Картина суд во времена русской правды билибин что изображено на картине

Обновлено: 07.12.2022

Люди простые и младшие дружинники носили одежды более легкие и простые: длинную рубаху и порты, сверх которых, надо думать, надевали для тепла короткие, до колен, кафтаны с прямой спиной, подпоясанные кушаками. В теплую погоду ходили без кафтанов. Отроки - младшие слуги князя и вообще молодежь - шили себе рубахи из дорогих тканей, украшая их богатыми вышивками.

Для описываемого времени очень характерны рубахи, расшитые по груди кругами, обыкновенно пятью.

Ворота, "опястья", то есть нарукавники, тоже были украшены вышивками очень красивой и тонкой работы; это труды жен и дочерей в их долгие зимние досуги. Одежда, в общем, была одного покроя у богатых и бедных, разнообразясь только материалом и украшениями.

И. Билибин. Суд во времена Русской Правды

И. Билибин. Суд во времена Русской Правды

Время, к которому относится сцена, изображенная на картине, принято называть киевским периодом нашей истории. В этом периоде создавалась Русская земля, и в жизни ее вырабатывались те правила жизни, которыми обусловливается отношение людей друг к другу, всех к каждому и каждого ко всем на основе общей пользы и выгоды ради всеобщего мира и тишины; создавалось, другими словами, право страны, которое прежде всего и больше всего выражается в суде, разбирающем те столкновения отдельных лиц друг с другом, которые эти лица не в силах помирить своими средствами и обращаются к силе, власть и значение которой признают. Пока государства не было и люди жили отдельными родами и племенами, судьей всех споров и разногласий, карателем всех преступлений и проступков был: в роде - старейшина рода, в племени - старейшина племени - один или сообща с наиболее старейшими главами отдельных семей. Этот суд творился на виду у всех и сводился к тому, что устанавливал вину преступившего обычаи человека и отдавал его в распоряжение того, кто потерпел от обиды. Обычай установил и степень взыскания с виновного. Если виновный нанес кому-либо материальный ущерб, то должен был возместить сделанную им кражу, потраву, порчу скота или оружия равноценным из своего запаса; если виновный был убийцей, то сам платил жизнью, падая от руки родственников убитого. Таким образом, в суде древних времен участвовали и лица, всеми признаваемые за судей, и сами судившиеся, потерпевшие, получавшие от суда право взыскать свой ущерб с обидчика.

Когда земли восточных славян распались на городовые области и в каждом городе во главе власти стали князья и веча, то князь и вече сделались источниками суда и расправы. С появлением князей суд делается даже более княжеским, чем вечевым. И наша летопись, когда рассказывает о призвании князей, отмечает как главное назначение князя держание суда людям. "Поищем себе князя, иже бы володел нами и судил по праву",- говорили будто бы новгородцы, посылая гонцов к Рюрику и братии его. Суд становится доходной статьей князя, потому что за суд он получает особые взносы с ищущих суда и потому, конечно, всячески старается это свое право суда сохранить только за собой и оградить его от всяких покушений со стороны веча. Это удается князьям, и в XI-XII веках мы читаем в летописях о суде как явлении княжеского обихода. Владимир Мономах в своем "Поучении" приказывает своим детям каждый день держать суд людям. Князь Ростислав хотел постричься в монахи, и печерский игумен уговаривает его не делать того, а лучше деяти свое княжое дело - "в правду суд судити".

Каждую зиму князь отправлялся обыкновенно на "полюдье", то есть за сбором дани с подвластных ему городов и местностей. Останавливаясь на погостах, куда отдельные семьи и роды свозили дань, князь тут же и творил суд. У себя дома, в том городе, где считалась резиденция, князь творил суд у себя на дворе, сидя на крыльце своего дома. Кругом собирались дружинники. На дворе задолго до появления князя толпились уже тяжущиеся и обвиняемые, свидетели и просто любопытные. Один за другим подходили тяжу-щиеся и обвиняемые к крыльцу, рас-сказывали князю, в чем заключается тяжба или какое преступление совер-шил обвиняемый, и князь, поговоря с дружинниками, выслушав хорошо знающих старые обычаи людей, ста-риков и свидетелей-послухов, ставил свой приговор "по старине и по пошлине", то есть по обычаю, какой пошел от предков. Кроме наказания, виноватая сторона платила штраф в пользу князя.

Писаного закона тогда не существовало, и приговор ставился на основании обычая, устно передававшегося от отца к сыну, из поколения в поколение. Обычай основывался на естественных побуждениях человеческой природы и мало считался с какими-либо нравственными ограничениями. Убьет кто-нибудь человека, близкие родичи убитого из естественного чувства мести старались убить погубителя. Побьют кого - побитый чувствует злобу и стремится выместить ее на обидчике. Украдут у кого-либо, потерпевший, понятно, старается отыскать вора, отобрать у него похищенное, да еще постарается причинить вору какое-либо зло, чтобы охвадить его от воровства. Такого рода побуждения и легли в основу судебных обычаев древности. "Око за око, зуб за зуб, кровь за кровь" - вот основной смысл их. Принятие и распространение христианства нанесло решительный удар такому положению дела. Христианство учило людей любить друг друга, воздавать добром за зло, прощать врагов. Христианское учение говорило, что преступление, зло, нанесенное брату-человеку другим человеком, есть не только ущерб, наносимый одним другому, и нарушение обычая людей, но и грех перед Богом. Благодаря христианству и стали исчезать обычаи вроде кровавой мести за убийство.

В дошедших до нашего времени , списках Русской Правды, кроме за-писей старинных судебных обычаев, находим уставы и узаконения князей киевских - Ярослава, его сыновей, Владимира Мономаха. Князья давали свои уставы, когда возникала в жизни такая потребность, которую в судебном отношении нельзя было подвести ни под один обычай. Так, например, сыновья Ярослава отменили кровную месть - обычай, не вязавшийся с утвердившимся уже к тому времени на Руси христианством. Отменили они также убийство раба за оскорбление свободного человека. Владимир Мономах дал устав о взимании процентов по займам, более милостивый к задол-жавшим. В Русской Правде всякое дело называется "тяжбой" или "тяжей". В настоящее время то лицо, которое что-либо ищет на суде, которое вчинает дело, называется истец, а тот, против которого иск направлен, который должен отвечать по тому, что с него ищут, называется ответчиком. В киевское время и то и другое лицо называли истцом.

Суд времен Русской Правды никогда не начинает судить сам. Пострадавший, истец, должен был сам начать следствие, собрать свидетелей, улики и привлечь ответчика к суду. Так было даже в случаях убийства. Положим, находили около села мертвое тело. Если убитый был человек никому не известный, то никакого следствия или суда не начиналось. Начать судебное дело могли только люди, близкие убитому, его родственники. Родственники убитого требова ли от села или от улицы, в пределах которой было совершено убийство, помощи для разыскания убийцы. Если находились "видоки", то есть люди, видевшие факт убийства или знавшие о нем, то родственники убитого находили виновного и звали его на суд. Обвиняемый, со своей стороны, искал "послухов", свидетелей своего доброго поведения. Затем все шли на суд. "Послухов" надо было представить семь человек. При производстве суда случалось, что "видоки" и "послухи" "налезали", то есть являлись сами. Суд начинался с того, что путем допроса истца и ответчика, их присяги, поединка, суда Божия между ними путем испытания их железом и водой подтверждалось преступление, которое подлежало суду. Затем происходил самый суд. В заключение князь или его тиун произносил приговор. Клятва при присяге называлась тогда "ротою". По договору Олега с греками известно, что язычники клялись Перуном, слагая с себя щит и оружие. После утверждения христианства присяга заключалась в целовании креста и Евангелия при произнесении слов, призывающих имя Божие во свидетельство истины. Присягать мог и истец и ответчик. Отказ от присяги вел за собой обвинение. Если обе стороны шли на присягу, то спор их должен был разрешаться поединком. В некоторых случаях, не довольствуясь показаниями "послухов", тогдашний суд часто прибегал к таким мерам, как испытание огнем или водою. Состояло это испытание в том, что обвиняемый, но не признающийся в своей вине человек, должен был. взять голыми руками из огня кусок раскаленного железа. Эта сцена и изображена на картине. Если рука оставалась невредимой - обвиняемого оправдывали. Для решения спора между двумя сторонами, когда ни одна не хотела уступить, а показания свидетелей разнились, прибегали к жребию. Жеребья клались в определенном месте, и слепец должен был взять один из них. Оправдывали того, чей жребий попадался под руки слепому.

В тех случаях, когда у кого-нибудь украли какую-либо вещь и обокраденный находил ее у другого лица, а это лицо утверждало, что купило эту вещь у третьего, собственник вещи вместе с тем, у кого он находил ее, шел к тому, у кого держатель вещи купил ее, если этот продавец купил ее еще у кого-нибудь, то шли втроем к тому, у кого она была куплена продавцом, и так далее до тех пор, пока не находили вора. Это хождение со двора во двор называлось "сводом". Обокраденный должен был производить его до суда, сам, и только в некоторых случаях полагалось судье дать потерпевшему на помощь при своде "отрока", то есть, по-нашему, полицейского солдата, низшего служителя при судье.

Исполнение приговора принадлежало торжествующей стороне: обиженный холопом свободный человек мог "бити его развязавше", несостоятельного должника кредитор прямо с суда сам уводил к себе домой или вел на торг для продажи, спорную вещь собственник сам брал у ответчика. - Установив преступность виновного или неправоту одного из тяжущихся, тогдашний суд налагал наказание, состоявшее в штрафе. В некоторых случаях тогдашний закон полагал лишь вознаграждение в пользу потерпевшего, в других, сверх того, еще и штраф в пользу князя.
Штраф, который уплачивался преступником князю, назывался "вирой". Та сумма, которую преступник платил потерпевшему от причиненного зла, носила название "головничества". Штраф взимался тогдашними деньгами - гривнами кун. Гривной кун назывался слиток серебра различной формы, обыкновенно продолговатой и сплющенной. Гривна кун разделялась на 20 ногат, на 25 кун, на 50 резан; резана делилась на векши - на сколько именно, точно неизвестно. Слово "куны" значит деньги.

Тогдашний обычай точно и аккуратно расценивал, когда и сколько должен платить обвиненный или неправый. Вира за убийство, например, была троякая: двойная, равнявшаяся 80 гривнам, шедшая за убийство "княжа мужа", простая - в 40 гривен - за убийство простого свободного человека, и половинная - за убийство женщины, а также за отсечение руки, ноги, носа. Головничество не было определено так последовательно; убивший "княжа мужа" платил его родственникам двойную виру, родственникам же убитого смерда, то есть земледельца, уплачивалось всего 5 гривен. Если преступник скрывался, то виру должна была уплачивать за него вся община, членом которой он был, то есть все село или, если это был горожанин, вся улица, где жил убийца. Такой штраф назывался "дикая вира".

Конокрадство и поджог карались "потоком и разграблением". Это значит, что преступника выгоняли из села или из города и отымали у него имущество. За все прочие преступления закон наказывал "продажею" в пользу князя и "уроком за обиду" в пользу потерпевшего.

Так тогда было оценено и переведено на деньги всякое преступное деяние и дошедшая до нас запись тогдашних судебных обычаев. Русская Правда почти вся состоит из таких оценок различных преступных деяний. Смотря на преступления преимущественно как на хозяйственный вред, Правда и карала за них возмездием, соответствующим тому материальному ущербу, какой они причиняли. Когда господствовала родовая месть, возмездие держалось на правиле: жизнь за жизнь, зуб за зуб. Потом возмездие перенесено было на другое основание, которое можно выразить словами: гривна за гривну, рубль за рубль. Это основание и было последовательно проведено в системе наказаний по Русской Правде. Правда не заботится ни о предупреждении преступлений, ни об исправлении преступной воли. Она имеет в виду лишь непосредственные материальные последствия преступления и карает за них преступника материальным же, имущественным убытком. Тогдашний закон как будто говорит преступнику: "Бей, воруй сколько хочешь, только за все плати исправно по таксе".

Понятия о преступлении как о грехе, не только перед людьми, но и перед Богом, заботы об исправлении преступника наказанием нет в Русской Правде. Она вся еще проникнута верованиями и представлениями людей-нехристиан, язычников, и очень отчетливо отметилась в ней та жестокость, сухость, какую сообщала тогдашнему человеку его бурная, опасная военно-торговая жизнь и деятельность.


Описание картины Ивана Яковлевича Билибина “Илья Муромец и Святогор”

Билибин Иван Яковлевич в первую очередь известен своими графическими иллюстрациями к русскому эпосу. В последние годы своей жизни художник работал над зарисовками к сборнику Водовозова Н. В. “Слово о стольном Киеве и […]


Описание картины Ивана Яковлевича Билибина «Черный всадник»

Иллюстрация Ивана Яковлевича Билибина «Черный всадник» к сказке «Василиса Прекрасная» выполнена в 1900 г. Сказочным иллюстрациям И. Я. Билибина свойственна узорность и декоративность. «Черный всадник», как и другие рисунки автора, окружен орнаментом: […]


Описание картины Ивана Билибина «Суд во времена русской правды»

На этой картине, художник Билибин описал процесс судопроизводства во времена Киевской Руси. На картине можно увидеть как сидит князь в своем дворе и судит виновного человека. Художник изобразил этот процесс очень торжественно […]


Описание иллюстрации Ивана Билибина к сказке «Иван-Царевич и жар птица»

Перед нами иллюстрация к знаменитой сказке. Билибин – настоящий мастер, сумевший передать особую красоту этого удивительного жанра. Сказки позволяют нам погрузиться в мир полный чудес. В нем травы. Звери и птицы умеют […]


Описание иллюстрации Ивана Билибина «Василиса Прекрасная»

Наверное, каждый держал в руках красивые детские книжки в плотной красочной обложке с узорами на полях в старинном русском стиле. И уж точно каждый знает сказку о Василисе Прекрасной. Остановимся подробнее на […]


Описание иллюстрации Ивана Билибина «Гвидон и царица»

Иван Билибин тонко чувствовал самобытный характер и яркий нрав народа древней Руси и умел передать его в своих картинах. Смотря на иллюстрации этого замечательного художника с первого взгляда невозможно воспринять всю целостную […]


Описание иллюстрации Ивана Билибина «Баба Яга»

Билибин иллюстрировал сказки, написанные русским народом. Всем нам с детства известна Баба яга. Жила она в необычной избушке, которая стояла на курьих ножках. Обычно она лежала на печи или лавке. Передвигалась Яга […]


Описание иллюстрации Ивана Билибина «Пир у князя Гвидона»

Иван Билибин смог превратить книжные иллюстрации в настоящее искусство, подтверждения чему стала одна из его работ. Картина под названием «Пир у князя Гвидона» известна каждому еще с детства. Знакомясь с творчеством Александра […]


Иллюстрация к сказке «Илья Муромец и Соловей-разбойник» работы Ивана Билибина

Былина об Илье Муромце – одна из основных составляющих древнерусского эпоса. Если верить ей, Илья Муромец тридцать лет и три года лежал на печи, потому что у него не ходили ноги, но […]


Иллюстрация к сказке «Перышко Финиста Ясна-Сокола» работы Ивана Билибина

Билибин был обычным художником – вырос в Петербурге, сказки слушал в далеком детстве и помнил смутно. Но однажды он попал на выставку, где увидел картину Васнецова «Богатыри», и жизнь его круто изменилась. […]


«Суд во времена русской правды» - Билибин И.Я.

Автор картины «Суд во времена Русской правды» Иван Яковлевич Билибин (1876—1942), русский художник, знаменитый книжный иллюстратор. Работа выполнена в 1907 году, в характерном для этого времени стиле модерн. Это небольшое полотно, размер которого — 110 × 87 см, техника — хромолитография.

Жанр картины — историческая живопись. Художник изобразил процесс судопроизводства во времена правления Ярослава Мудрого (1019–1054) в Киевской Руси.

Прав или виноват человек, устанавливалось следующим образом: истец и ответчик вместе проходили испытание огнём, то есть тот и другой изымали из костра голой рукой кусок железа. Виновным считался тот, чья рука больше пострадала от ожогов.

Художник передал торжественность обстановки, которая считалась необходимой при выяснении правды. Суд над обвиняемым вершится во дворе княжеских палат в присутствии князя. Он восседает на крыльце, устланном красным ковром. Вокруг него собрались приближённые, одетые в праздничные одежды. За порядком следят люди воинского звания. Фигура и одежда каждого персонажа тщательно прорисована — билибинский графический стиль.

Композиция картины диагональная (скат крыши, линия крепостной стены). В центре композиции пламя костра.

На переднем плане зелёная лужайка во дворе княжеского дворца, по центру лежат дрова для костра, здесь же топор. По обеим сторонам зелёного поля — люди. С правой стороны картины — знать, слева — простой люд, охранники в шлемах и кольчугах. Старика в лаптях, пытающегося разглядеть получше, что там у костра, воин удерживает за плечо.

Средний план — полыхающий дымный костёр, из которого обвиняемый уже взял кусок железа и держит в руке. Это молодой сильный мужчина, он опустился на одно колено, сзади него толпится народ. Чья-то сочувственная рука легла на плечо страдальца, лица которого не видно. По обеим сторонам от испытуемого стоят стражники с копьями.

Напротив происходящего действа сидит седобородый князь, опираясь одной рукой на меч, другой — о колено. Над ним высятся тёмные стены княжеского терема. За спиной стоят два отрока. По сторонам — бывалые воины и приближенные.

На заднем плане толпится народ, виднеются дворовые постройки, частокол изгороди, а за ней городская стена с зелёными кровлями башен, белый храм с золотым куполом, крест которого сверкает в голубом небе. В вышине светло и безмятежно, там ничто не напоминает о мраке княжеского двора.

Цветовая палитра яркая, насыщенная, доминирует зелёный цвет и красные и коричневые тона. Самое яркое пятно — красный ковёр на княжеском крыльце, с ним перекликается красный цвет сапог стражников и языков костра.

Свет в картине играет композиционную роль. Место суда погружено в густую тень, только адское пламя костра освещает происходящее. За пределами княжеского двора — голубое небо с белыми кучевыми облаками, под солнечными лучами горит купол церкви.

Идея произведения подсказана световым решением: совершаемый суд — невежество, мрак, в нём наследие язычества.

Картина И.Я. Билибина «Суд во времена Русской Правды» хранится в частной коллекции. Полотно привлекает как художественным мастерством, так и исторической точностью изображённого на картине события.


«Вольга и Микула Селянинович» - Билибин И.Я.

Картину «Вольга и Микула Селянинович» Иван Яковлевич Билибин создал в 1940 году. Материал работы — бумага на картоне, техника написания — акварель.

Жанр произведения — книжная иллюстрация. Ещё на рубеже XIX–XX вв. во время художественного паломничества на русский север у Билибина возникла идея заняться иллюстрацией былины новгородского цикла «Вольга и Микула».

Былина построена на противопоставлении образов — землепашца Микулы Селяниновича и князя Вольги Святославовича.

Композиция иллюстрации диагональная, в ней нет статики, она основана на контрасте между Вольгой и Микулой, в согласии с текстом былины.

На переднем плане, в нижней части картины, изображён князь Вольга в развевающемся красном плаще, на белом коне, со своей дружиной. Они скачут по зелёному полю в ромашках. Билибинский стиль былинной иллюстрации основан на древнерусских узорах. Здесь орнаментальность присутствует в доспехах, оружии, конской сбруе. Так автор подчёркивает богатство древнерусской символики.

Образы князя и его дружинников идеализированы: все богатырского сражения с храбрыми лицами.

Средний план посвящён пейзажу. Синеет река, убегающая вдаль меж обрывистых зелёных берегов, по которым кудрявятся пышной листвой дерева и кусты.

На заднем плане, в верхней части картины, звучит народная тема. Это могучий образ Микулы Селяниновича — пахаря, у которого и конь под стать хозяину. Микула и конь изображены в одном ключе: мощь, выносливость, целеустремлённость. Их единением художник выражает необыкновенную силу крестьянства.

Микула Селянинович за плугом изображён на краю земли, тёмный силуэт землепашца и его коня резко выделяется на фоне солнечных лучей, золотящих всё небо.

Цветовая палитра иллюстрации завораживает яркими сказочными красками. Цвета красный, синий, золотой, зелёный, охристый заполняют нижнюю и среднюю части картины. В верхней части полотна поле, пахарь с плугом и конь представляют тёмно-серое монохромное изображение. Тёмная палитра символизирует тяжесть крестьянского труда.

Микула Селянинович контрастирует по цвету и с золотым фоном неба и с прекрасным Вольгой. Цветовое различие героев подчёркивает их несоизмеримость в мощи.

Свет в иллюстрации, в основе стиля которой лежит модерн, довольно условный. Хотя в картине присутствует солнце как источник света, теней нет. В то же время его светило в правом верхнем углу иллюстрации — самое светлое пятно, и вся картина смотрится светлой. Поля, река, князь с дружиной — всё освещено солнцем. Оно, безусловно, светит для всех, но ближе всех к источнику тепла и света находится земледелец. Может быть, поэтому его очертания темны: серой кажется и белая рубаха, и каурый конь.

Идея: могучая народная сила в образе Микулы и культура дворянского сословия в образе Вольги, которые контрастируют и дополняют друг друга, сосуществуя в одном пространстве. Однако солнце — за спиной Микулы, и впечатление такое, что оно восходит и сияет для крестьянина, в поте пашущего.

Картина экспонируется в Русском музее (Санкт-Петербург). Иллюстрация былины примечательна стилизацией, при помощи которой художник выразил дух старины. Мастерство И.Я. Билибина в оформлении былины признано высоким искусством.


«Красный всадник» - Билибин И.Я.

Иван Яковлевич Билибин (1876–1942), русский художник, блестящий иллюстратор книг и театральный оформитель, в 1899 году начал работать над рисунками к сказке «Василиса Прекрасная». Один из них — «Красный всадник», художник создал его в 1900 году. Материал работы — бумага, техника написания — акварель.

Жанр произведения — книжная иллюстрация. Она отражает момент в сюжете, когда Василиса, подходя к обиталищу бабы Яги, наблюдала трёх всадников, поочерёдно проскакавших мимо неё, — белого, красного и чёрного. Из разговора с Ягой она выяснила, что Белый всадник олицетворяет день, Чёрный — ночь, а Красный — Солнце. И все они служат бабе Яге.

Композиция иллюстрации динамичная, диагональная (наклонное положение всадника и коня). Рисунок вытянут по вертикали, оформлен рамкой с орнаментом, который включает изображение полевого клевера (по низу) и каких-то лесных со зловещим оттенком растений (по верху).

На первом плане — светлая поляна с красными цветами. Справа белеет берёзовый ствол, по центру — лежит поваленный ствол, а два тонких чахлых деревца переплелись друг с другом.

Средний план — Красный всадник, появляющийся из леса на полном скаку, он в центре композиции. Огненный, оранжевого цвета, конь несёт всадника в красных доспехах с изображением солнца на груди и на щите. У него молодое красивое лицо, но в нём нет улыбки, в руке загадочный персонаж держит огненный меч. Он освещает всё вокруг себя. Каким образом символ Солнца оказался на службе у бабы Яги, неясно. В лице его выражение долга, обязанности, но никакой радости.

Задний план — густой лес, погружённый в тень. Белые стволы берёз в перспективе сменяются чёрными силуэтами деревьев.

Цветовую палитру рисунка составляют яркие тёплые цвета в сочетании с холодными. Конь цвета пламени с красной уздечкой, горящий меч, красный цвет в одежде всадника предельно ярок, режет глаз: шлем, сапоги, рукавицы — будто горящие угли. Такие же — колчан и щит, отделанные золотом. За спиной всадника развевается плащ одного цвета с конём, с красной каймой по краю.

Перед Красным всадником ярко-зелёная поляна с алыми цветами. Она тоже входит в тёплую цветовую гамму, но темнеющий лес заднего плана холоден: тёмная зелень, тёмно-коричневый цвет тени, даже стволы берёз серые. Лес возле жилья бабы Яги в принципе должен быть мрачным, поэтому всадник-солнце звучит диссонансом в этой среде.

Цвета орнаментальной рамки тоже холодные: тёмные тона лилового и зелёного. Слегка разбавляют холод вкрапления жёлтого цвета.

Свет исходит от героя картины. Весёлая зелёная полянка — результат его присутствия. Лес охвачен сумраком.

Идея произведения — аллегорическое изображение Солнца, которое к злу не имеет отношения, но на каких-то условиях «сотрудничает» с Ягой.

Сказочная иллюстрация «Красный всадник», выполненная художником в собственном, «билибинском», стиле (тщательная прорисовка, чёткость деталей даже в перспективе), — превосходный пример книжной графики. Яркий образ и верное цветовое решение в оформлении усиливают впечатление от прочитанной сказки.

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: