Можно ли стать президентом будучи в статусе адвоката

Обновлено: 29.09.2022

(в ред. Федерального закона от 20.12.2004 N 163-ФЗ)

(см. текст в предыдущей редакции)

1. Статус адвоката прекращается советом адвокатской палаты субъекта Российской Федерации, в региональный реестр которого внесены сведения об адвокате, по следующим основаниям:

1) подача адвокатом заявления о прекращении статуса адвоката в совет адвокатской палаты;

2) вступление в законную силу решения суда о признании адвоката недееспособным или ограниченно дееспособным;

3) смерть адвоката или вступление в законную силу решения суда об объявлении его умершим;

4) вступление в законную силу приговора суда о признании адвоката виновным в совершении умышленного преступления;

5) выявление обстоятельств, предусмотренных пунктом 2 статьи 9 настоящего Федерального закона;

6) нарушение положений пункта 3.1 статьи 16 настоящего Федерального закона.

2. Статус адвоката может быть прекращен по решению совета адвокатской палаты субъекта Российской Федерации, в региональный реестр которого внесены сведения об адвокате, за исключением случаев, предусмотренных пунктом 7.1 статьи 37 настоящего Федерального закона, на основании заключения квалификационной комиссии при:

(в ред. Федерального закона от 02.12.2019 N 400-ФЗ)

(см. текст в предыдущей редакции)

1) неисполнении или ненадлежащем исполнении адвокатом своих профессиональных обязанностей перед доверителем;

2) нарушении адвокатом норм кодекса профессиональной этики адвоката;

2.1) незаконном использовании и (или) разглашении информации, связанной с оказанием адвокатом квалифицированной юридической помощи своему доверителю, либо систематическом несоблюдении установленных законодательством Российской Федерации требований к адвокатскому запросу;

(пп. 2.1 введен Федеральным законом от 02.06.2016 N 160-ФЗ)

3) неисполнении или ненадлежащем исполнении адвокатом решений органов адвокатской палаты, принятых в пределах их компетенции;

4) установлении недостоверности сведений, представленных в квалификационную комиссию в соответствии с требованиями пункта 2 статьи 10 настоящего Федерального закона;

5) отсутствии в адвокатской палате в течение четырех месяцев со дня наступления обстоятельств, предусмотренных пунктом 6 статьи 15 настоящего Федерального закона, сведений об избрании адвокатом формы адвокатского образования.

3. Лицо, статус адвоката которого прекращен, не вправе осуществлять адвокатскую деятельность, а также занимать выборные должности в органах адвокатской палаты или Федеральной палаты адвокатов. Нарушение положений настоящего пункта влечет за собой ответственность, предусмотренную федеральным законом.

Лицо, статус адвоката которого прекращен по основаниям, предусмотренным подпунктом 4 пункта 1 и подпунктами 1, 2 и 2.1 пункта 2 настоящей статьи, не вправе быть представителем в суде, за исключением случаев участия его в процессе в качестве законного представителя.

(абзац введен Федеральным законом от 02.12.2019 N 400-ФЗ)

4. О принятом в соответствии с пунктами 1 и 2 настоящей статьи решении совет в десятидневный срок со дня его принятия уведомляет в письменной форме лицо, статус адвоката которого прекращен, за исключением случая прекращения статуса адвоката по основанию, предусмотренному подпунктом 3 пункта 1 настоящей статьи, соответствующее адвокатское образование, а также территориальный орган юстиции, который вносит необходимые изменения в региональный реестр.

5. Решение совета адвокатской палаты, принятое по основаниям, предусмотренным пунктами 1 и 2 настоящей статьи, может быть обжаловано в суд или в Федеральную палату адвокатов в порядке, установленном статьей 37.2 настоящего Федерального закона.

(в ред. Федерального закона от 02.12.2019 N 400-ФЗ)

(см. текст в предыдущей редакции)

6. Территориальный орган юстиции, располагающий сведениями об обстоятельствах, являющихся основаниями для прекращения статуса адвоката, направляет представление о прекращении статуса адвоката в адвокатскую палату. В случае, если совет адвокатской палаты в трехмесячный срок со дня поступления такого представления не рассмотрел его, территориальный орган юстиции вправе обратиться в суд с заявлением о прекращении статуса адвоката.

7. Представление о возбуждении дисциплинарного производства, внесенное в адвокатскую палату субъекта Российской Федерации территориальным органом юстиции, рассматривается квалификационной комиссией и советом адвокатской палаты субъекта Российской Федерации в порядке, предусмотренном кодексом профессиональной этики адвоката.

(п. 7 введен Федеральным законом от 02.06.2016 N 160-ФЗ)

8. В случае отмены советом адвокатской палаты субъекта Российской Федерации или советом Федеральной палаты адвокатов ранее принятого решения о прекращении статуса адвоката территориальный орган юстиции вносит сведения о восстановлении статуса адвоката в региональный реестр.

Статья 9. Приобретение статуса адвоката

1. Статус адвоката в Российской Федерации вправе приобрести лицо, которое имеет высшее юридическое образование, полученное по имеющей государственную аккредитацию образовательной программе, либо ученую степень по юридической специальности. Указанное лицо также должно иметь стаж работы по юридической специальности не менее двух лет либо пройти стажировку в адвокатском образовании в сроки, установленные настоящим Федеральным законом.

(в ред. Федерального закона от 02.07.2013 N 185-ФЗ)

(см. текст в предыдущей редакции)

У лиц, высшее юридическое образование которых является впервые полученным высшим образованием, стаж работы по юридической специальности исчисляется не ранее чем с момента его получения.

(абзац введен Федеральным законом от 20.12.2004 N 163-ФЗ, в ред. Федерального закона от 02.07.2013 N 185-ФЗ)

(см. текст в предыдущей редакции)

2. Не вправе претендовать на приобретение статуса адвоката и осуществление адвокатской деятельности лица:

1) признанные недееспособными или ограниченно дееспособными в установленном законодательством Российской Федерации порядке;

2) имеющие непогашенную или неснятую судимость за совершение умышленного преступления.

3. Решение о присвоении статуса адвоката принимает квалификационная комиссия адвокатской палаты субъекта Российской Федерации (далее - квалификационная комиссия) после сдачи лицом, претендующим на приобретение статуса адвоката (далее также - претендент), квалификационного экзамена.

(в ред. Федерального закона от 20.12.2004 N 163-ФЗ)

(см. текст в предыдущей редакции)

4. В стаж работы по юридической специальности, необходимой для приобретения статуса адвоката, включается работа:

1) в качестве судьи;

2) на требующих высшего юридического образования государственных должностях в федеральных органах государственной власти, органах государственной власти субъектов Российской Федерации, иных государственных органах;

3) на требовавших высшего юридического образования должностях в существовавших до принятия действующей Конституции Российской Федерации государственных органах СССР, РСФСР и Российской Федерации, находившихся на территории Российской Федерации;

4) на требующих высшего юридического образования муниципальных должностях;

5) на требующих высшего юридического образования должностях в органах Судебного департамента при Верховном Суде Российской Федерации;

6) на требующих высшего юридического образования должностях в юридических службах организаций;

7) на требующих высшего юридического образования должностях в научно-исследовательских учреждениях;

8) в качестве преподавателя юридических дисциплин в профессиональных образовательных организациях, образовательных организациях высшего образования и научных организациях;

(в ред. Федерального закона от 02.07.2013 N 185-ФЗ)

(см. текст в предыдущей редакции)

9) в качестве адвоката;

10) в качестве помощника адвоката;

11) в качестве нотариуса.

5. Адвокат вправе осуществлять адвокатскую деятельность на всей территории Российской Федерации без какого-либо дополнительного разрешения.

6. Иностранные граждане и лица без гражданства, получившие статус адвоката в порядке, установленном настоящим Федеральным законом, допускаются к осуществлению адвокатской деятельности на всей территории Российской Федерации в случае, если иное не предусмотрено федеральным законом.

Статья 31. Совет адвокатской палаты

1. Совет адвокатской палаты является коллегиальным исполнительным органом адвокатской палаты.

2. Совет избирается собранием (конференцией) адвокатов тайным голосованием в количестве не более 15 человек из состава членов адвокатской палаты и подлежит обновлению (ротации) один раз в два года на одну треть. При этом положения пункта 6 статьи 41 настоящего Федерального закона не применяются. Одно и то же лицо не может одновременно быть членом совета и членом квалификационной комиссии.

(в ред. Федерального закона от 02.12.2019 N 400-ФЗ)

(см. текст в предыдущей редакции)

При очередной ротации президент адвокатской палаты вносит на рассмотрение совета кандидатуры членов совета на выбытие, а также кандидатуры адвокатов для замещения вакантных должностей членов совета адвокатской палаты. После утверждения советом адвокатской палаты представленные президентом кандидатуры вносятся на рассмотрение собрания (конференции) адвокатов для утверждения.

В случае, если собрание (конференция) адвокатов не утверждает представленные кандидатуры, президент адвокатской палаты вносит на утверждение собрания (конференции) адвокатов новые кандидатуры только после их рассмотрения и утверждения советом адвокатской палаты.

Адвокаты, участвующие в собрании (делегаты конференции), вправе вносить дополнительно из своего числа кандидатуры для замещения вакантных должностей членов совета адвокатской палаты. В этом случае собрание (конференция) в порядке, определенном советом, проводит рейтинговое голосование по всем представленным в соответствии с настоящим пунктом кандидатурам адвокатов для замещения вакантных должностей членов совета адвокатской палаты.

(абзац введен Федеральным законом от 02.12.2019 N 400-ФЗ)

(п. 2 в ред. Федерального закона от 20.12.2004 N 163-ФЗ)

(см. текст в предыдущей редакции)

3. Совет адвокатской палаты:

1) избирает из своего состава президента адвокатской палаты, за исключением случая, предусмотренного пунктом 6.1 настоящей статьи, сроком на четыре года и по его представлению одного или нескольких вице-президентов сроком на два года, определяет полномочия президента и вице-президентов, а также по представлению президента прекращает полномочия вице-президентов досрочно. Лицо, занимавшее должность президента адвокатской палаты в течение двух сроков, вновь может занять указанную должность исключительно путем избрания его на должность президента адвокатской палаты на собрании (конференции) адвокатов в порядке, установленном пунктом 6.1 настоящей статьи;

(пп. 1 в ред. Федерального закона от 02.12.2019 N 400-ФЗ)

(см. текст в предыдущей редакции)

2) в период между собраниями (конференциями) адвокатов принимает решения о досрочном прекращении полномочий членов совета, статус адвоката которых прекращен или приостановлен. Данные решения вносятся на утверждение очередного собрания (конференции) адвокатов;

3) определяет норму представительства на конференцию и порядок избрания делегатов;

4) обеспечивает доступность юридической помощи на всей территории субъекта Российской Федерации, в том числе юридической помощи, оказываемой гражданам Российской Федерации бесплатно в случаях, предусмотренных настоящим Федеральным законом. В этих целях совет принимает решения о создании по представлению органа исполнительной власти субъекта Российской Федерации юридических консультаций и направляет адвокатов для работы в юридических консультациях в порядке, установленном советом адвокатской палаты;

5) организует оказание юридической помощи адвокатами, участвующими в качестве защитников в уголовном судопроизводстве по назначению органов дознания, органов предварительного следствия или суда, в соответствии с порядком, определенным советом Федеральной палаты адвокатов; доводит этот порядок до сведения указанных органов, адвокатов и контролирует его исполнение адвокатами;

(пп. 5 в ред. Федерального закона от 29.07.2017 N 269-ФЗ)

(см. текст в предыдущей редакции)

6) определяет размер дополнительного вознаграждения, выплачиваемого за счет средств адвокатской палаты адвокату, оказывающему юридическую помощь гражданам Российской Федерации бесплатно в рамках государственной системы бесплатной юридической помощи и (или) участвующему в качестве защитника в уголовном судопроизводстве по назначению органов дознания, органов предварительного следствия или суда либо в качестве представителя в гражданском или административном судопроизводстве по назначению суда, и порядок выплаты такого дополнительного вознаграждения;

(в ред. Федеральных законов от 21.11.2011 N 326-ФЗ, от 02.06.2016 N 160-ФЗ)

(см. текст в предыдущей редакции)

7) представляет адвокатскую палату в органах государственной власти, органах местного самоуправления, общественных объединениях и иных организациях;

8) содействует повышению профессионального уровня адвокатов, в том числе утверждает программы профессионального обучения адвокатов, помощников адвокатов и стажеров адвокатов по направлениям, определяемым советом Федеральной палаты адвокатов, организует профессиональное обучение по этим программам в соответствии с порядком, утвержденным советом Федеральной палаты адвокатов;

(в ред. Федеральных законов от 02.06.2016 N 160-ФЗ, от 02.12.2019 N 400-ФЗ)

(см. текст в предыдущей редакции)

9) рассматривает жалобы на действия (бездействие) адвокатов с учетом заключения квалификационной комиссии;

10) защищает социальные и профессиональные права адвокатов;

11) содействует обеспечению адвокатских образований служебными помещениями;

12) организует информационное обеспечение адвокатов, а также обмен опытом работы между ними;

13) осуществляет методическую деятельность;

14) созывает не реже одного раза в год собрания (конференции) адвокатов, формирует их повестку дня;

15) распоряжается имуществом адвокатской палаты в соответствии со сметой и с назначением имущества;

16) утверждает регламенты совета и ревизионной комиссии, штатное расписание аппарата адвокатской палаты;

17) определяет размер вознаграждения президента и вице-президентов, других членов совета адвокатской палаты и членов ревизионной и квалификационной комиссий в пределах утвержденной собранием (конференцией) адвокатов сметы расходов на содержание адвокатской палаты;

18) ведет реестр адвокатских образований и их филиалов на территории соответствующего субъекта Российской Федерации;

19) дает в пределах своей компетенции по запросам адвокатов разъяснения по поводу возможных действий адвокатов в сложной ситуации, касающейся соблюдения этических норм, на основании кодекса профессиональной этики адвоката.

(п. 3 в ред. Федерального закона от 20.12.2004 N 163-ФЗ)

(см. текст в предыдущей редакции)

4. В случае неисполнения советом адвокатской палаты требований настоящего Федерального закона либо решений Всероссийского съезда адвокатов или совета Федеральной палаты адвокатов, принятых в соответствии с настоящим Федеральным законом, в том числе в случае принятия решения, противоречащего указанным требованиям или решениям, неуплаты более шести месяцев обязательных отчислений на общие нужды Федеральной палаты адвокатов, совет Федеральной палаты адвокатов по представлению не менее половины членов адвокатской палаты, представлению территориального органа юстиции или по собственной инициативе направляет совету адвокатской палаты предписание об отмене решения, нарушающего требования настоящего Федерального закона или противоречащего решениям органов Федеральной палаты адвокатов, либо об исполнении требований настоящего Федерального закона или решений органов Федеральной палаты адвокатов.

(п. 4 в ред. Федерального закона от 02.06.2016 N 160-ФЗ)

(см. текст в предыдущей редакции)

4.1. Совет Федеральной палаты адвокатов отменяет решение, нарушающее требования настоящего Федерального закона или противоречащее решениям органов Федеральной палаты адвокатов, в случае неисполнения в течение двух месяцев советом адвокатской палаты предписания, содержащего требование об отмене этого решения, и вправе по представлению не менее половины членов адвокатской палаты, представлению территориального органа юстиции или по собственной инициативе созвать внеочередное собрание (конференцию) адвокатов для рассмотрения вопросов о досрочном прекращении полномочий совета адвокатской палаты и об избрании нового состава совета адвокатской палаты, а также приостановить полномочия президента адвокатской палаты и назначить исполняющего его обязанности до принятия внеочередным собранием (конференцией) адвокатов соответствующих решений.

(п. 4.1 введен Федеральным законом от 02.06.2016 N 160-ФЗ; в ред. Федерального закона от 02.12.2019 N 400-ФЗ)

(см. текст в предыдущей редакции)

4.2. В случае неисполнения в течение двух месяцев советом адвокатской палаты предписания об исполнении требований настоящего Федерального закона или решений органов Федеральной палаты адвокатов совет Федеральной палаты адвокатов вправе по представлению не менее половины членов адвокатской палаты, представлению территориального органа юстиции или по собственной инициативе созвать внеочередное собрание (конференцию) адвокатов для рассмотрения вопросов о досрочном прекращении полномочий совета адвокатской палаты и об избрании нового состава совета адвокатской палаты, а также приостановить полномочия президента адвокатской палаты и назначить исполняющего его обязанности до принятия внеочередным собранием (конференцией) адвокатов соответствующих решений.

(п. 4.2 введен Федеральным законом от 02.06.2016 N 160-ФЗ; в ред. Федерального закона от 02.12.2019 N 400-ФЗ)

(см. текст в предыдущей редакции)

4.3. В решении совета Федеральной палаты адвокатов должны быть указаны основания для созыва внеочередного собрания (конференции) адвокатов и приостановления полномочий президента адвокатской палаты, время и место проведения собрания (конференции) адвокатов, норма представительства и порядок избрания делегатов на конференцию.

(п. 4.3 введен Федеральным законом от 02.06.2016 N 160-ФЗ)

5. Заседания совета созываются президентом адвокатской палаты по мере необходимости, но не реже одного раза в месяц. Заседание считается правомочным, если на нем присутствуют не менее двух третей членов совета.

6. Решения совета принимаются простым большинством голосов членов совета, участвующих в его заседании, и являются обязательными для всех членов адвокатской палаты.

6.1. Избрание президента адвокатской палаты осуществляется собранием (конференцией) адвокатов, если на указанную должность советом адвокатской палаты выдвигается член совета адвокатской палаты, занимавший должность президента адвокатской палаты в течение не менее двух сроков. Указанное собрание (конференция) адвокатов созывается советом адвокатской палаты не позднее чем через три месяца со дня истечения срока полномочий президента адвокатской палаты, который исполняет свои обязанности до избрания президента адвокатской палаты.

Адвокаты, участвующие в собрании (делегаты конференции), вправе выдвигать на должность президента адвокатской палаты иных членов совета.

Президент адвокатской палаты избирается из числа членов совета, выдвинутых на указанную должность в соответствии с настоящим пунктом, тайным голосованием сроком на четыре года. Избранным президентом адвокатской палаты является член совета, за кандидатуру которого проголосовали простое большинство адвокатов, участвующих в собрании (делегатов конференции).

В случае, если указанное большинство адвокатов (делегатов конференции), участвующих в собрании (конференции), не проголосовали ни за одну из кандидатур членов совета, выдвигавшихся на должность президента адвокатской палаты, избрание президента адвокатской палаты осуществляется в тот же день в порядке, установленном подпунктом 1 пункта 3 настоящей статьи, из числа членов совета, не выдвигавшихся на должность президента адвокатской палаты на собрании (конференции) адвокатов.

(п. 6.1 введен Федеральным законом от 02.12.2019 N 400-ФЗ)

7. Президент адвокатской палаты представляет адвокатскую палату в отношениях с органами государственной власти, органами местного самоуправления, общественными объединениями и иными организациями, а также с физическими лицами, действует от имени адвокатской палаты без доверенности, выдает доверенности и заключает сделки от имени адвокатской палаты, распоряжается имуществом адвокатской палаты по решению совета в соответствии со сметой и с назначением имущества, осуществляет прием на работу и увольнение с работы работников аппарата адвокатской палаты, созывает заседания совета, обеспечивает исполнение решений совета и решений собрания (конференции) адвокатов.

Президент адвокатской палаты возбуждает дисциплинарное производство в отношении адвоката или адвокатов при наличии допустимого повода и в порядке, предусмотренном кодексом профессиональной этики адвоката.

(абзац введен Федеральным законом от 20.12.2004 N 163-ФЗ)

8. Президент и вице-президенты, а также другие члены совета могут совмещать работу в совете адвокатской палаты с адвокатской деятельностью, получая при этом вознаграждение за работу в совете в размере, определяемом советом адвокатской палаты.

(в ред. Федерального закона от 20.12.2004 N 163-ФЗ)

(см. текст в предыдущей редакции)

9. Совет адвокатской палаты не вправе осуществлять адвокатскую деятельность от своего имени, а также заниматься предпринимательской деятельностью.

Долги перед адвокатами и статус иноагента: в ФПА подвели итоги года

Руководство Федеральной палаты адвокатов провело онлайн-встречу с журналистами по итогам 2021 года. Юрий Пилипенко ответил на вопросы о важных для адвокатского сообщества законопроектах и рассказал об особенностях дисциплинарных наказаний. А вице-президенты ФПА Геннадий Шаров и Михаил Толчеев поговорили о наказании для адвокатов за публичные высказывания и критику в адрес судов, а также прокомментировали возможность признания иноагентами защитников, которые представляют интересы иностранцев.

В конце 2020-го в некоторых регионах образовалась задолженность перед адвокатами по назначению. По словам Юрия Пилипенко, только по системе МВД долг достигал 750 млн руб.

«За последние два года мы немного забыли о такого рода ситуациях: если задолженности и были, они носили скорее технический характер. Но в конце года опять пришлось заниматься этой проблемой», — заявил Пилипенко. По его предположению, при планировании финансовых смет в ведомствах не учли, что в 2021-м базовая ставка оплаты труда защитника по назначению выросла с 1250 руб. за один день до 1500 руб.

«Надо отдать должное и министерству, и правительству: они пообещали, что до конца года все долги перед адвокатами закроют. Еще не везде эта проблема решена, но есть надежда», — подчеркнул Пилипенко.

В начале декабря 2021-го Министерство юстиции предложило первые за несколько лет поправки в закон «Об адвокатской деятельности». Они, в частности, наделяют органы юстиции правом инициировать дисциплинарное производство в их отношении.

Основные претензии ФПА касаются предложения Минюста дать органам юстиции право обжаловать решение совета палаты адвокатов по дисциплинарным разбирательствам в судебном порядке. «Другие возражения носят менее принципиальный характер», — подчеркнул президент палаты.

Первый вице-президент ФПА Михаил Толчеев заявил, что Минюст прислушался к большинству позиций палаты по тем вопросам, которые в образовании «считали неприемлемыми», и их удалось изменить.

«Высказываются опасения, что положения об обязательном возбуждении дисциплинарного производства после представления органов юстиции [о лишении адвоката статуса] создают возможности для расправы над адвокатами», — прозвучало на конференции обращение к руководителям ФПА.

Пилипенко подчеркнул, что «все можно представить как расправу», но в этом предложении «нет никакой новеллы». Уже сейчас региональные палаты обязательно разбираются в обстоятельствах, если к ним обращаются из Минюста. Эта поправка сама по себе не несет угрозы расправы над адвокатами, согласился Толчеев.

Жалоб на адвокатов из года в год все больше, а дисциплинарных дел, которые заканчиваются строгим наказанием, все меньше, подчеркнул Пилипенко. Так, в 2016 году адвокатские образования прекратили статус 433 адвокатов, а в 2020-м — 235.

«Не это ли свидетельствует о возросшем гуманизме органов адвокатского самоуправления и о попытках прежде всего защитить наших коллег, если претензии к ним не так обоснованы или не требуют серьезного реагирования?».

Он напомнил, что адвокаты могут обжаловать такие решения не только в суде, но с недавнего времени и непосредственно в ФПА. Количество подобных жалоб уже приближается к двум десяткам, подчеркнул президент палаты, а в одном случае адвокату удалось вернуть себе статус. «За демократию и объективность можно быть спокойным — решение о судьбе одного нашего коллеги принимает как минимум три десятка человек», — заверил Пилипенко.

У руководителей ФПА поинтересовались, действительно ли в московской адвокатской палате существует «негласное правило» не допускать бывших силовиков в ряды адвокатов. А если нет, то чем объясняется, что многие москвичи вынуждены сдавать адвокатские экзамены в других регионах.

Пилипенко подчеркнул, что слухи об этом «преувеличены». Адвокатский экзамен в Москве сложный, а квалификационная комиссия серьезная. Экзамен сдает не более 60% претендентов. «В некоторых отдаленных регионах этот процент может быть значительно выше», — объяснил он. Президент ФПА напомнил, что для сдачи экзамена в каком-либо регионе претендент на адвокатский статус должен прожить в этом регионе не меньше года.

Положение об обязательной стажировке для кандидатов на адвокатский статус было бы «крайне желательным», заявил Пилипенко, но это «вряд ли возможно». «Наши желания в этом вопросе не совпадают с нашими возможностями и современными реалиями», — отметил он.

«Стажировка дает претенденту возможность овладеть основами профессии, понять, в чем состоит этика профессии, в чем отличие наших взглядов на добро и зло от взглядов судей и оперативных работников».

Сейчас через стажировку в профессию приходит не так много коллег, подчеркнул президент ФПА: «Хотелось бы больше».

«Вряд ли можно говорить, что деятельность каких-то наших коллег в публичной сфере стала фактором для новелл, предложенных Минюстом», — уверен Толчеев. Он заявил, что органы адвокатуры имеют достаточно инструментов для реагирования на публичные высказывания или нарушения участников корпорации.

«Одна из целей адвокатуры — информирование о состоянии правосудия. Но любой апеллирующий к гражданскому обществу адвокат должен соблюдать наши этические правила и помнить, что является частью корпорации».

«Можно ли говорить о возрастающем разобщении адвокатов по политическим и этическим вопросам в современной России?» — спросила ведущая пресс-конференции.

«Различные и противоположные мнения среди адвокатов были, есть и, дай бог, чтобы были в будущем. Не вижу в этом никаких проблем», — ответил Шаров. Толчеев напомнил, что спорить — это суть профессии адвоката, но важно не переходить на личности и не нарушать этические традиции адвокатуры. А политические воззрения, по его мнению, каждый гражданин выбирает для себя сам.

По мнению Пилипенко, разобщение в адвокатских кругах декларирует «с десяток человек», которые вокруг себя собирают других «неравнодушных коллег», которые готовы поставить подпись под любым призывом за все хорошее и против всего плохого.

«Несмываемым позором запятнал себя сегодня суд, приговоривший невиновных людей к заключению», — такими словами одного из адвокатов, чье имя не назвали, иллюстрировали вопрос о возможности критики судебных решений.

«Приветствовать такие реплики со стороны адвоката вряд ли стоило бы», — заявил Пилипенко. Толчеев подчеркнул, что общество ожидает от защитников профессиональных комментариев, а не эмоциональных. «Суд и следствие не могут отвечать, это односторонний процесс, поэтому такие оценки носят в большей степени личностный, а не профессиональный характер», — уверен вице-президент ФПА.

«Свобода слова — это святое. Но представитель ни одной из профессий, включая адвоката, не должен неуважительно высказываться в отношении суда. Это закреплено в нормах международного права, это свято и незыблемо. Некоторые наши коллеги об этом забывают».

У руководства ФПА поинтересовались, насколько далеко может зайти практика признания адвокатов иностранными агентами после того, как адвоката Ивана Павлова*, специализирующегося на делах о госизмене, в ноябре наделили таким статусом.

Толчеев выразил опасения, что адвокатов будут признавать иноагентами за то, что они получили гонорар от доверителей — иностранных граждан или компаний. «Опасность, на мой взгляд, в нечеткости критериев», — отметил он. Давить на адвоката, который осуществляет профессиональную деятельность, недопустимо — это снизит и гарантии для адвокатуры, и для тех лиц, кому они оказывают помощь.

Дело адвоката Павлова* достаточно резко прокомментировал Шаров. «Если адвокат занимается в публичном пространстве пропагандой своих идей, не связанных с адвокатской деятельностью, тогда это уже деятельность реального иностранного агента не на пользу отечества», — заявил он.

«Иван Павлов* — совершенно уникальный человек, и вряд ли кто-то в ближайшее десятилетие приблизится к нему в иностранной ангажированности», — высказался вице-президент ФПА.

В 2020 году Минюст предложил внести в УК и УПК поправки, которые предусматривали уголовную ответственность за воспрепятствование деятельности адвокатов. У Пилипенко поинтересовались, какая сейчас судьба у этой инициативы.

«К большому сожалению, этот документ был снят без объяснения причин и поводов к тому. Это может вызывать только сожаление», — рассказал он.

В 2020 году адвокаты КА «Ваш адвокатский партнер» Диана Кибец и Александр Сливко стали фигурантами уголовного дела — их обвинили в том, что они взяли слишком большие гонорары у «Аэрофлота» (общая сумма 250 млн руб.). Похожие дела в прошлом году завели в отношении председателя МКА «Межрегион» Сергея Юрьева и Ирины Даниловой из МКА «Москва» (подробнее — Гонорары успеха под давлением силовиков: итоги года для адвокатов).

«Когда речь идет о попытке дать уголовно-правовую оценку размеру гонорара, мы не можем этого принять», — подчеркнул Пилипенко. Ведь размер гонорара адвоката зависит от многих обстоятельств, а еще стороны по соглашению вправе сами решить, сколько стоят те или иные услуги.

Не во всех региональных адвокатских палатах высокий и формальный уровень требований, в соответствии с которым адвокаты должны каждый год потратить 40 часов на повышение своей квалификации, заявил Пилипенко. Но требовательность к адвокатам в этой части «жизненно необходимо держать на высоком уровне», уверен он.

«В российской адвокатуре существует индустрия повышения квалификации, но недостатки все еще есть. Очень бы хотелось, чтобы адвокаты все-таки относились к этой своей профессиональной обязанности, вытекающей из закона, более ответственно», — добавил президент ФПА.

ФПА создала рабочую группу по разработке нейросети и основы искусственного интеллекта, рассказал Пилипенко. Но это займет долгое время и потребует значительных финансов. «Я не уверен, что мы с финансовой точки зрения готовы реализовать такой проект. Но в современную эпоху, когда президент призывает нас создавать собственную метавселенную, было бы странно, если бы ФПА не задумалась в том числе об искусственном интеллекте», — подчеркнул он.

По словам президента ФПА, ИИ можно задействовать при решении самых простых юридических задач. Палата хочет заниматься этим самостоятельно, а не пользоваться предложениями со стороны государства или крупных корпоративных структур.

«Мы уже десять лет работаем над правилами регулирования рынка юридических услуг», — напомнил Пилипенко. Но сейчас эти вопросы не являются первыми в повестке для государства и Минюста, пожаловался он.

«Во всем мире, который мы по старинке называем «цивилизованным», адвокатская монополия либо существует де-факто, либо закреплена. Только Россия, Казахстан и Конго находятся в таком состоянии, когда одна часть рынка находится под строгим корпоративным регулированием, а другая — вообще даже не считана. Государству это должно быть невыгодно, но не хватает политической воли», — рассказал президент ФПА.

Дмитрий Тараборин

На конференции «Адвокатура. Государство. Общество» несколько раз был затронут вопрос о допустимости участия адвокатов «в политике». Больше всего на эту тему говорил вице-президент палаты адвокатов Самарской области Дмитрий Тараборин. По его мнению, необходим прямой запрет на «любое использование статуса адвоката при осуществлении политической деятельности». Тараборин также предложил собственные критерии того, когда адвокат «становится субъектом политической борьбы». Он раскритиковал коллег, подписывающих «политические петиции», и предупредил, что государство будет недовольно такими действиями адвокатуры – вплоть до «борьбы на уничтожение». «Улица» приводит выступление Дмитрия Тараборина с небольшими сокращениями и стилистическими правками, необходимыми при публикации устной речи.

М не выпала честь, – как, впрочем, и всегда – говорить о непопулярном. В последние несколько лет наше сообщество с завидной регулярностью возвращается к обсуждению вопроса о допустимости участия адвокатов (и всей корпорации в целом) в политической жизни страны. В общем-то, вменяемой частью участников дискуссии не оспаривается само право адвоката на участие в политике, в неких политических процессах.

И весь диалог, вся дискуссия и спор идут, собственно, вокруг использования статуса адвоката при таком участии. И необходимости или возможности участия корпорации в целом в политических процессах. С моей точки зрения недопустимо ни то, ни другое.

Да, следует признать, что Закон об адвокатуре дал нам далеко не все те полномочия, которых нам бы хотелось. Дал, наверное, не самую эффективную форму процессуального иммунитета. Но, тем не менее, даже то немногое, что было нам дано, было дано не просто так. И мы должны это беречь.

Нравится нам это или нет, но в нашем профильном федеральном законе цели и задачи адвокатской деятельности обозначены предельно чётко. И в нём нет ни единого упоминания об участии адвокатуры либо адвокатов в политических процессах. Здесь, пожалуй, будет уместным провести прямую – или не прямую – параллель с участием в предпринимательской деятельности. Помимо императивного запрета на совмещение [работы адвоката и предпринимательства], было бы довольно странно признать нормальным [ситуацию], когда адвокат, осуществляющий предпринимательскую деятельность, не связанную с оказанием юридической помощи, использовал бы свои полномочия для направления адвокатских запросов. Или посещения СИЗО в бизнес-интересах.

Использование аналогичных полномочий в политической деятельности, на мой взгляд, так же недопустимо. Тем более что, в отличие от предпринимательской деятельности, такое использование чревато довольно неприятными последствиями для всей корпорации.

И тут, собственно, встаёт вопрос: где проходит та самая грань, за которой адвокат перестаёт быть только адвокатом и становится субъектом политической борьбы? В какой момент деятельность коллег выходит за рамки чисто профессиональной – и может расцениваться как направленная на достижение неких иных целей? Очевидно, что однозначного ответа нет и быть не может. Это вопрос, безусловно, дискуссионный. Но мне бы хотелось всё-таки обозначить некоторые важные моменты.

На мой взгляд, основной критерий – отсутствие соглашения, заключённого между адвокатом и лицом, в интересах которого он выступает, либо в пользу такого лица. В этом случае любое заявление или действие адвоката априори не связано с исполнением им своих профессиональных обязанностей. Вследствие чего в зависимости от контекста оно может быть расценено как политическое.

Вторым признаком является совершение неких публичных выступлений в защиту неопределённого круга лиц. Которые, – опять же, в зависимости от контекста, – потенциально могут быть признаны политическими. Например, ставшее в последнее время модным подписание различного рода петиций в защиту тех или иных политических деятелей либо против тех или иных нормативно-правовых актов.

Третьим критерием служит непосредственное участие адвоката в политических акциях – будь то участие в митингах, шествиях, избирательных кампаниях и так далее. Такая деятельность даже при наличии соглашения об оказании юридической помощи вполне может быть расценена соответствующим образом.

Например, ставшее популярным у отдельных коллег сопровождение своих доверителей на несанкционированных митингах. Лично мне представляется как минимум дискуссионной правовая природа соглашения об оказании юридической помощи лицу, задержанному на таком митинге, – которое заключается, собственно говоря, до самого задержания. За всех не отвечу, но лично я бы постеснялся или побоялся заключать такое соглашение, например, на защиту по статьям 105 УК (Убийство) или 228 (Незаконные приобретение, хранение, перевозка, изготовление, переработка наркотических средств).

Именно поэтому мне представляется, что при осуществлении такой [политической] деятельности адвокат не должен использовать свой статус ни в каком виде.

И на мой взгляд, возможно, следует рассмотреть этот вопрос хотя бы на уровне разъяснения комиссии по этике и стандартам. С тем, чтобы ввести прямой запрет на любые ссылки либо на любое использование статуса адвоката при осуществлении коллегами политической деятельности. Либо вы политик, либо вы адвокат.

Безусловно, это можно совмещать и чередовать. Однако, выписывая ордер, вы должны быть адвокатом Ивановым. А подписывая некую петицию, вы должны быть всё-таки гражданином Ивановым.

Такое ограничение, на мой взгляд, в первую очередь необходимо, чтобы конкуренты наших коллег по политической борьбе не имели оснований утверждать, что лица, обладающие статусом адвоката, используют его либо прикрываются им в политических целях. Что, в свою очередь, может сподвигнуть государство на дальнейшие реформы, – которые, как мы знаем, имеют тренд отнюдь не на усиление наших с вами свобод и независимости.

Опять же, повторюсь, что каждый такой случай индивидуален, а итоговое решение всегда должно оставаться за квалификационной комиссией.

Отдельно я бы выделил такое явление, как осуществление защиты либо представительство интересов субъектов политической деятельности внепроцессуальными средствами. Например, освещение уголовного дела в СМИ едва ли можно отнести к политической деятельности даже при осуществлении защиты наиболее знаковых деятелей оппозиции. А вот организация шествия или митинга в их поддержку, выдвижение требований о введении санкций против России и прочие подобные действия неизменно будут расценены государством и его репрессивным аппаратом как акции сугубо политические.

Однако самыми экстремальными и недопустимыми формами вовлечения адвокатуры в политические баталии являются попытки апеллировать по конкретным делам или категориям дел к органам корпоративного самоуправления – в лице адвокатских палат либо ФПА.

С моей точки зрения, наверное, самым адекватным ответом со стороны ФПА была бы дача заключения о том, что никаких нарушений в данном деле нет. Это, наверное, отвадило бы всех последователей подобных шагов от направления соответствующих запросов.

Из недавнего также приходит на ум подписание президентом одной из региональных палат от её имени петиции за отмену так называемого закона об иноагентах. То есть коллега на полном серьёзе полагает, что при очередном переизбрании на эту должность члены палаты делегировали ему не только полномочия, прямо предусмотренные законом, но и право высказываться от их имени практически по любым вопросам, включая политические. Тот факт, что подписант подстраховал себя, оформив это неким решением совета, на самом деле ничего не меняет. Ни совет, ни президент не имеют ни малейшего права на совершение каких бы то ни было действий от лица адвокатского сообщества, если таковые не предусмотрены законом.

Если признать подобные пассажи нормой, следующим шагом станет подписание петиций, я не знаю, в поддержку или против абортов, участие в маршах ЛГБТ-сообщества, нацистских шествиях и так далее.

У каждого могут быть свои взгляды. Но это не значит, что взгляд президента конкретной палаты по тому или иному политическому вопросу отражает взгляд всего сообщества.

В целом мне бы хотелось, коллеги, сказать, что последнее время часть из нас страдает, как мне кажется, неким мессианством политическим. Часто приходится слышать в дискуссиях такие утверждения: если ты не поддерживаешь Навального, ты не адвокат, если ты не выступаешь против закона об иноагентах – значит, ты не можешь никого защищать. И это звучит настолько ультимативно, что вызывает, извините меня, некоторые вопросы в адекватности авторов таких заявлений.

Мне кажется, что если уж нам или некоторым из нас хочется проявить себя на некоем общественном поле, то это должно в первую очередь выражаться в оказании юридической помощи pro bono тем слоям населения, тем людям, которые на самом деле в этом нуждаются. Потому что как только мы вступим в политическую борьбу именно как корпорация – или как только нас, всю корпорацию, воспримут извне как участников политической борьбы – соответственно, к нам тут же будут применены все те методы, которые приняты в отечественной политике в отношении своих политических конкурентов.

А в нашей отечественной политической традиции, как известно, это борьба на уничтожение. Поэтому я желаю нам этого избежать.

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: