заявление в суд о признании его отказавшимся от наследства; 4) суд установил уважительность причин пропуска срока. Таким образом, суд может восстановить срок отказа от наследства при наличии уважительных причин его пропуска, если в течение установленного срока наследник совершил принятие наследства фактическим способом. Такое исключение обусловлено тем фактом, что наследник, совершивший фактическое принятие наследства, мог сам не расценивать свои действия как принятие наследства. В отличие от юридического способа принятия наследства фактический способ не считается неопровержимым доказательством принятия наследства, поскольку воля наследника в этом случае может быть направлена вовсе не на то, чтобы стать наследником, а на достижение других целей (помощь иным наследникам, охрана наследственного имущества и др.).

Если в течение срока принятия наследства наследник принял наследство юридическим способом, такое принятие по истечении срока считается окончательным и необратимым. Отказаться от наследства по истечении срока в таком случае наследник не может.

Если в течение срока принятия наследства наследник не совершил никаких действий ни по принятию наследства, ни по отказу от наследства, он считается не принявшим наследство. Истечение срока в данном случае также не дает права на восстановление срока отказа от наследства. Судебное восстановление срока в данном случае не требуется, поскольку правовые последствия непринятия наследства аналогичны последствиям отказа от наследства (ст. 1161 ГК).

4. Различают два вида отказа от наследства: направленный отказ - в пользу других лиц и общий отказ - без указания лиц, в пользу которых наследник отказывается от наследственного имущества.

Направленный отказ регулируется п. п. 1, 2 ст. 1158 ГК. Его особенностью является то, что реализовать право на принятие наследства может лицо, названное отказавшимся наследником. Но такое лицо должно входить в состав наследников наследодателя.

Общий отказ означает, что наследник отказывается от наследства без указания лица, в чью пользу желает уступить право на принятие своей части наследства. Если наследник призывался по закону, в случае его отказа к наследству призываются наследники по закону той же очереди. Если наследник призывался по завещанию, к наследству призывается наследник, подназначенный на этот случай в завещании. При отсутствии подназначенного наследника если завещано было все наследственное имущество, то доля отказавшегося наследника переходит к остальным наследникам по завещанию, а если завещана была только часть наследственного имущества, то при отказе она переходит к наследникам по закону.

Таким образом, последствия общего и направленного отказа аналогичны: отказавшийся наследник лишается права принятия наследства, и такое право переходит к другим лицам. Но при общем отказе происходит приращение наследственных долей согласно ст. 1161 ГК, а при направленном - доля отказавшегося наследника переходит к лицу, которое он указывает.

Судебная практика по статье 1157 ГК РФ

В своих жалобах в Конституционный Суд Российской Федерации Т.В. Александрова оспаривает конституционность пункта 2 статьи 1157 и пункта 3 статьи 1175 ГК Российской Федерации в части, определяющей сроки, в пределах которых наследник вправе отказаться от наследства, а кредиторы наследодателя вправе предъявить свои требования к принявшим наследство наследникам, а также пункта 2 статьи 213.3, статей 213.6 и 213.11 Федерального закона от 26 октября 2002 года N 127-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)", регулирующих отдельные вопросы, связанные с банкротством граждан.

Статьей 1157 Гражданского кодекса РФ предусмотрено право наследника отказаться от наследства в пользу других лиц (статья 1158) или без указания лиц, в пользу которых он отказывается от наследственного имущества. Наследник вправе отказаться от наследства в течение срока, установленного для принятия наследства (статья 1154), в том числе в случае, когда он уже принял наследство. Отказ от наследства не может быть впоследствии изменен или взят обратно.

1. Наследник вправе отказаться от наследства в пользу других лиц из числа наследников по завещанию или наследников по закону любой очереди независимо от призвания к наследованию, не лишенных наследства (пункт 1 статьи 1119), а также в пользу тех, которые призваны к наследованию по праву представления (статья 1146) или в порядке наследственной трансмиссии (статья 1156).

Не допускается отказ в пользу какого-либо из указанных лиц:

от имущества, наследуемого по завещанию, если все имущество наследодателя завещано назначенным им наследникам;

от обязательной доли в наследстве (статья 1149);

если наследнику подназначен наследник (статья 1121).

2. Отказ от наследства в пользу лиц, не указанных в пункте 1 настоящей статьи, не допускается.

Не допускается также отказ от наследства с оговорками или под условием.

3. Отказ от части причитающегося наследнику наследства не допускается. Однако если наследник призывается к наследованию одновременно по нескольким основаниям (по завещанию и по закону или в порядке наследственной трансмиссии и в результате открытия наследства и тому подобное), он вправе отказаться от наследства, причитающегося ему по одному из этих оснований, по нескольким из них или по всем основаниям.

Судебная практика и законодательство — ГК РФ часть 3. Статья 1158. Отказ от наследства в пользу других лиц и отказ от части наследства

В соответствии с п. 1 ст. 1151 Гражданского кодекса Российской Федерации в случае, если отсутствуют наследники как по закону, так и по завещанию, либо никто из наследников не имеет права наследовать или все наследники отстранены от наследования (ст. 1117), либо никто из наследников не принял наследства, либо все наследники отказались от наследства и при этом никто из них не указал, что отказывается в пользу другого наследника (ст. 1158), имущество умершего считается выморочным.

Суд апелляционной инстанции, отменяя решение суда первой инстанции, и принимая по делу новое решение об удовлетворении заявленного Касьяненко Д.В. требования, исходил из того, что совместные последовательные действия Касьяненко Д.В. и Касьяненко Е.В., совершенные в один и тот же день у одного и того же нотариуса, свидетельствуют о наличии между сторонами предварительной договоренности о том, что отказ Касьяненко Д.В. от наследства будет обусловлен выплатой ему со стороны ответчика денежной компенсации. В связи с этим суд апелляционной инстанции пришел к выводу, что отказ от наследства был совершен Касьяненко Д.В. под условием, что противоречит требованиям п. 2 ст. 1158 Гражданского кодекса Российской Федерации и является основанием для признания его недействительным.

Согласно пункту 1 статьи 1151 Гражданского кодекса Российской Федерации в случае, если отсутствуют наследники как по закону, так и по завещанию, либо никто из наследников не имеет права наследовать или все наследники отстранены от наследования (статья 1117), либо никто из наследников не принял наследства, либо все наследники отказались от наследства и при этом никто из них не указал, что отказывается в пользу другого наследника (статья 1158), имущество умершего считается выморочным.

рассмотрел в открытом заседании дело о проверке конституционности абзаца первого пункта 1 статьи 1158 ГК Российской Федерации.

Поводом к рассмотрению дела явилась жалоба гражданина М.В. Кондрачука. Основанием к рассмотрению дела явилась обнаружившаяся неопределенность в вопросе о том, соответствует ли Конституции Российской Федерации оспариваемое заявителем законоположение.

3.2. При отсутствии наследников по закону, перечисленных в ст. 1142 - 1148 ГК РФ, и наследников по завещанию, а также в случаях, когда никто из наследников не имеет права наследовать или все наследники отстранены от наследования как недостойные (ст. 1117 ГК РФ); никто из наследников не принял наследства либо все наследники отказались от наследства и при этом никто из них не указал, что отказывается в пользу другого наследника (ст. 1158 ГК РФ), доля в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью на основании ст. 1151 ГК РФ является выморочным имуществом и переходит в порядке наследования по закону к Российской Федерации.

14. Постановлением от 23 декабря 2013 года N 29-П Конституционный Суд дал оценку конституционности абзаца первого пункта 1 статьи 1158 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Оспоренное заявителем законоположение являлось предметом рассмотрения Конституционного Суда в той мере, в какой оно с учетом разъяснений, данных в Постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 мая 2012 года N 9 "О судебной практике по делам о наследовании", позволяет наследнику совершить отказ от наследства лишь в пользу лиц, призванных к наследованию.

11. Принятие части наследства, причитающегося наследнику по одному из оснований наследования, не означает отказа от остального наследственного имущества, причитающегося ему по этому основанию. Принцип универсальности правопреемства и единства наследственного имущества (ст. 1110 ГК РФ) действует в пределах любого отдельного основания наследования, по которому наследник принял наследство. А именно: наследник в пределах любого основания наследования (по закону или по завещанию) не вправе принять только часть причитающегося ему наследуемого имущества (п. 3 ст. 1158 ГК РФ).

1. Наследник вправе отказаться от наследства в пользу других лиц (статья 1158) или без указания лиц, в пользу которых он отказывается от наследственного имущества.

При наследовании выморочного имущества отказ от наследства не допускается.

2. Наследник вправе отказаться от наследства в течение срока, установленного для принятия наследства (статья 1154), в том числе в случае, когда он уже принял наследство.

Если наследник совершил действия, свидетельствующие о фактическом принятии наследства (пункт 2 статьи 1153), суд может по заявлению этого наследника признать его отказавшимся от наследства и по истечении установленного срока, если найдет причины пропуска срока уважительными.

3. Отказ от наследства не может быть впоследствии изменен или взят обратно.

4. Отказ от наследства в случае, когда наследником является несовершеннолетний, недееспособный или ограниченно дееспособный гражданин, допускается с предварительного разрешения органа опеки и попечительства.

Судебная практика и законодательство — ГК РФ часть 3. Статья 1157. Право отказа от наследства

Эти действия не противоречили положениям статьи 1157 (пункт 1) Гражданского кодекса Российской Федерации и разъяснениям, содержащимся в пункте 50 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 мая 2012 г. N 9 "О судебной практике по делам о наследовании", согласно которым выморочное имущество, при наследовании которого отказ от наследства не допускается, со дня открытия наследства переходит в порядке наследования по закону в собственность соответственно Российской Федерации (любое выморочное имущество, в том числе невостребованная земельная доля, за исключением расположенных на территории Российской Федерации жилых помещений), муниципального образования, города федерального значения Москвы или Санкт-Петербурга (выморочное имущество в виде расположенного на соответствующей территории жилого помещения) в силу фактов, указанных в пункте 1 статьи 1151 Гражданского кодекса Российской Федерации, без акта принятия наследства, а также вне зависимости от оформления наследственных прав и их государственной регистрации.

Статьей 1157 Гражданского кодекса РФ предусмотрено право наследника отказаться от наследства в пользу других лиц (статья 1158) или без указания лиц, в пользу которых он отказывается от наследственного имущества. Наследник вправе отказаться от наследства в течение срока, установленного для принятия наследства (статья 1154), в том числе в случае, когда он уже принял наследство. Отказ от наследства не может быть впоследствии изменен или взят обратно.

4.1. Отказ от наследства, в том числе в пользу других лиц, по своей юридической природе, как следует из статьи 1157 ГК Российской Федерации, определяющей содержание данного права, представляет собой строго формальную одностороннюю сделку, посредством которой наследник, призванный к правопреемству после умершего лица, отказывается от причитающегося ему наследственного имущества в пределах установленного статьей 1154 данного Кодекса срока принятия наследства.

Наследование выморочного имущества предусмотрено статьей 1151 ГК РФ. На отношения по наследованию выморочного имущества в полной мере распространяются все правила наследования, установленные в части третьей ГК РФ, за некоторыми изъятиями. На наследование выморочного имущества не распространяются правила о принятии такого наследственного имущества (пункт 1 статьи 1152 ГК РФ), о сроке принятия наследства (статья 1154 ГК РФ), об отказе от наследования выморочного имущества (пункт 1 статьи 1157 ГК РФ).

б) специальным сроком принятия наследства является срок, установленный для лиц, право наследования которых возникает вследствие отказа наследника от наследства (ст. ст. 1157, 1158 ГК РФ), оформленного в порядке, установленном ст. 1159 ГК РФ, или отстранения в судебном порядке наследника по основаниям, установленным ст. 1117 ГК РФ (недостойные наследники). Такие лица могут принять наследство в течение шести месяцев со дня возникновения у них права наследования, а не со дня открытия наследства (п. 2 ст. 1154 ГК РФ), то есть:

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: