Неправосудным акт считается когда это установлено судебным актом вышестоящего суда

Обновлено: 03.12.2022

Кошаева Татьяна Олеговна - ведущий научный сотрудник отдела уголовного, уголовно-процессуального законодательства, судоустройства ИЗиСП, кандидат юридических наук, доцент.

Осуществление правосудия является одной из важных составляющих судебной власти в России. Судебная система Российской Федерации является основой организации судебной власти и включает в себя все судебные органы - Конституционный Суд РФ, суды общей юрисдикции, а также арбитражные суды всех уровней.

Судебная власть осуществляется посредством конституционного, гражданского, административного и уголовного судопроизводства. Главной функцией судебной власти, ее основным предназначением является защита прав, свобод и интересов граждан. Правозащитная функция судебной власти реализуется как в случаях, когда правовой порядок нарушают граждане, так и в случаях, когда его нарушают должностные лица государства, наделенные властными полномочиями, а также государство в целом, когда оно своими общеобязательными решениями нарушает естественные и неотъемлемые права граждан или любым способом нарушает установленный Конституцией РФ правовой порядок организации и функционирования власти .

См.: Лебедев В.М. Становление и развитие судебной власти в Российской Федерации. М., 2000. С. 29 - 30.

Содержание правозащитной функции судебной власти в той или иной степени отражено в целом ряде конституционных норм, в частности, в ст. 2, 22, 23, 25, 46, 52, 120 Конституции РФ, в которых закреплено право каждого гражданина на защиту его прав и свобод. Корреспондирующую этому праву обязанность государство выполняет с помощью всех ветвей власти, но в особенности посредством выполнения правозащитной функции судебной власти.

Государственно-властный характер судебной деятельности необходимо рассматривать и связывать с реализацией правовых норм и такой ее необходимой формой, как применение права . Именно суды призваны и способны судить о праве, т.е. о самой правомерности поведения участников общественных отношений, с введением в действие всех вытекающих отсюда государственно-правовых последствий, в том числе назначения наказания за преступления, принудительного изъятия имущества и т.д.

См.: Лебедев В.М. Указ. соч. С. 32.
См.: Алексеев С.С. Общая теория права. М., 1981. С. 325.

К системе конституционных принципов организации и деятельности органов судебной власти относятся принципы законности, осуществления правосудия только судом, независимости судей, осуществления правосудия на началах равенства всех перед законом и судом, обеспечения каждому права на обращение в суд за защитой своих интересов, презумпции невиновности, обеспечения подозреваемому и обвиняемому права на защиту, состязательности сторон, гласности разбирательства дела в суде, языка судопроизводства, участия граждан в осуществлении правосудия, охраны чести и достоинства личности, непосредственности и устности судебного разбирательства.

Правосудие в Российской Федерации осуществляется в соответствии с Конституцией РФ только судом (ч. 1 ст. 118). Судьи, осуществляющие правосудие, независимы и подчиняются только Конституции РФ и федеральным законам. Правосудие в его подлинном смысле имеет место тогда, когда суд правильно выяснил все существенные для данного дела обстоятельства и безошибочно применил закон, приняв на этой основе справедливое решение. В случае, если суд принимает решение, противоречащее закону, например, осуждает невиновного в преступлении, это не правосудие, а беззаконие, произвол. Правосудие означает основанную на законе справедливость и состоит в осуществляемой в процессуальном порядке деятельности судов по рассмотрению гражданских, уголовных и арбитражных дел в судебных заседаниях, в их законном, обоснованном и справедливом разрешении при неуклонном соблюдении Конституции и законов Российской Федерации .

См.: Правоохранительные органы Российской Федерации: Учебник. М., 2004. С. 78 - 79.

Деятельность органов правосудия обеспечивается целым комплексом законодательных и организационных мер. Одним из важных средств такого обеспечения являются уголовно-правовые нормы. В целях осуществления борьбы с преступными посягательствами на интересы правосудия в УК РФ установлена ответственность за общественно опасные деяния, которые препятствуют законной деятельности органов правосудия в соответствии с его целями и задачами, посягают на отношения, обеспечивающие реализацию конституционных принципов правосудия, а также на установленный законом процессуальный порядок получения доказательств по делу, на деятельность органов, осуществляющих предварительное расследование, на отношения по реализации вступивших в законную силу судебных актов. Нарушение конституционных принципов организации и деятельности органов правосудия в целом и составляют сущность преступлений против правосудия, ответственность за которые предусмотрена в гл. 31 УК РФ.

Так, в ст. 305 УК РФ установлена ответственность за вынесение заведомо неправосудных приговора, решения или иного судебного акта. Это преступление совершается лицами, непосредственно реализующими функцию осуществления правосудия и использующими в преступных целях предоставленную им судебную власть. Его общественная опасность состоит в грубом нарушении прав и законных интересов граждан как участников процесса, в подрыве авторитета судей, в причинении существенного вреда как потерпевшим от такого преступления, так и их близким.

По существу указанная статья Уголовного кодекса представляет собой норму, детализирующую положения, содержащиеся в гл. 30 (преступления против государственной власти, интересов государственной службы и службы в органах местного самоуправления), отличающиеся признаками субъекта.

Приговор, решение или иной судебный акт являются правосудными, если они соответствуют требованиям законности, обоснованности, справедливости.

Судебное решение - это постановление суда (арбитражного суда) первой инстанции, которым гражданское дело (арбитражный спор) разрешается по существу. Решение должно быть законным, обоснованным и мотивированным.

Приговор является важным актом правосудия, который устанавливает виновность или невиновность подсудимого, меру наказания и иные правовые последствия совершения преступления.

Судья (судьи) при вынесении приговора руководствуется Конституцией РФ, уголовно-процессуальным законом, а также положениями, изложенными в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 29 апреля 1996 г. "О судебном приговоре" .

БВС РФ. 1996. N 7.

Законность приговора означает, что по своей форме он соответствует закону, а по содержанию основывается на материалах уголовного дела, которое расследовано и рассмотрено судом в точном соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона. Законность приговора означает также, что судом правильно применен уголовный закон, уголовно-процессуальный закон, а также нормы других отраслей права, если они подлежат применению по делу.

Обоснованность приговора заключается в том, что суд основывает приговор только на тех доказательствах, которые были рассмотрены в судебном заседании и получены с соблюдением законов.

Мотивированность приговора означает необходимость подтвердить приведенные в приговоре выводы ссылками на конкретные обстоятельства и доказательства, которые были установлены в суде. Суд постановляет обвинительный либо оправдательный приговор.

Под неправосудным приговором (решением, определением, постановлением) понимается любой судебный акт, который вынесен не в соответствии с обстоятельствами дела и тем самым противоречит нормам материального и процессуального закона .

См.: Курс российского уголовного права. Особенная часть. М., 2002. С. 889.

К иным судебным актам относятся определения и постановления судов. Определение - это иное, кроме приговора, решение, вынесенное судом первой инстанции при производстве и рассмотрении уголовного дела (например, определение о прекращении дела, частные определения и т.д.). Определения выносятся судами второй инстанции и вышестоящими судами.

Постановление суда означает решение, принятое президиумами судов при пересмотре приговоров, определений и постановлений, вступивших в законную силу, а также решение, принятое судьей единолично. Кроме того, к судебным актам относятся также постановления, принимаемые Пленумом Верховного Суда РФ, Высшего Арбитражного Суда РФ.

Несоответствие приговора, решения или иного судебного акта хотя бы по одному из указанных в законе требований делает его неправосудным.

Приговор, например, является заведомо неправосудным, когда виновным в совершении преступления признано заведомо для суда невиновное лицо или оправдано заведомо виновное лицо. Заведомо неправосудный приговор будет иметь место и в том случае, когда судьи преднамеренно допустили неправильное применение уголовного закона и назначили подсудимому несправедливо суровое или мягкое наказание .

См.: Учебно-практический комментарий к УК РФ / Под ред. А.Э. Жалинского. М., 2006. С. 922.

Как показывает судебная практика, необходимым условием для признания в действиях лица состава преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 305 УК, является заведомость и неправосудность судебного акта, постановленного с существенным нарушением как материального, так и процессуального законов, влияющим на разрешение дела по существу и препятствующим доступу граждан к правосудию за защитой своих личных, имущественных и других прав .

См.: БВС РФ. 2005. N 8.

По гражданским делам неправосудным должно считаться решение, которым неосновательно отказано в удовлетворении законного иска либо удовлетворен незаконный иск, например, намеренно завышен или занижен размер ущерба, подлежащего возмещению, и т.п.

По делам об административных правонарушениях неправосудность будет заключаться, например, в искажении фактических обстоятельств по делу об административном правонарушении.

Определения и постановления кассационной и надзорной инстанций являются неправосудными в случае, если, например, необоснованно будет отменен или изменен основанный на законе приговор или решение либо оставлен в силе заведомо незаконный судебный акт и т.п.

По признаку заведомости неправосудности приговора, решения или иного судебного акта следует отграничивать преступление, предусмотренное ст. 305 УК РФ, от дисциплинарного проступка. Так, неосторожное вынесение неправомерного судебного акта, например, ввиду недостаточности опыта в работе судьи, исключает уголовную ответственность. Неправосудность вынесенного решения по итогам рассмотрения дела в суде означает лишь наличие существенного нарушения материального или процессуального законов.

Квалифицирующими обстоятельствами преступления, предусмотренного ст. 305 УК РФ, является вынесение незаконного приговора суда к лишению свободы или повлекшее иные тяжкие последствия. Под вынесением незаконного приговора к лишению свободы понимается осуждение лица к лишению свободы на определенный срок или пожизненное лишение свободы с нарушением закона, совершенным умышленно. Иные тяжкие последствия - это оценочный признак. К числу таковых может быть отнесено, например, самоубийство потерпевшего или покушение на него, его психическое или иное заболевание и другие. При наступлении тяжких последствий от совершения такого преступления изменяется конструкция состава, т.е. он становится материальным. Поэтому квалифицированный состав данного преступления в определенных случаях характеризуется двумя формами вины, а именно: вынесение заведомо неправосудного приговора, решения или иного судебного акта характеризуется прямым умыслом, а отношение виновного к наступлению общественно опасных последствий возможно как в форме умысла, так и неосторожности.

В соответствии с ч. 1 ст. 305 УК РФ, виновным в таком преступлении могут признаваться только судьи (судья), рассматривающие дела в судах первой инстанции, в кассационном или надзорном порядке. Ответственность за вынесение неправосудного приговора, решения, иного судебного акта возлагается на судей, принявших и подписавших такой процессуальный документ. Для признания лица виновным в совершении данного преступления, несмотря на предписания ст. 20 УК РФ, необходимо наличие возрастного критерия, так как должность судей предполагает по закону различный возраст, а именно: 25 лет для судей низшего звена, 30 лет - для вышестоящих судов и 35 лет - для судей Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ. Таким образом, признаками специального субъекта преступления, предусмотренного ст. 305 УК РФ, является должностное положение и возраст.

Общественно опасные последствия преступления, предусмотренного ст. 305 УК РФ, как правило, сопряжены с причинением потерпевшему или его близким морального вреда. В целом "под моральным вредом понимаются нравственные или физические страдания, причиненные действиями (бездействием), посягающими на принадлежащие гражданину от рождения или в силу закона нематериальные блага (жизнь, здоровье, достоинство личности, деловую репутацию, неприкосновенность частной жизни личности, семейную тайну и т.п.) или нарушающими его личные неимущественные права (право на пользование своим именем, право авторства и другие неимущественные права в соответствии с законом об охране прав на результаты интеллектуальной деятельности) либо нарушающими имущественные права гражданина" . Статья 53 Конституции РФ устанавливает положение, в соответствии с которым каждый имеет право на возмещение государством вреда, причиненного незаконными действиями (или бездействием) органов государственной власти или их должностных лиц. На основании ст. 1070 ГК РФ вред, причиненный гражданину в результате незаконного осуждения, незаконного привлечения к уголовной ответственности, незаконного применения в качестве меры пресечения заключения под стражу или подписки о невыезде, незаконного наложения административного взыскания в виде ареста или исправительных работ, возмещается за счет казны Российской Федерации, а в случаях, предусмотренных законом, за счет казны субъекта Российской Федерации или казны муниципального образования в полном объеме, независимо от вины должностных лиц органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда в порядке, установленном законом.

См.: Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 20 декабря 1994 г. // БВС РФ. 1995. N 3. С. 9.

Компенсация морального вреда потерпевшим от действий должностных лиц системы правосудия определяется на основании ст. 151 ГК РФ, где указывается, что если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда. Закон устанавливает правила возмещения вреда потерпевшим от действий органов правосудия, который определяется, например, с момента вынесения неправосудного приговора и до вынесения реабилитирующего решения о невиновности лица в совершении преступления. Размеры причиненного вреда могут включать в себя заработок, пенсии, пособия, конфискованное имущество, а также имущество, на которое был наложен арест, штрафы и другие убытки, причиненные незаконными действиями должностных лиц правоохранительных органов и суда. Потерпевших от преступлений против правосудия восстанавливают в трудовых и жилищных правах, в званиях и знаках отличия (ордена, медали). Компенсация морального вреда определяется непосредственно претерпеванием морального вреда, неправомерными действиями причинителя вреда, причинной связью между неправомерным действием и моральным вредом .

См.: Эрделевский А.М. Моральный вред и компенсация за страдания. М., 1997. С. 16.

Порядок возмещения морального вреда от преступлений против правосудия определяется на основании ст. 136 Уголовно-процессуального кодекса РФ. Так, прокурор от имени государства должен принести официальные извинения реабилитированному за причиненный ему моральный вред. Иски о компенсации потерпевшему за причиненный моральный вред в денежном выражении предъявляются в порядке гражданского судопроизводства.

Мы используем файлы Cookie. Просматривая сайт, Вы принимаете Пользовательское соглашение и Политику конфиденциальности.

Статья 305 УК РФ сообщает об ответственности за издание заведомо неправосудного решения суда. Работает ли эта норма?

Каков механизм привлечения судьи по этой статье? И какие признаки у неправосудного решения суда?

Нужно ли внеести изменения в статью 305 УК РФ и вписать в эту норму признаки "заведомо неправосудного решения суда"?

Налоговые споры. Защита прав налогоплательщиков

Налоговые споры. Защита прав налогоплательщиков

Составление понятного договора

Составление понятного договора

Бизнес-медиация

Бизнес-медиация

Похожие материалы

Комментарии (21)

Для привлечения к ответственности по этой статье нужно, чтобы судебный акт был отменён. Иное нарушало бы принцип независимости судей.

Касаемо самого состава, учитывая практику наших судов, а также практику по аналогичным статьям в других странах, по моему представлению "заведомо неправосудное решение" это, во-первых, решение неправомерное. Во-вторых, степень этой неправомерности, выражаемая словами "заведомая неправосудность" должна быть такой, чтобы судебный акт по сути искажал существо правосудия. Этим также обеспечивается защита судей от преследования за судебные ошибки. Акт, квалифицируемый как заведомо неправосудный, должен быть таким, чтобы его нельзя было списать на судебную ошибку.

В конкретных признаках я бы выразил это так:

Вопросы права: 1) Применение заведомо неконституционной нормы (например, нормы расового закона аналогичного существующему в третьем рейхе); 2) Применение нормы заведомо не подлежащей применению (например, применение ФЗ Об обращениях граждан вместо УПК к заявлению о преступлении) ; 3) Неприменение нормы, обязательно и заведомо подлежащей применению, применение которой привело бы к противоположному результату рассмотрения дела 4) Извращённое толкование нормы

Вопросы факта: 1) Принятие во внимание заведомо неотносимого факта (например, линиий на руке обвиняемого как свидетельства в пользу его виновности; 2) Непринятие во внимание установленного факта, который бы привёл к противоположному результату рассмотрения дела; 3) Извращённое толкование факта

Вопросы процессуального характера: 1) Ведение дела таким образом, что сторона лишается возможности представлять свидетельства в защиту своей позиции (например, необоснованное отклонение ходатайств, которые бы привели к получению доказательств, доказывающих невиновность обвиняемого)

Кем именно должен быть отменен судебный акт?
Статья 305 УК РФ не запрещает признавать неправосудным решение Верховного суда и Конституционного суда. Значит, решение Верховного суда и Конституционного суда закон (ст. 305 УК РФ) также позволяет счесть неправосудным.
Как быть, если Верховный суд вынес неправосудное решение (осуществил например, "извращённое толкование нормы", либо нарушил требования ГПК РФ) и не отменил неправосудное решение нижестоящего суда?

В моей личной коллекции имеется именно такое решение Верховного суда:
1. Извращенное толкование судом нормы - ст.2 п.3 ГК РФ (суд считает, что пенсионное право не относится к сфере гражданского права и не регулируется гражданским законодательством).
2. Неконституционность нормы - п.31 Постановления Пленума ВС РФ № 30 от 11.12.2012 N 30 "О практике рассмотрения судами дел, связанных с реализацией прав граждан на трудовые пенсии" (моральный вред за пенсионные правонарушения с пенсионного органа не взыскивается).
Конституционный суд РФ полностью игнорировал часть жалобы, в которой ставился вопрос о неконституционности этой нормы - вообще ничего не ответил (жалоба состояла из двух норм, о другой норме КС РФ дал определение)
3. Нарушение ст. 61 ГПК РФ (суд изменил оценку события, данную в предыдущем судебном решении, вступившем в силу, с теми же лицами)
4. Искажение существа правосудия - суд определил правонарушение (преюдиция) как осуществление полномочий (публично-властных) и полностью исключил любую ответственность для правонарушителя (правонарушитель - ПФР).
5. "Заведомо" - Викисловарь "явно, безусловно, несомненно". Очевидно всем. То есть, решение суда, которое очевидно (явно) является неправосудным.

Все перечисленные Вами признаки неправосудности в наличии.
И тем не менее, Верховный суд "засилил" неправосудные решения нижестоящих судебных инстанций.

Как применить статью 305 УК РФ к подобному неправосудному решению Верховного суда?

Помимо Вашего личного мнения есть ли конкретная законодательная норма, указывающая на такие признаки неправосудности?
Или каждый может толковать ст. 305 УК РФ в соответствии со своими личными взглядами и убеждениями?
В том и состоит вопрос - единообразные признаки, изложенные в законе.


Нарушение статьи 61 ГПК РФ (Обстоятельства, признанные судом общеизвестными, не нуждаются в доказывании и обстоятельства, установленные вступившим в законную силу судебным постановлением по ранее рассмотренному делу, обязательны для суда) относится к таким процессуальным нарушениям?

Судьи Конституционного Суда не подлежат уголовной ответственности за вынесенные решения (ст. 15 ФКЗ о КС).

Акт Верховного Суда должен быть отменён, например, Президиумом, либо в экстраординарном порядке.

Конкретной нормы, указывающей на признаки нет.

По поводу Вашего решения по существу ничего сказать не могу, надо полностью погружаться в суть.

« Судьи Конституционного Суда не подлежат уголовной ответственности за вынесенные решения (ст. 15 ФКЗ о КС). »

Спорно. В этой норме двоякое изложение.
"если только вступившим в законную силу приговором суда не будет установлена виновность данного судьи в преступном злоупотреблении своими полномочиями."

То есть, возможность злоупотребления судьей Конституционного суда своими должностными полномочиями ФЗ о КС не исключает.

Но поэтому и возник вопрос - как установить факт злоупотребления судьей КС РФ (и ВС РФ тоже) своими должностными полномочиями?

Кто должен возбудить уголовное дело по признакам вынесения неправосудного решения суда?

Я знаю, вопрос сложный. Ходим по кругу.
Но никто не обещал, что будет легко.

А если судья ВС РФ отказался передать жалобу на рассмотрение суда, как быть в этом случае?


А что там сложного?
Суд признал отказ в пенсии незаконным, но отказал в возмещении вреда за это правонарушение.
И при этом решение суда базируется на совершенно абсурдных основаниях - суд отменил гражданское право в пенсионных правоотношениях и произвольно поменял оценку действиям пенсионного органа.
Все очень просто.

Выходит, это пробел законодательства?
Без официальных (изложенных в законе) признаков неправосудности ни одна прокуратура и СК не смогут возбудить уголовное дело по ст.305 УК РФ (неоднократно обращалась).
Там просто не знают, что это такое - неправосудное решение суда.

Статья 305 УК РФ просто не работает без определения признаков неправосудного решения суда.
Законодатель также не хочет ничего менять (я уже неоднократно обращалась в ГД).

Какие мои дальнейшие действия?

« Судьи Конституционного Суда не подлежат уголовной ответственности за вынесенные решения (ст. 15 ФКЗ о КС). »

А вынесенное неправосудное решение не может быть вариантом "преступного злоупотребления своими полномочиями"?

Если завести уголовное дело по статье 305 УК РФ, довести дело до суда, получить приговор суда.
Но сначала с судьи нужно снять неприкосновенность.

ВККС отказывается это сделать на основании ФЗ О статусе судей - невмешательство в судебный процесс и ссылается на независимость суда при вынесении решений.
На самом деле согласно ФЗ О статусе судей у суда нет полной независимости в вынесении решений.
Суд при вынесении решения обязан подчиняться. Конституции РФ и Закону. Не говоря уже о зависимости суда от Процессуального Кодекса.
То есть, при вынесении решения суд находится в зависимом состоянии. Никакого независимого суда в законе нет.
Но ВККС упорно этого не видит и не пытается регулировать работу суда в части его полномочий.

Выходит, тем самым и ВККС тоже нарушает свои полномочия.

Замкнутый круг. Как его разорвать?

« 3) Неприменение нормы, обязательно и заведомо подлежащей применению, применение которой привело бы к противоположному результату рассмотрения дела »

Также имеется в наличии.
Суд обязан был применить норму федерального закона (статья 16 федерального закона № 59 "О порядке рассмотрения обращений граждан"от 02.05.2006).
Но суд этого не сделал.
Незаконный отказ в назначении пенсии - это необъективное (ст.10 ФЗ-59) рассмотрение обращения за пенсией (процесс назначения пенсии носит заявительную форму). А нарушения положений ФЗ-59 влечет наложение санкций на правонарушителя - на гос. учреждение (ст.1 п.4 ФЗ-59) - возмещение материального и морального вреда.

В итоге.
Все изложенные Вами признаки неправосудного решения имеются в наличии.
Но Верховный суд их игнорировал и сам в свою очередь вынес неправосудное решение.

Как применить к такому решению ВС РФ статью 305 УК РФ?

« Акт, квалифицируемый как заведомо неправосудный, должен быть таким, чтобы его нельзя было списать на судебную ошибку. »


Что имеется ввиду? Как выглядит вопиющая неправосудность?
Например, суд официально признает преступление (правонарушение) и при этом оставляет его без какой-либо ответственности - это заведомая неправосудность?

Чтобы не томить, сразу перейду к конкретному примеру.

Первый (иск) судебный процесс - об отмене решения ПФР, отказавшего в пенсии.
Суд обязал назначить пенсию со дня обращения в ПФР. То есть, суд признал, что, отказав в назначении пенсии, ПФР нарушил пенсионное законодательство. Решение суда вступило в силу.

Второй (иск) судебный процесс - о компенсациях за незаконный отказ в назначении страховой пенсии (преюдиция).

Из судебных решений по делу о компенсациях за незаконный отказ ПФР в назначении досрочной страховой пенсии:
Из решения Мытищинского городского суда. Дело № 2-350/2018 (2-6068/2017;) ~ М-5440/2017 :
1. «Из материалов дела следует, что 15.12.2014 года Клавдиенко Галина Евгеньевна обратилась в Управление Пенсионного фонда с заявлением о назначении досрочной трудовой пенсии. Однако ей было отказано в назначении льготной пенсии».
2. «Суд обязал ГУ-ГУ ПФР № 6 по г. Москве и Московской области назначить Клавдиенко Галине Евгеньевне досрочно трудовую пенсию по старости с 15.12.2014 года».

Из решения Московского областного апелляционного суда. Дело № 33-17801/2018 :
1. «Как установлено судом и подтверждается материалами дела, Клавдиенко Галина Евгеньевна 15 декабря 2014 года обратилась в пенсионный орган за назначением досрочной трудовой пенсии по старости в связи с лечебной и иной работой по охране здоровья населения».
2. «Решением комиссии по рассмотрению вопросов реализации пенсионных прав граждан в назначении пенсии было отказано за отсутствием требуемого стажа».
3. «С решением Клавдиенко Галина Евгеньевна не согласилась и обратилась в суд».
4. «Суд обязал ответчика назначить Клавдиенко Галине Евгеньевне досрочную трудовую пенсию по старости с 15 декабря 2014 года».

В этой части решения суд честно и недвусмысленно констатирует, что ПФР нарушил пенсионное законодательство - незаконно отказал в назначении страховой (трудовой досрочной) пенсии по старости.
А дальнейшая логика суда не поддается здравому смыслу и носит признаки биполярного расстройства - суд отказывает в компенсации вреда за незаконный отказ в пенсии по причине того, что пенсионный орган, незаконно отказав в пенсии, осуществлял свои полномочия (публично-властные).
То есть, суд "переобувается в воздухе" и меняет оценку события (отказу ПФР в пенсии), данную в предыдущем судебном процессе.
В первом судебном процессе суд признает отказ в пенсии незаконным (нарушением пенсионного законодательства) и отменяет решение ПФР об отказе.
Во втором судебном процессе (о компенсациях) суд утверждает, что нарушения пенсионного законодательства не было - ПФР осуществлял свои полномочия.
И к тому же мои отношения с ПФР не являются гражданскими правоотношениями.
Налицо "Искажение существа правосудия" и нарушение ст. 61 ГПК РФ.

Решение Мытищинского городского суда. Дело № 2-350/2018 (2-6068/2017;) ~ М-5440/2017 :
"Таким образом, поскольку правоотношения сторон возникли в связи с осуществлением пенсионным органом публично-властных полномочий, не основанных на равенстве прав и обязанностей их участников, исходя из положений статьи 2 Гражданского кодекса Российской Федерации, эти отношения не регулируются нормами гражданского законодательства."

Из решения Московского апелляционного областного суда. Дело № 33-17801/2018 :
"Как следует из пункта 1 статьи 2 ГК РФ, гражданское законодательство регулирует договорные и иные обязательства, а также другие имущественные и личные неимущественные отношения, основанные на равенстве, автономии воли и имущественной самостоятельности участников.
Согласно пункту 3 статьи 2 ГК РФ к имущественным отношениям, основанным на административном или ином властном подчинении одной стороны другой, в том числе к налоговым и другим финансовым и административным отношениям, гражданское законодательство не применяется, если иное не предусмотрено законодательством.
Таким образом, положения ГК РФ, в частности статья 15 о возмещении убытков и статья 151 о компенсации морального вреда, не могут быть применены к регулированию отношений по назначению пенсии.
Поскольку правоотношения сторон возникли в связи с осуществлением пенсионным органом публично-властных полномочий, не основанных на равенстве прав и обязанностей их участников, исходя из положений статьи 2 ГК РФ, эти отношения не регулируются нормами гражданского законодательства."

Повтор с сокращением ненужной лексики:
1) "поскольку правоотношения сторон возникли в связи с осуществлением пенсионным органом публично-властных полномочий, эти отношения не регулируются нормами гражданского законодательства". (Мытищинский городской суд и Московский областной суд).
2) "Таким образом, положения ГК РФ не могут быть применены к регулированию отношений по назначению пенсии." (Московский областной суд).
3) "Согласно пункту 3 статьи 2 ГК РФ к имущественным отношениям, основанным на административном или ином властном подчинении одной стороны другой, в том числе к налоговым и другим финансовым и административным отношениям, гражданское законодательство не применяется, если иное не предусмотрено законодательством." (Московский областной суд).
4) "суд пришёл к верному выводу об отсутствии правовых оснований для удовлетворения иска о компенсации потерь вследствие НЕЗАКОННОГО отказа в назначении пенсии". (Верховный суд РФ).

Суд отказал в возмещении вреда, понесенного вследствие незаконного отказа в назначении пенсии.
По причине незаконного отказа в пенсии из пенсии упущено два года - это двухлетнее отсутствие возможности получать накопительную пенсию (страховую пенсию ПФР вернул, но без процентов), негосударственную пенсию, пользоваться правом бесплатного проезда на транспорте, не платить налоги на недвижимость, судебные расходы и т.д..
В конце концов, упущено право отдыха (в отсутствии других источников дохода пенсионер вынужден продолжать свою трудовую деятельность). Это вариант повышения пенсионного возраста.
Но суд не видит всех этих негативных последствий незаконного отказа в пенсии.

Что это, как не "заведомо неправосудное решение суда"?
И как признать такое решение неправосудным?

Марат Гареев, кандидат юридических наук, г. Альметьевск.

В следственной и судебной практике нередко возникают вопросы, связанные с привлечением к уголовной ответственности лиц, осуществляющих правосудие по ст. 305 Уголовного кодекса РФ и вынесших заведомо неправосудный приговор, решение или какой-либо иной судебный акт. Каким образом в правоприменительной практике можно разграничить данный состав преступления от дисциплинарного проступка или профессиональной ошибки.

Теория и практика

В теории уголовного права для квалификации любого преступления необходимо выделять объект, объективную сторону, субъект, субъективную сторону и некоторые факультативные признаки, характерные для конкретного состава преступления.

Объектом преступления, предусмотренного ст. 305 УК РФ, выделяют интересы правосудия, авторитет и нормальное функционирование судебной власти. Состав данного преступления не только подрывает устои судебной власти, но и наносит ущерб авторитету государственной власти в целом. Особенно это ощущается, если решение или приговор вынесены от имени Российской Федерации. В то же время для квалификации данного деяния не имеет значения, какой судебный акт выносится лицом, осуществляющим правосудие: приговор, решение суда, вердикт, постановление, определение и т.д. Объективную сторону преступления образует вынесение неправосудного судебного акта, который не вступил в законную силу. Данное обстоятельство является существенным основанием для привлечения указанных лиц к уголовной ответственности в связи с вынесением заведомо неправосудных судебных актов.

Вступление судебных актов в законную силу является препятствием для возбуждения уголовного дела (ст. 305 УК РФ). На данное обстоятельство обратил внимание КС РФ в Постановлении от 18.10.2011, указав: "Вступивший в законную силу, неотмененный и неизмененный судебный акт не может рассматриваться как неправосудный, поскольку отсутствие подтверждения в установленном порядке незаконности и необоснованности этого судебного акта вышестоящей судебной инстанцией презюмирует его правосудность. При осуществлении уголовного преследования в отношении судьи за деяние, совершенное им в процессе осуществления правосудия, должен, безусловно, учитываться принцип обязательности судебных актов, их неукоснительное соблюдение на всей территории Российской Федерации и опровержимости только в судебном порядке, который вытекает из положений ст. 10, ч. 1 ст. 11, ст. 18, ч. 1 ст. 118, ч. 1 ст. 120 Конституции РФ и закрепленный в Федеральных конституционных законах "О судебной системе Российской Федерации", "О судах общей юрисдикции в Российской Федерации", а также в соответствующих нормах процессуального законодательства принцип обязательности судебных актов, их неукоснительном исполнении на всей территории Российской Федерации и опровержимости только в судебном порядке в специальных, предусмотренных законом процедурах".

Установить субъективную сторону

Под вынесением судебного акта, то есть совершением определенных действий, можно понимать его оглашение перед участниками судебного разбирательства или иными лицами, присутствующими во время данного разбирательства. Также действиями, направленными на вынесение судебного акта, может считаться подпись судьи или состава суда (если дело рассматривалось с участием коллегии из трех профессиональных судей или присяжных (арбитражных) заседателей), поставленная в судебном акте и в протоколе судебного заседания. Последний случай применяется к ситуациям, когда неправосудный судебный акт выносится в кабинете судьи без проведения судебного заседания и его оглашения участникам процесса и иным присутствующим лицам, а порой без извещения участников судебного разбирательства.

Указанное выше дает основание считать состав преступления формальным, поскольку для квалификации данного преступления достаточно вынесения судебного акта. При этом не требуется наступления последствий в виде причинения вреда для граждан, организации или государства. Данные моменты характерны для квалификации по ч. 1 ст. 305 УК РФ, поскольку в ч. 2 ст. 305 УК РФ предусмотрено наступление иных тяжких последствий. Для квалификации преступления по ст. 305 УК РФ не имеет правового значения, какими мотивами руководствовалось лицо, осуществляющее правосудие.

Субъектом преступления является не только судья, наделенный судейскими полномочиями в соответствии с Законом РФ от 26.06.1992 N 3132-1 "О статусе судей в Российской Федерации", но и иные лица, обладающие правом осуществлять правосудие, к которым могут быть отнесены присяжные и арбитражные заседатели, наделенные полномочиями в установленном законом порядке. В правоприменительной практике необходимо установить субъективную сторону, являющуюся существенной, которая будет свидетельствовать о прямом умысле, направленном на вынесение заведомо неправосудного судебного акта.

О совершении определенных действий по вынесению такого акта могут свидетельствовать некоторые факты, к которым можно отнести нарушение правил подведомственности и подсудности, неправильное определение обстоятельств, назначение меньшего либо большего наказания при разрешении уголовного дела или дела об административном правонарушении и др. Однако и эти факты не могут служить основанием для квалификации преступления, предусмотренного ст. 305 УК РФ. В данной ситуации необходимо отграничивать уголовно наказуемое деяние от других явлений.

Профессиональная ошибка?

Обоснованно указывает Л. Иногамова-Хегай об отсутствии состава преступления в действиях судьи, если вынесение судебного акта вызвано его профессиональной ошибкой в результате недостаточной компетентности, небрежности или недобросовестности . А. Чучаев отмечает необходимость разграничения дисциплинарного проступка, совершенного судьей при вынесении судебного акта и его заведомо неправосудном характере . Тем более отмена судебного акта не может свидетельствовать о вынесении лицом, осуществляющим правосудие, заведомо неправосудного акта, поскольку не исключается судебная ошибка второй судебной инстанции. Для квалификации преступления по ст. 305 УК РФ необходимо установить, что судебный акт является именно заведомо неправосудным. В Толковом словаре русского языка слово "заведомо" раскрывается как "хорошо известный, несомненный" . Исходя из филологических аспектов слова "заведомо" применительно к квалификации данного преступления необходимо установить прямой умысел лица, осуществляющего правосудие, который будет направлен на вынесение подобного судебного акта.

Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации (постатейный) / Отв. ред. А.И. Рарог. 7-е изд., перераб. и доп. М.: Проспект, 2011.
Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации (постатейный) / Под ред. д-ра юрид. наук, проф. А.И. Чучаева. М: КОНТАКТ-ИНФРА-М, 2009.
Ожегов С.И., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка. М.: ООО "ИТИ Технология", 2006.

О заведомо неправосудном судебном акте может свидетельствовать нарушение норм материального или процессуального закона, которые носят неоспоримый характер и толкуются законодателем однозначно. Основаниями для квалификации данного преступления в совокупности с вышеуказанными условиями могут являться нарушение правил подведомственности, подсудности, рассмотрение гражданского дела без участия сторон или стороны, их ненадлежащее извещение о времени и месте рассмотрения дела, назначение наказания по уголовному делу, выходящего за пределы санкции, и пр. Также о возникновении прямого умысла может свидетельствовать рассмотрение судьей аналогичных дел, при разрешении которых он выносил диаметрально противоположные решения.

Таким образом, для надлежащей квалификации преступления, предусмотренного ст. 305 УК РФ, необходимо нарушение норм действующего законодательства, как уже было отмечено, которые носили бы явный и неоспоримый характер.

Надлежащая квалификация

Отметим вынесенные мировыми судьями судебные приказы, являющиеся, по нашему мнению, заведомо неправосудными. Так, мировыми судьями судебного участка N 102 района Замоскворечье г. Москвы, судебного участка N 9 Ново-Савинского района г. Казани и судебного участка N 5 Альметьевского района и г. Альметьевска Республики Татарстан были вынесены судебные приказы о списании с ЗАО "Акционерный коммерческий банк "Ф-Т" в безакцептном порядке денежных средств в сумме 300 млн. руб. по одним и тем же векселям с корреспондентского счета данного банка в пользу трех коммерческих организаций, одной из которых являлся коммерческий банк. Подчеркнем, что мы руководствуемся конституционным положением в уголовном процессе, предусматривающим презумпцию невиновности, и не ставим вопрос о доказанности их вины, а только ведем речь о наличии достаточных признаков преступления (ст. 140 УПК РФ), дающих основание для возбуждения уголовного дела. Тем более что по данным фактам следственными органами было возбуждено уголовное дело .

Письмо ЗАО АКБ "ФОРПРОСТ" от 09.11.2006 N 14/2466 // Архив Верховного суда Республики Татарстан за 2006 г.

В данных случаях существенным основанием для возбуждения уголовного дела по ст. 305 УК РФ являлся тот факт, что все они не вступили в законную силу. Апелляционным определением от 06.07.2006 Замосквореченского районного суда г. Москвы отменен судебный приказ от 10.04.2006 мирового судьи судебного участка N 102 района Замоскворечье г. Москвы . Остальные судебные приказы отменены мировыми судьями Республики Татарстан в связи с поступившими возражениями от должника .

Архив Замосквореченского районного суда г. Москвы. Определение от 06.07.2006.
Судебный приказ от 15.08.2006. Определение об отмене судебного приказа от 31.08.2006 // Архив мирового судьи судебного участка N 9 Ново-Савинского района г. Казань РТ; Судебный приказ от 20.10.2006. Определение об отмене судебного приказа от 02.11.2006 // Архив мирового судьи судебного участка N 5 Альметьевского района и г. Альметьевска РТ.

В статье 122 ГПК РФ указано, что одним из оснований выдачи судебного приказа является требование, основанное на совершенном нотариусом протесте векселя в неплатеже, неакцепте и недатировании акцепта. Необходимость совершения нотариусом указанных действий также исходит из положений Постановления Пленума ВС РФ и ВАС РФ от 05.02.1998 N 3/1 "О некоторых вопросах применения Федерального закона "О простом и переводном векселе" .

Бюллетень Верховного Суда РФ. 1998. N 4; Вестник Высшего Арбитражного Суда РФ. 1998. N 4.

Нарушение правил подсудности

Вышеуказанные нормы материального и процессуального законодательства являются императивными, трактуются точно и лаконично, не содержат двусмысленного толкования.

В частности, из материалов гражданского дела мирового судьи судебного участка N 5 Альметьевского района и г. Альметьевска следовало, что нотариусом не совершены действия, основанные на протесте векселей в неплатеже или неакцепте (совершение действий свидетельствовало бы об отсутствии спора о праве и явилось основанием для вынесения мировым судьей судебного приказа) , что привело к возникновению спора о праве, носящего экономический характер. Поэтому мировые судьи должны были отказать в принятии заявления о выдаче судебного приказа (ст. ст. 124 и 134 ГПК РФ), поскольку поданные заявления не подлежали рассмотрению и разрешению в порядке гражданского судопроизводства. Данные заявления рассматриваются и разрешаются в ином судебном порядке. Под иным судебным порядком (ст. 22 ГПК РФ и ст. 27 АПК РФ) понимается рассмотрение возникшего спора арбитражным судом.

Судебный приказ от 20.10.2006 // Архив мирового судьи судебного участка N 5 Альметьевского района и г. Альметьевска.

О явном умысле, направленном на вынесение заведомо неправосудных судебных приказов, особенно применительно к татарстанским мировым судьям, свидетельствует нарушение правил подсудности, установленных ст. 28 ГПК РФ.

Исходя из обстоятельств выдачи данных судебных приказов доводы о праве судьи на судебную ошибку несостоятельны, поскольку предполагается, что судья по сравнению с другими юристами обладает более высокой квалификацией. Данная презумпция исходит из положений Федерального конституционного закона от 31.12.1996 N 1-ФКЗ "О судебной системе в Российской Федерации", Закона РФ от 26.06.1992 N 3132-1, Федерального закона 14.03.2002 N 30-ФЗ "Об органах судейского сообщества в Российской Федерации", предусматривающих наделение судьи полномочиями только после сдачи квалификационного экзамена и прохождения соответствующей процедуры назначения на судейскую должность.

Полагаем, что указанные мировые судьи не рассматривали споры, отнесенные к подведомственности арбитражных судов. Так, мировым судьей судебного участка N 5 Альметьевского района и г. Альметьевска возвращались либо отказывались в принятии к своему производству заявления в связи с нарушением подведомственности и подсудности .

Наряд - 19 // Архив мирового судьи судебного участка N 5 Альметьевского района и г. Альметьевска РТ.

Преступные намерения

В теории уголовного права для квалификации преступления необходимо выявить причинно-следственную связь. Несмотря на то что данный признак характерен для преступлений с материальным составом, в ряде случаев он может сослужить определенную службу и для квалификации по ч. 1 ст. 305 УК РФ. Материальный состав преступления предусмотрен в ч. 2 ст. 305 УК РФ, предусматривающей наступление иных тяжких последствий, к которым, например, можно отнести попытку суицида лица, привлекаемого к уголовной ответственности, последствия в виде тяжкого заболевания, приобретенного в местах содержания под стражей, и т.д.

Ярким примером для установления причинно-следственной связи может служить обращение жителя г. Альметьевска к Президенту России через Интернет. В этом обращении наряду с данными о коррупционных нарушениях, допущенных альметьевскими судьями, приводятся сведения о получении председателем Альметьевского городского суда взятки в виде элитной трехуровневой квартиры. Взятка была получена за вынесенное 17.09.2004 решение заместителем того же суда Г. в пользу мэра г. Альметьевска о взыскании с газеты "С Вами" морального вреда , которое отменено Определением Верховного суда Республики Татарстан от 21.10.2004 . В случае установления данного факта возникают основания привлечения заместителя председателя Альметьевского городского суда Г. к уголовной ответственности по ст. 305 УК РФ, поскольку "он старался вынести решение суда для своего шефа в целях улучшения его жилищных условий". Данные доводы не могут являться оправдательными, так как мотив преступления, как уже было сказано, не влияет на квалификацию преступления.

Не имеет принципиального значения, чем руководствовался судья: мотивом личной заинтересованности, в том числе корыстной, или действовал в якобы благих интересах другого лица.

Итак, перечислим основные задачи, которые необходимо разрешить при квалификации преступления, предусмотренного ст. 305 УК РФ. Во-первых, необходимо, чтобы судебный акт был отменен (или по крайней мере он не должен вступить в законную силу). Во-вторых, следует определить, присутствует ли явное нарушение норм материального и процессуального законодательства, указывающее о заведомой незаконности, о направленном умысле, свидетельствующее о преступных намерениях судьи, направленных на вынесение заведомо неправосудного судебного акта. В-третьих, необходимо учитывать формальный состав преступления, кроме ч. 2 ст. 305 УК РФ (подчеркнем, что мотивы судьи, побудившие его к вынесению заведомо неправосудного решения, значения не имеют).

Мы используем файлы Cookie. Просматривая сайт, Вы принимаете Пользовательское соглашение и Политику конфиденциальности.

наказывается штрафом в размере до трехсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до двух лет, либо принудительными работами на срок до четырех лет, либо лишением свободы на срок до четырех лет.

2. То же деяние, связанное с вынесением незаконного приговора суда к лишению свободы или повлекшее иные тяжкие последствия, -

наказывается лишением свободы на срок от трех до десяти лет.

Комментарий к ст. 305 УК РФ

Основным объектом преступления являются интересы правосудия. В качестве дополнительного объекта могут выступать права и свободы личности, интересы юридических лиц.

Особая общественная опасность данного преступления состоит в нарушении принципа законности в деятельности судов при рассмотрении дел, что может повлечь тяжкие последствия для лица, в отношении которого вынесен неправосудный акт, подорвать авторитет суда, разрушить веру в правосудие.

Предметом рассматриваемого преступления является судебный акт - правоприменительный акт суда первой, апелляционной, кассационной и надзорной инстанций в форме процессуального документа, вынесенный судьей (судьями) по существу рассматриваемого вопроса и (или) затрагивающий правовое положение гражданина (личности) или юридического лица.

Приговор - это судебное решение по уголовному делу. Решение представляет собой судебное решение по гражданскому делу. Иным судебным актом является определение суда, его постановление, приказ.

Объективная сторона преступления заключается в действии - вынесении судьей (судьями) заведомо неправосудных приговора, решения или иного судебного акта.

В литературе высказывается точка зрения, согласно которой вынесение судебных решений судьями Конституционного Суда РФ не может составлять объективную сторону ст. 305 УК РФ. Однако поскольку в судебных актах Конституционного Суда РФ решаются вопросы, связанные с нарушением конституционных прав и свобод участников судопроизводства, государственных и общественных интересов, то и вынесение неправосудного судебного акта судьями Конституционного Суда РФ, с нашей точки зрения, также может составлять объективную сторону преступления, предусмотренного ст. 305 УК РФ.

Все принимаемые судебные акты должны быть законными, обоснованными, справедливыми и мотивированными.

Помимо приговоров и решений, выносимых судьями, к иным судебным актам в соответствии с действующим законодательством следует отнести определения и постановления.

Как уже отмечалось, объективная сторона преступления заключается в вынесении судьей (судьями) заведомо неправосудных приговора, решения или иного судебного акта.

Неправосудным акт считается, когда это установлено судебным актом вышестоящего суда.

Неправосудные судебные акты должны характеризоваться существенными нарушениями материального и процессуального закона, противоречить фактическим обстоятельствам дела, искажать объективную истину и быть способными причинить ущерб конституционным правам и свободам участников судопроизводства, государственным и общественным интересам и т.п.

Поэтому такие определения, как, например, о порядке допроса свидетелей, переносе судебного заседания, не решающие дела по существу, не могут причинить вреда охраняемому объекту и быть предметом рассматриваемого преступления. Соответственно не могут являться предметом преступления, например, частные определения, о которых сказано в ст. ст. 226, 368 ГПК РФ, ст. 29 УПК РФ, представления, указанные в ст. 29.13 КоАП РФ.

Неправосудным следует считать и приговор, вынесенный в отношении невиновного или оправдывающий виновного. Неправосудность приговора может выразиться в неправильной квалификации содеянного, в назначении наказания без учета характера и степени опасности совершенного преступления, личности виновного, обстоятельств, смягчающих и отягчающих ответственность.

Неправосудность определения может состоять, в частности, в незаконной отмене меры пресечения, в необоснованном прекращении уголовного дела, в отмене кассационной и надзорной инстанциями законных приговоров и решений, в удовлетворении или отклонении без основания протеста или жалобы и т.д.

Неправосудность решения по гражданскому делу может выразиться в незаконном удовлетворении иска или отказе удовлетворить обоснованный иск, намеренном завышении или занижении размеров ущерба, подлежащего возмещению, и т.д.

Преступление, предусмотренное ст. 305 УК РФ, считается оконченным с момента вынесения заведомо неправосудного приговора, решения или иного судебного акта.

Из анализа ст. 310 УПК РФ следует, что постановление приговора завершается его провозглашением. Приговор после его провозглашения становится процессуальным актом. В п. 23 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29 апреля 1996 г. N 1 "О судебном приговоре" сказано: ". приговор должен быть составлен и провозглашен полностью". Аналогичный вывод в отношении решений и постановлений суда следует из положений ст. 193 ГПК РФ, ст. 176 АПК РФ, ст. 29.11 КоАП РФ. Таким образом, следует считать, что рассматриваемое преступление окончено с момента провозглашения судебного акта.

Бюллетень Верховного Суда РФ. 1996. N 7.

С субъективной стороны преступление может быть совершено только с прямым умыслом. Признак заведомости означает осознание лицом неправосудности судебного решения. Мотивы совершения преступления не влияют на квалификацию деяния, но должны учитываться при назначении наказания. Вынесение заведомо неправосудного судебного акта за вознаграждение (взятку) не охватывается составом рассматриваемого преступления и должно квалифицироваться по совокупности с преступлением, предусмотренным ст. 290 УК РФ.

Субъектом преступления, предусмотренного ст. 305 УК РФ, являются судьи, рассматривающие дела единолично или коллегиально в судах первой инстанции, кассационном или надзорном порядке (т.е. судьи судов общей юрисдикции, арбитражных судов, в том числе судьи Верховного Суда Российской Федерации и Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, а также судьи Конституционного Суда Российской Федерации).

В ч. 2 ст. 305 УК РФ предусмотрен квалифицированный вид данного преступления, к которому относятся вынесение незаконного приговора суда к лишению свободы или наступление в результате вынесения неправосудного акта иных тяжких последствий.

Вынесение незаконного приговора суда к лишению свободы означает осуждение к лишению свободы на определенный срок, пожизненному лишению свободы, лишению свободы с применением ст. 73 "Условное осуждение" УК РФ, лишению свободы с применением ст. 82 "Отсрочка отбывания наказания беременным женщинам и женщинам, имеющим малолетних детей" УК РФ.

Вопрос об отнесении последствий к тяжким решается судом в каждом конкретном случае исходя из обстоятельств дела. Подход к решению этого вопроса был рассмотрен выше. Здесь следует добавить лишь то, что осуждение к наказанию в виде смертной казни также следует оценивать как иное тяжкое последствие.

Квалифицированный состав преступления является формально-материальным. Деяние окончено как с момента вынесения незаконного приговора суда к лишению свободы, так и с момента наступления тяжких последствий.

Следует заметить, что субъективное отношение к названным в ч. 2 ст. 305 УК РФ квалифицирующим признакам неодинаково. Если вынести незаконный приговор к лишению свободы можно, только желая этого (прямой умысел), то к наступлению иных тяжких последствий можно относиться как умышленно, так и неосторожно. В этой связи субъективная сторона преступления может характеризоваться прямым или косвенным умыслом, а также двумя формами вины.

Судебная практика по статье 305 УК РФ

ФЕДЕРАЦИИ И СТАТЬЕЙ 305 УГОЛОВНОГО КОДЕКСА
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей К.В. Арановского, Н.С. Бондаря, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, С.М. Казанцева, С.Д. Князева, А.Н. Кокотова, Л.О. Красавчиковой, С.П. Маврина, Н.В. Мельникова, Ю.Д. Рудкина, О.С. Хохряковой, В.Г. Ярославцева,

Как следует из жалобы, в которой не приведены какие-либо доводы в обоснование утверждения о неконституционности статей 151 и 1064 ГК Российской Федерации, статьи 268 ГПК Российской Федерации, статей 159 и 305 УК Российской Федерации, статей 1, 125, 140 и 144 УПК Российской Федерации, статей 5 и 10 Федерального закона "О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации", заявитель связывает нарушение своих конституционных прав не с содержащимися в них предписаниями, которые не предполагают их произвольного применения, а указывает на несоблюдение этих законоположений правоприменительными органами в делах с его участием, выражает несогласие с судебными постановлениями и, по существу, требует оценить их законность и обоснованность, что к полномочиям Конституционного Суда Российской Федерации, определенным статьей 125 Конституции Российской Федерации и статьей 3 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", не относится.

Постановлением судьи Железнодорожного районного суда г. Рязани от 10 декабря 2008 года отказано в удовлетворении жалобы адвоката Ершова Д.А. в порядке ст. 125 УПК РФ в интересах Коняева С.Н. о признании незаконным и необоснованным постановления старшего следователя Железнодорожного межрайонного следственного отдела г. Рязани следственного управления Следственного комитета при прокуратуре Российской Федерации по Рязанской области от 26 мая 2008 года об отказе в возбуждении уголовного дела по заявлению Коняева Сергея Николаевича о совершении в отношении него в период с 13 мая 2006 года по июнь 2006 года преступлений, предусмотренных ст. ст. 285, 286, 292, 301, 303, 305 УК РФ.

- по ч. 1 ст. 305 УК РФ к штрафу в размере 200 000 рублей.
На основании ст. 78 УК РФ, в связи с истечением сроков давности уголовного преследования, освобожден от назначенного наказания по ч. 1 ст. 292 УК РФ.

Осужденный Петухов в нескольких своих дополнениях к апелляционной жалобе заявляет о нарушении требований п. 1 ч. 1 ст. 24, ст. ст. 259, 260 УПК РФ и его прав на ознакомление с протоколом судебного заседания, аудиозаписями судебного заседания и подачу на этот протокол замечаний до постановления приговора по делу. Считает, что судья обязан был прекратить уголовное дело в отношении него в связи с отсутствием события преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 228 УК РФ, а приговор по делу нельзя было постановлять без изготовленного протокола судебного заседания. Выражает несогласие с выводами суда, основанными на совокупности исследованных по делу доказательств, в связи с чем утверждает о фальсификации и искажении в приговоре показаний свидетелей М., Б., Р. и других, об игнорировании и неправильной оценке ряда письменных доказательств по делу. Судья специально выдал ему копию приговора на 180 страницах, хотя сам приговор изложен на 223 страницах, не удовлетворил его ходатайство о вынесении частного определения в отношении сотрудников УФСБ России по Самарской области и следователя М. по факту совершения ими при расследовании в отношении него уголовного дела нескольких преступлений. Обращает внимание на некорректное поведение государственного обвинителя Михайловского во время рассмотрения дела в суде первой инстанции, в связи с чем стороной защиты заявлялся отвод государственному обвинителю, однако суд его не удовлетворил. Просит на основании его заявлений, обращений его отца в различные органы власти и публикаций в средствах массовой информации привлечь судью Т., к уголовной ответственности по ч. 3 ст. 303 и ст. 305 УК РФ, так как судья был необъективен при рассмотрении уголовного дела, выполнял указания сотрудников УФСБ России по Самарской области, которые располагали в отношении него компрометирующими материалами и осуществляли оперативное сопровождение дела, а отсутствие реакции на эти его и отца обращения со стороны вышестоящих судебных инстанций осужденный Петухов расценивает как доказательство неправосудности вынесенного в отношении него обвинительного приговора.

КОНСТИТУЦИОННЫХ ПРАВ СТАТЬЕЙ 305 УГОЛОВНОГО КОДЕКСА
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ И ЧАСТЬЮ ВОСЬМОЙ СТАТЬИ 448
УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНОГО КОДЕКСА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей К.В. Арановского, А.И. Бойцова, Н.С. Бондаря, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, С.М. Казанцева, С.Д. Князева, А.Н. Кокотова, Л.О. Красавчиковой, С.П. Маврина, Н.В. Мельникова, Ю.Д. Рудкина, В.Г. Ярославцева,

- по ч. 1 ст. 305 УК РФ (в редакции Федерального закона от 7 декабря 2011 г. N 420-ФЗ) (эпизод " . ") к 1 году лишения свободы; с освобождением на основании п. "б" ч. 1 ст. 78 УК РФ, п. 3 ч. 1 ст. 24 УПК РФ от назначенного наказания в связи с истечением сроков давности уголовного преследования;

Оспариваемое положение пункта 2 статьи 1070 ГК Российской Федерации не только исключает презумпцию виновности причинителя вреда, но и предполагает в качестве дополнительного обязательного условия возмещения государством вреда установление вины судьи приговором суда и, следовательно, связывает ответственность государства с преступным деянием судьи, совершенным умышленно (статья 305 УК Российской Федерации "Вынесение заведомо неправосудных приговора, решения или иного судебного акта") или по неосторожности (неисполнение или ненадлежащее исполнение судьей как должностным лицом суда своих обязанностей вследствие недобросовестного или небрежного отношения к службе, если оно повлекло существенное нарушение прав и законных интересов граждан, - статья 293 УК Российской Федерации "Халатность").

решением квалификационной коллегии судей Кабардино-Балкарской Республики от 27 октября 2017 года отказано в удовлетворении представления Председателя Следственного комитета Российской Федерации о даче согласия на возбуждение уголовного дела в отношении бывшего судьи Нальчикского городского суда Кабардино-Балкарской Республики Нахушевой Ф.З. по признакам преступлений, предусмотренных частью 2 статьи 305, частью 2 статьи 305 Уголовного кодекса Российской Федерации.

Ссылки в апелляционной жалобе Дадаш И.А. на то, что в период работы ею было вынесено постановление по делу об административном правонарушении в отношении физического лица за нарушение миграционного законодательства без назначения наказания в виде выдворения за пределы территории Российской Федерации, после чего в отношении ее неоднократно проводились проверки, а также имела место попытка привлечения ее к уголовной ответственности по статье 305 УК РФ, не свидетельствуют о наличии взаимосвязи между обстоятельствами, послужившими основанием для внесения Представления, и позицией Дадаш И.А., занимаемой ею в связи с осуществлением правосудия, так как события, послужившие основанием для проведения проверки по заявлению З., имеют иной предмет и не связаны с приводимыми Дадаш И.А. событиями ни по времени, ни по кругу участвующих в них лиц.

Дадаш И.А. также пояснила, что административные материалы 5 февраля 2019 г. должна была рассматривать дежурный судья Т. Материал в отношении К. она приняла к своему производству только потому, что дежурный судья был занят в другом судебном процессе. Просит принять во внимание пояснение Л. о том, что в беседе с Дадаш И.А. последняя ему обещаний относительно неприменения выдворения не давала. Считает, что вынесением постановления о привлечении к административной ответственности К. вреда никаким правоотношениям не причинено, поскольку неприменение административного выдворения при назначении наказания по ч. 1.1 ст. 18.8 КоАП РФ согласуется с практикой как Белореченского районного, так и Краснодарского краевого судов. Полагает, что решение в отношении К. нельзя оценивать как неправосудное, поскольку в отношении ее вынесено постановление об отказе в возбуждении уголовного дела ввиду отсутствия в действиях состава преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 305 УК РФ.

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: