Куда перенесли конституционный суд рф

Обновлено: 13.08.2022

В целях обеспечения эффективности и непрерывности конституционного судопроизводства постановляю:

1. В соответствии со статьей 115 Федерального конституционного закона от 21 июля 1994 г. N 1-ФКЗ "О Конституционном Суде Российской Федерации" по согласованию с Конституционным Судом Российской Федерации определить датой начала осуществления Конституционным Судом Российской Федерации конституционного судопроизводства в г. Санкт-Петербурге 21 мая 2008 г.

2. Осуществить переезд Конституционного Суда Российской Федерации в г. Санкт-Петербург в период с 1 февраля по 20 мая 2008 г.

3. Разместить представительство Конституционного Суда Российской Федерации в г. Москве в здании, расположенном по адресу: ул. Ильинка, д. 21, зона "Г".

4. Установить, что штатное расписание представительства Конституционного Суда Российской Федерации в г. Москве утверждается Конституционным Судом Российской Федерации в пределах бюджетных ассигнований, предусмотренных в федеральном бюджете на финансовое обеспечение деятельности Конституционного Суда Российской Федерации.

5. Настоящий Указ вступает в силу со дня его официального опубликования.

Президент Российской Федерации

23 декабря 2007 г.

Переезд Конституционного Суда РФ в г. Санкт-Петербург должен быть произведен в период с 1 февраля по 20 мая 2008 года. Начало осуществления Конституционным Судом РФ конституционного судопроизводства в г. Санкт-Петербурге назначено на 21 мая 2008 года.

В Москве планируется разместить представительство Конституционного Суда РФ. Штатное расписание представительства будет утверждаться в пределах бюджетных ассигнований, предусмотренных в федеральном бюджете на финансовое обеспечение деятельности Конституционного Суда РФ.

Указ вступает в силу со дня его официального опубликования.

Указ Президента РФ от 23 декабря 2007 г. N 1740 "О месте постоянного пребывания Конституционного Суда Российской Федерации"

Настоящий Указ вступает в силу со дня его официального опубликования

Текст Указа опубликован в "Парламентской газете" от 27 декабря 2007 г. N 184, в "Российской газете" от 27 декабря 2007 г. N 291, в Собрании законодательства Российской Федерации от 31 декабря 2007 г. N 53 ст. 6547


Спикер напомнила, что до 9 мая 2021 г. действует переходный период: для обращения в КС достаточно любой кассационной жалобы. Если же судебные акты могут обжаловаться только в надзорном порядке, нужно дождаться их вступления в силу.

18 декабря юрист Ольга Подоплелова рассказала о новых правилах обращения в КС РФ. Вебинар «Жалоба в Конституционный Суд России. Как изменились правила» прошел на площадке медиагруппы Актион-МЦФЭР.

После официального опубликования документа судьи КС утратят право не только обнародовать свои особые мнения, но и публично ссылаться на них

Напомним, большая часть масштабных поправок в Закон о КС, принятых по инициативе президента, вступила в силу 9 ноября 2020 г.

По словам Ольги Подоплеловой, ст. 96 Закона о КС, регулирующая право на обращение в этот суд, в части надлежащих заявителей существенно не изменилась. Субъекты, которые сейчас прямо указаны в ней, и ранее могли обращаться в КС, пояснила юрист. «Появились некоторые изменения, касающиеся тех лиц, которые могут действовать не в защиту своих прав, а в защиту прав других граждан или их объединений. В первую очередь это коснулось института уполномоченных по различным группам прав», – добавила она.

Юрист напомнила, что ранее ст. 96 Закона о КС указывала на возможность граждан обжаловать закон, а какие именно акты подпадают под понятие закона, Суд решал самостоятельно. Теперь в этой норме закреплен исчерпывающий перечень нормативных актов, о конституционности которых можно поспорить:

  • федеральные конституционные и федеральные законы;
  • нормативные акты президента, Совета Федерации, Госдумы и правительства;
  • конституции, уставы, законы и другие нормативные акты субъекта РФ, если они изданы по вопросам совместного с Федерацией ведения или в рамках компетенции РФ.

Ольга Подоплелова также отметила, что прежняя редакция п. 2 ст. 97 Закона о КС была сформулирована предельно общим образом: жалоба признавалась допустимой, если закон применялся в конкретном деле, рассмотрение которого уже завершено в суде, а сама жалоба была подана в течение года «после рассмотрения дела в суде». Каждое из слов этого пункта, по словам юриста, КС толковал в своей практике. «Существовала достаточно жесткая позиция о том, что такое “применение закона”, что такое “конкретное дело”. И в разных ситуациях Конституционный Суд подходил по-разному к тем случаям, когда считать дело завершенным и, соответственно, откуда отсчитывать год», – рассказала юрист.

Сейчас эти требования стали более конкретными. «Но, на мой взгляд, в новой редакции ст. 97 федерального конституционного закона остались некоторые лакуны, некоторые пробелы, которые, опять же, могут быть восполнены в последующем практикой Конституционного Суда», – считает Ольга Подоплелова.

Она выделила четыре ключевых критерия допустимости жалоб. Во-первых, наличие признаков нарушения прав – «конституционно-правовая несправедливость». Во-вторых, такие признаки должны быть связаны с применением закона в конкретном деле. Ранее под применением закона КС понимал решение судом вопроса о правах и обязанностях лица на основании закона, а под конкретным делом – дело, в котором на основании закона решался вопрос о правах и обязанностях лица, указала спикер. «То есть в эту категорию дел не попадали, по практике Конституционного Суда, дела, связанные с оспариванием нормативных правовых актов. Это связано в целом с тем, как сформулированы нормы Кодекса административного судопроизводства о том, в каком порядке рассматриваются эти дела, исследуются ли там фактические обстоятельства дела конкретного заявителя и какое они имеют значение для итогового вывода», – отметила она.

В-третьих, теперь потребуется исчерпать все другие внутригосударственные средства судебной защиты. «Конституционный Суд, в принципе, и раньше себя позиционировал как экстраординарное средство судебной защиты, которое “включается” только тогда, когда суды общей юрисдикции или арбитражные суды не справились с восстановлением нарушенных прав граждан или их объединений. Сейчас эта тенденция получила свое нормативное закрепление, и, действительно, Конституционный Суд станет, на мой взгляд, менее доступен гражданам», – полагает Ольга Подоплелова.

В-четвертых, иначе урегулирован срок, в течение которого можно обратиться в КС. «Если раньше речь шла о завершении дела в суде – и под этим могло пониматься, в том числе, например, вступление в законную силу какого-либо судебного акта, то теперь жалоба подается в течение года с момента исчерпания [иных внутригосударственных средств правовой защиты]», – пояснила юрист.

Само исчерпание, по ее словам, можно характеризовать еще тремя правилами. Первое – необходимо подать кассационную жалобу в суд максимально высокой для данной категории дел инстанции. «Предполагается, что это будет кассация в Верховном Суде, поскольку в статье четко прописано исключение из этого правила: если судебные акты подлежат обжалованию только в надзорной инстанции, необходимо подать надзорную жалобу», – указала Ольга Подоплелова.

Таких ситуаций, по ее словам, не очень много: «Ряд уголовных дел рассматривается в первой инстанции таким образом, что обжалование в кассации для них невозможно. Там первая инстанция “завязана” на суд субъекта РФ, далее апелляция в Верховном Суде, и, соответственно, кассация по этого рода делам не предусмотрена. Есть отдельные категории дел в сфере избирательного права и процесса , там тоже нет кассации в классическом смысле этого слова», – пояснила юрист.

Второе – жалоба должна касаться применения нормативного акта, который будет предметом обращения в КС. «Фактически Конституционный Суд теперь призывает всех своих потенциальных заявителей изначально, с самого начала дела, ставить тот конституционно-правовой вопрос, который впоследствии может стать предметом обращения в Конституционный Суд. То есть недостаточно будет в Конституционном Суде заявить о том, что ваши права нарушаются законом, если вы ранее не поднимали этот вопрос, не пытались добиться того, чтобы суд, рассматривающий ваше дело, каким-то образом отреагировал, отрефлексировал те самые доводы, которые впоследствии должен будет рассмотреть Конституционный Суд», – отметила Ольга Подоплелова.

По ее словам, этот подход КС применял и ранее. Так, он не стал рассматривать жалобу Игоря Граженского, оспаривавшего невозможность рассмотрения в суде присяжных уголовного дела подсудимого, которому не могут быть назначены пожизненное лишение свободы и смертная казнь (Определение № 62-О/2017). Отказ КС обосновал в том числе тем, что мужчина не заявлял ходатайство о рассмотрении его дела с участием присяжных.

Третье правило исчерпания связано со сроком обращения в КС. «Если раньше годичный срок был достаточно плавающим требованием , [то] сейчас в законе прописано очень четкое правило: один год с момента принятия судебного решения, которым исчерпываются внутригосударственные средства судебной защиты», – указала спикер. Однако, добавила она, из этого правила есть исключение, которое также указано в ст. 97 Закона о КС: «Если в высшей [кассационной] инстанции вам было отказано в связи с пропуском срока, год отсчитывается от последнего акта, в котором применен обжалуемый закон».

Ольга Подоплелова напомнила, что до 9 мая 2021 г. действует переходный период: для обращения в КС достаточно любой кассационной жалобы. Если же вступившие в силу судебные акты могут обжаловаться только в надзорном порядке, достаточно их вступления в силу.

Однако и в ряде других случаев не всегда нужно соблюдать стандартное правило об исчерпании. В частности, КС может посчитать все иные внутригосударственные средства судебной защиты исчерпанными, если сложившаяся правоприменительная практика суда, решение которого обычно исчерпывает такие средства по соответствующей категории дел, или официальное толкование оспариваемого нормативного акта из разъяснений по вопросам судебной практики свидетельствуют о том, что иное применение оспариваемого нормативного акта не предполагается. «Если сложившаяся практика или официальное толкование предполагают какую-либо интерпретацию закона и у человека нет надежды на то, что закон в свете постановлений Пленума [ВС] или практики, например, Судебных коллегий [ВС] будет применен другим образом, то, соответственно, можно не обращаться в Верховный Суд. Но, подав жалобу в Суд Конституционный, обосновать, почему Конституционный Суд должен применить это правило и посчитать средства судебной защиты исчерпанными», – пояснила юрист.

Первые впечатления от обновленной законодательной модели высшего судебного органа конституционного контроля

При этом, заметила она, из закона неясно, что считать сложившейся практикой. Вероятно, по этому вопросу придется высказаться Конституционному Суду, предположила Ольга Подоплелова. «Если раньше мы считали сложившейся практикой, например, постановления Пленума Верховного Суда, Президиума, обзоры судебной практики, то сейчас формально эти акты судебного толкования относятся ко второму моменту – к официальному толкованию . То есть первый пункт остается достаточно неопределенным», – указала спикер.

Часть выступления Ольга Подоплелова посвятила типам конституционных вопросов в уголовно-правовой сфере. По ее словам, наиболее часто КС рассматривает проблемы равенства и пропорциональности ограничения прав, а также вопрос о том, можно ли понять, что именно запрещено УК. Гораздо реже в Суд попадают дела об обратной силе уголовного закона и запрете наказывать дважды за одно и то же.

В заключительной части вебинара юрист обозначила типичные ошибки заявителей при подготовке жалоб в КС: обжалование не закона, а судебных ошибок или действий госорганов, и постановка перед Судом проблемы, по которой он уже высказывался. Если КС последовательно отклоняет жалобы на норму, не нужно идти в него снова и снова, подчеркнула Ольга Подоплелова. Недавние поправки в Закон о КС, по ее мнению, максимально сужают пространство для использования этого Суда не по назначению.


Адвокаты прокомментировали мнение судьи КС РФ. Одна из них считает, что в нем очень подробно исследуется проблематика правопреемства РФ по обязательствам СССР. Другая отметила, что мнение представляет большой интерес и с правовой точки зрения, и с позиции политических взглядов, но выводы судьи содержат некоторую категоричность и идеалистичность.

Судья Конституционного Суда РФ Константин Арановский высказал мнение в Постановлении КС РФ № 39-П от 10 декабря по делу о проверке конституционности ст. 13 Закона о реабилитации жертв политических репрессий и ряда положений Закона г. Москвы от 14 июня 2006 г. № 29 об обеспечении права жителей столицы на получение жилья, о котором ранее писала «АГ.

Повод для обращения в КС

Напомним, инициаторами жалоб в КС РФ выступили Евгения Шашева, Алиса Мейсснер и Елизавета Михайлова. Все три женщины проживают в разных регионах страны и являются жертвами политических репрессий. Они родились в высылке или спецпоселении, куда были отправлены их родители в 1930–1940-е гг. Заявительницы хотят получить жилье в Москве, где их родители проживали до репрессий.

Решение о незаконности отказа поставить реабилитированную на жилищный учет не устроило обе стороны спора

Департамент настаивает, что суд должен был учесть требование закона проживать в столице не менее 10 лет для признания нуждающимся в жилых помещениях, а представитель истицы уверен, что решение препятствует своевременному восстановлению ее нарушенных прав

В 2017–2018 гг. женщины обращались с заявлениями о постановке их на жилищный учет в Департамент городского имущества г. Москвы, но получили отказ. Ведомство мотивировало свою позицию тем, что заявительницы не проживали в столице на законных основаниях не менее 10 лет (п. 3 ст. 7 Закона г. Москвы от 14 июня 2006 г. № 29). Они безуспешно оспаривали отказ департамента в различных судебных инстанциях, включая Верховный Суд РФ. Суды поддержали позицию департамента о том, что к жертвам политических репрессий должны применяться общие основания постановки москвичей на жилищный учет, закрепленные в Законе г. Москвы № 29. При этом Елизавете Михайловой в 2017 г. удалось добиться в районном суде удовлетворения ее требований, однако впоследствии апелляция отменила это решение.

Не увенчалась успехом и попытка обжалования отдельных положений Закона г. Москвы № 29 в административном судопроизводстве. Заявительницы настаивали, что оспариваемые положения противоречат ст. 13 Закона о реабилитации жертв политических репрессий как нормативного акта, обладающего большей юридической силой. Тем не менее Мосгорсуд отказался рассматривать иски по существу, апелляция поддержала отказ.

В связи с этим женщины обратились в Конституционный Суд, где их интересы представляет руководитель судебной практики АНО «Институт права и публичной политики» Григорий Вайпан.

В Конституционный Суд поданы сразу три жалобы на нормы законодательства, ограничивающие право граждан на получение в особом порядке жилья в Москве, где ранее проживали их репрессированные родители

Они привели три основания для признания ст. 13 Закона о реабилитации жертв политических репрессий неконституционной: она требует самостоятельного возвращения реабилитированных на прежнее место жительства; данная норма не позволяет жертвам репрессий получить жилье в приоритетном порядке, хотя до 2005 г. такое право предоставлялось; она позволяет субъектам РФ дополнительно ограничивать права реабилитированных в постановке на жилищный учет.

Как отмечалось в жалобах, на практике это означает, что заявительницы должны самостоятельно вернуться в Москву, оформив там постоянную регистрацию, и только потом встать на жилищный учет. Однако, как полагают женщины, они лишились жилья в Москве из-за репрессий и не могут сами переехать в столицу на постоянное проживание, если власти предварительно не обеспечат их жильем.

Кроме того, Елизавета Михайлова дополнительно оспаривала ст. 13 Закона о реабилитации жертв политических репрессий в части понятия «вынужденное переселение», так как ранее КС подчеркивал, что репрессии не только наносят физический вред конкретному лицу, но и влекут тяготы и эмоциональные страдания членов его семьи, вынужденных уехать в место высылки вслед за супругами.

Оспаривая п. 3 ст. 7, п. 1 ч. 1 и ч. 2 ст. 8 Закона г. Москвы № 29, заявительницы отметили, что данные положения устанавливают общие требования к тем, кто хочет встать на жилищный учет в столице. Евгения Шашева дополнительно оспаривала п. 5 ст. 7 того же закона в отношении требования быть малоимущим, полагая, что это требование неприменимо к реабилитированным жертвам политрепрессий.

Указанные ограничения, по мнению заявительниц, противоречат идее реабилитации жертв политических репрессий, а обязанность восстановить нарушенные государством права не может зависеть от наличия или размера квартир, где они живут сейчас до переезда в Москву – в место проживания их родителей до репрессий.

Выводы Конституционного Суда

Эксперты «АГ» проанализировали постановление КС о защите жилищных правах жертв политических репрессий

Как пояснил КС РФ, Закон о реабилитации жертв политических репрессий от 1991 г. предусматривал, что в случае возвращения на прежнее место жительства реабилитированные лица и члены их семей имели право на первоочередное получение жилья. Проживавшие же в сельской местности жертвы политических репрессий были вправе рассчитывать на получение беспроцентной ссуды и первоочередное обеспечение строительными материалами для строительства жилья.

При этом предусматривалось, что порядок восстановления прав реабилитированных лиц устанавливался специальными положениями, утверждаемыми российским правительством. Правительственные положения, в свою очередь, конкретизировали круг лиц, имеющих право на первоочередное получение жилья, ссуд или строительных материалов. В их число также входили дети репрессированных родителей, родившиеся в местах лишения свободы, в ссылке, высылке, на спецпоселении.

В 2004 г. широкие полномочия по решению таких вопросов перешли в компетенцию регионов, некоторые из них не закрепили конкретные гарантии и механизмы в целях реализации права детей репрессированных лиц возвращаться в места проживания их родителей. Это обстоятельство породило неопределенность в реализации соответствующего права указанной категорией лиц.

Конституционный Суд подчеркнул, что региональный законодатель не должен вводить процедуры и условия, которые искажают само существо тех или иных конституционных прав и гарантий. Исходя из того что соответствующие правоотношения комплексно реализуются на территории нескольких субъектов РФ, их правовое регулирование не может быть осуществлено только на уровне отдельно взятых регионов, а потому оно может быть предусмотрено только федеральным законом.

«Отсутствие же в федеральном законе специального нормативного обеспечения права реабилитированных лиц и членов их семей возвращаться в те местности и населенные пункты, где они проживали до применения к ним репрессий, порождает неопределенность в отношении возможности реализации этого права указанной категорией лиц – притом что их интерес в обеспечении жилыми помещениями конкурирует с таким же интересом иных категорий граждан, за которыми законодателем по социально значимым основаниям признано право на улучшение жилищных условий и которые обеспечиваются жилыми помещениями государственного или муниципального жилищного фонда», – указано в постановлении.

КС отметил, что применение норм, устанавливающих порядок и условия предоставления жилья отдельным категориям граждан (в частности, в Москве), к детям жертв политических репрессий влечет фактическую невозможность возмещения им вреда в гарантированном государством объеме, в том числе в части осуществления их жилищных прав. В связи с этим он признал неконституционными оспариваемые нормы.

Федеральному и региональным законодателям (в том числе законодательному органу российской столицы) надлежит незамедлительно внести в действующее правовое регулирование соответствующие изменения. До этого лица, относящиеся к указанной категории граждан, включая заявительниц по рассматриваемому делу, принимаются на учет для обеспечения жильем без соблюдения условий, установленных жилищным законодательством для иных категорий граждан. Конституционный Суд также распорядился пересмотреть судебные дела.

Мнение Константина Арановского

В середине января постановление было дополнено мнением судьи Конституционного Суда Константина Арановского, который выразил общее согласие с вынесенным постановлением, однако уточнил свое замечание о РФ как правопреемнике СССР: «Трактовать это в смысле универсального (общего) правопреемства по широкому спектру прав и обязанностей не позволяют обстоятельства дела, предмет которого касается причинения и возмещения вреда жертвам политических репрессий».

По мнению судьи, такое обстоятельство сужает замечание о правопреемстве к правоотношениям реабилитации жертв советских репрессий, где соответствующее публично-правовое обязательство России «предполагает использование механизмов, сходных с гражданско-правовыми обязательствами вследствие причинения вреда». Ведь само по себе оно не относится к деликтным обязательствам ни по основаниям, ни по составу сторон правоотношения, ни по содержанию и правовым последствиям.

Следовательно, Закон о реабилитации жертв политических репрессий представляет собой «специальный нормативный правовой акт», содержание которого «по своему действию во времени, пространстве и по кругу лиц существенно отличается от общего гражданско-правового регулирования. ». В связи с этим реабилитацию жертв репрессий, которую предусматривает вышеуказанный закон, нельзя в полной мере приравнять к обязательству из деликта. «Уже это одно делает спорным правопреемство с перенесением на Россию обязательств коммуно-советской власти из ее репрессивно-террористических деяний. Оттого и замечания о нем представляются попутно сказанным (obiter dicta) и едва ли создают решающую часть правовой позиции (ratio decidendi), которой обосновано постановление», – заключил Константин Арановский.

В то же время он подчеркнул, что причинение и возмещение вреда неотделимы от личности его причинителя. Ведь само обязательство его возместить обусловлено виной причинителя, которую предполагает, по общему правилу, деликтное деяние. «Переместить вину, тем более столь безмерную и непростительную, с одного субъекта на другой нельзя, как меняют лиц в договорных, например, обязательствах или членство в Совете безопасности ООН. Само время необратимостью своей мешает здесь правопреемству: деликт – это не соглашение на будущее и не решение на перспективу в договорной, корпоративной или законодательной дискреции. Это собственно причиненный вред, виновный и необратимый, как все, что случилось в прошлом», – полагает судья КС РФ.

Таким образом, Константин Арановский заключил, что правопреемство в правоотношениях из причинения вреда такого рода спорно само по себе. В связи с этим он указал на сомнительность правопреемства России с коммуно-советской властью, ведь последняя изначально не связывала себя правопреемством ни по договорам, ни по законам России, ни по ее обязательствам. «Даже в условном юридическом смысле России незачем навлекать на свою государственную личность вину в советских репрессиях и замещать собою государство победоносного и павшего затем социализма. Это невозможно уже потому, что его вина в репрессиях и других непростительных злодеяниях, начиная со свержения законной власти Учредительного собрания, безмерна и в буквальном смысле невыносима. Непоправимая катастрофа в судьбах народов и миллионов людей с безмерными потерями и отнятым будущим представляет собою “вред, реально не исчисляемый и невосполнимый”, как это сказано в постановлении. С такой виной государственность не вправе и не в состоянии правомерно существовать, оскорбляя собой справедливость, свободу и человечность. Под этим бременем и рухнула коммуно-советская власть, так что теперь ни продолжать, ни возрождать ее нельзя иначе как на ее стороне и с ее неискупимой виной», – добавил он.

Судья подчеркнул, что правопреемство с СССР ставило бы под сомнение право России определять условия возмещения вреда жертвам репрессий, в том числе состав пострадавших: «Конституционный статус государства, не причастного тоталитарным преступлениям ни “лично”, ни в правопреемстве, позволяет восстанавливать справедливость бессрочно, безотносительно к давности, которая ограждала бы виновную сторону».

Константин Арановский также напомнил, что ранее Госдума РФ уже отрекалась от советских репрессий по ряду поводов и в разных формах. Он особо отметил, что нынешнее российское государство учреждено не в продолжение коммунистической власти, а в реконструкции суверенной государственности с ее возрождением на конституционных началах, и оно воссоздано против тоталитарного режима и вместо него. «Российская Федерация не продолжает собою в праве, а заменяет на своей территории государство, незаконно однажды созданное, что и обязывает ее считаться с последствиями его деятельности, включая политические репрессии. Это длящийся правовой переход с перерывом, однако, в юридическом родстве. Спорно акцентировать юридическую преемственность в этом транзитном континуитете, имея в виду стойкие смысловые референции к значению правопреемства, которые остаются в силе даже с оговорками на широкие смыслы и на особые обстоятельства», – резюмировал судья.

Адвокаты прокомментировали позицию судьи КС

По словам адвоката АП г. Москвы Анны Минушкиной, Константин Арановский подробно исследует проблематику правопреемства РФ по обязательствам СССР. «Данный вопрос возник вследствие того, что в постановлении КС РФ № 39-П от 10 декабря 2019 г. Российская Федерация позиционируется в качестве правопреемника государства, с деятельностью которого и было связано причинение вреда жертвам политических репрессий», – пояснила она.

«Судья Константин Арановский не согласен с автоматическим переносом на РФ бремени вины и ответственности за деятельность прежних органов власти, полагая, что восстанавливать справедливость возможно не только по вине, но и просто ради права с верой в правду, из положительной ответственности и по милосердию, – подчеркнула Анна Минушкина. – В его мнении также указывается, что в рассмотренном КС РФ деле правопреемство возможно рассматривать только в широком значении, то есть не с точки зрения права и его принципов, а с точки зрения обязанности законной власти непрерывно отвечать за доставшиеся ей дела от прежних властей».

Адвокат АП Ставропольского края Нарине Айрапетян отметила, что мнение судьи Константина Арановского представляет большой интерес и с правовой точки зрения, и с позиции политических взглядов. «Однако обращает внимание на себя следующий факт. Несмотря на некоторую осторожность в формулировках, выражающихся, например, в констатации некоторой “спорности превопреемства”, совокупный анализ текста мнения оставляет впечатление о категоричном подходе к данному вопросу», – отметила она.

Категоричность, по мнению эксперта, выражается в несогласии судьи с необходимостью России «отвечать» за своих «предшественников». «В обоснование приведен в том числе факт того, что само время своей необратимостью мешает правопреемству. Не могу в полной мере согласиться с данным мнением, – указала она. – Было бы слишком утопичным полагать, что можно, перечеркнув все, что было, начать новую жизнь с чистого листа. Юридически так и случилось, но фактически люди с их искаженным сознанием и покалеченной судьбой остались».

Нарине Айрапетян заметила, что это уже история не только страны, а каждой конкретной семьи, каждого отдельного человека. «В настоящий момент вряд ли что-либо можно уже изменить, и сомневаюсь, что первоочередной целью жертв или членов их семей является их реабилитация, выражающаяся исключительно в материальном аспекте. Возможность встать на учет в качестве нуждающихся в жилом помещении, получить в конечном итоге эту жилплощадь – лишь то малое, что может и должно сделать государство. И не важно, является ли государство истинным виновником или условным “правопреемником”. Важна сама возможность восстановления справедливости», – отметила эксперт.

По ее мнению, исходя из идеалистических соображений, судьей в его мнении указано, что «государство вправе и обязано как честная власть оценить и причиненный жертвам вред», что «Россия вправе решать, какими средствами возмещать», «имея в виду “возможно более полное возмещение”» при «использовании имеющихся средств и финансово-экономического потенциала». «К сожалению, практика показывает, что добровольный формат и свобода усмотрения в данном вопросе сводятся к ущемлению прав и законных интересов граждан. Императивный же формат обязательств, четко задекларированный, без надежды на “честность” и “справедливость” компетентных органов, видится более предпочтительным и реальным для нуждающегося человека», – полагает Нарине Айрапетян.

Она также особо выделила вывод о том, что «идеализировать российскую государственность не обязательно, но и вязать ее правопреемством с тоталитарным режимом нет оснований». «Константином Арановским приводятся доводы относительно того, что Российская Федерация прямо или косвенно отреклась от репрессий по многим поводам и в различных формах. При этом считаю важным отметить, что несогласие с режимом, неодобрение идеологии не является фактором, способствующим “освобождению от ответственности”. Ведь можно тысячу раз не соглашаться с методами воспитания своих родителей, стесняться своего происхождения, не одобрять их поведения, но от этого они не перестают быть родителями, за которых мы, дети, в ответе. И не так важно, когда мы ответим – сегодня или завтра», – подытожила адвокат.

Кряжкова Ольга

Поправки в Федеральный конституционный закон (далее – ФКЗ о КС), подписанные Президентом РФ (Федеральный конституционный закон от 9 ноября 2020 г. № 5-ФКЗ, далее – Закон № 5-ФКЗ), представляют собой 17-й по счету случай изменения этого Закона и, на первый взгляд, выглядят самой крупной реформой за все время его существования. Из 117 статей, содержавшихся в прежней редакции ФКЗ о КС, в той или иной степени изменились 83, что составляет 70% от объема документа. Единственная оставшаяся в неприкосновенности часть – это гл. XI, регулирующая процедуру рассмотрения в КС дел по спорам о компетенции. Плюс к этому предлагаются три новые главы об особенностях производства по отдельным категориям дел и одна статья об официальном интернет-сайте Суда.

Как указывалось в пояснительной записке, соответствующий законопроект был подготовлен в связи с «существенными изменениями» в ст. 125 Конституции РФ после реформы 2020 г.

Напомню, что новой редакцией Конституции:

  • уменьшено общее число судей КС (до 11);
  • изменен порядок прекращения полномочий судей (теперь – Советом Федерации по представлению главы государства);
  • скорректирована структура руководства Суда (один заместитель председателя вместо двух);
  • трансформирована компетенция этого органа, что, с одной стороны, затруднило подачу жалоб на нарушение конституционных прав и свобод граждан, а с другой – вменило Суду разрешение новых вопросов (например, проверку законопроектов по запросу президента).

Адвокаты, юристы и ученые анализируют предлагаемые изменения в Основной Закон, касающиеся перераспределения полномочий органов власти, усиления роли парламента и иных вопросов

Некоторые поправки в ФКЗ о КС напрямую с конституционным регулированием не связаны и направлены, как указали разработчики, на «совершенствование организационных основ деятельности» Суда.

На самом деле глубина изменений не слишком большая. Принципиальные новеллы затрагивают устройство Конституционного Суда, правовое положение судьи и отдельные вопросы конституционного судопроизводства. А компетенция КС лишь конкретизируется.

Рассмотрим подробнее, как изменится Суд после вступления поправок в силу, ни в коем случае не претендуя на то, что этот анализ будет исчерпывающе полным.

Устройство КС

Сокращенное до 11 общее число судей КС будет не нормативным, а максимально возможным. Рабочий состав – т.е. численность судей, при наличии которой Суд в целом правомочен функционировать, – снижается до 8 (ч. 2 ст. 4 ФКЗ о КС). Президент РФ должен будет инициировать заполнение вакантной должности, только если судей станет меньше 8 (ч. 4 ст. 9). Уменьшается и кворум в заседании. Суд сможет принимать решения, если в нем участвуют 6 судей (ч. 2 ст. 30). Эти положения вступят в силу с момента, когда в Конституционном Суде останется 11 судей (ч. 2 и 3 ст. 2 Закона № 5-ФКЗ). На данный момент их 12.

После официального опубликования документа судьи КС утратят право не только обнародовать свои особые мнения, но и публично ссылаться на них

Из Закона исключено положение о том, что председатель КС и его заместитель назначаются «из числа судей Конституционного Суда» (ч. 1 ст. 23 ФКЗ о КС). Это открывает возможность наделения нового лица руководящими полномочиями одним действием – одновременно с назначением его судьей. Кстати, депутаты Госдумы и члены Совета Федерации впредь не смогут выдвигать предложения о кандидатуре судьи – это правомочны делать комитеты палат парламента (ч. 1 ст. 9 ФКЗ о КС).

Тем временем роль председателя Суда в конституционном судопроизводстве продолжает усиливаться: при подготовке дела к слушанию судья-докладчик сможет требовать проведения проверок, исследований, представления письменного профессионального мнения не самостоятельно, а только по согласованию с ним (ч. 2 ст. 49 ФКЗ о КС).

Секретариат, в свою очередь, получит новую возможность по уведомлению гражданина о недопустимости его обращения в связи с явной неисчерпанностью всех других внутригосударственных средств судебной защиты (п. 5 ч. 2 ст. 40). Если заявитель не будет с этим спорить, судьи окажутся «избавлены» от изучения значительного пласта обращений.

Снижению нагрузки на судей будет способствовать и то, что определения КС не будут подлежать разъяснению (ч. 1 ст. 83).

Наконец, у Суда больше не будет официального издания – «Вестника Конституционного Суда Российской Федерации», наличие которого, однако, является важным фактором самостоятельности этого органа государственной власти.

Правовое положение судьи

Хотя декларации о несменяемости и независимости судей КС в ФКЗ о КС остаются, судьи утрачивают одну из гарантий их статуса, а именно – право на публичное особое мнение (ч. 4 ст. 76). Для них также вводятся запреты критиковать «в какой бы то ни было форме» решения Суда (ч. 4 ст. 11) и обнародовать свое несогласие с решением (ч. 3 ст. 43, ч. 5 ст. 70).

Указанные поправки в первоначальном тексте законопроекта отсутствовали – их внесли два парламентария после его принятия в первом чтении. Именно эти новшества вызвали острую реакцию юристов, продиктованную неприятием тенденций отступления от принципа открытости Суда и лишения судей свободы слова.

Подчеркну, что даже однократное нарушение названного запрета сможет расцениваться как совершение действий, не совместимых с должностью судьи, и стать поводом для принудительного прекращения судейских полномочий Конституционным Судом либо Советом Федерации по представлению президента (п. 7 ч. 1, ч. 3, 5 и 6 ст. 18 ФКЗ о КС).

Судью также возможно будет отстранить от участия в рассмотрении дела по новому, широко сформулированному основанию: если «имеются обстоятельства, которые могут вызвать сомнение в объективности и беспристрастности судьи» (п. 3 ч. 1 ст. 56).

Процедуры конституционного судопроизводства

В обновленных правилах процедуры в КС первостепенного внимания заслуживают, на мой взгляд, три момента, которые в совокупности могут привести к увеличению длительности разбирательства и усилению его непрозрачности.

Первый – отмена процессуальных сроков для Суда: в частности, трех месяцев на решение вопроса о принятии обращения к рассмотрению после регистрации (ч. 1 ст. 42 ФКЗ о КС) и месяца для назначения дела к слушанию (ст. 47).

Второй момент – практически беспредельное право Суда назначить разбирательство по делу в письменном режиме: решение о производстве без слушания будет принято, «если с учетом характера поставленного вопроса и обстоятельств дела отсутствует явная необходимость в устном представлении позиции заявителя и другой стороны при ее наличии» (ч. 1 ст. 47.1). При этом стороны и иные участники процесса не смогут знакомиться с протоколом и стенограммой заседания при рассмотрении дела без слушания (ч. 4 ст. 59).

Третий – правомерность оглашения решения КС не в полном объеме, без мотивировки (ч. 1 ст. 77).

Конкретизация компетенции КС

Конституционные поправки 2020 г. дополнили компетенцию Конституционного Суда новыми аспектами:

  • предварительным нормоконтролем законопроектов, федеральных конституционных и федеральных законов, законов субъектов Федерации;
  • вопросами об исполнимости решений международных (межгосударственных) судов, иностранных или международных третейских судов (арбитражей), если эти решения противоречат «основам публичного правопорядка Российской Федерации»;
  • участием Суда в процедурах снятия неприкосновенности с бывшего президента.

Все это отражено в новой редакции ФКЗ о КС в виде обновленного перечня полномочий КС (ст. 3) и раскрывается подробнее в третьем разделе с точки зрения используемых процедур (гл. XIII.2 и XVII). Например, проясняется критерий проверки в делах о блокировании исполнения решений межгосударственных и иностранных судов и арбитражей: таковым выступает их соответствие основам конституционного строя РФ (ст. 104.7).

Будущее покажет, насколько часто в практике Суда будут возникать новые аспекты компетенции. Поскольку чаще всего КС рассматривает жалобы граждан и организаций, более насущным представляется уточнение о том, что понимать под «исчерпанием всех других внутригосударственных средств судебной защиты», при условии чего Конституционный Суд теперь сможет принять жалобу к рассмотрению. По общему правилу исчерпание – это обращение в максимально высокую кассационную инстанцию (п. 3 ст. 97 ФКЗ о КС), а в течение 6 месяцев со дня вступления в силу поправок – в любую кассацию (ч. 4 ст. 2 Закона № 5-ФКЗ). Таким образом, требования к жалобам ужесточатся немедленно, и никакого реального переходного периода для адаптации граждан к новым правилам доступа к Суду не предполагается.

В заключение отмечу, что какими бы разнонаправленными ни были поправки в ФКЗ о КС, в результате проведенного анализа вырисовывается следующий образ обновленного Суда: малочисленный, при необходимости подвергаемый быстрым кадровым заменам, подконтрольный председателю в плане судопроизводства, демонстрирующий только единодушие, закрытый от внешнего наблюдателя и труднодоступный для граждан.

Насколько действительность совпадет с первыми впечатлениями от законодательной модели высшего судебного органа конституционного контроля образца 2020 г., покажет только практика.

Конституционный суд РФ

23 июля 2014 года исполняется 20 лет с вступления в силу Федерального конституционного закона от 21 июля 1994 года N 1‑ФКЗ О Конституционном Суде Российской Федерации.

23 июля 1994 года вступил в силу Федеральный конституционный закон от 21 июля 1994 года "О Конституционном Суде Российской Федерации".

Согласно действующей редакции закона Конституционный Суд Российской Федерации (КС РФ) — судебный орган конституционного контроля, самостоятельно и независимо осуществляющий судебную власть посредством конституционного судопроизводства.

Полномочия, порядок образования и деятельности Конституционного Суда Российской Федерации определяются Конституцией Российской Федерации и Федеральным конституционным законом "О Конституционном Суде Российской Федерации".

В целях защиты основ конституционного строя, основных прав и свобод человека и гражданина, обеспечения верховенства и прямого действия Конституции Российской Федерации на всей территории Российской Федерации Конституционный Суд:

1. Разрешает дела о соответствии Конституции РФ:

— федеральных законов, нормативных актов Президента РФ, Совета Федерации, Государственной Думы, Правительства РФ;

— конституций республик, уставов, а также законов и иных нормативных актов субъектов РФ, изданных по вопросам, относящимся к ведению органов государственной власти РФ и совместному ведению органов государственной власти РФ и органов государственной власти субъектов РФ;

— договоров между органами государственной власти РФ и органами государственной власти субъектов РФ, договоров между органами государственной власти субъектов РФ;

— не вступивших в силу международных договоров РФ.

2. Разрешает споры о компетенции:

— между федеральными органами государственной власти;

— между органами государственной власти РФ и органами государственной власти субъектов РФ;

— между высшими государственными органами субъектов РФ.

3. По жалобам на нарушение конституционных прав и свобод граждан и по запросам судов проверяет конституционность закона, примененного или подлежащего применению в конкретном деле.

4. Дает толкование Конституции РФ.

5. Дает заключение о соблюдении установленного порядка выдвижения обвинения Президента РФ в государственной измене или совершении иного тяжкого преступления.

Проверяет на соответствие Конституции Российской Федерации вопрос, выносимый на референдум Российской Федерации.

6. Выступает с законодательной инициативой по вопросам своего ведения.

7. Осуществляет иные полномочия, предоставляемые ему Конституцией Российской Федерации и законодательством.

Конституционный Суд решает исключительно вопросы права.

Основными принципами деятельности Конституционного Суда РФ являются независимость, коллегиальность, гласность, состязательность и равноправие сторон.

КС РФ состоит из 19 судей, назначаемых на должность Советом Федерации по представлению президента РФ.

Конституционный Суд РФ правомочен осуществлять свою деятельность при наличии двух третей от общего числа судей.

Полномочия Конституционного Суда РФ не ограничены определенным сроком.

Председатель КС назначается на должность Советом Федерации по представлению президента РФ сроком на шесть лет из числа судей Конституционного Суда.

Полномочия судьи Конституционного Суда Российской Федерации не ограничены определенным сроком. Предельный возраст пребывания в должности судьи Конституционного Суда Российской Федерации — 70 лет.

Конституционный Суд состоит из двух палат, включающих в себя соответственно 10 (большая) и девять (малая) судей КС РФ.

Персональный состав палат определяется путем жеребьевки, порядок проведения которой устанавливается Регламентом КС РФ.
КС рассматривает и разрешает дела в пленарных заседаниях и заседаниях палат.|

В пленарных заседаниях участвуют все судьи Конституционного Суда Российской Федерации, в заседаниях палат — судьи, входящие в состав соответствующей палаты.

Председатель и заместители председателя Конституционного Суда РФ не могут входить в состав одной и той же палаты.

Решения Конституционного Суда Российской Федерации обязательны на всей территории Российской Федерации.

Председатель Конституционного суда РФ — Валерий Зорькин.

22 февраля 2012 года Зорькин был избран председателем КС РФ в пятый раз.

Резиденция Конституционного суда расположена в Санкт-Петербурге, в здании Сената и Синода.

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: