Могут ли к международным территориям применяться нормы национального права государств

Обновлено: 03.12.2022

Чтобы добро не пропадало, выкладываю свои заготовки здесь, а заодно и ссылку на ролик с интервью.

Это программа «Закон» с Павлом Демидовичем (не сочтите за рекламу :).

Что означает приоритет международного права над национальным законодательством?

На мой взгляд, эта фраза терминологически неточна и потому, строго говоря, ничего конкретно не означает. Попытаемся ее уточнить.

Международное право – это система правил, регулирующих взаимоотношения между государствами. Национальное право – эта система правил, регулирующих отношения лиц в данной стране. То есть международное и национальное право имеют разные сферы действия, а потому говорить о приоритете одного над другим некорректно.

Однако в некотором смысле можно говорить об относительном приоритете нормы международного договора и нормы национального законодательства. При этом приоритет может пониматься в одном из двух смыслов: либо в смысле «международном», либо в смысле «внутреннем».

В международном праве известен принцип, согласно которому страна не может ссылаться на положения своего внутреннего права в качестве оправдания невыполнения ею международного договора. В этом смысле можно сказать, что в международном праве норма международного договора всегда имеет приоритет над нормой национального законодательства.

Что касается национального права, некоторые нормы международных договоров имплементируются в него, то есть становятся его составной частью. Тут-то и встает вопрос о их силе по сравнению с остальными нормами. В национальном праве различных стран вопрос о соотношении национальных законов и имплементированных в национальное право норм международных договоров решается неодинаково.

Должным образом имплементированные в национальное право международные договоры могут, в частности:

  • иметь ту же силу, что и «обычные» законы;
  • иметь силу, большую, чем «обычные» законы, но меньшую, чем конституция; или
  • иметь силу, равную конституции.

В любом из трех случаев говорить о безусловном приоритете международного или национального права затруднительно, можно говорить лишь об относительном приоритете конкретных норм.

Далее, говоря о приоритете тех или иных норм, я понимаю под этим приоритет именно в системе национального права.

Замечу, что постановление Конституционного Суда от 14 июля 2015 г. никак, по моему мнению, не изменяет относительного приоритета норм национального законодательства и международных договоров в российском праве, а уж тем более в международном.

Поясню соотношение международного и национального права на актуальном жизненном примере.

Допустим, я должен Иванову 1000 рублей. Есть решение суда. Я говорю жене: «Этот Иванов – нехороший человек. Да и судья мне что-то не понравился. Платить мне Иванову или нет?» Жена отвечает: «Нет, Иванов – нехороший человек, судья неправильно закон толкует, не плати ничего».

Поскольку по принятым в нашей семье правилам решение жены обладает безусловным приоритетом, это дает мне возможность не платить денег Иванову, что будет полностью соответствовать этим правилам. Проблема лишь в том, что судебный пристав мне скажет, что по российскому праву решение жены не является основанием для неисполнения моего обязательства перед Ивановым.

Правила поведения, принятые в семье, так же соотносятся с национальным правом, как и национальное право с международным. В некоторых семьях принято добровольно исполнять судебные решения, в некоторых приоритет имеет мнение жены, возможны, наверное, и другие варианты. Но если выйти за порог, приоритет всегда за судебным решением.

Подобным образом, односторонние действия, предпринимаемые властями той или иной страны, могут уничтожить обязательство в смысле национального права этой страны, но не в смысле международного права.

Существует ли единая международная практика (мода, тенденция) которая определяет приоритет того или иного права?

Вообще говоря, бывает по-разному.

Так, в Великобритании международный договор, даже должным образом ратифицированный и вступивший в силу, не становится частью национального права и не подлежит применению национальными судами, покуда он не имплементирован в национальное право отдельным законом. После этого он имеет силу обычного закона, который может быть изменен последующим законом.

В Нидерландах международный договор сразу после принятия имеет приоритет над национальными законами, а в некотором смысле даже и над конституцией (это уникальный случай).

Во многих (возможно, в большинстве) странах международный договор в результате ратификации парламентом сразу же становится частью национальной правовой системы и имеет приоритет перед национальными законами, но не перед национальной конституцией. Если это можно назвать «модой», то Россия в этом отношении следует модным тенденциям.

Какие государства признают приоритет национального права перед международным законодательством?

Тут необходимо уточнить, под национальным правом понимаются положения обычных законов или конституции?

Если международный договор должным образом имплементирован в национальное право, то, насколько я понимаю, буквально во всех странах он имеет силу как минимум обычного закона (или выше). В этом смысле стран, «признающих приоритет национального права перед международным», вообще не существует.

Однако во многих странах, включая, например, Германию, США и Россию, нормы национальной конституции имеют приоритет над имплементированными в национальное законодательство положениями международных договоров. В этом смысле, по-видимому, большинство стран мира «признает приоритет национального права перед международным».

СССР признавал приоритет национального или международного права?

При Сталине СССР с большим подозрением относился к международному праву, считая его вредной буржуазной выдумкой. Однако уже в 1961 году в Основы гражданского законодательства было включено положение о приоритете международных договоров над национальным законодательством, правда, только над гражданским законодательством. В Конституции СССР от 1977 года было требование выполнения обязательств, вытекающих из международного права, но не было общего положения о приоритете международных договоров над внутренними законами.

Так что, можно сказать, СССР признавал приоритет международных договоров, но лишь до некоторой степени.

Какими соображениями руководствуются государства устанавливая приоритет международного или национального законодательства?

Можно предположить, что страны, стремящиеся к активному международному сотрудничеству, предусматривают, что международный договор становится частью национальной правовой системы по самому факту ратификации, после чего имеет приоритет над обычными законами, а то и конституционную силу. Экстремальный пример такого плана – Нидерланды.

Те же страны, которые с некоторым скепсисом относятся к международному сотрудничеству и склонны полагаться на собственное разумение, предпочитают обставлять внедрение норм международного договора в национальное право дополнительными условиями (имплементация) и придавать этим нормам лишь силу обычного закона. Экстремальный пример (среди развитых стран) – Великобритания.

Большинство стран, включая Россию, лежат где-то в промежутке между двумя этими экстремальными вариантами.

Сейчас все международные договора проходят процесс ратификации (придания юридической силы документу путём утверждения его соответствующим органом каждой из сторон). Что изменится с введением приоритета национального права над международным законодательством?

Надеюсь, что ничего подобного не случится. Но если вы спросите о самом катастрофическом сценарии применительно к России, я бы назвал следующие гипотетические шаги:

  • передача права на единоличную ратификацию международных договоров президенту;
  • требование отдельной имплементации международного договора федеральным законом для того, чтобы договор стал частью национальной правовой системы;
  • исключение правила о приоритете имплементированного таким образом международного договора над федеральным законом.

Придется ли вносить поправки в Конституцию России для изменения принципов приоритета международного и национального права?

Упомянутые выше гипотетические шаги являются радикальной конституционной реформой, которая, согласно действующей Конституции, не может быть проведена иначе, чем путем принятия новой конституции. Простого внесения поправок недостаточно.

Какие последствия будет иметь отказ от верховенства международного права?

Значит ли это, что автоматически будут расторгнуты все международные обязательства России?

Российский законодатель может принять хоть трижды суперконституционный закон об отказе от верховенства международного права, но это совершенно никак не скажется на существующих международных обязательствах России. Все они останутся в силе с точки зрения международного права.

Для отказа от международных обязательств на будущее время нужно будет денонсировать в установленном порядке соответствующие международные договоры. Это, однако, не скажется на ранее возникших международных обязательствах России, например, в части выплаты тех или иных сумм по ранее принятым решениям международных судов.

При установлении приоритета национального права будут ли признаваться решения зарубежных арбитражных судов по экономическим спорам с участием российских компаний?

Признание зарубежных арбитражных решений (подчеркну, что этот термин означает лишь решения негосударственных арбитражей) предписывается Нью-Йоркской конвенцией от 1958 года, в которой Россия участвует наряду чуть ли не со всеми остальными странами мира (всего 156 стран). Можно, конечно, ее денонсировать, но, во-первых, это вряд ли пойдет на пользу России, а, во-вторых, это не предотвратит признания таких решений в остальных 155 странах, где могут оказаться активы ответчика.

В конце июля 2014г. ЕСПЧ принял решение, что Россия должна выплатить в связи с делом ЮКОСа около €1,9 млрд компенсации его бывшим акционерам (до 16 июня 2015 года). Изменение приоритета в пользу национального права повлияет на необходимость выплат Россией компенсаций по решениям ЕСПЧ?

Осуществление данной выплаты является международным обязательством России, установленным компетентным международным судом. Никакие действия, предпринятые российским законодателем, а равно исполнительной или судебной властью, включая Конституционный Суд, не могут изменить этого факта, также как решение моей жены не может уничтожить моего долга перед Ивановым. Даже денонсация Европейской конвенции о правах человека не аннулирует этого обязательства, поскольку будет действовать лишь на будущее время.

Россия, как и любой должник, может либо заплатить и исполнить тем самым свое международное обязательство, либо отказаться платить и нарушить тем самым международное право, приняв на себя риски соответствующих неблагоприятных последствий. В данном случае самой серьезной санкцией за нарушение, по-видимому, может стать теоретически возможное исключение России из Совета Европы. Это не считая репутационных потерь и общих катастрофических последствий для международного сотрудничества, в том числе в области прав человека.

Третьего варианта нет. Все остальное – по большому счету лишь дымовая завеса для внутреннего пользования.

Будылин С.Л. Конвенция или Конституция? Международное право и пределы государственного суверенитета // Закон. 2013. № 12. С. 64-80.

Та же статья в блоге:

Налоговые споры. Защита прав налогоплательщиков

Налоговые споры. Защита прав налогоплательщиков

Поставка: основные проблемы договорной работы

Поставка: основные проблемы договорной работы

Бизнес-медиация

Бизнес-медиация

Похожие материалы

Комментарии (6)

Уважаемый Сергей, не углубляясь в дискуссию по поводу Вашего комментария (различия между нашими позициями - а я не сторонник поддерживаемого Вами тезиса об установленном Конституцией РФ примате международных договоров над законами - Вам, как и мне, хорошо известны) позволю себе следующие краткие замечания.

1. Решение международного суда (даже такого авторитетного как ЕСПЧ) это еще не международное право (в данном случае не сама ЕКПЧ). Следует все-таки различать между внутригосударственным действием международных норм, с одной стороны, и внутригосударственным действием решений международных судебных инстанций, с другой. Мне кажется, что Вы повторяете частую логическую ошибку большинства российских и некоторых зарубежных юристов, когда из "приоритетного" по отношению к национальному праву действия международной конвенции автоматически выводится "приоритетное" действие решений созданного на базе этой конвенции судебного органа. Проще говоря, даже если Вы предполагаете более сильную юридическую силу ЕКПЧ по отношению к российскому закону, то это отнюдь еще не значит, что такой же силой наделены решения ЕСПЧ.

2. В СССР никогда не признавался приоритет международных договоров по отношению к государственным законам, в том числе и в области гражданского права. Посмотрите более внимательно цитируемое Вами регулирование 1961 года.

Спасибо за комментарий.

« я не сторонник поддерживаемого Вами тезиса об установленном Конституцией РФ примате международных договоров над законами »

Ну, может, мы как-то по разному это понимаем. Я лично под приоритетом нормы международного договора понимаю следующее: «Если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора.»

« Решение международного суда (даже такого авторитетного как ЕСПЧ) это еще не международное право (в данном случае не сама ЕКПЧ). »

На мой взгляд, поскольку ЕКПЧ предписывает исполнять решения ЕСПЧ, то неисполнение решения ЕСПЧ является таким же нарушением международного права, как и любое другое нарушение ЕКПЧ. Подобным образом, хотя решение национального суда, по-видимому, и нельзя терминологически отнести к «национальному праву», но его неисполнение есть нарушение национального права.

« В СССР никогда не признавался приоритет международных договоров по отношению к государственным законам, в том числе и в области гражданского права. Посмотрите более внимательно цитируемое Вами регулирование 1961 года. »

Смотрю: «Если международным договором или международным соглашением, в котором участвует СССР, установлены иные правила, чем те, которые содержатся в советском гражданском законодательстве, то применяются правила международного договора или международного соглашения» (ст. 129 Основ. ). А что тут не так?

« И немного о Нидерландах. При всей открытости государственной и правовой системы этой страны нормам международного права, я не поддержу Вашего мнения, что любые международные договоры могут там непосредственно применяться национальными судами, и тем более, имеют при этом силу конституционных норм. »

Я тут немного упростил для краткости, но в целом это, на мой взгляд, близко к истине. Я про Нидерланды в статье подробнее писал, процитирую:

Нидерланды некоторые исследователи характеризуют как «самую монистичную страну в мире».[1] Автоматическая применимость международных договоров во внутреннем правовом порядке была установлена еще в 1919 году Верховным Судом Нидерландов (Hoge Raad der Nederlanden).[2] Соответственно, международные соглашения там имеют прямое действие (во всяком случае, когда их нормы могут быть истолкованы как создающие права и обязанности не только для государств, но и для физических или юридических лиц). Кроме того, международные соглашения Нидерландов, согласно прямому указанию Конституции (Grondwet), обладают приоритетом над национальным законом. Что уж совсем необычно, в некотором смысле нормы международных соглашений Нидерландов имеют более высокий статус, чем даже сама Конституция.

Согласно Конституции Нидерландов (ст. 93), международные договоры вступают в силу для Королевства, только если одобрены парламентом (Staten Generaal). Однако парламент может определить и случаи, когда такое одобрение не требуется. Кроме того, процедуру одобрения также определяет сам парламент, и она может подразумевать и «молчаливое одобрение». Если международный договор противоречит Конституции, ничего страшного: он просто должен быть одобрен двумя третями каждой палаты парламента.

Крайне любопытно, что согласно статье 120 Конституции Нидерландов, конституционность актов парламента и международных договоров не может оцениваться судами (соответственно, конституционный суд в Нидерландах отсутствует). В то же время согласно статье 94 Конституции, нормативные акты Нидерландов не подлежат применению, если они противоречат положениям «международных договоров, имеющих обязательную силу для всех лиц». В результате суды Нидерландов не имеют возможности, например, признать недействительным национальный закон на основании нарушения им прав человека, установленных Конституцией, но вполне могут признать недопустимым применение того же закона на основании того, что он нарушает Европейскую Конвенцию по правам человека.

Так, в 1986 году Верховный Суд Нидерландов рассматривал дело из области семейного права (дело «Spring»).[3] Речь шла о ребенке, рожденном вне брака: хотя родители и проживали совместно, но вступать в брак желания не имели. По тогдашнему законодательству Нидерландов, такие родители не имели родительских прав в отношении ребенка, а могли лишь оформить совместную опеку над ним. Верховный Суд определил, что данное положение дел противоречит Европейской Конвенции по правам человека (статья 8 и статья 14). В результате Суд признал не подлежащими применению ряд норм Гражданского кодекса Нидерландов и дал, мягко говоря, неочевидное толкование ряду других его норм, чтобы привести национальное законодательство в соответствии с Конвенцией. Можно сказать, что в этом деле Верховный Суд принял на себя довольно спорную роль «позитивного законодателя» (от которой он вообще-то обычно воздерживается), фактически переписав нормы Гражданского кодекса, противоречащие, по мнению Суда, Конвенции.[4] Так или иначе, это дело демонстрирует возможность прямого применения международного договора национальным судом Нидерландов.

[1] Sweet A.S., Keller H. Assessing the Impact of the ECHR on National Legal Systems. Faculty Scholarship Series. Paper 88. Oxford: 2008. . P. 684.

[2] Верховный Суд Нидерландов. Решение от 3 марта 1919 г. NJ 1919, 371. (“Aachen Treaty.”)

[3] Верховный Суд Нидерландов. Решения от 21 марта 1986 г. NJ 1986, 585-588. (“Spring.”)

[4] Uzman J., Barkhuysen T., van Emmerik M.L. The Dutch Supreme Court: A Reluctant Positive Legislator? // Electronic Journal of Comparative Law. 2010. Vol. 14.3. . P. 16.
============================

15 января 2020 года Владимир Путин в послании Президента Федеральному Собранию вынес на обсуждение ряд конституционных изменений. Первое среди них – изменение, гарантирующее приоритет Конституции над требованиями международных договоров и решениями международных органов.

Давайте разберемся с юридической стороной этого вопроса.

Что есть сейчас

В соответствии с частью 1 статьи 15 Конституции РФ

Конституция Российской Федерации имеет высшую юридическую силу, прямое действие и применяется на всей территории Российской Федерации. Законы и иные правовые акты, принимаемые в Российской Федерации, не должны противоречить Конституции Российской Федерации.

То есть в Конституции установлено верховенство Основного закона над внутренним правом. Однако нас интересует выше ли Конституция международного права. Прямо на это Конституция ответа не дает.

В соответствии с частью 4 статьи 15 Конституции РФ

Общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы. Если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора.

При внимательном прочтении этой нормы видно, что ей предусмотрен приоритет международных договоров над законами. Значит для ответа на вопрос о том, выше ли Конституция международного права, и в частности международных договоров, нужно понять является ли Конституция законом в смысле этой нормы, то есть сказано ли в части 4 статьи 15 о том, что международный договор выше Конституции. Для ответа на этот вопрос нужно узнать официальное толкование этой нормы.

В соответствии с пунктом 4 статьи 3 Федерального конституционного закона от 21.07.1994 N 1-ФКЗ «О Конституционном Суде Российской Федерации» Конституционный Суд (КС) дает толкование Конституции. В соответствии со статьей 6 того же ФКЗ решения КС обязательны на всей территории Российской Федерации для всех представительных, исполнительных и судебных органов государственной власти, органов местного самоуправления, предприятий, учреждений, организаций, должностных лиц, граждан и их объединений.

В силу полномочия КС на толкование Конституции и обязательности его решений правовые позиции этого специального суда составляют неотъемлемую часть самой Конституции и подлежат непосредственному применению как любой закон. Значит если КС сформулировал позицию по вопросу соотношения Конституции и международного права, то мы должны непосредственно применять эту позицию, и принимать изменения в Конституцию нет необходимости.

Так вот такая позиция была сформулирована в пункте 2.2 Постановления Конституционного Суда РФ от 14.07.2015 N 21-П. Более того, она проходит красной нитью через все Постановление. КС пишет:

Вместе с тем, как следует из Конституции Российской Федерации, ее статей 4 (часть 1), 15 (часть 1) и 79, …, ни Конвенция о защите прав человека и основных свобод как международный договор Российской Федерации, ни основанные на ней правовые позиции Европейского Суда по правам человека, …, не отменяют для российской правовой системы приоритет Конституции Российской Федерации и потому подлежат реализации в рамках этой системы только при условии признания высшей юридической силы именно Конституции Российской Федерации.

Таким образом, КС однозначно решил вопрос о соотношении Конституции и международного права: Конституция имеет приоритет в силу суверенитета Российской Федерации, верховенства Конституции как основного закона и недопустимости имплементации в правовую систему государства международных договоров с нарушением конституционных предписаний.

Итак, мы выяснили каково существующее регулирование.

Президент Путин, внеся предложение, сказал следующее:

Необходимо внести изменения, которые гарантируют приоритет Конституции. Это означает буквально следующее: требования международных договоров и решения международных органов могут действовать только в той части, когда они не противоречат нашей Конституции.

То есть, фактически предложено закрепить в Конституции правовую позицию КС, которая итак имеет юридическую силу и непосредственное применение.

Не критикуя данное предложение по существу, скажу о трудностях реализации данного предложения. Дело в том, что статья 15 Конституции, которую мы рассматривали, относится к основам конституционного строя РФ (глава 1 Конституции) и в силу статьи 135 Конституции может быть пересмотрена только в особом порядке, также как и положения глав 2 и 9. Порядок этот следующий:

1. Положения глав 1, 2 и 9 Конституции Российской Федерации не могут быть пересмотрены Федеральным Собранием.

2. Если предложение о пересмотре положений глав 1, 2 и 9 Конституции Российской Федерации будет поддержано тремя пятыми голосов от общего числа членов Совета Федерации и депутатов Государственной Думы, то в соответствии с федеральным конституционным законом созывается Конституционное Собрание.

3. Конституционное Собрание либо подтверждает неизменность Конституции Российской Федерации, либо разрабатывает проект новой Конституции Российской Федерации, который принимается Конституционным Собранием двумя третями голосов от общего числа его членов или выносится на всенародное голосование. При проведении всенародного голосования Конституция Российской Федерации считается принятой, если за нее проголосовало более половины избирателей, принявших участие в голосовании, при условии, что в нем приняло участие более половины избирателей.

Что написано в этой статье: для внесения изменений в статью 15 Конституции надо пройти голосование в Парламенте, а затем созвать Конституционное Собрание, которое должно либо принять новую Конституцию (либо вынести ее проект на референдум) либо разойтись. Проблема состоит в том, что федеральный конституционный закон, в соответствии с которым должно созываться и работать Конституционное Собрание, еще не принят, хотя проекты этого закона есть. Да-да, Конституция (и данная 135 статья) вступила в силу в 1993 году, и с тех пор до настоящего времени такой важнейший закон не был принят. Что же делать?

Вариант 1. Принять ФКЗ о Конституционном Собрании и уже в соответствии с ним принимать изменения в статью 15. Если этого не сделать, конституционный порядок внесения изменений в Конституцию будет не соблюден.

Вариант 2. Внести изменения не в статью 15, а в статью 79 (глава 3 Конституции)[1].

В соответствии со статьей 79 Конституции

Российская Федерация может участвовать в межгосударственных объединениях и передавать им часть своих полномочий в соответствии с международными договорами, если это не влечет ограничения прав и свобод человека и гражданина и не противоречит основам конституционного строя Российской Федерации.

Предложение дополнить данную статью обоснованно в части приоритета Конституции над решениями международных организаций, но в части приоритета Конституции над международными договорами такое дополнение представляется обходом закона, а именно статьи 135 Конституции.

Вариант 3. Внести изменения не в статью 15, а в статью 125 Конституции (часть 2), то есть дополнить полномочия Конституционного Суда[2].

Сейчас КС не может проверять на соответствие Конституции вступившие в силу международные договоры, а проверка решений международных организаций возможна только силу пункта 3.2 статьи 3 ФКЗ о Конституционном суде. Предлагается дополнить полномочия КС так, чтобы он мог признавать международные договоры и решения международных организаций неконституционными и следовательно не подлежащими применению.

Это предложение в части полномочия по проверке конституционности вступившего в силу международного договора противоречит правовой позиции Конституционного суда, выраженной в Определении от 2 июля 2013 года N 1055-О.

КС пишет об этой позиции:

…проверка конституционности федерального закона о ратификации международного договора, в том числе по порядку принятия, по общему правилу, может быть осуществлена лишь до момента вступления данного международного договора в силу (который обычно не совпадает с моментом завершения процесса принятия соответствующего федерального закона о ратификации международного договора); иное не только противоречило бы общепризнанному принципу международного права pacta sunt servanda и ставило бы под сомнение соблюдение Российской Федерацией добровольно принятых на себя международных обязательств…

Проблема территорий и границ всегда была одной из наиболее острых в международных отношениях. На протяжении всей истории человечества войны возникали в первую очередь из-за территорий, границ, в связи с борьбой за раздел и передел мира. И в настоящее время эти проблемы сохраняют свою остроту, по-прежнему внешняя политика и дипломатия государств всегда учитывают эти проблемы. Значительное число территорий и границ все еще нуждается в определении их статуса. Неурегулированность некоторых из них пришла из прошлого. С другой стороны, в период после Второй мировой войны возникло около 140 новых государств, и у многих из них правовой статус территорий и границ еще нуждается в определении. Это в первую очередь страны Африки и Азии.

В настоящее время существует целый ряд спорных вопросов о территориях и границах на всех континентах, которые приводят к вооруженным конфликтам, как, например, между Индией и Пакистаном из-за Кашмира, между Аргентиной и Великобританией из-за Фолклендских (Мальвинских) островов. Границы в Африке установлены в период колониального владычества без учета факторов, которые обычно принимаются во внимание при установлении государственных границ, что порождает массу сложных проблем. С тем чтобы не возникали вооруженные конфликты, африканские государства приняли решение не затрагивать пока вопросы о границах. В Азии наряду со спором между Индией и Пакистаном подобные проблемы существуют и между другими странами: Китай и Индия спорят о линии прохождения границы между ними, Япония выдвигает претензии к Китаю, Южной Корее и России в отношении некоторых островов. Даже в Европе, где в основном территориальные вопросы были урегулированы договорами, заключенными после Второй мировой войны, существуют споры, например между Испанией и Великобританией - относительно Гибралтара.

В международном праве под территорией понимается весь земной шар, включая его сухопутные и водные пространства, недра и воздушное пространство над ними, а также космическое пространство. Все эти пространства с точки зрения международного права разделяются на территории государств, территории с международным режимом, территории со смешанным режимом, и у каждой из них имеется свой международно-правовой статус.

Таким образом, в международном праве различают 3 вида территорий: государственная территория; территория со смешанным режимом; территория с международным режимом.

Отличительной особенностью государственной территории является то, что она находится под суверенитетом государства. Как правило, территория государства имеет международно признанные границы, что достигается заключением с соседними государствами договоров о границах, мирными договорами после окончания вооруженных конфликтов. Существуют так называемые исторически сложившиеся границы, которые не оформлены договорами, но признаются государствами на практике.

В пределах своих границ государства устанавливают правовой режим территории на основании национального законодательства и международных договоров.

К территориям с международным режимом относятся сухопутные и водные пространства, которые расположены за пределами территории государства и находятся в общем пользовании. Статус и режим таких территорий определяются международным правом; государственный суверенитет на них не распространяется, за исключением искусственных островов, установок и сооружений, которые государства в соответствии с современным международным правом могут строить в исключительной экономической зоне и на континентальном шельфе.

К территориям с международным режимом относятся открытое море, воздушное пространство над ним и морское дно за пределами континентального шельфа государств. Кроме того, международный режим может устанавливаться в отношении отдельных территорий или их частей в соответствии с международными договорами (например, демилитаризованные территории, нейтрализованные территории). Особый международный режим установлен в Антарктике Договором от 1 декабря 1959 г.

Космическое пространство, включая Луну и другие небесные тела, находящиеся за пределами Земли, также имеет международный режим. Оно открыто для исследования и использования всеми государствами в соответствии с принципами и нормами международного права.

К территориям со смешанным режимом относятся пространства Мирового океана - прилежащие зоны, исключительные экономические зоны и континентальный шельф. Отличительной особенностью правового статуса этих территорий является то, что они не входят в состав государственной территории, но прибрежные государства осуществляют в их пределах суверенные права в целях разведки, разработки, эксплуатации и сохранения природных живых и минеральных ресурсов, права контроля за соблюдением в этих зонах правил, установленных прибрежными государствами, например таможенных, в прилежащей зоне.

Кроме того, к территориям со смешанным режимом следует отнести международные реки, международные проливы, международные каналы, ряд территорий (островов), в отношении которых существуют международные договоры (например, Шпицберген).

Территория государства

В международном праве под территорией государства понимают пространства, в чьих пределах государства, которым принадлежат территории, осуществляют свой суверенитет, верховенство и юрисдикцию. Так, в соответствии с ч. 1 ст. 4 Конституции России "суверенитет Российской Федерации распространяется на всю ее территорию".

В состав территории государства входят суша (сухопутная территория в пределах границ государств), водная территория (внутренние воды и территориальное море государств), воздушное пространство над территорией государства и недра, находящиеся под территорией государства. Недра могут разрабатываться государством в технически доступных глубинах при соблюдении требований, связанных с сохранением окружающей среды. В международном праве нет общепризнанной нормы о пределах распространения суверенитета государства на недра Земли. Вопрос решается законодательством государств.

Сухопутная территория государства может состоять из целого земного массива, а может быть разделена водным пространством (находящиеся в море острова) либо территорией другого государства (территориальные анклавы). Независимо от географического положения все части территории государства с точки зрения международного права составляют единую территорию, находящуюся под его суверенитетом.

К водной территории государства относятся морские воды, расположенные в сторону от берега (от исходных линий, принятых для отсчета ширины территориального моря); воды внутренних морских портов, заливов, берега которых принадлежат государству, если их ширина не превышает 24 морские мили; воды исторических заливов, гаваней и бухт; озера, каналы, а также воды территориального моря. К внутренним водам относятся также воды государств-архипелагов, правда, правовой статус этих вод отличается от правового статуса внутренних вод обычных государств. Все перечисленные водные пространства находятся под суверенитетом соответствующего государства, которое определяет их правовой статус и режим использования (вопросы водопользования, судоходства, рыболовства и т.п.) с учетом норм международного права.

Воздушная территория государства включает в себя воздушное пространство над сухопутной территорией, внутренними водами, территориальными водами в пределах границ государства. Оно осуществляет суверенитет в воздушном пространстве, устанавливает его правовой режим, в частности правила полетов.

Из закрепленного в международном праве принципа суверенного равенства государств вытекает право каждого государства в пределах своей территории осуществлять территориальное верховенство. Это значит, что власть данного государства является высшей по отношению ко всем физическим и юридическим лицам, находящимся в пределах его территории. Отсюда следует, что на территории государства исключается власть другой державы и что законодательная, исполнительная и судебная власть государства распространяется на все физические и юридические лица, находящиеся на его территории, за исключением случаев, когда иное предусмотрено в международных договорах и иных международно-правовых актах. Так, любые попытки осуществлять на территории другого государства без его согласия властные полномочия иной державой означают вмешательство во внутренние дела другого государства, что недопустимо по современному международному праву. Практика международных отношений показывает, что государства на основе взаимности допускают изъятия в своем законодательстве в отношении иностранных физических и юридических лиц.

Международное право признает недопустимость насильственного, неправомерного захвата территории другого государства. Согласно Декларации о принципах международного права 1970 г. "территория государства не должна быть объектом приобретения другим государством в результате угрозы силой или ее применения". Любое прямое или косвенное противоправное посягательство на государственную территорию есть посягательство на территориальную целостность государства и его суверенитет. В то же время верховенство не означает вседозволенность. Так, в соответствии с упомянутой выше Декларацией 1970 г. "каждое государство обязано воздерживаться от организации или поощрения организации иррегулярных сил или вооруженных банд, в том числе наемников, для вторжения на территорию другого государства".

Осуществляя территориальное верховенство, государство прежде всего решает вопросы административно-территориального деления территории и его правового режима. Разделение территории на административно-территориальные единицы каждое государство осуществляет в интересах организации государственной власти и управления. Организуя территорию в административном отношении, государство также устанавливает на ней определенный режим. В этом смысле иногда говорят, что государство распоряжается своей территорией. Однако государство совершает здесь действия не собственника, а суверена. Территориальное верховенство означает также, что в пределах своей территории государство обеспечивает с помощью мер принуждения соблюдение правового режима пребывания, проживания и передвижения по его территории. Применение таких мер может осуществляться лишь в пределах собственной территории.

Осуществляя территориальное верховенство, государства реализуют нормы своего внутреннего права и международные обязательства. Все совершаемые государством в связи с этим действия составляют понятие "юрисдикция государства", т.е. право судебных и административных органов государства рассматривать и разрешать дела в соответствии с их компетенцией.

В международном праве принято различать территориальную и личную юрисдикцию. Территориальная юрисдикция означает, что в пределах своей территории государство, если иное не предусмотрено его международными договорами, осуществляет юрисдикционные полномочия в полном объеме. Сюда включается и обязанность государства обеспечивать права и законные интересы граждан, а также иностранцев и лиц без гражданства, находящихся на его территории, без какой-либо дискриминации. Личная юрисдикция имеет трансграничные аспекты и означает, что государство осуществляет юрисдикцию вне его пределов, в частности в отношении своих граждан, морских и воздушных судов, находящихся за рубежом. Международное право исходит из того, что физические и юридические лица обязаны следовать законам своего государства, где бы они ни находились.

Юрисдикция государства может осуществляться за пределами государственной территории не только в отношении юридических и физических лиц, но и в более широком объеме. Так, согласно ч. 2 ст. 67 Конституции России "Российская Федерация. осуществляет юрисдикцию на континентальном шельфе и в исключительной экономической зоне Российской Федерации в порядке, определяемом федеральным законом и нормами международного права".

Территория государства - это не только юридическое понятие, но и определенная географическая среда, в которой живут люди, которая обеспечивает людей материальными богатствами, необходимыми для их существования и развития производства. Будучи географической средой, территория государства включает в себя и природные ресурсы, которые имеют важное значение для жизни человека. В международном праве общепризнано, что территория государства не может использоваться в хозяйственных целях (недропользовании, рыболовстве и т.п.) другими государствами, их физическими и юридическими лицами без согласия территориального суверена.

В мире существуют международное право и внутреннее право отдельных государств. Они являются самостоятельными системами права и имеют как общие четы, так и отличия, а также тесно взаимосвязаны и взаимодействуют в процессе правового регулирования общественных отношений.

Международное право – это особая система права, представляющая собой совокупность международно-правовых норм, создаваемых субъектами международного права и регулирующих отношения между ними, а также, в некоторых случаях, отношения с участием физических и юридических лиц.

Общие черты внутригосударственного и международного права:

1. Они представляют собой совокупность правовых норм, реализация которых обеспечивается принуждением.

2. Они обладают сходной структурой: подразделяются на отрасли и институты права.

3. Они используют во многом одни и те же юридические понятия и конструкции.

Отличия внутригосударственного и международного права:

1. По предмету правового регулирования и сфере действия. Внутригосударственное право регулирует общественные отношения, ограниченные пределами территории государства и рамками его внутренней компетенции. Международное право регулирует общественные отношения, которые выходят за пределы территории государства и рамки его внутренней компетенции.

2. По субъектам права. Основными субъектами внутригосударственного права являются физические и юридические лица, а также государство, государственные образования, муниципальные образования.

Субъектами международного права являются государства, государствоподобные образования, международные организации, народы, борющиеся за независимость. Однако в некоторых случаях международно-правовые нормы регулируют отношения физических и юридических лиц, но правосубъектность этих лиц производна от воли основных субъектов международного права. Поэтому они не являются субъектами права международных договоров и не могут рассматриваться в качестве субъектов международного права.

3. По способу создания правовых норм. Нормы внутригосударственного права создаются, как правило, в результате одностороннего волеизъявления уполномоченных субъектов правотворчества. Субъекты права, чьи отношения регулируются этими нормами, как правило, не принимают участия в их создании.

Нормы международного права создаются самими субъектами международного права на основе их свободного волеизъявления.

4. По основным источникам права. Основными источниками внутригосударственного права являются нормативные правовые акты и правовые прецеденты. Основные источники международного права – международные договоры, являющиеся видом нормативных договоров, а также международные обычаи.

5. По способу обеспечения реализации норм права. Реализация норм внутригосударственного права обеспечивается государственным принуждением, которое осуществляют уполномоченные органы и должностные лица. Реализация норм международного права обеспечивается самими субъектами международного права (индивидуально или коллективно), так как в международных отношениях отсутствует образование, стоящее над всеми субъектами международного права («надгосударство»).

Соотношение международного и внутригосударственного права

В практике международных отношений и внутреннем праве отдельных государств встречаются различные способы решения вопроса о соотношении международного и внутригосударственного права. Можно выделить две монистические и одну дуалистическую концепции соотношения международного и внутригосударственного права.

Монистические концепции исходят из приоритета какой-либо одной системы права: международного или внутригосударственного.

Дуалистическая концепция рассматривает международное и внутригосударственное право как самостоятельные и равнопорядковые системы права, которые тесно взаимосвязаны и взаимодействуют как в сфере правотворчества, так и в сфере реализации права.

Отечественная международно-правовая наука и российское законодательство в целом придерживаются дуалистической концепции: Конституция РФ (ч. 4 ст. 15) устанавливает, что «общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы. Если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотрено законом, то применяются правила международного договора».

Федеральный закон 1995 г. «О международных договорах Российской Федерации» конкретизирует конституционную норму: «Положения официально опубликованных международных договоров Российской Федерации, не требующие издания внутригосударственных актов для применения, действуют в Российской Федерации непосредственно. Для осуществления иных положений международных договоров Российской Федерации принимаются соответствующие правовые акты».

Таким образом, положения международных договоров Российской Федерации реализуются в России в двух формах:

· в форме принятия внутригосударственных актов, детально регулирующих те же общественные отношения, что и международно-правовые нормы;

· в форме непосредственной реализации норм международного права для регулирования общественных отношений.

Взаимосвязь международного и внутригосударственного права проявляется как в сфере правотворчества, так и в сфере реализации права.

Правовые системы стран мира

Познание сущности и социального назначения права, его роли в жизни общества требует широкого подхода к правовым явлениям во всем их разнообразии и взаимодействии, а также учета функциональных свойств правовых явлений по отношению к человеку, обществу, государству. В юридической науке утвердилось и получило широкое распространение понятие «правовая система».

Существуют два основных подхода в понимании правовой системы общества:

1) узкий (под правовой системой понимается национальное право конкретного государства);

2) широкий (под правовой системой понимается совокупность всех правовых явлений, существующих в обществе).

Большинство ученых использует это понятие в широком значении. Оно охватывает широкий круг правовых явлений (включая нормативные, функциональные, культурно-идеологические), существующих в каком-либо государстве.

Правовая система общества – это совокупность всех правовых явлений данного общества.

По причине объемности этого понятия за ним не закрепилось достаточно конкретного содержания. В российской юридической науке преобладает понимание правовой системы как правовой действительности, состоящей из совокупности взаимосвязанных элементов.

Элементы правовой системы:

1. Право как совокупность правовых норм (нормативная сторона).

2. Юридическая практика как совокупность различных видов юридической деятельности (функциональная сторона).

3. Господствующая правовая идеология как совокупность правовых взглядов, идей, теорий, наиболее распространенных в данном обществе (культурно-идеологическая сторона).

Каждое государство имеет собственную правовую систему, которая сложилась под воздействием совокупности экономических, социальных, политических, культурных, религиозных и иных факторов. В каждом государстве эти факторы проявлялись в различном их сочетании, выражая как общие закономерности, так и специфические особенности.

Наличие общих черт правовых систем нескольких государств позволяет объединять сходные правовые системы в большие группы правовых систем – правовые семьи.

Правовая семья – это совокупность правовых систем, имеющих сходные юридические признаки и исторические пути их формирования.

По мнению французского юриста Р. Родьера, классификаций правовых систем существует почти столько, сколько и компаративистов, так как каждый исследователь использует разные факторы в качестве критериев типологии.

В науке в качестве оснований объединения правовых систем в правовые семьи и различения правовых семей используются следующие:

1. Общность происхождения и развития (правовые системы одной правовой семьи имеют общее происхождение, общие исторические формы, общие принципы формирования).

2. Общность основных источников (форм) права (например, в странах континентальной Европы основным источником права является нормативный правовой акт).

3. Сходство структуры (это выражается в выделении одних и тех же отраслей права, в определенном соотношении публичного и частного права, если такое деление вообще признается).

4. Общность принципов, типов и методов правового регулирования общественных отношений определенных видов (в том числе их соотношение).

5. Общность юридической терминологии в рамках правовой семьи и в то же время ее некоторое отличие от терминологии других правовых семей (например, в странах англо-саксонской правовой семьи используется понятие траста, которое не получило распространения в государствах других правовых семей).

6. Сходство юридической техники, в том числе правотворческой, правореализационной, правоинтерпретационной (например, особенностями англо-саксонской правовой семьи являются отсутствие кодексов, техника двойных наименований законов – полных и кратких).

Территория в международном праве – это весь земной шар, включая его сухопутные и водные пространства, недра и воздушное пространство над ними.

В пределах перечисленных пространств различают:

1) территории государств;

2) территории с международным режимом;

3) территории со смешанным режимом.

В зависимости от вида территории каждая из них имеет определенный международно-правовой статус и режим.

Отличительной особенностью государственной территории является то, что она находится под суверенитетом конкретного государства. Территория государства имеет международно признанные границы, что достигается заключением с соседними государствами договоров о границах. В пределах своих границ государство устанавливает правовой режим территории на основе национального законодательства и международных договоров, которые оно заключает с заинтересованными иностранными государствами.

К территориям с международным режимом относятся сухопутные и водные пространства, которые расположены за пределами государственных территорий и находятся в общем пользовании. Статус и режим таких территорий определяется международным правом; государственный суверенитет на такие территории не распространяется, за исключением территорий искусственных островов, установок и сооружений, которые в соответствии с современным международным морским правом государство может строить в исключительной экономической зоне и на континентальном шельфе.

К территориям с международным режимом относят открытое море, воздушное пространство над ним и морское дно за пределами континентального шельфа государств. Международный режим может устанавливаться в отношении отдельных территорий или их частей в соответствии с международными договорами государств (демилитаризованные территории, нейтрализованные территории). Особый международный режим установлен в Антарктике договором от 1 декабря 1959 г.

Типичным примером пространства с международным режимом является космическое пространство, включая Луну и другие небесные тела, находящиеся за пределами Земли. Космическое пространство открыто для исследования и использования любыми государствами в интересах всего человечества в соответствии с принципами и нормами международного права.

К территориям со смешанным режимом относят пространства Мирового океана – прилежащие зоны, континентальный шельф и исключительные экономические зоны. Отличительной особенностью статуса этих территорий является то, что они не входят в состав государственной территории, но прибрежные государства осуществляют в их пределах суверенные права в целях разведки, разработки и сохранения природных живых и минеральных ресурсов.

К территориям со смешанным режимом относят также международные реки, международные проливы, международные каналы, ряд территорий (островов), в отношении которых имеются действующие международные договоры (Шпицберген).

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Продолжение на ЛитРес

§ 1 Общая характеристика правового регулирования наследственных отношений в международном частном праве

§ 1 Общая характеристика правового регулирования наследственных отношений в международном частном праве Наследование является одним из старейших институтов права, отличающимся известной стабильностью и, как принято считать, определенным консерватизмом. Подверженное

Тема 3 КОЛЛИЗИОННЫЕ НОРМЫ В МЕЖДУНАРОДНОМ ЧАСТНОМ ПРАВЕ

Тема 3 КОЛЛИЗИОННЫЕ НОРМЫ В МЕЖДУНАРОДНОМ ЧАСТНОМ ПРАВЕ 3.1. Понятие и виды коллизионных норм Как уже отмечалось выше, основное содержание международного частного права сводится к выявлению и поиску путей разрешения коллизионной проблемы.В МЧП «конкуренция» правовых

3.4. Взаимность и реторсия в международном частном праве

3.4. Взаимность и реторсия в международном частном праве Сущность взаимности состоит в предоставлении юридическим и физическим лицам иностранного государства определенного количества прав или правового режима при условии, что физические и юридические лица страны, их

4.2. Гражданско-правовое положение иностранцев в международном частном праве

4.2. Гражданско-правовое положение иностранцев в международном частном праве Правовая доктрина большинства других стран, включая РФ, обычно определяет гражданскую правоспособность физического лица как его способность быть носителем гражданских прав и обязанностей,

5.1. Правовое положение государства в международном частном праве

5.1. Правовое положение государства в международном частном праве Обычно различают два вида общественных отношений, в которых участвуют государства: а) между государствами, между государствами и международными межправительственными организациями (регулируются

Тема 6 ПРАВО СОБСТВЕННОСТИ В МЕЖДУНАРОДНОМ ЧАСТНОМ ПРАВЕ

Тема 6 ПРАВО СОБСТВЕННОСТИ В МЕЖДУНАРОДНОМ ЧАСТНОМ ПРАВЕ 6.1. Роль и основные направления регулирования вопросов права собственности в международном частном праве Право собственности – центральный институт любой национальной правовой системы, который во многом

6.3. Правовое регулирование вопросов национализации в международном частном праве

6.3. Правовое регулирование вопросов национализации в международном частном праве Право собственности на имущество может переходить от одного лица к другому в результате принята специальных государственных актов о национализации или приватизации имущества.

XII ТЕРРИТОРИЯ В МЕЖДУНАРОДНОМ ПРАВЕ

XII ТЕРРИТОРИЯ В МЕЖДУНАРОДНОМ ПРАВЕ Решение территориальных вопросов в строгом соответствии с общепризнанными нормами международного права является одной из основных предпосылок сохранения и укрепления международного мира. Знание и точное исполнение российскими

§ 2 Особенности правового режима доли в праве общей собственности в многоквартирном доме

§ 2 Особенности правового режима доли в праве общей собственности в многоквартирном доме Характеризуя долевую собственность в многоквартирном доме, необходимо понимать, что часть установленных ГК РФ общих правил о распоряжении долей в праве общей собственности на

Тема 8. Ответственность в международном праве

Тема 8. Ответственность в международном праве Санкции и ответственность относятся к числу фундаментальных категорий международно-правовой науки. Положение ответственности в правовом порядке является индикатором, ясно характеризующим степень развития этого

§ 2. Изменение правовых оснований передачи Крыма Украине («хозяйственная целесообразность») и установление Украиной режима фактической аннексии территорий Крымской области и Севастополя может стать предметом разбирательства в Международном Суде

§ 2. Изменение правовых оснований передачи Крыма Украине («хозяйственная целесообразность») и установление Украиной режима фактической аннексии территорий Крымской области и Севастополя может стать предметом разбирательства в Международном Суде Ко дню обретения

15. РЕЖИМЫ ПРАВОВОГО ПОЛОЖЕНИЯ В МЕЖДУНАРОДНОМ ЧАСТНОМ ПРАВЕ

15. РЕЖИМЫ ПРАВОВОГО ПОЛОЖЕНИЯ В МЕЖДУНАРОДНОМ ЧАСТНОМ ПРАВЕ Национальный режим означает распространение на иностранцев тех же правил, что и на отечественных граждан, и устанавливается, как правило, по международным договорам (напр., по Парижской конвенции 1883 г. об

27. ПРОБЛЕМЫ НАСЛЕДОВАНИЯ В МЕЖДУНАРОДНОМ ЧАСТНОМ ПРАВЕ

27. ПРОБЛЕМЫ НАСЛЕДОВАНИЯ В МЕЖДУНАРОДНОМ ЧАСТНОМ ПРАВЕ В наследственных отношениях с иностранным элементом можно выделить три группы вопросов в зависимости от особенностей их коллизионно-право-вого регулирования. 1. Наследование по закону. Данная ситуация

40. ИСКЛЮЧИТЕЛЬНЫЕ ПРАВА В МЕЖДУНАРОДНОМ ЧАСТНОМ ПРАВЕ

40. ИСКЛЮЧИТЕЛЬНЫЕ ПРАВА В МЕЖДУНАРОДНОМ ЧАСТНОМ ПРАВЕ Исключительные права – «интеллектуальная собственность».Особенности отношений по исключительным правам с иностранным элементом: 1. Имеют строго территориальный характер действия, собственность, охраняемая по

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: