Какую роль играло право в социалистическом государстве

Обновлено: 05.12.2022

Согласно марксистской теории социалистическое право представляет собой на первом этапе - этапе становления и развития социалистического государства - возведенную в закон волю пролетариата, крестьян и трудовой интеллигенции, а на втором этапе - этапе развитого социализма - возведенную в закон волю всего народа.

Социалистический тип права – это высший тип правовой системы общества диаметрально противоположный всем типам эксплуататорского права. Социалистическое право возводит в закон волю трудящихся классов, служит классовым регулятором общественных отношений. По мере перехода социалистического общества к высшей фазе: коммунизму, государство и право во всех своих элементах и признаках постепенно перерастают в систему общественного коммунистического самоуправления и социальных норм коммунистического общежития.

Социалистическое право провозглашает равенство, спра­ведливость, гуманизм, демократизм, закрепляет принадлежность власти народу. На первом этапе это неравное право, так как открыто предоставляет преимущество пролетариату и его клас­совым союзникам. В последующем оно объявляется общенарод­ным, хотя на деле выражает, как правило, интересы находя­щейся у власти партийно-государственной бюрократии.

В реальной действительности социалистическое право носило декларативный характер и было подчинено государству.

Социалистическое право — самостоятельная правовая система Советской России (СССР) после Октябрьской революции 1917 года. После Второй мировой войны была воспринята другими странами, избравшими социалистический путь развития. Хотя оно несет на себе многие черты континентальной системы права, включая сходные процессуальные начала и правовую методологию, оно отличается от других правовых систем:

· господством государственной собственности на средства производства,

· особой системой политического устройства с доминированием коммунистической партии,

· отрицанием разницы между публичным правом и частным правом,

· концепцией как силы, способствующей построению коммунистического общества.

Правовые системы стран, входивших в “социалистический лагерь”, принадлежали к романо-германской правовой системе. Норма права (юридическая норма) здесь всегда рассматривалась и рассматривается как общее правило поведения. В значительной мере сохранились и система законодательства, и система права, и терминология юридической науки. Эти черты сходны с европейским правом и восходят к римскому праву.

Однако при всем сходстве с континентальной системой правовая система социализма имела существенные особенности, обусловленные ярко выраженным классовым характером. Повсеместно господствовало узконормативное понимание права. Были чужды идея господства права и мысль о том, что надо изыскивать право, соответствующее чувству справедливости, основанному на примирении, согласованности, интересов частных лиц и общества.

Социалистическое право возникает в результате социалистической революции. Оно — обязательный и неизбежный элемент системы социалистических общественных отношений. Его существование следует рассматривать в качестве объективной закономерности социалистического общества.

Необходимость права как классового регулятора на первой фазе коммунизма обусловлена классово-политическими причинами, т. е. теми же самыми причинами, которые вызывают к жизни всю систему средств политического регулирования, социалистическое государство, иные инструменты политической организации общества. Необходимость ликвидации свергнутых эксплуататорских классов, обеспечение функционирования социалистической политической системы как власти трудящихся, укрепление ее антиэксплуататорского содержания, направленности на строительство коммунизма — все это предопределяет существование социалистического права как классового регулятора общественных отношений.

В советской юридической науке утверждалось, что в СССР реализуется принцип верховенства закона в системе источников права. На самом деле иерархия юридических актов выглядела иначе:

1. В пирамиде системы правовых норм находились правила, исходившие от Центрального Комитета КПСС либо от их подразделений - Президиума.

В силу сложившегося политического обычая эти нормы имели приоритет перед любыми другими правовыми актами.

2. Значительную конкуренцию законам составляло ведомственное правотворчество. Чтобы замаскировать вопиющие факты попрания авторитета закона, "верхи" стали расширительно толковать понятие "законодательство".

3. Таким образом, собственно законы в реальных правоотношениях оказались вытесненными с верхнего яруса в пирамиде источников права. Этому способствовало то, что самих актов законодательствования было принято очень мало: за полвека, прошедшие от опубликования Конституции 1936 г. до преобразования советского парламента в 1988 г. , Верховный Совет СССР принял всего 81 закон. Малочисленность законов открывала широкий путь для ведомственного и партийного правотворчества, необходимого в создавшихся условиях. Поэтому качество многих законов и указов оставалось очень низким.

4. Законодательные акты в СССР страдали отсутствием механизма реализации закрепленных в них норм. Большая часть законов брежневской эпохи, особенно касавшихся охраны окружающей среды, памятников истории и культуры, народного образования, прав и свобод граждан, были сформулированы абстрактно и не предусматривали реальных санкций за их нарушение.

5. Особняком в системе источников советского права стояли судебная практика и обычаи. Следуя традициям романо-германской правовой семьи, советские юристы допускали существование обычного и судейского нормотворчества только в порядке исключения и при обязательном сохранении формального верховенства закона. Так, применение обычаев допускалось в морском праве (обычаи порта при морских перевозках) и в земельном (местные правила решения земельных дел). Гораздо шире - хотя и явочным порядком - применялось прецедентное право: Верховные Суды Союза ССР и союзных республик анализировали судебную практику и на ее основе, а также при рассмотрении конкретных дел издавали постановления, которые имели обязательную силу для нижестоящих судов и подчас весьма существенно корректировали нормы законодательства.

Советское социалистическое право рассматривалось теорети­ками права того периода как право нового и высшего типа, по­скольку оно создано в результате победы Октябрьской революции и перехода государственной власти в руки рабочих и крестьян.

Советское социалистическое право закрепляло обществен­ные порядки, установленные в интересах трудящихся, содейст­вуя упрочению социалистических, производственных, политиче­ских и культурных отношений, обеспечивая успехи строительст­ва социалистического общества и осуществление постепенного перехода от социализма к коммунизму. В основе советского со­циалистического права лежат принципы пролетарской диктату­ры и социалистической демократии.

Опровергая заявления, что диктатура пролетариата отрицает право, правовые методы регулирования общественных отноше­ний, А. Я. Вышинский писал: «В таких утверждениях столь­ко же заведомой клеветы, сколько и невежества, усиленного классовой злобой и ненавистью эксплуататорских классов и его апологетов по отношению к трудящимся классам, победоносно прокладывающим новые пути новым общественным формам жизни, опирающимся на принципы подлинного социализма. Такие утверждения вытекают из реакционных теорий, отрицаю­щих прогрессивный характер перехода государственной власти в руки трудящихся,.— теорий, вытекающих, в свою очередь, из отрицания неизбежности руководящей роли рабочего класса в социалистической революции как передового класса общества. Поклонники и апологеты диктатуры буржуазии отвергают дик­татуру пролетариата как выражение прогрессивных начал в ис­торическом ходе общественного развития, подчиняющегося своим законам, открытым и утвержденным теорией научного коммунизма Маркса—Энгельса, развитым и подтвержденным полностью дальнейшим развитием этой теории в трудах гени­альных вождей рабочих и крестьян — Ленина и Сталина. Эти законы, проверенные практикой тридцатилетнего социалисти­ческого строительства в Советском Союзе под руководством партии большевиков, не могут быть поколеблены ни отрицани­ем со стороны невежд, ни злобой и клеветой врагов социализма. Эти законы говорят о возможности победы принципов социализма лишь при условии последовательного осуществления диктатуры пролетариата, беспощадно подавляющей эксплуататорские классы, воспитывающей и организующей трудящиеся классы, осуществляющей руководство всем обществом. В условиях диктатуры пролетариата и социалистического строительства право приобретает новое содержание и новые методы своего действия. В эксплуататорских обществах право является средст­вом закрепления эксплуатации человека человеком, средством увековечения правового и социально-экономического неравен­ства людей. В социалистическом обществе, в условиях диктату­ры рабочего класса, право является средством ликвидации экс­плуатации человека человеком, средством утверждения правого равенства людей, средством борьбы за торжество принципа эко­номического равенства людей, находящего свое выражение в лозунге «от каждого по его способностям, каждому по его по­требностям». Уже в первой фазе коммунизма — в социалистиче­ском обществе — право стоит на защите нового принципа — «от каждого по его способностям, каждому по его труду», — прин­ципа, невозможного в капиталистическом обществе, построен­ном на частной собственности и корыстной борьбе всех против всех (bellum omnium contra omnes). Уже одно это делает ясным, что данное право — не просто новый, исторический тип права в сравнении со всеми известными в истории и современности ти­пами права и их разновидностями»[177].

С «легкой» руки Вышинского в отечественной теории права на долгие времена утвердилось нормативное понимание права в его марксистском варианте: «Советское социалистическое право представляет собой совокупность правил поведения в социали­стическом обществе, установленных или санкционируемых госу­дарством. Оно выражает в своих нормах волю рабочего класса -представителя и союзника всех трудящихся, т. е. волю подавляю­щего большинства народа, а со времени устранения в СССР по­следнего эксплуататорского класса (кулачества) — волю всего со­ветского народа. Это отличает советское социалистическое право от других типов права, от права антагонистического общества, выражающего волю эксплуататорского меньшинства. Советское право закрепляет и развивает общественные порядки, базирую­щиеся не на частной собственности на средства и орудия произ­водства, как в эксплуататорских обществах, а на государственной и общественной социалистической собственности»[178].

Теоретики того периода полагали, что советское социалисти­ческое право по своей сущности есть воля подавляющего боль­шинства народа в период строительства социализма и воля всего народа в условиях победы социализма. Советское социалистиче­ское право ново и по своей форме, ибо изменились существенно характер, принципы и цели правового регулирования. То луч­шее, утверждалось в советской теории права, что создано много­вековой юридической наукой в области правовой формы, совет­ское социалистическое право воспринимает, развивает и обога­щает, решительно отбросив все то, что чуждо новому обществу.

В конспекте книги Гегеля «Наука логики» Ленин по вопросу о взаимоотношении формы и сущности заметил: «Форма суще­ственна. Сущность формирована. Так или иначе в зависимости и от сущности»[179]. Советские теоретики права рассматривали это в качестве основного положения марксистско-ленинской фило­софии о единстве формы и сущности, об их взаимном проник­новении, переходе друг в друга. В применении к праву это озна­чает, что форма права зависит от его сущности. Коренное изме­нение сущности права неизбежно связано с изменением формы, а особенности формы социалистического права определяются основными принципами, характеризующими сущность этого права. Этими основными и ведущими принципами права в СССР являются: а) уничтожение эксплуатации человека челове­ком; б) неприкосновенность социалистической государствен­ной и общественной собственности; в) подлинный суверенитет народа; г) до конца последовательный социалистический демо­кратизм и гуманизм; д) государственное руководство обществом со стороны рабочего класса; е) руководящая роль коммунисти­ческой партии; ж) гармоническое сочетание личных и общест­венных интересов; з) неуклонное проведение социалистической законности в полном соответствии с ее подлинным смыслом.

Право СССР, призванное содействовать осуществлению за­дачи создания, закрепления и развития социалистического и коммунистического обществ, является социалистическим с мо­мента своего возникновения. В течение ряда лет в стране оста­вались эксплуататорские классы, продолжавшие занимать еще известное место в экономике страны. Некоторое время социа­лизм не господствовал полностью, а был одним из укладов со­ветского хозяйства, в то время как в частном секторе хозяйства господствовали еще эксплуататорские отношения. Таким обра­зом, экономический фундамент социализма еще только воздви­гался, в то время как право было социалистическим. Это обстоятельство не противоречит положению марксизма об условленности, об определяемости права, в конечном счете эко­номическим базисом общества, а подтверждает марксистское положение не только о воздействии экономики на политику (а, следовательно, и на право), но и об обратном воздействии политической и правовой надстройки на экономический базис. Социалистическое право, с одной стороны, закрепляло уже за­воеванное, а с другой — воздействовало на экономику страны необходимом для социалистического государства направлении. Оно способствовало развитию социалистической формы хозяй­ства, обеспечивая при помощи правовых регуляторов ограниче­ние и ослабление влияния и значения частнокапиталистических хозяйств, а затем и прямую ликвидацию частнокапиталистиче­ского сектора в народном хозяйстве. Ликвидация кулачества, последнего и наиболее многочисленного эксплуататорского класса в СССР, сопровождалась отменой ряда старых и издани­ем ряда новых правовых норм. Методы правового регулирова­ния использовались для полной ликвидации эксплуатации че­ловека человеком. Революция в деревне, имевшая своей целью эту ликвидацию, имела гигантские последствия. Правовые нор­мы помогли провести и закрепить результаты этого революци­онного процесса по ликвидации кулачества как класса на осно­ве сплошной коллективизации.

Основной функцией социалистического государства в первой фазе его развития, наряду с обороной страны от внешних нападе­ний, являлась функция подавления внутри страны остатков экс­плуататорских классов. Право этой фазы имело ряд отличитель­ных особенностей. К их числу, в частности, относится лишение политических прав эксплуататорских элементов и их пособников (бывших полицейских, жандармов и т. д.). Нормы советского права предусматривали сначала ограничение капиталистических элементов города и деревни, затем их вытеснение и ликвидацию.

Победа социализма в СССР привела к изменению функций Советского государства, а следовательно, к глубоким и серьез­ным изменениям в праве.

Отпали те правовые нормы, которые вызывались функцией подавления эксплуататорских классов внутри страны, ибо «экс­плуататоров нет больше и подавлять некого»[180]. Конституция, при­нятая в 1936 г., показала изменения социалистического права в связи с победой социализма. В ней провозглашался последова­тельный социалистический демократизм и всесторонние его га­рантии. По Конституции все граждане СССР на равных основа­ниях пользовались многочисленными политическими правами и свободами, зафиксированными в ней. В то же время заявлялось, что государственное руководство сохраняется за рабочим клас­сом не только в силу его положения в государстве как класса, осуществляющего свою диктатуру, но также в силу его морально­го и политического авторитета, на основании того доверия, кото­рым рабочий класс пользуется со стороны народных масс, всего населения страны. Все социальные группы, имеющиеся в СССР, — рабочий класс, крестьянство и интеллигенция — были объявлены равноправными участниками советского общества, которых объединяло «морально-политическое единство, являю­щееся могучей движущей силой социалистического общества».

Конституция СССР 1936 г. декларировала принадлежность всей власти в СССР трудящимся города и деревни в лице Сове­тов депутатов трудящихся.

Советское социалистическое право эпохи социализма счита­лось народным правом, заявлялось, что в его нормах выражена воля советского народа, оно формально гарантировало и охраня­ло суверенитет народа, его политическое и экономическое пол­новластие, его морально-политическое единство, дружбу всех наций, личные и имущественные интересы советского человека.

Право в СССР, в характеристике его апологетов — советских юристов, воплощает в себе вековое представление передовой части человечества о социальной справедливости, о подлинном гуманизме. Требуя от работоспособного гражданина участия в производительном труде, советское право обеспечивает в то же время интересы нетрудоспособных граждан. Советские правове­ды всегда подчеркивали, что гуманизм сказывается во всесторон­ней охране интересов личности, в облегчении развития каждым заложенных в нем способностей и как главная отличительная черта выражается во всей системе советского уголовного, граж­данского и семейного права. (Как этот «гуманизм» воплощался на практике, см. гл. 8 о политических репрессиях.)

Советское социалистическое право второй фазы развития го­сударства по своей форме, задачам и содержанию отличается от права первой фазы, а происшедшие в нем изменения объясняют­ся изменениями, происшедшими в функциях государства. Ос­новная задача права второй фазы развития советского государст­ва определяется хозяйственно-организационной и культурно-воспитательной функцией. Эта функция была известна и первой фазе развития советского государства, но во второй фазе она по­лучила свое полное развитие. В условиях социализма эксплуата­торская частная собственность окончательно ликвидирована. Социалистическая собственность вместе с социалистической системой хозяйства составляет экономическую основу советско­го государства. Вот почему в этих условиях задачи охраны социа­листической собственности становятся особенно важными. Кон­ституция провозгласила охрану общественной социалистиче­ской собственности основной обязанностью граждан СССР. «Каждый гражданин СССР, — гласит статья 131, — обязан беречь и укреплять общественную, социалистическую собственность, как священную и неприкосновенную основу советского строя, как источник зажиточной и культурной жизни всех трудящихся».

Охрана государственной и общественной социалистической собственности — «основная забота революционной законности в наше время», — подчеркивал Вышинский, ссылаясь на Сталина в 1933 г.[181] На охрану советской государственности и общественной собственности были направлены и такие важные законодатель­ные мероприятия, как уже упоминавшийся «указ семь-восемь» и указ Президиума ВС СССР от 4 апреля 1947 г. «Об уголовной ответственности за хищение государственного и общественного имущества». Эти правовые акты в полной мере характеризуют классовое восприятие «социалистического гуманизма». В соот­ветствии именно с таким, классовым толкованием понятия «гу­манизм» десятилетний мальчик за десять колосков, подобранных на колхозном поле, мог получить десять лет лагерей.

Охрана общественного и государственного строя страны рассматривалась как важнейшая задача, на защите завоеваний социализма стоял мощнейший в мире карательный аппарат, опирающийся на всю партийную и государственную структуру и на миллионы добровольных помощников и осведомителей.

Функция военной защиты страны от нападения извне со­храняла свое значение и в условиях победившего социализма, а в период Великой Отечественной войны выдвинулась на пер­вый план. В деле борьбы против фашистских захватчиков со­ветское право сыграло огромную роль. Оно содействовало свойственными ему методами переводу страны на «военные рельсы», организации всей жизни общества по законам воен­ного времени, способствовало укреплению железной дисцип­лины фронта и тыла в целях осуществления задач военного времени. В годы войны советское право явилось средством борьбы с паникерами и дезорганизаторами, с диверсантами и шпионами, обезвреживая от них армию и тыл.

После окончания войны, с переходом к мирному труду, на первый план вновь встала хозяйственная и воспитательная ра­бота государственных органов. Основной задачей права после­военного периода стало содействие успешному осуществлению этих двух функций. Право играет очень важную роль в деле-ор­ганизации социалистической экономики и управления ею, а особенно в защите и охране социалистической собственности. Право является также важнейшим орудием в деле «коммуни­стического воспитания» масс, используется для борьбы с «пере­житками капитализма» в быту и сознании людей, т. е. служит задаче формирования нового типа человека, описанного в ан­тиутопиях «Мы» Е. Замятина и «1984» Дж. Оруэлла.

Советское государство стало новым типом демократии в том смысле, о котором говорил Ленин в целом ряде работ. Одной из важных черт «новой, пролетарской демократии» явилось не только отрицание формального равенства буржуазии и пролетариата, бедных и богатых, эксплуататоров и эксплуатируемых, но и выключение в определенных исторических условиях буржуазии из «демократии» и «свобод» (примером чего было лишение эксплуататорских элементов избирательного права), а также и подавление этих элементов. Важной чертой советской государственности, именно как государственности нового типа, является самый метод подавления.

Его составной частью (наряду с репрессиями) были также нравственное воздействие, перевоспитание, исправление, укре­пление общественных навыков и традиций. Эти элементы «принуждения» в широком смысле этого слова в руках совет­ских учреждений и органов государственной власти стали сред­ством регулирования общественных отношений, борьбы с пра­вонарушителями и даже преступниками.

Считалось, что в период социализма ликвидированы основ­ные препятствия, тормозящие развитие социалистического об­щества, что теперь нет социальной базы преступности, а един­ственным тормозом этого развития, единственной причиной преступности и всех иных негативных явлений в жизни обще­ства являются пережитки старого, сохраняющиеся в быту и сознании людей. Советское право должно было, сочетая мето­ды принуждения и воспитания, бороться с преступностью, не ограничиваясь наказанием преступников, а главное психологи­чески воздействуя на них в целях их перевоспитания. При этом еще с 30-х гг. проводилось четкое разделение «социально близ­ких» уголовников и «социально чуждых политических зэков». Перевоспитанию подлежала только первая категория.

Теоретические основы социалистического государства и права были заложены в трудах родоначальников научного коммунизма К. Маркса и Ф. Энгельса и развиты в произведениях В.И. Ленина, а также в документах коммунистических партий и научных исследованиях других авторов, стоящих на марксистско-ленинских позициях.

С момента своего зарождения марксистское учение о государстве и праве вообще и о социалистическом государстве и праве в особенности подвергалось резким нападкам и критике со стороны представителей самых различных политических течений и идеологий. Подвергается оно им и в настоящее время. Это вполне понятно, если исходить из многократно подтвержденного жизненного тезиса о том, что любое учение о государстве и праве всегда отражает определенные, нередко весьма противоречивые политические взгляды и интересы, а также несовместимые друг с другом политические ценности и амбиции.

Марксистское учение о социалистическом государстве и праве, в отличие от других доктрин, практически не было полностью реализовано ни в одном из государств и правовых систем. В СССР и во многих других странах, называвших себя социалистическими, предпринимались попытки реализации идеи социалистического государства и права. Однако в силу многих объективных и субъективных причин они оказались безуспешными. Вместо социалистического государства и права, какими они представлялись в марксистской доктрине, были созданы их суррогаты, псевдомарксистские институты.

Марксисты всех направлений говорят о научности и прогрессивности развиваемых ими идей о социалистическом государстве и праве. Их политические и идеологические оппоненты, естественно, утверждают обратное.

Однако независимо от оценок и подходов к изучению марксистского учения о социалистическом государстве и праве основные его постулаты и исходные положения остаются следующими.

Первое. Социалистическое государство и право, согласно марксистской теории, возникают не эволюционным путем, путем постепенного перерастания буржуазного государства в социалистическое, а путем совершения социалистической революции. Ближайшей целью коммунистов, говорилось в "Манифесте Коммунистической партии", является "ниспровержение господства буржуазии, завоевание пролетариатом политической власти". А "первым шагом в рабочей революции" является "превращение пролетариата в господствующий класс, завоевание демократии"*(159).

В работах классиков марксизма-ленинизма обстоятельно разработана теория социалистической революции - ее цель, формы осуществления, основные направления, методы. Еще в ранних произведениях К. Маркса и Ф. Энгельса развивались, например, идеи о необходимости соблюдения последовательности и непрерывности социалистической революции. Наши интересы и наши задачи, писали они, заключаются в том, "чтобы сделать революцию непрерывной до тех пор, пока все более или менее имущие классы не будут устранены от господства, пока пролетариат не завоюет государственной власти"*(160).

В более поздних их работах проводилась мысль о необходимости использования в процессе осуществления социалистической революции различных - мирной и немирной - форм. Восстание было бы безумием там, доказывал, в частности, Ф. Энгельс, "где мирная агитация привела бы к цели более быстрым и верным путем". И далее: "Мы, "ниспровергатели", гораздо больше преуспеваем с помощью легальных средств, чем с помощью нелегальных или с помощью переворота"*(161).

Используя марксистский тезис о непрерывности революции, В.И. Ленин разработал доктрину о перерастании буржуазно-демократической революции в социалистическую. "От революции демократической, - писал он, - мы сейчас же начинаем переходить и как раз в меру нашей силы, силы сознательного и организованного пролетариата, начнем переходить к социалистической революции. Мы стоим за непрерывную революцию"*(162).

Второе. Важной закономерностью и одновременно предпосылкой становления и развития социалистического государства и права, согласно марксистской доктрине, являются слом старой государственной машины, уничтожение буржуазного государственного аппарата.

Все перевороты, писал в связи с этим К. Маркс, лишь усовершенствовали старую государственную машину "вместо того, чтобы сломать ее. Партии, которые, сменяя друг друга, боролись за господство, рассматривали захват этого огромного государственного здания, как главную добычу при своей победе"*(163).

Развивая эту мысль, В.И. Ленин убеждал, что "революция должна состоять не в том, чтобы новый класс командовал, управлял при помощи старой государственной машины, а в том, чтобы он разбил эту машину и командовал, управлял при помощи новой машины"*(164).

На вопрос, как это сделать, Ленин отвечал, что к слому старого, буржуазного аппарата нужно подходить строго дифференцированно, разнопланово. Дело в том, что в каждом буржуазном государстве, наряду с преимущественно-угнетательскими органами и институтами в виде армии, полиции, жандармерии и пр., которые подлежат немедленному слому, есть также органы, которые связаны с банками и синдикатами, выполняют учетно-регистрационные функции. "Этого аппарата разбивать нельзя и не надо"*(165).

Третье. Сущностью нового государства, функционирующего в переходный от капитализма к социализму период, является диктатура пролетариата. Данному положению в марксистской теории придается настолько важное, принципиальное значение, что с ним напрямую связывают принадлежность к марксизму или оппортунизму.

Марксист лишь тот, писал В. Ленин, "кто распространяет признание борьбы классов до признания диктатуры пролетариата. В этом - самое глубокое отличие марксизма от дюжинного мелкого (да и крупного) буржуа. На этом оселке надо испытывать действительное понимание и признание марксизма"*(166).

Что представляет собой диктатура пролетариата и что она означает? Если перевести это "историко-философское понятие" на более простой язык, разъяснял Ленин, то она означает, что "только определенный класс, именно городские и вообще фабрично-заводские, промышленные рабочие, в состоянии руководить всей массой трудящихся и эксплуатируемых в борьбе за свержение ига капитализма, в ходе самого свержения, в борьбе за удержание и укрепление победы, в деле созидания нового, социалистического общественного строя, во всей борьбе за полное уничтожение классов"*(167). Диктатура пролетариата "есть особая форма классового союза между пролетариатом, авангардом трудящихся, и многочисленными непролетарскими слоями трудящихся"*(168).

Четвертое. В своем становлении и развитии социалистическое государство и право, согласно марксистской теории, проходят несколько этапов эволюционного изменения.

В советской и зарубежной марксистской литературе длительное время велись споры о количестве проходимых им этапов, их последовательности, сущности и содержании каждого из них - их качестве, наконец, о соотношении каждого этапа в развитии государства с соответствующими этапами развития общества.

Возобладала и получила достаточно широкое распространение, а затем и официальное закрепление в СССР точка зрения, согласно которой вновь создаваемое после совершения социалистической революции государство проходит следующие этапы в своем развитии: этап существования государства диктатуры пролетариата, этап функционирования собственно социалистического государства и, наконец, этап развития общенародного государства.

Каждый из этих этапов в развитии государства и права соотносился с соответствующим этапом в развитии общества. А именно - этап существования государства диктатуры пролетариата соотносился с переходным от капитализма к социализму этапом в развитии общества. Этап функционирования собственно социалистического государства и права отражал особенности этапа развития собственно социалистического общества. И, наконец, этап развития общенародного государства соотносился с этапами существования и функционирования развитого социалистического общества.

Данная концепция развития социалистического государства и права, находящаяся в неразрывной связи с теорией становления и развития социалистического общества, получила свое прямое отражение в конституционных актах соцстран и в текущем законодательстве. Так, в Конституции СССР 1977 г. утверждалось то, что, "выполнив задачи диктатуры пролетариата, Советское государство стало общенародным". Одновременно указывалось на то, что в обществе произошли огромные изменения, и оно превратилось в "развитое социалистическое общество", в "общество зрелых социалистических общественных отношений"

Характерными особенностями общенародного государства являются: выражение интересов не только рабочих, крестьян и интеллигенции, но и "трудящихся всех наций и народностей страны"; сохранение им классовой сущности; развитие "подлинной" демократии в условиях нового общества и государства; усиление роли компартии; и др.

Пятое. Формой правления социалистического государства, согласно марксистскому мировоззрению, является республика. Касаясь данного вопроса, Ф. Энгельс писал: "Маркс и я в течение сорока лет без конца твердили, что для нас демократическая республика является единственной политической формой. ", однако она "как всякая другая форма правления определяется своим содержанием"*(169).

В переводе на язык политической практики это означает, что для социалистического государства приемлемой формой правления является лишь та республика, которая служит интересам трудящихся масс и которая, следовательно, наполняется социалистическим содержанием. Что же касается всех иных, несоциалистических форм, в частности, республиканской формы буржуазного государства, то она, по словам Энгельса, "также враждебна нам, как любая монархия (если отвлечься от форм проявления этой враждебности)". В силу этого "принимать ее за форму по существу социалистическую или доверять ей, пока она во власти буржуазии, социалистические задачи - это ничем не обоснованная иллюзия"*(170).

Развивая идеи о республиканской форме правления социалистического государства применительно к России, Ленин признавал в качестве таковой лишь Советы. На первых этапах развития государства это были "Советы рабочих, батрацких и крестьянских депутатов по всей стране, снизу доверху"*(171), а на последующих - Советы народных депутатов и Советы депутатов трудящихся.

Что же касается формы государственного устройства, то, согласно марксистской политической концепции, предпочтение отдавалось унитарному государству, построенному на основе принципа демократического централизма. При этом, как утверждал Ленин, демократический централизм "не только не исключает местного самоуправления с автономией областей, отличающихся особыми хозяйственными и бытовыми условиями, особым национальным составом населения и т.п., а, напротив, необходимо требует и того и другого"*(172).

Выдвигая на первый план унитарное государство, теоретики марксизма-ленинизма в то же время не отрицали возможности существования при определенных условиях и федеративной формы социалистического государства. В практическом плане попытки реализации федеративной формы организации государства предпринимались в СССР, Югославии и России.

Шестое. В неразрывной связи и взаимодействии с социалистическим государством находится право. Оно является средством решения стоящих перед государством задач.

Согласно марксистской концепции сущность права заключается в том, что оно выражает волю и интересы господствующего класса. Если государство, по мнению основоположников научного коммунизма, "есть та форма, в которой индивиды, принадлежащие к господствующему классу, осуществляют свои общие интересы", та "форма организации, которую неизбежно должны принять буржуа, чтобы - как вовне, так и внутри страны - взаимно гарантировать свою собственность и свои интересы", то право есть то средство, с помощью которого эти интересы, трансформируясь в государственную волю, проводятся в жизнь.

На первых этапах становления и развития социалистического общества государство и право, в соответствии с марксистской доктриной, выражает интересы рабочих, крестьян и трудовой интеллигенции. На этапе развитого социалистического общества - интересы всего народа.

Седьмое. Государство и право, согласно марксистскому пониманию, не являются вечными и неизменными явлениями. По мере развития классового общества и постепенного отмирания классов государство и право как классовые институты и явления также прекращают существование.

Особенность марксистского представления о государстве и праве заключается в том, что оно связывает напрямую с классами не только процесс возникновения и развития государственно-правовых институтов, но и процесс их отмирания.

Последнее не следует понимать как искусственно формируемый или насильственный процесс. Это, с марксистской точки зрения, естественный процесс, обусловленный развитием экономики, общества, а вместе с ними - государства и права. Нам не следует подхлестывать, искусственно форсировать данный процесс, отмечал Ленин. Мы вправе говорить "лишь о неизбежном отмирании государства, подчеркивая длительность этого процесса, его зависимость от быстроты развития высшей фазы коммунизма и оставляя совершенно открытым вопрос о сроках или о конкретных формах отмирания"*(173).

Что требуется для отмирания государства и права? Какие условия для этого необходимы? Отвечая на эти вопросы, сторонники марксизма указывают прежде всего на необходимость создания соответствующих материальных, социальных и иных условий, ведущих к стиранию классовых различий, а также - к формированию высокого уровня общественного сознания. Весьма важным является научить людей работать на общество "без всяких норм права", без всяких принуждений; создать все необходимые условия для того, чтобы "основные правила человеческого общежития" со временем стали для всех людей привычкой*(174).

Эта благородная по своей природе, но утопическая цель освободить будущее человечество от государства и права, от любых форм государственно-правового давления и принуждения, сделать всех в высшей мере сознательными и свободными формулировалась не только в теории, но и ставилась на практике. В Конституции СССР 1977 г. (в преамбуле) объявлялось, например, что "высшая цель Советского государства - построение бесклассового общества, в котором получит развитие общественное коммунистическое самоуправление".

Развитое социалистическое общество рассматривалось как "закономерный этап" на пути построения бесклассового общества, а общенародное государство и право считались важной вехой на пути отмирания государства и права.

Это была теория, развивавшаяся в нашей стране и других, называвших себя социалистическими, странах в течение ряда десятилетий. Однако зачастую практика была иной. Закрепляя, например, в Конституции СССР 1936 г. за советскими гражданами широкий круг прав и свобод, государственная власть действовала совершенно по-иному, практически. Политические репрессии конца 30-х годов, ссылки, незаконные осуждения тысяч невинных людей свидетельствуют о глубоком противоречии социалистической государственно-правовой теории и практики.

Столь же далекой от марксистской теории была проводившаяся в нашей стране и других странах в последующие годы практика государственно-правового строительства по ряду весьма важных направлений. Она касалась, например, природы и характера общенародного государства и права, которые теоретически объявлялись институтами всех слоев и классов общества, а практически находились в руках правящих кругов, государственного устройства Советского государства, которое теоретически считалось федеративным государством, а на деле всегда оставалось унитарным, и др.

Теоретические основы социалистического государства и права были заложены в трудах родоначальников научного коммунизма К. Маркса и Ф. Энгельса и развиты в произведениях В.И. Ленина, а также в документах коммунистических партий и научных исследованиях других авторов, стоящих на марксистско-ленинских позициях.

С момента своего зарождения марксистское учение о государстве и праве вообще и о социалистическом государстве и праве в особенности подвергалось резким нападкам и критике со стороны представителей самых различных политических течений и идеологий. Подвергается оно им и в настоящее время. Это вполне понятно, если исходить из многократно подтвержденного жизненного тезиса о том, что любое учение о государстве и праве всегда отражает определенные, нередко весьма противоречивые политические взгляды и интересы, а также несовместимые друг с другом политические ценности и амбиции.

Марксистское учение о социалистическом государстве и праве, в отличие от других доктрин, практически не было полностью реализовано ни в одном из государств и правовых систем. В СССР и во многих других странах, называвших себя социалистическими, предпринимались попытки реализации идеи социалистического государства и права. Однако в силу многих объективных и субъективных причин они оказались безуспешными. Вместо социалистического государства и права, какими они представлялись в марксистской доктрине, были созданы их суррогаты, псевдомарксистские институты.

Марксисты всех направлений говорят о научности и прогрессивности развиваемых ими идей о социалистическом государстве и праве. Их политические и идеологические оппоненты, естественно, утверждают обратное.

Однако независимо от оценок и подходов к изучению марксистского учения о социалистическом государстве и праве основные его постулаты и исходные положения остаются следующими.

Первое. Социалистическое государство и право, согласно марксистской теории, возникают не эволюционным путем, путем постепенного перерастания буржуазного государства в социалистическое, а путем совершения социалистической революции. Ближайшей целью коммунистов, говорилось в "Манифесте Коммунистической партии", является "ниспровержение господства буржуазии, завоевание пролетариатом политической власти". А "первым шагом в рабочей революции" является "превращение пролетариата в господствующий класс, завоевание демократии"*(159).

В работах классиков марксизма-ленинизма обстоятельно разработана теория социалистической революции - ее цель, формы осуществления, основные направления, методы. Еще в ранних произведениях К. Маркса и Ф. Энгельса развивались, например, идеи о необходимости соблюдения последовательности и непрерывности социалистической революции. Наши интересы и наши задачи, писали они, заключаются в том, "чтобы сделать революцию непрерывной до тех пор, пока все более или менее имущие классы не будут устранены от господства, пока пролетариат не завоюет государственной власти"*(160).

В более поздних их работах проводилась мысль о необходимости использования в процессе осуществления социалистической революции различных - мирной и немирной - форм. Восстание было бы безумием там, доказывал, в частности, Ф. Энгельс, "где мирная агитация привела бы к цели более быстрым и верным путем". И далее: "Мы, "ниспровергатели", гораздо больше преуспеваем с помощью легальных средств, чем с помощью нелегальных или с помощью переворота"*(161).

Используя марксистский тезис о непрерывности революции, В.И. Ленин разработал доктрину о перерастании буржуазно-демократической революции в социалистическую. "От революции демократической, - писал он, - мы сейчас же начинаем переходить и как раз в меру нашей силы, силы сознательного и организованного пролетариата, начнем переходить к социалистической революции. Мы стоим за непрерывную революцию"*(162).

Второе. Важной закономерностью и одновременно предпосылкой становления и развития социалистического государства и права, согласно марксистской доктрине, являются слом старой государственной машины, уничтожение буржуазного государственного аппарата.

Все перевороты, писал в связи с этим К. Маркс, лишь усовершенствовали старую государственную машину "вместо того, чтобы сломать ее. Партии, которые, сменяя друг друга, боролись за господство, рассматривали захват этого огромного государственного здания, как главную добычу при своей победе"*(163).

Развивая эту мысль, В.И. Ленин убеждал, что "революция должна состоять не в том, чтобы новый класс командовал, управлял при помощи старой государственной машины, а в том, чтобы он разбил эту машину и командовал, управлял при помощи новой машины"*(164).

На вопрос, как это сделать, Ленин отвечал, что к слому старого, буржуазного аппарата нужно подходить строго дифференцированно, разнопланово. Дело в том, что в каждом буржуазном государстве, наряду с преимущественно-угнетательскими органами и институтами в виде армии, полиции, жандармерии и пр., которые подлежат немедленному слому, есть также органы, которые связаны с банками и синдикатами, выполняют учетно-регистрационные функции. "Этого аппарата разбивать нельзя и не надо"*(165).

Третье. Сущностью нового государства, функционирующего в переходный от капитализма к социализму период, является диктатура пролетариата. Данному положению в марксистской теории придается настолько важное, принципиальное значение, что с ним напрямую связывают принадлежность к марксизму или оппортунизму.

Марксист лишь тот, писал В. Ленин, "кто распространяет признание борьбы классов до признания диктатуры пролетариата. В этом - самое глубокое отличие марксизма от дюжинного мелкого (да и крупного) буржуа. На этом оселке надо испытывать действительное понимание и признание марксизма"*(166).

Что представляет собой диктатура пролетариата и что она означает? Если перевести это "историко-философское понятие" на более простой язык, разъяснял Ленин, то она означает, что "только определенный класс, именно городские и вообще фабрично-заводские, промышленные рабочие, в состоянии руководить всей массой трудящихся и эксплуатируемых в борьбе за свержение ига капитализма, в ходе самого свержения, в борьбе за удержание и укрепление победы, в деле созидания нового, социалистического общественного строя, во всей борьбе за полное уничтожение классов"*(167). Диктатура пролетариата "есть особая форма классового союза между пролетариатом, авангардом трудящихся, и многочисленными непролетарскими слоями трудящихся"*(168).

Четвертое. В своем становлении и развитии социалистическое государство и право, согласно марксистской теории, проходят несколько этапов эволюционного изменения.

В советской и зарубежной марксистской литературе длительное время велись споры о количестве проходимых им этапов, их последовательности, сущности и содержании каждого из них - их качестве, наконец, о соотношении каждого этапа в развитии государства с соответствующими этапами развития общества.

Возобладала и получила достаточно широкое распространение, а затем и официальное закрепление в СССР точка зрения, согласно которой вновь создаваемое после совершения социалистической революции государство проходит следующие этапы в своем развитии: этап существования государства диктатуры пролетариата, этап функционирования собственно социалистического государства и, наконец, этап развития общенародного государства.

Каждый из этих этапов в развитии государства и права соотносился с соответствующим этапом в развитии общества. А именно - этап существования государства диктатуры пролетариата соотносился с переходным от капитализма к социализму этапом в развитии общества. Этап функционирования собственно социалистического государства и права отражал особенности этапа развития собственно социалистического общества. И, наконец, этап развития общенародного государства соотносился с этапами существования и функционирования развитого социалистического общества.

Данная концепция развития социалистического государства и права, находящаяся в неразрывной связи с теорией становления и развития социалистического общества, получила свое прямое отражение в конституционных актах соцстран и в текущем законодательстве. Так, в Конституции СССР 1977 г. утверждалось то, что, "выполнив задачи диктатуры пролетариата, Советское государство стало общенародным". Одновременно указывалось на то, что в обществе произошли огромные изменения, и оно превратилось в "развитое социалистическое общество", в "общество зрелых социалистических общественных отношений"

Характерными особенностями общенародного государства являются: выражение интересов не только рабочих, крестьян и интеллигенции, но и "трудящихся всех наций и народностей страны"; сохранение им классовой сущности; развитие "подлинной" демократии в условиях нового общества и государства; усиление роли компартии; и др.

Пятое. Формой правления социалистического государства, согласно марксистскому мировоззрению, является республика. Касаясь данного вопроса, Ф. Энгельс писал: "Маркс и я в течение сорока лет без конца твердили, что для нас демократическая республика является единственной политической формой. ", однако она "как всякая другая форма правления определяется своим содержанием"*(169).

В переводе на язык политической практики это означает, что для социалистического государства приемлемой формой правления является лишь та республика, которая служит интересам трудящихся масс и которая, следовательно, наполняется социалистическим содержанием. Что же касается всех иных, несоциалистических форм, в частности, республиканской формы буржуазного государства, то она, по словам Энгельса, "также враждебна нам, как любая монархия (если отвлечься от форм проявления этой враждебности)". В силу этого "принимать ее за форму по существу социалистическую или доверять ей, пока она во власти буржуазии, социалистические задачи - это ничем не обоснованная иллюзия"*(170).

Развивая идеи о республиканской форме правления социалистического государства применительно к России, Ленин признавал в качестве таковой лишь Советы. На первых этапах развития государства это были "Советы рабочих, батрацких и крестьянских депутатов по всей стране, снизу доверху"*(171), а на последующих - Советы народных депутатов и Советы депутатов трудящихся.

Что же касается формы государственного устройства, то, согласно марксистской политической концепции, предпочтение отдавалось унитарному государству, построенному на основе принципа демократического централизма.. При этом, как утверждал Ленин, демократический централизм "не только не исключает местного самоуправления с автономией областей, отличающихся особыми хозяйственными и бытовыми условиями, особым национальным составом населения и т.п., а, напротив, необходимо требует и того и другого"*(172).

Выдвигая на первый план унитарное государство, теоретики марксизма-ленинизма в то же время не отрицали возможности существования при определенных условиях и федеративной формы социалистического государства. В практическом плане попытки реализации федеративной формы организации государства предпринимались в СССР, Югославии и России.

Шестое. В неразрывной связи и взаимодействии с социалистическим государством находится право. Оно является средством решения стоящих перед государством задач.

Согласно марксистской концепции сущность права заключается в том, что оно выражает волю и интересы господствующего класса. Если государство, по мнению основоположников научного коммунизма, "есть та форма, в которой индивиды, принадлежащие к господствующему классу, осуществляют свои общие интересы", та "форма организации, которую неизбежно должны принять буржуа, чтобы - как вовне, так и внутри страны - взаимно гарантировать свою собственность и свои интересы", то право есть то средство, с помощью которого эти интересы, трансформируясь в государственную волю, проводятся в жизнь.

На первых этапах становления и развития социалистического общества государство и право, в соответствии с марксистской доктриной, выражает интересы рабочих, крестьян и трудовой интеллигенции. На этапе развитого социалистического общества - интересы всего народа.

Седьмое. Государство и право, согласно марксистскому пониманию, не являются вечными и неизменными явлениями. По мере развития классового общества и постепенного отмирания классов государство и право как классовые институты и явления также прекращают существование.

Особенность марксистского представления о государстве и праве заключается в том, что оно связывает напрямую с классами не только процесс возникновения и развития государственно-правовых институтов, но и процесс их отмирания.

Последнее не следует понимать как искусственно формируемый или насильственный процесс. Это, с марксистской точки зрения, естественный процесс, обусловленный развитием экономики, общества, а вместе с ними - государства и права. Нам не следует подхлестывать, искусственно форсировать данный процесс, отмечал Ленин. Мы вправе говорить "лишь о неизбежном отмирании государства, подчеркивая длительность этого процесса, его зависимость от быстроты развития высшей фазы коммунизма и оставляя совершенно открытым вопрос о сроках или о конкретных формах отмирания"*(173).

Что требуется для отмирания государства и права? Какие условия для этого необходимы? Отвечая на эти вопросы, сторонники марксизма указывают прежде всего на необходимость создания соответствующих материальных, социальных и иных условий, ведущих к стиранию классовых различий, а также - к формированию высокого уровня общественного сознания. Весьма важным является научить людей работать на общество "без всяких норм права", без всяких принуждений; создать все необходимые условия для того, чтобы "основные правила человеческого общежития" со временем стали для всех людей привычкой*(174).

Эта благородная по своей природе, но утопическая цель освободить будущее человечество от государства и права, от любых форм государственно-правового давления и принуждения, сделать всех в высшей мере сознательными и свободными формулировалась не только в теории, но и ставилась на практике. В Конституции СССР 1977 г. (в преамбуле) объявлялось, например, что "высшая цель Советского государства - построение бесклассового общества, в котором получит развитие общественное коммунистическое самоуправление".

Развитое социалистическое общество рассматривалось как "закономерный этап" на пути построения бесклассового общества, а общенародное государство и право считались важной вехой на пути отмирания государства и права.

Это была теория, развивавшаяся в нашей стране и других, называвших себя социалистическими, странах в течение ряда десятилетий. Однако зачастую практика была иной. Закрепляя, например, в Конституции СССР 1936 г. за советскими гражданами широкий круг прав и свобод, государственная власть действовала совершенно по-иному, практически. Политические репрессии конца 30-х годов, ссылки, незаконные осуждения тысяч невинных людей свидетельствуют о глубоком противоречии социалистической государственно-правовой теории и практики.

Столь же далекой от марксистской теории была проводившаяся в нашей стране и других странах в последующие годы практика государственно-правового строительства по ряду весьма важных направлений. Она касалась, например, природы и характера общенародного государства и права, которые теоретически объявлялись институтами всех слоев и классов общества, а практически находились в руках правящих кругов, государственного устройства Советского государства, которое теоретически считалось федеративным государством, а на деле всегда оставалось унитарным, и др.

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: