Налоговый мониторинг судебная практика

Обновлено: 03.10.2022

ФНС России от 11.08.2017 N СА-4-7/15895@

Федеральная налоговая служба направляет обзор судебной арбитражной практики, связанной с обжалованием налогоплательщиками ненормативных актов налоговых органов, вынесенных по результатам мероприятий налогового контроля, в ходе которых установлены факты получения необоснованной налоговой выгоды путем формального разделения (дробления) бизнеса и искусственного распределения выручки от осуществляемой деятельности на подконтрольных взаимозависимых лиц.

В соответствии с подпунктом 1 пункта 1 статьи 23 Налогового кодекса Российской Федерации (далее - НК РФ) налогоплательщики обязаны уплачивать законно установленные налоги и сборы.

В рамках мероприятий налогового контроля налоговыми органами устанавливаются факты снижения налогоплательщиками своих налоговых обязательств путем создания искусственной ситуации, при которой видимость действий нескольких лиц прикрывает фактическую деятельность одного налогоплательщика. При этом, получение необоснованной налоговой выгоды достигается в результате применения инструментов, используемых в гражданско-правовых отношениях, формально соответствующих действующему законодательству.

В пунктах 3, 5 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации (далее - ВАС РФ) от 12.10.2006 N 53 "Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды" определено, что налоговая выгода может быть признана необоснованной, в частности, в случаях, если для целей налогообложения учтены операции не в соответствии с их действительным экономическим смыслом или учтены операции, не обусловленные разумными экономическими или иными причинами, целями делового характера. В случае наличия особых форм расчетов и сроков платежей, свидетельствующих о групповой согласованности операций, суду необходимо исследовать, обусловлены ли они разумными экономическими или иными причинами (деловыми целями).

Конституционный Суд Российской Федерации в Определении от 04.07.2017 N 1440-О "Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Бунеева Сергея Петровича на нарушение его конституционных прав положениями статей 146, 153, 154, 247-249 и 274 Налогового кодекса Российской Федерации" сделал вывод о том, что налоговое законодательство не исключает в налоговых правоотношениях действия принципа диспозитивности и допускает возможность выбора налогоплательщиком того или иного метода учетной политики (применения налоговых льгот или отказа от них, применения специальных налоговых режимов и т.п.), которая, однако, не должна использоваться для неправомерного сокращения налоговых поступлений в бюджет в результате злоупотребления налогоплательщиками своими правомочиями.

Конституционный Суд Российской Федерации в указанном определении отметил, что в случаях, если для целей налогообложения учтены операции не в соответствии с их действительным экономическим смыслом или учтены операции, не обусловленные разумными экономическими или иными причинами (целями делового характера), то это, в свою очередь, предполагает доначисление суммы налогов и сборов, подлежащих уплате в бюджет так, как если бы налогоплательщик не злоупотреблял правом, на основании соответствующих положений НК РФ, регулирующих порядок исчисления и уплаты конкретного налога и сбора.

При этом Конституционный Суд Российской Федерации подчеркнул, что положения НК РФ, определяющие объект налогообложения и налоговую базу по налогу на добавленную стоимость (далее - НДС) и налогу на прибыль организаций, не допускают возможности доначисления налогоплательщику сумм налогов в размере большем, чем это установлено законом, поскольку сами определяют размер налоговой обязанности исходя из фактических показателей хозяйственной деятельности налогоплательщика.

Результаты проведенного мониторинга судебной практики свидетельствуют о наличии значительного количества споров, связанных с доказыванием налоговым органом факта получения необоснованной налоговой выгоды в результате применения в предпринимательской деятельности рассматриваемой схемы.

Так, за последние 4 года арбитражными судами рассмотрено более 400 дел на сумму, превышающую 12,5 миллиардов рублей, в рамках которых оспаривались ненормативные акты налоговых органов, вынесенные по результатам мероприятий налогового контроля и содержащие выводы о получении налогоплательщиками необоснованной налоговой выгоды в результате применения данной схемы.

В статье разбирается проблема несовершенства норм статьи 89 Налогового кодекса, которые приводят к нарушению прав налогоплательщиков при налоговом администрировании. Существующие механизмы защиты и восстановления нарушенных прав налогоплательщика не дают каких-либо реальных возможностей для преодоления последствий недобросовестного осуществления полномочий со стороны налоговой.

Что говорит закон о выездных проверках

Напомню, что правовая регламентация осуществления выездного налогового контроля заключается в следующих нормах налогового законодательства.

В соответствии с подп. 2 п. 1 ст. 31 НК РФ налоговикам предоставлено право проводить проверки в порядке, установленном НК РФ.

К числу налоговых проверок ст. 87 НК РФ отнесены камеральные и выездные налоговые проверки, целью которых является контроль за соблюдением налогоплательщиком, плательщиком сборов или налоговым агентом законодательства о налогах и сборах.

Налоговый контроль, согласно абзацу второму пункта 1 статьи 82 НК РФ, проводится налоговиками в пределах своей компетенции посредством налоговых проверок, в том числе осмотра помещений и территорий, используемых для извлечения дохода (прибыли).

Пункт 1 статьи 83 НК РФ предусматривает, что в целях проведения налогового контроля организации и физические лица подлежат постановке на учет в налоговых соответственно по месту нахождения организации, месту нахождения ее обособленных подразделений, месту жительства физического лица, а также по месту нахождения принадлежащих им недвижимого имущества и транспортных средств и по иным основаниям, предусмотренным Кодексом.

В силу абзаца второго пункта 1 статьи 84 НК РФ постановка на учет, снятие с учета организаций и физлиц по основаниям, не предусмотренным пунктом 3 статьи 83 Кодекса, осуществляется в порядке, установленном Минфином России. В силу пункта 1 статьи 89 НК РФ выездная налоговая проверка проводится на территории (в помещении) налогоплательщика на основании решения руководителя (заместителя руководителя) налоговой.

Согласно пункту 2 статьи 89 НК РФ решение о проведении выездной налоговой проверки выносит налоговая по месту нахождения организации, или по месту жительства физлица, или по месту нахождения обособленного подразделения иностранной организации, признаваемой налоговым резидентом РФ в порядке, установленном пунктом 8 статьи 246.2 НК, если иное не предусмотрено настоящим пунктом.

В соответствии с пунктом 8 статьи 89 НК РФ, срок проведения выездной налоговой проверки исчисляется со дня вынесения решения о назначении проверки и до дня составления справки о проведенной проверке.

Из приведенных норм следует сделать вывод о практической возможности реализации налоговиками следующего сценария:

  • решение о проведении выездной проверки вынесено, но не вручено;
  • мероприятия выездного налогового контроля могут осуществляться без ведома налогоплательщика, потому что формально в силу п. 8 ст. 89 НК РФ проверка начинается с момента вынесения решения о ее проведении, а вот срока на вручение решения о проведении выездной налоговой проверки налогоплательщику в ст. 89 НК РФ попросту нет;
  • следовательно, формально налоговая безусловно права, хотя наверняка такая ситуация вряд ли является справедливой по отношению к налогоплательщику.

Естественно, полагаю, найдутся несогласные, которые сочтут, что налоговики всегда следуют принципу добросовестности налогового администрирования и в практике налогового контроля попросту не бывает ситуаций, когда налоговый орган не ставит налогоплательщика в известность о начавшейся проверке.

Тем более, в соответствии с пп. 1.2 п. 1 Письма ФНС от 25.07.2013 № АС-4-2/13622@ «О рекомендациях по проведению выездных налоговых проверок» решение о проведении выездной налоговой проверки вручается налогоплательщику. В случае невозможности вручения решения о проведении выездной налоговой проверки, его экземпляр направляется по почте заказным письмом по адресу, указанному в учредительных документах налогоплательщика.

Однако практика налогового контроля не всегда единообразна и имеет различную подоплеку, вследствие чего использование несовершенства норм статьи 89 НК РФ, не содержащей сроки вручения решения о проведении выездной налоговой проверки, может быть совершенно реальным.

Пример из судебной практики

Свой тезис хотелось бы подтвердить ссылкой на конкретный арбитражный спор, рассмотренный Арбитражным судом Пермского края, Семнадцатым арбитражным апелляционным судом, Арбитражным судом Уральского округа по делу А50-36396/2019, где все три судебные инстанции подтвердили законность действий налогового органа, вручившего налогоплательщику решение о проведении выездной налоговой проверки спустя полтора месяца с момента его вынесения.

Фактические обстоятельства дела заключались в том, что в период с 09.09.2017 г. по 13.12.2018 г. предприниматель состоял на налоговом учете в территориальном налоговом органе Пермского края, а с 14.12.2018 г. в связи со сменой адреса регистрации был поставлен на налоговый учет в налоговом органе, находящемся на территории Удмуртской республики.

05.02.2019 г. предприниматель получает по почте от налогового органа по прежнему месту учета решение о проведении выездной налоговой проверки, датированное 13.12.2018 г., с чем он не соглашается, так как, очевидно, что налоговый орган по прежнему месту учета вынес решение отнюдь не 13.12.2018 г., а существенно позже, поставив на решении удобную дату, непосредственно предшествующую дню смены места налогового учета, для целей возможности проведения налогового контроля.

В суде налоговая ссылалась на отсутствие каких-либо контактных сведений налогоплательщика, что и обусловило невозможность своевременного направления решения, однако налогоплательщик является арбитражным управляющим, чьи контактные данные есть в открытом доступе и именно этот налоговый орган является кредитором должников, которыми управляет именно налогоплательщик. А потому сотрудники инспекции хорошо знают лично налогоплательщика, и уж тем более все его контактные данные.

Однако суды не стали придавать значение данным обстоятельствам, указав лишь на то, что в силу п. 8 ст. 89 НК РФ проверка начинается со дня, который стоит в решении о ее проведении. Занятый судами формальный подход в конкретном случае привел к тому, что налоговый орган по прежнему месту учета обеспечил себе право на проведение проверки, а также обеспечил возможность проверки налоговых обязательств налогоплательщика за 2015 г.

Так как если бы решение было датировано, например, днем, когда оно было реально направлено в адрес налогоплательщика (31.01.2019 г.), то инспекция в силу п. 4 ст. 89 НК РФ была бы вправе проверить период, не превышающий трех календарных лет, предшествующих году, в котором вынесено решение о проведении проверки (то есть начиная с 2016 года).

Следовательно, текущее содержание ст. 89 НК РФ, которым руководствуются арбитражные суды, указывающие на отсутствие сроков вручения решений о проведении выездных проверок, приводит к тому, что практически может сложиться ситуация, когда налоговики в 2020 году могут вручать налогоплательщикам решения о проведении выездных проверок, например, за период с 2014-2016 годы, датированные каким-либо днем 2017 года, мотивируя это тем, что ст. 89 НК РФ срока на вручение решения не содержит, либо подвергать ревизии еще более ранние периоды.

Тем самым, нерешенность в ст. 89 НК РФ вопроса о сроках вручения решений о проведении выездной налоговой проверки легализует потенциальные злоупотребления налоговиков при проведении выездных налоговых проверок, делает налоговый контроль неограниченным по глубине сроков проверки.

Безусловно, арбитражные суды формально правы, применяя текущее содержание ст. 89 НК РФ, однако, такой подход справедливым назвать трудно, поскольку применительно к прежним редакциям ст. 89 НК РФ (до принятия п. 8 ст. 89 НК РФ) Конституционный Суд РФ в пункте 3.1. Постановления № 14-П от 16.07.2004 разъяснял, что по смыслу ч. 1 и 7 ст. 89 НК РФ во взаимосвязи с п. 1 ст. 91 НК РФ, датой начала выездной налоговой проверки является дата предъявления налогоплательщику (его представителю) решения руководителя (его заместителя) налогового органа о проведении выездной налоговой проверки.

Однако в деле А50-36396/2019 арбитражные суды категорично отказались применять данный весьма справедливый подход, указывая, что данная правовая позиция Конституционного суда РФ относится к редакции ст. 89 НК РФ, которая в настоящее время носит не актуальный характер.

Возможно, читатель уже пришел к мнению, что в таких случаях необходимо прибегать к проведению технических экспертиз давности изготовления документов, нанесения подписей и печатей, однако, имеющиеся методики проведения технических экспертиз способны дать категоричные ответы при временной разнице между датой документа и датой его реального совершения свыше полугода и при наличии сравнительных образцов документов. В приведенном деле разница составляла чуть более полутора месяцев, а сравнительные образцы для исследования, естественно не даст ни одна инспекция.

В этой связи, автор считает совершенно обоснованной необходимость регламентации в ст. 89 НК РФ сроков вручения решения о проведении выездной налоговой проверки с целью исключения злоупотреблений со стороны налоговиков и формирования четкости, прозрачности процедуры проведения выездных налоговых проверок.

В обратном случае налогоплательщики рискуют получить вал спорной практики формирования решений о проведении проверок датами, не соответствующими действительности, тогда как это напрямую влияет на полномочия конкретного налогового органа по проверке налогоплательщика и временную глубину проверок.

Между тем, как указано в Постановлении Конституционного суда РФ от 28.02.2019 № 13-П, свобода предпринимательской деятельности «предполагает защиту от рисков, связанных с произвольными и необоснованными, нарушающими нормальный (сложившийся) режим хозяйствования решениями и действиями органов публичной власти».

В Определении Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда РФ от 16.02.2018 № 302-КГ17-16602 по делу № А33-17038/2015 суд указал, что принимая во внимание положения п. 2 ст. 22 НК РФ, устанавливающие обязанность налоговых органов обеспечивать права налогоплательщиков, налоговое администрирование должно осуществляться с учетом принципа добросовестности, предполагающего учет законных интересов плательщиков налогов и недопустимость создания условий для взимания налогов сверх того, что требуется по закону.

Согласно подп.1 п.1 ст. 32 НК РФ налоговые органы обязаны соблюдать законодательство о налогах и сборах. В налоговом законодательстве нет исключений из этих принципов. Так, налоговый кодекс РФ не предусматривает, что, нормы НК РФ или правовые позиции Конституционного суда РФ имеют рекомендательный характер для налоговых органов, которые могут соблюдать их по собственному желанию.

В силу принципа правовой определенности, выступающего одним из элементов правового государства (часть 1 статьи 1 Конституции РФ) и с учетом конституционных гарантий свободы экономической деятельности, охраны частной собственности, запрета несоразмерного ограничения прав частных лиц (статьи 34 и 35, часть 3 статьи 55 Конституции РФ), налогоплательщики должны иметь возможность в разумных пределах предвидеть последствия своего поведения и быть уверенными в неизменности своего официально признанного статуса, приобретенных прав, прежде всего, в том, что касается размера налоговой обязанности, полноты и правильности ее исполнения.

Данная правовая позиция основывается на недопустимости абсолютизации полномочий налоговиков, что полностью соответствует правовой позиции Конституционного Суда РФ, изложенной в Постановлении от 16.07.2004 № 14-П, согласно которой НК РФ исходит из недопустимости причинения неправомерного вреда при проведении налогового контроля (статьи 35 и 103). Если же, осуществляя его, налоговые органы руководствуются целями и мотивами, противоречащими действующему правопорядку, налоговый контроль может превратиться из необходимого инструмента налоговой политики в инструмент подавления экономической самостоятельности и инициативы, чрезмерного ограничения свободы предпринимательства и права собственности.

Превышение налоговыми органами (их должностными лицами) своих полномочий либо использование их вопреки законной цели и охраняемым правам и интересам граждан, организаций несовместимо с принципами правового государства (статья 1, часть 1; статья 17, часть 3, Конституции РФ).

Таким образом, приведенные выше предложения о необходимости установления в ст. 89 НК РФ четких временных рамок на вручение решения о проведении выездной проверки, носят совершенно обоснованный характер, направленный на совершенствование практики налогового администрирования.

Обзоры, направляемые Федеральной налоговой службой, позволяют налогоплательщикам понимать позицию судов в спорной ситуации, а также выступают весомым аргументом и доказательством на каждом из этапов спора с налоговым органом — в связи с чем отслеживание судебной практики является одним из обязательных условий в работе прогрессивного бухгалтера. Обзор правовых позиций, принятых в III квартале 2020 г. по вопросам налогообложения, отражен в Письме Федеральной налоговой службы от 16 октября 2020 г. № БВ-4-7/16990.

Незаконное получение вычета — не повод для уголовного преследования

Ситуация: Налогоплательщик заявил имущественный налоговый вычет в соответствии со ст. 220 НК РФ по квартире, приобретенной им как участником накопительно-ипотечной системы жилищного обеспечения военнослужащих. Налоговый орган представил данный вычет налогоплательщику, перечислил денежные средства, а затем признал его мошенником.

Суть. Каждый налогоплательщик имеет право на имущественный налоговый вычет на основании п. 3 ст. 220 НК РФ, вычет предоставляется один раз в жизни. В результате предоставления вычета налогоплательщику возвращается денежная сумма, максимальный размер — 260 000 руб. Однако данный вычет не представляется по тем расходам, которые были оплачены из бюджетных средств (п. 5 ст. 220 НК).

В рассматриваемой ситуации физическое лицо приобрело имущество за счет бюджетных средств, получило имущественный вычет незаконно, затем был обвинен мошенником.

Однако Конституционный Суд указал, что действия налогоплательщика, представившего достоверные сведения в документах, на основе которых заполнена налоговая декларация, не могут расцениваться в качестве элемента состава преступления, если не будет установлено, что при этом налогоплательщиком предприняты целенаправленные действия для принятия налоговым органом ошибочного решения. Предоставление необоснованного налогового вычета в такой ситуации должно быть исключено действиями сотрудников этого органа, которыми по итогам камеральной налоговой проверки принимается решение о праве на налоговый вычет и его действительном размере.

Следовательно, незнание налогоплательщиком налогового законодательства, а также неквалифицированные действия налогового инспектора при камеральной проверке деклараций и предоставлении вычета не могут свидетельствовать о наличии умысла и совершении налогоплательщиком мошеннических действий.

Подлежат ли компенсации расходы на апелляционную жалобу

Ситуация: по результатам проведения выездной налоговой проверки инспекцией было составлено решение о привлечение к ответственности с доначислением сумм налогов. Налогоплательщик представил апелляционную жалобу на решение инспекции в вышестоящий налоговый орган для соблюдения процедуры досудебного урегулирования спора. При подготовке жалобы Общество воспользовалось услугами юридической фирмы, которые заключались в подготовке апелляционной жалобы. В результате рассмотрения жалобы Управлением ФНС часть налоговых доначислений была исключена из решения. На этом основании налогоплательщик захотел возместить расходы по подготовке апелляционной жалобы, оплаченные юридической фирме.

Суть. Налогоплательщик в арбитражном суде заявил o возмещении ущерба в размере стоимости услуг по подготовке апелляционной жалобы.

Согласно Гражданскому кодексу РФ лицо, чье право нарушено, может требовать полного возмещения убытков. Также это лицо должно доказать, что действия ответчика были неправомерными и привели к ущербу, подтвердить размер убытка.

Убытки, причиненные лицу в результате незаконных действий или бездействия государственных органов или должностных лиц этих органов, в том числе издания не соответствующего закону или иному правовому акту акта государственного органа, подлежат возмещению Российской Федерацией, соответствующим субъектом Федерации или муниципальным образованием. Следовательно, экономический ущерб, причиненный государством в лице его органов участникам гражданского оборота может выражаться не только в незаконных действиях должностных лиц, перечисленных в ст. 1070 Гражданского кодекса Российской Федерации, но также и в действиях, впоследствии признанных судом необоснованными, но повлекшими определенные затраты таких хозяйствующих субъектов.

Судебная коллегия пришла к выводам, что расходы, понесенные налогоплательщиком на оплату юридической или иной экспертной помощи в целях формирования правовой позиции, являются обычными расходами, которые несет налогоплательщик как субъект экономической деятельности.

Тот факт, что законное проведение мероприятий налогового контроля имело для налогоплательщика неблагоприятные имущественные последствия, достаточных оснований для возмещения вреда не образует. Иное бы означало, что по правилам возмещения вреда возмещаются расходы за сам факт участия налогоплательщика в предписанных Налоговым кодексом Российской Федерации административных процедурах.

Следовательно, сама по себе отмена решения инспекции вышестоящим налоговым органом не означает, что имеются все условия так называемой деликатной ответственности (наличие вреда, противоправность действий ее причинителя, наличие причинной связи между вредом и противоправными действиями, вины причинителя).

При установлении факта наличия ущерба имеет значение не тот факт, правильно ли налоговый орган доначислил суммы налогов, а иные обстоятельства — имело ли место со стороны налогового органа невыполнение публичных обязанностей, приведшее к тому, что налогоплательщик в рамках реализации права на обжалование решения налогового органа был вынужден нести дополнительные (чрезмерные) расходы, направленные по сути на исправление нарушений, ставших причиной неправомерного доначисления налогов.

При этом размер подлежащего выплате возмещения может быть уменьшен судом, если налоговым органом будет доказано или из обстоятельств дела следует с очевидностью, что величина заявленных расходов превышает разумный уровень затрат, которые было необходимо понести налогоплательщику для обеспечения своей защиты.

Источник: Определение Верховного Суда РФ от 20.07.2020 № 306-ЭС19-27836 по делу № А12-39006/2018.

Налоговый орган выполняет функцию калькулятора при расчете имущественных налогов

Ситуация: Налоговый орган в уведомлении об уплате налога за 2016 г. спорный объект относил к жилым домам и предоставлял льготу (помимо льготы на одну из двух квартир), а уже в уведомлении за 2017 г. спорный объект поименован как квартира, из-за чего налогоплательщику предоставлена льгота не в полном объеме (только по одной квартире, в то время как изначально она предоставлялась на дом и квартиру, то есть в большем объеме).

Суть. Расчет имущественных налогов производится инспекцией на основании сведений, переданных Росреестром. Суды пришли к выводу, что налоговые органы не наделены правом по своему усмотрению корректировать данные об объектах налогообложения, которые поступили от уполномоченного органа.

В рассматриваемой ситуации Росреестр предоставлял в налоговый орган не тождественные сведения за разные налоговые периоды. Кроме того, Росреестр не смог доказать, что спорный объект относился к такому виду объекта как квартира.

Досудебная процедура возврата налогов и взносов

Ситуация: Предприниматель применяет упрощенную систему налогообложения с объектом «доходы, уменьшенные на величину расходов». За 2017 г. налоговый орган выставил требование, в котором 1% страховых взносов с доходов, превышающих 300 000 руб., рассчитан исключительно с суммы полученных доходов, уменьшенных на 300 000 руб., без учета произведенных расходов предпринимателя. Налогоплательщик оплачивает требование налогового органа (чтобы избежать блокировки счета), а затем обращается в суд за взысканием переплаты, указывая на то, что 1% страховых взносов должен производиться с учетом произведенных расходов.

Суть. Согласно ст. 430 НК РФ индивидуальный предприниматель обязан оплачивать страховые взносы в фиксированном размере за каждый календарный год, а в случае превышения доходов от деятельности суммы в размере 300 000 руб. дополнительно исчисляется 1% взносов на пенсионное страхование с разницы. Порядок признания доходов установлен п. 9 ст. 430 НК РФ.

Спор относительно того, учитываются расходы ИП при расчете 1% взносов свыше 300 000 руб., идет с 2017 г. Вплоть до 2020 г. налоговые органы не принимали позицию Конституционного суда РФ от 30.11.16 № 27-П и исчисляли дополнительные взносы без учета произведенных расходов. Однако в текущем году были приняты два знаковых в этом вопросе документа, после которых отпали все вопросы: Определение Конституционного суда РФ от 30.01.2020 № 10-О и Письмо ФНС от 01.09.2020 № БС-4-11/14090. То есть теперь сформирована однозначная позиция: при расчете 1% предприниматель может учитывать произведенные расходы.

Однако в этом судебном разбирательстве был еще один нюанс — налогоплательщиком не была соблюдена процедура досудебного урегулирования спора. Поскольку оплата 1% взносов производилась на основании требования налогового органа, то такая переплата признается излишне взысканной. Ее возврат осуществляется на основании ст. 79 НК РФ.

Ст. 79 Налогового кодекса регламентирует административный порядок возврата из бюджета сумм излишне взысканных страховых взносов, а не порядок обращения в суд. Согласно п. 3 данной статьи заявление о возврате суммы излишне взысканного страхового взноса может быть подано налогоплательщиком в налоговый орган в течение трех лет со дня, когда налогоплательщику стало известно о факте излишнего взыскания с него налога. При этом в ст.79 НК РФ отсутствует указание о возможности обращения налогоплательщика в суд с исковым заявлением о возврате излишне взысканных сумм только при условии соблюдения досудебного порядка урегулирования вопроса об их возврате. Не установлен такой порядок и иным федеральным законом.

При этом установление в законе обязательного досудебного порядка рассмотрения спора является административным барьером для доступа к правосудию. Соответственно, наличие такого барьера должно четко и однозначно следовать из законодательства и практики его применения.

В связи с этим подача заявления о возврате излишне взысканных платежей в налоговый орган до обращения в суд является правом налогоплательщика, но не его обязанностью.

Источник: Определение Верховного Суда РФ от 21.08.2020 № 301-ЭС20-5798 по делу № А11-3900/2019.

Экспортерам разрешили не возвращать валюту; Правительство получит полномочия по введению спецмер в экономике для обеспечения спецопераций ВС РФ; Госдума одобрила налоговые меры поддержки граждан и бизнеса.

Некоторые важные выводы: квалификация работ в качестве ремонтных или работ по реконструкции не поставлена п. 2 ст. 257 НК РФ в зависимость от того, в каком объеме или какие части основного средства были заменены; направление повторного требования, даже с соблюдением срока, является самостоятельным основанием для признания его недействительным, поскольку приводит к неправомерному продлению сроков взыскания налогов, доначисленных в решении по камеральной проверке.

Обзор судебной практики по налоговым спорам, выпуск 05/2022 Юристами «Пепеляев Групп» подготовлен обзор судебной практики по налоговым спорам, выпуск 05/2022 г.

Ключевые судебные решения

Квалификация работ в качестве ремонтных или работ по реконструкции не поставлена п. 2 ст. 257 НК РФ в зависимость от того, в каком объеме или какие части основного средства были заменены (Постановление АС УО от 04.05.2022 № А76-53191/2020 МУП «ПОВВ»)

Отсутствие выделенного НДС в счетах-фактурах не отменяет необходимости определять в ходе выездной проверки действительный размер налоговых обязательств при переквалификации хозяйственных операций, в том числе учесть вычеты НДС вне зависимости от наличия деклараций (Постановление АС УО от 16.05.2022 № А76-5674/2021 ООО «Троицкий элеватор»)

При применении нелинейного метода начисления амортизации налогоплательщик вправе применить повышающий коэффициент к норме амортизации в отношении основных средств, перешедших в его собственность после реорганизации, которые поставлены на учет предшественником до 01.01.2014 (Постановление АС УО от 04.05.2022 № А76-51023/2020 ООО «Объединение Союзпищепром»)

Дебиторская задолженность не поименована в качестве вида объектов гражданских прав, относимых к имущественным правам для целей НК РФ, и не может использоваться при определении имеющегося у налогоплательщика имущества в целях принятия обеспечительных мер (Решение ВС РФ от 12.05.2022 № АКПИ22-118)

Направление повторного требования, даже с соблюдением срока, является самостоятельным основанием для признания его недействительным, поскольку приводит к неправомерному продлению сроков взыскания налогов, доначисленных в решении по камеральной проверке (Постановление АС МО от 20.05.2022 по делу № А40-9594/2021 ООО Управляющая Компания «Деловой дом Калита»)

В Госдуму внесен новый антисанкционный пакет налоговых поправок; Правительство утвердило поручения в целях развития МСП; условия концессий можно будет менять без согласования с ФАС; проверки бизнеса переведут в онлайн формат.

Обзор судебной практики по налоговым спорам, выпуск 04/2022 Юристами «Пепеляев Групп» подготовлен обзор судебной практики по налоговым спорам, выпуск 04/2022 г.

Ключевые судебные решения

Запущена ИT-платформа для ускоренной реализации механизма СЗПК; мораторий на блокировку счетов должников продлен до 01.07.2022; Минюст разработал законопроект о декриминализации налоговых преступлений.

По 31.12.2022 вводится мораторий на проверки соблюдения валютного законодательства; установлен временный порядок расчетов с иностранными правообладателями; приняты новые меры поддержки в отдельных отраслях.

Поставщики, отказавшиеся от исполнения контракта из-за санкций в отношении заказчика, не смогут принимать участие в закупках; утверждены Правила обмена электронными перевозочными документами; Банк России увеличил срок продажи валютной выручки до 120 рабочих дней; резидентам САР разрешат выпуск разных типов акций.

Некоторые важные выводы: амортизация за период нахождения судов в Российском международном реестре судов не начисляется и не формирует расходы организации; цель создания консолидированной группы налогоплательщиков (КГН) не может оправдывать действия налогоплательщика и связанных с ним лиц по созданию условий для перечисления части выручки КГН в пользу иностранных юридических лиц, находящихся в юрисдикции с более льготным налогообложением.

Экспортерам разрешили продавать до 50% валютной выручки; продлен срок представления финансовыми организациями в ФНС информации об иностранных клиентах; Минфин хочет продавать на бирже до 25% продукции при существенных рыночных колебаниях.

В Госдуму внесен законопроект о снижении административной нагрузки на бизнес; Правительство запустило программу льготного кредитования закупок приоритетной импортной продукции; Президент поручил Правительству принять новые меры поддержки для граждан и бизнеса; ЦБ смягчил порядок операций с наличной валютой.

Постановления ЕСПЧ не будут исполняться в РФ – в Госдуму внесены соответствующие законопроекты; Правительство обнулило пошлины на ввоз оборудования для инвестпроектов; обновлены критерии и порядок включения организаций в перечень системообразующих.

Несмотря на то, что налоговые органы по закону призваны следить за соблюдением требований НК РФ, они же зачастую эти требования и нарушают. Чаще всего нарушения обнаруживаются при проведении мероприятий налогового контроля. Но, хотя такие нарушения и ущемляют права налогоплательщиков, не все они являются основанием для оспаривания решений, вынесенных по результатам проверки. Проанализировал для БУХ.1С наиболее частые ошибки представителей налогового ведомства эксперт по налогообложению и бухгалтерскому учету Игорь Кармазин.

Нарушения серьезные и не очень

По закону несоблюдение должностными лицами налоговых органов при проведении проверок требований НК РФ может служить основанием для отмены вынесенного решения. Об этом прямо говорит п.14 ст. 101 НК РФ.

В силу данного пункта нарушение существенных условий процедуры рассмотрения материалов налоговой проверки является достаточным основанием для отмены решения, вынесенного по ее итогам. В этом случае налогоплательщик, в отношении которого проводилась проверка, не будет считаться привлеченным к ответственности. Штрафы аннулируются.

Казалось бы, хорошая новость, можно судиться и отстаивать свои права. Но, что самое интересное, статья 101 НК РФ не дает точного определения понятию “существенные нарушения”.

Указанная статья выделяет лишь несколько существенных условий, несоблюдение которых отменяет результаты проверки:

  • обеспечение возможности лица, в отношении которого проводилась проверка, участвовать в процессе рассмотрения ее материалов;
  • обеспечение возможности представить свои объяснения по собранным материалам.

Напомним, начиная с 01.01.2014, законодателем был введен обязательный досудебный порядок обжалования всех без исключения ненормативных актов налоговых органов, а также действий или бездействия их должностных лиц (норма внесена в НК РФ Федеральным законом от 02.07.2013 N 153-ФЗ). Поэтому, если вынесенное с нарушениями решение инспекции не было обжаловано в вышестоящий орган, не сможет оно быть обжаловано и в суде (см., например, Постановление Восьмого арбитражного апелляционного суда от 17 октября 2016 г. по делу № А75-14467/2015).

Стоит сразу оговориться, что само по себе направление извещения о рассмотрении материалов проверки отнюдь не означает соблюдения налоговиками законной процедуры. Например, если налогоплательщик получает извещение уже после принятия решения о привлечении его к налоговой ответственности, такое извещение не будет считаться надлежащим.

Уведомление должно направляться заблаговременно, и налогоплательщик должен быть проинформирован о том, что оно действительно пришло по указанному им адресу. В противном случае принятое инспекторами решение может быть признано незаконным по причине допущения существенных нарушений (см. например, Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 25.02.2014 года № А19-1342/2013).

Все же прочие «вольности» налоговиков к критическим нарушениям не относятся. Однако и они могут послужить основанием для отмены вынесенного решения.

Затягивание проверки

В соответствии со статьей 89 НК РФ выездная налоговая проверка не может продолжаться более двух месяцев. Указанный срок может быть продлен до четырех месяцев, а в исключительных случаях - до шести месяцев. Как правило, для продления проверки у налоговиков должны быть веские основания – получение информации от правоохранителей, утаивание документов, большой объем проверяемой информации, обстоятельства непреодолимой силы и т.п.

На деле же эти сроки могут вообще не соблюдаться. Грубым нарушением в соответствии со статьей 101 НК РФ это не считается. К намеренному затягиванию налоговиками сроков проведения проверок суды по большей части относятся снисходительно. Причем правом на затягивание проверки налоговиков наградил ни кто иной, как Конституционный Суд РФ.

Еще в Постановлении от 16.07.2004 года № 14-П КС РФ признал, что срок проведения выездной налоговой проверки составляет лишь время фактического нахождения проверяющих на территории проверяемого налогоплательщика. В этот срок не засчитываются периоды между вручением налогоплательщику требования о представлении документов и представлением этих документов. К проверке относится время проведения инвентаризации, осмотра (обследования) территорий и помещений, используемых налогоплательщиком для извлечения дохода, выемки документов и предметов, а также изучения документов налогоплательщика непосредственно на его территории.

Что касается встречных проверок, а также экспертиз, то время их проведения не засчитывается в срок проведения проверки (пункт 9 статьи 89 НК РФ). Фактически это означает, что проверка может приостанавливаться и возобновляться сколько угодно раз – все зависит от воли проверяющих. Оспорить действия проверяющих по этому основанию будет проблематично, учитывая позицию КС РФ.

Между тем, очевидно, что проверка не может длиться вечно, несмотря на основания, по которым она прерывается и возобновляется. На это обстоятельство обратил внимание Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ в Постановлении от 18.03.2008 года № 13084/07. В данном деле речь шла об оспаривании решения инспекции, вынесенного по результатам проверки, затянутой почти на год. Суд признал такое решение незаконным и противоречащим нормам НК РФ. Судьи пояснили, что регламентация сроков проведения выездных налоговых проверок направлена на достижение равновесия интересов участников налоговых отношений. Из материалов дела было видно, что проверка проводилась в течение 11 месяцев. Это свидетельствует о нарушении инспекцией принципа недопустимости избыточного применения мер налогового контроля. Убедительных доказательств обоснованности столь длительного срока проведения проверки инспекция не представила. А длительный срок проведения проверки - прямое нарушение целей налогового администрирования, которые не могут иметь дискриминационного характера, препятствующего предпринимательской деятельности налогоплательщика.

Дополнительные мероприятия налогового контроля

Как мы уже отметили, неучастие предпринимателя в рассмотрении материалов проверки по вине налоговиков влечет недействительность принятого решения (статья 101 НК РФ). Однако налоговики быстро научились трактовать эту норму в свою пользу и скрывать проведение проверки под так называемыми “дополнительными мероприятиями налогового контроля”.

Логика фискалов здесь примерно следующая – налогоплательщик должен участвовать лишь в рассмотрении материалов самой проверки. В то же время дополнительные мероприятия к проверке относятся постольку-поскольку. Соответственно, и уведомлять компанию об их проведении необязательно.

На ошибочность подобной позиции обратил внимание Президиум ВАС РФ в Постановлении от 16.06.09 года № 391/09. Суд указал, что вынесение налоговым органом решения о назначении дополнительных мероприятий налогового контроля (п.6 ст. 101 НК РФ) необходимо только для получения дополнительных доказательств, подтверждающих факт нарушений законодательства о налогах и сборах. То есть, дополнительная проверка не является завершающей стадией производства по делу о налоговом правонарушении.

Таким образом, должно быть обеспечено участие проверяемой компании или ИП в рассмотрении имеющихся у налогового органа материалов на всех стадиях налогового контроля. Результаты проведения дополнительных мероприятий являются составной частью материалов налоговой проверки. Инспекция должна обеспечить возможность участия налогоплательщика в рассмотрении материалов налоговой проверки с учетом результатов проведения дополнительных мероприятий налогового контроля. При этом налогоплательщик должен иметь возможность ознакомиться с данными материалами проверки и представить свои возражения.

И если решение было вынесено с учетом информации, полученной в результате проведенных дополнительных мероприятий налогового контроля и без извещения плательщика, то оно подлежит обязательной отмене.

Более того, арбитражные суды сходятся во мнении, что дополнительные контрольные мероприятия просто так назначаться не могут. Для этого необходимы должные основания (ст.88 НК РФ). В противном случае происходит незаконное затягивание проверки. На это обратил внимание Шестнадцатый арбитражный апелляционный суд в Постановлении от 19 октября 2016 г. № А63-9534/2015.

Суд указал, что решение о проведении дополнительных мероприятий налогового контроля должно иметь веские основания, то есть должно быть мотивировано. Суд установил, что на момент принятия решения о проведении дополнительных мероприятий инспекция уже располагала результатами проверки в отношении общества. В том числе, и по тем эпизодам, которые были описаны в акте камеральной налоговой проверки. Иными словами, необходимости в дополнительной проверке не было. Поскольку фискалы не мотивировали свое решение, их действия были признаны незаконными.

Проверочные мероприятия в период приостановления проверки

Приостановление проверки – легальный способ, к которому часто прибегают налоговики в целях затянуть проведение контрольных мероприятий. Логично предположить, что на период приостановления проверяющие должны прекратить любые мероприятия в отношении налогоплательщика и оставить его в покое. Однако, это не так.

П. 9 ст. 89 НК РФ гласит, что на это время прекращаются лишь действия налоговиков по истребованию документов у самого налогоплательщика, а также проверочные действия на его территории. Иными словами, проверка может продолжаться, но только без участия самого проверяемого. Налоговики имеют полное право на встречные проверки, истребование информации у контрагентов и третьих лиц, а также сбор информации у правоохранительных органов.

При этом судами неоднозначно трактовалась возможность допроса в это время свидетелей, которые являются работниками проверяемого предприятия. Суды в спорной ситуации часто вставали на сторону налогоплательщика. Например, ФАС Московского округа в Постановлении от 06.07.2011 года № КА-А40/6921-11. Материалами дела подтверждалось, что в период приостановления выездной налоговой проверки сотрудниками инспекции, не включенными в состав проверяющих, проведены допросы 282 работников общества. Они допрашивались по месту нахождения налогового органа в рабочее время с отрывом от основной работы. На основании этого суд кассационной инстанции пришел к выводу о нарушении налоговым органом требований статьи 89 НК РФ.

Точку в вопросе поставил Пленум ВАС РФ в Постановлении от 30.07.2013 года № 57. Пленум подтвердил, что в период приостановления проверки налоговый орган не лишен права осуществлять действия вне территории налогоплательщика, если они не связаны с истребованием у него самого документов. Кроме того, налогоплательщик обязан представить налоговому органу те до­кументы, которые были запрошены до момента приостановления проверки.

То есть, вызов и опрос свидетелей, в том числе и из работников проверяемого налогоплательщика, возможен и в период приостановления проверки. Главное, чтобы опрос проводился не на проверяемой территории. Таким образом, оспорить решение инспекции по этому основанию уже не получится.

Прочие нарушения

В ходе проверки возможен и так называемый человеческий фактор - налоговики могут допускать процедурные и формальные нарушения. Все они не относятся к критическим. Судебная практика в настоящий момент исходит из того, что допущение формальных и процедурных нарушений не может повлечь за собой отмену принятого решения.

Так, акты налоговиков могут не соответствовать утвержденным формам, материалы проверки могут содержать неточности, описки, исправления, помарки (Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 31.01.2013 года № А61-907/2012). Контролеры могут опоздать с принятием решения по итогам рассмотрения собранных материалов (Постановление ФАС Московского округа от 29.07.2016 года № А40-173838/2015). В принимаемых решениях могут отсутствовать характеристики совершенного плательщиком правонарушения, отсутствовать важные обстоятельства дела, а сам проверяемый может быть ознакомлен только с частью представленных материалов (Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 27.02.2014 года № А70-1252/2013). Более того, принятый акт может быть даже подписан неизвестно кем (Постановление ФАС Уральского округа от 10.10.2014 года № Ф09-6462/14). Но отмену решения все это не повлечет.

Как показывает анализ п.12 ст.101.4 НК РФ, чтобы отменить решение налоговиков, оно должно отвечать двум обязательным условиям. Во-первых, быть принято с нарушением указанных в НК РФ требований, а во-вторых, это решение должно нарушать права налогоплательщика.

Суд установил, что акт налоговой проверки не содержал информацию об обстоятельствах выявления недоимки по налогу в спорном размере. Кроме того, первичные документы, явившиеся основанием для увеличения сумм выявленной недоимки, обществу не направлялись. В результате суд пришел к выводу, что у налогоплательщика не имелось возможности ознакомиться с обстоятельствами вменяемого ему правонарушения и представить свои возражения. В конечном счете, принятие спорного решения привело к незаконному доначислению налога, что, бесспорно, нарушает права налогоплательщика.

Суд подтвердил, что подобные действия инспекторов свидетельствуют о безусловном нарушении требований ст.101 НК РФ к процедуре рассмотрения материалов налоговой проверки и вынесения решения по ее результатам. В итоге решение инспекции было признано незаконным.

Таким образом, анализ судебной практики показывает, что основанием для отмены принимаемых налоговиками решений могут служить и те нарушения, которые прямо не указаны в статье 101 НК РФ в качестве существенных. Но для этого налогоплательщику придется постараться. В суде предстоит доказать не только то, что действия проверяющих нарушают нормы закона, но также и то, что в результате таких нарушений происходит прямое ущемление прав проверяемой компании или ИП.

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: