Когда появилась судебная экспертиза

Обновлено: 07.12.2022

История экспертизы ведёт своё начало с Древнего мира. Постепенно, из века в век, люди приходили к выводу: медицина и исследование человеческого тела (живых и мёртвых) помогают отвечать на миллион важных для человечества вопросов. Сегодня отправимся на историческую экскурсию во Францию, где во второй половине XVIII века появились первые научные работы, посвященные антропометрическим измерениям живых лиц и трупов.

Пионеры в судебно-медицинской экспертизы

Сю был анатомом и хирургом, а еще дедом Эжена Сю, автора знаменитых «Парижских тайн». Научный труд Жан Жозефа «Пропорции скелета человека» (Sur les proportions des squelette de homme. 1755) был своеобразной «базой данных» соматометрических размеров, которые автор получил при измерении трупов людей разных возрастных групп.

В первой четверти XIX века эти данные были расширены и дополнены токсикологом и судебным медиком М.-Ж.- Б. Орфила. Так появился первый во Франции справочник по судебно-медицинской и криминалистической практике. По этому справочнику следователи и коронеры устанавливали прижизненную длину тела человека, когда исследовали его расчлененный труп.

После Великой французской революции судебная медицина стала развиваться интенсивно. В 1790-1800-е годы в крупных французских городах появились новые медицинские факультеты: Париж (1794 год), Страсбург (1808 год), Монпелье (1810 год), Лион (1874 год).

Первые французские учебные программы по судебной медицине делали акцент на теорию, не на практику. Одним из первых врачей, который решился вывести судебную медицину на качественно новую степень в преподавании и практическом применении в судопроизводстве, был Николя Пьер Гильбер (Gilbert, NicolasPierre; 1751-1814 гг.).

Николя Гильбер считал судебную медицину «одной из благороднейших профессий». Он был уверен: все представляемые на рассмотрение суда судебно-медицинские документы должны быть «мудро обоснованы».

Несмотря на прогрессивную деятельность ряда известных судебных медиков XIX-XX веков, ситуация судебной медициной во Франции вплоть до недавнего времени была крайне неоднозначной. Например, в Руане, где изучение судебной медицины исторически было связано с деятельностью врачей городской больницы, собственно танатологические исследования почти не проводились. Организация отдельного курса судебной медицины для студентов всякий раз встречала трудности. Так, курс, организованный в 1928 году профессором Антуаном-Эммануэлем-Паскалем Бланше, закрыли уже через несколько лет. Отдельную кафедру судебной медицины в Руане создали только через 40 лет – в 1967 году.

Реформы в организации судебной медицины во Франции в 90-х годах XX века

С 1995 года во Франции проводится ряд крупных реформ в области организации судебно-медицинской службы, которые направлены на:

  • увеличение числа судебно-медицинских вскрытий и интеграцию отделений танатологии в клинических больницах;
  • создание научно-исследовательских судебно-медицинских отделений при больницах и университетах;
  • организация комплексных судебно-медицинских центров для оказания медицинской, психологической и юридической помощи (в том числе, неотложной) жертвам изнасилований;
  • совершенствование организации и проведения судебно-медицинской экспертизы живых лиц;
  • обучение судебной медицине на младших курсах медицинских учебных заведений;
  • исследования в области новых наукоемких направлений (генетическая дактилоскопия и др.).

Парижская школа судебной медицины

Расцвет парижской школы судебной медицины начался после 1814 года, когда декан парижского Медицинского факультета Ле Ру де Тиллье (Le Roux des Tilliets) решил реформировать учебный процесс в своем заведении. Он привлёк новые преподавательские кадры, устраивал практикумы в морге для студентов. В общем, всеми силами стремился превратить теоретическую дисциплину в полноценную науку.

В 1868 году на базе старого городского морга начинается строительство Института судебной медицины (Institut médico-légal de Paris).

В 1877 году там началось систематическое обучение будущих судебно-медицинских экспертов. Прежде всего, их обучали технике наружного осмотра тела и аутопсии. Преподавателем стал новый декан, продолживший линию де Тиллье, Альфред Вульпиан (Vulpian Alfred, 1826-1887 гг.). Вульпиан привлёк к образовательному процессу известного парижского врача Поля Бруарделя (Brouardel, Paul; 1837-1906 гг.).

Через два года Бруардель возглавил кафедру судебной медицины. Вскоре его избрали деканом Медицинского факультета и членом Медицинской академии в Париже, а также президентом Общества судебной медицины.

Главные научные работы Бруарделя посвящены инфекционным заболеваниям – холере, туберкулезу, оспе, а также вопросам общественного здравоохранения и гигиены. Книга Бруарделя «Étude médico-légale sur la combustion du corps humain» (1878 г.) долгое время оставалась важнейшим учебным пособием по судебной медицине во Франции.

В период с 1839 по 1876 г. Огюст Тардьё написал 3 диссертации, 12 книг, опубликовал более 120 статей и составил более 500 протоколов судебно-медицинских исследований.

В своих работах он отражал судебно-медицинские аспекты абортов, повешения, утопления, душевных болезней, татуировок, сифилиса, удушения, симуляции и медицинского шарлатанства.

Именно Тардьё описал субплевральные и субэпикардиальные кровоизлияния, относящихся к общеасфиктическим признакам при различных видах механической асфиксии (так называемые «пятна Тардьё»).

«По отношению к задушению Тардьё с особою тщательностью изучил и описал явления со стороны запирательных мышц пузыря и прямой кишки, сопровождаемые параличом, а также в психической сфере человека, испытавшего на себе не имевшее смертельного исхода задушение. Существование указанных Тардьё апоплектических гнезд в легких оспаривалось Каспером, но точечные кровоподтеки на поверхности легких, впервые распознанные им и получившие название пятен Тардьё, считаются одним из важных признаков смерти от задушения, все равно, происходит ли оно от механического зажатия путей доступа воздуха в легкие или же от утопления или повешения».

Многолетние наблюдения ученого в области судебно-медицинской танатологии нашли своё отражение в труде «Étude médico-légale sur la pendaison, la strangulation, le ssuffocations» (1870 г.). Учёный предложил оригинальную классификацию ядов. Классификация основывалась на воздействии ядов на человека и состояла из 5 основных типов: irritants, hyposthénisants, stupéfiants, narcotiques и nevrosthéniques («Étude médico-légale et clinique sur l'empoisonnement», 1867). Увы, труды Тардьё по сей день не переведены на русский.

К числу важнейших работ Тардьё относятся и «О детоубийстве» («Étude médico-légale sur l’infanticide», 1868) и «О преступлениях против нравственности» («Étude médico-légale sur les attentats aux moeurs», 1857), снабжённые многочисленными рисунками, таблицами и богатейшим казуистическим материалом.

Амбруаз Тардьё приобрел публичную известность и всеобщее признание еще и благодаря многочисленным судебным процессам. Учёный выступал в роли судебно-медицинского эксперта в 5238 случаях, включая известные преступления. Однако этой сфере жизни замечательного ученого мы посвятим отдельную статью. А пока перечислим еще несколько заслуживающих пристального внимания имён.

В Париже плодотворно трудился основоположник современной судебно-медицинской химии и тосикологии М.-Ж.-Б. Орфила (Orfila, Mathieu Joseph Bonaventure; 1787-1853 гг.). Орфила прославился исследованием соединений мышьяка, который в то время был очень «популярным» среди отравителей. Даже сегодня особый интерес представляет его фундаментальное исследование по токсикологии – «Traité des poisons ou Toxicologie générale» (1813).

Само понятие «судебно-медицинская химия» восходит к трудам Орфила: «Eléments de chimie médicale» (1817), «Leçons de medicine légale» (1823).

Орфила принадлежит одна из первых работ, посвященных эксгумации трупа («Traité des exhumations juridiques», 1830).

Наиболее известным случаем из экспертной практики Матье Орфила стало дело об отравлении Шарля Лафаржа его супругой Мари. Это произошло в 1839 году в Ле Гландье. Орфила впервые в судебной токсикологии применил пробу Марша и смог установить летальные дозы мышьяка в теле Шарля Лафаржа после эксгумации его трупа.

Орфила был также выдающимся организатором: так, на финансовые средства знаменитого французского хирурга Гийома Дюпюитрена, завещанные медицинскому факультету Парижского университета, он в 1835 году организовал один из старейших анатомических музеев в Париже – Музей Дюпюитрена.

«Золотой век» французской судебной антропологии связан с именем Поля Пьера Брока (Broca, Paul Pierre; 1824-1880 гг.). Он был известным хирургом и крупнейшим для своего времени специалистом в области анатомии и физиологии нервной системы. Брока считают основоположником современной антропологии.

В 1859 году он основал первое в мире Общество антропологии в Париже, в 1872 году – журнал «Антропологическое обозрение» («Revue d'anthropologie»), в 1876 году – парижскую Высшую школу антропологии. Именно Брока ввел в повседневную практику остеометрическую доску, гониометр, краниометры и разработал основы многих методов, применяемых в физической антропологии до сих пор.

К последователям Брока принадлежат Поль Топинар (Topinard, Paul; 1830-1911), Этьен Ролле (Rollet, Etienne; 1862-1937) и Леонс Мануврие (Manouvrier, Leonce Pierre; 1850-1927). Среди заслуг этих ученых – разработка методов кранио- и остеометрии, а также создание специальных остеометрических таблиц для определения длины тела, используемые в практике современных судебно-медицинских экспертов.

У истоков современной криминалистической идентификации личности стоит парижский юрист Альфонс Бертильон (Bertillon, Alphonse; 1853-1914 гг.), изобретатель бертильонажа – системы идентификации преступников по их антропометрическим данным (1881), а также методов описания признаков внешности по системе «словесного портрета» (1885) и сигналетической фотосъемки (1885). Итоговый труд Бертильона – «Антропометрическое отождествление» – вышел в свет в 1893 году. И об этом учёном у нас будет отдельный материал.

Как видно из обзора Франция и Париж дали миру и направлению судебно-медицинское экспертизы многое: от первого практического справочника до развернутых трудов по токсикологии и антропологии, которые эксперты применяют по сей день.

Д.В. Сундуков, Е.Х. Баринов, А.В. Смирнов. История судебной медицины в зарубежных странах. – Москва. Российский университет дружбы народов, 2017.

Как и в случае с большинством наук установить, когда именно появилась лингвистическая экспертиза, невозможно. О вопросах авторства задумывались со времен Эсхила и Софокла, когда древнегреческие драматурги частенько обвиняли друг друга в плагиате. Интересоваться, кто же автор того или иного текста, люди продолжили и дальше. Например, в 18 веке умы человечества занимали вопросы «Действительно ли существовал Шекспир?» и «Кто был автором библии?».

Только в 19 веке ученые (любопытно, что это были не филологи, а математики) попытались обобщить методы установления авторства. Вот их имена: Т.К. Менденхолл, Аугустус де Морган, а в начале 20 века Адни Юл. В основу их исследования легли атрибуты, которых легко измерить, например, средняя длина слова, средняя длина предложения и так далее. Однако применить эти правила на практике и вообще привязать их к лингвистике было трудно.

Словосочетание «судебная лингвистика» впервые было использовано в 1968 году. Именно тогда профессор лингвистики, швед Ян Свартвик применил его в своём отчете. Делу, над которым работал лингвист Свартвик, стоит уделить особое внимание.

Шведский лингвист, работавший в 1968 году в Лондонском университете, услышал об одном громком деле, которое произошло пару десятилетий назад на Рилингтон-Плейс, 10 (район Кенсингтон, Лондон). Громким дело было потому, что оно касалось убийства нескольких женщин и ребенка. Из-за обнаруженных тел в доме по этому адресу вся улица приобрела дурную славу. Позже лондонские власти даже сменили её название на Растон-Клоуз (прим. ред. – улицу снесли в 70-х годах, теперь там новый квартал). Однако вернёмся к делу и тому, как оно стало отправной точкой для развития судебной лингвистики.


Тимоти Джон Эванс - справа, его сосед и настоящий убийца Джон Реджинальд Кристи - слева

Виновным в убийстве признали Тимоти Джона Эванса, который проживал со своей женой и дочкой в злополучном доме. Эванс, сбежавший в 1949 году с места убийства, сдался полиции, написал два заявления и вроде как сознался в преступлении. Судили Эванса в Центральном уголовном суде Англии и Уэльса (знаменитом Олд Бейли), а позже повесили в тюрьме Пентонвилл. Так бы и забыли это дело со сменой названия улицы, однако, судьба обвиняемого не оставляла в покое известного журналиста Людовика Кеннеди. Именно Кеннеди в 60-х годах решил вернуться к материалам расследования, и в помощь к себе позвал лингвиста из Швеции Яна Свартвика. С этого момента Стартвик стал одним из первых лингвистов, который провёл лингвистическую экспертизу посредством сбора и исследования большого массива данных. Что обнаружил лингвист?

Свартвик быстро понял, что те заявления Тимоти Джона Эванса содержат два стиля, и что по большей части они написаны в так называемом полицейском регистре. Он приступил к количественной оценке различий и в итоге сделал вывод о смешении официального стиля и заметного разговорного.

С одной стороны, в заявлении встречается чисто разговорная речь, с другой, обороты вроде «incur a debt» (влезать в долг), «squandering the money» (разбазаривание, расточительство или мотовство) или «terrific argument» (что-то вроде «небывалый скандал»). Простой парень вроде Эванса использовать такое выражение, категорически не мог. Скорее бы уж сказал «bloody row» («чёртова грызня» или что-то в таком духе).

Наряду с другими доказательствами, собранными в ходе дополнительного расследования, лингвист доказал, что Эванс не мог диктовать приписываемые ему показания. Экспертиза Свартвика и активная кампания Кеннеди вынудили министра внутренних дел снять с Эванса обвинения и оправдать его посмертно. История показала, что это было справедливо. Жену Эванса и его маленькую дочь убил сосед Джон Реджинальд Кристи, причастный к смерти еще нескольких женщин, в том числе собственной супруги.

В течение длительного периода в английском праве действовал свод правил, касающихся допроса свидетелей, в частности того, каким образом он (допрос) должны происходить. Эти правила были известны как правила судей (Judges’ Rules), которые устанавливали:

  • подозреваемые должны диктовать свои показания сотрудникам полиции,
  • сотрудники полиции не должны прерывать подозреваемых,
  • на этапе дачи показаний нельзя задавать вопросы подозреваемому, за исключением незначительных разъяснений.

На практике этого почти никогда не случалось. Как правило, сотрудник полиции задает ряд вопросов, делает пометки, а затем записывает или печатает показания подозреваемого. Причем не словами подозреваемого, а в форме и порядке, установленном в полиции. Поэтому полицейские отчеты содержат такие фразы, как «тогда я заметил» (I then observed), и т. д. Такая формулировка типична для официального документа, но не для разговорной речи. Этот стиль стал известен как «полицейский регистр» (police register), и сам по себе представлял объект для изучения экспертами-лингвистами.

Судьи, сформулировавшие правила дачи показаний, не осознавали, что диктовка и стенографирование заявлений является трудной – возможно, невыполнимой – задачей для обычного человека. Научиться диктовать и при этом не сбиться с последовательного, детального повествования чрезвычайно сложно. Однако и у человека, фиксирующего заявления, задача не менее трудная. Обычно люди не делают свои заявления последовательно и структурировано: они говорят слишком быстро, опускают важные детали, спекулируют фактами и эмоциями, делают отступления и так далее. Правило судей перестаёт работать, и полицейские по-своему интерпретируют информацию, к сожалению, зачастую не в пользу подозреваемого.

Поэтому на заре развития судебной лингвистики, по крайней мере в Соединенном Королевстве, эксперты в основном работали над вопросом установления подлинности заявлений при полицейских допросах (не было ли оказано давление на подозреваемого).

Первый пример свидетельских показаний экспертов-лингвистов по этому вопросу произошел в 1989 году в процессе судебного разбирательства в Олд-Бейли по делу об убийстве. Эксперт-лингвист продемонстрировал наличие «полицейского регистра» в заявлении, которое было ключевым доказательством вины подозреваемого.

Перевод выполнен редакцией Института судебных экспертиз и криминалистики.

Основным принципом судопроизводства, закрепленным в ч. 3 ст. 123 Конституции РФ, является состязательность. При этом одним из важнейших её элементов является правовое обеспечение экспертной деятельности. Разбираемся с сотрудниками Центра экспертиз при Институте судебных экспертиз и криминалистики.

Право на справедливое судебное разбирательство — одно из основных прав человека, а судебная экспертиза — одно из условий его реализации.

Когда назначают судебную экспертизу? Что суд должен сделать до её назначения? Каким процессуальным положением обладает эксперт? Как именно стороны дела реализуют своё право на справедливый приговор, благодаря экспертизе?

Когда назначают экспертизу?

Судебная экспертиза — основная форма применения специальных знаний в судебном процессе. Она важна не только для справедливого рассмотрения дела, но и для защиты прав граждан в судебном порядке.

  • Судебная экспертиза — форма применения специальных знаний в судебном процессе.

Чаще всего судьи назначают землеустроительную, строительно—техническую, автотехническую, почерковедческую, лингвистическую, психолого—психиатрическую, судебно-медицинскую, техническую экспертизу документов.

Чтобы установить обстоятельства несколькими экспертами в одной области знания, суд может назначить комиссионную экспертизу. Комплексную экспертизу проводят, когда необходимо провести исследование с использованием разных областей знаний.

На основании заключения эксперта суд устанавливает факты, которые имеют значение для правильного и объективного разрешения дела. Заключение эксперта имеет юридическую силу при условии, что оно получено с соблюдением закона.

Судебная экспертиза может быть назначена судом или по ходатайству лиц, участвующих в деле. Есть ситуации, когда назначение экспертизы — обязательное условие, например, дела о признании гражданина недееспособным (см. ст. 283 ГПК РФ).

Экспертизу могут назначить на стадии подготовки к судебному разбирательству или в процессе судебного разбирательства.

Что суд обязан сделать до назначения экспертизы?

Перед вынесением определения о назначении экспертизы суд должен:

  • установить факты, которые необходимы для проведения экспертизы;
  • определить вид экспертизы;
  • выбрать экспертное учреждение или эксперта (-ов);
  • сформулировать вопросы, где требуется заключение эксперта;
  • рассмотреть ходатайства об отводе экспертов;
  • назначить дату экспертизы и дату, когда заключение эксперта должно быть направлено в суд;
  • предоставить эксперту материалы для исследования;
  • определить расходы на проведение исследования.

При выборе экспертов и вопросов суд учитывает мнение участников судебного процесса. Если суд отклоняет вопросы, то он обязан мотивировать свое решение.

Эксперта предупреждают об ответственности за предоставление ложных сведений (см. ст. 307 УК РФ).

Проведение экспертизы суд поручает экспертному учреждению, эксперту или нескольким экспертам. Судебные экспертизы проводятся государственными и негосударственными судебно-экспертными учреждениями, государственными судебными или частными экспертами.

Какими основными признаками обладает судебная экспертиза?

1) Судебная экспертиза — процессуальное действие. Её осуществляют в соответствующей процессуальной форме. Порядок производства экспертизы регламентирован законом, например, она может проводиться только по решению суда, судьи, органа дознания, дознавателя, следователя или прокурора, вынесенному в соответствии с процессуальным законодательством.

2) Судебная экспертиза нужна, когда возникает потребность в специальных знаниях. Суд назначает экспертизу, чтобы установить обстоятельства, имеющие значение для дела.

Специальные знания — это те, что выходят за рамки общеобразовательной программы и житейского опыта и требуют особой подготовки и профессиональных навыков. Они могут относиться к любой отрасли знания: науке, технике, искусству или ремеслу.

На разрешение эксперта в гражданском, арбитражном, административном и уголовном процессе не могут ставиться правовые вопросы (например, имело ли место убийство или самоубийство).

3) Судебная экспертиза подразумевает под собой проведение исследования. Если вопрос, входящий в компетенцию какого-то специалиста, может быть решен без проведения исследования, экспертиза не должна назначаться. В таких случаях должны применяться другие методы: консультация специалиста, справка по вопросу, допрос сведущего свидетеля и другие.

4) Экспертизу проводят, чтобы установить обстоятельства, подлежащие доказыванию по конкретному делу.

5) Результат исследования — заключение судебного эксперта. Ход исследований и результаты экспертизы оформляются особым процессуальным документом заключением эксперта.

Заключение эксперта — один из видов (источников) доказательств, которое предусматривает процессуальное законодательство.

Заключение не имеет никаких преимуществ перед другими доказательствами и подлежит проверке и оценке на общих основаниях.

Каким процессуальным положением обладает эксперт?

Государственные судебные эксперты — аттестованные работники государственного судебно—экспертного учреждения, которые проводят судебную экспертизу в рамках своих должностных обязанностей.

При проведении экспертизы эксперт не должен быть зависим от того, кто назначил экспертизу, а также лиц, заинтересованных в определенном исходе дела.

Эксперт должен быть независимым.

Какие требования предъявляют к государственным судебным экспертам?

  • высшее образование и дополнительное профессиональное образование (эксперты в государственных судебно—экспертных учреждениях);
  • среднее профессиональное образование в области судебной экспертизы (эксперты в ОВД);
  • все государственные судебные эксперты должны проходить аттестацию каждые 5 лет.

Обоснованность и справедливость судебного разбирательства обеспечивается также возможностью применять альтернативные средства собирания доказательств в суде, поэтому возникла необходимость создания и функционирования системы альтернативных судебно-экспертных учреждений.

Негосударственная судебная экспертиза — экспертиза, проводимая вне государственных судебно—экспертных учреждений.

Частные судебные эксперты — это лица, обладающие специальными знаниями в различных областях знаний, но не являющиеся государственными судебными экспертами.

Требования к квалификации для государственных экспертов, на частных экспертов не распространяются.

Заключения государственных и негосударственных экспертов имеют одинаковое значение как доказательство (см. ст. 79 ГПК РФ, ст. 83 АПК РФ, п. 2 ст. 195 УПК РФ).

Как именно стороны дела реализуют своё право на справедливый суд, благодаря назначению экспертизы?

1. Заключение эксперта является источником доказательственной информации, с помощью которого при расследовании и судебном рассмотрении уголовных дел добывают новые и проверяют имеющиеся доказательства. Наиболее часто экспертиза используется в качестве процессуального средства проверки и уточнения собранных по делу доказательств.

2. Экспертиза помогает выяснить происхождение и причинные связи отдельных фактов, признаков, механизм их образования.

3. Экспертиза позволяет определить время наступления и протекания отдельных явлений (смерти, горения, торможения и т.д.).

4. Экспертные исследования помогают решить вопрос о тождестве лиц, предметов, веществ, об их групповой принадлежности.

5. Экспертные исследования позволяют выяснить состав вещества, дать качественную и количественную характеристику его элементов.

6. Благодаря экспертиза у суда (сторон, которые ходатайствовали) появляется возможность установить факты и состояния, имеющие юридическое значение.

7. Экспертные исследования помогают дать правильную юридическую оценку расследуемого события.

8. Экспертиза имеет большое значение и для профилактики преступлений. С помощью заключения экспертизы следователи и лица, производящие дознание, выявляют причины и условия, способствовавшие совершению и других преступлений.

Вот почему участникам судебного процесса важно вести себя активно в вопросе о назначении экспертизы и не отдавать его на откуп суду и другой стороне.

В идеале участник процесса должен представлять возможности того или иного вида экспертизы, а также эффект, который она может дать. Так, в ходатайстве о назначении экспертизы аргументируйте её назначение и укажите конкретный факт, для установления которого требуются специальные знания.

Вопросы, которые будут предложены эксперту, должны быть конкретны, понятны, корректно сформулированы и последовательны. Пусть даже для этого понадобится консультация или изучение специальной литературы.

До предложения кандидатуры эксперта проведите мониторинг проведенных аналогичных судебных экспертиз и экспертов, работающих в нужной сфере. Предоставьте суду информацию об экспертном учреждении или данные эксперта (экспертов) с указанием сведений об их компетентности, стаже, сроков исследования, стоимости услуг.

При назначении экспертизы по инициативе суда активно пользуйтесь процессуальными правами: контролируйте замечания в протокол судебного заседания и знакомьтесь с вынесенным определением о назначении экспертизы.

Принцип состязательности является важнейшим конституционным принципом российского судопроизводства. Этот принцип закрепляет ч. 3 ст. 123 Конституции РФ.

Одним из важнейших элементов состязательности является правовое обеспечение экспертной деятельности. Чтобы принцип соблюдался, экспертная деятельность должна быть прерогативой не только государственных, но и негосударственных учреждений и экспертов.

Государственная и негосударственная судебная экспертиза в России: как реализуется? Почему нужна негосударственная экспертиза?

Что такое судебная экспертиза и кто такой судебный эксперт

Судебная экспертиза – процессуальное действие. Она нужна, когда возникает потребность в специальных знаниях. Суд назначает экспертизу, чтобы установить обстоятельства, имеющие значение для дела.

Порядок производства экспертизы регламентирован законом, например, она может проводиться только по решению суда, судьи, органа дознания, дознавателя, следователя или прокурора, вынесенному в соответствии с процессуальным законодательством.

Судебный эксперт – это человек, обладающий специальными знаниями. Это единственное требование, которое к эксперту предъявляет российское законодательство (см. ст. 57 УПК РФ, ст. 85 ГПК РФ и ст. 55 АПК РФ).

Подтвердить то, что этими знаниями он обладает, эксперт должен до начала исследования, а также в заключении. Согласно процессуальным кодексам (см.ст. 204 УПК РФ, ст. 86 АПК РФ), экспертная организация или сам эксперт должны предоставить сведения:

  • об образовании, специальности, ученом звании эксперта,
  • о стаже работы эксперта.

Требование о наличии высшего образования для государственных судебных экспертов содержит ФЗ «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации» (№ 73-ФЗ от 31.05.2001).

На основании этих требований суды (следователи и дознаватели) делают вывод о компетентности эксперта.

Кто может проводить экспертизу

Экспертизу могут проводить в государственном либо негосударственном судебно-экспертном учреждении. К экспертизе могут привлекать лиц, обладающих специальными знаниями, но не являющимися работниками экспертного учреждения (см. п. 1 Постановления Пленума ВАС РФ от 04.04.2014 № 23).

Стороны судебного разбирательства вправе ходатайствовать о привлечении в качестве экспертов указанных ими лиц или о проведении экспертизы в конкретном экспертном учреждении (см. п. 3 ст. 82 АПК РФ).

Государственная экспертиза: что это

Так называется исследование, которое проводят в одном из государственных судебно-экспертных учреждений.

В большинстве (по некоторым оценкам до 70% экспертиз) случаев суды поручают исследования государственным судебно-экспертным учреждениям.

Государственные эксперты в основном проводят: судебно-медицинские, медико-социальные, судебно-психиатрические, психолого-психиатрические, молекулярно- генетические, пожарно-технические экспертизы.

В России существует разветвленная система государственных судебно-экспертных учреждений:

  • экспертно-криминалистические подразделения МВД России – самая многочисленная экспертная служба страны;
  • судебно-экспертные учреждения Министерства юстиции;
  • судебно-медицинские и судебно-психиатрические учреждения Министерства здравоохранения и социального обеспечения;
  • судебно-медицинские лаборатории Министерства обороны;
  • судебно-экспертные подразделения Федеральной службы безопасности;
  • судебно-экспертные учреждения Федеральной таможенной службы;
  • государственные пожарно-технические лаборатории Министерства по чрезвычайным обстоятельствам.

Независимая экспертиза: что это

Это исследования, которые проводят негосударственные экспертные организации и эксперты.

Возможность производства экспертизы вне стен государственных учреждений закреплена в российском законодательстве.

Федеральный закон «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации».

Смотрим статью 41: «…в соответствии с нормами процессуального законодательства Российской Федерации судебная экспертиза может производиться вне государственных судебно-экспертных учреждений лицами, обладающими специальными знаниями в области науки, техники, искусства или ремесла, но не являющимися государственными судебными экспертами.

На судебно-экспертную деятельность лиц, указанных в части первой настоящей статьи, распространяется действие статей 2, 4, 6 - 8, 16 и 17, части второй статьи 18, статей 24 и 25 настоящего федерального закона».

Кодексы.

Возможность проведения экспертизы в уголовном, гражданском, арбитражном и административном процессе в независимых, то есть негосударственных экспертных учреждениях прописана и в важнейших кодексах:

  • ст. 195 Уголовно-процессуального кодекса: «судебная экспертиза производится государственными судебными экспертами и иными экспертами из числа лиц, обладающих специальными знаниями»,
  • ст. 79 Гражданского процессуального кодекса,
  • ст. 82 Арбитражного процессуального кодекса,
  • ст. 77 Кодекса административного судопроизводства.

Для экспертиз по уголовным делам сделана оговорка: их производство может быть поручено негосударственному экспертному учреждению или лицу, не являющемуся сотрудником судебно-экспертного учреждения, но обладающему специальными знаниями и имеющему необходимое оборудование, в случае, когда проведение экспертизы в государственном судебно-экспертном учреждении невозможно (см. п. 5 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 21 декабря 2010 г. № 28 «О судебной экспертизе по уголовным делам»).

Количество экспертиз, проводимых в негосударственных экспертных учреждениях, постоянно растет.

При этом отношение к экспертизам и исследованиям, проводимым в негосударственных учреждениях, по-прежнему является несколько предвзятым.

Согласно статистике деятельности судов общей юрисдикции за 2013 – 2018 годы, ежегодно более 180 тыс. постановлений о назначении экспертизы – 64% всех вынесенных соответствующих постановлений – направляется негосударственным судебно-экспертным учреждениям.

Почему нужна независимая экспертиза

Независимая судебная экспертиза нужна для сохранения и реализации принципа состязательности в российских судах.

Разберём примеры, когда одной из сторон разбирательства независимая экспертиза нужна обязательно.

1. Когда в нарушение принципа состязательности сторону защиты лишают возможности контролировать полноту, подлинность и допустимость направляемых на экспертизу вещественных доказательств.

Следователи, исходя из тактических соображений, могут умышленно скрывать информацию о результатах осмотра места происшествия, изъятых вещественных доказательствах и результатах экспертиз. На практике информацию об этом сторона защиты получает из материалов, направляемых в суд при решении вопроса об избрании меры пресечения, назначении экспертиз либо при ознакомлении с материалами уголовного дела при выполнении требований ст. 217 УПК РФ.

2. Когда принцип состязательности нарушается непосредственно в процессе назначения и производства судебных экспертиз.

На практике чаще всего встречаются такие нарушения:

  • назначение в качестве эксперта лица, заинтересованного в исходе дела,
  • отказ в назначении экспертизы, даже при обязательности её проведения,
  • воздействие и непроцессуальные взаимоотношения между экспертом и стороной обвинения.

В методических рекомендациях часто встречается мнение о том, что у следователя с экспертом при назначении экспертиз «должны сложиться творческие и доброжелательные взаимоотношения, что будет способствовать устранению имеющихся недочетов и значительному улучшению работы по борьбе с преступностью». При этом рекомендуется поручать производство экспертизы специалисту, участвовавшему в осмотре места происшествия.

Фактически специалист, а затем и эксперт, активно взаимодействуют со следователем при сборе вещественных доказательств, образцов для сравнительного исследования, назначении и даже в процессе производства экспертизы. На практике это взаимодействие часто встречается, когда эксперт и следователь являются сотрудниками одного территориального подразделения.

Специалисты попадают в состав оперативно-следственных групп по раскрытию и расследованию конкретного преступления, и руководитель группы дает им поручения. Этот же человек позже выполняет экспертизу по этому уголовному делу.

В результате у эксперта появляется возможность получить непроцессуальную информацию по делу. Кроме того, постоянное общение со следователем и оперативными работниками вызывает вопросы к непредвзятости его деятельности.

При этом, привлечь эксперта к ответственности за ошибочное (вероятно, заведомо ложное) заключение крайне сложно. Заведомо ложное заключение эксперта выражается в заведомо ложных ответах на поставленные вопросы по обстоятельствам, имеющим значение для дела.

Уголовная ответственность в ст. 307 УК РФ предусматривается за дачу экспертом заведомо ложного заключения лишь в том случае, если имеется наличие заведомой ложности, то есть эксперт должен быть убежден в ложности сообщаемых им сведений.

3. Когда следователи не знакомят обвиняемых и защитников с назначенными и даже уже проведенными экспертизами или безосновательно отказывают в назначении экспертиз, особенно повторных.

Представители профсообщества считают важным конкретизировать положение ч. 3 ст. 195 УПК РФ. Там должно быть четко указано: следователь знакомит до направления материалов для производства судебной экспертизы с постановлением о ее назначении подозреваемого, обвиняемого, его защитника, потерпевшего, его представителя и разъясняет им права, предусмотренные статьей 198 УПК РФ. В ином случае участники процесса лишаются права на защиту, грубо нарушается конституционный принцип состязательности и равноправия сторон.

К чему это приводит? К существенному снижению уровня доверия к институту судебной экспертизы в юридическом сообществе.

Поэтому представители профсообщества ратуют за повышение независимости экспертных учреждений и создание независимой от органов, осуществляющих предварительное расследование и дознание, систему, состоящую из государственной федеральной экспертной службы (возможно, под эгидой Министерства юстиции) и негосударственных экспертных учреждений.

Но в первую очередь они ждут принятия федерального закона «О судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации», который должен помочь закрепить реальную конкуренцию между государственными и независимыми экспертным учреждениями.


Слова «экспертиза» и «эксперт» давно уже востребованы в судопроизводстве, но в последнее время они стали модными, не только в средствах массовой информации, но и у законодателей и исполнительной власти. ИПС Консультант Плюс на запрос по слову «экспертиза» дает по версии-проф 6910 документов, эксперт-приложению — 19811 документов и по решениям высших судов — 12438 документов. Это говорит о том, что институт экспертизы вышел за рамки его применения только в судебных процессах. Запрос в Гугле по поисковому слову «эксперт» выдал 31 млн. записей. Это говорит о том, что слово «эксперт» стало системным. Запрос в Яндексе по экспертным организациям в Москве выдал примерно 500 организаций, которые оказывают экспертные услуги, как правило, позиционирующих себя как «независимые». Это говорит о том, что коммерческие (платные) экспертные услуги прочно встали в ряды бизнес структур. [1]

Для правильного понимания иностранного слова «экспертиза», с помощью которого обозначают системный и/или правовой феномен, необходимо рассмотреть историю его появления в России.

Слово «экспертиза» происходит от французского слова «expertise», а слово «эксперт» имеет латинское происхождение от слова «expertus», который в энциклопедиях на русский язык переводится как знающий, опытный, сведущий.

Наверное, первая официальная экспертная организация Корпорация присяжных мастеров-письмоводов по исследованию подписей появилась в Париже во Франции. В 1595 г. Корпорация получила от короля Генриха IV патент на право производства экспертиз. Таким образом, понятие экспертиза началось тогда, когда потребовалось официальное признание необходимости не просто исследований, а официальных исследований в рамках государственно признаваемых действий.

Однако, первые упоминания о применении специальных медицинских знаний в судопроизводстве, появились в Китае и относятся к 6 веку. Также известны факты применения исследований документов в эпоху Византийского императора Юстиниана в 5–6 веке для официальных целей.

В царской России понятие и суть экспертизы появилось только в начале 20 века, хотя для государственных, в том числе судебных целей, исследования осуществлялись сведущими лицами уже при Иване Грозном в 16 веке. [2]

Историки отмечают, что специальные исследования сведущие лица для официальных целей проводили в области медицины, а также они исследовали документы на предмет подлога.

В СССР энциклопедическое понятие экспертизы определялось как «исследование специалистом (экспертом) каких-либо вопросов, решение которых требует специальных познаний в области науки, техники, искусства и т. д. Заключение эксперта рассматривается как одно из доказательств по делу» [3]. Таким образом, выделялась юридическая роль эксперта, в которой выступал специалист, и то, что заключение использовалось как доказательство, полученное объективным путем. Слово «экспертиза» в основном применялась для обозначения специального исследования по поручению государственного органа.

В современной России энциклопедическое понятие экспертизы изменилось, в частности из него было убрано последнее предложение [4]. Это говорит о том, что автор данного энциклопедического термина посчитал, что заключение эксперта не имеет существенного значения в экспертизе. Однако в практике, именно, заключение эксперта представляет интерес, используется как источник доказательства и экспертизы не бывает без него.

Демократизация общества и государства привела к возникновению гипотезы, что существует равнозначность экспертизы, назначаемой органами власти, и любого иного лица. Кроме того, в рамках данной гипотезы стали появляться мнения, что должна быть независимая экспертиза, в отличие от ведомственной экспертизы, якобы зависимой от ведомственных начальников. Очевидно, что данная идея была сформирована политиком, а не юристом. Необходимо отметить, что в официальных документах применялось слово «экспертиза». Сторонники данной гипотезы, исходя из нее самой, считали себя «экспертами» и на этом основании высказывали бездоказательные мнения по поводу того, что такое «экспертиза».

В данных энциклопедических словарях сразу за словом «экспертиза» идет словосочетание «экспертные оценки». В частности «экспертные оценки это количественные или порядковые оценки процессов или явлений, не поддающиеся непосредственному измерению. Основываются на суждениях специалистов».

Автор нового энциклопедического термина «экспертиза» должен был его сопоставить с экспертными оценками, но он этого не сделал. Это привело к тому, что современники не стали рассматривать экспертизу, как экспертизу, которая должна заканчиваться заключением эксперта, имеющего статус источника объективных доказательств. При этом произошло смещение значения понятия экспертизы в область экспертной оценки. Данный факт можно встретить не только в СМИ, но и в современных юридических законах, когда под экспертизой понимают экспертные оценки. Как известно, мнения, даже специалистов, не рассматриваются в качестве объективных доказательств. Такой подход к экспертизе искажает правосознание и правопонимание граждан России.

Таким образом, терминологическая проблема экспертизы выросла до размера национальной проблемы, т. к. многочисленное применение института экспертизы привело к многочисленным нарушениям, как норм законодательства, так и положений правовой доктрины России в области экспертизы.

Появились публикации о власти экспертного сообщества и соответственно новое научное направление «экспертология» и соответственно экспертологи. Необходимо отметить, что на самом деле в России не существует экспертное сообщество [5], экспертиза в большинстве случаев не урегулирована законом, а «эксперты», которые делают экспертные оценки, это не те эксперты, которые выполняют экспертизы и оформляют заключение эксперта. «Независимые эксперты» и их «независимая экспертиза» независима от права, а сами «независимые эксперты», ни за что не отвечают.

Интересен факт снятия в конце 2010 г. после бурного двухгодичного обсуждения определения слова «экспертиза» в самой современной энциклопедии в интернете — Википедии. Однако от определения слова «эксперт» Википедия не отказалась «Эксперт (от лат. expertus — опытный) — специалист, приглашаемый или нанимаемый за вознаграждение, для выдачи квалифицированного заключения или суждения по вопросу, рассматриваемому или решаемому другими людьми, менее компетентными в этой области». Где «специалист — работник, выполнение обязанностей которого предусматривает наличие начального, среднего или высшего профессионального (специального) образования». Таким образом, Википедия рассматривает эксперта, как работника с начальным профессиональным образованием, который может выдавать суждения для менее компетентных лиц. Как известно, мнение является субъективным бездоказательным предположением, а специалист профтехобразования может выдать свое суждение только ученику начальной школы. Наверное, и это определение скоро будет снято в Википедии.

В отечественных словарях известно и другое определение экспертизы «Исследование какого-либо вопроса, требующего специальных знаний, с представлением мотивированного заключения» [6]. Данное определение перевода иностранного слова «эксперт» наиболее близко по значению к феномену экспертизы.

В английском языке слово «экспертиза» обозначается словом «examination», которое в словарях-переводчиках трактуется как детальное исследование (осмотр или анализ) объекта или человека для изучения чего-либо.

Проведем анализ становления различных видов экспертиз в России.

Фактически первые исследования документов на Руси представляли собой криминалистические исследования. Еще при Иване Грозном были отмечены указания на это. Затем аналогичные исследования получили развитие при Петре 1.

Среди известных ученых, которых привлекали в юридической роли экспертов, были М. В. Ломоносов и Д. И. Менделеев. В частности, известно, что М. В. Ломоносов исследовал металлические предметы для определения в них количественного состава золота и серебра. В качестве судебного эксперта к химическому исследованию документов привлекали Д. И. Менделеева. Подробная история криминалистических экспертиз приведена И. Ф. Крыловым [7].

Он отмечает, что участие в нескольких судебных процессах раскрыло Д. И. Менделееву порочность организации судебной экспертизы в царской России, заставило задуматься о процессуальном положении эксперта по судебным уставам 1864 г. Свои наблюдения он обобщил в статье, опубликованной в газете «Судебный вестник». Статья выдающегося ученого до сих пор не потеряла практического значения. Д. И. Менделеев отмечает, что дать заключение возможно только при следующих условиях: 1) когда обстоятельства дела заранее известны, 2) когда предметы, подлежащие экспертизе, были действительно подвергнуты исследованию и 3) когда есть возможность в действительности дать свое заключение. Удивительно, но еще в 19 веке химик привносил в российскую юриспруденцию принципы объективности доказательств.

В 1889 году Е. Ф. Буринским была создана частная судебно-фотографическая лаборатория при Санкт-Петербургском окружном суде, которая выполняла первые научные криминалистические исследования в России. Е. Ф. Буринский в 1903 г. издал монографию «Судебная экспертиза документов, производство её и пользование ею». С 1 января 1893 г. первая в России правительственная судебно-фотографическая лаборатория начала функционировать в Министерстве юстиции. А в Свод законов России были введены статьи 428 и 429 о присяжном фотографе и его помощнике, их праве производить судебные исследования по уголовным и гражданским делам.

Следующей организационной структурой, в которой производились криминалистические исследования, было Центральное Дактилоскопическое Бюро, образованное 16 декабря 1906 года Министерством Юстиции России. Тогда же были утверждены «Правила о производстве и регистрации дактилоскопических снимков».

Только 9 декабря 1912 г. произошло открытие кабинета научно-судебной экспертизы при прокуроре Санкт-Петербургской Судебной Палаты и официально появилось словосочетание «судебная экспертиза».

В Советском законодательстве этот термин закрепился в уголовно-процессуальных кодексах 1922 и 1923 годов. При этом законодатели отказались от термина «сведущие лица», принятого судебными уставами Российской империи и ввели термин «эксперт».

Официально термин «судебная экспертиза» появился в 2001 г. в федеральном законе «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации». За рубежом (на английском языке) данный термин называется forensic examination или в более широком смысле — forensic science (судебная наука) и отражает тот факт, что в судопроизводстве применяются достижения науки.

В заключении отметим, что экспертиза назначается только уполномоченным законом на это лицом, заканчивается заключением эксперта, содержащим категоричные ответы на основе объективного исследования, предоставленных ему объектов, и в соответствии с методикой. Независимая экспертиза и прочие подобные экспертизы могут быть выполнены по инициативе заинтересованных лиц в любых организациях их работниками на основании договора на оказание услуг исследовательского характера. Документ, выдаваемый такими организациями, не называется заключением эксперта и может служить только письменным доказательством.

1. Энциклопедия судебной экспертизы. — М.: Юрист, 1999. 552 с.

2. Губина А. М. Истоки формирования судебного исследования документов в античном Риме [Текст] / А. М. Губина // Молодой ученый. 2013. № 11. С. 521–522.

3. Большой энциклопедический словарь /Под ред. А. М. Прохорова. — М.: Большая Российская энциклопедия, 2000. 1456 с.

4. Нестеров А. В. Экспертное дело. — Ростов -на- Дону:Книга, 2003. 352 с.

5. Крысин Л. П. Современный словарь иностранных слов. — М.: АСТ-ПРЕСС КНИГА, 2012. — 416 с.

6. Тхакохов А. А. История развития судебной экспертизы и судебно-экспертных учреждений России // Молодой ученый. 2014. № 9. С. 382–384.

7. Крылов И. Ф. В мире криминалистики. — Л.: Изд-во Ленинградского ун-та. 1989. — 328с.

Основные термины (генерируются автоматически): заключение эксперта, экспертиза, Россия, слово, документ, английский язык, иностранное слово, независимая экспертиза, царская Россия, экспертное сообщество.

Похожие статьи

Основные правила осмотра документов, подлежащих.

‒ все документы должны направляться эксперту именно в том состоянии и виде, в котором они и изымались

В заключение следует сделать вывод, что результаты осмотра документов, имея лишь

Жижина М. В. судебно-почерковедческая экспертиза документов: учеб.-практ.

История развития судебной экспертизы и судебно-экспертных.

Заключения экспертов должны были проверяться и оцениваться судом, что предусмотрено и современным процессуальным законодательством.

В России первыми специализированными судебно-экспертными учреждениями стали кабинеты научно-судебной экспертизы.

Ключевые слова: обвиняемый, судебная экспертиза.

К моменту производства экспертизы следователь должен предоставить в распоряжение эксперта необходимые медицинские документы (выписку из амбулаторной карты поликлиники, диспансера; амбулаторные карты; истории болезней и т. д.), но главное — следователь обязан.

О значении специальных знаний при производстве судебных.

Ключевые слова: уголовное судопроизводство, специальные знания, судебная экспертиза, эксперт.

По результатам исследования эксперт составляет заключение, которое является одним из предусмотренных законом источников доказательств, а фактические данные.

Объекты и системы исследования документов, предмет.

Техническая экспертиза документ.

Бизнес и безопасность в России, 2000.

Объекты контроля при обучении русскому языку иностранных студентов-медиков (англоязычная форма образования).

Пределы компетентности эксперта как участника судопроизводства

эксперт, лицо, государственное экспертное учреждение, экспертиза, производство экспертизы, судебная экспертиза, РФ, знание, заключение эксперта, экспертная деятельность.

Проблемы рынка экспресс-перевозок в России | Статья в журнале.

Проблемы рынка экспресс-перевозок в России. Автор: Кузнецов Никита Сергеевич.

Ведущие компании рынка доставки разнообразных грузов и документов делают упор на создание

Ключевые слова. логистика, экспресс-перевозка, экспресс-доставка, рынок экспресс-перевозок.

Основные правила осмотра документов, подлежащих.

‒ все документы должны направляться эксперту именно в том состоянии и виде, в котором они и изымались

В заключение следует сделать вывод, что результаты осмотра документов, имея лишь

Жижина М. В. судебно-почерковедческая экспертиза документов: учеб.-практ.

История развития судебной экспертизы и судебно-экспертных.

Заключения экспертов должны были проверяться и оцениваться судом, что предусмотрено и современным процессуальным законодательством.

В России первыми специализированными судебно-экспертными учреждениями стали кабинеты научно-судебной экспертизы.

Ключевые слова: обвиняемый, судебная экспертиза.

К моменту производства экспертизы следователь должен предоставить в распоряжение эксперта необходимые медицинские документы (выписку из амбулаторной карты поликлиники, диспансера; амбулаторные карты; истории болезней и т. д.), но главное — следователь обязан.

О значении специальных знаний при производстве судебных.

Ключевые слова: уголовное судопроизводство, специальные знания, судебная экспертиза, эксперт.

По результатам исследования эксперт составляет заключение, которое является одним из предусмотренных законом источников доказательств, а фактические данные.

Объекты и системы исследования документов, предмет.

Техническая экспертиза документ.

Бизнес и безопасность в России, 2000.

Объекты контроля при обучении русскому языку иностранных студентов-медиков (англоязычная форма образования).

Пределы компетентности эксперта как участника судопроизводства

эксперт, лицо, государственное экспертное учреждение, экспертиза, производство экспертизы, судебная экспертиза, РФ, знание, заключение эксперта, экспертная деятельность.

Проблемы рынка экспресс-перевозок в России | Статья в журнале.

Проблемы рынка экспресс-перевозок в России. Автор: Кузнецов Никита Сергеевич.

Ведущие компании рынка доставки разнообразных грузов и документов делают упор на создание

Ключевые слова. логистика, экспресс-перевозка, экспресс-доставка, рынок экспресс-перевозок.

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: