Карманный адвокат кто такой

Обновлено: 28.09.2022

Министерство юстиции РФ сообщило о начале разработки законопроекта, предполагающего внесение изменений в ст. 50 и 75 УПК РФ в целях совершенствования порядка назначения защитника. Первый вице-президент ФПА РФ Евгений Семеняко назвал идею законопроекта прогрессивной. При этом он выразил некоторое беспокойство в связи с тем, что в отдельных адвокатских палатах могут возникнуть определенные трудности с реализацией данной инициативы.

Как следует из паспорта проекта, ст. 50 УПК РФ предлагается дополнить новой частью 4.1, согласно которой назначение защитника в случаях, предусмотренных ч. 3 и 4 названной статьи, осуществляется в порядке, определенном Советом ФПА РФ, «путем использования автоматизированной информационной системы, исключающей влияние любых заинтересованных лиц на распределение поручений между адвокатами».

Также предлагается дополнить ст. 75 УПК РФ положениями, согласно которым показания подозреваемого, обвиняемого, данные в ходе досудебного производства по уголовному делу с участием защитника, назначенного с нарушением требований, установленных проектной ч. 4.1 ст. 50 УПК РФ, и не подтвержденные в суде, являются недопустимыми доказательствами.

Как следует из паспорта проекта, общественное обсуждение уведомления о начале разработки законопроекта продлится до 23 апреля, сам текст документа появится только после этого.

Напомним, что идея автоматизированного распределения дел неоднократно высказывалась заместителем министра юстиции РФ Денисом Новаком, в частности, в феврале во время конференции «Новые технологии и правоприменение» в Общественной палате РФ и в марте на круглом столе в Совете Федерации. Кроме того, этот вопрос поднимался в ходе рабочего совещания с представителями адвокатского сообщества в Минюсте, на котором обсуждались предложения по изменению правового регулирования адвокатской деятельности и адвокатуры.

Первый вице-президент ФПА РФ Евгений Семеняко, комментируя инициативу Минюста, отметил, что идея разработать подобный законопроект – прогрессивна и направлена на борьбу с таким явлением, как «карманный адвокат». Он отметил, что это сделает обязательным внедрение автоматизированного распределения защиты по назначению в тех адвокатских палатах, где оно еще не действует. «Такой подход равномерно распределит нагрузку на адвокатов, участвующих в качестве защитников по назначению органов дознания, предварительного следствия и суда. И в конечном итоге он будет способствовать обеспечению надлежащего качества уголовной защиты в делах, где участвует защитник, которого в обиходе называют “бесплатный адвокат”», – сообщил Евгений Семеняко.

«Единственное, нас беспокоит, что в отдельных адвокатских палатах могут быть трудности с реализацией этой идеи», – добавил первый вице-президент ФПА. Он пояснил, что организация такой автоматизированной информационной системы требует значительных затрат, соответственно, возникает вопрос о том, из каких источников законопроектом будет предусматриваться финансирование повсеместного внедрения АИС для распределения дел между адвокатами: «Интерес государства и Минюста понятен, но хотелось бы, чтобы адвокаты не оказались единственными, кто платит за эти инновации. Оценивая предложения Минюста, хотелось бы надеяться, что они увязаны с вопросом повышения ставок оплаты труда адвокатам, участвующим в уголовном судопроизводстве в порядке ст. 51 УПК РФ. В том числе, что они согласуются с президентским поручением Правительству по данному поводу. Будем надеяться, что наши тревоги будут развеяны итоговым проектом».

Вместе с тем Евгений Семеняко сообщил, что положительным моментом разрабатываемого законопроекта является создание действенных гарантий исполнения внедряемых нововведений. «Нарушение установленного порядка распределения дел по назначению влечет недействительность полученных показаний подозреваемого и обвиняемого. Данная санкция делает бессмысленными возможные нарушения процедуры распределения дел между адвокатами и бесперспективными попытки вступления в дело “карманного” адвоката», – заключил первый вице-президент ФПА.

Многие из нас слышали, либо лично сталкивались, что при задержании очень часто следователи, оперативные сотрудники предлагают своих адвокатов, которых они знают и советуют родственникам либо подозреваемым, обвиняемым, подсудимым на любой стадии уголовного процесса. Как правило, в большинстве случаев рекомендуют его будущим клиентам как хорошего адвоката, который будет отстаивать их интересы честно и добросовестно, но он всегда платный, по бесплатным делам он не работает. Ну, может только на первых следственных действиях и всё. Так в чем же подвох? Граждане, которые никогда не сталкивались с такой ситуацией, даже и не подозревают то, что следователь предлагает Вам такого адвоката, который, в первую очередь, будет удобен следствию, а следствие, как мы знаем, в большей степени относится к стороне обвинения. Следователь может вам сочувствовать, культурно, вежливо беседовать, обещать честно разобраться во всем, быть непредвзятым в расследовании уголовного дела, но при этом у него есть руководство, которое требует от него оперативного, быстрого расследования уголовного дела.

Поэтому, когда стоит вопрос, получить ли «по шапке» от руководителя следственного отдела либо похвалу и очередную премию, следователь выбирает второе. А для этого нужно, чтобы адвокат не чинил никаких препятствий в расследуемом уголовном деле, которое поручено следователю. Вопрос: А что является препятствием для следователя? Ответ – это грамотная четко построенная линия защиты профессионального адвоката. Иными словами, адвокат не даёт просто так предъявить обвинение, арестовать своего клиента, фальсифицировать доказательство той или иной стороны, и так далее. Поэтому следователю лучше всегда вызвать адвоката, который особо не будет чинить препятствия. Но при этом делать видимость, что он активно защищает своего клиента. К сожалению, в профессии адвоката, так же как и во многих других профессиях, встречаются недобросовестные адвокаты. В простонародии их называют «карманными». Порой «карманные» адвокаты, если находятся в очень длительной связке со следователем, могут выполнять возложенную на них защиту и бесплатно – бонусом. В надежде на то, что следователь в дальнейшем даст им такое уголовное дело, на котором адвокаты смогут заработать гонорар, перекрывающий все бесплатно отведенные им по просьбе следователя дела.

Для исключения «карманных» адвокатов многими адвокатскими палатами субъектов РФ вводится сейчас в действие, а в Москве уже введена, так называемая, автоматизированная информационная система (АИС), и в случае невозможности задержанного лица вызвать своего адвоката, следователь обязан обратиться через АИС для предоставления Вам бесплатного государственного адвоката. Преимущество заключается в том, что следователь не знает, кто из адвокатов по АИС примет заявку и приедет на защиту прав и законных интересов гражданина. А это значит, что вы получите независимого адвоката по уголовному делу, который не связан с органами предварительного расследования – следователем никакими личными взаимоотношениями.

Знайте об этом! И в случае того, что не можете самостоятельно найти адвоката, требуйте от следователя, чтобы вам был предоставлен государственный защитник через АИС. Адвокатская палата города Москвы ведет активную борьбу с адвокатами, которые приезжают незаконно по просьбе следователя представлять интересы подзащитного. И в случае выявления таких адвокатов, наказывает их за это.

Адвокаты Московской городской коллегии адвокатов "Триумф Права" перезвонят вам и ответят на ваши вопросы.

Проблема т.н. «карманных адвокатов» и «решальщиков» существует, но она не носит системный характер. Первое понятие относится к адвокатам, находящимся в неразрывной связке со следователем или судом. Это означает, что адвокат лоялен к ним, зачастую не спорит с обвинением, а взамен получает такую же лояльность от правоохранителей и суда. Они его часто приглашают, и он получает большее вознаграждение в итоге.

Однако по большей части адвокаты выполняют защиту своих доверителей добросовестно, честно и справедливо. А следователи и судьи, любя лояльных к ним адвокатов, часто раздражаются, когда другие ведут себя принципиально и честно. Из этого следует, что в существовании «карманных адвокатов» есть немалая вина суда и следствия и, в целом, обвинительной системы российского правосудия. Ведь если оправдательные приговоры в стране выносятся в 0,02% случаев, то зачем судам, прокурорам и следствию принципиальные адвокаты? Точно не за тем, чтобы испортить себе статистику.

Допустим, совершено преступление, начинается поиск преступника, случайно вместо него задерживают другого человека, похожего на преступника, но абсолютно не виновного. Ему предоставляется защитник, и тот, вместо того, чтобы разобраться и защитить, предлагает согласиться с обвинением и просить лишь снисхождение в наказании, убеждая, что так будет лучше, и человек ломается. Он думает, что ему никто не поверит, если даже адвокат уговаривает признаться. Это ужасная ситуация, и, по большому счету, это не адвокат. Если человек приходит на защиту в таком амплуа, это не член адвокатской корпорации, это предатель адвокатуры и своего доверителя.

К сожалению, это латентная проблема, и не всегда она выходит наружу. Всех всё устраивает, а доверитель, которому такого горе-защитника предоставили, не понимает, что происходит, и, в итоге, страдает, расплачиваясь за их «связку» своей судьбой. Если же всё выясняется, и доверитель пишет жалобу в адвокатскую палату, то таких «защитников» лишают статуса. С нынешними поправками, лишенный статуса адвокат уже не сможет быть представителем в суде. Это справедливо и по отношению к людям, которые больше не пострадают от такого «защитника» и к адвокатскому сообществу, которое должно очищаться от таких членов.

В уголовном процессе «гонорары успеха» не положены и это абсолютно правильно, так как законодатель совершенно справедливо опасается, что они могут стать латентной взяткой. Во многих странах такая практика также запрещена. Решить проблему «карманных адвокатов» возможно, в том числе, и предложенными новеллами, автоматической системой назначения адвоката, которая исключает какое-либо влияние любого постороннего человека. От следователя приходит запрос, и автоматизированная система, компьютер, выбрала адвоката, и следователь не может, даже если бы сильно захотел, получить желаемого лояльного защитника.

А в том, что касается обвинительного уклона правосудия, на прошедшем недавно заседании судейского корпуса один из судей Московского городского суда, заявил, что «отсутствие оправдательных приговоров обусловлено качественным предварительным следствием, дознанием», что следователи настолько сейчас талантливы и мудры, что доходят в суд только те уголовные дела, по которым доказана вина обвиняемого. На что ему был задан абсолютно обоснованный вопрос: а почему же тогда в судах с участием присяжных заседателей процент оправдательных вердиктов близок к 25%. Ответа на него никто так и не дал.


Добавление комментария

На "ЗАКОНИИ" действует добровольная регистрация. Это удобно: Вам достаточно один раз авторизоваться, чтобы оставлять комментарий. Если Вы уже зарегистрировались, пожалуйста, авторизуйтесь. Или авторизуйтесь через социальную сеть

Комментарии

Относительно «гонорара успеха» были споры, насколько возможно включать в соглашение адвоката и доверителя такое условие. Дело в том, что Кодекс профессиональной этики адвоката и до принятия поправок в Закон «Об адвокатской деятельности и адвокатуре» предполагал по имущественным спорам возможность получения «гонорара успеха». То, что такая возможность теперь закреплена на уровне закона, подтверждает правильность решения по этому поводу Всероссийского съезда адвокатов. Законодатель согласился с нашим мнением.
Опасения, бытующие в обществе, что отныне адвокаты будут браться исключительно за заведомо выигрышные дела, напрасны. «Гонорар успеха» применяется только в гражданских делах, по уголовным делам или по делам об административных правонарушениях, когда, допустим, оспаривается постановление о штрафе ГИБДД, его быть не может. А что такое проигрышное дело в гражданском судопроизводстве? Если адвокат видит, что однозначно перспектив в этом деле нет, как когда-то писал Генри Маркович Резник: «в случае, когда человек не может по закону быть наследником: в завещании он не упоминается, но очень хочет, единственное, что может сделать в этом случае адвокат, сказать ему об абсолютной бесперспективности этого дела». В таких случаях условие о «гонораре успеха» для адвоката будет абсолютно бессмысленным.
«Гонорар успеха» может использоваться в двух случаях: когда у клиента нет денег на ведение дела, но адвокат считает, что перспективы у него есть, и, фактически, адвокат сам финансирует весь процесс, не беря авансов. И вторая ситуация, когда адвокату всё равно платят, но с клиентом есть договорённость, что если дело очень важное и цена спора при этом высока, то в случае выигрыша он получит от клиента премию.

Этот механизм может стать дополнительным стимулом и для граждан чаще обращаться к услугам защитников, и адвокатам качественнее работать, а, главное, им обоим вести договорные отношения в легальном поле. Данная новелла не единственная в принятом законе, которая позволяет изжить случаи неправового поведения коллег. Их не так много, как об этом говорят, но они есть.

На сегодняшний день из всех 85 адвокатских палат в субъектах Федерации имеется вступивший в силу приговор в отношении только одного, на сегодняшний день уже бывшего Президента палаты, за торговлю статусом адвоката. Поэтому слухи о том, что статус можно купить, сильно преувеличены. Единственный способ стать адвокатом и надежный фильтр на вступление в профессию – это квалификационный экзамен и квалификационная комиссия. В неё помимо адвокатов входят по двое судей, представителей органов Министерства юстиции и законодательного собрания соответствующего субъекта Федерации. Поэтому неверно утверждать, что кто-то может обеспечить получение статуса для неквалифицированного человека.

В случаях, когда человек получил статус адвоката, но был изгнан из адвокатуры за предательство клиента, систематическое нарушение Кодекса адвокатской этики и законодательства, его дальнейшей деятельности теперь поставлен заслон. Такой человек не сможет уже ходить в суд и представлять интересы других граждан. Они будут защищены от того, кто предаёт интересы клиентов. В случае если адвокат лишён статуса по дисциплинарным причинам, Совет ему устанавливает срок от одного года до пяти лет, в течение которых он не может сдавать квалификационный экзамен. Теперь в законодательстве есть правило, согласно которому он не может до истечения этого срока продолжать адвокатствую практику в судах.

Не всегда у гражданина есть возможность в начале судебного процесса оплатить адвокату весь гонорар. Однако ему очевидны перспективы того, что суд удовлетворит претензии гражданина к юридическому, либо физическому лицу, и деньги у него появятся – он взыщет, например, долг, недоимку, проценты и т.д. и сможет из этих средств расплатиться с адвокатом в полной мере. Адвокат также оценивает эти шансы как серьёзные и предлагает заключить соглашение о «гонораре успеха». Стоит отметить, что его действие касается любых вопросов, за исключением уголовных дел и представительства в административных делах. Вполне возможно, что он будет относиться и к делам, не имеющим материального интереса.

Для широкого круга граждан есть очевидный плюс в том, что они смогут не сразу, не одномоментно расплатиться за оказанные услуги. Понятно, что адвокаты тоже люди, им надо на что-то жить, но и для граждан бывает затруднительным обращение к защитнику – принятые поправки призваны упростить и облегчить этот взаимный путь. Данный механизм не только увеличивает экономические возможности доверителя и адвоката, но и, по сути, финансирует судебный процесс усилиями защитника. Хотя при этом очевидно, что адвокат рискует в случае вынесения постановления не в пользу его доверителя свою плату, определенную договором, не получить. Впрочем, в адвокатском сообществе высказываются опасения, что доверители будут отказываться от уплаты «гонорара успеха» и в случае выигрыша, то есть, поступать нечестно.

На сегодняшний день в окончательном виде его механизм действия не определен. Установление правил применения «гонорара успеха» отнесено к ведению Совета Федеральной палаты адвокатов. Поскольку закон еще не вступил в силу, а его действие начнётся только в марте будущего года, нам только предстоит определиться с тем, что мы будем считать достойным такого института, как «гонорар успеха».

Что касается не связанного с ним, но также имеющего отношение к оплате услуг адвоката механизма возмещения судебных издержек, то суды общей юрисдикции к расходам на оказание юридической помощи относятся чрезмерно снисходительно. Если адвокат получил от своего доверителя условные 100 рублей, и эти средства в результате выигранного дела в судебном порядке истребуются с другой стороны, зачастую, к сожалению, судьи не вполне мотивированно размер судебных издержек занижают. Этот вопрос задавали недавно Председателю Мосгорсуда Ольге Александровне Егоровой, у представителей судебной власти есть своё объяснение, но Федеральную палату адвокатов оно не устраивает.

«Карманные» адвокаты – предатели профессии

Адвокаты по назначению - это очень важная, и, я бы даже сказал, болезненная тема для всего адвокатского сообщества и для граждан, подвергшихся несправедливому правосудию. Участие адвоката в порядке назначения, мне знакомо не по наслышке, так как в связи со своими идейными соображениями, порой я лично участвую в подобных делах, в порядке ст. 51 УПК РФ. Ведь каждый имеет право на профессиональную защиту, вне зависимости от своего материального благосостояния. И к моему глубокому сожалению, граждане, чьи интересы защищает так называемый в простонародье «казенный», «коридорный» адвокат, не верят в защиту такого специалиста, будучи уже изначально убежденными в его недобросовестности.

Проблема, которую мы сейчас с вами обсуждаем, имеет очень глубокие корни. Адвокат по назначению определяется органом, проводящим предварительное расследование. Оплата его услуг происходит через систему МВД, Следственного комитета и судебного департамента, что порождает материальную зависимость этого специалиста от следствия и суда. Я считаю, что это противоречит принципу равенства и независимости участников уголовного процесса. Это бич современного правосудия из-за того, что в большинстве случаев имеет место быть полное отсутствие объективности в расследовании дела в силу и согласно сохранению пресловутой «палочной системы».

Есть такое отвратительное, на мой взгляд, словосочетание как «статистика раскрываемости преступлений». В подавляющем большинстве случаев перед следователем, дознавателем ставится задача проведения предварительного расследования, учитывая статистику, проще говоря, поставленный план. Невыполнение этого плана влечет за собой отсутствие поощрений, порой вообще определенные взыскания. И следователь, дознаватель вынужден во что бы то ни стало выполнять то, что от него требуется, порой даже не оглядываясь на реальные обстоятельства дела. О какой объективности в этой ситуации может идти речь? Как в подобной ситуации орган, осуществляющий предварительное расследование, может назначать защитника? Ну и, естественно, какой защитник будет назначен? Это уже понятно, и особенно тем гражданам, которые заплатили за это своей судьбой, пополнили тюрьмы страны.

Так называемые «карманные» адвокаты – предатели профессии, которые работают не в интересах защиты, а в интересах органа, проводящего предварительное расследование. От таких адвокатов, безусловно, необходимо избавляться и действовать в отношении них самыми жесткими методами.


Позднее об этом

Основная проблема в том, что когда следователь назначает адвоката, он старается назначить наиболее комфортного для себя адвоката, с которым можно договориться и не идти не конфликт. Естественно, когда обвиняемый или подозреваемый находится в некоторой психологической зависимости, он часто идет на поводу у следователя, заключает соглашение с назначенным адвокатом, и здесь разные бывают ситуации. С одной стороны адвокат может не понравиться клиенту, например, потому, что он только начал заниматься практикой. Но есть другой случай, когда есть сговор, коррупционный сговор против клиента, которого они защищают, это тоже часто встречается на практике.

Адвокатская помощь должна быть и по назначению и по соглашению квалифицированной, нет разницы. Почему у нас адвокаты чаще всего некачественно осуществляют свою помощь доверителям, когда их назначают? В этом надо разбираться, проблема такая есть. Мне кажется, это связано с тем, что те адвокаты, которые работают по назначению получают гонорар гораздо меньше, чем те адвокаты, которые по соглашению.

Инициатива ставропольских адвокатов это барьер для того, чтобы следователь выбирал удобных для себя адвокатов. Конечно, тут возникает проблема, связанная с тем, что следователям проще было работать, меньше жалоб было. Я считаю, что должно приниматься такое решение не только на уровне адвокатской палаты, но пусть это будет на уровне закона, на уровне УПК, где четко будет прописано, да, адвокат по назначению определяется путем выборки. Тогда вопросов и у прокуратуры не будет, потому что это не противоречит закону.

По назначению работают разные адвокаты. Просто часто бывает, что те адвокаты, которые чаще всего идут по назначению, это молодые адвокаты, которые не имеют практики, у которых нет клиентов и они, естественно ищут клиентов таким способом. Говорить о том, что они некачественно оказывают помощь, нельзя. Адвокат может не устроить и по назначению и по соглашению. Совершенно разные случаи были. Главное, как адвокат работает. Надо оценивать процессуальность действий, как выстраивается позиция со следствием, как он жалобы подает, как он беседует со следователем, как они улыбаются, здороваются за руку, конфеты друг другу передают или нет.

Есть позиция адвоката, а есть позиция уговорщика, чтобы ты пошел ты пошел на уступки следователю, чтобы ты себя неактивно защищал. Адвокат просто иногда уговаривает себя не защищать, не подавать жалобу на следователя, чтобы его не разозлить. Это уже не профессионализм. Нужно подавать жалобу, нужно защищать, подавать ходатайства, обжаловать действия следователя и т.д. Вот это профессиональный адвокат. А когда адвокат ничего не делает, когда он уговаривает не защищать себя, вот здесь надо бить колокола. А еще когда предлагают взятку, когда предлагают решение вопроса специальными путями, сразу этого адвоката нужно гнать в три шеи, обращаться в правоохранительные органы и т.д. Это критерий, по которому можно определить. Поверьте мне, это не сложно. Если ты чувствуешь, что адвокат тебя защищает, а не уговаривает на что-то, вот это ключ. Подсудимый должен чувствовать себя под защитой эмоциональной и юридической.

Самое главное, чтобы адвокат был с принципиальной позицией. Не просто адвокат-конформист. Человек должен быть с философским подходом к своей профессии. Адвокатская деятельность даже не попадает под коммерческую деятельность, это помощь, мы занимаемся помощь. Наша моральная обязанность – защищать. Адвокатов надо воспитывать внутри самого адвокатского сообщества. На нас смотрят как на ориентир в обществе, поскольку адвокат лучше всех знает закон, знает право.

Наша Конституция гарантирует каждому гражданину квалифицированную юридическую помощь. Эту юридическую помощь, гарантируемую государством, осуществляют адвокаты. Ставропольская палата установила внутри корпорации очередь оказания помощи гражданам, которые пользуются услугами адвокатов по назначению. Ничего плохого в этом нет, я считаю.

К сожалению, у меня есть коллеги, которые формально, юридически участвуют в процессе защиты лиц, оказавшихся под подозрением. Эти адвокаты участвуют в огромном количестве дел. Если посчитать, во скольких делах они участвуют, то сразу становится понятно, что гарантированную государством квалифицированную юридическую помощь своим клиентам они физически не могут оказать, потому что человек участвует в 30-40 делах уголовных одновременно. Поскольку эта услуга, гарантированная государством бесплатна только для наших клиентов, а для государства она не бесплатна, государство является гарантом, то адвокат за эту работу получает определенные деньги. Это, конечно, не те деньги, которые в виде гонорара получает адвокат по соглашению, но это все равно деньги. И по Москве, я знаю, люди зарабатывают до 100 тыс. руб., просто раздав ордера. Рано утром он проезжает несколько московских УВД, а в Москве много людей задерживается по ночам, он подписывает протоколы допросов, порой не встречаясь, не общаясь с задержанным. К огромному сожалению, у меня есть такие коллеги, которые формально осуществляют сторону участия адвоката в уголовном, на самом деле не оказывая квалифицированной юридической помощи.

Инициатива самарцев и ставропольцев позволит им почистить свои ряды, все-таки добиться того, чтобы люди действительно получали квалифицированную юридическую помощь. Эта инициатива встретила противодействие со стороны прокуратуры. Вы понимаете о чем речь идет? Прокуратура защищает подобным образом вот таких вот недобросовестных, нечестных адвокатов, «карманных», милицейских, полицейских, «по вызову» и т.д.

Добавление комментария

На "ЗАКОНИИ" действует добровольная регистрация. Это удобно: Вам достаточно один раз авторизоваться, чтобы оставлять комментарий. Если Вы уже зарегистрировались, пожалуйста, авторизуйтесь. Или авторизуйтесь через социальную сеть

Комментарии

Основная проблема в том, что когда следователь назначает адвоката, он старается назначить наиболее комфортного для себя адвоката, с которым можно договориться и не идти не конфликт. Естественно, когда обвиняемый или подозреваемый находится в некоторой психологической зависимости, он часто идет на поводу у следователя, заключает соглашение с назначенным адвокатом, и здесь разные бывают ситуации. С одной стороны адвокат может не понравиться клиенту, например, потому, что он только начал заниматься практикой. Но есть другой случай, когда есть сговор, коррупционный сговор против клиента, которого они защищают, это тоже часто встречается на практике.

Адвокатская помощь должна быть и по назначению и по соглашению квалифицированной, нет разницы. Почему у нас адвокаты чаще всего некачественно осуществляют свою помощь доверителям, когда их назначают? В этом надо разбираться, проблема такая есть. Мне кажется, это связано с тем, что те адвокаты, которые работают по назначению получают гонорар гораздо меньше, чем те адвокаты, которые по соглашению.

Инициатива ставропольских адвокатов это барьер для того, чтобы следователь выбирал удобных для себя адвокатов. Конечно, тут возникает проблема, связанная с тем, что следователям проще было работать, меньше жалоб было. Я считаю, что должно приниматься такое решение не только на уровне адвокатской палаты, но пусть это будет на уровне закона, на уровне УПК, где четко будет прописано, да, адвокат по назначению определяется путем выборки. Тогда вопросов и у прокуратуры не будет, потому что это не противоречит закону.

По назначению работают разные адвокаты. Просто часто бывает, что те адвокаты, которые чаще всего идут по назначению, это молодые адвокаты, которые не имеют практики, у которых нет клиентов и они, естественно ищут клиентов таким способом. Говорить о том, что они некачественно оказывают помощь, нельзя. Адвокат может не устроить и по назначению и по соглашению. Совершенно разные случаи были. Главное, как адвокат работает. Надо оценивать процессуальность действий, как выстраивается позиция со следствием, как он жалобы подает, как он беседует со следователем, как они улыбаются, здороваются за руку, конфеты друг другу передают или нет.

Есть позиция адвоката, а есть позиция уговорщика, чтобы ты пошел ты пошел на уступки следователю, чтобы ты себя неактивно защищал. Адвокат просто иногда уговаривает себя не защищать, не подавать жалобу на следователя, чтобы его не разозлить. Это уже не профессионализм. Нужно подавать жалобу, нужно защищать, подавать ходатайства, обжаловать действия следователя и т.д. Вот это профессиональный адвокат. А когда адвокат ничего не делает, когда он уговаривает не защищать себя, вот здесь надо бить колокола. А еще когда предлагают взятку, когда предлагают решение вопроса специальными путями, сразу этого адвоката нужно гнать в три шеи, обращаться в правоохранительные органы и т.д. Это критерий, по которому можно определить. Поверьте мне, это не сложно. Если ты чувствуешь, что адвокат тебя защищает, а не уговаривает на что-то, вот это ключ. Подсудимый должен чувствовать себя под защитой эмоциональной и юридической.

Самое главное, чтобы адвокат был с принципиальной позицией. Не просто адвокат-конформист. Человек должен быть с философским подходом к своей профессии. Адвокатская деятельность даже не попадает под коммерческую деятельность, это помощь, мы занимаемся помощь. Наша моральная обязанность – защищать. Адвокатов надо воспитывать внутри самого адвокатского сообщества. На нас смотрят как на ориентир в обществе, поскольку адвокат лучше всех знает закон, знает право.

Адвокаты по назначению это очень важная, и я бы даже сказал болезненная тема для всего адвокатского сообщества и для граждан, подвергшихся несправедливому правосудию. Участие адвоката в порядке по назначению мне знакомо не по наслышке, так как в связи со своими идейными соображениями порой я лично участвую в делах в порядке ст. 51 УПК. И к моему глубокому сожалению, граждане, чьи интересы защищает так называемый в простонародье «казенный», «коридорный» адвокат, не верят в защиту такого специалиста, будучи уже изначально убежденными в его недобросовестности.

С вашего позволения я изложу суть моего мнения, раскрыв проблему изнутри, так как тема, которую мы сейчас с вами обсуждаем имеет очень глубокие корни. Адвокат по назначению определяется органом, проводящим предварительное расследование. Оплата его услуг происходит через систему МВД, Следственного комитета и судебного департамента, что порождает прямую зависимость этого специалиста от следствия и суда. В связи с чем я считаю, что это противоречит принципу независимости участников уголовного процесса. Эту серьезную проблему я считаю современным бичом правосудия из-за того, что в большинстве случаев имеет место быть полное отсутствие объективности в расследовании дела в силу и согласно сохранению вот этой пресловутой «палочной системы». Есть такое отвратительное на мой взгляд словосочетание как «статистика раскрываемости преступлений». В подавляющем сбольшинстве случаев перед следователем, дознователем ставится задача проведения предварительного расследования, учитывая вот эту статистику, проще говоря, поставленного плана. Невыполнение этого плана влечет за собой отсутствие поощрений, порой вообще определенные взыскания. И следователь, дознаватель вынужден во что бы то ни стало выполнять то, что от него требуется, порой даже не взирая на реальные обстоятельства дела. О какой объективности в этой ситуации может идти речь? Как в подобной ситуации орган, осуществляющий предварительное расследование, может назначать защитника? Ну и естественно, какой защитник будет назначен? Это уже понятно каждому, особенно тем гражданам, которые заплатили за это своей судьбой, пополнили многочисленные тюрьмы нашей страны.

Так называемые «карманные» адвокаты – предатели профессии, которые работают не в интересах защиты, а в интересах органа, проводящего предварительное расследование. От таких адвокатов, безусловно, необходимо избавляться и действовать в отношении них самыми жесткими методами.

Я бы хотел выразить свою законодательную инициативу по этому вопросу. Необходимо учредить службу государственных адвокатов, входящую в отдельную систему адвокатской палаты и состоящую из адвокатов, которые бы специализировались исключительно на делах в порядке 51 ст. УПК.

Наша Конституция гарантирует каждому гражданину квалифицированную юридическую помощь. Эту юридическую помощь, гарантируемую государством, осуществляют адвокаты. Ставропольская палата установила внутри корпорации очередь оказания помощи гражданам, которые пользуются услугами адвокатов по назначению. Ничего плохого в этом нет, я считаю.

К сожалению, у меня есть коллеги, которые формально, юридически участвуют в процессе защиты лиц, оказавшихся под подозрением. Эти адвокаты участвуют в огромном количестве дел. Если посчитать, во скольких делах они участвуют, то сразу становится понятно, что гарантированную государством квалифицированную юридическую помощь своим клиентам они физически не могут оказать, потому что человек участвует в 30-40 делах уголовных одновременно. Поскольку эта услуга, гарантированная государством бесплатна только для наших клиентов, а для государства она не бесплатна, государство является гарантом, то адвокат за эту работу получает определенные деньги. Это, конечно, не те деньги, которые в виде гонорара получает адвокат по соглашению, но это все равно деньги. И по Москве, я знаю, люди зарабатывают до 100 тыс. руб., просто раздав ордера. Рано утром он проезжает несколько московских УВД, а в Москве много людей задерживается по ночам, он подписывает протоколы допросов, порой не встречаясь, не общаясь с задержанным. К огромному сожалению, у меня есть такие коллеги, которые формально осуществляют сторону участия адвоката в уголовном, на самом деле не оказывая квалифицированной юридической помощи.

Инициатива самарцев и ставропольцев позволит им почистить свои ряды, все-таки добиться того, чтобы люди действительно получали квалифицированную юридическую помощь. Эта инициатива встретила противодействие со стороны прокуратуры. Вы понимаете о чем речь идет? Прокуратура защищает подобным образом вот таких вот недобросовестных, нечестных адвокатов, «карманных», милицейских, полицейских, «по вызову» и т.д.

Да ничьих прав при компьютерном способе подбора адвоката по назначению не нарушается. Интересы следователя (дознавателя) да, ущемляются, причём существенно, прокуратуры, которая вроде как бы и радеть за соблюдением законности при проведении расследования тоже: - при въедливом адвокате ведь факты устанавливать придётся, а не притягивать за уши не относящиеся к делу, а то и вообще не существующие. Палки срубать ох как тяжко придётся. Но интересы, это далеко не права.
Конечно, гарантии нет, что компьютер "прикормленного" иногда выдавать будет, но гораздо, поверьте, реже, а права подозреваемого (обвиняемого) отказаться от услуг подобного защитничка никто не лишал.
Вот ещё бы какие меры разработать чтобы подобные адвокаты вообще статуса лишались хотя бы временно, вообще хорошо было бы, но, чувстую, это несбыточное.


Ну ясен пень, что адвоката должен выбирать кто угодно, хоть компьютер, только не следователь и прокурор.


Портал является официальной площадкой мониторинга правоприменения в сети Интернет, в соответствии с Соглашением с Минюстом России

24 апреля Минюст России представил для общественного обсуждения законопроект о внесении изменений в ст. 50 и 75 УПК РФ в целях совершенствования порядка назначения защитника. В частности, ст. 50 УПК РФ предлагается дополнить новой ч. 4.1, согласно которой назначение защитника в случаях, предусмотренных ч. 3 и 4 названной статьи, осуществляется в порядке, определенном Советом ФПА РФ, «путем использования автоматизированной информационной системы, исключающей влияние любых заинтересованных лиц на распределение поручений между адвокатами». Ранее первый вице-президент ФПА РФ Евгений Семеняко назвал идею законопроекта прогрессивной, выразив беспокойство в связи с тем, что в отдельных адвокатских палатах могут возникнуть трудности с реализацией предлагаемых изменений.

Также предлагается дополнить ст. 75 УПК РФ положениями, согласно которым показания подозреваемого, обвиняемого, данные в ходе досудебного производства по уголовному делу с участием защитника, назначенного с нарушением требований, установленных проектной ч. 4.1 ст. 50 УПК РФ, и не подтвержденные в суде, являются недопустимыми доказательствами.

Как указали авторы законопроекта в пояснительной записке, согласно данным ФПА РФ, к настоящему времени в семи субъектах РФ введены и успешно используются специализированные компьютерные программы для распределения поручений, в девяти – распределение осуществляется сотрудниками Центров. Кроме того, с 1 июля 2018 г. использование специализированной компьютерной программы будет внедрено в качестве единственного способа распределения поручений на защиту по назначению между адвокатами в г. Москве. Для распространения этой положительной практики на всю территорию страны и придания ей обязательности и предлагается дополнить ст. 50 УПК, а изменения в ст. 75 УПК РФ призваны обеспечить гарантии соблюдения указанного требования.

Общественное обсуждение проекта поправок продлится до 8 мая.

Как сообщалось ранее, первый вице-президент ФПА РФ Евгений Семеняко, комментируя инициативу Минюста, отметил, что идея разработать подобный законопроект прогрессивна и направлена на борьбу с таким явлением, как «карманный адвокат». Он считает, что это сделает обязательным внедрение автоматизированного распределения защиты по назначению в тех адвокатских палатах, где оно еще не действует. «Такой подход равномерно распределит нагрузку на адвокатов, участвующих в качестве защитника по назначению органов дознания, следствия и суда. И в конечном итоге он будет способствовать обеспечению надлежащего качества уголовной защиты в делах, где участвует защитник, которого в обиходе называют “бесплатный адвокат”», – сообщил Евгений Семеняко.

«Единственное – нас беспокоит, что в отдельных адвокатских палатах могут быть трудности с реализацией этой идеи», – добавил первый вице-президент ФПА РФ. Он пояснил, что организация такой автоматизированной информационной системы требует значительных затрат, соответственно, возникает вопрос о том, из каких источников законопроектом будет предусматриваться финансирование повсеместного внедрения АИС для распределения дел между адвокатами: «Интерес государства и Минюста понятен, но хотелось бы, чтобы адвокаты не оказались единственными, кто платит за эти инновации. Оценивая эти предложения Минюста, хотелось бы надеяться, что они увязаны с вопросом повышения ставок адвокатам, участвующим в уголовном судопроизводстве в порядке ст. 51 УПК РФ. В том числе, что они согласуются с президентским поручением Правительству по данному вопросу. Будем надеяться, что наши тревоги по этому поводу будут учтены в итоговом проекте».

Вместе с тем Евгений Семеняко подчеркнул, что положительным моментом разрабатываемого законопроекта является создание действенных гарантий исполнения внедряемых нововведений. «Нарушение установленного порядка распределения дел по назначению влечет недействительность полученных показаний подозреваемого и обвиняемого. Данная санкция делает бессмысленными возможные нарушения процедуры распределения дел между адвокатами и бесперспективными попытки вступления в дело “карманного” адвоката», – заключил первый вице-президент ФПА.

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: