Обязательно ли для нижестоящих судов толкование закона данное в надзорном постановлении определении

Обновлено: 13.08.2022

Российская судебная система организована таким образом, что суд кассационной инстанции при рассмотрении конкретного дела и отмене судебных актов вправе дать указания, обязательные для нижестоящих судов при новом рассмотрении дела.

В соответствии с ч. 2.1. ст. 289 АПК РФ:

«Указания арбитражного суда кассационной инстанции, в том числе на толкование закона, изложенные в его постановлении об отмене решения, судебного приказа, постановления арбитражных судов первой и апелляционной инстанций, обязательны для арбитражного суда, вновь рассматривающего данное дело».

Как пояснено в комментарии к АПК РФ под ред. В.В. Яркова (Статут, 2020):

«… советское и российское законодательство всегда предоставляло вышестоящим судам право при передаче дела на новое рассмотрение фактически предопределять позицию нижестоящих судов как по вопросу о том, какую норму материального права применять при разрешении дела, так и по вопросу толкования закона».

В общем то правило логичное, оно направлено на процессуальную экономию, чтобы судебная система не работала вхолостую при новом рассмотрении дела и чтобы кассация повторно не отменяла судебные акты в связи основаниями, ранее указанными ей при направлении дела на новое рассмотрение.

Почему же указания кассации не выполняются?

Несмотря на то, что в случае невыполнения указаний кассации судебный акт подлежит отмене, указания, хотя и не часто, все равно в отдельных делах не выполняются (см., например: Определение Верховного Суда РФ от 11.01.2016 № А40-32273/12, Постановление Суда по интеллектуальным правам от 03.12.2021 № А40-268595/2019, Постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 18.11.2021 N Ф04-7398/2019 по делу N А27-4513/2019, Постановление Арбитражного суда Поволжского округа от 14.08.2020 № А65-32203/2018, Постановление Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 18.12.2020 № А53-32632/2018).

Как мне видится, может быть несколько причин невыполнения указаний кассации (если исключить неправосудные факторы):

  1. Само указание плохо и нечетко сформулировано, предполагает двоякое толкование (у участников процесса и нижестоящих судов возникает вопрос: а что же кассация имела ввиду?; что-то похожее на толкование спорных положений договора);
  1. Принципиальное несогласие нижестоящих судов с позицией кассации (некий демарш в судебной вертикали, вероятнее всего, исключительные случаи);
  1. При новом рассмотрении дела собираются доказательства и выясняются правовые позиции, которые делают указания кассации не столь значимыми для рассмотрения дела (гипотетически предположил, что так, наверное, может быть);
  1. Банальная ошибка судов в связи с низким качеством правосудия.

Дело ВКонтакте vs Дабл как пример невыполнения указаний кассации (шести указаний)

Текущее дело ВКонтакте vs Дабл (дело № А40-18827/2017, см. подробнее

Суть данного дела в следующем. ВКонтакте (Истец) – российская социальная сеть, в ней размещен большой массив общедоступных данных о пользователях, любой из вас может посмотреть эти данные в интернете, как о знакомых вам людях, так и о незнакомых. Дабл (Ответчик) – стартап Сколково, который создал программное обеспечение для точного поиска общедоступной информации о людях в социальных сетях, в том числе в ВКонтакте. ВКонтакте посчитали, что програмное обеспечение Дабл нарушает их смежные права на базу данных пользователей, и предъявили иск к Дабл о запрете данного программного обеспечения. По мнению ВКонтакте, программы Дабл незаконного извлекают и используют материалы из базы данных ВКонтакте.

Процессуальная история дела следующая. На первом круге суд первой интанции принял решение в пользу Дабл, апелляция – в пользу ВКонтакте, СИП отменил судебные акты и направил дело на новое рассмотрение (сформулировав в своем постановлении указания для нового рассмотрения). На втором круге рассмотрения ситуация повторилась и сейчас СИП рассматривает кассационную жалобу Дабл.

Подробно позиция по невыполнению указаний СИП изложена в файле, приложенном к блогу. Ниже в упрощенном варианте:

Указани я СИП

Выполнение указаний СИП апелляцией

Установить техническую суть программ Ответчика (Дабл) и порядок их взаимодействия с базой данных

СИП направил дело на новое рассмотрение прежде всего для того, чтобы была проведена судебная экспертиза трех программ Ответчика, выступающих предметом спора. Суд первой инстанции экспертизу провел, было поставлено более 100 вопросов перед экспертами, в деле есть 2 заключения судебных экспертов на 600 страницах, оба эксперта допрашивались в суде.

То есть внушительный объем для исследования и выполнения указаний.

Указание СИП не выполнено

Выводы апелляции о работе программ Ответчика свелись к двум абзацам в Постановлении, в которых не установлена техническая суть каждой программы Ответчика и их взаимодействи е с соци а льной сетью « ВКонтакте » .

В Постановлении даже не упоминется сколько программ у Ответчика и как они называются.

Работа программ Ответчика не может нарушать одновременно и ст. 1334, и ст. 1335.1. ГК РФ

СИП специально указал, что нарушение прав на базу данных может быть либо по одной статье, либо по другой (у них разный предмет доказывания), одновременного нарушения двух статей быть не может.

Указание СИП не выполнено

Апелляция пришла к выводу, что имело место одновременное нарушение двух статей.

Установить имело ли место извлечение существенной части базы данных Истца

Судебные эксперты установили объем данных базы данных ВКонтакте, которые отражаются в индексе (таблице клчевых слов) одной из программ Ответчика (поисковой системы) – 1,27 %.

Указание СИП не выполнено

В Постановлении апелляции не упоминается какой объем материалов извлекают и используют программы Ответчика, то есть даже не процитирована позиция экспертов .

Противоречит ли работа программ Ответчика нормальному использованию базы данных и ущемляет ли законные интересы Истца (на основе вновь собранных доказательств)

Согласно позиции СИП предыдущий вывод апелляции по данным обстоятельствам не основан на каких-либо доказательствах.

Указание СИП не выполнено

С уд апелляционной инстанции при повторном рассмотрении дела слово в слово повторил те же самые доводы, что и при первоначальном рассмотрении .

Не устанавливать техническую суть программ Ответчика на основе доказательств , которые были в материалах дела на момент первого рассмотрения дела (эти доказательства – ненадлежащие)

Указание СИП не выполнено

Апелляция вопреки указаниям СИП и при повторном рассмотрении дела основывала свои выводы на тех же самых доказательствах, ранее указанных СИП как ненадлежащие .

В Постановлении апелляции были повторены слово в слово положения о доказательствах из ее постановления при первом рассмотрении дела, которые СИП уже признал ненадлежащими.

Дать оценку доводу Ответчика о злоупотреблении Истцом правом использования базы данных пользователей социальной сет и

Указание СИП не выполнено

Апелляционный суд не анализировал довод Ответчика о злоупотреблении правом .

В общем то невыполнение 6 указаний достаточно много (с учетом того, что не выполнено даже базовое указание – разобраться как все работает).

Почему? Что из вышеприведенных причин сработало в данном деле?

Конечно, также возможно объяснение, что это исключительно наша правовая позиция о невыпонении указаний СИП, а на самом деле все выполнено и мы ищем то, чего нет.

Но как мне видится, дело все-таки в нежелании разбираться в сложном деле, тратить время на подготовку обоснованного и качественного судебного акта. Просто если сравнить постановление апелляции при первоначальном рассмотрении дела и при повторном рассмотрении дела – то это практически один и тот же документ (см. приложение, где в треках видны различия). То есть по большинству вопросов апелляция повторяет слово в слово, что она писала раньше, несмотря на указания СИП и несмотря на то, что при новом рассмотрениии дела оно шло в первой инстанции более 2 лет и был собран новый огромный массив доказательств, в том числе заключения двух судебных экспертов.

На нежелание разбираться в деле указывает и то, что большое количество выводов апелляции не соответствует фактическим обстоятельствам и доказательствам (детальная позиция по этому вопросу тоже приложена).

Интересны Ваше мнение и опыт по вопросу невыполнения указаний кассации. Какие в вашей практики были примеры невыполнения указаний и чем это закончилось?

ГПК РФ Статья 13. Обязательность судебных постановлений

Перспективы и риски споров в суде общей юрисдикции. Ситуации, связанные со ст. 13 ГПК РФ

1. Суды принимают судебные постановления в форме судебных приказов, решений суда, определений суда, постановлений президиума суда надзорной инстанции.

(в ред. Федерального закона от 28.07.2004 N 94-ФЗ)

(см. текст в предыдущей редакции)

Судебное постановление, за исключением постановления, содержащего сведения, составляющие охраняемую законом тайну, может быть выполнено в форме электронного документа, который подписывается судьей усиленной квалифицированной электронной подписью. В случае, если постановление принято судом коллегиально, оно подписывается всеми судьями, рассматривавшими дело, усиленной квалифицированной электронной подписью.

(абзац введен Федеральным законом от 23.06.2016 N 220-ФЗ)

При выполнении судебного постановления в форме электронного документа дополнительно выполняется экземпляр данного судебного постановления на бумажном носителе.

(абзац введен Федеральным законом от 23.06.2016 N 220-ФЗ)

2. Вступившие в законную силу судебные постановления, а также законные распоряжения, требования, поручения, вызовы и обращения судов являются обязательными для всех без исключения органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений, должностных лиц, граждан, организаций и подлежат неукоснительному исполнению на всей территории Российской Федерации.

3. Неисполнение судебного постановления, а равно иное проявление неуважения к суду влечет за собой ответственность, предусмотренную федеральным законом.

4. Обязательность судебных постановлений не лишает права заинтересованных лиц, не участвовавших в деле, обратиться в суд, если принятым судебным постановлением нарушаются их права и законные интересы.

5. Признание и исполнение на территории Российской Федерации решений иностранных судов, иностранных третейских судов (арбитражей) определяются международными договорами Российской Федерации и настоящим Кодексом.

ГПК РФ Статья 391.12. Полномочия Президиума Верховного Суда Российской Федерации при пересмотре судебных постановлений в порядке надзора

1. Президиум Верховного Суда Российской Федерации, рассмотрев надзорные жалобу, представление с делом в порядке надзора, вправе:

1) оставить постановление суда первой, апелляционной или кассационной инстанции без изменения, надзорные жалобу, представление без удовлетворения;

3) отменить постановление суда первой, апелляционной или кассационной инстанции полностью либо в части и оставить заявление без рассмотрения либо прекратить производство по делу;

4) оставить в силе одно из принятых по делу судебных постановлений;

5) отменить либо изменить постановление суда первой, апелляционной или кассационной инстанции и принять новое судебное постановление, не передавая дело на новое рассмотрение, если допущена ошибка в применении и толковании норм материального права;

6) оставить надзорные жалобу, представление без рассмотрения по существу при наличии оснований, предусмотренных статьей 391.4 настоящего Кодекса.

2. При рассмотрении дела в надзорном порядке Президиум Верховного Суда Российской Федерации проверяет правильность применения и толкования норм материального права и норм процессуального права судами, рассматривавшими дело, в пределах доводов надзорных жалобы, представления. В интересах законности Президиум Верховного Суда Российской Федерации вправе выйти за пределы доводов надзорных жалобы, представления. При этом Президиум Верховного Суда Российской Федерации не вправе проверять законность судебных постановлений в той части, в которой они не обжалуются, а также законность судебных постановлений, которые не обжалуются.

При рассмотрении дела в надзорном порядке Президиум Верховного Суда Российской Федерации не вправе устанавливать или считать доказанными обстоятельства, которые не были установлены либо были отвергнуты судом первой или апелляционной инстанции, либо предрешать вопросы о достоверности или недостоверности того или иного доказательства, преимуществе одних доказательств перед другими и определять, какое судебное постановление должно быть принято при новом рассмотрении дела.

3. Постановление Президиума Верховного Суда Российской Федерации подписывается председательствующим в заседании Президиума Верховного Суда Российской Федерации.

4. Указания Президиума Верховного Суда Российской Федерации о толковании закона являются обязательными для суда, вновь рассматривающего дело.

Судебные постановления, указанные в части второй статьи 391.1 настоящего Кодекса, подлежат отмене или изменению, если при рассмотрении дела в порядке надзора Президиум Верховного Суда Российской Федерации установит, что соответствующее обжалуемое судебное постановление нарушает:

1) права и свободы человека и гражданина, гарантированные Конституцией Российской Федерации, общепризнанными принципами и нормами международного права, международными договорами Российской Федерации;

2) права и законные интересы неопределенного круга лиц или иные публичные интересы;

3) единообразие в толковании и применении судами норм права.

Комментарий к ст. 391.9 ГПК РФ

1. Сущность рассмотрения судебного постановления в судебном заседании Президиума Верховного Суда РФ, исходя из целей и задач, стоящих перед судом надзорной инстанции, заключается в проверке правильности применения и толкования норм материального и процессуального права нижестоящими судами, рассматривавшими дело, в пределах доводов надзорных жалобы, представления с целью выявить в пересматриваемых постановлениях наличие (отсутствие):

- нарушений прав и свобод человека и гражданина, гарантированных Конституцией РФ, общепризнанными принципами и нормами международного права, международными договорами РФ;

- нарушений прав и законных интересов неопределенного круга лиц или иных публичных интересов;

- нарушений единообразия в толковании и применении судами норм права;

- фундаментальных нарушений норм материального или процессуального права, которые повлияли на законность обжалуемых судебных постановлений и лишили участников спорных материальных или процессуальных правоотношений права на доступ к правосудию, права на справедливое судебное разбирательство на основе принципа состязательности и равноправия сторон либо существенно ограничили эти права.

Для решения этого важного вопроса, по мнению теоретиков надзорного производства, суд надзорной инстанции должен во всяком случае убедиться в объективности правоприменительных актов суда нижестоящей инстанции, касающихся управления процессуальным поведением участников судопроизводства. В связи с тем что нормы гражданского процессуального права имеют своим назначением обеспечить правильное регулирование материально-правовых отношений, суд надзорной инстанции должен учитывать, в какой мере процессуальное нарушение отразилось на материально-правовом интересе лиц, участвующих в деле. Кроме того, предмет надзорной проверки законности применения норм процессуального права расширяется за счет того, что проверке подлежат не только нормы, регулирующие существо материально-правового спора, но и процессуальные акты судов нижестоящих инстанций, благодаря которым возникают и развиваются процессуальные отношения .

См.: Комиссаров К.И. Теоретические основы судебного надзора в сфере гражданского судопроизводства: Автореф. дис. . доктора юрид. наук. Свердловск, 1971. С. 26.

В положениях комментируемой статьи законодатель закрепил основные ориентиры для судей Верховного Суда РФ при рассмотрении в судебном заседании Президиумом Верховного Суда РФ надзорных жалобы, представления на судебные постановления судов нижестоящих инстанций. Согласно позиции Конституционного Суда РФ, выраженной в Постановлении от 5 февраля 2007 г. N 2-П, отмена или изменение судебного постановления в порядке надзора допустимы лишь в случае, если в результате судебной ошибки, имевшей место в ходе предшествующего разбирательства и повлиявшей на исход дела, существенно нарушены права и свободы человека и гражданина, права и законные интересы неограниченного числа лиц, иные защищаемые законом публичные интересы. Основанием для отмены или изменения судебного постановления нижестоящего суда не может быть единственно другая точка зрения суда надзорной инстанции на то, как должно было быть разрешено дело. Как неоднократно указывал Европейский суд по правам человека в постановлениях, касающихся производства в порядке надзора по гражданским делам в Российской Федерации, принцип res judicata предполагает, что ни одна из сторон не может требовать пересмотра окончательного и вступившего в законную силу постановления только в целях проведения повторного слушания и получения нового постановления; одна лишь возможность наличия двух точек зрения по одному и тому же вопросу не может являться основанием для пересмотра (п. 52 Постановления Европейского суда по правам человека от 24 июля 2003 г. по делу "Рябых (Ryabykh) против Российской Федерации" (жалоба N 52854/99)). Иной подход приводил бы к несоразмерному ограничению принципа правовой определенности.

Таким образом, основаниями для отмены или изменения вступивших в законную силу судебных постановлений в рамках гражданского процессуального законодательства могут выступать лишь такие ошибки в толковании и применении закона, повлиявшие на исход дела, без исправления которых невозможны эффективное восстановление и защита нарушенных прав и свобод, а также защита охраняемых законом публичных интересов. В связи с этим в юридической литературе по гражданскому процессу суду надзорной инстанции при рассмотрении дел, которые ранее пересматривались в судах первой, апелляционной или кассационной инстанций, предлагается сосредоточивать внимание в первую очередь на выявлении правомерности определений судов вышестоящих инстанций, а законность решений и определений суда первой инстанции проверять для установления правильности актов их пересмотра, что позволило бы избежать дублирования работы при пересмотре, усилило бы процессуальную экономию в надзорном производстве без снижения гарантии законности в правосудии .

См.: Зайцев И.М. Устранение ошибок в гражданском процессе. Саратов, 1985. С. 131.

Конституционный Суд РФ рекомендует суду надзорной инстанции, исходя из предписаний комментируемой нормы, устанавливать, являются ли обстоятельства, приведенные в надзорной жалобе в качестве оснований для отмены (изменения) судебных постановлений, достаточными для отступления от принципа стабильности вступивших в законную силу судебных актов, а их отмена (изменение) и ее правовые последствия - соразмерными допущенным нарушениям норм материального и (или) процессуального права .

См. подробнее: Определение Конституционного Суда РФ от 25 февраля 2013 г. N 156-О "Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Купцова Геннадия Васильевича на нарушение его конституционных прав статьей 18 Федерального закона "Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации", статьей 4 Федерального закона "О внесении изменений в Федеральный закон "Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации" и в Федеральный закон "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации" и статьями 3, 4, 134, 255 и 391.9 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации".

2. В пп. 1 - 3 комментируемой статьи сформулирован перечень оснований для отмены или изменения судебных постановлений в порядке надзора, которые конкретизируются Президиумом Верховного Суда РФ по результатам рассмотрения в порядке надзора каждого конкретного обжалуемого судебного постановления суда нижестоящей инстанции. Среди безусловных оснований отмены или изменения судебных постановлений в порядке надзора законодатель в п. 1 комментируемой статьи обозначил нарушение обжалуемым судебным постановлением прав и свобод человека и гражданина, гарантированных Конституцией РФ, общепризнанными принципами и нормами международного права, международными договорами Российской Федерации. Так, в частности, судебная практика в качестве такого основания рассматривает нарушение судами нижестоящих инстанций специальных правил подсудности при вынесении обжалуемых судебных постановлений.

Пример: как указано в Постановлении Президиума Верховного Суда РФ от 30 ноября 2016 г. N 14ПВ16, нарушение норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на законность обжалуемых судебных постановлений и лишили участников спорных материальных или процессуальных правоотношений возможности осуществления прав, гарантированных гражданским процессуальным законодательством, в том числе права на доступ к правосудию, права на справедливое судебное разбирательство на основе принципа состязательности и равноправия сторон, либо существенно ограничили эти права, являются основаниями для отмены обжалуемого судебного постановления в порядке надзора. Поскольку гражданское дело возбуждено и рассмотрено судом, которому оно не было подсудно, то все судебные постановления, принятые этим судом, являются незаконными. Такие допущенные судом нарушения специальных правил подсудности являются фундаментальными, нарушают гарантированное Конституцией РФ право на судебную защиту, включающее право на рассмотрение дела тем судом, которому оно подсудно в соответствии с законом.

3. Нарушение обжалуемым в порядке надзора судебным постановлением суда нижестоящей инстанции прав и законных интересов неопределенного круга лиц или иных публичных интересов также является основанием для принятия Президиумом Верховного Суда РФ решения об отмене или изменении такого судебного акта в порядке надзора. В законодательстве и судебной практике отсутствует однозначная единая трактовка как понятия "интересы неопределенного круга лиц", так и понятия "публичные интересы". В судебной практике под законными интересами неопределенного круга лиц понимают множественность участников соответствующих материальных правоотношений, в которой невозможно заранее предвидеть ее поименный состав применительно к любому отдельно взятому моменту времени, относя их к разновидности публичных интересов (см. подробнее Апелляционное определение Тамбовского областного суда от 1 июля 2015 г. по делу N 33-1949/2015).

В юридической литературе права и интересы неопределенного круга лиц исходя из содержания комментируемой нормы также рассматриваются в качестве составной части публичных интересов. При этом, как отмечают ученые, основной содержательной проблемой применения рассматриваемого основания является неопределенность того, что понимать под публичными интересами, которое и в доктрине гражданского процесса понимается по-разному . Так, например, одни ученые предлагают в понятие "публичные интересы" включать такие признаки, как принадлежность обществу, общесоциальный характер, относимость к неопределенному количеству людей и их реализацию как условие реализации частных интересов . Другие понимают под публичным интересом общественный интерес, составными элементами которого выступают интересы неопределенного круга лиц и интересы государства .

См.: Князькин С.И. Экстраординарный характер деятельности надзорной судебной инстанции в гражданском и арбитражном процессе России. М.: Инфотропик Медиа, 2015.

См.: Шарнина Л.А. Частные и публичные интересы в конституционном и муниципальном праве // Конституционное и муниципальное право. 2005. N 4.

См.: Будак Е.В. Принципиальное значение дела и нарушение публичного интереса - основания к отмене решения суда в порядке ревизии по ГПК Германии и в порядке надзора по АПК РФ // Арбитражный и гражданский процесс. 2005. N 11. С. 37.

Таким образом, изложенное показывает, что в настоящее время в теории и практике отсутствует единство в определении закрепленных в комментируемой норме понятий, являющихся ориентирами для Президиума Верховного Суда РФ при принятии постановления об отмене или изменении судебных постановлений судов нижестоящих инстанций в порядке надзора, что обусловлено, конечно же, отсутствием законодательно определенных формулировок. В связи с этим представляется возможным согласиться с позицией С.И. Князькина, считающего, что отсутствие выработанных критериев квалификации того или иного дела как нарушающего публичные интересы приводит к разнообразию судебной практики надзорной инстанции и вынуждает суд надзорной инстанции действовать методом проб и ошибок, основываясь при принятии судебных актов на внутреннем убеждении судей .

См.: Князькин С.И. Экстраординарный характер деятельности надзорной судебной инстанции в гражданском и арбитражном процессе России. М.: Инфотропик Медиа, 2015.

4. Еще одним основанием для отмены или изменения судебных постановлений в порядке надзора, закрепленным в п. 3 комментируемой статьи, является нарушение обжалуемым судебным постановлением единообразия в толковании и применении судами норм права. Согласно позиции Президиума Верховного Суда РФ, выраженной в Обзоре судебной практики Верховного Суда РФ N 3 (2015), утвержденном 25 ноября 2015 г., под нарушением судебным постановлением единообразия в толковании и применении норм права понимается такое толкование и применение правовых норм в судебном постановлении, которое противоречит разъяснениям, содержащимся в постановлении Пленума Верховного Суда РФ, а также в постановлении Президиума Верховного Суда РФ. В силу п. п. 2, 3, 4 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 19 декабря 2003 г. N 23 "О судебном решении" решение является законным в том случае, когда оно принято при точном соблюдении норм процессуального права и в полном соответствии с нормами материального права, которые подлежат применению к данному правоотношению, или основано на применении в необходимых случаях аналогии закона или аналогии права. Решение является обоснованным тогда, когда имеющие значение для дела факты подтверждены исследованными судом доказательствами, удовлетворяющими требованиям закона об их относимости и допустимости, или обстоятельствами, не нуждающимися в доказывании, а также тогда, когда оно содержит исчерпывающие выводы суда, вытекающие из установленных фактов. Поскольку в силу ч. 4 ст. 198 ГПК РФ в решении суда должен быть указан закон, которым руководствовался суд, необходимо указать в мотивировочной части материальный закон, примененный судом к данным правоотношениям, и процессуальные нормы, которыми руководствовался суд.

Пример: Президиум Верховного Суда РФ в своем Постановлении от 23 ноября 2016 г. N 13ПВ16 пришел к выводу, что при рассмотрении дела в кассационном порядке Судебной коллегией по гражданским делам Верховного Суда РФ допущено нарушение единообразия в толковании и применении норм как материального, так и процессуального права.

Отменяя принятые по делу судебные постановления, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ сослалась на необоснованное освобождение судом ООО от солидарной ответственности, однако в то же время применила положения п. 1 ст. 325 ГК РФ о том, что исполнение солидарной обязанности полностью одним из должников освобождает остальных должников от исполнения кредитору, и приняла по делу новое решение об отказе в иске, тем самым допустив нарушения в применении норм материального права. Далее, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ, принимая новое решение об отказе в иске, отвергла установленный судом на основании оценки и исследования доказательств факт недостаточности предоставленного потерпевшему исполнения, а также установленный судом размер надлежащего исполнения и установила новый факт полного исполнения владельцами источников повышенной опасности обязанности по компенсации причиненного истцу морального вреда. Принимая такое решение, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ вышла за пределы полномочий, предоставленных законом суду кассационной инстанции, установив, по существу, новые обстоятельства дела и отвергнув обстоятельства, установленные судами первой и апелляционной инстанций, что противоречит как нормам гражданского процессуального законодательства, так и позиции Пленума Верховного Суда РФ, изложенной в п. 4 Постановления от 11 декабря 2012 г. N 29, указывающей на недопустимость установления судом кассационной инстанции новых обстоятельств, которые не были установлены либо были отвергнуты судом первой или апелляционной инстанции.

Судебные постановления, указанные в части второй статьи 391.1 настоящего Кодекса, подлежат отмене или изменению, если при рассмотрении дела в порядке надзора Президиум Верховного Суда Российской Федерации установит, что соответствующее обжалуемое судебное постановление нарушает:

1) права и свободы человека и гражданина, гарантированные Конституцией Российской Федерации, общепризнанными принципами и нормами международного права, международными договорами Российской Федерации;

2) права и законные интересы неопределенного круга лиц или иные публичные интересы;

3) единообразие в толковании и применении судами норм права.

Комментарии к ст. 391.9 ГПК РФ

1. Сущность рассмотрения судебного постановления в судебном заседании Президиума Верховного Суда РФ, исходя из целей и задач, стоящих перед судом надзорной инстанции, заключается в проверке правильности применения и толкования норм материального и процессуального права нижестоящими судами, рассматривавшими дело, в пределах доводов надзорных жалобы, представления с целью выявить в пересматриваемых постановлениях наличие (отсутствие):

- нарушений прав и свобод человека и гражданина, гарантированных Конституцией РФ, общепризнанными принципами и нормами международного права, международными договорами РФ;

- нарушений прав и законных интересов неопределенного круга лиц или иных публичных интересов;

- нарушений единообразия в толковании и применении судами норм права;

- фундаментальных нарушений норм материального или процессуального права, которые повлияли на законность обжалуемых судебных постановлений и лишили участников спорных материальных или процессуальных правоотношений права на доступ к правосудию, права на справедливое судебное разбирательство на основе принципа состязательности и равноправия сторон либо существенно ограничили эти права.

Для решения этого важного вопроса, по мнению теоретиков надзорного производства, суд надзорной инстанции должен во всяком случае убедиться в объективности правоприменительных актов суда нижестоящей инстанции, касающихся управления процессуальным поведением участников судопроизводства. В связи с тем что нормы гражданского процессуального права имеют своим назначением обеспечить правильное регулирование материально-правовых отношений, суд надзорной инстанции должен учитывать, в какой мере процессуальное нарушение отразилось на материально-правовом интересе лиц, участвующих в деле. Кроме того, предмет надзорной проверки законности применения норм процессуального права расширяется за счет того, что проверке подлежат не только нормы, регулирующие существо материально-правового спора, но и процессуальные акты судов нижестоящих инстанций, благодаря которым возникают и развиваются процессуальные отношения .

См.: Комиссаров К.И. Теоретические основы судебного надзора в сфере гражданского судопроизводства: Автореф. дис. . доктора юрид. наук. Свердловск, 1971. С. 26.

В положениях комментируемой статьи законодатель закрепил основные ориентиры для судей Верховного Суда РФ при рассмотрении в судебном заседании Президиумом Верховного Суда РФ надзорных жалобы, представления на судебные постановления судов нижестоящих инстанций. Согласно позиции Конституционного Суда РФ, выраженной в Постановлении от 5 февраля 2007 г. N 2-П, отмена или изменение судебного постановления в порядке надзора допустимы лишь в случае, если в результате судебной ошибки, имевшей место в ходе предшествующего разбирательства и повлиявшей на исход дела, существенно нарушены права и свободы человека и гражданина, права и законные интересы неограниченного числа лиц, иные защищаемые законом публичные интересы. Основанием для отмены или изменения судебного постановления нижестоящего суда не может быть единственно другая точка зрения суда надзорной инстанции на то, как должно было быть разрешено дело. Как неоднократно указывал Европейский суд по правам человека в постановлениях, касающихся производства в порядке надзора по гражданским делам в Российской Федерации, принцип res judicata предполагает, что ни одна из сторон не может требовать пересмотра окончательного и вступившего в законную силу постановления только в целях проведения повторного слушания и получения нового постановления; одна лишь возможность наличия двух точек зрения по одному и тому же вопросу не может являться основанием для пересмотра (п. 52 Постановления Европейского суда по правам человека от 24 июля 2003 г. по делу "Рябых (Ryabykh) против Российской Федерации" (жалоба N 52854/99)). Иной подход приводил бы к несоразмерному ограничению принципа правовой определенности.

Таким образом, основаниями для отмены или изменения вступивших в законную силу судебных постановлений в рамках гражданского процессуального законодательства могут выступать лишь такие ошибки в толковании и применении закона, повлиявшие на исход дела, без исправления которых невозможны эффективное восстановление и защита нарушенных прав и свобод, а также защита охраняемых законом публичных интересов. В связи с этим в юридической литературе по гражданскому процессу суду надзорной инстанции при рассмотрении дел, которые ранее пересматривались в судах первой, апелляционной или кассационной инстанций, предлагается сосредоточивать внимание в первую очередь на выявлении правомерности определений судов вышестоящих инстанций, а законность решений и определений суда первой инстанции проверять для установления правильности актов их пересмотра, что позволило бы избежать дублирования работы при пересмотре, усилило бы процессуальную экономию в надзорном производстве без снижения гарантии законности в правосудии .

См.: Зайцев И.М. Устранение ошибок в гражданском процессе. Саратов, 1985. С. 131.

Конституционный Суд РФ рекомендует суду надзорной инстанции, исходя из предписаний комментируемой нормы, устанавливать, являются ли обстоятельства, приведенные в надзорной жалобе в качестве оснований для отмены (изменения) судебных постановлений, достаточными для отступления от принципа стабильности вступивших в законную силу судебных актов, а их отмена (изменение) и ее правовые последствия - соразмерными допущенным нарушениям норм материального и (или) процессуального права .

См. подробнее: Определение Конституционного Суда РФ от 25 февраля 2013 г. N 156-О "Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Купцова Геннадия Васильевича на нарушение его конституционных прав статьей 18 Федерального закона "Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации", статьей 4 Федерального закона "О внесении изменений в Федеральный закон "Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации" и в Федеральный закон "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации" и статьями 3, 4, 134, 255 и 391.9 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации".

2. В пп. 1 - 3 комментируемой статьи сформулирован перечень оснований для отмены или изменения судебных постановлений в порядке надзора, которые конкретизируются Президиумом Верховного Суда РФ по результатам рассмотрения в порядке надзора каждого конкретного обжалуемого судебного постановления суда нижестоящей инстанции. Среди безусловных оснований отмены или изменения судебных постановлений в порядке надзора законодатель в п. 1 комментируемой статьи обозначил нарушение обжалуемым судебным постановлением прав и свобод человека и гражданина, гарантированных Конституцией РФ, общепризнанными принципами и нормами международного права, международными договорами Российской Федерации. Так, в частности, судебная практика в качестве такого основания рассматривает нарушение судами нижестоящих инстанций специальных правил подсудности при вынесении обжалуемых судебных постановлений.

Пример: как указано в Постановлении Президиума Верховного Суда РФ от 30 ноября 2016 г. N 14ПВ16, нарушение норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на законность обжалуемых судебных постановлений и лишили участников спорных материальных или процессуальных правоотношений возможности осуществления прав, гарантированных гражданским процессуальным законодательством, в том числе права на доступ к правосудию, права на справедливое судебное разбирательство на основе принципа состязательности и равноправия сторон, либо существенно ограничили эти права, являются основаниями для отмены обжалуемого судебного постановления в порядке надзора. Поскольку гражданское дело возбуждено и рассмотрено судом, которому оно не было подсудно, то все судебные постановления, принятые этим судом, являются незаконными. Такие допущенные судом нарушения специальных правил подсудности являются фундаментальными, нарушают гарантированное Конституцией РФ право на судебную защиту, включающее право на рассмотрение дела тем судом, которому оно подсудно в соответствии с законом.

3. Нарушение обжалуемым в порядке надзора судебным постановлением суда нижестоящей инстанции прав и законных интересов неопределенного круга лиц или иных публичных интересов также является основанием для принятия Президиумом Верховного Суда РФ решения об отмене или изменении такого судебного акта в порядке надзора. В законодательстве и судебной практике отсутствует однозначная единая трактовка как понятия "интересы неопределенного круга лиц", так и понятия "публичные интересы". В судебной практике под законными интересами неопределенного круга лиц понимают множественность участников соответствующих материальных правоотношений, в которой невозможно заранее предвидеть ее поименный состав применительно к любому отдельно взятому моменту времени, относя их к разновидности публичных интересов (см. подробнее Апелляционное определение Тамбовского областного суда от 1 июля 2015 г. по делу N 33-1949/2015).

В юридической литературе права и интересы неопределенного круга лиц исходя из содержания комментируемой нормы также рассматриваются в качестве составной части публичных интересов. При этом, как отмечают ученые, основной содержательной проблемой применения рассматриваемого основания является неопределенность того, что понимать под публичными интересами, которое и в доктрине гражданского процесса понимается по-разному . Так, например, одни ученые предлагают в понятие "публичные интересы" включать такие признаки, как принадлежность обществу, общесоциальный характер, относимость к неопределенному количеству людей и их реализацию как условие реализации частных интересов . Другие понимают под публичным интересом общественный интерес, составными элементами которого выступают интересы неопределенного круга лиц и интересы государства .

См.: Князькин С.И. Экстраординарный характер деятельности надзорной судебной инстанции в гражданском и арбитражном процессе России. М.: Инфотропик Медиа, 2015.

См.: Шарнина Л.А. Частные и публичные интересы в конституционном и муниципальном праве // Конституционное и муниципальное право. 2005. N 4.

См.: Будак Е.В. Принципиальное значение дела и нарушение публичного интереса - основания к отмене решения суда в порядке ревизии по ГПК Германии и в порядке надзора по АПК РФ // Арбитражный и гражданский процесс. 2005. N 11. С. 37.

Таким образом, изложенное показывает, что в настоящее время в теории и практике отсутствует единство в определении закрепленных в комментируемой норме понятий, являющихся ориентирами для Президиума Верховного Суда РФ при принятии постановления об отмене или изменении судебных постановлений судов нижестоящих инстанций в порядке надзора, что обусловлено, конечно же, отсутствием законодательно определенных формулировок. В связи с этим представляется возможным согласиться с позицией С.И. Князькина, считающего, что отсутствие выработанных критериев квалификации того или иного дела как нарушающего публичные интересы приводит к разнообразию судебной практики надзорной инстанции и вынуждает суд надзорной инстанции действовать методом проб и ошибок, основываясь при принятии судебных актов на внутреннем убеждении судей .

См.: Князькин С.И. Экстраординарный характер деятельности надзорной судебной инстанции в гражданском и арбитражном процессе России. М.: Инфотропик Медиа, 2015.

4. Еще одним основанием для отмены или изменения судебных постановлений в порядке надзора, закрепленным в п. 3 комментируемой статьи, является нарушение обжалуемым судебным постановлением единообразия в толковании и применении судами норм права. Согласно позиции Президиума Верховного Суда РФ, выраженной в Обзоре судебной практики Верховного Суда РФ N 3 (2015), утвержденном 25 ноября 2015 г., под нарушением судебным постановлением единообразия в толковании и применении норм права понимается такое толкование и применение правовых норм в судебном постановлении, которое противоречит разъяснениям, содержащимся в постановлении Пленума Верховного Суда РФ, а также в постановлении Президиума Верховного Суда РФ. В силу п. п. 2, 3, 4 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 19 декабря 2003 г. N 23 "О судебном решении" решение является законным в том случае, когда оно принято при точном соблюдении норм процессуального права и в полном соответствии с нормами материального права, которые подлежат применению к данному правоотношению, или основано на применении в необходимых случаях аналогии закона или аналогии права. Решение является обоснованным тогда, когда имеющие значение для дела факты подтверждены исследованными судом доказательствами, удовлетворяющими требованиям закона об их относимости и допустимости, или обстоятельствами, не нуждающимися в доказывании, а также тогда, когда оно содержит исчерпывающие выводы суда, вытекающие из установленных фактов. Поскольку в силу ч. 4 ст. 198 ГПК РФ в решении суда должен быть указан закон, которым руководствовался суд, необходимо указать в мотивировочной части материальный закон, примененный судом к данным правоотношениям, и процессуальные нормы, которыми руководствовался суд.

Пример: Президиум Верховного Суда РФ в своем Постановлении от 23 ноября 2016 г. N 13ПВ16 пришел к выводу, что при рассмотрении дела в кассационном порядке Судебной коллегией по гражданским делам Верховного Суда РФ допущено нарушение единообразия в толковании и применении норм как материального, так и процессуального права.

Отменяя принятые по делу судебные постановления, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ сослалась на необоснованное освобождение судом ООО от солидарной ответственности, однако в то же время применила положения п. 1 ст. 325 ГК РФ о том, что исполнение солидарной обязанности полностью одним из должников освобождает остальных должников от исполнения кредитору, и приняла по делу новое решение об отказе в иске, тем самым допустив нарушения в применении норм материального права. Далее, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ, принимая новое решение об отказе в иске, отвергла установленный судом на основании оценки и исследования доказательств факт недостаточности предоставленного потерпевшему исполнения, а также установленный судом размер надлежащего исполнения и установила новый факт полного исполнения владельцами источников повышенной опасности обязанности по компенсации причиненного истцу морального вреда. Принимая такое решение, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ вышла за пределы полномочий, предоставленных законом суду кассационной инстанции, установив, по существу, новые обстоятельства дела и отвергнув обстоятельства, установленные судами первой и апелляционной инстанций, что противоречит как нормам гражданского процессуального законодательства, так и позиции Пленума Верховного Суда РФ, изложенной в п. 4 Постановления от 11 декабря 2012 г. N 29, указывающей на недопустимость установления судом кассационной инстанции новых обстоятельств, которые не были установлены либо были отвергнуты судом первой или апелляционной инстанции.

Задайте вопрос юристу:

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: