Какую роль играет систематизация судебной практики при рассмотрении споров в суде

Обновлено: 03.10.2022

Что делать студенту, когда на правовую задачу, полученную в вузе, нет четкого ответа? Как максимально раскрыть тему курсовой или дипломной работы по праву?

Правильным будет изучить судебную практику.

Для этого потребуется пересмотреть десятки миллионов судебных актов всех судов РФ, выбрать нужную информацию, проанализировать ее и сформировать соответствующую правовую позицию, но, к сожалению, на все это может уйти не один день. Какой же найти выход студенту - будущему юристу?

Можно, конечно, положиться на "авось" или же обратиться к профессиональному помощнику - к системе КонсультантПлюс.

Начинаем работу с судебной практикой

Если вы столкнулись со сложным вопросом и законодательство не дает четкого ответа, значит, самое время перейти в специальный раздел системы КонсультантПлюс "Судебная практика" и быстро найти то, что вам нужно. Конечно, анализ судебной практики требует навыка, так как вам потребуется создать и изучить целую подборку судебных решений. Но важно то, что в системе всегда под рукой актуальная судебная практика, вы здесь можете проводить поиск по судьям, по участникам дел, по пунктам статей, что позволяет быстро найти нужное дело, изучить его со всех сторон и сформировать правовую позицию.


В системе КонсультантПлюс помимо раздела "Судебная практика" вы также можете найти уже готовые подборки судебной практики, в которых эксперты проанализировали различные спорные вопросы и выполнили эту работу за вас. Как их найти? Читайте дальше.

Обращаем внимание на примечания на правой панели и ссылки в статьях законов

Быстро получить важную информацию о практике по конкретным статьям нормативных правовых актов помогут примечания на правой панели.


По ссылке на правой панели напротив заголовков многих статей доступен обзор "Важнейшая практика по статье", где компактно и наглядно представлены все основные выводы из практики судов (а также госорганов), даны разъяснения и обзоры споров за последние 3 года. Здесь также сразу видно, какие могут быть ситуации при применении нормы, к какому исходу они приведут.


Кроме того, ко многим статьям Гражданского кодекса РФ и Арбитражного процессуального кодекса РФ уже сделаны подборки "Правовые позиции высших судов" (Конституционного, Верховного и Высшего Арбитражного судов РФ). Их вы можете найти по ссылке под заголовком статьи.


В каждой такой позиции даны:

  • краткая аннотация;
  • список применимых правовых норм;
  • подборка актов высших судов;
  • если есть расхождения в толковании нормы, то приводятся все точки зрения высших судов по вопросу.


Погружаемся в Путеводители

Если нужно углубиться в изучение конкретного вопроса, получить готовые выводы из судебной практики по спорным вопросам применения Гражданского, Налогового, Трудового кодексов, то лучше всего обратиться к Путеводителям. Их материалы можно найти как по запросу в Быстром поиске, так и по ссылке под заголовками статей нормативных правовых актов.


Нажав кнопку "Развернуть", мы получим перечень спорных ситуаций, каждая из которых подробно рассмотрена. Приведены все точки зрения и даны варианты решения.


Таким образом, готовый анализ судебной практики вы можете получить в: Путеводителе по судебной практике (ГК РФ), Энциклопедии спорных ситуаций, Путеводителе по трудовым спорам, Путеводителе по корпоративным спорам, Путеводителе по спорам в сфере госзаказа.

Итак, теперь вы знаете, куда обращаться, когда вам нужно срочно найти ответ на правовую задачу или подготовить практико-ориентированную курсовую или дипломную работу - судебная практика в системе КонсультантПлюс и многочисленные подборки от экспертов готовы вас выручить в любой сложной ситуации.

В отличие от англо-саксонской правовой системы, официально в Российской Федерации приоритет прецедентного права не признан. Прямых ссылок на судебные прецеденты нет ни в Гражданском процессуальном, ни в Арбитражном процессуальном кодексах РФ. То есть, оба кодекса как бы допускают применение судебных решений по другим судебным делам, но в весьма ограниченных пределах.

Так, согласно статье 61 Гражданского процессуального кодекса РФ обстоятельства, установленные вступившим в законную силу судебным постановлением по ранее рассмотренному делу, обязательны для суда. Аналогичная норма права имеется и в Арбитражном процессуальном кодексе РФ (статья 69 АПК РФ).

Указанные обстоятельства не доказываются вновь и не подлежат оспариванию при рассмотрении другого дела, в котором участвуют те же лица. При рассмотрении гражданского дела, обстоятельства, установленные вступившим в законную силу решением арбитражного суда, не должны доказываться и не могут оспариваться лицами, если они участвовали в деле, которое было разрешено арбитражным судом. Вступивший в законную силу приговор суда по уголовному делу обязателен для суда, рассматривающего дело о гражданско-правовых последствиях действий лица, в отношении которого вынесен приговор суда, по вопросам, имели ли место эти действия и совершены ли они данным лицом.

Как видно из содержания статьи 61 Гражданского процессуального кодекса РФ, в гражданском процессе не требуют повторного доказывания те обстоятельства, которые были установлены судом общей юрисдикции или арбитражным судом по спорам между теми же участниками судебного процесса. Также не подлежат повторному доказыванию обстоятельства, установленные приговором суда по уголовному делу.

Однако часто случаются споры, в которых ранее стороны нынешнего судебного процесса не участвовали, но при этом рассматриваемая судом ситуация может быть прямо не урегулирована действующим законодательством. Такие законодательные пробелы призвана заполнить сложившаяся судебная практика, учитываемая судами при принятии судебных решений.

Так, в пункте 4 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 19.12.2003 N 23

"О судебном решении" сказано нижеследующее:

“Поскольку в силу части 4 статьи 198 ГПК РФ в решении суда должен быть указан закон, которым руководствовался суд, необходимо указать в мотивировочной части материальный закон, примененный судом к данным правоотношениям, и процессуальные нормы, которыми руководствовался суд.

Суду также следует учитывать:

а) постановления Конституционного Суда Российской Федерации о толковании положений Конституции Российской Федерации, подлежащих применению в данном деле, и о признании соответствующими либо не соответствующими Конституции Российской Федерации нормативных правовых актов, перечисленных в пунктах "а", "б", "в" части 2 и в части 4 статьи 125 Конституции Российской Федерации, на которых стороны основывают свои требования или возражения;

б) постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации, принятые на основании статьи 126 Конституции Российской Федерации и содержащие разъяснения вопросов, возникших в судебной практике при применении норм материального или процессуального права, подлежащих применению в данном деле;

в) постановления Европейского Суда по правам человека, в которых дано толкование положений Конвенции о защите прав человека и основных свобод, подлежащих применению в данном деле”.

Таким образом, хотя действующим законодательством напрямую действие в нашей стране прецедентного права не предусмотрено, тем не менее, в Российской Федерации действует его аналог – разъяснения порядка применения норм материального и процессуального права, содержащиеся в постановлениях Конституционного Суда Российской Федерации, Пленума Верховного Суда Российской Федерации, а также в постановлениях Европейского Суда по правам человека.

В качестве наиболее ярких примеров таких разъяснений по порядку применения норм материального права, можно привести следующие постановления:

  • Постановление Пленума Верховного Суда РФ N 10, Пленума ВАС РФ N 22 от 29.04.2010 года "О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав";
  • Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 28.06.2012 N 17 "О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей";
  • Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 29.05.2012 года N 9 "О судебной практике по делам о наследовании";
  • Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 02.07.2009 года N 14 "О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при применении Жилищного кодекса Российской Федерации" ;
  • Постановление Конституционного Суда РФ от 21.04.2003 года N 6-П "По делу о проверке конституционности положений пунктов 1 и 2 статьи 167 Гражданского кодекса Российской Федерации в связи с жалобами граждан О.М. Мариничевой, А.В. Немировской, З.А. Скляновой, Р.М. Скляновой и В.М. Ширяева".

Вышеуказанные постановления содержат разъяснения для судов общей юрисдикции и арбитражных судов, как именно следует трактовать и применять те или иные нормы материального права. Это сделано для того, чтобы суды при принятии судебных постановлений не допускали при схожих обстоятельствах противоположные судебные решения (постановления).

Однако судьи судов, рассматривающих дела по первой инстанции, весьма часто (особенно в судах общей юрисдикции) понимают разъяснения Конституционного, Верховного и Высшего Арбитражного судов Российской Федерации несколько иначе, чем руководство к действию при принятии судебных постановлений.

В качестве примера можно привести разъяснения о порядке применения нормы статьи 32 Жилищного кодекса РФ, содержащиеся в Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 02.07.2009 года N 14 "О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при применении Жилищного кодекса Российской Федерации". С одной стороны Пленум Верховного Суда Российской Федерации четко разъяснил, что изымать у собственника сносимое жилье менее, чем через год с момента его письменного извещения о предстоящем сносе жилого дома, можно лишь в четко определенных случаях. С другой стороны, суды первой инстанции, прекрасно зная об этом разъяснении Пленума Верховного Суда Российской Федерации, не спешат отказывать местным администрациям в удовлетворении исков о выселении собственников сносимого жилья, если такие иски были поданы до истечения вышеуказанного годичного срока. Бывают случаи, когда судьи районных судов, будучи косвенно зависимыми от местных администраций, принимают решения о выселении собственников, несмотря на явное нарушение нормы статьи 32 Жилищного кодекса РФ, и в решении суда указывают, что это решение подлежит немедленному исполнению. Расчет в данном случае заключается в том, что пока кассационная жалоба на решение суда дойдет до Верховного Суда Российской Федерации, дело будет истребовано в Верховный Суд Российской Федерации, и решение районного суда будет отменено, местная администрация к тому моменту уже успеет выселить собственника сносимого жилья, и жилой дом будет снесен. То есть дальнейшие судебные тяжбы для собственника уже снесенного жилья потеряют всякий смысл, и отмена судебного решения никак не скажется на судье, который это решение принял.

Возможен также и противоположный пример, скажем, по порядку применения нормы статьи 302 Гражданского кодекса РФ, посвященной изъятию имущества у добросовестного приобретателя.

С одной стороны имеются достаточно подробные разъяснения порядка применения данной нормы права в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ N 10, Пленума ВАС РФ N 22 от 29.04.2010 года "О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав" и Постановление Конституционного Суда РФ от 21.04.2003 года N 6-П "По делу о проверке конституционности положений пунктов 1 и 2 статьи 167 Гражданского кодекса Российской Федерации в связи с жалобами граждан О.М. Мариничевой, А.В. Немировской, З.А. Скляновой, Р.М. Скляновой и В.М. Ширяева". На эти разъяснения вполне можно ссылаться в суде, если речь идет о споре с участием граждан или каких-либо организаций.

Но если истцом в таком споре с добросовестным приобретателем будет не гражданин или частная организация, а государственные или муниципальные органы, то судебная практика по делам с участием добросовестных приобретателей будет уже на стороне истца, а не ответчика, поскольку существует Обзор судебной практики по делам, связанным с истребованием жилых помещений от добросовестных приобретателей, по искам государственных органов и органов местного самоуправления (утвержденный Президиумом Верховного Суда Российской Федерации от 01.10.2014 года), в котором достаточно подробно расписано, как именно государственные и муниципальные органы должны формулировать свои исковые требования и представлять суду доказательную базу, чтобы суд на законных основаниях не признал ответчика добросовестным приобретателем.

Таким образом, судебная практика не подменяет собой нормы действующего законодательства, но позволяет, во-первых, закрыть законодательные пробелы в ситуациях, прямо не урегулированных действующим российским законодательством, во-вторых, позволяет участникам судебного спора выяснить, как именно применяются те или иные нормы материального права не в теории, а при рассмотрении реальных судебных споров.

Однако судебная практика не является панацеей при решении всех без исключения судебных споров, поскольку судьи могут, но не обязаны руководствоваться разъяснениями вышестоящих судов. Поэтому знание и грамотное применение судебной практики по конкретной категории дел увеличивает шансы на выигрыш в судебном процессе, но не гарантирует его.

Любой опытный юрист, знает, что сложившаяся судебная практика по тому или иному вопросу, в большинстве случаев предопределяет результат спора еще вне рамок его рассмотрения в суде. Именно руководствуясь судебной практикой возможно спрогнозировать вероятность успеха рассматриваемого иска. Таким образом, роль судебной практики в гражданском споре определенно велика, но это по факту…

С юридической же стороны, все наоборот. Практически через раз предоставляя в судебном процессе в материалы дела решение вышестоящего суда по аналогичному спору, Вы можете услышать от суда, что в России не прецедентное право или институт прецедентного права российским законодательством не предусмотрен, а следовательно и приобщение к материалам дела соответствующего документа не целесообразно.

Возникает вопрос: как же быть? Действительно, прибегнув к теории права, возможно увидеть следующие его источники (их всего четыре), в частности таковыми являются: нормативно-правовой акт (закон), договор, указа Президента, обычай делового оборота (правила Инкотермс). Как мы видим, судебный прецедент в приведенном перечне отсутствует, а значит и роль судебной практики не должна быть вилика.

Между тем, Конституционному суду и Верховному суду, на законодательном уровне предоставлена возможность формировать правоприменительную практику на примере рассматриваемых дел либо дачи соответствующих рекомендаций. В связи с этим, нижестоящие суды, не вправе выносить решения противоречащие указаниям вышестоящих. И все же, это не совсем может именоваться прецедентом либо судебной практикой.

Судебная практика и ее роль в нынешнем понимании, это применение норм закона и рекомендаций вышестоящих судов в совокупности, по какой-либо категории дел и в определенном регионе. Ведь и нормы закона и рекомендации толкуются судами иногда кардинально по-разному и суды одного региона выносят решения прямо противоположные решениям по аналогичным делам других регионов.

Примеры тому могут быть разными, например признание судами навязыванием услуг банков в виде сопутствующих кредиту услуг, в виде страхования, содержания карты, консультаций и пр. В Московском регионе такие услуги навязыванием не считаются, в отличие от судов других регионов подробнее о навязывании услуг читайте здесь. Или судебная практика взыскания неустойки с застройщика по договору долевого участия в строительстве, практически каждый суд определенного региона, удовлетворяет исковые требования по таким делам в разных пропорциях.

В итоге следует придти к выводу о том, что судебная практика способна предрешить спор, чем активно руководствуются суды, несмотря на то, что институт прецедентного права российским законодательством не предусмотрен. Но стоит ли на нее ссылаться или нет, следует исходить от особенностей каждого конкретного спора и в зависимости от процессуальной позиции той или иной стороны. Безусловно, определение подобных действий, является прерогативой опытного юриста. Таким образом роль судебной практики велика в зависимости от категории и обстотельств конкретного дела.

Юридическая компания «Миралс» имеет в своем штате опытных юристов, имеющих успешный опыт ведения дел в судах различных инстанций. Специалисты нашей компании помогут подобрать актуальную судебную практику по конкретно Вашему делу. Обращайтесь к нам за помощью!

Получить бесплатную консультацию юриста написавшего статью можно позвонив по номеру:

Правотворчество органов судебной власти традиционно является предметом научных споров в рамках романо-германской правовой традиции. При этом обычно обсуждаются такие вопросы, как понятие судебной практики, обязательность выработанных ею правоположений, возможность осуществления правотворческой деятельности судами разного уровня, признание судебной практики, пусть и с рядом оговорок, источником права.В странах романо-германской правовой системы относительно судебной практики придерживаются иных установок, чем в странах общего права. В основном они сводятся к следующему:

- формально все суды наделены равными полномочиями и не связаны решениями друг друга;

- решения одного суда не является обязательными для другого суда, в том числе в рамках одной подсистемы судебных органов;

- решения вышестоящих судов, не являются обязательными для нижестоящих судов при рассмотрении аналогичных дел;

- использование судом и сторонами по делу ссылок на позиции вышестоящих судебных инстанций не является обязательным и осуществляется в силу их убедительности;

- судьи не формулируют право, а лишь корректируют его, давая то или иное толкование закона.

В России, в общем и целом относящейся к романо-германской правовой семье, доминирующая правовая доктрина отрицает судебное правотворчество. Компетенция суда сводится исключительно к применению права.

Советская теория права всегда исходила из постулата, что судебная практика не является источником права. С.Л. Зивс подчеркивал, что обратное противоречило бы «принципу подзаконности судебной деятельности. Правотворческая деятельность суда с неизбежностью умаляет значение закона» . По мнению И.Б. Новицкого, «в советском государстве не может быть места для судебного прецедента.

Советский суд является проводником и стражем законности, он должен строго следить за тем, чтобы общие нормы закона (и подзаконных актов) неукоснительно соблюдались всеми гражданами, должностными лицами, учреждениями и прежде всего самим судом» . Считалось, что в законодательного процесса при формировании правовых норм есть возможность учесть гораздо больше факторов, чем это способен сделать суд при рассмотрении конкретного дела, а высшие судебные органы осуществляют исключительно надзор за деятельностью нижестоящих судов, обеспечивая единство применения законов.

В современных условиях данный подход сохраняет свои доминирующие позиции, подкрепляясь новым доводом: судебная практика не может являться источником права, ибо это противоречит принципу разделения властей. Однако, представляется, что правотворческая функция судов вполне совместима с конституционным принципом разделения властей. Судебная власть формирует правоприменительную практику (соответствующие правила) в процессе разрешения конкретных спорных ситуаций, рассматриваемых в рамках общих норм закона, и не претендует на узурпацию прерогатив законодательной власти по установлению абстрактных общеобязательных норм. Напротив, признание за отдельными органами судебной власти правотворческой функции способно обеспечить большую «эластичность» и эффективность законодательных предписаний.

Однако статус источника права не может признаваться за решение суда любой инстанции (содержащимися в нем правоположениями). Правотворческой функцией должны обладать только высшие суды Российской Федерации.

В последние годы российская судебная практика демонстрирует функционирование актов высших судебных органов в качестве источников права. Суды нижестоящих инстанций в своих решениях постоянно ссылаются на судебные акты, разъяснения и постановления пленумов Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ.

Е.Б. Абросимова отмечает, что «…постановления Пленума Верховного Суда РФ обладают признаками источника права:

1) являются способом внешнего выражения права;

2) выступают способом закрепления нормы;

3) принимаются уполномоченным на то органом Российского государства;

4) содержат именно нормы права, выраженные в абстрактной форме, адресованные неограниченному числу лиц;

5) рассчитаны на многократное применение;

6) подлежат обязательному опубликованию, иными словами обладают признаками нормативного акта, подзаконного характера».

В связи с этим целесообразно законодательно признать правотворческие функции за высшими судебными органами, в частности за Верховным Судом РФ и Высшим Арбитражным судом РФ. Такое правотворчество уже фактически существует. Косвенно нормотворческая функция судов закреплена в АПК, где указано, что судебное решение может быть отменено судом надзорной инстанции в случае нарушения единообразия толкования и применения норм права . Кроме того, в соответствии ФЗ «Об арбитражных судах в Российской Федерации» по вопросам своего ведения Пленум Высшего Арбитражного Суда РФ принимает постановления, обязательные для арбитражных судов в Российской Федерации.

Разъяснения и постановления высших судов является вторичным или производным источником права; они основываются на законе, конкретизируют и дополняют его с учетом реальных гражданско-правовых отношений. Придание постановлениям и разъяснениям Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ статуса источника права не будет противоречить принципу разделения властей, умалять роль Конституции РФ, федеральных конституционных законов и федеральных законов в системе источников права Российской Федерации. Высшие суды не могут иметь право непосредственно изменять закон, но функция толкования, предполагающая в случае необходимости возможность корректировки и конкретизации правовых норм, должна быть за ними признана.

Судебная практика неизбежно сопряжена с расширительным или ограничительным толкованием высшими судами Российской Федерации неясных законодательных положений, преодоление пробелов в законодательстве. В рамках требования единообразия судебной практики в качестве источника права должны рассматриваться только разъяснения и постановления пленумов Верховного Суда и Высшего Арбитражного Суда РФ, представляющие собой, в том числе, консолидированное мнение высших судов, в отношении однотипных решений, принятых судами низших инстанций по конкретным делам.

Роль судебной практики в российской правовой системе

Под судебной практикой принято понимать единообразные решения и определения судов общей компетенции и хозяйственных судов, вынесенные при разрешении по существу конкретных дел, также постановления и разъяснения Пленумов Верховного Суда и Высшего Хозяйственного суда. Судебный прецедент не является источником гражданского права, однако значение судебной практики нельзя недооценивать.

Значение судебной практики состоит в следующем:

  • Является базой для совершенствования гражданского законодательства;
  • Выявляет пробелы в законодательстве и способствует их устранению.

Вышеуказанные судебные органы изучают и обобщают судебную практику, анализируют судебную статистику и дают судам в порядке судебного толкования разъяснения по вопросам применения гражданского законодательства РБ, что способствует выработке единообразного понимания и применения гражданского законодательства судебными органами.

Роль судебной практики в регулировании гражданских правоотношений

Основным источником права в правовой системе России является закон. Язык нормативно-правового акта порой не даёт возможности использовать помощь опытного юриста для того чтобы понять идею законодателя. Жизнь всегда сложнее, чем устанавливаемые в праве нормы; да и правовая норма достаточно часто несовершенна. В теории права выделяют такие недостатки правовых норм, как неясность, пробел в праве, изменение смысла правовой нормы при неизменности её текста в связи с эволюцией отношений в обществе. А в прецеденте содержится и пример (фабула дела), и разъяснения (мотивировочная часть). Отсутствие нормативно-определённых критериев разграничения процессов правотворчества и толкования привело к появлению новой разновидности правоприменительной деятельности, осуществляемой высшими судебными органами.

Судебная практика позволяет оперативно восполнять пробелы в правовом регулировании, которые по каким-то причинам остаются долгое время без внимания законодателя. Правоприменительная практика показывает, что судебный прецедент уже фактически стал источником российского права.

Окончательное решение вопроса о роли актов высших судов в правовой системе России на сегодняшний день невозможно не только в силу отсутствия объективных условий для формирования судебной практики как источника гражданского (арбитражного) процессуального права, но и в силу разного понимания природы судебной практики в целом и ее роли в правоприменительной деятельности. С формальной точки зрения судебная практика не может рассматриваться как источник процессуального права, однако признание её (судебной практики) в качестве источника права не умаляет полномочий законодательной и исполнительной власти, ведь суды выполняют только им присущие полномочия, которые не могут быть выполнены другими органами. Возрастание роли суда в жизни гражданского общества приводит к выполнению судебной практикой не нормотворческой, а правоприменительной функции. Иное противоречило бы Конституции РФ, провозглашающей принцип разделения властей и определяющей функции каждой из ветвей власти.

Важным направлением повышения эффективности и качества правосудия является принятие мер по обеспечению единообразия судебной практики.

Конституция (статьи 126, 127), Федеральные Конституционные законы «О судебной системе РФ» (статьи 19 и 23) и «Об арбитражных судах в РФ» (статьи 9 и 10) наделяют Верховный Суд и Высший Арбитражный Суд РФ правом давать разъяснения по вопросам судебной практики.

Так, в соответствии с п. 1 ст. 304 АПК РФ судебные акты арбитражных судов, вступившие в законную силу, подлежат изменению или отмене, если при рассмотрении дела в порядке надзора Президиум ВАС РФ установит, что оспариваемый судебный акт нарушает единообразие в толковании и применении арбитражными судами норм права. Аналогичная правовая норма содержится в пункте 3 статьи 391.9 Гражданского процессуального кодекса РФ.

То есть, разъяснения, даваемые по вопросам толкования и применения норм законодательства Верховным Судом и Высшим Арбитражным Судом, носят обязательный характер для нижестоящих судов и имеют важное значение, порой более важное, чем сама правовая норма. В определениях и постановлениях этих судов и формируется общая судебная практика как источник права наряду с правосознанием и законами.

Пленум Верховного Суда Российской Федерации в Постановлении от 19.12.2003 «О судебном решении» указал и по существу признал постановления Конституционного Суда РФ, постановления Пленума Верховного Суда РФ, постановления Европейского суда по правам человека источником права.

В свою очередь Высший Арбитражный Суд РФ, включает в свои постановления специальную оговорку о том, что судебный акт имеет практикообразующее значение (так называемый «прецедент»). В этой оговорке Суд указывает, что на основе правовых позиций, изложенных в этом судебном акте, могут быть пересмотрены (или не могут быть пересмотрены) ранее принятые судебные акты по делам со сходными фактическими обстоятельствами или судебные акты, принятые на основании норм права, толкование которых расходится с толкованием, содержащимся в Постановлении Пленума либо Президиума ВАС РФ.

Зачастую мнения высших судов гражданского (арбитражного) процессуального права кардинально расходятся.
Так, например, Президиум Высшего Арбитражного суда РФ, разрешая дела по спорам о защите прав потребителей, в Информационном письме от 13.09.2011 № 146 указал, что уступка банком лицу, не обладающему статусом кредитной организации, не исполненного в срок требования по кредитному договору с заёмщиком-гражданином не противоречит закону и не требует согласия заёмщика.

В свою очередь, Пленум Верховного суда РФ в своём постановлении от 28.06.2012 № 17 сделал вывод, что Законом о защите прав потребителей не предусмотрено право банка, иной кредитной организации передавать право требования по кредитному договору с потребителем (физическим лицом) лицам, не имеющим лицензии на право осуществления банковской деятельности, если иное не установлено законом или договором, содержащим данное условие, которое было согласовано сторонами при его заключении.

Актуальность обеспечения единства судебной практики в последнее время значительно возросла, а в настоящее время возрастёт ещё в большей степени в связи с упразднением Высшего Арбитражного Суда РФ.

Для передачи Верховному Суду РФ полномочий упраздняемого Высшего Арбитражного Суда РФ предусмотрен шестимесячный переходный период. Вопрос о том, как будет работать Высший Арбитражный Суд РФ в это время, в Проектах изменения Конституции РФ и изменений в федеральном законодательстве не разрешён.

Больше всего беспокоит, каково будет правовое значение разъяснений Высшего Арбитражного Суда РФ после его упразднения. Соответствующие изменения Арбитражного процессуального кодекса РФ, а также ряда других федеральных законов пока не обнародованы.

Согласно Проектам Закона РФ «О поправке к конституции РФ» и Закона «О Верховном суде РФ и Прокуратуре РФ» разъяснения по вопросам судебной практики будет давать Верховный Суд РФ (ст. 126 Конституции РФ в редакции этого Проекта). Порядок применения арбитражными судами его разъяснений не очевиден. Согласно ч. 4 ст. 170 АПК РФ арбитражные суды могут ссылаться в решениях на практику Высшего Арбитражного Суда РФ. О значении практики Верховного Суда РФ в Арбитражном процессуальном кодексе РФ нет упоминания, поэтому если арбитражно-процессуальное законодательство не изменится, то арбитражные суды смогут мотивировать свои решения только правовыми позициями Высшего Арбитражного Суда РФ, сложившимися до момента его упразднения.

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: