Компетентный суд это что

Обновлено: 07.12.2022

Угренинова Анна Михайловна, соискатель кафедры уголовного процесса Уральского государственного юридического университета.

В статье рассмотрены особенности определения понятий "компетентность" и "подсудность" в сфере правового регулирования, проанализирован исторический опыт исследования и определения указанных терминов. Обобщены позиции ученых-правоведов, исследовавших указанную проблему. Обосновано разграничение понятий "компетенция суда" и "подсудность суда" в уголовном процессе.

Ключевые слова: подсудность, компетенция, суд, преступление, уголовная подсудность, компетенция суда, уголовное судопроизводство, институт подсудности.

Court Jurisdiction and Competence: Term Definition

Ugreninova Anna M., Degree-Seeking Student of the Department of Criminal Procedure of the Ural State Law University.

In the article the features of determination of concepts are considered "competence" and "cognizance" in the field of the legal adjusting, historical experience of research and determination of the indicated terms is analysed. Positions of scientists-legists are generalized investigating the indicated problem. Differentiation of concepts is reasonable competence of court and cognizance of court in criminal procedure.

Key words: cognizance, competense, court, crime, criminal cognizance, competense of court, criminal trial, institute of cognizance.

Развитие науки немыслимо, если лица, ее творящие, не в состоянии выявить, поставить и правильно разрешить проблемы, свойственные объекту познания. В силу этого обстоятельства исследование уголовного судопроизводства в качестве самостоятельного способа разрешения социальных конфликтов, носящих закритический характер, в число приоритетных научных изысканий никогда не входило. Более того, отвержение по идеологическим соображениям концепции разделения властей полностью лишило ученых возможности правильно определить природу уголовного судопроизводства, его значимость в общественном развитии. Нельзя не признать также и тот факт, что долгие годы само восприятие системы права было накрепко привязано к действующему законодательству и всецело определялось им. К сожалению, данная тенденция весьма сильна и сейчас. Поэтому не удивительно, что в эпоху перемен, закономерно грянувших на рубеже второго и третьего тысячелетий, российская правовая наука вошла без необходимой суммы теоретических знаний о преступности вообще и о способах борьбы с ней в частности. Результат длительной информационной самоизоляции нашего общества проявился и в рамках реформы уголовного судопроизводства. Сложности ее осуществления связаны в том числе и с тем, что к началу преобразований у общества отсутствовала научно обоснованная концепция развития уголовного процесса .

См.: Александров А.С., Бойков А.Д., Ведерникова О.Н. и др. Уголовное судопроизводство: теория и практика / Под ред. Н.А. Колоколова. М.: Юрайт, 2015.

Существование и развитие института подсудности в уголовном судопроизводстве обусловлены тем, что судебные системы всех государств состояли ранее и состоят в настоящее время из различных судов, отличающихся друг от друга своей компетенцией. В переводе с латинского языка слово "компетенция" (competere) означает "добиваться, соответствовать, походить". Большой юридический словарь определяет компетенцию как совокупность юридически установленных полномочий, прав и обязанностей конкретного органа или должностного лица, определяющую его место в системе государственных органов (органов местного самоуправления). Юридическое содержание понятия "компетенция" включает в себя следующие элементы: предметы ведения (круг тех объектов, явлений, действий, на которые распространяются полномочия); права и обязанности, полномочия органа либо лица; ответственность; соответствие поставленным целям, задачам и функциям.

В современной юридической литературе большинство ученых определяют компетенцию как совокупность установленных нормативными правовыми актами прав и обязанностей (полномочий) организаций, органов, должностных лиц, а также лиц, осуществляющих управленческие функции в коммерческих организациях.

Компетенция как категория публичного права представляет собой правовое средство, позволяющее определить роль и место конкретного субъекта в управленческом процессе путем законодательного закрепления за ним определенного объема публичных дел. Как справедливо указал в своей позиции относительно сути компетенции суда Л.Н. Гусев в научном труде "Подсудность уголовных дел", она включает в себя объем, совокупность всех его прав и полномочий . При этом, по мнению М.Ю. Тихомирова, полномочие в публичном праве - это право и одновременно обязанность соответствующего субъекта действовать в определенной ситуации способом, предусмотренным законом или иным правовым актом . Как отмечал М.С. Строгович, компетенция суда определяется кругом дел, уголовных и гражданских, которые относятся к ведению данного суда, т.е. ему подсудных .

Гусев Л.Н. Подсудность уголовных дел. М.: Госюриздат, 1955. С. 8.
См.: Тихомиров М.Ю. Теория компетенции. М., 2001. С. 53.
Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. М.: Наука, 1968. Т. 1. С. 267.

Рассматривая компетенцию судов, действующих в то время, помимо их права рассматривать дела по первой инстанции, он также включал и право возбуждения уголовного дела, привлечения к ответственности других лиц, возвращения уголовного дела на дополнительное расследование, избрания, изменения или отмены меры пресечения в отношении обвиняемых и т.д.

С учетом изложенного наиболее подходящим определением для компетенции суда является ее определение как установленного нормативными правовыми актами объема полномочий суда в целях защиты конституционных прав и свобод граждан, а также непосредственной реализации конституционного предназначения суда, отправления им правосудия.

Однако компетенция суда и подсудность уголовных дел о преступлениях суду - не тождественные, не идентичные и не равнозначные понятия. Они соотносятся друг с другом как целое и часть, где общим (целым) является компетенция, а ее элементом (частью) - подсудность.

В теории уголовного процесса известно два подхода к понятию подсудности: как комплекс полномочий суда (судьи) на рассмотрение определенного круга дел и как совокупность уголовно-правовых и процессуальных признаков дел, определяющих их относимость к рассмотрению судами первой инстанции. При определении суда, правомочного рассматривать то или иное уголовное дело, принимаются во внимание компетенция суда, объем его полномочий и положение суда в судебной системе. Установление подсудности уголовного дела требует сопоставления его свойств и круга полномочий судов разного уровня.

Что касается понятия подсудности и ее сути, то до сих пор ученые-процессуалисты дают им отличные друг от друга определения.

Так, например, в толковых словарях В. Даля и Д. Ушакова термин "подсудность" определяется как "подлежание, подчинение известной судебной власти в случае предания суду", как подведомственность суду и "круг дел, относящихся к ведению данной судебной инстанции" . В Большом юридическом словаре под подсудностью понимается распределение между судами дел, подлежащих слушанию по первой инстанции, т.е. установление конкретного суда, который должен разрешить данное дело.

Толковый словарь живого великорусского языка / Под ред. В. Даля. М., 1882. Т. 3. С. 207.
Толковый словарь русского языка / Под ред. Д. Ушакова. М., 2000. Т. 3. С. 448.

Л.Н. Гусев, рассматривая вопрос о подсудности уголовных дел, определял подсудность как "право и обязанность суда рассматривать определенную категорию уголовных дел в качестве суда первой инстанции" , а также как "отнесение законом уголовного дела на основе его признаков к ведению определенного суда" .

Гусев Л.Н. Подсудность уголовных дел. С. 9.
Гусев Л.Н. Подследственность и подсудность в советском уголовном процессе. М., 1974. С. 9.

М.А. Чельцов определял подсудность как "определенное юридическое свойство уголовного дела - совокупность установленных законодателем признаков, по которым оно относится к ведению того или иного суда как суда первой инстанции" .

Чельцов М.А. Советский уголовный процесс. М.: Юрид. лит., 1962. С. 211.

В настоящее время большинство процессуалистов, поддерживая, по сути, данное М. Строговичем определение подсудности (это свойство дела, на основе которого определяется, какой суд компетентен рассматривать это дело ), рассматривают подсудность как совокупность признаков уголовного дела, в соответствии с которой процессуальный закон определяет суд, правомочный рассматривать конкретное дело в качестве суда первой инстанции . При этом сторонники данной точки зрения выделяют предметный (родовой), персональный, территориальный и исключительный признаки подсудности.

Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. М.: Наука, 1968. Т. 2. С. 267.
См., например: Соловьев В.В., Громов Н.А., Симшин В.И. Подсудность, ее признаки и значение // Российская юстиция. 1995. N 10. С. 25; Уголовный процесс: Учебник / Под ред. В.П. Божьева. М.: Спарк, 2002. С. 422.

Другие ученые-процессуалисты придерживаются иного взгляда на понятие подсудности, сводя ее сущность к компетенции суда. Так, например, Р.Х. Якупов, проведя анализ правовых норм, регламентирующих подсудность уголовных дел, пришел к выводу о том, что подсудность нельзя сводить к совокупности юридических признаков уголовного дела при том, что она имеет своим ближайшим родовым понятием компетенцию суда и характеризует его полномочия на ведение того или иного дела. В обоснование своей позиции Р. Якупов ссылается на ч. 1 ст. 47 Конституции России, в соответствии с которой каждый имеет право на рассмотрение его дела в том суде и тем судьей, к подсудности которых оно отнесено законом, при этом утверждает: ". подразумевая те или иные виды подсудности, можно говорить о подсудности районного суда, областного суда либо суда иного звена, выступающего в качестве первой судебной инстанции", а также "следует различать условия реализации или признаки подсудности и саму подсудность (компетенцию, полномочия суда) и ее виды" .

Якупов Р.Х. Уголовный процесс: Учебник / Под ред. В.Н. Галузо. М.: Зерцало, 1998. С. 321 - 322.

По мнению А.П. Рыжакова, под подсудностью следует понимать совокупность признаков, характеризующих преступление, а в некоторых случаях и лицо, совершившее преступление, исходя из которых рассмотрение и разрешение уголовного дела по первой инстанции относятся к компетенции строго определенного суда.

А.А. Любавин считал, что "подсудность не есть признаки дела или только его свойство, а прежде всего подсудность - это свойство судебного органа, его право и обязанность на рассмотрение конкретного круга дел". По утверждению данного автора, "подсудность - это принадлежность дела суду, определяемая признаками дела, а не сами признаки или их совокупность"; "содержание и объем прав и обязанностей определяются законодателем в зависимости от положения суда (от его места в судебной системе, задач, компетенции и т.д.) и от свойств уголовных дел, точнее было бы сказать - от свойств преступлений (от степени общественной опасности, места, времени совершения, объекта преступного посягательства и других признаков); подсудность не является "свойством дела" не потому, что изменение подсудности может произойти без изменения свойств дела, а потому, что свойство дела, его признаки - лишь часть оснований, определяющих подсудность наряду с признаками, характеризующими данный суд и его задачи в целом" .

Любавин А.А. Понятие и виды подсудности в советском уголовном процессе // Труды Томского государственного университета. Томск, 1957. Т. 137. С. 114 - 115.

Разное понимание определения подсудности в теории обусловливается тем, что ни ранее, в УПК РСФСР, и ни сейчас, в УПК РФ, не содержится определения подсудности. Комментируя УПК РФ, А.П. Рыжаков дает определение подсудности как совокупности признаков, характеризующих преступление (общественно опасное деяние), а в некоторых случаях и лицо, совершившее преступление, исходя из которых рассмотрение и разрешение уголовного дела по первой инстанции относятся к компетенции строго определенного суда .

См.: Рыжаков А.П. Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации (постатейный). 9-е изд., перераб. // СПС "Гарант". 2014.

На наш взгляд, поддерживая позицию о разнородности понятийных категорий "компетенция суда" и "подсудность", можно отметить, что "расширение подсудности всегда влечет расширение компетенции суда, но не наоборот" . При этом подсудность, являясь одной из конституционных гарантий права на доступ граждан к правосудию, представляет собой установленные нормативными правовыми актами, с учетом признаков преступления, свойства, на основании которых определяется конкретный суд, уполномоченный рассматривать то или иное уголовное дело в качестве суда первой инстанции. А сущность подсудности уголовного дела сводится непосредственно к свойству уголовного дела, которое определяется исходя из компетенции суда и совокупности конкретных признаков преступления, т.е. по своей сути она имеет двойственную природу (судоустройственное и уголовно-правовое значения) .

Любавин А.А. Понятие и виды подсудности в советском уголовном процессе // Труды Томского государственного университета. Томск, 1957. Т. 137. С. 114 - 115.
Семенов С.Н. Уголовно-процессуальная подсудность: Дис. . канд. юрид. наук. М., 2007. С. 26 - 27.

Подписав 16 декабря 1966 г. Пакт "О гражданских и политических правах", СССР обязался обеспечить, чтобы право на правовую защиту для любого лица, требующего такой защиты, устанавливалось компетентными судебными властями. В развитие данного положения в ст. 47 Конституции РФ отмечено, что никто не может быть лишен права на рассмотрение его дела в том суде и тем судьей, к подсудности которых оно отнесено законом. При этом следует подчеркнуть, что в отличие от компетенции суда, имеющей только судоустройственное значение, подсудность, исходя из конституционных положений, а также как ранее, так и ныне действующих норм процессуального права, представляет собой институт публичного права, имеющий как судоустройственное, так и процессуальное значение. И.Я. Фойницкий отметил, что "отказ в принятии судом дела, ему подсудного, есть отказ в правосудии", а "принятие к производству дела, ему неподсудного, есть превышение власти" . Г. Вербловский справедливо отметил, что подсудность есть институт публичный. Уполномочивая судебный орган на известные действия, закон тем самым воспрещает ему выходить за границы своей компетенции и признает все те действия, на которые он не был уполномочен, ничтожными. Отсюда основной вывод: приговоры уголовного суда, постановленные с нарушением правил подсудности, никогда не могут иметь силы судебного решения. Это положение в отношении предметной подсудности, когда суд низший решит дело, подлежащее рассмотрению суда высшего, или суд общий постановит приговор по делу, которое подсудно суду специальному (военному, духовному), или обратно, не допускает никаких изъятий .

Фойницкий И.Я. Курс уголовного судопроизводства. СПб., 1996. Т. 2. С. 88.
Вербловский Г. Подсудность // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона. СПб., 1890 - 1907.

Поэтому соблюдение норм о подсудности является одним из приоритетов государства в сфере реализации судебной власти, поскольку организация судебной системы России непосредственно связана со сложностью и тяжестью дел, входящих в компетенцию определенного ее звена; число судов рассчитано по предполагаемому количеству дел , т.е. в том случае, если будут нарушены правила подсудности, это приведет к неравномерности распределения нагрузки между судами, в том числе к понижению эффективности их деятельности. Наконец, закрепление на законодательном уровне правил подсудности дел обеспечивает защиту интересов лиц, участвующих в уголовном процессе, поскольку институт подсудности направлен на реализацию конституционных прав гражданина.

Монография В.М. Жуйкова "Судебная реформа: проблемы доступа к правосудию" включена в информационный банк согласно публикации - Статут, 2006.

Жуйков В.М. Судебная реформа: проблемы доступа к правосудию. М., 2007. С. 23.

С учетом изложенного проблема определения понятий "подсудность" и "компетенция суда" является актуальной в настоящее время; компетенция суда представляет собой установленный нормативными правовыми актами объем полномочий суда, обеспечивающих реализацию конституционного предназначения суда - отправления правосудия и защиты прав и свобод граждан, а подсудность как одна из конституционных гарантий обеспечения конституционного права на доступ граждан к правосудию - это установленные нормативными правовыми актами, с учетом признаков преступления, свойства, на основании которых определяется конкретный суд, уполномоченный рассматривать то или иное уголовное дело в качестве суда первой инстанции.

Литература

  1. Александров А.С., Бойков А.Д., Ведерникова О.Н. Уголовное судопроизводство: теория и практика / Под ред. Н.А. Колоколова. М.: Юрайт, 2015.
  2. Вербловский Г. Подсудность // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона. СПб., 1890 - 1907.
  3. Гусев Л.Н. Подсудность уголовных дел. М.: Госюриздат, 1955. С. 8.
  4. Гусев Л.Н. Подследственность и подсудность в советском уголовном процессе. М., 1974. С. 9.

Монография В.М. Жуйкова "Судебная реформа: проблемы доступа к правосудию" включена в информационный банк согласно публикации - Статут, 2006.

  1. Жуйков В.М. Судебная реформа: проблемы доступа к правосудию. М., 2007. С. 23.
  2. Кирин В.А. Законодательство о борьбе с преступностью: отрасли и их взаимосвязь. М.: Юрид. лит., 1978. С. 228 - 230.
  3. Любавин А.А. Понятие и виды подсудности в советском уголовном процессе // Труды Томского государственного университета. Томск, 1957. Т. 137. С. 114 - 115.
  4. Семенов С.Н. Уголовно-процессуальная подсудность: Дис. . канд. юрид. наук. М., 2007. С. 26 - 27.
  5. Соловьев В.В., Громов Н.А., Симшин В.И. Подсудность, ее признаки и значение // Российская юстиция. 1995. N 10. С. 25.
  6. Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. М.: Наука, 1968. Т. 1. С. 267.
  7. Тихомиров М.Ю. Теория компетенции. М., 2001. С. 53.
  8. Толковый словарь живого великорусского языка / Под ред. В. Даля. М., 1882. Т. 3. С. 207.
  9. Толковый словарь русского языка / Под ред. Д. Ушакова. М., 2000. Т. 3. С. 448.
  10. Уголовный процесс: Учебник / Под ред. В.П. Божьева. М.: Спарк, 2002. С. 422.
  11. Фойницкий И.Я. Курс уголовного судопроизводства. СПб., 1996. Т. 2. С. 88.
  12. Чельцов М.А. Советский уголовный процесс. М.: Юрид. лит., 1962. С. 211.
  13. Якупов Р.Х. Уголовный процесс: Учебник / Под ред. В.Н. Галузо. М.: Зерцало, 1998. С. 321 - 322.

Мы используем файлы Cookie. Просматривая сайт, Вы принимаете Пользовательское соглашение и Политику конфиденциальности.

Статья 2. Основные понятия, используемые в настоящем Федеральном законе

Для целей настоящего Федерального закона используются следующие основные понятия:

1) арбитр (третейский судья) - физическое лицо, избранное сторонами или избранное (назначенное) в согласованном сторонами или установленном федеральным законом порядке для разрешения спора третейским судом. Деятельность арбитров в рамках арбитража (третейского разбирательства) не является предпринимательской;

2) арбитраж (третейское разбирательство) - процесс разрешения спора третейским судом и принятия решения третейским судом (арбитражного решения);

3) администрирование арбитража - выполнение постоянно действующим арбитражным учреждением функций по организационному обеспечению арбитража, в том числе по обеспечению процедур выбора, назначения или отвода арбитров, ведению делопроизводства, организации сбора и распределения арбитражных сборов, за исключением непосредственно функций третейского суда по разрешению спора;

4) арбитраж внутренних споров - арбитраж, не относящийся к международному коммерческому арбитражу;

5) иностранное арбитражное учреждение - организация, созданная за пределами Российской Федерации и выполняющая на постоянной основе функции по администрированию арбитража вне зависимости от того, является ли она юридическим лицом или действует без образования самостоятельного юридического лица;

7) компетентный суд - суд Российской Федерации, определенный в соответствии с процессуальным законодательством Российской Федерации;

8) комитет по назначениям - коллегиальный орган в составе не менее пяти человек, создаваемый в постоянно действующем арбитражном учреждении, осуществляющий функции по назначению, отводу и прекращению полномочий арбитров и иные функции, предусмотренные настоящим Федеральным законом;

9) постоянно действующее арбитражное учреждение - подразделение некоммерческой организации, выполняющее на постоянной основе функции по администрированию арбитража;

10) правила арбитража - правила, регулирующие арбитраж, в том числе администрируемый постоянно действующим арбитражным учреждением;

11) правила арбитража корпоративных споров - правила постоянно действующего арбитражного учреждения, регулирующие арбитраж споров, которые связаны с созданием юридического лица в Российской Федерации, управлением им или участием в юридическом лице и сторонами которых являются учредители, участники, члены (далее - участники) юридического лица и само юридическое лицо, включая споры по искам участников юридического лица в связи с правоотношениями юридического лица с третьим лицом в случае, если у участников юридического лица есть право на подачу таких исков в соответствии с федеральным законом, за исключением споров, предусмотренных частью 7.1 статьи 45 настоящего Федерального закона;

(в ред. Федерального закона от 27.12.2018 N 531-ФЗ)

(см. текст в предыдущей редакции)

12) правила постоянно действующего арбитражного учреждения - уставы, положения, регламенты, содержащие в том числе правила арбитража и (или) правила выполнения постоянно действующим арбитражным учреждением отдельных функций по администрированию арбитража, осуществляемого третейским судом, образованным сторонами для разрешения конкретного спора;

13) прямое соглашение - соглашение, которое заключено сторонами в случаях, предусмотренных частью 4 статьи 11, частью 3 статьи 13, частью 1 статьи 14, частью 3 статьи 16, частью 1 статьи 27, статьей 40, частью 2 статьи 41, частью 1 статьи 47 настоящего Федерального закона, и имеет приоритет по отношению к правилам арбитража;

(в ред. Федерального закона от 03.08.2018 N 295-ФЗ)

(см. текст в предыдущей редакции)

14) стороны арбитража - организации - юридические лица, граждане, являющиеся индивидуальными предпринимателями, физические лица, которые предъявили исковое заявление в порядке арбитража в защиту своих прав и интересов либо к которым предъявлен иск в порядке арбитража, а также которые присоединились к арбитражу корпоративных споров в качестве их участников в предусмотренных настоящим Федеральным законом случаях;

15) суд - орган судебной системы Российской Федерации или иностранного государства;

16) третейский суд - единоличный арбитр или коллегия арбитров;

17) третейский суд, образованный сторонами для разрешения конкретного спора, - третейский суд, осуществляющий арбитраж при отсутствии администрирования со стороны постоянно действующего арбитражного учреждения (за исключением возможного выполнения постоянно действующим арбитражным учреждением отдельных функций по администрированию конкретного спора, если это предусмотрено соглашением сторон арбитража);

18) уполномоченный федеральный орган исполнительной власти - федеральный орган исполнительной власти, уполномоченный на осуществление функций по выработке и реализации государственной политики в сфере юстиции;

19) учреждение-правопредшественник - постоянно действующий третейский суд, который создан до дня вступления в силу настоящего Федерального закона и по отношению к которому в соответствии с настоящим Федеральным законом создается учреждение-правопреемник для целей администрирования арбитража;

20) учреждение-правопреемник - постоянно действующее арбитражное учреждение, которое создано в порядке, установленном настоящим Федеральным законом, и осуществляет администрирование арбитража в соответствии с ранее заключенными арбитражными соглашениями, предусматривающими администрирование арбитража со стороны учреждения-правопредшественника;

21) электронный документ, передаваемый по каналам связи, - информация, подготовленная, отправленная, полученная или хранимая с помощью электронных, магнитных, оптических или аналогичных средств, включая электронный обмен данными и электронную почту.

С 1 сентября 2016 года нормы данного документа не применяются, за исключением арбитража, начатого и не завершенного до дня вступления Федерального закона от 29.12.2015 N 382-ФЗ (часть седьмая статьи 52 Федерального закона от 29.12.2015 N 382-ФЗ).

Статья 2. Основные понятия, используемые в настоящем Федеральном законе

В настоящем Федеральном законе используются следующие основные понятия:

третейский суд - постоянно действующий третейский суд или третейский суд, образованный сторонами для решения конкретного спора (далее - третейский суд для разрешения конкретного спора);

третейский судья - физическое лицо, избранное сторонами или назначенное в согласованном сторонами порядке для разрешения спора в третейском суде;

третейское разбирательство - процесс разрешения спора в третейском суде и принятия решения третейским судом;

третейское соглашение - соглашение сторон о передаче спора на разрешение третейского суда;

правила постоянно действующего третейского суда - уставы, положения, регламенты, содержащие правила третейского разбирательства и утвержденные организацией - юридическим лицом, образовавшей постоянно действующий третейский суд;

правила третейского разбирательства - нормы, регулирующие порядок разрешения спора в третейском суде, включающий правила обращения в третейский суд, избрания (назначения) третейских судей и процедуру третейского разбирательства;

стороны третейского разбирательства - организации - юридические лица, граждане, осуществляющие предпринимательскую деятельность без образования юридического лица и имеющие статус индивидуального предпринимателя, приобретенный в установленном законом порядке (далее - граждане-предприниматели), физические лица (далее - граждане), которые предъявили в третейский суд иск в защиту своих прав и интересов либо которым предъявлен иск;

компетентный суд - арбитражный суд субъекта Российской Федерации, районный суд в соответствии с подсудностью, установленной процессуальным законодательством Российской Федерации.

Компетентный суд - суд, которому подсудно дело в соответствии с законом или договором. Третейский суд - квазисудебный орган, на рассмотрение которого может быть передан спор при наличии третейского соглашения. В вашем случае компетентный суд - это, скорее всего, не третейский суд.

Трете́йский суд (Коммерческий арбитраж) — негосударственный судебный орган, разрешающий споры по экономическим (хозяйственным) договорам юридических лиц между собой, юридических лиц и граждан, граждан между собой.
как правило, между физическим лицом и юридическим лицом третейский суд может быть прописан в договорах коммерческого займа. При потребительском займе третейский суд невозможен. И в любом случае решение третейского суда вступает в силу только по решению арбитражного судьи после оплаты Истцом госпошлины в сумме от 2% до 7% в зависимости от суммы иска. Третейский суд не вправе выносить решение в отсутствии одной из сторон. Задача такого суда в примирении сторон. Статья 42. Основания для отмены решения третейского суда.
Решение третейского суда может быть отменено компетентным судом лишь в
случаях, если: 1) сторона, подавшая заявление об отмене решения
третейского суда, представит доказательства того, что: третейское
соглашение
является недействительным по основаниям, предусмотренным настоящим
Федеральным законом или иным федеральным законом; решение третейского
суда вынесено по спору, не предусмотренному третейским соглашением или
не подпадающему под его условия, либо содержит постановления по
вопросам, выходящим за пределы третейского соглашения. Если
постановления третейского суда по вопросам, которые охватываются
третейским соглашением, могут быть отделены от постановлений по
вопросам, которые не охватываются таким соглашением, то может быть
отменена только та часть решения третейского суда, которая содержит
постановления по вопросам, не охватываемым третейским соглашением;
состав третейского суда или третейское разбирательство не
соответствовали положениям статей 8, 10, 11 или 19 настоящего
Федерального закона; сторона, против которой принято решение третейского
суда, не была должным образом
уведомлена об избрании (назначении) третейских судей или о времени и
месте заседания третейского суда либо по другим причинам не могла
представить третейскому суду свои объяснения; 2) компетентный суд
установит, что: спор, рассмотренный третейским судом, в соответствии с
федеральным законом не может быть предметом третейского разбирательства;
решение третейского суда нарушает основополагающие принципы российского
права.
третейский суд - постоянно действующий третейский суд или третейский суд, образованный сторонами для решения конкретного спора;
компетентный суд - арбитражный суд субъекта Российской Федерации по спорам, подведомственным арбитражным судам, районный суд по спорам, подведомственным судам общей юрисдикции, в соответствии c подсудностью, установленной арбитражным процессуальным или гражданским процессуальным законодательством Российской Федерации.

Компетентный суд-это суд, который ИМЕЕТ ПРАВО рассматривать данный конкретный спор. Если договором или доп. соглашением к нему стороны предусмотрели, что все споры, вытекающие из данного договора будут подведомственны определенному третейскому суду, то третейский суд и будет компетентным в данном случае, то есть будет ИМЕТЬ ПРАВО рассматривать спор. Если в договоре нет оговорки о рассмотрении спора третейским судом и доп. соглашения по данному вопросу сторонами не заключалось, то спор будет рассматриваться по правилам подсудности, установленной гражданским процессуальным законодательством, третейский суд не будет иметь права рассматривать спор. Таким образом, понятие "компетентный суд" может относиться как к третейскому суду, так и к любому другому суду, входящему в суд. систему РФ. Т. е. компетентный суд определяется в каждом конкретном случае отдельно, при этом руководствуются достигнутыми сторонами договоренностями ( договор, доп. соглашение) и требованиями действующего процессуального законодательства.

Рогальчук Д., аспирант кафедры судебной власти и организации правосудия факультета права ГУ-ВШЭ.

В статье в процессе исследования теории и практики деятельности судебных органов автор формирует свое суждение об основных элементах, присущих законному суду в правовой системе Российской Федерации, дает собственное понимание принципа законного суда, включающего в себя обязательность рассмотрения дела компетентным судом.

Ключевые слова: суд, правовая система России, характеристики законного суда, принципы, компетентный суд.

The author of the article in the process of study of theory and practice of activity of judicial agencies formulates his own opinion on basic elements characteristic of legitimate court in legal system of the Russian Federation, gives his own understanding of principle of legitimate court which includes obligatoriness of consideration of the case by competent court.

Key words: court, legal system of Russia, characteristics of legitimate court, principles competent court.

Понятие "законный суд" является необходимым элементом правовой системы государства, в которой соблюдаются и обеспечиваются признанные в демократическом обществе стандарты справедливого суда и правосудия. Согласно Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод (п. 1 ст. 6) и Международному пакту о гражданских и политических правах (п. 1 ст. 14) каждый имеет право при определении его прав и обязанностей или при предъявлении ему уголовного обвинения на справедливое и публичное разбирательство дела в разумный срок независимым, беспристрастным и компетентным судом, созданным на основании закона, при обеспечении равенства заинтересованных сторон перед судом.

Фактически это обобщенная формулировка стандарта законного суда для каждого дела, и она не должна толковаться как ограничивающая содержание понятия "законный суд" только требованием к законодателю создавать судебную систему государства и входящие в нее суды на основании и посредством принятия парламентского законодательного акта.

С точки зрения такого международного юрисдикционного органа, как Европейский суд по правам человека, законодательное регулирование, отвечающее международному стандарту законного суда, должно включать в себя как минимум такие предписания, которые определяют: общее организационное построение судебной системы и отдельных судебных юрисдикций; компетенцию каждого судебного органа; порядок создания судов; предметную, территориальную и персональную подсудность дел всех действующих судебных органов и судебных инстанций. Требование законного суда распространяется не только на правовую основу существования самого суда, но и на состав судебного присутствия по каждому делу .

См. также: Комментарий к Конвенции о защите прав человека и основных свобод и практике ее применения / Под общ. ред. д.ю.н., проф. В.А. Туманова, д.ю.н., проф. Л.М. Энтина. М., 2002. С. 90.

С точки зрения конституционно-правовых основ требования законного суда для каждого дела значимыми являются положения Конституции Российской Федерации, согласно которым судебная система Российской Федерации устанавливается Конституцией Российской Федерации и федеральным конституционным законом (ч. 3 ст. 118); полномочия, порядок образования и деятельности всех федеральных судов устанавливаются федеральным конституционным законом (ч. 3 ст. 128), а также положение ст. 47, в силу которого никто не может быть лишен права на рассмотрение его дела в том суде и тем судьей, к подсудности которого оно отнесено законом. Кроме того, из ч. 2 ст. 20, ч. 5 ст. 32 и ч. 4 ст. 123 Конституции следует, что законодатель уполномочен определять, в каких случаях законным судом для рассмотрения определенных категорий дел признается суд с участием присяжных заседателей. При этом законодатель при осуществлении своих дискреционных полномочий по регулированию судебной системы связан конституционным запретом создания чрезвычайных судов. Это значит, что в судебной системе исключено учреждение - наряду с ординарными, действующими постоянно, управомоченными еще до возникновения конкретной спорной правовой ситуации на рассмотрение определенных категорий дел, - каких-либо иных чрезвычайных судов ad hoc и ad personam, т.е. судов для конкретных случаев и лиц. Хотя, естественно, допускается дискреция законодателя в области образования специальных видов юрисдикции - отраслевых судов.

Реализуя эти конституционные полномочия в рамках ст. 71, п. "о" ч. 1, Конституции РФ, законодатель в Федеральном конституционном законе "О судебной системе Российской Федерации" соответственно конкретизирует эти положения, закрепляя перечень всех действующих в РФ федеральных судов и судов субъекта, порядок создания и упразднения судов и возможность учреждения на основании федерального конституционного закона специализированных судов по рассмотрению гражданских, административных и уголовных дел. При этом в ч. 1 ст. 1 данного Закона указано, что никакие, кроме судов и судей, другие органы и лица не вправе принимать на себя осуществление правосудия.

Однако этими положениями еще далеко не исчерпывается содержание понятия "законный суд для каждого дела". Для обеспечения права каждого на законный суд имеют не меньшее значение правила, определяющие законный состав суда при рассмотрении дела, порядок распределения дел внутри судов между судьями, законодательное закрепление предметной и территориальной подсудности, порядок и основания ее изменения в ходе судопроизводства по конкретному делу, а также разграничение компетенции судов или подсудности дел судам в спорных случаях.

Исходя из изложенного перечня проблем, можно выделить в содержании понятия законного суда разные аспекты, а именно: судоустройственные, процессуально-правовые, компетенционные, а также связанные с организацией судебной деятельности внутри самого суда. До сих пор не все эти вопросы получили законодательное закрепление. Важно, однако, исходя из конституционного требования законного суда для каждого дела, определить необходимый уровень регламентации и отраслевую принадлежность для всех аспектов этого понятия. В связи с этим в актуальной научной литературе поставлены вопросы, касающиеся осуществления правосудия "должным" или законным судом, что может и должно обеспечиваться жесткой нормативной конструкцией - закрытым перечнем дел, относящихся к подсудности и подведомственности суда того или иного уровня , а также связанные с определением понятия подсудности как включающего совокупность разных его сторон - относящихся не только к конкретному суду, управомоченному рассматривать конкретное дело, но и к его составу . С этой точки зрения представляется важной такая интерпретация конституционного принципа законного суда, которая включает в себя не только требования рассмотрения дел судом, созданным на основании закона и в соответствии с определенной законом подсудностью, но и законный состав суда . Он не может определяться ни законодателем, ни правоприменителем произвольно. Хотя в процессуальной литературе нарушение законного состава суда анализируется обычно как безусловное процессуальное основание для отмены вынесенных судебных актов, такая характеристика, несмотря на всю строгость используемой в этих случаях правовосстановительной санкции (отмены судебных актов), не является достаточной для предотвращения возможных отступлений от конституционного принципа законного суда для каждого дела. В этих целях - помимо предусмотренных в процессуальном законодательстве оснований для устранения конкретного судьи из состава суда - необходима более определенная законодательная регламентация требований к составу законного суда как обязательного элемента понятия "законный суд для каждого дела".

Абросимова Е.Б. Очерки российского судоустройства: реформы и результаты. М., 2008. С. 234.
Уголовный процесс: Учебник для студентов юридических вузов и факультетов. 5-е изд. / Под ред. К.Ф. Гуценко. М., 2004. С. 405.
Э.М. Мурадьян рассматривает эти два компонента как элементы процессуального принципа законности. См.: Мурадьян Э.М. Судебное право. СПб., 2007. С. 365.

При этом остается необходимость определить именно в законодательстве о судоустройстве при установлении правомочий и структуры судов общей юрисдикции, в каком составе действует суд каждого звена судебной системы и каждой судебной инстанции при рассмотрении дел, аналогично тому, как это сделано в законодательстве об арбитражных судах (в соответствии с Федеральным конституционным законом "Об арбитражных судах в Российской Федерации" арбитражные суды любого звена и инстанции рассматривают дела в составе соответствующих специализированных судебных коллегий). Должны в законе и регламентах отдельных судов устанавливаться и правила распределения дел между судьями, в том числе с учетом специализации судей внутри суда по рассмотрению конкретных категорий дел. Составной частью этих правил должен быть также единый порядок передачи дела от одного судьи к другому. Такие регламенты должны существовать в судах всех звеньев судебной системы. Представляется, что все вышеназванное является предметом регулирования, которое содержательно не может не включаться в нормы закона о судах общей юрисдикции.

Во внесенном в настоящее время в Государственную Думу Российской Федерации проекте закона о судах общей юрисдикции, разработанном Верховным Судом Российской Федерации, предусмотрено из названного круга вопросов только то, что территориальная подсудность, а также иные правила распределения дел по подсудности между судами общей юрисдикции устанавливаются федеральными законами.

В связи с определением подсудности дел, которая в научной литературе всегда рассматривалась в качестве предпосылки обеспечения законного суда, также возникает проблема уровня необходимого правового регулирования и отраслевой его принадлежности. Подсудность дел, собственно, является характеристикой полномочий любого суда. В настоящее время вопросы подсудности регулируются гражданским процессуальным, арбитражным процессуальным и уголовно-процессуальным законодательством. В связи с этим, во-первых, возникает вопрос о том, насколько такое регулирование соответствует конституционному требованию закрепления полномочий всех федеральных судов федеральным конституционным законом. И, во-вторых, не могут быть универсально и непротиворечиво урегулированы порядок и основания передачи дел из одного суда в другой, как внутри каждой подсистемы судебной власти, так и в особенности между ее различными подсистемами.

При этом законодателю надлежит, исходя из требования законного суда, строго ограничить возможность вышестоящего суда принимать подсудное нижестоящему суду дело к своему рассмотрению, а также перераспределять дела между нижестоящими судами. Согласно правовым позициям Конституционного Суда Российской Федерации, сформулированным в Постановлении от 16 марта 1998 г. N 9-П, подсудность дел определяется законом. В таком законе должны быть закреплены критерии, которые в нормативной форме (в виде общего правила) предопределяли бы, в каком суде подлежит рассмотрению то или иное гражданское либо уголовное дело, что позволило бы суду (судье), сторонам и другим участникам процесса избежать неопределенности в этом вопросе, которую в противном случае приходилось бы устранять посредством правоприменительного решения, т.е. дискреционным полномочием правоприменительного органа или должностного лица, и тем самым определять подсудность дела не на основании закона. Чтобы исключить произвольный выбор суда или судьи, закон, допуская такую передачу, должен закреплять и ее надлежащий процессуальный механизм (в том числе определять уровень и территориальное расположение суда, в который дело может быть передано; судебную инстанцию, которая могла бы подтвердить наличие оснований для передачи), а также обеспечивать право на обжалование соответствующего решения о передаче дела в другой суд, принимаемого в виде судебного акта. Передача дела в другой суд - в случае устранения судьи из процесса - не может рассматриваться как нарушение права, предусмотренного ст. 47 (ч. 1) Конституции Российской Федерации, поскольку подсудность и в таком случае в конечном счете предопределена не усмотрением правоприменителя, а законом (указанными в нем точными основаниями). Устанавливая такие основания, закон не должен нарушать закрепленные в Конституции РФ принципы правосудия и затрагивать (искажать) само существо права на судебную защиту. Оспаривавшаяся в Конституционном Суде, предусмотренная ст. 44 УПК РСФСР и ст. 123 ГПК РСФСР передача дела вышестоящим судом из одного суда, которому оно подсудно, в другой суд была признана не противоречащей Конституции РФ, если она осуществляется в рамках судебной процедуры при наличии указанных в самом процессуальном законе точных оснований (обстоятельств), по которым дело не может быть рассмотрено в том суде и тем судьей, к подсудности которых оно отнесено законом, и, следовательно, подлежит передаче в другой суд. Существующие способы решения данного вопроса закреплены в процессуальных кодексах. По общим правилам разграничения подведомственности дел между судами общей юрисдикции и арбитражными судами, изложенным в ст. 22 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации и ст. 27 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, следует исходить из субъектного состава и характера споров. Так, дела, которые отнесены к подведомственности арбитражных судов в соответствии с предусмотренными Арбитражным процессуальным кодексом Российской Федерации правилами, и которые находятся в производстве судов общей юрисдикции на день вступления в силу Федерального закона от 19 июля 2009 г. N 205-ФЗ, подлежат рассмотрению судами общей юрисдикции по правилам, установленным гражданским процессуальным законодательством (п. 6 ст. 15 Федерального закона от 19.07.2009 N 205-ФЗ). До этого при введении Арбитражного процессуального кодекса в соответствии с со ст. 7 Федерального закона от 24 июля 2002 г. N 96-ФЗ дела, которые находились в производстве судов общей юрисдикции и которые в соответствии с настоящим Кодексом были отнесены к подведомственности арбитражных судов, в течение двух недель со дня введения в действие параграфа 1 "Подведомственность" главы 4, с согласия истцов, должны были передаваться судами общей юрисдикции на основании определения суда в арбитражные суды в соответствии с правилами подсудности, установленными Арбитражным процессуальным кодексом РФ и действующими на момент передачи дела. Если истец был не согласен на передачу его дела судом общей юрисдикции в арбитражный суд, то суд общей юрисдикции прекращал производство по данному делу в связи с неподведомственностью дела суду общей юрисдикции.

Конституционное право каждого на рассмотрение его дела судом в соответствии с определенной законом его подсудностью имеет еще один важный аспект. Он связан с тем, что термином "подсудность" обозначаются также полномочия по рассмотрению дел различными судебными инстанциями . Исходя из требования законного суда, для каждого дела в связи с этим возникает вопрос, насколько этому требованию соответствует осуществление одной судебной инстанцией такой деятельности, которая по своему характеру присуща другой судебной инстанции, или иначе - допустимо ли, чтобы судебная инстанция рассматривала такие вопросы, которые по закону составляют компетенцию другой инстанции, а также требуют осуществления несвойственной данной инстанции процессуальной деятельности.

См. также: Уголовный процесс / Под ред. К.Ф. Гуценко. С. 405.

Представляется, что при этом также могут возникать сомнения в том, является ли соответствующая инстанция законным судом в смысле ст. 47 Конституции РФ и ст. 6 Европейской конвенции. Положения последней о праве каждого на рассмотрение его дела компетентным судом, созданным на основании закона, не может, по существу, не предполагать, что речь идет о компетентном суде не в смысле его профессиональной пригодности, а в том смысле, что он признан надлежащей (законной) инстанцией для рассмотрения дела, а значит, что рассмотрение дела отнесено к его компетенции. С этой точки зрения действующее в РФ регулирование инстанционной деятельности также может вызывать сомнение - в плане соответствия принципу законного суда.

Особый характер деятельности, которыми различаются судебные инстанции, требует, чтобы каждая из них решала с помощью своих процессуальных средств определенные для нее задачи. Например, с этой точки зрения установление фактов в судебном заседании на основе непосредственного исследования доказательств судами первой инстанции не может быть заменено кассационной или надзорной деятельностью - эти виды деятельности не предполагают получение такого результата, как новое исследование обстоятельств дела, завершающееся новыми выводами о фактах, составляющих предмет судебного разбирательства. Процессуальный закон прямо запрещает оценку в таких инстанциях обстоятельств, не рассматривавшихся судом первой инстанции (ст. 286 Арбитражного процессуального кодекса, ст. 347 Гражданского процессуального кодекса, ст. 360 Уголовно-процессуального кодекса).

Исходя из этого, заслуживает внимания вопрос о том, является ли законным судом для проверки законности и обоснованности судебных актов по гражданским и уголовным делам суд кассационной инстанции. В отличие от апелляционного производства, которое осуществляется по правилам суда первой инстанции и поэтому может рассматриваться как законный суд, имеющий полномочия по иному определению фактических обстоятельств дела в сравнении с тем, как они были зафиксированы в обжалованном судебном акте, кассационная и надзорная инстанция не правомочны решать такие вопросы. Поэтому трудно согласиться, что кассационная инстанция в уголовном процессе может быть признана законным судом, правомочия которого достаточны в качестве гарантии конституционного права каждого осужденного на фактическую проверку приговора по его делу. Точно так же было бы нарушением принципа законного суда разрешение в надзорном производстве коллегией из трех судей Высшего Арбитражного Суда вопроса о наличии оснований для возобновления дела по вновь открывшимся обстоятельствам. Это относится к компетенции суда, принявшего подлежащий такому пересмотру судебный акт. Основываясь на этих рассуждениях, можно рассматривать принцип законного суда для каждого дела одновременно как включающий в себя и обязательность рассмотрения дела компетентным судом. В систематике отечественных принципов организации и функционирования судебной власти, основанной на Конституции РФ, такой элемент справедливого правосудия, как его осуществление компетентным судом, по существу, представляется включенным в понятие суда, уполномоченного на рассмотрение дела законом.

Мы используем файлы Cookie. Просматривая сайт, Вы принимаете Пользовательское соглашение и Политику конфиденциальности.

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: