Меры пресечения коап особенности назначения судами больных туберкулезом

Обновлено: 17.08.2022

О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений, см. Федеральный закон от 15.07.1995 N 103-ФЗ.

УПК РФ Статья 108. Заключение под стражу

1. Заключение под стражу в качестве меры пресечения применяется по судебному решению в отношении подозреваемого или обвиняемого в совершении преступлений, за которые уголовным законом предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок свыше трех лет при невозможности применения иной, более мягкой, меры пресечения. При избрании меры пресечения в виде заключения под стражу в постановлении судьи должны быть указаны конкретные, фактические обстоятельства, на основании которых судья принял такое решение. Такими обстоятельствами не могут являться данные, не проверенные в ходе судебного заседания, в частности результаты оперативно-розыскной деятельности, представленные в нарушение требований статьи 89 настоящего Кодекса. В исключительных случаях эта мера пресечения может быть избрана в отношении подозреваемого или обвиняемого в совершении преступления, за которое предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок до трех лет, при наличии одного из следующих обстоятельств:

(в ред. Федеральных законов от 08.12.2003 N 161-ФЗ, от 02.12.2008 N 226-ФЗ, от 30.12.2012 N 309-ФЗ)

(см. текст в предыдущей редакции)

1) подозреваемый или обвиняемый не имеет постоянного места жительства на территории Российской Федерации;

2) его личность не установлена;

3) им нарушена ранее избранная мера пресечения;

4) он скрылся от органов предварительного расследования или от суда.

1.1. Заключение под стражу в качестве меры пресечения при отсутствии обстоятельств, указанных в пунктах 1 - 4 части первой настоящей статьи, не может быть применено в отношении подозреваемого или обвиняемого в совершении преступлений, предусмотренных статьями 159 частями первой - четвертой, 159.1 - 159.3, 159.5, 159.6, 160, 165 и 201 Уголовного кодекса Российской Федерации, если эти преступления совершены индивидуальным предпринимателем в связи с осуществлением им предпринимательской деятельности и (или) управлением принадлежащим ему имуществом, используемым в целях предпринимательской деятельности, либо если эти преступления совершены членом органа управления коммерческой организации в связи с осуществлением им полномочий по управлению организацией либо в связи с осуществлением коммерческой организацией предпринимательской или иной экономической деятельности, а также статьями 159 частями пятой - седьмой, 171, 171.1, 171.3 - 172.3, 173.1 - 174.1, 176 - 178, 180, 181, 183, 185 - 185.4 и 190 - 199.4 Уголовного кодекса Российской Федерации.

(часть 1.1 в ред. Федерального закона от 02.08.2019 N 315-ФЗ)

(см. текст в предыдущей редакции)

2. К несовершеннолетнему подозреваемому или обвиняемому заключение под стражу в качестве меры пресечения может быть применено в случае, если он подозревается или обвиняется в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления. В исключительных случаях эта мера пресечения может быть избрана в отношении несовершеннолетнего, подозреваемого или обвиняемого в совершении преступления средней тяжести.

3. При необходимости избрания в качестве меры пресечения заключения под стражу следователь с согласия руководителя следственного органа, а также дознаватель с согласия прокурора возбуждают перед судом соответствующее ходатайство. В постановлении о возбуждении ходатайства излагаются мотивы и основания, в силу которых возникла необходимость в заключении подозреваемого или обвиняемого под стражу и невозможно избрание иной меры пресечения. К постановлению прилагаются материалы, подтверждающие обоснованность ходатайства. Если ходатайство возбуждается в отношении подозреваемого, задержанного в порядке, установленном статьями 91 и 92 настоящего Кодекса, то постановление и указанные материалы должны быть представлены судье не позднее чем за 8 часов до истечения срока задержания.

(в ред. Федерального закона от 05.06.2007 N 87-ФЗ)

(см. текст в предыдущей редакции)

4. Постановление о возбуждении ходатайства об избрании в качестве меры пресечения заключения под стражу подлежит рассмотрению единолично судьей районного суда или военного суда соответствующего уровня с обязательным участием подозреваемого или обвиняемого, прокурора, защитника, если последний участвует в уголовном деле, по месту производства предварительного расследования либо месту задержания подозреваемого в течение 8 часов с момента поступления материалов в суд. Подозреваемый, задержанный в порядке, установленном статьями 91 и 92 настоящего Кодекса, доставляется в судебное заседание. В судебном заседании вправе также участвовать законный представитель несовершеннолетнего подозреваемого или обвиняемого, руководитель следственного органа, следователь, дознаватель. Неявка без уважительных причин сторон, своевременно извещенных о времени судебного заседания, не является препятствием для рассмотрения ходатайства, за исключением случаев неявки обвиняемого.

(в ред. Федерального закона от 02.12.2008 N 226-ФЗ)

(см. текст в предыдущей редакции)

5. Принятие судебного решения об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу в отсутствие обвиняемого допускается только в случае объявления обвиняемого в международный и (или) межгосударственный розыск.

(см. текст в предыдущей редакции)

6. В начале заседания судья объявляет, какое ходатайство подлежит рассмотрению, разъясняет явившимся в судебное заседание лицам их права и обязанности. Затем прокурор либо по его поручению лицо, возбудившее ходатайство, обосновывает его, после чего заслушиваются другие явившиеся в судебное заседание лица.

7. Рассмотрев ходатайство, судья выносит одно из следующих постановлений:

1) об избрании в отношении подозреваемого или обвиняемого меры пресечения в виде заключения под стражу;

2) об отказе в удовлетворении ходатайства;

3) о продлении срока задержания. Продление срока задержания допускается при условии признания судом задержания законным и обоснованным на срок не более 72 часов с момента вынесения судебного решения по ходатайству одной из сторон для представления ею дополнительных доказательств обоснованности или необоснованности избрания меры пресечения в виде заключения под стражу. В постановлении о продлении срока задержания указываются дата и время, до которых продлевается срок задержания.

(п. 3 в ред. Федерального закона от 04.07.2003 N 92-ФЗ)

(см. текст в предыдущей редакции)

7.1. При отказе в удовлетворении ходатайства об избрании в отношении подозреваемого или обвиняемого меры пресечения в виде заключения под стражу судья по собственной инициативе вправе при наличии оснований, предусмотренных статьей 97 настоящего Кодекса, и с учетом обстоятельств, указанных в статье 99 настоящего Кодекса, избрать в отношении подозреваемого или обвиняемого меру пресечения в виде запрета определенных действий, залога или домашнего ареста.

(часть 7.1 введена Федеральным законом от 08.12.2003 N 161-ФЗ; в ред. Федерального закона от 18.04.2018 N 72-ФЗ)

(см. текст в предыдущей редакции)

8. Постановление судьи направляется лицу, возбудившему ходатайство, прокурору, подозреваемому, обвиняемому или потерпевшему и подлежит немедленному исполнению.

(в ред. Федерального закона от 28.12.2013 N 432-ФЗ)

(см. текст в предыдущей редакции)

9. Повторное обращение в суд с ходатайством о заключении под стражу одного и того же лица по тому же уголовному делу после вынесения судьей постановления об отказе в избрании этой меры пресечения возможно лишь при возникновении новых обстоятельств, обосновывающих необходимость заключения лица под стражу.

О выявлении конституционно-правового смысла ч. 10 ст. 108 см. Постановление КС РФ от 22.03.2005 N 4-П.

10. Если вопрос об избрании в отношении подсудимого в качестве меры пресечения заключения под стражу возникает в суде, то решение об этом принимает суд по ходатайству стороны или по собственной инициативе, о чем выносится определение или постановление.

11. Постановление судьи об избрании в качестве меры пресечения заключения под стражу или об отказе в этом может быть обжаловано в апелляционном порядке с учетом особенностей, предусмотренных статьей 389.3 настоящего Кодекса, в течение 3 суток со дня его вынесения. Суд апелляционной инстанции принимает решение по жалобе или представлению не позднее чем через 3 суток со дня их поступления. Решение суда апелляционной инстанции об отмене постановления судьи об избрании в качестве меры пресечения заключения под стражу подлежит немедленному исполнению. Решение суда апелляционной инстанции может быть обжаловано в кассационном порядке по правилам, установленным главой 47.1 настоящего Кодекса.

(часть 11 в ред. Федерального закона от 29.12.2010 N 433-ФЗ)

(см. текст в предыдущей редакции)

12. Лицо, в производстве которого находится уголовное дело, незамедлительно уведомляет о месте содержания под стражей или об изменении места содержания под стражей подозреваемого или обвиняемого кого-либо из его близких родственников, при их отсутствии - других родственников, при заключении под стражу военнослужащего - также командование воинской части, при заключении под стражу лица, являющегося членом общественной наблюдательной комиссии, образованной в соответствии с законодательством Российской Федерации, - также секретаря Общественной палаты Российской Федерации и соответствующую общественную наблюдательную комиссию, а при заключении под стражу сотрудника органа внутренних дел - также начальника органа, в котором проходит службу указанный сотрудник.

(в ред. Федеральных законов от 01.07.2010 N 132-ФЗ, от 22.07.2010 N 155-ФЗ)

(см. текст в предыдущей редакции)

13. Не допускается возложение полномочий, предусмотренных настоящей статьей, на одного и того же судью на постоянной основе. Эти полномочия распределяются между судьями соответствующего суда в соответствии с принципом распределения уголовных дел.

14. На обвиняемого, содержащегося под стражей, распространяются требования статьи 95 настоящего Кодекса.

На прошлой неделе Пленум Верховного Суда Российской Федерации разъяснил особенности применения судами общей юрисдикции законодательства при производстве по административным делам о госпитализации гражданина в медицинскую противотуберкулезную организацию в недобровольном порядке (постановление Пленума ВС РФ от 26 ноября 2019 г. № 50).

Поясняется, что соответствующее административное исковое заявление может быть подано в отношении:

  • гражданина, больного заразной формой туберкулеза и неоднократно (дважды и более) нарушающего санитарно-противоэпидемический режим;
  • гражданина, умышленно уклоняющегося от обследования в целях выявления туберкулеза (лица с подозрением на туберкулез либо находящегося или находившегося в контакте с источником туберкулеза);
  • гражданина, умышленно уклоняющегося от лечения туберкулеза (больного туберкулезом).

Подать такое административное исковое заявление может руководитель или представитель медицинской противотуберкулезной организации, прокурор либо главные государственные санитарные врачи или их заместители.

В случае неявки лица, в отношении которого решается вопрос о госпитализации, в судебное заседание без уважительных причин, суд может рассмотреть дело с участием его представителя, а при отсутствии представителя – с участием в судебном заседании назначенного судом адвоката.

В решении суда об удовлетворении административного иска должен быть указан срок, до истечения которого может осуществляться госпитализация, определяемый периодом времени. Этот срок начинает течь со дня помещения гражданина в медицинскую противотуберкулезную организацию. При этом помещение включает период доставления гражданина в соответствующую организацию.

Если установленный в решении суда срок госпитализации окажется недостаточным для завершения обследования или лечения, может быть подан повторный иск. Если же цель лечения будет достигнута раньше установленного срока, госпитализация может быть прекращена досрочно.

Судебные расходы в случае удовлетворения административного иска могут быть взысканы с административного ответчика, если он не освобожден от их уплаты.


Одна из экспертов «АГ» с сожалением отметила, что, несмотря на то что в документ внесен ряд значительных изменений, Пленум ВС проигнорировал значимые проблемы, которые требовали дополнительных разъяснений. Другая ранее отмечала, что в разъяснениях излагаются положения, уже существующие в действующем законодательстве и применяющиеся на практике.

26 ноября Пленум Верховного Суда утвердил Постановление «О некоторых вопросах, возникающих в связи с рассмотрением судами административных дел о госпитализации гражданина в медицинскую противотуберкулезную организацию в недобровольном порядке».

Напомним, что проект документа обсуждался 12 ноября. В ходе предыдущего заседания звучали предложения о корректировках проекта, некоторые из них были учтены при подготовке итогового постановления.

Документом будут разъяснены круг лиц, которые могут быть принудительно госпитализированы, срок госпитализации и критерии его определения, а также особенности исполнительного производства по таким делам

Адвокат КА «АДВОКАТ» Анна Мамонова, анализировавшая проект постановления ранее, посчитала, что в итоговом акте присутствуют немногочисленные значимые изменения. В частности, адвокат отметила, что разъяснения об основаниях направления административного иска о принудительной госпитализации гражданина, умышленно уклоняющегося от прохождения обследования или неоднократно нарушающего санитарно-противоэпидемиологический режим, структурированы более логично.

Адвокат также отметила, что теперь по-другому определен момент начала течения срока недобровольной госпитализации – со дня помещения гражданина в соответствующую организацию. При этом в указанный период включается и время, потраченное на доставление лица в соответствующее учреждение, что, по словам Анны Мамоновой, аналогично задержанию подозреваемого с последующим заключением под стражу.

В остальной части внесенные изменения являются сугубо техническими, указала она.

«Другие важные вопросы, отмеченные мною в комментарии к первоначальному проекту, включая критерии определения срока госпитализации, необходимость получения консультации специалиста и рассмотрения таких дел в закрытых судебных заседаниях, в новом проекте остались неразъясненными», – заключила эксперт.

Между тем ранее адвокат КА № 44 АП Самарской области Татьяна Иванова отмечала, что сами по себе нормы о недобровольном лечении больных туберкулезом не направлены, как может показаться, на умаление конституционных прав граждан, а преследуют прежде всего цель защитить здоровье как самих больных, так и окружающих их здоровых граждан. Она добавила, что предлагаемые разъяснения не являются революционными. По мнению адвоката, в проекте излагаются положения, уже существующие в действующем законодательстве и применяющиеся на практике.

Расширен круг лиц, которые могут быть принудительно госпитализированы

В первоначальной редакции разъяснений было указано, что административное исковое заявление о госпитализации в медицинскую противотуберкулезную организацию в недобровольном порядке может быть подано в отношении трех категорий граждан: больных туберкулезом и уклоняющихся от обследования или лечения, больных заразной формой туберкулеза и неоднократно нарушавших санитарно-противоэпидемический режим, а также лиц, умышленно уклоняющихся от обследования в целях выявления туберкулеза.

Выступая 12 ноября на заседании Пленума ВС, судья Красноярского краевого суда Денис Андриишин предложил дополнить постановление указанием на то, что соответствующее заявление может быть подано и в отношении гражданина с подозрением на туберкулез, а также в отношении лица, находящегося или находившегося в контакте с источником туберкулеза и умышленно уклоняющегося от обследования в целях выявления туберкулеза. Указанный подход был реализован в п. 2 документа.

Детализирован порядок обращения в суд с требованием о госпитализации

Дума приняла поправки в КАС, закрепляющие полномочия прокурора инициировать принудительную госпитализацию граждан в психиатрические и противотуберкулезные лечебницы

Пленум ВС указал, что правом на подачу заявления о госпитализации в противотуберкулезную организацию в недобровольном порядке наделены не только руководители таких учреждений и прокуроры, но и главные государственные санитарные врачи и их заместители. В итоговой редакции также появилось упоминание о том, что соответствующее заявление может быть подано представителем медучреждения, наделенным полномочием на подачу административного иска.

После доработки текст постановления был дополнен указанием на то, что требование о недобровольной госпитализации предъявляется в суд по адресу медицинской противотуберкулезной организации, в которой гражданин находится под диспансерным наблюдением.

Изначально предполагалось указать на необходимость руководствоваться ч. 3 ст. 22 КАС РФ при определении подсудности административного дела о недобровольной госпитализации гражданина, не находящегося под диспансерным наблюдением в медицинской противотуберкулезной организации, согласно которой заявление необходимо подавать по месту жительства такого лица. Однако в утвержденном постановлении территориальная подсудность урегулирована более подробно. Пленум ВС, сославшись на ту же норму, указал, что заявление может быть подано не только по месту жительства, но и по месту пребывания или фактического нахождения гражданина.

Кроме того, первая редакция документа предполагала, что медорганизация, обращаясь в суд с требованием о недобровольной госпитализации, выполняет публично-правовые функции, а значит, освобождается от уплаты государственной пошлины при подаче административного иска. Тем не менее данное разъяснение в итоговый документ не попало.

Согласно постановлению, суду необходимо отказать в принятии административного искового заявления либо прекратить производство, если обнаружится вступившее в законную силу и подлежащее исполнению решение суда о госпитализации в ту же медицинскую противотуберкулезную организацию того же гражданина по тем же основаниям. Однако подчеркивается, что это не исключает возможность предъявления административного иска о госпитализации того же лица со ссылкой на иные обстоятельства, служащие основанием для помещения гражданина в соответствующую организацию в принудительном порядке.

Пленум ВС акцентировал внимание судов на том, что при предъявлении требования об устранении недостатков заявления и документов, приложенных к нему, суду необходимо учитывать, что заявление о недобровольной госпитализации должно быть рассмотрено незамедлительно. Именно поэтому указание на необходимость устранения этих недочетов может быть изложено в определении о принятии административного иска к производству, полагает Верховный Суд.

При этом заявление не может быть оставлено без рассмотрения на основании п. 5 ч. 1 ст. 196 КАС в связи с отсутствием документов, подтверждающих вручение копии заявления административному ответчику, в случае если суду представлены доказательства того, что указанное лицо отсутствует по ранее известному месту жительства (пребывания) или отказалось от получения копии.

Ранее адвокат КА № 44 АП Самарской области Татьяна Иванова пояснила «АГ», что положения, направленные на разъяснение порядка действий суда, в случае если неизвестно место проживания или нахождения лица, уклоняющегося от лечения, связаны с тем, что многие из таких больных не имеют определенного места жительства.

Сроки при госпитализации

В п. 14 первоначального текста проекта постановления было отмечено, что в решении суда о госпитализации гражданина в медицинскую противотуберкулезную организацию в недобровольном порядке должен быть указан срок, до истечения которого может осуществляться такая госпитализация. При этом предполагалось, что такой срок начинает течь со дня принятия решения.

12 ноября судья Денис Андриишин в своем выступлении обратил внимание на возможность применения иного подхода. По его мнению, начало исчисления срока, до истечения которого может осуществляться госпитализация, надлежит исчислять со дня фактического применения в отношении гражданина принудительных мер в целях госпитализации.

Такая необходимость, по словам судьи, связана с тем, что в ряде случаев решение может быть вынесено в отсутствие административного ответчика, в связи с чем на момент появления фактической возможности помещения гражданина в медучреждение установленный судом срок может истечь. Дополнительно Денис Андриишин предложил указать, что если гражданин добровольно явился для госпитализации, то указанный срок необходимо исчислять со дня его фактической госпитализации.

В свою очередь судья Судебной коллегии по административным делам ВС Ольга Николаева пояснила, что исчисление срока, до истечения которого может осуществляться госпитализация, с момента помещения гражданина в медицинскую противотуберкулезную организацию не обеспечивает защиту прав личности от необоснованных ограничений. Так, в случае помещения гражданина в противотуберкулезную организацию после истечения продолжительного времени со дня принятия решения о госпитализации состояние его здоровья может существенно измениться. Иными словами, может сложиться ситуация, когда обстоятельства, на которых было основано ранее принятое решение суда, на момент исполнения этого решения полностью отпадут, подчеркнула она.

В итоговой редакции постановления Пленум Верховного Суда занял сторону Дениса Андриишина, указав, что установленный в решении суда срок, до истечения которого может осуществляться госпитализация, начинает течь со дня помещения гражданина в медицинскую противотуберкулезную организацию. При этом подчеркивается, что понятие «помещение» включает в себя период доставления гражданина в соответствующую организацию.

Поскольку в действующем законодательстве нет однозначного указания на критерии определения срока госпитализации лица, больного туберкулезом, ВС предлагает нижестоящим инстанциям исходить из необходимого для обследования и лечения времени, а также учитывать сведения о состоянии здоровья лица и требующемся курсе обследования (лечения). Дополнительно указано, что в целях определения срока госпитализации суд может получить консультацию специалиста.

Ранее, комментируя этот вопрос, Анна Мамонова отметила, что консультация специалиста при определении срока госпитализации должна быть обязательной, в том числе потому, что судьи не обладают специальными познаниями в области медицины.

Как указано в постановлении, если выяснится, что установленный в решении суда срок госпитализации недостаточен для завершения обследования или лечения, то руководитель медицинской противотуберкулезной организации вправе обратиться в суд с повторным административным иском о госпитализации гражданина, нуждающегося в продолжении обследования и (или) лечения. Если же становится ясно, что цель обследования или лечения достигнута до истечения установленного судом срока, то госпитализация может быть прекращена по решению руководителя противотуберкулезной организации. В документе отмечено, что данное решение может быть оспорено в порядке гл. 22 КАС. При этом суд, признав решение (бездействие) незаконным, вправе как поместить гражданина в противотуберкулезную организацию, так и прекратить госпитализацию.

Затронуты и другие сложности судебного рассмотрения требований о госпитализации

Постановление исходит из необходимости охраны жизни и здоровья судей и работников аппарата, а также граждан, присутствующих в здании суда. Учитывая это, разъясняется, что заседание по такой категории дел при наличии технической возможности может проводиться с использованием видео-конференц-связи. Второй возможный вариант – назначение выездного судебного заседания в соответствующей противотуберкулезной организации, в которой обеспечены условия безопасного нахождения судьи, секретаря заседания и участников разбирательства.

В документе говорится, что суд может рассмотреть дело о недобровольной госпитализации без административного ответчика в том случае, если неизвестно место жительства или пребывания указанного гражданина, если он отказался принять судебное извещение либо был надлежащим образом извещен, но не явился в суд без уважительных причин. Однако в этом случае в заседании в обязательном порядке принимает участие либо представитель гражданина, либо адвокат, назначаемый судом при отсутствии гражданина и его представителя. При этом неявка надлежащим образом извещенных прокурора или представителя противотуберкулезной организации препятствует рассмотрению административного иска только в том случае, если суд признает их присутствие обязательным.

Отмечено, что по ходатайству административного ответчика или его представителя разбирательство по таким делам может осуществляться в закрытом судебном заседании, поскольку их материалы содержат сведения, составляющие врачебную тайну.

Комментируя данное разъяснение на стадии рассмотрения проекта постановления, Анна Мамонова напомнила, что согласно ст. 11 КАС дело всегда рассматривается в закрытом судебном заседании, если его материалы содержат охраняемую законом тайну. «Полагаю, что разъяснения Пленума должны содержать вывод о необходимости рассмотрения дел данной категории исключительно в закрытых судебных заседаниях», – сказала она. Ознакомившись с принятым постановлением, адвокат выразила сожаление по поводу того, что Суд оставил соответствующее разъяснение без изменений.

В документе указывается, что, по общему правилу, суд не принимает отказ административного истца от заявления о недобровольной госпитализации гражданина в противотуберкулезную организацию. В качестве причины в проекте обозначено то, что от принятия и исполнения решения по данному вопросу зависит защита основных конституционных прав и свобод как административного ответчика, так и неопределенного круга лиц.

В качестве исключения из запрета на принятие отказа от административного иска обозначен факт прекращения уклонения гражданина от обследования в целях выявления туберкулеза и (или) от лечения данного заболевания. В этом случае производство по делу может быть прекращено. Вместе с тем указанное обстоятельство не препятствует повторному обращению в суд с заявлением о недобровольной госпитализации, если такое лицо вновь избегает обследования или лечения.

Отмечается, что гл. 31 КАС не содержит специальных правил о распределении судебных расходов при удовлетворении заявления о недобровольной госпитализации в противотуберкулезную организацию. Соответственно, затраты, понесенные судом и лицами, участвующими в деле на стороне административного истца, могут быть взысканы с административного ответчика, не освобожденного от их уплаты, даже в том случае, если медицинское учреждение отказалось от иска из-за добровольного удовлетворения гражданином заявленного требования.

Суд не стал останавливаться на вопросах исполнительного производства

В первоначальной редакции проекта постановления несколько пунктов были посвящены тонкостям исполнения решений о госпитализации гражданина в медицинскую противотуберкулезную организацию в недобровольном порядке, которые в итоговый документ не попали.

При этом ВС дополнил постановление указанием на то, что в данном случае исполнительное производство не может быть окончено ввиду фактического исполнения требований до истечения установленного судом срока госпитализации в указанную организацию, за исключением случая принятия руководителем медицинской противотуберкулезной организации решения о прекращении госпитализации гражданина в недобровольном порядке до истечения установленного судом срока ввиду достижения целей обследования и (или) лечения.


Одна из экспертов «АГ» с сожалением отметила, что, несмотря на то что в документ внесен ряд значительных изменений, Пленум ВС проигнорировал значимые проблемы, которые требовали дополнительных разъяснений. Другая ранее отмечала, что в разъяснениях излагаются положения, уже существующие в действующем законодательстве и применяющиеся на практике.

26 ноября Пленум Верховного Суда утвердил Постановление «О некоторых вопросах, возникающих в связи с рассмотрением судами административных дел о госпитализации гражданина в медицинскую противотуберкулезную организацию в недобровольном порядке».

Напомним, что проект документа обсуждался 12 ноября. В ходе предыдущего заседания звучали предложения о корректировках проекта, некоторые из них были учтены при подготовке итогового постановления.

Документом будут разъяснены круг лиц, которые могут быть принудительно госпитализированы, срок госпитализации и критерии его определения, а также особенности исполнительного производства по таким делам

Адвокат КА «АДВОКАТ» Анна Мамонова, анализировавшая проект постановления ранее, посчитала, что в итоговом акте присутствуют немногочисленные значимые изменения. В частности, адвокат отметила, что разъяснения об основаниях направления административного иска о принудительной госпитализации гражданина, умышленно уклоняющегося от прохождения обследования или неоднократно нарушающего санитарно-противоэпидемиологический режим, структурированы более логично.

Адвокат также отметила, что теперь по-другому определен момент начала течения срока недобровольной госпитализации – со дня помещения гражданина в соответствующую организацию. При этом в указанный период включается и время, потраченное на доставление лица в соответствующее учреждение, что, по словам Анны Мамоновой, аналогично задержанию подозреваемого с последующим заключением под стражу.

В остальной части внесенные изменения являются сугубо техническими, указала она.

«Другие важные вопросы, отмеченные мною в комментарии к первоначальному проекту, включая критерии определения срока госпитализации, необходимость получения консультации специалиста и рассмотрения таких дел в закрытых судебных заседаниях, в новом проекте остались неразъясненными», – заключила эксперт.

Между тем ранее адвокат КА № 44 АП Самарской области Татьяна Иванова отмечала, что сами по себе нормы о недобровольном лечении больных туберкулезом не направлены, как может показаться, на умаление конституционных прав граждан, а преследуют прежде всего цель защитить здоровье как самих больных, так и окружающих их здоровых граждан. Она добавила, что предлагаемые разъяснения не являются революционными. По мнению адвоката, в проекте излагаются положения, уже существующие в действующем законодательстве и применяющиеся на практике.

Расширен круг лиц, которые могут быть принудительно госпитализированы

В первоначальной редакции разъяснений было указано, что административное исковое заявление о госпитализации в медицинскую противотуберкулезную организацию в недобровольном порядке может быть подано в отношении трех категорий граждан: больных туберкулезом и уклоняющихся от обследования или лечения, больных заразной формой туберкулеза и неоднократно нарушавших санитарно-противоэпидемический режим, а также лиц, умышленно уклоняющихся от обследования в целях выявления туберкулеза.

Выступая 12 ноября на заседании Пленума ВС, судья Красноярского краевого суда Денис Андриишин предложил дополнить постановление указанием на то, что соответствующее заявление может быть подано и в отношении гражданина с подозрением на туберкулез, а также в отношении лица, находящегося или находившегося в контакте с источником туберкулеза и умышленно уклоняющегося от обследования в целях выявления туберкулеза. Указанный подход был реализован в п. 2 документа.

Детализирован порядок обращения в суд с требованием о госпитализации

Дума приняла поправки в КАС, закрепляющие полномочия прокурора инициировать принудительную госпитализацию граждан в психиатрические и противотуберкулезные лечебницы

Пленум ВС указал, что правом на подачу заявления о госпитализации в противотуберкулезную организацию в недобровольном порядке наделены не только руководители таких учреждений и прокуроры, но и главные государственные санитарные врачи и их заместители. В итоговой редакции также появилось упоминание о том, что соответствующее заявление может быть подано представителем медучреждения, наделенным полномочием на подачу административного иска.

После доработки текст постановления был дополнен указанием на то, что требование о недобровольной госпитализации предъявляется в суд по адресу медицинской противотуберкулезной организации, в которой гражданин находится под диспансерным наблюдением.

Изначально предполагалось указать на необходимость руководствоваться ч. 3 ст. 22 КАС РФ при определении подсудности административного дела о недобровольной госпитализации гражданина, не находящегося под диспансерным наблюдением в медицинской противотуберкулезной организации, согласно которой заявление необходимо подавать по месту жительства такого лица. Однако в утвержденном постановлении территориальная подсудность урегулирована более подробно. Пленум ВС, сославшись на ту же норму, указал, что заявление может быть подано не только по месту жительства, но и по месту пребывания или фактического нахождения гражданина.

Кроме того, первая редакция документа предполагала, что медорганизация, обращаясь в суд с требованием о недобровольной госпитализации, выполняет публично-правовые функции, а значит, освобождается от уплаты государственной пошлины при подаче административного иска. Тем не менее данное разъяснение в итоговый документ не попало.

Согласно постановлению, суду необходимо отказать в принятии административного искового заявления либо прекратить производство, если обнаружится вступившее в законную силу и подлежащее исполнению решение суда о госпитализации в ту же медицинскую противотуберкулезную организацию того же гражданина по тем же основаниям. Однако подчеркивается, что это не исключает возможность предъявления административного иска о госпитализации того же лица со ссылкой на иные обстоятельства, служащие основанием для помещения гражданина в соответствующую организацию в принудительном порядке.

Пленум ВС акцентировал внимание судов на том, что при предъявлении требования об устранении недостатков заявления и документов, приложенных к нему, суду необходимо учитывать, что заявление о недобровольной госпитализации должно быть рассмотрено незамедлительно. Именно поэтому указание на необходимость устранения этих недочетов может быть изложено в определении о принятии административного иска к производству, полагает Верховный Суд.

При этом заявление не может быть оставлено без рассмотрения на основании п. 5 ч. 1 ст. 196 КАС в связи с отсутствием документов, подтверждающих вручение копии заявления административному ответчику, в случае если суду представлены доказательства того, что указанное лицо отсутствует по ранее известному месту жительства (пребывания) или отказалось от получения копии.

Ранее адвокат КА № 44 АП Самарской области Татьяна Иванова пояснила «АГ», что положения, направленные на разъяснение порядка действий суда, в случае если неизвестно место проживания или нахождения лица, уклоняющегося от лечения, связаны с тем, что многие из таких больных не имеют определенного места жительства.

Сроки при госпитализации

В п. 14 первоначального текста проекта постановления было отмечено, что в решении суда о госпитализации гражданина в медицинскую противотуберкулезную организацию в недобровольном порядке должен быть указан срок, до истечения которого может осуществляться такая госпитализация. При этом предполагалось, что такой срок начинает течь со дня принятия решения.

12 ноября судья Денис Андриишин в своем выступлении обратил внимание на возможность применения иного подхода. По его мнению, начало исчисления срока, до истечения которого может осуществляться госпитализация, надлежит исчислять со дня фактического применения в отношении гражданина принудительных мер в целях госпитализации.

Такая необходимость, по словам судьи, связана с тем, что в ряде случаев решение может быть вынесено в отсутствие административного ответчика, в связи с чем на момент появления фактической возможности помещения гражданина в медучреждение установленный судом срок может истечь. Дополнительно Денис Андриишин предложил указать, что если гражданин добровольно явился для госпитализации, то указанный срок необходимо исчислять со дня его фактической госпитализации.

В свою очередь судья Судебной коллегии по административным делам ВС Ольга Николаева пояснила, что исчисление срока, до истечения которого может осуществляться госпитализация, с момента помещения гражданина в медицинскую противотуберкулезную организацию не обеспечивает защиту прав личности от необоснованных ограничений. Так, в случае помещения гражданина в противотуберкулезную организацию после истечения продолжительного времени со дня принятия решения о госпитализации состояние его здоровья может существенно измениться. Иными словами, может сложиться ситуация, когда обстоятельства, на которых было основано ранее принятое решение суда, на момент исполнения этого решения полностью отпадут, подчеркнула она.

В итоговой редакции постановления Пленум Верховного Суда занял сторону Дениса Андриишина, указав, что установленный в решении суда срок, до истечения которого может осуществляться госпитализация, начинает течь со дня помещения гражданина в медицинскую противотуберкулезную организацию. При этом подчеркивается, что понятие «помещение» включает в себя период доставления гражданина в соответствующую организацию.

Поскольку в действующем законодательстве нет однозначного указания на критерии определения срока госпитализации лица, больного туберкулезом, ВС предлагает нижестоящим инстанциям исходить из необходимого для обследования и лечения времени, а также учитывать сведения о состоянии здоровья лица и требующемся курсе обследования (лечения). Дополнительно указано, что в целях определения срока госпитализации суд может получить консультацию специалиста.

Ранее, комментируя этот вопрос, Анна Мамонова отметила, что консультация специалиста при определении срока госпитализации должна быть обязательной, в том числе потому, что судьи не обладают специальными познаниями в области медицины.

Как указано в постановлении, если выяснится, что установленный в решении суда срок госпитализации недостаточен для завершения обследования или лечения, то руководитель медицинской противотуберкулезной организации вправе обратиться в суд с повторным административным иском о госпитализации гражданина, нуждающегося в продолжении обследования и (или) лечения. Если же становится ясно, что цель обследования или лечения достигнута до истечения установленного судом срока, то госпитализация может быть прекращена по решению руководителя противотуберкулезной организации. В документе отмечено, что данное решение может быть оспорено в порядке гл. 22 КАС. При этом суд, признав решение (бездействие) незаконным, вправе как поместить гражданина в противотуберкулезную организацию, так и прекратить госпитализацию.

Затронуты и другие сложности судебного рассмотрения требований о госпитализации

Постановление исходит из необходимости охраны жизни и здоровья судей и работников аппарата, а также граждан, присутствующих в здании суда. Учитывая это, разъясняется, что заседание по такой категории дел при наличии технической возможности может проводиться с использованием видео-конференц-связи. Второй возможный вариант – назначение выездного судебного заседания в соответствующей противотуберкулезной организации, в которой обеспечены условия безопасного нахождения судьи, секретаря заседания и участников разбирательства.

В документе говорится, что суд может рассмотреть дело о недобровольной госпитализации без административного ответчика в том случае, если неизвестно место жительства или пребывания указанного гражданина, если он отказался принять судебное извещение либо был надлежащим образом извещен, но не явился в суд без уважительных причин. Однако в этом случае в заседании в обязательном порядке принимает участие либо представитель гражданина, либо адвокат, назначаемый судом при отсутствии гражданина и его представителя. При этом неявка надлежащим образом извещенных прокурора или представителя противотуберкулезной организации препятствует рассмотрению административного иска только в том случае, если суд признает их присутствие обязательным.

Отмечено, что по ходатайству административного ответчика или его представителя разбирательство по таким делам может осуществляться в закрытом судебном заседании, поскольку их материалы содержат сведения, составляющие врачебную тайну.

Комментируя данное разъяснение на стадии рассмотрения проекта постановления, Анна Мамонова напомнила, что согласно ст. 11 КАС дело всегда рассматривается в закрытом судебном заседании, если его материалы содержат охраняемую законом тайну. «Полагаю, что разъяснения Пленума должны содержать вывод о необходимости рассмотрения дел данной категории исключительно в закрытых судебных заседаниях», – сказала она. Ознакомившись с принятым постановлением, адвокат выразила сожаление по поводу того, что Суд оставил соответствующее разъяснение без изменений.

В документе указывается, что, по общему правилу, суд не принимает отказ административного истца от заявления о недобровольной госпитализации гражданина в противотуберкулезную организацию. В качестве причины в проекте обозначено то, что от принятия и исполнения решения по данному вопросу зависит защита основных конституционных прав и свобод как административного ответчика, так и неопределенного круга лиц.

В качестве исключения из запрета на принятие отказа от административного иска обозначен факт прекращения уклонения гражданина от обследования в целях выявления туберкулеза и (или) от лечения данного заболевания. В этом случае производство по делу может быть прекращено. Вместе с тем указанное обстоятельство не препятствует повторному обращению в суд с заявлением о недобровольной госпитализации, если такое лицо вновь избегает обследования или лечения.

Отмечается, что гл. 31 КАС не содержит специальных правил о распределении судебных расходов при удовлетворении заявления о недобровольной госпитализации в противотуберкулезную организацию. Соответственно, затраты, понесенные судом и лицами, участвующими в деле на стороне административного истца, могут быть взысканы с административного ответчика, не освобожденного от их уплаты, даже в том случае, если медицинское учреждение отказалось от иска из-за добровольного удовлетворения гражданином заявленного требования.

Суд не стал останавливаться на вопросах исполнительного производства

В первоначальной редакции проекта постановления несколько пунктов были посвящены тонкостям исполнения решений о госпитализации гражданина в медицинскую противотуберкулезную организацию в недобровольном порядке, которые в итоговый документ не попали.

При этом ВС дополнил постановление указанием на то, что в данном случае исполнительное производство не может быть окончено ввиду фактического исполнения требований до истечения установленного судом срока госпитализации в указанную организацию, за исключением случая принятия руководителем медицинской противотуберкулезной организации решения о прекращении госпитализации гражданина в недобровольном порядке до истечения установленного судом срока ввиду достижения целей обследования и (или) лечения.

Документом будут разъяснены круг лиц, которые могут быть принудительно госпитализированы, срок госпитализации и критерии его определения, а также особенности исполнительного производства по таким делам


В комментарии «АГ» один из адвокатов указал, что нормы о принудительном лечении туберкулеза не умаляют прав больных граждан, а направлены на защиту здоровья как самих больных, так и окружающих их здоровых граждан. Второй обратил внимание на необходимость рассмотрения дел данной категории исключительно в закрытых судебных заседаниях, в то время как проект говорит о другом.

12 ноября Пленум Верховного Суда рассмотрел проект постановления «О некоторых вопросах, возникающих в связи с рассмотрением судами административных дел о госпитализации гражданина в медицинскую противотуберкулезную организацию в недобровольном порядке». По результатам обсуждения документ был отправлен на доработку.

Обоснование актуальности разъяснений

Представляя проект постановления, судья Судебной коллегии по административным делам ВС Ольга Николаева обратила внимание на то, что к вопросу о сложностях, связанных с рассмотрением дел о госпитализации гражданина в медицинскую противотуберкулезную организацию в недобровольном порядке, Пленум Верховного Суда обращается впервые.

Поясняя значимость разъяснений, Ольга Николаева сослалась на данные Всемирной организации здравоохранения, согласно которым, несмотря на общемировое снижение числа больных туберкулезом, этот недуг остается одной из основных угроз для общественного здоровья. По сведениям ВОЗ, в мире ежедневно умирает от туберкулеза около 5 тыс. человек. При этом количество дел данной категории имеет устойчивую тенденцию к росту и увеличилось на 13% по сравнению с 2017 г.

Адвокат КА «АДВОКАТ» Анна Мамонова в своем комментарии «АГ» указала, что предлагаемые разъяснения имеют важное практическое значение. Она сообщила, что, хотя согласно статистике Центра мониторинга туберкулеза уровень общей заболеваемости им с 2008 г. по 2018 г. снизился почти на 50%, актуальность распространения данного недуга сохраняется.

Дума приняла поправки в КАС, закрепляющие полномочия прокурора инициировать принудительную госпитализацию граждан в психиатрические и противотуберкулезные лечебницы

Анна Мамонова напомнила, что в 2018 г. в законодательство были внесены изменения, наделяющие прокуроров правом на обращение в суд с административными исками о принудительной госпитализации в противотуберкулезные учреждения. «Очевидно, что цель государственной политики в данной сфере – добиться максимального снижения уровня заболеваемости или хотя бы не допустить его роста. Однако при этом должен быть соблюден баланс публичных и частных интересов. Не стоит забывать о том, что п. “е” ч. 1 ст. 5 Конвенции о защите прав человека и основных свобод квалифицирует принудительное помещение лиц в медицинские учреждения с целью предотвращения распространения инфекционных заболеваний как заключение под стражу», – рассказала Анна Мамонова.

Адвокат КА № 44 АП Самарской области Татьяна Иванова полагает, что сами по себе нормы о недобровольном лечении больных туберкулезом не направлены, как может показаться, на умаление конституционных прав граждан, а преследуют прежде всего цель защитить здоровье как самих больных, так и окружающих их здоровых граждан. Она добавила, что предлагаемые разъяснения не являются революционными. По мнению адвоката, в проекте излагаются положения, уже существующие в действующем законодательстве и применяющиеся на практике.

Очерчен круг лиц, которые могут быть принудительно госпитализированы

В проекте обращено внимание на тот факт, что административное исковое заявление о госпитализации в медицинскую противотуберкулезную организацию в недобровольном порядке может быть подано в отношении трех категорий гражданин: больных туберкулезом и уклоняющихся от обследования или лечения, больных заразной формой туберкулеза и неоднократно нарушавших санитарно-противоэпидемический режим, а также лиц, умышленно уклоняющихся от обследования в целях выявления туберкулеза (ч. 1 ст. 281 КАС РФ, п. 2 ст. 10 Закона о предупреждении распространения туберкулеза).

Председатель Верховного Суда сообщил о подготовке трех постановлений Пленума ВС с разъяснениями положений Кодекса административного судопроизводства

Под неоднократным нарушением санитарно-противоэпидемического режима в проекте постановления Пленума ВС понимается нарушение обязанностей, установленных ст. 13 Закона о предупреждении распространения туберкулеза, два и более раза. Такое нарушение, как указано в документе, может выжаться, в частности, в нарушении правил личной гигиены, несоблюдении правил нахождения в общественных местах, неиспользовании индивидуальных средств защиты органов дыхания.

В проекте также дан ориентир для установления факта умышленного уклонения от прохождения обследования или лечения. Оно может быть установлено, например, в случае, если в отношении гражданина имеется первичная медицинская информация о возможном наличии заболевания туберкулезом любой формы, он был предупрежден о необходимости прохождения дальнейшего обследования или лечения, но не обратился за ним.

На этом разъяснении в своем докладе остановился судья Красноярского краевого суда Денис Андриишин. По его словам, формулировки соответствующих норм Закона о предупреждении распространения туберкулеза вызывают сложности при их толковании, а также споры относительно возможности госпитализации в недобровольном порядке гражданина, умышленно уклоняющегося от обследования в целях выявления туберкулеза в том случае, если этот гражданин не находится под диспансерным наблюдением.

Денис Андриишин предложил дополнить проект указанием на то, что соответствующее заявление может быть подано и в отношении гражданина с подозрением на туберкулез, а также лица, находящегося или находившегося в контакте с источником туберкулеза и умышленно уклоняющегося от обследования в целях выявления туберкулеза.

Уточнены правила обращения в суд с требованием о госпитализации

В проекте указано, что правом на подачу заявления о госпитализации в противотуберкулезную организацию в недобровольном порядке наделены не только руководители таких учреждений и прокуроры, но и главные государственные санитарные врачи и их заместители (подп. 2 п. 1 ст. 51 Закона о санитарно-эпидемиологическом благополучии населения).

Ольга Николаева, выступая на заседании Пленума, сообщила, что хотя наиболее полной информацией о гражданах, больных туберкулезом, обладают медицинские организации, число их обращений в суд невелико. Как правило, такие иски предъявляют прокуроры, указала судья.

В проекте также содержится ссылка на то, что, если производство возбуждено по инициативе прокурора, медицинская противотуберкулезная организация, в которой больной находится под диспансерным наблюдением или в которую его хотят госпитализировать, привлекается к участию в деле в качестве заинтересованного лица. В данном случае соответствующее учреждение могут представлять не только лица, имеющие высшее юридическое образование, но и его работники, уполномоченные на ведение ее дел в суде нормативными правовыми актами или уставом организации.

Отмечается, что медорганизация, обращаясь в суд с требованием о недобровольной госпитализации, выполняет публично-правовые функции, а значит, она освобождается от уплаты государственной пошлины при подаче административного иска. При этом заявление в отношении не находящегося под диспансерным наблюдением гражданина необходимо подавать в суд по месту его жительства.

В проекте говорится о том, что суд отказывает в принятии административного искового заявления (прекращает производство), если имеется вступившее в законную силу и подлежащее исполнению решение суда о госпитализации в ту же медицинскую противотуберкулезную организацию того же гражданина по тем же основаниям. Однако указанное правило не исключает возможность предъявления административного иска о госпитализации того же лица со ссылкой на иные обстоятельства, служащие основанием для помещения гражданина в соответствующую организацию в принудительном порядке.

Подчеркивается, что при предъявлении требования об устранении недостатков заявления и документов, приложенных к нему, выражающихся в нарушении правил ст. 125, 126, 281 КАС, суду необходимо учитывать требование о незамедлительном рассмотрении и разрешении вопроса о госпитализации гражданина в медицинскую противотуберкулезную организацию в недобровольном порядке. Именно поэтому указание на необходимость устранения указанных недочетов может быть изложено в определении о принятии административного иска к производству.

Вместе с тем заявление не может быть оставлено без рассмотрения на основании п. 5 ч. 1 ст. 196 КАС в связи с отсутствием в приложениях к нему документов, подтверждающих вручение копии заявления административному ответчику в том случае, если суду представлены доказательства того, что указанное лицо отсутствует по ранее известному месту жительства (пребывания) или отказалось от получения копии.

Татьяна Иванова пояснила, что положения проекта постановления, направленные на разъяснение порядка действий суда в случае, если неизвестно место проживания или нахождения лица, уклоняющегося от лечения, связаны с тем, что многие из таких больных не имеют определенного места жительства.

Разъяснен ряд вопросов, возникающих в ходе разрешения дела о госпитализации

Проект постановления исходит из необходимости охраны жизни и здоровья судей и работников аппарата, а также граждан, присутствующих в здании суда. Учитывая это, разъясняется, что заседание по такой категории дел при наличии технической возможности может проводиться с использованием видео-конференц-связи. Второй возможный вариант – назначение выездного судебного заседания в соответствующей противотуберкулезной организации, в которой обеспечены условия безопасного нахождения судьи, секретаря заседания и участников разбирательства.

«Возможность рассматривать данные дела по ВКС, безусловно, целесообразна с учетом специфики дел и необходимости обеспечения безопасности участников процесс от заражения туберкулезом. Хотя, учитывая распространенность этого заболевания в местах лишения свободы, едва ли эта мера станет серьезной защитой для судей и работников судов, постоянно контактирующих с подсудимыми и осужденными», – указала Татьяна Иванова.

В документе говорится, что суд может рассмотреть дело о недобровольной госпитализации без административного ответчика в том случае, если неизвестно место жительства или пребывания указанного гражданина, если он отказался принять судебное извещение либо был надлежащим образом извещен, но не явился в суд без уважительных причин. Однако в этом случае в заседании в обязательном порядке принимает участие либо представитель гражданина, либо адвокат, назначаемый судом при отсутствии гражданина и его представителя. При этом неявка надлежащим образом извещенных прокурора или представителя противотуберкулезной организации препятствует рассмотрению административного иска только в том случае, если суд признает их присутствие обязательным.

В проекте также отмечено, что по ходатайству административного ответчика разбирательство по таким делам может осуществляться в закрытом судебном заседании, поскольку их материалы содержат сведения, составляющие врачебную тайну.

Анна Мамонова напомнила, что согласно ст. 11 КАС дело рассматривается в закрытом судебном заседании, если его материалы содержат охраняемую законом тайну, а к таковой относится и врачебная тайна. «Полагаю, что разъяснения Пленума должны содержать вывод о необходимости рассмотрения дел данной категории исключительно в закрытых судебных заседаниях», – сказала она.

В обоснование своей позиции адвокат предложила посмотреть на ситуацию и с другой стороны. «Если административный ответчик не ходатайствовал о рассмотрении дела в закрытом заседании, возникает вопрос: каким образом должна обеспечиваться гласность разбирательства при проведении выездного заседания в медицинском учреждении или рассмотрении дела с использованием систем видео-конференц-связи? Ответ очевиден. Фактически альтернативы закрытом судебному заседанию не существует, как и в случае с делами о принудительной госпитализации в психиатрической стационар», – заключила Анна Мамонова.

В документе указывается, что по общему правилу суд не вправе принять отказ административного истца от заявления о недобровольной госпитализации гражданина в противотуберкулезную организацию. В качестве причины в проекте обозначено то, что от принятия и исполнения решения по данному вопросу зависит защита основных конституционных прав и свобод как административного ответчика, так и неопределенного круга лиц.

В качестве исключения из запрета на принятие отказа от административного иска обозначен факт прекращения уклонения гражданина от обследования в целях выявления туберкулеза и (или) от лечения данного заболевания. В этом случае производство по делу может быть прекращено. Вместе с тем указанное обстоятельство не препятствует повторному обращению в суд с заявлением о недобровольной госпитализации, если такое лицо вновь избегает обследования или лечения.

Отмечается, что гл. 31 КАС не содержит специальных правил о распределении судебных расходов при удовлетворении заявления о недобровольной госпитализации в противотуберкулезную организацию. Соответственно, затраты, понесенные судом и лицами, участвующими в деле на стороне административного истца, могут быть взысканы с административного ответчика, не освобожденного от их уплаты, даже в том случае, если медицинское учреждение отказалось от иска из-за добровольного удовлетворения гражданином заявленного требования.

Также обращено внимание на тот факт, что установление в ходе рассмотрения дела нарушений требований Закона о предупреждении распространения туберкулеза должностными лицами медицинских противотуберкулезных организаций или органов исполнительной власти может служить основанием для вынесения частного определения.

Особое внимание обращено на сроки госпитализации, ее прекращение и продление

В п. 14 проекта постановления отмечено, что в решении суда о госпитализации гражданина в медицинскую противотуберкулезную организацию в недобровольном порядке должен быть указан срок, до истечения которого может осуществляться такая госпитализация. При этом предполагается, что установленный судом срок, до истечения которого может осуществляться госпитализация, начинает течь со дня принятия решения.

Судья Денис Андриишин в своем выступлении обратил внимание на возможность применения иного подхода. По его мнению, начало течения срока, до истечения которого может осуществляться госпитализация, надлежит исчислять со дня фактического применения в отношении гражданина принудительных мер в целях госпитализации.

Такая необходимость, по словам судьи, связана с тем, что в ряде случаев решение может быть вынесено в отсутствие административного ответчика, в связи с чем на момент появления фактической возможности помещения гражданина в медучреждение установленный судом срок может истечь. Дополнительно Денис Андриишин предложил указать, что если гражданин добровольно явился для госпитализации, то указанный срок необходимо исчислять со дня его фактической госпитализации.

В свою очередь Ольга Николаева пояснила, почему в проекте постановления был реализован иной подход. По ее словам, исчисление срока, до истечения которого может осуществляться госпитализация, с момента помещения гражданина в медицинскую противотуберкулезную организацию не обеспечивает защиту прав личности от необоснованных ограничений. Судья ВС отметила, что в случае помещения гражданина в противотуберкулезную организацию после истечения продолжительного времени со дня принятия решения о госпитализации состояние его здоровья может существенно измениться. Иными словами, может сложиться ситуация, когда обстоятельства, на которых было основано ранее принятое решение суда, на момент исполнения этого решения полностью отпадут.

Выступая перед присутствующими на заседании Пленума ВС, член научно-консультативного совета при Верховном Суде, доцент кафедры административного и финансового права Юридического института РУДН, к.ю.н. Марина Штатина напомнила, что в действующем законодательстве нет однозначного указания на критерии определения срока госпитализации лица, больного туберкулезом. Именно поэтому, по ее словам, в проекте постановления указано, что при определении срока госпитализации суду следует исходить из необходимого для обследования и лечения времени, а также учитывать сведения о состоянии его здоровья и требующемся курсе обследования или лечения. Подчеркивается, что в целях определения срока госпитализации суд может получить консультацию специалиста.

Комментируя этот вопрос, Анна Мамонова отметила, что консультация специалиста при определении срока госпитализации должна быть обязательной, в том числе потому, что судьи не обладают специальными познаниями в области медицины. «Это позволит исключить возможные случаи изоляции лиц сверх времени, необходимого для лечения», – полагает адвокат.

Если выяснится, что установленный в решении суда срок госпитализации недостаточен для завершения обследования или лечения, то руководитель медицинской противотуберкулезной организации вправе обратиться в суд с повторным административным иском о госпитализации гражданина, нуждающегося в продолжении обследования и (или) лечения.

Если же становится ясно, что цель обследования или лечения достигнута до истечения установленного судом срока, то госпитализация может быть прекращена по решению руководителя противотуберкулезной организации. В документе отмечено, что данное решение может быть оспорено в порядке гл. 22 КАС. При этом суд, признав решение (бездействие) незаконным, вправе как поместить гражданина в противотуберкулезную организацию, так и прекратить госпитализацию.

Затронуты особенности исполнительного производства

Непосредственное исполнение решения суда, как указано в документе, осуществляется сотрудниками полиции и работниками медицинских учреждений, обеспечивающими безопасный доступ к лицам, подлежащим принудительной госпитализации, а также использующими специализированный медицинский транспорт, оснащенный средствами иммунологической защиты, исключающими возможность заражения неограниченного круга лиц.

В свою очередь судебный пристав-исполнитель при выявлении фактов нарушения законов в ходе исполнительного производства должен проинформировать прокурора в целях принятия последних мер прокурорского реагирования.

Марина Штатина отметила, что в проекте постановления используются специфические понятия законодательства об исполнительном производстве. По ее мнению, неожиданно появившиеся в конце документа термины «взыскатель» и «должник» необходимо заменить теми формулировками, которые до этого использовались по тексту проекта.

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: