Методы анализа изображений в судебной экспертизе проблемы

Обновлено: 29.09.2022

Зинин А.М., доктор юридических наук, заслуженный юрист Российской Федерации, профессор кафедры судебных экспертиз Московской государственной юридической академии, главный эксперт Российского федерального центра судебных экспертиз при Министерстве юстиции Российской Федерации.

Судебно-портретная экспертиза входит в число традиционных экспертиз. Методические основы ее выполнения были в достаточной степени разработаны, накоплен значительный опыт выполнения таких экспертиз. Осуществлена методическая проработка решения ряда сложных экспертных ситуаций: исследование разноракурсных портретов; фотопортретов лиц, сфотографированных со значительным разрывом во времени; ретушированных фотоснимков. Были опубликованы соответствующие пособия для экспертов. Однако все это методическое обеспечение разрабатывалось преимущественно в 60 - 70-е годы прошлого века, когда объектами исследования были преимущественно так называемые документные фотоснимки, изготовленные с помощью традиционной аналоговой фотографии .

См.: Гусев А.А. Методика производства судебных экспертиз в целях установления личности по чертам внешности. М., 1960; Кирсанов З.И. Отождествление человека по фотопортретам с применением математических методов исследования. М., 1968; Орлов П.Г. Идентификация личности по фотокарточкам. М., 1974; Снетков В.А. Портретная криминалистическая экспертиза по фотокарточкам. М., 1971; Зинин А.М., Кирсанова Л.З. Криминалистическая фотопортретная экспертиза. М., 1991; Степин В.С., Савушкин А.В., Зотов А.Б. Криминалистическое отождествление человека по разноракурсным фотопортретам. М., 1992; Снетков В.А., Зинин А.М. Методика отождествления по признакам внешности лиц, сфотографированных со значительным разрывом во времени. М., 1971; Снетков В.А., Зинин А.М. Влияние ретуши фотоснимков на отождествление лиц по фотокарточкам. М., 1969.

В последние годы появились новые носители портретной информации: фотоснимки, изготовленные с помощью цифровых технологий, распечатки кадров видеозаписей камер видеонаблюдения. Стала поступать для проведения судебно-портретных исследований изобразительная продукция, основой которой являлись фотоснимки конкретных лиц.

В связи с этим эксперты, решающие задачу отождествления лиц по признакам внешнего облика, запечатленного на таких носителях портретной информации, все чаще испытывают трудности методического характера. Порой им приходится отказываться от решения поставленного перед ними идентификационного вопроса.

Очевидно, что такие объекты судебно-портретной экспертизы требуют новых подходов к их исследованию и определенной корректировки методического обеспечения данного рода экспертиз.

В настоящее время фотосъемка на документы производится с помощью так называемых цифровых фотоаппаратов с последующим воспроизведением электронного изображения. В принципе цифровая фотосъемка позволяет получать высококачественные изображения. Однако фотографирование повсеместно осуществляется с использованием недорогой фотоаппаратуры. На изображениях, полученных с помощью подобных фотокамер, невозможно даже при увеличении выявить мелкие детали строения элементов лица, что необходимо для проведения экспертной портретной идентификации.

Если же цифровая фотосъемка производится с близкого расстояния с использованием специальных объективов типа "рыбий глаз", то в результате происходит оптическая деформация изображения лица. Форма, пропорции лица, положение и контуры его частей искажаются. Элементы лица, близкие к объективу, увеличиваются, удаленные - уменьшаются.

Иногда на экспертизу представляются ксерокопии документов, удостоверяющих личность. Производство ксерокопий не предназначено для качественного копирования полутонового изображения, каким является фотоснимок. Изображение лица либо чрезмерно контрастное, либо имеет пониженный контраст. Строение мелких элементов лица на ксерокопиях не воспроизводится. Такие объекты ограниченно пригодны для судебно-портретной идентификации.

Видеозаписи, распечатки стоп-кадров видеозаписей, а также файлы на дискете, диске, содержащие изображение лица, зафиксированного с помощью камеры видеонаблюдения, стали все чаще поступать для проведения судебно-портретной экспертизы.

При этом в качестве образцов для сравнения представляются фотоснимки проверяемых лиц, как правило изготовленные в соответствии с требованиями, предъявляемыми к документальной либо опознавательной исследований, а также их методического обеспечения (сигналетической) съемке.

В результате экспертам приходится иметь дело с изображениями человека, изготовленными с помощью различных технологий и предназначенными для запечатления человека в динамике, с одной стороны, а с другой - для запечатления в статике. В первом случае лицо человека редко отображается крупным планом, чаще всего оно занимает незначительную часть кадра и к тому же зафиксировано в ракурсах, затрудняющих изучение признаков элементов лица.

На изображениях, полученных с помощью камер видеонаблюдений, лицо человека обычно запечатлено в ракурсе сверху вниз, при рассеянном искусственном освещении, реже - направленном. Несмотря на то что одна из целей установки этих видеокамер - запечатлеть конкретного человека в момент его нахождения в определенном помещении, такие изображения не отличаются хорошим качеством отображения признаков элементов лица. В ряде случаев на видеокамеру запечатлены силуэты фигур и, несмотря на это, перед экспертами ставится вопрос о проведении портретной идентификации.

В результате представления такого материала эксперты уже на стадии осмотра и предварительного исследования объектов отказываются от проведения экспертизы из-за неудовлетворительного качества исходных изображений.

Если же видеокадры или файлы воспроизводят элементы лица удовлетворительно, эксперты сталкиваются с таким явлением, как возможность различения деталей строения лица на экране дисплея, монитора и невозможность выявить эти детали на распечатке изображения лица. В связи с этим фототаблица не воспроизводит те признаки, на которые эксперт ссылается в тексте своего заключения.

Изобразительная продукция, основой которой являются фотоснимки конкретных людей, использованных без их согласия, стала также в последние годы объектом судебно-портретных экспертиз, назначаемых по гражданским делам. Такие изображения либо почти без изменений воспроизводят внешний облик прототипов, либо трансформируют его с учетом замысла их изготовителя и назначения продукции, например обложки для книг, обертки для кондитерских изделий и т.д.

На трансформированных портретах не воспроизводится детально внешний облик конкретного человека, однако получают отображение существенные, главные, определяющие черты оригинала, позволяющие без затруднений узнать его. Методические рекомендации по судебно-портретному исследованию подобных объектов отсутствуют. Эксперты производят их исследование по методике, предназначенной для работы с фотоснимками и тому подобными объективными отображениями внешнего облика человека, что не отвечает сути отображаемой информации. Отсутствуют и критерии оценки признаков внешности лиц, изображенных на трансформированных портретах.

Таким образом, анализ состояния практики назначения и выполнения судебно-портретных экспертиз и исследований, а также их методического обеспечения показал, что наиболее насущными проблемами в этой области являются как приспособление имеющихся методик к новым объектам - носителям информации о признаках внешности, так и разработка методических рекомендаций для решения экспертных задач с новым их содержанием.

При исследовании цифровых изображений необходимо учитывать влияние технологии их получения на воспроизведение признаков внешности.

Эксперту поступает дискета с электронной записью изображения. Современные программные средства позволяют осуществлять определенные манипуляции с изображением, а именно: улучшать условия сопоставления объектов, изменять контраст изображения, его масштаб, осуществлять поворот на требуемый угол, работать с фрагментами изображения. Однако существенно улучшить качество отображения признаков внешности, запечатленных видеоаппаратурой невысокого класса, невозможно. Поэтому необходимо осуществлять отбор тех групп признаков внешности, которые позволят проводить портретную идентификацию. Необходимо также определить тот минимальный порог, когда идентификация становится невозможной. При этом следует иметь в виду, что в ряде ситуаций возможно лишь отрицательное решение вопроса о тождестве, что также имеет существенное значение в процессе доказывания.

Как было выше отмечено, новыми объектами для судебно-портретной практики становятся портретные изображения, изготавливаемые на основе фотоснимков конкретных лиц для последующего использования при оформлении какой-либо продукции. На этих изображениях признаки внешности в большей или меньшей степени изменяются по воле исполнителей таких портретов.

Представляется, что при работе с такими объектами должно претерпеть изменение понятие содержания совокупности признаков внешности, индивидуализирующее изображенного человека, необходимое для решения вопроса о тождестве.

Обычно в такую совокупность, для того чтобы она приобретала данный статус, должны включаться признаки, характеризующие строение мелких элементов внешности, например особенности контуров бровей, крыльев носа, краев губ и т.п. Однако сама технология изготовления подобных изображений исключает полное воспроизведение таких признаков. Более того, она допускает, исходя из задачи типизации, внесение изменений в строение мелких элементов, поскольку они (эти изменения) не влияют на существенные, определяющие черты оригинала, благодаря которым он был избран в качестве модели, удовлетворяющей задаче, поставленной перед собой исполнителем нового, трансформированного изображения.

Кроме того, наряду с этой совокупностью должен наличествовать ряд мелких несовпадающих особенностей строения отдельных элементов лица. Но такое несовпадение не является существенным, исходя из самого вида портретного изображения, не являющегося фотоснимком.

В теории криминалистической идентификации известно, что несущественность различий не является препятствием для категорического решения вопроса о тождестве. В связи с этим факт, что одно из изображений или даже оба являются не фотографическими, а так называемыми художественными портретами, т.е. несущими, как принято считать, элементы субъективизма, не будет основанием для вероятного вывода при условии, что на таком портрете (портретах) отображен комплекс существенных черт внешности данного человека, послужившего моделью при создании нового изображения.

Еще одной проблемой, существенной для практики судебно-портретных экспертиз и обусловленной редкостью их назначения, является медленное накопление у экспертов эмпирического знания, необходимого для анализа признаков внешности, оценки их идентификационной значимости. В результате эксперт подвержен субъективизму в оценке признаков внешности. На эту оценку также влияет представление эксперта о норме признака для данной популяции.

Данная проблема в определенной степени нашла свое разрешение в работах по созданию вероятностно-статистического метода (П.Г. Орлов, З.И. Кирсанов). Применение метода базируется на определении того или иного признака внешности и использования указанных в специальных таблицах индексов их идентификационной значимости . Однако такое определение признаков все же не лишено элементов субъективизма, поскольку определение признаков осуществляется умозрительно, исходя из системы словесного портрета и знания градаций признаков.

Зинин А.М. Руководство по портретной экспертизе. М., 2006. Приложение 5.

Современные компьютерные технологии позволили модернизировать вероятностно-статистический метод посредством использования специализированных программных средств. В таких программах реализованы следующие функции: автоматическое масштабирование и выравнивание зрачковой линии относительно горизонтальной оси; автоматическая расстановка основных антропометрических точек лица человека в положении анфас с возможностью ручной корректировки; автоматический расчет линейных (вертикальной и горизонтальной проекций) размеров сравниваемых лиц в положении анфас с составлением таблицы результатов сравнения.

Эксперту также предлагается рекомендательный критерий оценки результатов применительно к решению задачи выявления сходства или различия сравниваемых лиц.

Проблема определения возможного портретного сходства также должна учитываться и решаться экспертом. Нередко в случаях невозможности решить вопрос о тождестве изображенных лиц в связи с недостаточностью отобразившихся признаков эксперт делает так называемый вывод "НПВ", т.е. не представилось возможным установить тождество.

Вместе с тем имеющейся совокупности групповых признаков бывает достаточно для вывода о портретном сходстве сравниваемых лиц. Такой вывод полезен для инициатора назначения экспертизы, так как не исключает исследованный объект из круга проверяемых лиц. Он даст основание для поиска дополнительных более качественных изображений либо выяснения вопроса о возможном наличии у объекта похожих на него родственников.

Кратко охарактеризованная ситуация с выполнением судебно-портретных экспертиз и исследований со всей очевидностью ставит вопрос о модернизации их методического обеспечения.

Практика выполнения таких экспертиз также показала, что определенным выходом из данной ситуации является назначение комплексных исследований, когда проведение экспертизы поручается специалисту в области цифровых технологий, видеотехнических средств и эксперту, владеющему методикой отождествления человека по признакам его внешнего облика. На первоначальном этапе осуществляется работа по анализу носителей портретной информации, изготовленных с помощью новых технологий, используя соответствующее программное обеспечение и технические средства. Затем специалист в области криминалистической портретной идентификации анализирует выявляемые отображения признаков внешности и осуществляет дальнейшее решение идентификационной задачи.

Мы используем файлы Cookie. Просматривая сайт, Вы принимаете Пользовательское соглашение и Политику конфиденциальности.

В отечественной и зарубежной литературе имеется значительное количество публикаций о применении цифровой фотографии в судебно-медицинских исследованиях. Следует отметить, что в подавляющем большинстве авторы предполагают использование цифровой фотографии в первую очередь в качестве удобного средства иллюстрации.

Между тем в настоящее время проведение цифрового анализа изображений возможно в двух случаях: на экспертизу представляется только изображение объекта исследования и диагностика осуществляется по копии, на экспертизу представляется непосредственно объект и цифровые технологии применяются для более эффективного выявления идентифицирующих признаков.

В судебной медицине бывают случаи, когда следствие представляет на экспертизу не подлинник объекта с повреждением, а его фотографическую копию на бумаге или цифровую фотографию на магнитном носителе. И часто ответом экспертов становится заявление о невозможности оценки характера повреждений ввиду отсутствия соответствующей практики и методик. Однако следует отметить, что известны исследования, в которых придается большое значение цифровой фотографии как самостоятельному объекту судебно-медицинского изучения [1, 2, 3].

В настоящее время в сфере компьютерных технологий накоплен большой опыт, предоставляющий эффективные возможности по изменению различных характеристик цифровых изображений, разработаны математические функции позволяющие анализировать и восстанавливать изображения. Созданы сложные системы по цифровой обработке и архивации графических файлов.

Проведена значительная работа по выявлению принципиальной возможности диагностики механизма образования и давности повреждений кожи, запечатленных на фото и цифровых копиях. Установлено, что важным фактором, позволяющим анализировать изображения, является их формализация.

Для формализации цветовых характеристик изображений и размеров, съемка производилась с использованием цветного эталонного объекта и шкалы с миллиметровыми делениями. Изучение состава пикселей осуществлялось в цветовом пространстве RGB с использованием стандартных графических редакторов (Photoshop, Prolmage Plus и др.) и специально созданных в среде DELPHI программных средств, с включением математических и графических функций. Изображение на экране определяется совокупностью пикселей (экранных точек), каждый из которых имеет свой цвет. В цветовом пространстве RGB (наиболее распространенный формат формирования цветности в мониторах) цвет пикселя формируется из сочетания трех компонент различной интенсивности: Red – красный, Green – зеленый, Blue – синий (так называемые RGB-компоненты). Интенсивность каждой компоненты меняется в пределах от 0 до 255. Черному цвету соответствует RGB=(0, 0, 0), а белому цвету RGB=(255, 255, 255). Основными параметрами изображения являются глубина цвета и разрешение. Глубина цвета определяется количеством цветов, которое используется в изображении, а разрешение – количеством пикселей изображения, выводимых на экран. Цвета в компьютерных программах задаются указанием количества базовых цветовых компонентов для конкретной цветовой модели, что справедливо и для точечных изображений.

В сущности использовались две оригинальные программы, в совокупности позволявшие по цветному эталону унифицировать изображения кожи, отснятые при различных условиях: при различной освещенности, разных технических средствах съемки и т.д., – а также получить цифровые значения пикселей заданных участков изображений.

Была разработана методика анализа цифровых изображений, которая включала два способа оценки изображения: традиционный визуальный и математический.

Математический анализ цифровой фотографии состоит в точном установлении значений пикселей изображения, статистической обработке их абсолютных и относительных величин, установлении закономерностей распределения элементов изображения с последующим формированием целостного представления о характере и других свойствах повреждения. По сравнению с традиционной визуальной оценкой математический анализ изображения является трудоемким и не выполнимым без применения вычислительной техники и программного обеспечения. Однако этот метод оценки изображения, отличается высокой степенью объективности.

В процессе разработки излагаемой методики было необходимо уделить внимание и общим принципам оценки любого изображения, соблюдение которых обязательно вне зависимости от того, визуально оценивается объект или «математически».

В ходе исследований установлено, что при соответствующем качестве изображения, при визуальной оценке цифровой фотографии кожи с высокой степенью достоверности можно установить вид повреждения, механизм образования, давность. Кроме того, выявлено, что визуальная диагностика по изображению, в ряде случаев, оказывается достовернее и точнее, чем визуальная оценка подлинного повреждения. Таким образом, разработка методики анализа цифровых изображений последовательно включила несколько этапов: 1) получение качественного изображения с высоким разрешением, 2) унификация формата и цветовой гаммы анализируемого изображения, 3) анализ цветового состава изображения с выявлением факта наличия повреждения, 4) анализ формы повреждения, 5) анализ размеров повреждения и взаимоотношений его отдельных частей, 6) формирование в памяти машины целостной картины повреждения, 7) формирование текстового описания повреждения, 8) формирование выводов о давности повреждения и характере травмирующего предмета.

Это позволило закономерно подойти к наиболее важному и сложному этапу – определению числовых значений пикселей в различных участках изображений со статистической обработкой этого массива данных. Только по завершении этой работы можно было рассчитывать на объективную компьютерную обработку изображений.

Для разрешения этой задачи была специально разработана компьютерная программа «Stat_pix».

При изучении числовых значений пикселей можно достоверно установить изменения в характере изображения, которые в ряде случаев не уловимы при визуальной оценке. На числовые значения пикселей не влияют технические характеристики устройств отображения информации компьютера (характеристики процессора, видеокарты, монитора), они не зависят от психофизиологического состояния эксперта и опыта его работы, то есть представляют собой объективную информацию об изображении. Данная программа позволяет создавать базу данных числовых значений пикселей с учетом различных особенностей повреждений: локализация, давность, конкретная часть повреждения (край, средняя часть…), наличие включений и наложений и т.д. Применение указанной базы позволит автоматизировано производить диагностику повреждений по изображениям. Разработанная программа «Sim_pix» создает базу данных изображений по заданным параметрам (паспортные данные, причина смерти, характер повреждения).

В качестве эталона размера и цветности для формализации изображений предлагается использование оригинальной масштабной линейки [4]. Применение цветного эталона позволяет оценить адекватность отображения цветов на фотографии и степень искажения оттенков при разных условиях съемки.

Компьютерное совмещение и наложение изображений является наглядным и доказательным способом идентификации травмирующего предмета. Сама идея наложения изображений подлинного и экспериментального повреждений ранее использовалась с применением пленочного фотопроцесса. Однако проведение компьютерного совмещения и наложения является принципиально новой технологией. Компьютерное совмещение можно проводить как с применением стандартных графических редакторов, так и с использованием специализированных программ («Sim_pix»). При наложении изображений необходимо манипулировать с одномасштабными изображениями. Одно изображение должно быть чрезмерно отконтрастировано, другое – преобразуется в полупрозрачное; при необходимости наложения цифровой фотографии травмирующей поверхности (а не экспериментального повреждения) с цифровой фотографией подлинного повреждения, необходимо, чтобы цифровое изображение травмирующей поверхности было зеркально отображено.

Компьютерный анализ числовых характеристик элементов изображений. Недостатком традиционных приемов сравнения объектов заключается в том, что исследователь полагается лишь на визуальную оценку изображений. Технический результат предлагаемого компьютерного способа идентификации травмирующего предмета [5] заключается в том, что проводят съемку повреждений и идентифицирующих признаков травмирующего предмета на цифровую фотокамеру с последующим сравнением их по колебаниям значений пикселей соответствующих участков изображений.

Соответственно рельефу поверхности повреждения, рельефу контактирующей поверхности травмирующего предмета, рельефу экспериментального повреждения на цифровой фотографии происходят колебания значений пикселей. При сравнении закономерностей изменения значений пикселей в цифровых фотографиях указанных поверхностей можно судить о совпадении или различии признаков [2].

Выполняют одномасштабные цифровые фотографии подлинных повреждений и экспериментальных повреждений, причиненных предполагаемым травмирующим предметом (сравнение повреждение-повреждение). Экспериментальное повреждение выполняется на однородном по цветовому составу стандартном материале (пластилин, пластмасса). В ряде случаев можно выполнить одномасштабные цифровые фотографии подлинных повреждений и непосредственно контактирующей поверхности предполагаемого травмирующего предмета (сравнение повреждениепредмет). Выбор варианта зависит от конкретного случая. Вариант сравнения повреждениеповреждение наиболее предпочтителен при отображении объемных следов.

После получения цифровой фотокопии объекта имеется возможность просмотреть значения цветового состава пикселей на экране с помощью графических редакторов (Photoshop, Prolmage Plus и др.) и построить графики их значений на линейных участках, соответствующих идентифицирующим признакам. Разработанная в Ивановском Бюро СМЭ программа «Sim_pix» позволяет получить числовые значения пикселей заданного участка изображения и автоматически строит графики для наглядности и сравнения пикселей. При необходимости более точной оценки признаков сканирование значений производится на взаимно перпендикулярных линейных участках. Сформированные графики представляют объективную детальную информацию о тоновых изменениях на цифровых фотографиях, что позволяет судить об особенностях рельефа поверхности объектов и сравнивать их между собой. Изменения тонового состава на цифровой фотографии, связанные с особенностями цветового состава материала или ткани, на которой располагается повреждение (или материал травмирующего предмета) легко выявляются визуально и не учитываются исследователем.

Если при сравнении линейных номограмм цифровых значений пикселей установлено значительное сходство в колебаниях числовых значений элементов изображений соответствующих участков в повреждении и следе, выполненным предполагаемым травмирующим предметом, что позволяет утверждать, что повреждение было причинено предметом, представленным на исследование. Незначительные различия, выявленные при сравнении соответствующих номограмм, могут объясняться особенностями следообразования, преобладанием пластичности пластилина по сравнению с костью.

Таким образом, предлагаемый компьютерный способ идентификации травмирующего предмета позволяет объективно оценивать соответствие следов, непосредственно признаков предмета и следов с использованием числовых значений элементов изображений.

В целях достижения максимальной обоснованности выводов при оформлении исследовательской части экспертиз, проводимых по цифровым фотографиям необходимо учитывать следующее:

носитель изображений (CD, FDD, HDD и т.д.) указывается наравне с другими представленными на экспертизу объектами;

  • указывается содержимое носителя (перечисляются все файлы);
  • кратко дается характеристика всех изображений в представленных файлах;
  • отмечается соответствие изображенных на цифровых фотографиях объектов повреждений) вербальному описанию в экспертизе трупа (живого лица);
  • дается оценка пригодности изображений для исследования и анализа;
  • выделение группы изображений из общего количества как наиболее пригодных для анализа, с обоснованием;
  • преобразование выбранных изображений по цветовому эталону до достижения адекватной цветопередачи;
  • вербальное описание изображенных на цифровых фотографиях объектов (повреждений);
  • указать характер выполняемых преобразований изображений, проводимых для установления скрытых и малозаметных деталей (контрастирование и т.д.), а также программные инструменты преобразований (названия программ);
  • выполнение совмещения, наложения изображений, цифрового анализа с указанием авторов выполняемых методик и источника их опубликования.

В настоящее время происходит активное развитие баз данных цифровых значений пикселей повреждений и аналитических систем по различным направлениям судебно-медицинских исследований. Так успешно проведены исследования по установлению цветовой характеристики рубцов, включая цифровой анализ [8]. Активно ведутся работы по цифровому анализу изображений ожогов [6]. Большое значение имеют исследования цифровых изображений повреждений при половых преступлениях[7].

В перспективе предполагается создание полностью автоматизированной системы анализа изображений от процесса съемки до подготовки обоснованного заключения о характере повреждения.


Статья посвящена рассмотрению наиболее актуальных проблем назначения и производства фотопортретной экспертизы. В работе раскрывается особенность применения фотопортретной экспертизы. Сложность данной экспертизы затрагивает необходимые вопросы, которые требуют оперативного решения.

Ключевые слова: фотопортретная экспертиза, судебно-портретная экспертиза, объекты исследования, криминалистика, юриспруденция, анализ изображения, фототехническая методика, Российская Федерация, эксперт, портретная идентификация.

The article is devoted to the consideration of the most urgent problems of the appointment and production of photo-portrait examination. The paper reveals the peculiarity of the use of photo-portrait expertise. The complexity of this examination affects the necessary issues that require prompt solutions.

Keywords: photo-portrait examination, forensic portrait examination, objects of research, criminology, jurisprudence, image analysis, phototechnical methodology, Russian Federation, expert, portrait identification.

Вот уже более двухсот лет прошло с того момента, когда впервые было затронуто использование внешнего вида (облика) человека для поимки преступников. Ещё в начале XIX века люди начали понимать, какое значение имеет навык сравнения и запоминания внешних данных [1]. С тех пор многое изменилось, но наработанные годами методики так и остались актуальны на сегодняшний день. Деятельность экспертов регулируется Федеральным законом от 31.05.2001 № 73-ФЗ «О государственной судебно-экспертной деятельности в РФ».

Судебно-портретная экспертиза — это экспертиза, которая осуществляется с целью идентификации внешности людей, которые могут быть запечатлены на любых объективных носителях информации. Таковыми могут выступать: фотографии, видеозаписи, фотоизображение трупа, рентгенограмма головы, посмертные маски и костная часть головы (череп). Так же туда входят данные медицинских учреждений о состоянии зубного аппарата, разного рода аномалий лица (головы), о перенесенных травмах черепа и т. п.

Понятие «экспертиза» обозначает проведения исследования, подразумевающих наличие специальных знаний и умений, которые способствуют получению сведений о фактах, имеющих значение для дела.

В основе фотопортретной экспертизы заложена теория криминалистической идентификации личности. В качестве распознаваемого объекта выступает сам человек. К идентифицирующим объектам относятся вышеперечисленные носители. Признаком отождествления является внешность человека.

Фотопортретная экспертиза является одной из наиболее сложных экспертиз. Актуальный вопрос состоит в том, чтобы разработать средства и методы, которые поспособствуют повышению эффективности назначения и производства фотопортретной экспертизы.

Основной целью фотопортретной экспертизы является идентифицировать (распознать) конкретное лицо. При этом затрагиваются следующие вопросы:

1) Одно и то же лицо или разные лица изображены на предоставленных эксперту фотоснимках № 1- устанавливаемое лицо и № 2- проверяемое лицо?

2) Не одно ли и тоже изображение на киноплёнке, предоставленной на экспертизу, и на фотоснимке, изъятой в таком-то месте?

3) Нет ли среди лиц, находящихся на групповом фотоснимке лица, фотоснимок которого предоставлен?

4) Одно или разные лица представлены на киноплёнках?

Важно правильно формулировать вопросы, которые предназначены для эксперта. Не корректно сформированные вопросы могут затормозить процесс делопроизводства. Это является одной из существенных проблем фототехнической деятельности эксперта.

Назначение судебно-портретной экспертизы предшествует выбор необходимых объектов экспертизы, которые являются вещественными доказательствами. Вещественными доказательствами выступают носители криминалистически значимой информации, они могут быть использованы действующими экспертами. Проблемным аспектом по данному вопросу выступает предоставление низкокачественных фото и видео изображений. Это обусловлено, в первую очередь, тем, что на современном этапе развития фототехнической экспертной деятельности произошло существенное увеличение круга объектов данной экспертизы. Например, распечатка снимков, которые вырезаны с кадров видеонаблюдения, что значительно затрудняет работу эксперта. Всё чаще на экспертную проверку стали направляться распечатки стоп-кадров видеозаписей, файлы на дисках, которые содержат изображения лиц [3]. В идеале на портретную экспертизу должны направляться оригиналы фотографий. В случае отсутствия таковых можно направлять копии. Желательно, чтобы фотоснимки были качественными, без дефектов и без смазанности. При производстве фотопортретной экспертизы необходимо учитывались возможные искажения идентифицируемых признаков внешности лиц. Определено это разными ракурсами съемки, разными типами освещённости, зеркальным отображением кадров и тому подобное. В связи с этим могут возникать сложности методического характера. Так же стоит обозначить, что портретная экспертиза предназначена, прежде всего, для работы с фотоснимками, а потому не может в полной мере использоваться при работе с видеоизображениями. На территории Российской Федерации идентификация лиц зачастую осуществляется теме же экспертами, которые проводят исследования в области фотоснимков. Видеоизображения являются более объемными и требуют большего внимания [2]. Это требует расширение и разграничение профессиональных навыков. Дополнительного осуществления повышения квалификации.

Дополнительно можно выделить, что объекты фотопортретной экспертизы нуждаются в новых подходах к их исследованию. Стоит внести определённые коррективы в методическое обеспечение данного вида экспертизы. Анализ практической стороны экспертной деятельности в данной сфере показывает, что существенное значение оказывает умение приспосабливать устоявшиеся методики к новым идентифицирующим объектам [4]. Портретная идентификация имеет большое значение для современной судебной экспертизы. Современная цифровая съёмка постепенно вытесняет аналоговую фотографию. Требуется усовершенствование методики для дальнейшего развития экспертной деятельности в области назначения и производства фотопортретной экспертизы.

Основные термины (генерируются автоматически): фотопортретная экспертиза, судебно-портретная экспертиза, лицо, портретная идентификация, портретная экспертиза, Российская Федерация, эксперт, экспертиза, экспертная деятельность.

Ключевые слова

эксперт, юриспруденция, Российская Федерация, криминалистика, фотопортретная экспертиза, судебно-портретная экспертиза, объекты исследования, анализ изображения, фототехническая методика, портретная идентификация

фотопортретная экспертиза, судебно-портретная экспертиза, объекты исследования, криминалистика, юриспруденция, анализ изображения, фототехническая методика, Российская Федерация, эксперт, портретная идентификация

Похожие статьи

Проблемные вопросы, связанные с производством портретных.

 Ключевые слова: экспертиза, эксперт, идентификация личности, портретная экспертиза, заключение эксперта, специальные знания. Необходимость в том, чтобы установить личность возникает в процессе проведения многих следственных и оперативных действий, при розыске.

Некоторые проблемы криминалистической экспертизы.

Такая экспертиза производится в целях установления наличия или отсутствия тождества лиц, изображения которых представлены на различных носителях портретной информации (фотоснимках, кино- и видеозаписях) на основе изучения признаков внешнего облика человека.

Особенности криминалистического исследования внешности.

материал видеозаписи, криминалистическая экспертиза материалов видеозаписи, портретная экспертиза, внешний облик человека, экспертиза, признак внешности, РФ, уголовное дело, внешний облик, видеоизображение. Социально-психологический портрет преступника.

Сущность криминалистической экспертизы, ее классификация

 Судебная экспертиза — процессуальное действие, заключающееся в проведении исследования объектов экспертами в различных сферах деятельности (науке, технике, искусстве, ремесле) и даче заключения (выводов) по вопросам входящих в предмет.

История развития судебной экспертизы и судебно-экспертных.

Первые судебно-медицинские экспертизы начали проводиться в XVII веке.

Первые экспертные исследования по идентификации преступников по следам рук начали

судебная экспертиза, Российская Федерация, судебно-экспертная деятельность.

Портретная экспертиза [4] — это род класса криминалистических.

Проблемные вопросы, связанные с производством портретных. Портретная экспертиза [4] — это род класса криминалистических экспертиз, проводимая в целях установления личности по признакам. От выбора времени назначения экспертизы зачастую зависит эффективность.

Основные причины экспертных ошибок в уголовном процессе

Ключевые слова: экспертиза, эксперт, идентификация личности, портретная экспертиза. Необходимость в том, чтобы установить личность возникает в

Эксперт — лицо, обладающее специальными знаниями и назначенное в порядке, установленном Уголовно-процессуальным.

судебная экспертиза, Российская Федерация.

 Судебная экспертиза в рамках гражданского процесса назначается в случае, когда для разрешения вынесенных на заседании вопросов требуется применение специальных познаний. Судебный эксперт — это лицо, владеющее специальными знаниями и назначенное судом в.

История развития специальных знаний | Статья в сборнике.

В России судебно-медицинская экспертиза на законодательном уровне получает регламентацию в Воинском уставе Петра I, где устанавливается необходимость привлечения врачей к исследованию повреждений на теле потерпевшего и установления причины его смерти.


В статье раскрываются современные и наиболее актуальные на сегодняшний день проблемы производства судебной почерковедческой экспертизы по электрофотографическим копиям. Даются определения понятиям судебной почерковедческой экспертизы, судебного почерковедения, почерка, рассматривается специфика объектов данного вида экспертизы, а также задачи решаемые экспертом-почерковедом и научные основы исследования. Делается вывод о способах решения существующих проблем необходимостью создания основ судебно-почерковедческой экспертизы копий.

Ключевые слова: судебное почерковедение, электрофотографическая копия, экспертиза.

XXI век в Российской Федерации является символом всеобщей цифровизации большинства социально-экономических процессов. Государственные органы и большинство коммерческих предприятий переведены на электронный документооборот, что в свою очередь является как процессом, исключающим архаичные составы преступлений, так и некоторым бустером в развитии других составов преступлений, которые влекут за собой новые объекты для исследования в экспертно-криминалистические подразделения правоохранительных органов Российской Федерации. К таким объектам относятся вещественные доказательства по уголовным делам образованные в ходе использования копировально-множительной техники, средств цифровой обработки изображений и т.д, находящиеся на стыке двух направлений экспертных исследований — это судебная почерковедческая экспертиза и судебная технико-криминалистическая экспертиза. В данной статье будут рассмотрены вопросы, решаемые судебной почерковедческой экспертизой.

В чем же состоит основная особенность производства данного вида экспертиз? Для начала обратимся к определению понятия судебной почерковедческой экспертизы, судебного почерковедения и почерка в целом. Судебная почерковедческая экспертиза — это род криминалистической экспертизы, исследование и дача заключения экспертом-почерковедом в соответствии с действующим законодательством на основе специальных знаний в области судебного почерковедения. [1, с. 10] Судебное почерковедение — это систематизация знаний о закономерностях формирования и функционирования почерка, производстве исследования и методиках решения задач судебной почерковедческой экспертизы. [1, с. 5] Почерк — это индивидуальный, динамически устойчивый зрительно двигательный образ графической техники письма, который реализуется при помощи системы движений в рукописи. [1, с. 17] Резюмируя представленные определения терминов, можно сделать вывод о том, что в первую очередь судебная почерковедческая экспертиза — это исследование почерка, его натурного изображения материалом письма на воспринимающем объекте. Если обратиться к объекту в изучаемой ситуации, то его особенностью будет отсутствие непосредственной рукописной фиксации движений, которыми выполняется подпись или запись. Материальным носителем информации о факте письма оказывается не рукописный продукт, а его изображение, полученное или изготовленное с другого (в конечном счете) рукописного объекта с помощью каких-то технических средств, в данном случае путем получения электрофотографических копий.

С какими же проблемами сталкивается эксперт-почерковед? Первостепенной проблемой при рассмотрении изображения как объекта судебного почерковедческого исследования является разрешение вопроса о том, насколько точно изображение рукописного объекта передает почерк оригинала, т. е. непосредственно выполненную рукопись.

Способы получения копий сопровождаются искажением первичного сравнительного материла в связи с чем, такой объект считается ограниченно пригодным для проведения почерковедческого исследования.

Эмпирическим путем были установлены факторы, влияющие на качество воспроизведения признаков почерка в копиях, данные устойчивые закономерности являются результатом взаимосвязи качества передачи признаков от того, какой является копия — первой или последующей.

Так, к устойчивым признакам почерка можно отнести: «признаки, отражающие пространственную ориентацию движений (топографические); транскрипцию подписи; степень выработанности почерка; степень сложности движений; преобладающую форму движений; преобладающее направление движений; преобладающую протяженность движений по вертикали и горизонтали (размер, разгон); наклон; форму и направление линии основания подписи». [2, с. 160] В качестве устойчивых частных признаков выделяют: строение (по конструкции и степени сложности); форму движений при выполнении элементов подписи, букв; относительное направление сгибательных движений; протяженность движений по вертикали (горизонтали); размещение точек пересечения движений.

Взаимосвязь репрографических свойств объекта объективно позволяет судить о том, что именно в первых копиях может наблюдаться проявление признаков, свидетельствующих о необычности исполнения (при подражании), а именно: наличие извилистости и изломов в прямолинейных и дугообразных движениях; тупых начал и окончаний при выполнении начальных и заключительных частей букв.

Качество оборудования, а именно цифровое разрешение копировального аппарата, зависящее от модели и производителя, может вне зависимости от первичности этой копии или вторичности не обеспечивать необходимое количество признаков, позволяющее его исследовать. «Ступенчатая структура штрихов, характерная для копий, выполненных на копировально-множительных устройствах с цифровым способом обработки сигнала, приводит к исчезновению мелкой извилистости, характеризующей условия необычного выполнения исследуемого почеркового объекта; кроме того, вследствие равномерного распределения красителя не определяются степень и характер нажима». [3, с. 5]

Таким образом, некоторые специалисты считают, что электрофотографическая копия с изображением почеркового объекта является ограниченно пригодным объектом для почерковедческого исследования. Его пригодность обеспечивается механизмом получения отображения и последующего воспроизведения большого объема признаков почерка, в неискаженном виде, т. е. так же, как в рукописи. К таким признакам относятся идентификационные признаки, относящиеся к группам пространственно-ориентационных и структурно-геометрических. В то же время пригодность объекта к идентификации ограничивают возможные искажения при передаче диагностических и какой-то части идентификационных признаков.

Так, Т. А. Дроздова и Г. В. Логвина к подверженным искажению признакам относят: «наличие перерывов движений, отсутствие в электрофотографической копии слабонажимных штрихов, наличие утолщений». [2, с. 161] Происхождение таковых трудно объяснить. Являлись ли они результатом какого-либо «сбивающего» фактора или стали следствием неточной передачи, к таковым относится вторичность копии по отношении к ее оригиналу. Сложностью, а не редко и полным отсутствием возможности интерпретировать данные особенности является недостаточная изученность закономерностей их образования и возможностей достоверного отличия.

Вышеперечисленные признаки свидетельствуют о том, что специфичностью данного вида объектов судебной почерковедческой экспертизы является включение промежуточного звена, т. е. технологии изготовления. В связи с этим и возникают пробелы в методике исследования данного вида объектов, так как он менее информативен, чем обычный почерковый объект, отсюда, естественно, меньше возможности его исследования, при котором должна учитываться его специфика.

При определении степени пригодности данного объекта существенное значение имеет качество исследуемой копии: чем выше качество копии, тем выше возможности почерковедческого исследования.

Таким образом, эксперты-почерковеды руководствующиеся при производстве экспертиз методиками решения конкретных задач нуждаются в совершенствовании научной базы.

Совершенно точно необходима разработка методических рекомендаций для решения вопросов:

  1. пригодности копии, с учетом ее качества и объема;
  2. выяснение возможностей решения диагностических задач;
  3. выяснение возможностей решения идентификационных задач;
  4. выяснение возможностей исследования копий подписей, смонтированных из разных частей подлинных подписей.
  1. Почерковедение и почерковедческая экспертиза: учебник / под ред. В. В. Серегина. — Волгоград: ВА МВД России, 2007. — 340 с.
  2. Ефремова М. В., Орлова В. Ф., Старосельская А. Д.. Производство судебно-почерковедческой экспертизы по электрофотографическим копиям // Теория и практика судебной экспертизы. — 2006. — № 1. — С. 157–165.
  3. Соколов С. В., Куранова Е. А., Розанкова Е. В. Экспертно- криминалистическое исследование факсимильных копий почерковых объектов. Информационное письмо. МВД ГУ ЭКЦ МВД России. М., 2000г

Основные термины (генерируются автоматически): Судебное почерковедение, копия, признак, экспертиза, электрофотографическая копия, выяснение возможностей решения, почерк, Российская Федерация.


В статье рассматриваются основные особенности и актуальные проблемы криминалистической экспертизы материалов видеозаписи. Автор выделяет ее стадии и классифицирует вопросы, решаемые в процессе данной экспертизы. Особое внимание уделяется оценке доказательственного значения видеоизображения. По итогам проведенного исследования указываются направления развития криминалистических исследований в области экспертизы материалов видеозаписи.

Ключевые слова: видеозапись, доказательственное значение, идентификация, диагностика, признаки внешности человека, информация

The article is devoted to the main features and current problems of forensic examination of video recording. The author singles out its stages and proposes a classification of the issues addressed in the course of this examination. Special attention is paid to assessing the evidentiary value of the video image. The results of this study indicated directions for the development of criminal expertise of video recording.

Keywords: video recording, evidentiary value, identification, diagnosis, signs of a person’s appearance, information

Современные возможности видеозаписи и технических комплексов ее анализа существенно расширили круг задач, решаемых сегодня оперативно-розыскными и следственными подразделениями органов внутренних дел. Наглядно-образная информация, получаемая в процессе видеонаблюдения, все чаще используется ими для предотвращения, раскрытия и расследования преступлений. Однако приобщения материалов видеозаписи к уголовному делу еще недостаточно для признания их полноценными доказательствами — они должны быть относимыми, допустимыми и достоверными. Проверка видеоизображения позволяет определить как механизм его формирования, так и качество его источников, полноту, непротиворечивость содержащейся в нем доказательственной информации. Одним из следственных действий, в рамках которого такая проверка производится в соответствии с положениями уголовно-процессуального законодательства, является криминалистическая экспертиза. В настоящей статье рассматриваются ее основные особенности.

Заметим, что вопросы, решаемые в процессе криминалистической экспертизы материалов видеозаписи, несмотря на их разнообразие, можно классифицировать на пять групп. Прежде всего, это вопросы, связанные с исследованием материалов видеозаписи на предмет фальсификации сюжета, места и времени происходящего события. Ко второй группе относятся вопросы, связанные с габитоскопическими исследованиями в отношении зафиксированных в материалах видеозаписи лиц, т. е. с диагностическими, классификационными и идентификационными задачами. Исследования звукового сопровождения видеоизображения, анализ звукового фона, отдельных звуков, речи, совпадение речи с артикуляцией образуют третью группу вопросов. Также перед экспертом могут быть поставлены вопросы, на которые он отвечает в ходе исследования по определению астрономического времени событий, зафиксированных видеозаписывающими устройствами, их продолжительности и последовательности. Наконец, исследования, имеющие своей целью решение ситуационных задач по отдельным фрагментам сюжета видеозаписи, позволяют эксперту ответить на вопросы пятой группы.

К решаемым при исследовании материалов видеозаписи ситуационным задачам относятся, например, установление скорости автомобиля в момент ДТП, силы удара или силы броска предмета. Их можно установить путем проведения покадрового анализа видеоизображений, которые получены при фиксации системами видеонаблюдения. Так, эксперт фото/видео техник ЭКЦ ГУ МВД России по Самарской области применяет в своей работе методику, связанную с определением скоростных параметров движения объекта по видеозаписям, полученным с использованием камер видеонаблюдения и видеорегистраторов. Данная методика применяется в случаях необходимости определения скорости движения автотранспортных средств, пешеходов и различных объектов, находящихся в поле зрения видеокамер наблюдения и видеорегистраторов, как правило, при ДТП. Она была разработана в 2012 г. П. И. Вашко и А. В. Самохваловым.

Правовые основания организации и проведения криминалистической экспертизы видеоизображения содержатся в главе 27 УПК РФ, а также в Приказе МВД России от 29 июня 2005 г. № 511 «Вопросы организации производства судебных экспертиз в экспертно-криминалистических подразделениях органов внутренних дел Российской Федерации». Вопрос о необходимости проведения экспертизы решает следователь, который в своем постановлении указывает основания ее назначения, формулирует вопросы и определяет материалы, предоставляемые в распоряжение эксперта (ст. 195 УПК РФ). Специальные знания эксперта могут потребоваться при возникновении сомнений в подлинности, цельности материалов видеозаписи при признании их доказательствами по уголовному делу и оценке их доказательственной значимости. Как отмечает В. А. Лазарева, «наиболее существенная особенность заключения эксперта состоит в том, что оно отражает информацию, недоступную непосредственному чувственному восприятию следователя, дознавателя, прокурора или судьи» [1, с. 279].

Проблема доказательственного значения информации, полученной с использованием цифровых средств видеозаписи, обусловлена возможностью изменения зафиксированных данных с помощью компьютерных технологий. Достижения в области компьютерных технологий предоставили возможность не только профессионалам, но и любителям создавать видеосюжеты в домашних условиях, корректируя изображение и звук, чем, разумеется, могут воспользоваться как добропорядочные граждане, так и преступники. По мнению М. А. Сильнова, «с помощью цифровых видео- и фотокамер можно производить наложение движущегося объекта на другой фон, изменять визуальные свойства объекта (например, изменять цвет одежды) и т. д. уже в момент записи, не говоря уже о последующей обработке данных в мощных графических программах-редакторах, кстати, на обычных персональных компьютерах» [2, c. 103]. В этом случае основная задача эксперта состоит в исследовании представленного видеоизображения с целью ответа на вопросы об использовании междукадрового и внутрикадрового монтажа, о различных подчистках и поправках, внесенных в материалы видеозаписи.

Криминалистическая экспертиза видеоизображения может проводиться и для решения идентификационных задач. При этом особенности портретной экспертизы, являющейся одним из сложнейших видов криминалистических исследований, определяются техническими характеристиками устройств, с помощью которых была получена видеозапись, и способами ее дальнейшей обработки и хранения. Такая экспертиза производится в целях установления наличия или отсутствия тождества лиц, изображения которых представлены на различных носителях портретной информации (фотоснимках, кино- и видеозаписях) на основе изучения признаков внешнего облика человека. Тем не менее, часто по материалам видеозаписи оказывается затруднительно или даже невозможно идентифицировать преступника. Причинами этого могут быть и технические особенности устройств видеозаписи (использование малобюджетных видеокамер с небольшой разрешающей способностью), и человеческий фактор. Например, следователь просит операциониста записать видеоинформацию на диск, но тот, чтобы сэкономить время, требуемое для перекодировки, выбирает отдельный видеопоток, который он форматирует в сторону уменьшения размеров. Разумеется, от этого ухудшается качество представляемого на экспертизу видеоизображения. Наконец, «традиционная методика портретной экспертизы, разработанная еще в прошлом столетии, ориентирована преимущественно на фотоснимки с хорошо отобразившимися на них элементами лица, и в меньшей степени на видеоизображения, которые уступают по качеству, но выигрывают за счет динамики запечатленных движений» [3, c. 158].

На разрешение портретной экспертизы ставятся следующие вопросы идентификационного характера: 1) одно или разные лица изображены на фрагментах видеозаписи, полученных с камер видеонаблюдения? 2) нет ли среди лиц на групповом видеоизображении того лица, фотоснимок которого представлен на экспертизу? 3) одно или разные лица изображены на видеозаписи, изъятой в ходе выемки из организации, и на фрагментах видеоизображений или фотоснимках, полученных в ходе отбора экспериментальных образцов для сравнительного анализа?

Кроме того, экспертиза видеоизображения позволяет получить ответы и на некоторые диагностические вопросы. Например, определить половую принадлежность лица, изображенного на видеоизображении; установить его антропологический и конституциональный типы (телосложение); отнести его к определенной возрастной группе.

Тем не менее, следует учитывать тот факт, что при производстве идентификационных портретных экспертиз по материалам видеозаписи не всегда удается решить вопрос в категорической форме. Это объясняется в том числе недостаточной полнотой отображения информации, т. к. при малом размере фиксируемого объекта многие признаки внешности не различаются на видеоизображении. Как отмечает Н. Н. Ильин, «под полной информацией следует понимать высококачественную видеосъемку человека, осуществляющуюся по правилам сигналетической (опознавательной) фотосъемки в условиях хорошего освещения, в полный рост, в статике и динамике, при спокойном выражении лица, а также размер отображения головы человека в кадре, позволяющую в дальнейшем проводить портретную идентификацию (1/5–1/6 площади видеокадра)» [4, с. 244]. Только на таких видеоизображениях отображается комплекс признаков элементов внешнего облика человека (комплексных, анатомических и функциональных).

Рассмотрим три вида неполной информации, которую могут содержать материалы видеозаписи, представленные на экспертизу.

  1. Ограниченная информация, предполагающая изображение человека по пояс или в рост в динамике или в статике. Причинами ограничения информации обычно являются условия съемки (например, освещение), при которых происходит неполное отображение комплекса идентификационных признаков внешности человека, теряются качественные признаки внешнего облика, утрачиваются мелкие детали его лица. Такие видеоизображения используются для экспертной идентификации только в комплексе с другими материалами и при соблюдении определенных условий.
  2. Частичная информация о росте, фигуре, осанке человека, косвенных признаках в динамике и статике. Лицо человека хорошо не просматривается из-за неудачного ракурса съемки, т. к. оно скрыто за деталями одежды. Поскольку на видеоизображении отсутствует комплекс идентификационных признаков человека, необходимых для экспертного отождествления, его использование в экспертных целях ограничено.
  3. Фрагментарная информация наличие отдельных фрагментов, которые характеризуют внешний облик человека: фигура, признаки одежды, отдельные динамические признаки и т. п. Такие изображения в экспертных исследованиях могут использоваться в исключительных случаях в комплексе с другими материалами.

При проведении экспертизы материалов видеозаписи также важно иметь в виду то, что габитоскопические методики криминалистического отождествления личности по признакам внешности, запечатленным на видеоизображении, базируются на портретной идентификации по статичным изображениям. Поэтому если лицо преступника зафиксировано в неудачном ракурсе или скрыто маской, то они оказываются бессильными. Как отмечают С. М. Колотушкин и В. А. Егельский, в подобных случаях использование существующих методик, основанных на сопоставлении константных точек, наложении разноименных половин лица, симметрии элементов внешности, невозможно или существенно затруднено. Следовательно, должна вестись разработка таких «методов, которые обеспечивали бы идентификацию человека по изображению отдельных элементов его лица» [5, с. 202].

Материалы видеозаписи содержат значительную по объему и весьма разнообразную информацию, касающуюся функциональных признаков внешнего облика человека. Речь идет о его походке, жестах, мимике, артикуляции. Очевидно, что они могут исследоваться только в динамике, т. к. статические иллюстрации внешности человека не передают этих свойств. Функциональные признаки внешности человека, проявляющиеся в динамике, характеризуются индивидуальностью, динамической устойчивостью, а также избирательной изменчивостью. Эти качества имеют важное значение для решения идентификационных и диагностических задач габитоскопии. Поэтому необходимо совершенствовать технические средства видеозаписи, чтобы фиксировать, сохранять и воспроизводить для криминалистического исследования такую информацию, и развивать методики этого исследования.

Криминалистическая экспертиза материалов видеозаписи представляет собой процесс, включающий в себя несколько этапов (стадий). На первом этапе (подготовительная стадия, предварительное исследование) происходит подготовка видеоматериалов к проведению портретной экспертизы (выявление и оцифровка отдельных кадров); стандартизация терминологии при описании видеотехнического материала; установление наличия или отсутствия монтажа. Предварительное исследование материалов видеозаписи проводится в целях выяснения возможностей достоверного отождествления личности по видеопортретам, а также для установления и анализа действия факторов, изменяющих качество видеоизображения и черты лица. Эксперт определяет те критерии, по которым данное видеоизображение должно быть признано пригодным для идентификации человека по признакам внешнего облика.

На следующей стадии криминалистической экспертизы материалов видеозаписи осуществляется раздельное и сравнительное исследование. При этом необходимо принимать во внимание специфику раздельного и сравнительного исследования как по признакам функциональных элементов внешности человека, так и лиц, запечатленных на видеоизображении с различным (произвольным) ракурсом, а также особенности раздельного и сравнительного исследования при проведении многообъектных портретных экспертиз по видеоизображениям. Как отмечается в научной литературе, актуальной проблемой при проведении криминалистической идентификации человека по признакам внешности, отобразившихся на материалах видеозаписи, является оценка результатов сравнительного исследования [4, С. 247]. Под ней понимается суммирование информации, полученной в ходе сопоставления исследуемого видеоизображения и образцов, представленных для сравнительного исследования.

Подчеркнем, что экспертные исследования материалов видеозаписи систем видеонаблюдения, например, установленных в помещениях ОВД, часто производятся в рамках комплексных экспертиз. Они предусмотрены ст. 201 УПК РФ и производятся для решения смежных (пограничных) задач различных родов (видов), классов экспертиз. Эти экспертизы не могут быть разрешены на основе лишь одной отрасли экспертных знаний (класса, рода экспертизы). К их отличительным особенностям относятся: 1) решение пограничных вопросов экспертиз разного рода; 2) одновременное совместное участие в производстве экспертизы экспертов разных специальностей либо одного эксперта, обладающего разнопрофильными знаниями; 3) применение при производстве экспертизы специальных знаний из смежных областей; 4) сформированный по итогам совместного исследования общий вывод.

Окончательным этапом процессуального закрепления материалов видеозаписи в качестве вещественного доказательства является их оценка. Она означает признание пригодности видеоизображения, представленного на экспертизу, служить доказательством по уголовному делу. Существенную помощь следователю в оценке содержащейся в материалах видеозаписи доказательственной информации оказывает эксперт-криминалист. Он может установить следующие обстоятельства: связь имеющихся доказательств с расследуемым событием (относимость доказательств); наличие у изъятых вещественных доказательств диагностических и идентификационных признаков, необходимых для их дальнейшего использования в процессе доказывания (допустимость доказательств); соответствие представленных на экспертизу объектов специальным требованиям подлинности происхождения (достоверность доказательств); достаточность полученных доказательств для подтверждения следственной версии (достаточность доказательств).

При оценке доказательств сопоставляется информация, содержащаяся в материалах видеозаписи, которые выступают в качестве вещественных доказательств, и в других источниках (например, свидетельские показания о факте и времени нахождения подозреваемого в помещении, где совершено преступление). Если информация подтверждается другими доказательствами, то доказательственное значение материалов видеозаписи возрастает.

В целях расширения и развития криминалистических исследований в области экспертизы материалов видеозаписи необходимо совершенствовать имеющиеся и разрабатывать новые методики решения идентификационных и диагностических вопросов. Активное использование современных цифровых технологий должно обеспечить получение более качественной информации о внешности человека в различное время суток и при различных погодных условиях, а также о функциональных элементах и признаках его внешнего облика, проявляющихся в динамике. Это является условием повышения эффективности криминалистической экспертизы материалов видеозаписи и ее доказательственного значения в уголовном процессе.

  1. Лазарева В. А. Доказывание в уголовном процессе: учебно-практич. пособие. М.: Высшее образование, 2009. — 344 с.
  2. Сильнов М. А. К вопросу о допустимости использования цифровых технологий в доказывании при расследовании преступлений // Вестник Российского университета дружбы народов. Серия «Юридические науки». — 1998. — № 3–4. — С. 103–104.
  3. Попов В. Л. Особенности производства портретных экспертиз по низкокачественным видеоизображениям // Юридическая наука и правоохранительная практика. — 2015. — № 4. — С. 156–162.
  4. Ильин Н. Н. Проблемные вопросы, связанные с производством портретных экспертиз по видеоизображениям // Известия Тульского государственного университета. Экономические и юридические науки. — 2013. — № 4–2. — С. 243–247.
  5. Колотушкин Е. М., Егельский В. А. К вопросу о возможности идентификации человека по изображениям элементов лица человека, не закрытых маской // Austrian Journal of Humanities and Social Sciences. — 2015. — № 5–6. — С. 200–205.

Основные термины (генерируются автоматически): материал видеозаписи, криминалистическая экспертиза материалов видеозаписи, внешний облик человека, портретная экспертиза, экспертиза, видеоизображение, внешний облик, признак внешности, РФ, уголовное дело.

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: