Кто отменил права лордов вершить суд

Обновлено: 29.09.2022

К исходу XIV в. общее право настолько погрузилось в жесткие формальности исков и процессуальных приемов, что найти гарантированную защиту нарушенных прав было крайне сложно. Возросло количество неудовлетворенных судами людей. Они обращались за помощью непосредственно к королю, поскольку монарх выступал гарантом общественного мира и справедливости.

В результате юридической практики новых канцлерских судов к XVI в. сформировалась особая область английской правовой системы - - право справедливости. В его правилах на первый план выдвигалось не соблюдение юридической традиции, а действительная защита нарушенных прав: «Это моральная сила, которая ограничивает, смягчает и исправляет суровость, жестокость и угловатость общего права, это истина, которая признается всеми; . назначение права справедливости в том, чтобы поддержать и защитить общее право от уловок и коварных планов, направленных против торжества правосудия. Право справедливости, таким образом, не разрушает и не воссоздает общее право, оно помогает ему. » (Из судебного решения 1705 г. // Уолкер Р. Английская судебная система. - -М., 1980. С. 71.).

Первоначально петиции по судебным делам разбирались самим королем в Совете, минуя разного рода формальности. Изначальной особенностью королевского суда стало то, что здесь не считали существенным для дела деление людей по сословным категориям и различие вытекающих из сословного статуса прав. Король предоставлял привилегию на собственный суд, руководствуясь только представлениями о справедливости данного требования, равной для всех сословий.

К XV в. количество обращений за справедливостью увеличилось настолько, что король передал обязанности рассматривать эти дела лорд-канцлеру. В 1474 г. появился первый приказ от имени самого канцера о защите нарушенных прав, минуя традиции . Тогда же возникли специальные судебные инстанции, действовавшие на новых принципах.

Суд канцлера был основным в системе новой юстиции. Первоначально канцлер был единственным судьей в своем суде. Но к XVI в. дела слушали особые мастера, и самым главным из них был хранитель архивов. Решения утверждались исключительно самим канцлером. Большое значение имел многочисленный чиновничий аппарат, готовивший дела. Процесс по делу в суде канцлера никогда не начинался с судебного приказа, а проходил свободно. Поэтому канцлеры получили возможность создавать новые права и формы их защиты, руководствуясь только общими представлениями о полезном и справедливом. Значительное влияние на эти представления имело церковное право и римское право, преподаваемое в университетах. (жесткость и строгость процедуры Вестминстерских судов сделали невозможным восприятие римских традиций и институтов в практике "общего права", хотя в научных систематизациях уже с XIII в. - - Г. Брактона, В. Гленвилля - - обнаружилось влияние римского наследия). Процесс начинался с того, что в суд направлялась петиция. Признав ее основательной, канцлер издавал приказ о вызове ответчика, который должен был представить объяснения - - письменно и под присягой. Суд ограничивался собственно юридическим спором, к показаниям свидетелей прибегали для узнания только фактов. Итоговое решение выносил канцлер. Но и на него возможна была апелляция в Палату лордов, которая была высшим судом королевства, хотя непосредственное рассмотрение ею дел к XVI в. вышло из практики.

В наибольшей степени стимулирующее воздействие право справедливости оказало на защиту частных прав и коммерческих интересов, как бы откликаясь на настоятельные потребности социального развития. Для суда канцлера не было важным деление людей по сословиям - - подсудность давалась на основе общей Equity. Здесь получили признание требования, невозможные или недопускаемые в правилах общего права.

Одним из наиболее важных институтов, сформированных правом справедливости, стала доверительная собственность (trust). Согласно общему праву полновесные собственнические права принадлежали только лицам, входящим в феодально-земельную иерархию. Круг наследников таких держаний был значительно ограничен, запрещалось распоряжение владениями для женщин, духовных лиц, религиозных объединений и т. д. Ограничения обходились (с конца XIV в.) путем передачи собственности в доверительное управление в пользу третьего лица: полноценный собственник выступал в качестве доверителя, который обязывал одного или нескольких доверенных лиц, также полноправных (trustee), управлять его имуществом - - после смерти, в отсутствие и т.п. - - в интересах других лиц, получающих все выгоды управления. Доверенное лицо управляло имуществом по собственному усмотрению, могло им полностью располагать, никому не отчитываясь. И только канцлерский суд, исходя из требований морали и справедливости, давал защиту возможным коллизиям, приказывая trustee действовать определенным образом, передавать доходы третьим лицам и т. п., угрожая арестом в случае пренебрежения. При этом доверенное лицо оставалось полноценным собственником имущества.

Из формы trust позднее развились специфические виды совместной собственности и общей собственности, характерные преимущественно для английского права.

Суды справедливости только в период своего возникновения следовали абстрактным принципам морали и Equity. К XVII в. правила судов справедливости утвердились так же прочно, как и "общее право". Они были частью закреплены в парламентских биллях. Но еще большее значение для оформления норм судов справедливости в жесткую систему имела доктрина обязательности судебного прецедента.

Для английского права - - как для общего права, так и для права справедливости - - характерно важнейшее значение судебного прецедента, т.е. связанности судов предыдущими решениями.

Заключается это общее правило в том, что :

· решения Палаты лордов обязательны в качестве прецедента для всех других судов;

· решения Апелляционного суда обязательны для всех нижестоящих судов и для самого этого суда, исключая приговоры по уголовным делам;

· решения высоких судов, прежде всего Вестминстерских, обязательны для низших судов и рекомендательны для последующей юстиции от имени короны.

Правило прецедента применяется при истолковании законов, при ссылке на обычаи (в последнем случае достаточно доказать, что некогда однажды данное правило было принято каким-то судом за обычай). В период Средневековья правило прецедента только формировалось, и оно имело вид стремления к согласованности разных судебных решений. Впоследствии, к началу XVII в., когда коллизии между правилами "общего права" и "права справедливости" приобретали иногда политическое значение, правило прецедента стало приобретать все более и более определенный вид.

В XV в. возник особый Суд палаты прошений - - для разбора дел небогатых тяжущихся, которым было отказано в судах общего права. Компетенция суда была столь же обширна, как и у канцлерского, но касалась менее значительных дел. Этот суд был проще, дешевле и потому популярнее среди населения. Юристы неоднократно предпринимали попытки признать незаконной деятельность Суда прошений, и в XVII в. он прекратил работу в смутные времена Революции и Реставрации.

В XVI в. возникло также несколько специализированных судов - - суд лорда Адмиралтейства, по страховым делам и т.д., - - которые действовали в общей традиции новой канцлерской юстиции.

Для судебно-правовой системы Англии уже со времени ее формирования был характерен дуализм: наличие общего права и права справедливости, каждое из которых опиралось на собственные учреждения и традиции юстиции. Эта двойственность не только не была ликвидирована правовой политикой централизованной монархии, но закреплена законодательно, а также в силу традиции. Важнейшим носителем этой традиции стало правило судебного прецедента, обязательного для судов наряду с законами. Все это предопределило главнейшие особенности исторического английского права сравнительно с правом других стран континентальной Европы.

· Сколько было революций в Англии в XVII в.?

· Каково содержание "Петиции о правах" 1628 г.?

· Кому была адресована Великая ремонстрация 1641 г.?

· Перечислите основные события и законодательные новеллы периода Английской буржуазной революции.

· Что представлял собой протекторат Оливера Кромвеля?

· Что влекла за собой процедура выдачи приказа "хабеас кор­пус" до и после издания Акта 1679 г.?

· Какими законодательными актами была оформлена конститу­ционная монархия в XVII - - начале XVIII вв.?

1. Королевская Реформация
Стремясь заложить фундамент абсолютной монархии, Генрих VIII Тюдор укрепил королевскую власть, подчинил ранее независимый Уэльс, отменил право лордов вершить суд.
Прекрасно образованный, поэт, философ, он внушал немало надежд в начале царствования, но в историю вошел как человек нетерпимый и жестокий.
Генрих VIII Тюдор
(1509 – 1547 гг.)

1. Королевская Реформация
Это жестокий и своенравный тиран был женат 6 раз.
Поводом к началу Реформации в Англии послужил отказ папы римского разрешить Генриху VIII развод с Екатериной Арагонской - его первой женой. Она являлась тёткой германского императора Карла V.
Генрих VIII ждал, что у него родится сын – наследник трона, но планам не суждено было сбыться.

Екатерина Арагонская
Анна Болейн
Джейн Сеймур
Анна Клевская
Екатерина Говард
Екатерина Парр

1. Королевская Реформация
Не получив от папы римского разрешения на новый брак, зная о популярности лютеранства среди горожан, в также надеясь пополнить казну за счет имущества церкви, Генрих за несколько лет провёл в стране Реформацию.
Её пиком стал Акт о супрематии (верховенстве) 1534 г.:
«Англиканская» церковь независима от Рима
Король – глава «англиканской» церкви.
Вскоре земли монастырей были конфискованы, монашеские ордена разогнаны.

1. Королевская Реформация
Верующие получили право свободно читать и толковать Библию. Это воспитывало независимость суждений, способствовало образованию новых религиозных направлений и сект.
Многих не устраивало что многие обряды и структура церкви напоминали католическую.
Тех, кто выступал за очищение от остатков католицизма, называли пуританами

Пуританизм – это протестантское течение в Англии, боровшееся за завершение Реформации, за очищение от остатков католицизма.

1. Королевская Реформация
Не имея чёткого плана реформы, король не был последовательным: правила постоянно менялись, священникам то разрешали, то запрещали жениться. Росло недовольство крестьян, согнанных с монастырских земель и превратившихся в бедняков.
Все это мешало англиканству стать популярным.

2. Эпоха Елизаветы
В правление дочери Генриха VIII Елизаветы престиж страны поднялся на невиданную высоту.
Она смогла обеспечить стране религиозный мир и поладить с парламентом.
Сложится культ королевы, которую стали назвать второй Девой Марией.
Крепло убеждение, что англичане – избранный Богом народ, особенно после того как в 1588 г. у британских берегов погибла Непобедимая Армада.
Елизавета I Тюдор
(1558 – 1603 гг.)

Непобедимая Армада – это…

Непобедимая Армада – это испанский флот, посланный с целью свергнуть Елизавету и вернуть Англию в католицизм

3. Перемены в экономике и обществе
Прочитать подпункт «Перемены в экономике и обществе» на стр. 65.
1 вариант выделяет изменения в экономике
2 вариант выделяет изменения в обществе

3. Перемены в экономике и обществе
Изменения в экономике
Изменения в обществе
С увеличением населения происходит рост цен на продовольствие и шерсть
Происходит открытие мануфактур для получения прибыли
Рост цен на пользование землей для крестьян
Проводится политика огораживания, что приведет к превращения крестьян в бродяг
Пополняются ряды «нового дворянства» за счет покупки отобранных церковных земель в ходе Реформации
Джентри –нетитулованное среднее и мелкое дворянство
«Старое дворянство» теряет влияние и вынуждено искать доходы на королевской службе

4. Смена династии
После смерти бездетной Елизаветы I корона перешла к династии Стюартов. Король Шотландии и праправнук Генриха VII стал еще королём Англии под именем Якова I.
Наследовал ему его сын Карл I.
Стремление королей к укреплению своей власти столкнулось с большими трудностями.
Яков I Стюарт
(1603 – 1625 гг.)
Карл I Стюарт
(1625 – 1649 гг.)

4. Смена династии
Более всех противодействовал созданию абсолютной монархии парламент, имевший право утверждать новые налоги.

К концу правления Стюартов дворяне уже мечтали о возможности смещать министров и влиять на религиозную политику.
Английский парламент
Палата общин
(выборная)
Палата лордов
(назначаемая)

  • подготовка к ЕГЭ/ОГЭ и ВПР
  • по всем предметам 1-11 классов

Рабочие листы и материалы для учителей и воспитателей

Более 2 500 дидактических материалов для школьного и домашнего обучения

В 2005 г. английский Парламент принял Акт о конституционной реформе, который существенно изменил структуру судебной системы Англии: вместо суда Палаты лордов был учрежден Верховный суд, к которому перешли все судебные функции бывшей высшей апелляционной инстанции. Вместе с тем суд Палаты лордов являлся самым влиятельным английским судом как в плане осуществления правосудия, так и развития прецедентного права на протяжении нескольких сотен лет. Представленная ниже заметка носит историко-правовой характер и раскрывает специфику суда Палаты лордов как одной из «визитных карточек» английского права.

Известно, что еще в XIII веке английский Парламент выполнял некоторые судебные функции, а впоследствии был создан Высокий суд Парламента (High Court of Parliament). Судебные функции Парламента проистекали из принципа, что каждый подданный имеет право подать жалобу королю, который олицетворяет высшую справедливость, высший источник права, а Парламент – королевский суд1. Именно по этой причине в Высоком суде Парламента рассматривались жалобы на решения судов общего права и суда Лорда-канцлера. Со времен эпохи Тюдоров (1485г.) судебные функции английского Парламента стала выполнять исключительно Палата лордов2.

В качестве суда первой инстанции Палата лордов рассматривала дела по обвинению своих членов в государственной измене и тяжком уголовном преступлении (фелонии), а также дела по обвинению высших сановников в должностных преступлениях. Обвинения в этих случаях возбуждались нижней палатой — Палатой общин, и вся процедура называлась «импичментом»3.

Первоначально судебные функции могли осуществлять все пэры Палаты лордов, отсутствие юридического образования которых зачастую приводило к принятию некомпетентных решений. А.К. Романов пишет по этому поводу: «Дело дошло до того, что в 1834 г. было зафиксировано решение Палаты лордов, принятое вообще без участия судей»4. Поэтому в 1844г. в деле O’Connell Лорд-канцлер проигнорировал мнения пэров, не являвшихся юристами, что впоследствии приняло характер конвенциональной нормы (convention) – при разрешении дел в Палате лордов принимают участие лишь пэры с юридическим образованием5. В настоящее время на заседаниях суда Палаты лордов может присутствовать любой пэр, не являющийся ординарным апелляционным лордом, но он не имеет права голоса6.

С 1873 по 1876гг. апелляционная юрисдикция суда Палаты лордов была упразднена – у Парламента имелось намерение заменить ее Верховным судом, который был создан в результате судебной реформы 1873-75гг. Однако в 1876г. был принят Акт об апелляционной юрисдикции, который восстановил апелляционную юрисдикцию Палаты лордов и «установил, что суд Палаты лордов как апелляционной инстанции имеет следующий состав: 1) Лорд-канцлер; 2) «ординарные лорды по апелляции»; 3) лорды, ранее занимавшие судебные должности»7.

Своеобразие Палаты лордов заключается в том, что она олицетворяет собой не только судебную, но и законодательную и исполнительную ветви государственной власти, что во многом придает решениям данного суда особый авторитет в глазах английских юристов. Двенадцать ординарных апелляционных лордов (Lords of Appeal in Ordinary или law lords – лорды-судьи или лорды-юристы), выполняющих судебные функции Палаты, принимают участие в законотворческом процессе, но только в отношении биллей, связанных с реформой права, принятием новых консолидированных и кодифицированных актов и других правовых вопросов.

Н.А. Алексеев отмечает, что ординарные лорды по апелляциям «являются активными участниками законодательного процесса при рассмотрении вопросов, связанных с устройством судебной системы, уголовного и гражданского права, системы исполнения наказаний и других сугубо правовых вопросов, где их профессиональные советы практически всегда принимаются большинством Палаты. Следует также подчеркнуть, что присутствие в Палате Лордов правовых Лордов, занимающихся реальной судебной практикой, позволяет значительно повысить качество законодательной работы, в связи с чем многие правовые законопроекты вносятся в первую очередь в верхнюю палату Парламента и только после этого поступают на утверждение Палаты Общин. Они также являются связующим звеном между судами и законодательным органом, которое особенно полезно, когда Палата обсуждает вопросы законодательства или призывает к принятию законодательных актов, возникающих, прямо или косвенно, из судебных решений»8.

Лорд-канцлер (Lord High Chancellor), формально юридически возглавляющий суд Палаты лордов, является членом Кабинета министров, спикером Палаты лордов и руководителем Департамента Лорда-канцлера, который осуществляет функции по организационному обеспечению деятельности судов9 и играет ведущую роль в процедуре назначения английских судей на должность. Распоряжения самого Лорда-канцлера обладают обязательной юридической силой для нижестоящих судов – их несоблюдение может повлечь за собой отмену судебного решения или приговора10.

Такое сосредоточение в руках Лорда-канцлера судебных (официальная глава судебной власти, ведущая фигура в назначении судей на должность), законотворческих (спикер Палаты лордов) и исполнительных (министр правительства) функций представляет, по мнению исследователей, особую угрозу принципу разделения властей в Англии.

Так, Н.Н. Полянский писал: «Вопреки принципу разделения властей, который когда-то Монтескье «открыл» в Англии, Лорд-канцлер: 1) участвует в осуществлении законодательной власти, поскольку он член Палаты лордов; 2) принимает участие и в проведении партийной политики, и в осуществлении административной власти, поскольку он как член кабинета министров часто выступает в Палате лордов с защитой проводимой кабинетом политики; 3) осуществляет судебную власть в качестве председателя Апелляционного суда, судебной комиссии Тайного Совета, Высокого суда и его канцлерского отделения»11.

Тем не менее, следует отметить, что Лорд-канцлер лишь номинально числится в составе суда Палаты лордов и практически не принимает участия в деятельности по рассмотрению апелляций. «Лорд-канцлер, будучи сильно загруженным обязанностями в Палате и в правительстве, крайне редко участвует в отправлении судебной функции палаты» – отмечает в своем исследовании, посвященном Палате лордов, Н.А. Алексеев12.

Поэтому в отношении фигуры Лорда-канцлера более обоснованно говорить о смешении законотворческой и исполнительной функций, что, к сожеланию, не является лишь специфическим недостатком должности Лорда-канцлера, но применимо ко всему британскому правительству, члены которого являются депутатами Палаты общин и реже – Палаты лордов, ко всей политической системе Великобритании, в которой правящая партия всегда должна контролировать большинство в Палате общин, что, естественно, накладывает тень на независимость ведущей палаты Парламента от государственной администрации.

Апелляционное производство в суде Палаты лордов фактически ведется только теми лордами, которые специально назначены Королевой в качестве ординарных апелляционных лордов (Lords of Appeal in Ordinary), статус которых на 1 октября 2002г. имели 12 членов Палаты лордов13. Двенадцать ординарных лордов по апелляциям (правовых лордов или лордов-юристов – law lords) являются пожизненными пэрами. Данный титул на основании Акта об апелляционной юрисдикции (1876) жалуется им Королевой при назначении на должность. В соответствии с Актом о пенсионном обеспечении судей и выходе в отставку (1993) по достижении 70 лет они утрачивают свой статус ординарных апелляционных лордов и переходят в разряд лордов, именуемых иными апелляционными лордами (Other Lords of Appeal), за которыми сохраняется право участвовать в рассмотрении апелляций на судебные решения и которых на 1 октября 2002г. насчитывалось 13 человек14.

Помимо Лорда-канцлера и двенадцати ординарных апелляционных лордов в состав суда Палаты лордов входят бывшие ординарные апелляционные лорды, бывшие Лорд-канцлеры, а также пэры, занимающие высокие юридические посты, будучи одновременно носителями пэрских титулов, пожалованных им за какие-то заслуги, но не в соответствии с Актами об апелляционной юрисдикции. Как отмечает Н.А. Алексеев, «…в прямые обязанности этих пэров не входит участие в отправлении Палатой Лордов правосудия, поскольку они не были специально назначены для выполнения этой функции. Но, тем не менее, это остается их правом. На практике участие таких пэров в судебной работе является редкостью, поскольку, в отличие от ординарных Лордов по апелляциям, они не получают за свою судейскую работу в Палате Лордов, жалований»15.

Второй характерной чертой суда Палаты лордов является то, что в отличие от всех других английских судов суд Палаты лордов является высшей апелляционной судебной инстанцией не только Англии и Уэльса, но и Северной Ирландии, а по гражданским делам – и Шотландии. Именно поэтому в состав суда Палаты лордов входят два представителя шотландского корпуса судей и один представитель судебного сообщества Северной Ирландии16.

Третьей и скорее исторической особенностью являлась абсолютная, ничем не ограниченная юрисдикция суда Палаты лордов, – так как сам Парламент являлся единственным носителем суверенитета в стране. Из принципа верховенства Парламента следовало, что Палата лордов была вправе отменить или изменить решение любого английского суда, а ее решение всегда являлось окончательным и не подлежащим обжалованию в какой-либо иной суд.

На современном этапе это положение верно лишь с определенными и вполне существенными оговорками. Во-первых, с 1 января 1973г., когда на территории Великобритании вступил в свою силу Акт о Европейских Сообществах (1972), суд Палаты лордов в отношении категории дел с «европейским элементом» перестал являться высшей апелляционной инстанцией Великобритании. Это означает, что решения суда Европейских Сообществ по вопросам четырех европейских свобод, валютного и антимонопольного законодательства и некоторых других правовых вопросов имеют преимущественную юридическую силу перед решениями суда Палаты лордов, а решения самого суда Палаты лордов по вопросам права Европейского Союза могут быть обжалованы в суд Европейских Сообществ. Во-вторых, на основании Акта о правах человека (1998) суд Палаты лордов не вправе выносить решения, которые бы противоречили Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод (1950), а также решениям Европейского суда по правам человека. Таким образом, на современном этапе юрисдикция суда Палаты лордов ограничена параметрами права Европейского Союза и Европейской конвенцией (1950).

Четвертой и, возможно, самой важной особенностью суда Палаты лордов является не связанность этого суда своими прошлыми судебными решениями, вынесенными по аналогичным делам.

В 1966 г. Лорд-канцлер Гардинер от имени других ординарных апелляционных лордов Палаты сделал заявление по вопросам практики (Practice Statement), суть которого сводилась к тому, что Палата лордов не признавала себя более обязанной следовать своим прежним решениям, вынесенным по аналогичным делам:

«Лорды рассматривают применение прецедента как незыблемую основу, опираясь на которую они принимают решение о том, что есть закон и как его использовать в каждом конкретном случае. Это гарантирует по крайней мере определенную степень уверенности гражданам при ведении ими своих дел, а также служит базой для упорядоченного развития правовых норм. В то же время лорды признают, что слишком строгое следование прецеденту может привести к несправедливости в отдельном конкретном случае, а также чрезмерно ограничить развитие права. Поэтому они предлагают изменить существующую практику и, рассматривая прежние решения Палаты как связывающие в принципе, отступать от прежнего решения в том случае, если это необходимо. В этой связи лорды будут помнить о той опасности, которую таят действия, имеющие обратную силу и чреватые нарушением стабильности отношений, касающихся уже заключенных торговых сделок, сделок с собственностью и финансовых договоренностей. Они будут также помнить о том, что уголовное право особенно нуждается в сохранении стабильности. Настоящее заявление не имеет целью повлиять на применение прецедентов где-либо, кроме как в Палате лордов»17.

Данное заявление явилось окончательным уходом высшего суда Англии от принципа stare decisis (stare rationibus decidendis) (буквально – «стоять на решенном»), согласно которому любой английский суд обязан следовать своим прошлым решениям, вынесенным по аналогичным к рассматриваемому делам18. Данный принцип обеспечивает предсказуемость судебных решений и стабильность правовой системы в целом, но в то же время приводит к стагнации, застыванию прецедентного права, потому как многие устаревшие, неправильные прецеденты могут быть изменены только законодателем, у которого крайне редко находится для этого время19.

Изменение данного принципа Палатой лордов указывает на довольно-таки тривиальный факт – на зависимость права от изменения социально-экономических условий жизнедеятельности общества. Так, Р. Давид пишет: «Сейчас общественное развитие требует большей гибкости в силу ускоренного темпа трансформации, которой подвержено общество»20. Индийский ученый С. Диами совершенно правильно отмечает: «Прецедентное право – это система, которая плохо уживается в обществе, где происходят быстрые социальные изменения. Его методы непригодны в чрезвычайных условиях»21. В XX веке темп социально-экономических изменений, несомненно, существенно повысился, и потому Палата лордов была вынуждена пойти на изменения принципа stare decisis.

Принимая во внимание тот факт, что решения же самой Палаты лордов связывают все звенья английской судебной системы можно констатировать то, что заявление Лорда-канцлера документально закрепило действовавшее уже несколько веков положение судей Палаты лордов как de facto правотворцев и правоприменителей одновременно. Более того, через три года после заявления Лорда-канцлера Актом об апелляционной юрисдикции (1969) английский Парламент хотя и косвенно, но подтвердил возможность суда Палаты лордов отклоняться от принципа stare decisis. Акт 1969г. ввел процедуру прыжка, когда апелляция из Высокого суда направляется, минуя Апелляционный суд, в суд Палаты лордов. Это допустимо в тех судебных процессах, в которых Апелляционный суд по вопросам права связан прецедентом Палаты лордов. «При наличии специального, выдаваемого судьей, сертификата Палата лордов может дать разрешение на прямую апелляцию. Это положение сильно проиграло в случае, если бы не было возможности отвергнуть решение по делу, указанному в сертификате» – отмечает Р. Кросс24.

Судебная реформа Александра II: «Да правда и милость царствуют в судах»

В 1864 году произошла комплексная реформа судоустройства и судопроизводства. Она не только полностью изменила судебную систему Российской империи, водворив в России суд «скорый, правый, милостивый и равный для всех подданных», но и сформировала институты, которыми мы пользуемся сегодня: адвокатуру, нотариат, суд присяжных.

До реформы

Вплоть до середины XIX века судебная система в Российской империи была выстроена согласно «Учреждению о губерниях» 1775 года и предполагала три уровня судов: уездный, губернский и общегосударственный. Эти суды были зависимы от административных учреждений и часто затягивали рассмотрение дел на целые десятилетия. Ситуацию осложняло огромное количество правил и исключений из них. Подозреваемых стращали и истязали, чтобы добиться признания вины. Сам суд проходил в их отсутствие, значение имели только документы по делу. Защитников не существовало, а подсудимые почти всегда были лишены возможности обжаловать приговор.

Государственный секретарь Российской империи Михаил Сперанский понимал, что нужно менять судебную систему, но ему удалось лишь провести министерскую реформу и преобразовать коллегии в восемь министерств. Ими управлял министр, ответственный перед Сенатом. Устройство гражданских и уголовных судов поручалось вновь созданному Министерству юстиции (Манифест «О разделении государственных дел на особые управления, с обозначением предметов, каждому управлению принадлежащих» от 25 июля 1810 года).

Следующий шаг на пути к реформированию предпринял председатель департамента законов Государственного совета граф Дмитрий Блудов: в 1842 году он выпустил Свод законов, а в 1845 году – Уложение о наказаниях. Граф также направил Николаю I подробную записку со своим видением реформ. И хотя император согласился с ней, воплощать в жизнь не стал.

18 февраля 1855 года на престол взошел Александр II. Спустя год, после прекращения Русско-турецкой (Крымской) войны, Александр II объявил: «Да правда и милость царствуют в судах». Чтобы этого добиться, в 1861 году был создан специальный Совет (разрабатывал текст законопроектов) и Государственная канцелярия (редактировала их и утверждала). В 1862 году появился первый проект реформы, а в 1864 году совет представил Судебные уставы, которые впоследствии и были приняты.

Реформа

20 ноября 1864 года Александр II в Царском Селе подписал Указ Правительствующему сенату, в котором говорилось о намерении водворить в России суд «скорый, правый, милостивый и равный для всех подданных», а также возвысить судебную власть и дать ей надлежащую самостоятельность. Для этого были приняты «Устав гражданского судопроизводства», «Устав уголовного судопроизводства», «Учреждение судебных установлений», «Устав о наказаниях, налагаемых мировыми судьями» и «Изменение судопроизводства в старых судебных местах».

Фрагмент Указа Правительствующему сенату от 20 ноября 1864 года


Фото из книги «Россия. Законы и постановления» (источник – Президентская библиотека)

В результате реформы судебная власть отделилась от административной, у судов появилась независимость, гласность, открытость и состязательность. Дела стали делиться на гражданские и уголовные, а судопроизводство – на предварительное и судебное. Каждое судебное действие должно было выполняться в установленный срок, что значительно ускорило разбирательство. Были отменены некоторые виды телесных наказаний (розги, плети, шпицрутены, палки, клейма) для мужчин и все виды – для женщин.

Появился институт судебных следователей. Именно они возбуждали следственное дело, руководили оперативной деятельностью полиции, опрашивали свидетелей и подозреваемых, собирали доказательства – то есть выполняли функции современных дознавателей и следователей. О начале каждого следственного действия следователь уведомлял прокуратуру. Когда следователь решал, что имеется достаточно доказательств для обвинения либо прекращения преследования, он передавал следственное дело прокурору. Следователи состояли при окружных судах, были процессуально независимыми, несменяемыми и при нехватке судей могли заменить их.

В противовес прокурорам появились адвокаты (присяжные поверенные). Адвокатом мог стать только человек с профильным высшим образованием и пятилетним стажем работы. Кандидатов утверждал выборный Совет присяжных поверенных, он же объявлял выговоры, временно приостанавливал деятельность защитников и исключал их из корпорации. Присяжные поверенные могли действовать лишь в судах того округа, при котором они состояли. Их услуги оплачивались по письменному соглашению сторон или по официальной таксе, а если подсудимый не был способен внести деньги – из фонда, в который поступал определенный процент от гонораров всех поверенных округа.

Особо тяжкие уголовные дела рассматривали присяжные заседатели, которые выносили вердикт путем тайного голосования. Коллегия присяжных утверждалась губернатором с учетом оседлости (не менее двух лет), возраста (от 25 до 70 лет), благосостояния (в собственности должно быть имущество на сумму не менее 2000 руб.).

Судебные уставы 1864 года также вводили нотариат и службу судебных приставов. Нотариусы рассматривали документы и устанавливали их подлинность, а старшие нотариусы вели крепостные книги – реестры сделок с недвижимостью. Нотариусы служили при окружных судах, однако могли иметь и свой собственный офис. Их зарплата состояла из вознаграждений от клиентов по тарифу. Судебные приставы были при каждом суде, они вручали участникам процесса повестки и документы, помогали исполнять судебные решения. Приставы при вступлении в должность вносили залог и вступали в самоуправляемые корпорации, которые солидарно отвечали за ущерб от неправомерных действий своих членов.

Мировой суд рассматривал мелкие гражданские дела и кражи, а окружной – гражданские и уголовные дела, которые не относились к компетенции мировых судов. В качестве общей третьей инстанции функционировали кассационные департаменты сената. Также действовала Судебная палата, где рассматривались в качестве суда первой инстанции дела о государственных преступлениях и преступлениях, совершенных чиновниками, в качестве суда апелляционной инстанции – жалобы на решения окружных судов. Следствие по политическим делам вела жандармерия, а рассматривало Особое присутствие Правительствующего сената. Важные политические дела слушал Верховный уголовный суд. Назначить смертную казнь мог только сенат и Военный суд. Император оставлял за собой право вмешаться в рассмотрение наиболее важных процессов.

Первый суд, созданный по новым правилам, открылся в 1866 году в Санкт-Петербурге. На торжественной церемонии присутствовал министр юстиции Дмитрий Замятнин и иностранные гости. В том же году заработали суды в Новгородской, Псковской, Московской, Владимирской, Калужской, Рязанской, Тверской, Тульской и Ярославской губерниях. Предполагалось, что переходный период займет четыре года, в действительности процесс распространения новой судебной системы затянулся почти на четверть века.

После реформы

В начале правления Александра III продолжилось распространение новой судебной системы в еще 13 губерниях: в 1883 году судебные учреждения были введены в Северо-Западном крае, в 1890 году – в Прибалтийских губерниях, в 1894 году – в Олонецкой, Оренбургской, Уфимской и Астраханской губерниях, в 1896 году – в Архангельской губернии, в 1897 году – в Сибири, в 1899 году – в Средней Азии и в северной части Вологодской губернии. Однако к концу XIX века произошел незначительный возврат к прежнему режиму. На местах мировые судьи были заменены земскими участковыми начальниками, которые выбирались исключительно из дворян и располагали неограниченной властью над крестьянами. Некоторые категории дел были изъяты из ведения суда присяжных, а в судопроизводстве по политическим делам ограничилась гласность.

Тем не менее судебная реформа Александра II стала одним из лучших радикальных, демократических и последовательных преобразований в России. После нее судебные процессы в Российской империи стали четко регламентированы, следствие велось достаточно быстро и качественно, исчезла путаница и волокита. Как замечают историки, новый судейский корпус с первого дня отличался компетентностью, преданностью делу и честностью. Именно благодаря реформе на юридических факультетах обязательным предметом стало ораторское искусство. «Нельзя не признать, что мы, сегодняшние, до сих пор в существенной мере пользуемся плодами этих реформ во всех сферах нашей жизни. В том числе в сфере правовой и судебной системы», – отметил председатель Конституционного суда Валерий Зорькин.

В материале использована книга А. А. Корнилова «Курс русской истории XIX века», статья Г. А. Филонова и В. С. Черных «Судебная реформа Александра II», а также сведения из других открытых источников.

Огромную роль в развитии английской юридической системы сыграли реформы Генриха I (1110-1135 гг.) в сфере судопроизводства: при нем были созданы центральные суды в качестве составных частей Королевской курии. Он укрепил и восстановил суды графств, тесное взаимодействие которых с центральными судебными органами достигалось благодаря регулярным поездкам верховного юстициария и баронов королевских судов в графства и их участию в судебных сессиях на местах. Реформами были четко разграничены юрисдикция судов графств и манориальных судебных курий, которые держали вассалы короны, определена иерархия сеньориальных судов.

Законодательством Генриха I был подведен итог периоду становления феодальной системы в Англии. Достижением правовой мысли его эпохи считается ряд положений, созвучных интересам служилого сословия и укладывавшихся в рамки так называемой английской «феодальной конституции»: о недопустимости вынесения смертного приговора на основе одного обвинения без тщательного расследования и предоставления возможности оправдаться путем «божьего суда», о суде равных (в обоих случаях речь в первую очередь шла о правах вассалов крупных сеньоров). В более широком историческом контексте они предвосхитили сходные положения Великой Хартии Вольностей, а в теоретическом планелегли в основу понятия прав личности.

ЗАКОНЫ ГЕНРИХА I

VII. 1. Согласно старинному обычаю и как недавно установлено во время милостивого правления короля, общие судебные собрания графства должны проходить (. ) в установленное время по всем областям Англии. (. )

VII. 2. В этих собраниях будут принимать участие епископы, графы, шерифы, их представители, сотники, олдермены, стюарды, управляющие, бароны, вальвассоры 1 , городские магистраты и другие лорды этой земли. (. ) [88]

VII. 3. В первую очередь следует рассмотреть то, что относится к христианским законам, затем — королевские иски, и наконец, те частные иски, которые сочтут достойными слушания. И все споры, которые вынесены на суд графства, должны быть урегулированы здесь же, или полюбовным соглашением или посредством строгого приговора.

VII. 4. Судебное собрание графства и города должно созываться дважды в год, а сотни — 12 раз в год. О созыве судебного собрания следует известить за 7 дней. (. )

VII. 6. И если кто, не имея на то права или применив насилие, настолько обременит своим иском суд сотни, (. ) что его иск будет передан на рассмотрение суда графства, пусть он проиграет дело или заплатит за это справедливую компенсацию.

VII. 7. Каждый из баронов короля, (. ) участвующих в судебном собрании графства, согласно закону будет иметь право говорить от имени всей земли, которой здесь владеет как доменом. Так же и стюард, должным образом его представляющий. Если же барон или стюард отсутствуют по необходимости, управляющий или священник или 4 лучших человека из деревни будут представлять тех, кого не приглашали поименно на слушанье дела.

XIX. 2. Юрисдикция над всеми землями, которые являются доменом короля, принадлежит ему. Но из некоторых земель король наделяет [вассалов] манорами, а также юрисдикцией над ними. А из других земель король жалует маноры, но сохраняет юрисдикцию за собой. Королевское право суда не обязательно отчуждается, когда жалуется манор. (. )

XXIX. 2. Королевскими судьями являются бароны графства, которые держат там земли на правах свободного держания. (. ) Но вилланы (. ), а также люди низкого происхождения и не имеющие собственности, не входят в число судей закона.

XXI. 4. Ни один человек не может оспаривать решения королевского суда, дозволяется однако апеллировать против приговоров других судов.

XXI. 5. Ни один человек не должен быть осужден за преступление, караемое смертной казнью, только на основании показаний против него.

ХХХ. 7. Каждый человек должен быть судим его равными и людьми из той же области.

XXXIII. 1. Если у кого-то есть иск, который он намерен представить суду (. ), пусть он созовет своих равных и соседей, чтобы благодаря решению, которое им придется принять, он мог бы полностью доказать свою правоту, и впредь она не подвергалась бы сомнению.

XXXII. 1. Ни один человек не должен заседать в суде по делу своего лорда (. ), даже если в иске заинтересован король.

XLIII. 6. Если кто держит земли от нескольких лордов, он в первую очередь обязан тому, от кого имеет свою главную резиденцию и кто является его сеньором.

ХLIII. 6а. Если человек принес оммаж 2 нескольким лордам и будет схвачен и обвинен одним из них, пусть его сеньор, от которого он [89] держит свою главную резиденцию, будет по праву его поручителем против остальных; нельзя также отказать сеньору в мэнботе [вергельде] за его человека. (. )

LVII. 1. Каждый лорд имеет право созывать своих людей, чтобы вершить правосудие над ними в своей курии. (. )

Перевод выполнен по изданию: Stubbs W.Select Charters and Other Illustrations of English Constitutional History. – Oxf., 1870. – P. 100-102.

Комментарии

1. Вальвассор — субвассал.

2. Оммаж — процедура принесения вассальной присяги.

(пер. О. В. Дмитриевой)
Текст воспроизведен по изданию: Антология мировой правовой мысли, Том 2. М. Мысль. 1999

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: