О практике применения судами законодательства об ответственности за экологические правонарушения

Обновлено: 29.11.2022

Верховный суд отправил на новое рассмотрение судебные акты, об отказе во взыскании 5 342 536 руб. 92 коп. вреда, причиненного недрам. В соответствии со статьей 51 Закона о недрах лица, причинившие вред недрам вследствие нарушения законодательства Российской Федерации о недрах, возмещают его добровольно или в судебном порядке. Порядок расчета размера вреда, причиненного недрам вследствие нарушения законодательства Российской Федерации о недрах, устанавливается Правительством Российской Федерации. Постановлением Правительства Российской Федерации от 04.07.2013 No 564 утверждены Правила расчета размера вреда, причиненного недрам вследствие нарушения законодательства Российской Федерации о недрах.

В соответствии с определением Конституционного Суда РФ от 24.06.2014 No1314-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы общества с ограниченной ответственностью «Кирпичный» и гражданина Халенкова Артура Васильевича на нарушение конституционных прав и свобод частью четвертой статьи 7 Закона Российской Федерации «О недрах» (далее –определение No 1314-О), Закон о недрах определяет правовые и экономические основы комплексного рационального использования и охраны недр, обеспечивает защиту интересов государства и граждан Российской Федерации, а также прав пользователей недр. Как считает Конституционный Суд Российской Федерации, из положений Закона о недрах (статьи 7 и 11) вытекает, что недра как часть земной коры не являются частью земельного участка (земной поверхности), находятся в государственной собственности и выступают в качестве самостоятельного объекта гражданских прав. Следовательно, собственник земельного участка не имеет каких-либо прав в отношении недр, находящихся под данным участком.

Судебными актами по делу No А63-13244/2018 признано обоснованным привлечение общества к административной ответственности в соответствие с частью 1 статьи 7.3. КоАП. Обстоятельства о причинении вреда недрам, в том числе, факт использования недрами без лицензии, имеют для настоящего дела преюдициальное значение в силу статьи 69 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Таким образом, факт противоправного поведения общества, повлекший причинение вреда недрам в виде изъятия природного компонента, был правомерно установлен судами, собранными по настоящему делу доказательствами и по существу не оспаривается ответчиком. Как обоснованно указывал истец при обращении в суд, в результате безлицензионной добычи валунно-песчано-гравийной смеси, то есть самовольного использования недр, произошло изъятие запасов полезных ископаемых как одного из природных компонентов окружающей природной среды, тем самым причинен вред государственной собственности ̧ поскольку недра в границах территории Российской Федерации, включая подземное пространство и содержащиеся в недрах полезные ископаемые, энергетические и иные ресурсы, являются государственной собственностью ( часть 1 статьи 1.2. Закона о недрах).

Вывод судов о недоказанности утраты добытого полезного ископаемого ввиду его фактического нахождения на территории ответчика и иных лиц и, соответственно, отсутствие причинения вреда, нельзя признать обоснованным, он основан на неверном толковании закона, так как сам факт изъятия и утраты запасов полезных ископаемых, содержащихся в недрах, являющихся государственной собственностью, в результате безлицензионной добычи, как и иные способы ухудшения свойств недр, составляют правонарушение, в результате которого причиняется вред, подлежащий взысканию.

Кейс №2: "Взыскание вреда почвам и её рекультивация признаны двойной мерой ответственности природопользователя". Определение ВС РФ от 7 декабря 2020 г. N 306-ЭС20-16219. Судьи Борисова Е.Е., Маненнкова А.Н., Попова Г.Г. Верховный суд отменил судебные акты подлежат отмене и направил дело на новое рассмотрение.

Суды, удовлетворяя одновременно требование о взыскании вреда, причиненного почве как объекту охраны окружающей среды, и требование об обязании общества в двухмесячный срок со дня вступления в силу решения суда разработать проект рекультивации и провести рекультивацию земель не учли разъяснения, изложенные в пунктах 13 и 17 постановления Пленума ВС от 30.11.2017 N 49 "О некоторых вопросах применения законодательства о возмещении вреда, причиненного окружающей среде", пункте 35 Обзора судебной практики Верховного Суда Российской Федерации N 3 (2018), утвержденном Президиумом Верховного Суда РФ 14.11.2018, об избрании наиболее эффективного способа восстановления вреда.

Суды, принимая во внимание представленный управлением расчет размера вреда и ссылаясь на образцы применительно к точкам координат отбора проб, находящихся в пределах спорного участка согласно картографическим схемам, не учли, что пробы с уменьшенного участка в отношении уточненного истцом размера площади участка, в части, подвергнутой порче (3096 кв.м), в сравнении с первоначальным размером площади загрязнения участка (10000 кв.м), не изымались, соотношение результатов анализа проб, свидетельствующих о существенном снижении плодородия почвы, к измененному размеру участка, не проводилось.

В пункте 35 Обзора судебной практики ВС No3 (2018), а также в пункте 28 Обзора судебной практики ВС No2 (2019) установлено, что целью ответственности за причинение вреда окружающей среде является достижение компенсации, восстановления ее нарушенного состояния, в связи с чем, истец вправе выбрать способы, предусмотренные статьей 1082 ГК РФ, статьей78 Закона No 7-ФЗ, а суд, с учетом конкретных обстоятельств по делу, оценивая в каждом случае эффективность этих способов, применить тот, который наиболее соответствует этим целям.

Определение способа возмещения вреда - в натуре или в денежном выражении -зависит прежде всего от возможности его возмещения в натуре, необходимости оперативно принимаемых мер, их эффективности для восстановления нарушенного состояния окружающей среды. В отсутствие таких обстоятельств суд вправе избрать способ защиты в виде компенсации вреда в денежном выражении (взыскание убытков). Согласно пунктам 13 и 17 постановления Пленума No 49 возмещение вреда может осуществляться посредством взыскания причиненных убытков и (или) путем возложения на ответчика обязанности по восстановлению нарушенного состояния окружающей среды. В случае если восстановление состояния окружающей среды, существовавшее до причинения вреда, в результате проведения восстановительных работ возможно лишь частично (в том числе в силу наличия невосполнимых и (или) трудновосполнимых экологических потерь), возмещение вреда в соответствующей оставшейся части осуществляется в денежной форме.

Между тем, суды, в нарушение вышеуказанных норм, применили к обществу двойную меру ответственности в виде возмещения вреда посредством взыскания причиненных убытков и возложения на ответчика обязанности по восстановлению нарушенного состояния окружающей среды, обязав разработать проект рекультивации нарушенных земель, провести рекультивацию нарушенных земель и представить после завершения рекультивации документацию, подтверждающую фактическое проведение перечисленных работ.

Кейс №3: "Вред причиненный самовольным пользованием недрами ПАО Крымсода на 1,2 млрд.руб." Определение ВС РФ от 7 декабря 2020 г. N 310-ЭС20-15694. Судьи Борисова Е.Е., Попова В.В., Чучунова Н.С.

Верховный суд отложил рассмотрение дела на 21 января 2021 года.

В соответствии со статьей 11 Закона о недрах предоставление недр в пользование, в том числе предоставление их в пользование органами государственной власти субъектов Российской Федерации, оформляется специальным государственным разрешением в виде лицензии. В соответствии с пунктом 1 статьи 5 Закона N 161-ФЗ проектная документация на выполнение работ, связанных с пользованием участками недр, расположенными на территориях Республики Крым и города федерального значения Севастополя, должна быть приведена в соответствие с законодательством Российской Федерации до 1 января 2017 года.

Разрешение на добычу недр, выданное официальным органом Украины, прекратило действие с 01.01.2017. ПАО "Крымский содовый завод" до 01.01.2017 и впоследствии неоднократно обращалось с заявкой на предоставление права пользования участком недр с целью добычи сырья пригодного для производства кальцинированной соды, поваренной соли (Сивашское месторождение гидроминерального сырья). Лицензия на право пользования недрами Российскими властями была предоставлена обществу 14.08.2018.

Добыча рапы на участке недр Сивашского месторождения в период с 01.01.2017 по 14.08.2018 осуществлялась без оформленного в установленном порядке права пользования в виде лицензии на пользование недрами.

Суд первой инстанции частично удовлетворил иск, на основании заключения проведенной по делу экспертизы, определившей, что размер вреда, причиненного самовольным пользованием недрами (рапой) в период с 01.01.2017 по 28.05.2017 составляет 13 119 477, 07 руб.

Отменяя решение суда первой инстанции, суд апелляционной инстанции, с которым согласился суд округа, исходил из того, что обществом в силу неурегулирования вопроса по переоформлению лицензии на право пользования недрами предприняты все зависящие от него своевременные меры в соответствии с требованиями законодательства, между тем истцом не доказана совокупность условий, необходимых для привлечения ответчика к гражданско-правовой ответственности в виде возмещения убытков, в том числе, противоправный характер действий ответчика, причинно-следственная связь между действиями (бездействием) ответчика и возникновением у истца убытков, а также их размер, в связи с чем отказал в удовлетворении иска.

По мнению Росприроднадзора, меры, предпринятые обществом для получения лицензии, не свидетельствуют об отсутствии вины причинителя вреда. Ссылается также на правовую позицию Арбитражного суда Тюменской области по делу N А70-19293/2019, согласно которой неприостановление деятельности по пользованию недрами и добыча рапы с целью коммерческого использования в период переоформления лицензии свидетельствуют о недобросовестном поведении общества.

В связи с чем, Верховый суд передал жалобу надзорного органа для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации.

Заседание по рассмотрению жалобы отложено на 21 января 2021 года на 10 часов 00 минут в помещении Верховного Суда Российской Федерации по адресу: Москва, улица Поварская, дом 15, зал N 3048.

В целях обеспечения правильного и единообразного применения судами законодательства об ответственности за экологические правонарушения Пленум Верховного Суда Российской Федерации постановляет:

  1. Обратить внимание судов на важность обеспечения правильного, единообразного и эффективного применения законодательства об ответственности за совершение экологических правонарушений. Высокая степень общественной опасности этого вида правонарушений обусловлена тем, что объектом их посягательства являются стабильность окружающей среды и природно-ресурсный потенциал, а также гарантированное ст.42 Конституции Российской Федерации право каждого на благоприятную окружающую среду.
  2. Судам следует иметь в виду, что при рассмотрении дел, связанных с нарушениями экологического законодательства, особое значение приобретает установление причинной связи между совершенными деяниями и наступившими вредными последствиями или возникновением угрозы причинения существенного вреда окружающей среде и здоровью людей. Необходимо также выяснять, не вызваны ли вредные последствия иными факторами, в том числе естественно-природными, и не наступили ли они вне зависимости от установленного нарушения, а равно и то, не совершены ли противоправные деяния в состоянии крайней необходимости.
  3. Под иными тяжкими последствиями нарушения правил охраны окружающей среды при производстве работ (ст.246 УК РФ) следует понимать существенное ухудшение качества окружающей среды или состояния ее объектов, устранение которого требует длительного времени и больших финансовых и материальных затрат; уничтожение отдельных объектов; деградация земель и иные негативные изменения окружающей среды, препятствующие ее сохранению и правомерному использованию.
  4. Причинение вреда здоровью человека (ст. ст. 246, 247, 248, 250, 251, 252, 254 УК РФ) выражается в расстройстве здоровья, временной или постоянной утрате трудоспособности, причинении тяжкого, средней тяжести или легкого вреда одному или нескольким лицам.
  5. Существенный экологический вред характеризуется возникновением заболеваний и гибелью водных животных и растений, иных животных и растительности на берегах водных объектов, уничтожением рыбных запасов, мест нереста и нагула; массовой гибелью птиц и животных, в том числе водных, на определенной территории, при котором уровень смертности превышает среднестатистический в три и более раза; экологической ценностью поврежденной территории или утраченного природного объекта, уничтоженных животных и древесно-кустарниковой растительности; изменением радиоактивного фона до величин, представляющих опасность для здоровья и жизни человека, генетического фонда животных и растений; уровнем деградации земель и т.п.
  6. Создание угрозы причинения существенного вреда здоровью человека или окружающей среде (ч.1 ст.247 УК РФ) подразумевает возникновение такой ситуации либо таких обстоятельств, которые повлекли бы предусмотренные законом вредные последствия, если бы не были прерваны вовремя принятыми мерами или иными обстоятельствами, не зависящими от воли причинителя вреда. Угроза при этом предполагает наличие конкретной опасности реального причинения вреда здоровью человека или окружающей среде.
  7. В необходимых случаях в целях правильного разрешения вопросов, требующих специальных познаний в области экологии, по делу должны быть проведены соответствующие экспертизы с привлечением специалистов: экологов, санитарных врачей, зоологов, ихтиологов, охотоведов, почвоведов, лесоводов и других.
  8. Рассматривая дела, связанные с нарушением законодательства об охране природы, судам следует иметь в виду, что заранее обещанное приобретение добытой заведомо преступным путем продукции либо систематическое приобретение ее от одного и того же правонарушителя лицом, которое сознавало, что своими действиями дает возможность правонарушителю рассчитывать на содействие в сбыте этой продукции, должно квалифицироваться как соучастие в преступлении в форме пособничества.
  9. Разъяснить судам, что эксплуатация промышленных, сельскохозяйственных, коммунальных и других объектов с неисправными очистными сооружениями и устройствами, отключение очистных сооружений и устройств, нарушение правил транспортировки, хранения, использования минеральных удобрений и препаратов, совершение иных действий, повлекших загрязнение водоемов и водных источников и причинивших существенный вред животному или растительному миру, рыбным запасам, лесному или сельскому хозяйству, должны квалифицироваться по соответствующей части статьи 250 УК РФ. К уголовной ответственности по данной статье могут быть привлечены как должностные лица или лица, выполняющие управленческие функции в коммерческой или иной организации, так и другие лица, совершившие это преступление.
  10. Обратить внимание судов на то, что в случаях, когда виновным в совершении экологического преступления признается должностное лицо государственного предприятия, учреждения, организации или лицо, выполняющее управленческие функции в коммерческой или иной организации, оно должно нести ответственность по соответствующей статье за совершение экологического преступления, а при наличии в действиях признаков злоупотребления должностными полномочиями или полномочиями лица, выполняющего управленческие функции в коммерческой или иной организации, несет также ответственность соответственно по статьям 285 и 201 УК РФ. При этом необходимо учитывать, что статьями 256, 258 и 260 УК РФ специально предусматривается ответственность за преступления, совершенные с использованием служебного положения. Исходя из этого, содеянное следует квалифицировать только по указанным нормам об экологических преступлениях без совокупности со статьями, предусматривающими ответственность за должностные преступления, либо за злоупотребление полномочиями лицами, выполняющими управленческие функции в коммерческой и иной организации.
  11. Вред, причиненный нарушением экологического законодательства, в соответствии со ст. 1064 ГК РФ и ст.86 Закона РСФСР "Об охране окружающей природной среды" подлежит возмещению виновным лицом в полном объеме независимо от того, причинен ли вред в результате умышленных действий (бездействия) или по неосторожности.

Исключение составляют случаи, когда вред причинен предприятием, учреждением, организацией, деятельность которых связана с повышенной опасностью для окружающей природной среды (ст. 1079 ГК РФ, ст.88 Закона РСФСР "Об охране окружающей природной среды"). В указанном случае ответственность наступает независимо от наличия вины, если причинитель вреда не докажет, что вред возник вследствие непреодолимой силы или умысла потерпевшего.

Размер вреда, подлежащего возмещению, определяется в соответствии с утвержденными в установленном порядке таксами и методиками исчисления размера ущерба, а при их отсутствии - по фактическим затратам на восстановление нарушенного состояния окружающей природной среды с учетом понесенных убытков, в том числе упущенной выгоды (ст.87 названного Закона).

Лица, совместно причинившие вред, в соответствии с ч.1 ст. 1080 ГК РФ несут солидарную ответственность перед потерпевшим. Суд вправе по заявлению потерпевшего и в его интересах возложить на указанных лиц долевую ответственность, исходя из степени вины каждою из них, а при невозможности определить степень вины - исходя из равенства долей (ч.2 ст. 1080, п.2 ст.1081 ГК РФ). При этом необходимо учитывать, что при совершении экологического преступления несколькими лицами они несут солидарную ответственность за причиненный вред лишь по тем эпизодам, в которых установлено их совместное участие.

Председатель Верховного Суда
Российской Федерации

Секретарь Пленума,
судья Верховного Суда
Российской Федерации

Президиум Верховного суда утвердил Обзор практики о защите окружающей среды

Глобальное потепление, разливы нефти, варварская вырубка лесов и не только — проблемы, которые стоят перед властью и гражданским обществом в России. Суды могут и должны вносить вклад в сохранение природы. В этом им поможет Обзор практики по вопросам применения законодательства о защите окружающей среды. Его Президиум утвердил 24 июня. В 57-страничном документе позиции гражданского, арбитражного, административного судопроизводства. Кроме того, отдельный Обзор содержит разъяснения по вопросам уголовного права.

24 июня 2022 года Президиум Верховного суда рассмотрел Обзор судебной практики по вопросам применения законодательства об охране окружающей среды и Обзор практики применения судами положений главы 26 УК РФ об экологических преступлениях. Как рассказал председатель Верховного суда Вячеслав Лебедев, который подчеркнул важность экологической повестки и сохранения окружающей среды, за год было рассмотрено около 87 000 дел соответствующих категорий. За последние 10 лет их стало почти в три раза больше, подчеркнул Лебедев.

Следом выступили докладчики — судьи ВС разных коллегий, которые осветили позиции Обзора по своим направлениям работы.

Экономическое и гражданское судопроизводство: ответственность неотвратима

В 95% случаев исковые требования удовлетворяются полностью или частично, отметила судья гражданской коллегии ВС Елена Гетман. По ее словам, большинство дел — по искам прокуроров в защиту РФ, субъектов, неопределенного круга лиц. При подготовке Обзора был сделан акцент на выбор правильного способа защиты, в их числе возмещение убытков или возложение обязанности восстановить окружающую среду.


Возмещение обязательно предполагает, что суд должен оценить утвержденный проект восстановительных работ, включая его осуществимость. Но нельзя требовать возложить на ответчика обязанность его подготовить, ведь это противоречит общегражданскому принципу пользования правами по своему усмотрению. Надлежащий способ защиты — прекращение или приостановление деятельности до получения субъектом лицензии.

Проект восстановительных работ обязателен, потому что восстановление вреда в натуре, в частности, землям, недрам — сложный процесс, объяснила судья экономколлегии ВС Елена Борисова. Кроме того, проект иногда требует экологической экспертизы, без которой невозможно хорошо провести восстановительные работы.

Гетман рассказала о случаях, когда согласно Обзору суды должны устанавливать нарушения и вред окружающей среде. Например, есть разрешения, но деятельность ведется противоправным способом. Пример — компания, которая имеет разрешение на вылов ресурсов и придерживается квот, но использует запрещенные орудия лова либо действует в водоохранных зонах, где это запрещено, следует из Обзора. Другие нарушения тоже должны учитываться. В их числе добыча общераспространенных полезных ископаемых с нарушением правового режима участка, в том числе на землях сельскохозяйственного назначения. Борисова рассказала об одном из примеров Обзора: в границах охраны водного объекта, в частности озера Байкал, невозможно добывать полезные ископаемые даже на основании выданной лицензии.


При рассмотрении дел о вреде окружающей среде суды должны учитывать негативное изменение всех компонентов природы. Например, разлив нефти причинил вред лесу, но и фауна тоже пострадала. В таком случае Обзор предписывает исчислять размер вреда для каждого компонента на основании методик.

Ссылка на естественные процессы и способность природы самовосстанавливаться не должна освобождать от ответственности, подчеркнула Борисова. Еще она обратила внимание, что Обзор акцентирует внимание на презумпции экологической опасности как одном из принципов, которыми должны руководствоваться суды.

В Обзоре уделяется внимание необходимости сохранять биоразнообразие среды. Если добыча ведется варварскими объемами, которые наносят ущерб среде, то компании могут отказать в разрешении вывозить добытое через таможенную границу. В примере, о котором рассказала Борисова, фирма заготавливала древесный гриб (чагу), многократно превысив ежегодный объем, и поставила под угрозу популяцию этого гриба, которому требуется 15 лет на восстановление. Поэтому компании не выдали разрешение на вывоз ресурса.

Борисова высказала надежду, что положения Обзора дадут позитивный импульс для совершенствования судебной практики по экологическим спорам и в целом сохранения природной среды.

Уголовное и административное судопроизводство

Судья административной коллегии Олег Нефедов рассказал о практике привлечения к административной ответственности за экологические правонарушения и о проблемах, с которыми сталкиваются суды. В частности, иногда сложно определить местоположение береговой линии реки, когда Единый государственный фонд данных о состоянии окружающей среды не содержит сведений о ее уровнях. Но оставлять такие реки без охраны неправильно. В этом случае Обзор разрешает использовать также данные об уровнях воды рек-аналогов.

Еще Нефедов рассказал о практике предоставления водных объектов для сброса сточных вод. Один суд признал незаконным решение регионального министерства природных ресурсов, которое дало ИП право сброса сточных вод, но не проверило достоверность координат, которые указал ИП. В результате ИП сливал сточные воды не в водный объект, а в лесной массив. Там образовалось болото, почва загрязнилась, деревья и кустарники перестали расти. Поэтому Обзор обязывает уполномоченный орган проверять сведения заявителя о месте сброса сточных вод, координаты заявленной к использованию части водного объекта.

Судья уголовной коллегии ВС Олег Зателепин представил Обзор практики применения судами положений главы 26 УК об экологических преступлениях.


Хотя экологические преступления составляют всего 1% в структуре судимости, они причиняют большой, сложно восстановимый или вообще невосстановимый ущерб окружающей среде.

В помощь судам будет Обзор. Там говорится, что размер ущерба по делам об экологических преступлениях рассчитывается по таксам и методикам, которые действовали на момент совершения преступления. В документе уточняется, что изменения нормативно-правовых актов, которые улучшают положение лица, имеют обратную силу, даже если речь о бланкетной составляющей нормы, поделился Зателепин. По его словам, отдельно указана обязанность суда индивидуализировать наказания по экологическим преступлениям. Наряду с другими обстоятельствами следует учитывать характер и степень общественной опасности экологического преступления, которые определяются и размером причиненного экологического вреда.

Завершая заседание, Лебедев пообещал, что Верховный суд будет и дальше следить за судебной практикой в этом направлении и, возможно, дополнять Обзоры новыми позициями.

/upl/hammer-802300_1920_1.jpg

Право граждан РФ на благоприятную окружающую среду, достоверную информацию о ее состоянии и на возмещение ущерба, причиненного здоровью или имуществу экологическим правонарушением, гарантировано ст. 42 Конституции РФ. Нарушение законодательства в области охраны окружающей среды влечет имущественную, дисциплинарную, административную или уголовную ответственность, а вред, причиненный окружающей среде в связи с такими нарушениями – в результате ее загрязнения, истощения, нерационального использования природных ресурсов, разрушения естественных экологических систем и т. д., – должен быть возмещен нарушителями – юридическими и физическими лицами в полном объеме. Компенсация вреда осуществляется в добровольном порядке или в соответствии с решением суда (ст. 75, ст. 77, ст. 78 Федерального закона от 10 января 2002 г. № 7-ФЗ "Об охране окружающей среды"; далее – Закон № 7).

Обсуждению нюансов, на которые судьям нужно обращать особое внимание при рассмотрении требований о возмещении вреда, причиненного природе, а также актуальных вопросов применения природоохранного законодательства при рассмотрении судами гражданских, административных, уголовных дел и экономических споров был посвящен состоявшийся вчера семинар Верховного Суда Российской Федерации о практике рассмотрения судами дел в сфере защиты экологии.

Председатель судебного состава по гражданским делам Судебной коллегии по гражданским делам ВС РФ Сергей Асташов, отметив, что ежегодно судами общей юрисдикции рассматривается около 3 тыс. дел о возмещении ущерба в связи с нарушением экологического законодательства, напомнил о нескольких основополагающих позициях, на которые должна ориентироваться судебная практика. Во-первых, о недопустимости рассмотрения природных объектов как объектов права собственности, выполняющих лишь экономическую функцию. Первостепенность их экологической и социальной функций подчеркивается и законодательством – согласно ч. 1 ст. 9 Конституции РФ земля и другие природные ресурсы используются и охраняются в России как основа жизни и деятельности народов, проживающих на соответствующей территории, поэтому право собственности на природные объекты отличается от правового режима любого иного имущества. Четко указывают на это разъяснения, содержащиеся в Постановлении Пленума ВС РФ от 30 ноября 2017 г. № 49 "О некоторых вопросах применения законодательства о возмещении вреда, причиненного окружающей среде":

  • в п. 5 прямо говорится о том, что нахождение земельного участка в собственности лица, деятельность которого привела к его загрязнению или иной порче, не может являться основанием для освобождения данного лица от обязанности привести участок в первоначальное состояние и возместить причиненный окружающей среде вред. Так, например, гражданина, разместившего на своем участке лом кирпича (отходов, образовавшихся в результате сноса зданий) и привлеченного к административной ответственности по ст. 8.2 КоАП за несоблюдение требований в области охраны окружающей среды при обращении с отходами производства и потребления, обязали возместить вред, причиненный почве в связи с размещением таких отходов на не оборудованном для этих целей участке. Размер вреда был рассчитан по Методике исчисления размера вреда, причиненного почвам как объекту охраны окружающей среды, и составил более 3,3 млн руб. (Определение Судебной коллегии по гражданским делам ВС РФ от 9 апреля 2019 г. № 77-КГ19-1). "За этим, казалось бы, рядовым делом стоит принципиальная позиция о том, что добровольное или принудительное устранение нарушителем видимых результатов загрязнения почв, лесов, рек и озер не всегда является достаточной мерой возмещения вреда, причиненного природе", – подчеркнул Сергей Асташов;
  • в п. 4 указано, что по смыслу ст. 79 Закона № 7 физические и юридические лица обязаны возместить причиненный окружающей среде вред вне зависимости от возмещения ими вреда здоровью или имуществу граждан, имуществу организаций, нанесенного в результате негативного воздействия на окружающую среду при осуществлении хозяйственной деятельности и нарушении природоохранного законодательства. К примеру, лицо, использующее в сельском хозяйстве токсичные химические вещества, может быть обязано возместить и нанесенный в связи с этим вред окружающей среде, и возникшие у собственников земельных участков убытки (по причине гибели урожая, животных и т. д.);
  • в п. 13 отмечается, что возмещение вреда осуществляется посредством взыскания причиненных убытков и (или) возложения на ответчика обязанности восстановить нарушенное состояние окружающей среды. Способ возмещения вреда выбирает истец, однако суд, учитывая наличие публичного интереса в благоприятном состоянии окружающей среды, что обусловливает необходимость принятия мер по ее приведению в то состояние, в котором она находилась до причинения вреда, с учетом конкретных обстоятельств дела и позиции участвующих в нем лиц вправе применить наиболее соответствующий целям природоохранного законодательства способ возмещения.

Еще один важнейший вопрос касается круга лиц, которые могут обращаться в суд с требованием о возмещении вреда, причиненного окружающей среде. ВС РФ отмечает, что подавать соответствующие иски вправе федеральные и региональные уполномоченные органы власти, органы местного самоуправления, прокуроры, граждане, а также общественные объединения и некоммерческие организации, осуществляющие деятельность в области охраны окружающей среды (п. 3 Постановления № 49).

Причем формальный подход к решению вопроса о том, наделено ли лицо правом на обращение в суд с указанным требованием, по мнению ВС РФ, недопустим. Это иллюстрируется, к примеру, Определением Судебной по гражданским делам ВС РФ от 18 июня 2019 г. № 5-КГ19-100. Суд первой инстанции прекратил производство по делу по иску общества защиты прав потребителей и охраны окружающей среды с требованием о прекращении деятельности комплекса по обезвреживанию и переработке твердых бытовых и биологических отходов, нарушающей права жителей близлежащих районов на благоприятную окружающую среду. Он указал, что заявитель ссылается на нарушение предприятием-ответчиком санитарно-эпидемиологических правил и нормативов, а Федеральный закон от 30 марта 1999 г. № 52-ФЗ "О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения" (далее – Закон № 52-ФЗ) не наделяет общественные организации правом на обращение в суд в интересах неопределенного круга лиц. Апелляционный суд, поддерживая данный вывод, отметил также, что заявитель является общественной организацией по защите прав потребителей, а граждане, в чьих интересах подан иск, не являются в данном случае потребителями по смыслу Закона РФ от 7 февраля 1992 г. № 2300-I "О защите прав потребителей". ВС РФ же указал, что, во-первых, поскольку целью деятельности организации-заявителя согласно ее уставу является в том числе охрана окружающей среды, она имеет право обращаться в суд с иском о прекращении деятельности, оказывающей негативное воздействие на окружающую среду (это право, напомним, прямо предусмотрено п. 1 ст. 12 Закона № 7). Во-вторых, ссылка заявителя на Закон № 52-ФЗ в обоснование иска не меняет характер требований – они направлены на защиту окружающей среды, а суды в силу ч. 1 ст. 196 Гражданского процессуального кодекса должны определять, какие нормы права применяются к установленным обстоятельствам дела. Поэтому решения судов первой и апелляционной инстанций о прекращении производства по делу были отменены как необоснованные.

Дела о взыскании убытков, причиненных окружающей среде, являются наиболее распространенными среди экологических споров, рассматриваемых арбитражными судами, хотя и не самыми простыми, так как расчет убытков на основании утвержденных методик и такс не всегда возможен без проведения специальных исследований и экспертиз, отметила судья Судебной коллегии по экономическим спорам ВС РФ Елена Борисова. Тем не менее тенденция к неукоснительному соблюдению принципа полного возмещения причиненного вреда налицо: об этом свидетельствуют размеры взыскиваемых убытков. Разумеется, нельзя не упомянуть в этой связи Решение Арбитражного суда Красноярского края от 12 февраля 2021 г. по делу № А33-27273/2020, в соответствии с которым с акционерного общества "Норильско-Таймырская энергетическая компания" (дочерней компании ПАО "ГМК "Норильский никель") было взыскано более 146 млрд руб. в счет возмещения вреда, причиненного окружающей среде в результате аварийного разлива дизельного топлива, – крупнейшая сумма компенсации в российской практике.

Формируемые судами подходы важны и для реализации другого принципа – неотвратимости ответственности за нарушение природоохранного законодательства. Так, в одном из дел, связанных с привлечением к ответственности хозяйствующего субъекта за использование природных ресурсов без полученного в установленном порядке разрешения, суд указал, что даже в случае восполнения самой природой запасов недр, извлеченных без надлежащим образом оформленной лицензии, данный субъект не освобождается от обязанности возместить причиненный вред государству как собственнику недр (Определение Судебной коллегии по экономическим спорам ВС РФ от 28 января 2021 г. № 310-ЭС20-15694).

Поступающие на рассмотрение Судебной коллегии по административным делам ВС РФ споры связаны в основном с особо охраняемыми природными территориями, с установлением охранных зон, защитой лесного фонда, обращением с отходами производства и потребления, сообщил судья одного из судебных составов коллегии Олег Нефёдов.

Сохранение особо охраняемых природных территорий, в том числе заповедников и национальных парков, имеет важнейшее значение в сфере охраны природы, поэтому их правовой режим устанавливается специально утверждаемыми уполномоченными органами положениями. По словам Олега Нефёдова, за период с 2019 года ВС РФ в качестве суда первой инстанции рассмотрел 60 дел об оспаривании соответствующих нормативных правовых актов. Среди них, в частности, – дела об оспаривании:

запрещения любой рыбохозяйственной деятельности в акватории охранной зоны вокруг морских границ Дальневосточного морского биосферного государственного природного заповедника (Решение ВС РФ от 24 декабря 2020 г. № АКПИ20-845);

придания Сочинскому курортному региону статуса экологическо-экономического района с элементами свободной экономической зоны рекреационного типа (Решение ВС РФ РФ от 11 декабря 2019 г. № АКПИ19-762) и др.

В принятых по этим делам решениях отмечается, что оснований для пересмотра границ указанных объектов нет, а их территории должны быть защищены от ненадлежащей застройки и осуществления деятельности, которая может нанести ущерб соответствующим природным комплексам, – это прямо предусмотрено Земельным кодексом и Федеральным законом от 14 марта 1995 г. № 33-ФЗ "Об особо охраняемых природных территориях".

Уголовных дел об экологических преступлениях судами рассматривается не много: их доля от общего количества поступающих в суды дел составляет всего 1%. В прошлом году за такие преступления было осуждено более 5 тыс. лиц – на 14% меньше, чем в 2019 году, рассказал судья Судебной коллегии по уголовным делам ВС РФ Олег Зателепин. В целом же за последние пять лет число осужденных за экологические преступления сократилось на 41%. Почти 90% всех осужденных привлекается к ответственности по двум статьям Уголовного кодекса: по ст. 260 – за незаконную рубку леса – и по ст. 256 – за незаконную добычу биологических ресурсов. По остальным 16 статьям, предусмотренным гл. 26 УК РФ, за указанный период либо вообще не было осужденных, либо были единичные случаи привлечения к ответственности, например за загрязнение атмосферы, вод, порчу земли. Данная статистика в сочетании с официальной оценкой текущего состояния экологической безопасности России: согласно Стратегии экологической безопасности РФ на период до 2025 года состояние окружающей среды на 15% территории страны оценивается как неблагополучное по экологическим параметрам, от 30 до 40% населения страны регулярно пользуется водой, не соответствующей гигиеническим нормативам, в связи с тем, что только 11% сточных вод сбрасывается в водные объекты очищенными до установленных нормативов допустимых сбросов, общая площадь находящихся в обороте загрязненных земель составляет 75 млн га – позволяет говорит о гиперлатентности экологических преступлений, полагает Олег Зателепин. То есть статистика судимости не отражает реального состояния экологической преступности.

При этом практика ставит перед судами и новые вопросы, требующие формирования четких правовых позиций. Один из них: как оценивать действия по вырубке леса, растущего на землях сельскохозяйственного назначения. "Речь идет о вырубке лесов на таких землях по договорам о расчистке земельных участков под видом мелиоративных работ в целях их приведения в состояние, пригодное для использования в сельском хозяйстве. Масштабы такой рубки, судя по информации из судов, огромные, это не единичные случаи. Однако на самом деле эти участки просто вырубаются, можно сказать, по упрощенной схеме и захламляются древесными остатками. Коренного улучшения таких земель, как требует закон о мелиорации, не происходит, в сельхозугодья они так и не превращаются, поскольку в таких схемах преследуется лишь одна цель – изъятие вырубленной древесины, – пояснил Олег Зателепин. – При этом возникают вопросы с собственниками такой древесины: как пишут суды, органы местного самоуправления и территориальные управления Росимущества собственниками себя не считают, указывают на отсутствие ущерба в таких случаях. Нет методики расчета экологического вреда от такой рубки, учет заготовленной таким образом древесины не ведется. Неясными для судов являются вопросы о возможности привлечения лиц, организующих такую вырубку и участвующих в ней, к уголовной ответственности, поскольку согласно нашим разъяснениям леса на таких землях не являются предметом преступления в ст. 260 УК РФ".

ВС РФ намерен проанализировать этот и другие вопросы, связанные с лесопользованием, а также в принципе с применением законодательства в сфере охраны окружающей среды и подготовить тематический обзор судебной практики, а по ключевым вопросам в этой области – принять постановление Пленума ВС РФ.

Пленум Верховного Суда Российской Федерации впервые принял постановление, полностью посвященное вопросам судебного возмещения вреда, причиненного окружающей среде. В Постановлении от 30.11.2017 № 49 «О некоторых вопросах применения законодательства о возмещении вреда, причиненного окружающей среде» (далее — Постановление) позиция Пленума была существенно изменена по некоторым важнейшим аспектам. При этом, на наш взгляд, далеко не все новые разъяснения появились в результате обобщения правильных судебных актов.

Лица, которые могут предъявлять иски о возмещении экологического вреда

В пункте 3 Постановления дан обновленный перечень лиц, которые могут предъявлять в суд иски о возмещении экологического вреда: уполномоченные органы государственной власти Российской Федерации, субъектов Российской Федерации, прокурор, граждане, общественные объединения и некоммерческие организации, осуществляющие деятельность в области охраны окружающей среды, а также органы местного самоуправления, с учетом того что абз. 6 ст. 3 Федерального закона от 10.01.2002 № 7-ФЗ «Об охране окружающей среды» (в ред. от 29.07.2017; далее — Федеральный закон № 7-ФЗ) на них возложена ответственность за обеспечение благоприятной окружающей среды и экологической безопасности на соответствующих территориях.

КСТАТИ

Примечательно, что до принятия Постановления иски о возмещении вреда, причиненного окружающей среде, которые подавали органы местного самоуправления, не удовлетворялись судами ввиду отсутствия у таких органов полномочий на предъявление данных исков, прямо предусмотренных федеральным законом.

Способы возмещения экологического вреда

Заслуживает внимания п. 13 Постановления, в соответствии с которым возмещение вреда может осуществляться посредством взыскания причиненных убытков и (или) путем возложения на ответчика обязанности по восстановлению нарушенного состояния окружающей среды. Выбор способа возмещения причиненного вреда при обращении в суд осуществляет истец.

Вместе с тем, принимая во внимание необходимость эффективных мер, направленных на восстановление состояния окружающей среды, в котором она находилась до причинения вреда, наличие публичного интереса в благоприятном состоянии окружающей среды, суд с учетом позиции лиц, участвующих в деле, и конкретных обстоятельств дела вправе применить такой способ возмещения вреда, который наиболее соответствует целям и задачам природоохранного законодательства.

Таким образом, Пленум предоставил право судам самостоятельно (без волеизъявления истца) выбирать способ восстановления нарушенного права общества на благоприятную окружающую среду.

Например, суды могут удовлетворить иск о возмещении экологического вреда, изначально заявленный в денежном эквиваленте, путем возложения на ответчика обязанности по проведению восстановительных процедур[1].

Определение размера экологического вреда

Согласно п. 15 Постановления при определении размера причиненного окружающей среде вреда, подлежащего возмещению в денежной форме согласно таксам и методикам, должны учитываться понесенные лицом, причинившим соответствующий вред, затраты по устранению такого вреда. Порядок и условия учета этих затрат устанавливаются уполномоченными федеральными органами исполнительной власти.

До утверждения названного порядка судам необходимо исходить из того, что при определении размера возмещаемого вреда допускается учет затрат причинителя вреда по устранению загрязнения окружающей среды, когда лицо, неумышленно причинившее вред окружающей среде, действуя впоследствии добросовестно, до принятия в отношении него актов принудительного характера совершило за свой счет активные действия по реальному устранению причиненного вреда окружающей среде (ликвидации нарушения), осуществив при этом материальные затраты. При вынесении таких актов должны учитываться:

• обстоятельства, определяющие форму и степень вины причинителя вреда, за исключением случаев, когда законом предусмотрено возмещение вреда при отсутствии вины;

• было ли совершено правонарушение с целью получения экономической выгоды;

• характер последующего поведения причинителя вреда;

• объем затрат, направленных на устранение нарушения.

Таким образом, если природопользователь неумышленно причинил вред окружающей среде и, не дожидаясь момента, когда ему выдадут предписание или представление об устранении вреда, самостоятельно произвел мероприятия по его устранению, то он может рассчитывать, что затраты, которые были им понесены на устранение вреда, вычтут из общей суммы исковых требований.

К СВЕДЕНИЮ

Указанное разъяснение основано на позиции Конституционного Суда Российской Федерации, изложенной в Постановлении от 02.06.2015 № 12-П «По делу о проверке конституционности части 2 статьи 99, части 2 статьи 100 Лесного кодекса Российской Федерации и положений постановления Правительства Российской Федерации "Об исчислении размера вреда, причиненного лесам вследствие нарушения лесного законодательства" в связи с жалобой общества с ограниченной ответственностью "Заполярнефть"».

Осуществление деятельности с нарушением законодательства в области охраны окружающей среды

В пунктах 24–28 Постановления Пленум уделил внимание вопросам приостановления, ограничения и запрещения деятельности, осуществляемой с нарушением законодательства в области охраны окружающей среды.

Указанные разъяснения нельзя признать новаторскими или тем более революционными: эти вопросы освещались и в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 18.10.2012 № 21 «О применении судами законодательства об ответственности за нарушения в области охраны окружающей среды и природопользования» (далее — Постановление-2012), только не так подробно. Вместе объем этих разъяснений можно воспринять как посыл высшей судебной инстанции иным судам, а также лицам, вовлеченным в природоохранную деятельность, активизировать предъявление таких исков.

Установление факта причинения экологического вреда

Наиболее важными нововведениями в Постановлении являются разъяснения об установлении факта причинения вреда окружающей среде при рассмотрении споров о его возмещении.

Согласно п. 6 Постановления основанием для привлечения лица к имущественной ответственности является причинение им вреда, выражающееся в негативном изменении состояния окружающей среды, в частности ее загрязнении, истощении, порче, уничтожении природных ресурсов, деградации и разрушении естественных экологических систем, гибели или повреждении объектов животного и растительного мира и иных неблагоприятных последствиях.

В пункте 7 Постановления указано, что по смыслу ст. 1064 Гражданского кодекса Российской Федерации (в ред. от 29.07.2017; далее — ГК РФ), ст. 77 Федерального закона № 7-ФЗ лицо, которое обращается с требованием о возмещении вреда, причиненного окружающей среде, представляет доказательства, подтверждающие наличие вреда, обосновывающие с разумной степенью достоверности его размер и причинно-следственную связь между действиями (бездействием) ответчика и причиненным вредом.

При этом, в случае превышения юридическими лицами, индивидуальными предпринимателями установленных нормативов допустимого воздействия на окружающую среду, предполагается, что в результате их действий причиняется вред (ст. 3, п. 3 ст. 22, п. 2 ст. 34 Федерального закона № 7-ФЗ). Бремя доказывания обстоятельств, указывающих на возникновение негативных последствий в силу иных факторов и (или) их наступление вне зависимости от допущенного нарушения, возлагается на ответчика.

ОБРАТИТЕ ВНИМАНИЕ

Абзацем 2 п. 7 Постановления Пленум ввел «презумпцию» наступления вреда для окружающей среды в случае превышения природопользователями установленных нормативов допустимого воздействия на окружающую среду.

Но прежде чем предоставить читателю анализ обозначенного абзаца, предлагаем вспомнить, какой позиции придерживался Пленум до принятия Постановления.

[1] Подробнее см.: Алымова В.А. Возмещение вреда, причиненного почвам: в денежной или натуральной форме? // Справочник эколога. 2017. № 12. С. 11–17 (прим. редакции).

Е.В. Жаров, адвокат, кандидат экономических наук, руководитель экологической практики компании «Объединенные консультанты ФДП»
А.А. Неофитов, юрист компании «Объединенные консультанты ФДП»

Материал публикуется частично. Полностью его можно прочитать в журнале «Справочник эколога» № 1, 2018.

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: