Как стать частным судебным исполнителем

Обновлено: 07.12.2022

Министерство финансов РФ в «Обзоре бюджетных расходов на реализацию функций и полномочий Федеральной службы судебных приставов» выступило в качестве силы, поддерживающей продвигаемый ТПП проект ФЗ «О частных приставах».

Давняя, в принципе, идея, в этом законопроекте доведена до циничного абсолюта «хочу денег». Основная идея – передача частным приставам исполнений денежных и другим имущественным взысканиям в отношении должников – юридических лиц. И оставление ФССП всех остальных дел. То есть всех взысканий в отношении физических лиц и всех неимущественных взысканий. А также взысканий обязательных платежей, штрафов, пеней и т.д.

Почему именно такой выбор? Формальное объяснение ТПП – задолженность по должникам-юридическим лицам составляет свыше 6 трлн. рублей. И ТПП предлагает работать «за процент», считая, что это повысит уровень взысканий. Минфин поддерживает, так как считает, что это сразу же снизит нагрузку на ФССП и, как следствие, бюджетные расходы.

А как в действительности?

Выбран самый лакомый кусок исполнений. Как правило, сумма взысканий с должника-юридического лица в среднем выше взыскания с физического лица. Это значит, что при прочих равных условиях КПД таких исполнений выше, чем в отношении взысканий с физических лиц. То есть ресурсов может быть задействовано примерно одинаково, а эффект от исполнения кратно больше. Во-вторых, в сравнении с физическими лицами, имущество юридического лица через прямую регистрацию либо налогооблагаемую базу полностью вычисляется. И поэтому, если должником является юридическое лицо, ведущее реальную хозяйственную деятельность, перспектива взыскания с него очень высока. Помимо этого, такой вариант означает, что исполнительский сбор (7 процентов от суммы взыскания), от таких взысканий не будет поступать в доход бюджета. Иными словами, Минфин, предлагая снизить расходы, в действительности поддерживает ликвидацию доходов.

А надо заметить, что ФССП сама по себе приносит в доход государства серьезные суммы. И полностью существует на них как служба, это своего рода деятельность, приносящая доход. То есть не на средства налогоплательщиков.

Что останется ФССП, если будет реализован законопроект ТПП, поддерживаемый Минфином? Аховые по своим трудозатратам неимущественные взыскания и требующие не меньших трудозатрат, чем миллионные взыскания, взыскания штрафов ПДД, алиментов и пр. С их 7 процентами, которые очень часто фиксируются на минимальном уровне 1 тысячей исполнительского сбора по имущественным взысканиям. И вот в этом случае служба будет существовать в основном на средства налогоплательщиков, поскольку сама себя окупить уже не сможет. И исполнимость по делам ФССП вряд ли резко увеличится именно вследствие высокой трудозатратности остающихся дел.

Может быть, поэтому стоит благосклонно отнестись к частным приставам, может быть, это только начальный этап и вскоре у нас возможен полный переход к ним, полностью освобождающий государство от бремени принудительного исполнения? Может быть, просто авторы проекта не хотят, чтобы мы в будущем, как налогоплательщики, платили за то, чем может быть, не будем пользоваться никогда?

Увы, это не так. Действительно, Минфин указывает, что законопроект ТПП следует поддержать, ссылаясь на опыт Болгарии: на 30 тыс. жителей приходится одна должность частного судебного исполнителя. Это создает иллюзию как легкости исполнения, так и относительно малой затратности услуг частного исполнителя при таком ареале деятельности. Но Минфин не добавляет при этом, что у такого исполнителя может быть до 200 помощников, которых надо содержать на деньги, получаемые частным приставом не только от должника, но и от взыскателя. Именно поэтому в странах с частным исполнением нередки кредиты взыскателя, которые тот берет для оплаты услуг частного пристава. И поэтому взыскатель, у которого есть законное право требования, может не получить реального исполнения только потому, что он неплатежеспособен. Вы хотите жить в такой системе координат?

Еще один аргумент Минфина – со ссылкой на опыт Казахстана – абсолютно странен. ТПП пишет, что «автоматизированная информационная система органов исполнительного производства. Эта система электронного исполнения в начале 2016 года была передана Министерством юстиции Республики в доверительное управление Палате частных судебных исполнителей. Эффективность работы частных судебных исполнителей во многом обусловлена активным внедрением информационных технологий в процесс исполнения судебных решений». Но как связан частный характер приставов и эффективность их работы с тем, что на деньги налогоплательщиков была разработана и внедрена система, которая действует в режиме сбора и фиксации данных, собираемых по предписанию государственной власти другими лицами. И в чем препятствие для применения такой либо сходной системы ФССП?

Вот, пожалуй, и все аргументы ТПП и Минфина.

В действительности же вопрос эффективности исполнения необходимо решать не через создание частных приставов. Это – не панацея; как болезнь не исчезает только потому, что человек появился на пороге частной клиники, так и частное исполнение по своему существу не решит вопрос кризиса исполнения. Действительно, кризис есть. Но он должен решаться другими способами. Прежде всего, изменением мер принуждения: введением возможности пользования имуществом должника без реализации этого имущества (в отношении физических лиц это особенно актуально, поскольку позволяет извлекать прибыль из имущества, на которое не может быть обращено взыскание) и управления хозяйственной деятельностью должника-юридического лица (без возбуждения процедуры банкротства); расширением мер косвенного принуждения (например, помимо существующих тщедушных мер косвенного принуждения, запрет на открытие новых счетов, многолетний запрет на право выступать в качестве учредителя юридического лица, быть держателем голосующего пакета акций, занимать должности в органах управления юридического лица и пр.). Следует рассмотреть возможность установления правила, в соответствие с которым должник по неисполненному исполнительному документу в пределах срока исполнительной давности должен получать согласие взыскателя на совершение любой сделки, направленной на отчуждение имущества, с введением соответствующего охранительного реестра. Помимо этого, требуется распространение этих мер на учредителей и лиц, действующих в органах управления юридического лица. Затем нужны автоматизированные системы, позволяющие судебному приставу получить сводную информацию о доходах и расходах лица, о его активах и пассивах. Эта система должна позволять в рамках одного уведомления в системе обеспечить аресты, наложение запретов в отношении всего избранного в системе имущества через систему отслеживать движение активов и пассивов, давать согласие на это движение и пр.

Наконец, взыскатель в исполнительном производстве должен стать более активным лицом. Все это в совокупности может реально повысить эффективность исполнения. А при реализации идей ТПП и Минфина мы получим относительно эффективное исполнение по крупным перспективным взысканиям (что и сейчас есть), и унылую безнадежность тотального неисполнения по всем другим делам, осуществляемых в полной мере за счет средств бюджета.

Значит ли это, что частных приставов в нашей стране не должно быть вообще? Я могу ответить, что на сегодняшний момент закон о частных приставах – это попытка извлечь прибыль из ресурса таким образом, чтобы несколько частных лиц получили выгоду и, одновременно, чтобы все невыгоды были возложены на бюджет, а, в итоге, - на налогоплательщиков.

Бизнес разработал собственную концепцию института частных судебных приставов, который не раз пытался создать Минюст. Если проект одобрят, частные приставы получат право взыскивать задолженность только по коммерческим спорам

Фото: Сергей Коньков / ТАСС

Частные судебные приставы должны подчиняться Федеральной службе судебных приставов (ФССП) и заниматься только корпоративными разбирательствами. Такие предложения сформулированы в проекте федерального закона «О частных судебных исполнителях», разработанном в Торгово-промышленной палате (ТПП). РБК ознакомился с документом, 1 октября он рассматривался в ТПП на совещании с представителями бизнеса, банков, некредитных финансовых организаций и Минюста, рассказали РБК два участника встречи.

Весной этого года с идеей создать институт частных приставов выступил Российский союз промышленников и предпринимателей в лице совладельца «Альфа-Групп» Михаила Фридмана. Предполагалось, что приставы смогут взыскивать задолженность юрлиц, а также долги по алиментам, социальным пособиям и зарплате.

Это уже не первая попытка создать подобный институт в России. В 2006 году такой эксперимент предложил Юрий Чайка, тогда возглавлявший Минюст, но позднее его признали преждевременным. В 2014 году Минюст разработал законопроект о частных приставах, но он так и не был принят. А в 2017 году Центр стратегических разработок (ЦСР), готовивший предложения для президентской экономической программы под руководством Алексея Кудрина (ныне возглавляет Счетную палату), выпустил доклад, в котором говорилось о неэффективности ФССП и предлагалось, в частности, разрешить частных приставов.

Смешанные системы исполнения судебных решений уже существуют в Бельгии, Чехии, Франции, Испании, Казахстане, указывают авторы нового законопроекта.

Зачем нужны частные приставы

Нынешняя система исполнения решений судов нацелена на отработку мелких жалоб на незначительные суммы, указывают авторы законопроекта в пояснительной записке: например, в 2017 году судебные приставы взыскали 13% от общей суммы задолженности (данные ЦСР), а большинство дел приходилось на небольшие штрафы. Частное взыскание, напротив, более эффективно, оно может снизить нагрузку на госорганы и бюджетные расходы, считают авторы инициативы.

По данным ФССП, в прошлом году ведомство получило 60,3 млн исполнительных листов, в работе у приставов числилось 87 млн производств. Служба принудительно взыскала с должников 676,3 млрд руб., но общую сумму задолженности по исполнительным листам не раскрыла.


Действие документа ТПП распространяется на исполнение решений по судам с участием организаций, а также по арбитражным делам. Предполагается, что частные судебные приставы смогут исполнять судебные акты по спорам, в которых участвуют юридические лица, в частности по коммерческим разбирательствам в арбитраже. Компания, выигравшая дело, сможет обратиться к такому приставу, заключив с ним договор частного судебного исполнения. Специалист за вознаграждение будет применять те же меры принудительного взыскания, что и госслужащие: арестовывать имущество и счета должника, обращать на них взыскание, требовать освободить помещение, если речь идет о недвижимости.

Однако частные приставы будут подконтрольны и подотчетны ФССП, Минюсту, а также профессиональным объединениям. Регулировать деятельность частных приставов будут Федеральная и региональные палаты судебных исполнителей, следует из проекта. Эти структуры будут подчиняться ФССП и Минюсту.

Как говорится в тексте документа, частным приставом может стать только гражданин России старше 25 лет, который имеет высшее юридическое образование и отработал по специальности не менее двух лет. Кандидат должен сдать специальный квалификационный экзамен, разработанный Минюстом, и зарегистрироваться в Палате частных судебных приставов. Подтверждать свои знания частным приставам придется каждые четыре года. Независимые исполнители не смогут заниматься предпринимательской деятельностью и будут нести персональную ответственность за соблюдение закона при взыскании задолженности. Предполагается создание специального реестра таких приставов.

РСПП не принимал участия в разработке законопроекта от Торгово-промышленной палаты, но саму инициативу поддерживает, сказал РБК вице-президент по корпоративным отношениям и правовому обеспечению РСПП Александр Варварин. Документ поступил на рассмотрение в Минюст, сообщила пресс-служба ведомства, но не стала давать оценок проекту. Пресс-служба ФССП не ответила на запрос РБК.

Приставы только для бизнеса

Законопроект затронет споры юридических лиц. По данным ЦСР, в 2016 году (более свежей статистики нет) приставы возбудили 383 тыс. исполнительных производств, которые касались претензий компаний друг к другу. Это всего 0,74% от всего количества дел в работе ФССП.

«Количество исполнительных производств, по которым и взыскателями, и должниками выступают юрлица, самое незначительное. По нашим оценкам, в этом году общее количество дел достигнет 100 млн. Даже если по юрлицам будет 600 тыс. производств, это в районе 0,5%. Говорить о том, что решение проблем с этим объемом снизит нагрузку на исполнительное производство, я бы не стал», — говорит президент Национальной ассоциации профессиональных коллекторских агентств (НАПКА) Эльман Мехтиев.


Дел о взыскании средств с юрлиц немного, соглашается партнер юридической фирмы ЮСТ Александр Боломатов, но средняя сумма задолженности по одному исполнительному листу намного выше. В 2016 году она составила 4,1 млн руб., а в среднем по России (по делам с участием государства, юридических и физических лиц) — всего 712 тыс. руб., следует из данных ЦСР.

Эффективность взыскания в коммерческом секторе сейчас чрезвычайно низкая, отмечает Варварин: «С точки зрения макроэкономического эффекта (ускорение платежей, повышение платежной дисциплины, решение проблем накопившихся долгов), применение нового подхода к юрлицам будет наиболее эффективно».

В обществе есть «накопленная усталость», поэтому нужны «очень существенные сигналы об изменении практики», и введение частных судебных приставов — один из вариантов, говорил в интервью РБК глава «ФК Открытие» Михаил Задорнов.

Смогут ли частные приставы заменить государственных

Переток коллекторов в частные приставы не лучшая практика, считают в РСПП. «Коллекторы действуют в интересах своих клиентов, используют определенные приемы по взысканию долгов. У частного пристава должен быть другой статус, специалист должен быть объективен, беспристрастен и действовать с учетом интересов и должника, и кредитора», — говорит Александр Варварин. Такие приставы не должны заключать договоры с компаниями, им следует дать особый статус как арбитражным управляющим, которые назначаются судами, считает он. Риск злоупотреблений со стороны частных исполнителей есть, соглашается Андрей Набережный.

Торгово-промышленная палата заканчивает разработку проекта закона "О частных судебных исполнителях". В ближайшее время в палате пройдет итоговое общественное слушание законопроекта, после чего документ будет направлен в Минюст России.

Григорий Сысоев/ ТАСС

Инициатива гарантирует: ни один гражданин не пострадает от ночного нецензурного звонка частного пристава, ни один подъезд должника не будет исписан неприличными надписями. Предполагается, что частные исполнители займутся исключительно делами, где должниками являются юридические лица или индивидуальные предприниматели.

Зато обычный гражданин вполне сможет прийти в контору частного судебного пристава, если надо получить, например, деньги с магазина или страховой компании, присужденные судом.

Так что обманутые потребители вполне могут протоптать народную тропу в будущую Федеральную палату частных судебных исполнителей. При условии, конечно, что предложение будет принято.

Предполагается создать систему, схожую с адвокатурой и нотариатом. Стать частным приставом сможет только гражданин в возрасте от 25 до 75 лет с высшим юридическим образованием и сдавший квалификационный экзамен. Иностранцев, судимых или имеющих какие-то психические заболевания в дело не возьмут. Каждый частный пристав сможет открыть собственную контору и завести печать с гербом. При этом точно нет речи о приватизации или роспуске Федеральной службы судебных приставов. Палата частных приставов в случае создания станет скорее дополнением к действующей системе и возьмет на себя дела, которые сейчас находятся в мертвой зоне. При нынешней огромной нагрузке на приставов множество судебных решений долго остается не исполненными.

Даже если делом будут полномочны заниматься частные приставы, у гражданина в любом случае останется выбор: идти с исполнительным листом к ним или в государственную службу.

Один из разработчиков законопроекта, член Общественного совета Федеральной службы судебных приставов РФ Алексей Кравцов, подчеркивает, что нельзя путать коллекторов и частных судебных исполнителей.

Обычный гражданин сможет прийти к частному приставу, если надо получить, например, деньги с магазина или страховой компании, присужденные судом

"К коллекторам частные приставы не имеют никакого отношения, - говорит он. - Коллекторы занимаются возвратом долгов без судебного решения, то есть на досудебной стадии".

Так что у коллекторов своя сфера, у частных судебных исполнителей - своя.

"Частные приставы начинают работать, когда судебное решение вступило в законную силу и не исполнено добровольно", - подчеркивает Алексей Кравцов.

Законопроект особо оговаривает, что частное судебное исполнение нельзя считать предпринимательской деятельностью. Так что, строго говоря, частный пристав не бизнесмен, а официальное лицо.


По проекту стоимость услуг частного судебного исполнителя будет составлять 7 процентов от суммы взысканных средств. Фото: iStock/ Andrey Popov

Количество должностей частных судебных приставов будет ограниченным. Предполагается, что число вакансий определит министерство юстиции вместе с Федеральной службой судебных приставов и Федеральной палатой частных судебных исполнителей.

Кстати, сама идея создания системы частного судебного исполнения обсуждается очень давно. По мнению экспертов, государственные приставы часто закрывают за невозможностью взыскания (то есть по сути бессильно разводят руками), даже такие дела, где что-то взыскать было вполне реально, если приложить время и силы. Но времени у рядового пристава нет из-за громадной нагрузки. Одному приставу нередко приходится вести несколько тысяч дел, неудивительно, что к нему порой выстраиваются очереди.

Как рассказывает Алексей Кравцов, во многих странах исполнением судебных решений занимаются именно частные судебные приставы. Они имеют лицензию местного министерства юстиции и даже наделены полномочиями проводить какие-то принудительные действия. Например, такие исполнители вправе со своей лицензией частного судебного пристава и с исполнительным листом обратиться к судье и получить от него постановление на совершение всех необходимых исполнительских действий.

Частные судебные приставы смогут подключаться к защите потребителей, разыскивая тайные счета компаний-обидчиков

"Надо арестовать имущество? Обратился к судье, получил постановление на арест, - рассказывает Алексей Кравцов. - Надо войти в помещение для описи имущества? Обратился к судье, получил постановление на доступ в помещение. И т.д. Стоит эта услуга за рубежом от 20 до 30 процентов от возвращенной суммы исполненного судебного решения. То есть оплата услуг происходит от результата. И все работает! К примеру, на сайте итальянского министерства юстиции размещен список из 360 лицензированных частных судебных приставов. Получается, для того,чтобы система работала эффективно, необязательно она должна быть государственной. Она может быть и частной".

Однако в наших реалиях многими экспертами представляется более подходящей комплексная система, когда действуют и государственная, и негосударственная службы.

Законопроектом также предусматривается принятие Кодекса профессиональной̆ этики частных судебных исполнителей, за нарушение негосударственных приставов будут привлекать к дисциплинарной ответственности и даже лишать статуса. "Уверен, что данная инициатива имеет крайне важное значение, - полагает советник Федеральной палаты адвокатов Александр Боломатов. - Много лет практикующие юристы говорили, что введение в России общемировой практики по созданию частных судебных приставов совершенно необходимо. Многие аспекты работы судебных приставов совершенно не требуют от приставов наличия статуса государственного чиновника, а скорее нуждаются в применении частной инициативы. Поиск искусственно сокрытого имущества должников, работа с кредиторами - это все виды деятельности, которые не требуют оказания именно государственных услуг. С нетерпением ждем введения данного института, а также ожидаем, что лучшие мировые практики работы частных приставов будут восприняты нашей системой".

Российский союз промышленников и предпринимателей выступил с предложением создать в России институт частных судебных приставов.

Сергей Куксин

Новость прозвучала на заседании Комитета РСПП по собственности и судебной системе. Как сообщают информационные агентства, член бюро правления РСПП Михаил Фридман пообещал подготовить такой законопроект в ближайшее время. Сама идея обсуждается достаточно давно. Ключевой вопрос и он же камень преткновения: какие могут быть полномочия у частников? Надо ли отдавать им права и возможности государственных приставов?

Есть несколько вариантов создания частной службы судебных приставов. Мягкий: чуть приподнять статус нынешних коллекторов, не давая им серьезных полномочий (эти люди и без полномочий смогли наломать достаточно дров, чтобы надолго испортить имидж профессии). Согласно такому замыслу, частные приставы не отменят и не заменят государственную службу судебных приставов. В некоторых ситуациях вариантов не будет: должниками займется, как и сейчас, Федеральная служба судебных приставов. Например, нельзя отдавать на откуп частникам штрафы ГАИ. Но в некоторых случаях у взыскателя, будь то гражданин или организация, появится выбор, к кому идти. Впрочем, РСПП предлагает гораздо более жесткий вариант.

Получится, что и Пограничная служба ФСБ, и ГАИ, и другие государственные службы будут обязаны выполнять постановления частных структур?

Предполагается провести своего рода водораздел: здесь взысканием занимаются государственные приставы, здесь - частные. При этом по возможностям и те и другие будут равны или почти равны.

Надо будет сдать экзамены, получить разрешение, вступить в саморегулируемую организацию - своего рода федеральную палату частных приставов. Но допустимо ли, чтобы такой пристав мог ограничить право выезда за границу или заблокировать действие водительских прав? Здесь есть и тонкий юридический и идеологический момент: получится, что списки невыездных сможет пополнять частная структура.

И сколько бы ни говорили о строгих требованиях к частным приставам и контроле за ними, от факта не уйдешь: для них это прежде всего не служба, а бизнес. Получится, что и Пограничная служба ФСБ, и ГАИ, и другие государственные службы будут обязаны выполнять постановления частных структур? Например, инспектор ГАИ - останавливать водителей, которых разжаловали в пешеходы частные судебные приставы. Или даже отправлять на штрафстоянки машины должников, арестованные приставами-бизнесменами.

"Предлагаемая инициатива - это попытка приватизировать исполнение судебных решений в стране, - сказал "РГ" доктор юридических наук Иван Соловьев. - Понятно, что бизнес-сообщество по многим причинам не устраивают действующие сегодня механизмы. В условиях острого дефицита свободных средств и массового неисполнения финансовых и хозяйственных обязательств частный карманный пристав им просто необходим. Судя по всему, он мало чем будет отличаться от сегодняшнего коллектора, только с наделением его государственными полномочиями. Предполагаемое разделение компетенции с ФССП также весьма своеобразно. С моей точки зрения, необходимо все-таки повышать эффективность государственной структуры, подтягивая их полномочия, увеличивая зарплату и численность судебных приставов".

При этом в различных федеральных ведомствах не раз выступали в поддержку мягкого варианта: когда серьезных полномочий у частных приставов не будет, но определенные права им дать возможно. А сферой деятельности частных приставов могут стать взыскания при коммерческих спорах. В прошлом году Федеральная служба судебных приставов даже провела большую международную научную конференцию по вопросам взыскания долгов, и там обсуждались в том числе идеи создания частной службы судебных приставов. Как подчеркивал тогда директор ФССП России Дмитрий Аристов, ведомство тщательно изучает международный опыт.

По его мнению, в первую очередь возможно вести речь о передаче споров, которые рассматриваются в третейских судах между юрлицами. Ведь по сути там стороны уже договорились решать свои проблемы в негосударственной системе.

Эксперты полагают, что было бы неправильно передавать частным приставам дела, имеющие социальное значение, например взыскание алиментов

При этом глава службы судебных приставов подчеркнул, что о передаче частным приставам всех исполнительных документов, а тем более решений судов, где сторонами выступают физические лица, даже в долгосрочной перспективе речи не идет.

Если частные приставы и появятся, то только для работы с предпринимательским сообществом.

"Создание нового института, направленного на более активное и полное исполнение судебных решений, будет большим прорывом, - полагает адвокат юридической фирмы "Интеллектуальный капитал" Евгений Пугачев. - Самое главное, чтобы фактически этот институт частных судебных приставов не скатился к "всероссийскому коллекторскому агентству" и коллекторским методам. Важным аспектом является и детальное разграничение полномочий между частными судебными приставами и существующей ФССП. Полагаю, что передача частным приставам исполнения судебных актов, имеющих важное социальное значение, например по взысканию алиментов, будет неправильным".

За инициативой о создании службы частных судебных приставов - недовольство бизнеса работой службы судебных приставов. О необходимости создать институт частных судебных приставов еще в 2017 году заявили эксперты Центра стратегических разработок, который тогда возглавлял Алексей Кудрин. Они подсчитали, что приставы добиваются возмещения 10 процентов долгов по кредитам, а ущерб от преступлений возвращают в 8 процентах случаев. "Система оценки работы, принятая в Федеральной службе судебных приставов, поощряет взыскание большого количества мелких долгов и не стимулирует работу с крупными, - отмечали эксперты ЦСР. - А перегруженность бюрократическими процедурами и неэффективное распределение нагрузки сказываются на результатах работы приставов".

В РСПП считают, что частные судебные приставы были бы больше заинтересованы в исполнении решений суда. "За то, чтобы получить такого рода услуги, компании готовы платить посредникам", - рассказала "РГ" директор Центра мониторинга законодательства и правоприменительной практики РСПП Ирина Котелевская. По ее словам, контроль над частными приставами мог бы осуществляться в рамках лицензирования или саморегулируемых организаций.

Инициативу поддержала и Национальная ассоциация профессиональных коллекторских агентств (НАПКА). По словам ее директора Бориса Воронина, исполнительное производство во Франции, Италии, Бельгии, Польше, Нидерландах полностью отдано в частные руки. В Великобритании, Германии, Испании, Швейцарии, Казахстане, Грузии, Армении, Турции действует смешанная система, когда полномочия в этой сфере поделены между государством и частниками. Внедрение института частных судебных приставов привело к росту доли успешно оконченных исполнительных производств. В Литве, где частные судебные приставы появились в 2003 году, уже в первые два года на 23 процента выросла эффективность взысканий. В Казахстане, где реформа была проведена в 2010 году, частные приставы взыскивают на 67 процентов больше долгов, чем государственные.

Журнал "Профиль" провел небольшое исследование в этом вопросе.

Как вы в целом оцениваете работу судебных приставов?

Если сравнивать с ситуацией 10-летней давности, то отношусь удовлетворительно, ранее ситуация c принудительным исполнением была хуже.

Если же сравнить с нынешними реалиями, то удовлетворительной ситуацию в целом назвать сложно: наблюдаются системные проблемы с кадрами и их квалификацией, перегруженность, низкая эффективность процедур реализации имущества, слабая организация информирования об исполнительных действиях и приёма взыскателей, неоправданно длительные сроки совершения процессуальных действий со стороны судебных приставов-исполнителей.

За многими такими симптомами кроется неудовлетворительный уровень развития и использования информационных технологий, низкий уровень материального обеспечения приставов-исполнителей и в целом нединамичный характер внутренних изменений Службы судебных приставов.

Оправданы ли претензии и страхи граждан перед коллекторами?

Понятие «коллектор» некогда было свежим веянием, заграничным и звучным, связанным с новым уровнем профессионализма в области законного взыскания долгов, основанном на психологи, юриспруденции и экономике.

На сегодняшний день в массовом сознании людей путем неразборчивого обобщения понятий коллекторы — это «бандиты, которых надо запретить». Но ведь все что связанно с незаконными действиями в отношении должников и так всегда было запрещено.

Проблема возникла и из-за того, что де-факто «бандиты» переняли близкое к себе понятие, связанное с взысканием долгов и им никто этого не запретил. Справедливости ради, если бы закон о коллекторской деятельности, принятия которого профессиональные участники давно добивались, был принят 12-15 лет назад, вероятно, такого смешения понятий бы не произошло. Например, мало кто называет приставов «бандитами», во многом благодаря закону, который запрещает организациям использовать в своих названиях слово «пристав», поэтому приставы - это не любой кто захотел так называться. Так должно было быть и с коллекторами. Со временем люди разберутся, претензии и страхи не оправданы.

По вашему мнению, достаточно ли урегулирована их деятельность законодательно? Чего не хватает?

Коллекторская деятельность в России на сегодняшний день строго урегулирована, местами излишне жёстко. Коллекторы имеют свой надзорный орган — Службу судебных приставов, который периодически штрафует и исключает из реестра коллекторские организации.

Кстати, в вопросе регулирования деятельности коллекторских организаций во многом на волне популизма судебная и исполнительная системы получили еще больше проблем. Так, планировалось, что коллекторы под надзором Службы судебных приставов разгрузят их в вопросах взыскания частных долгов, но в итоге, не определив в законе специальные права, полномочия и сферу ответственности, получили «250 белых коллекторов», не имеющих возможности даже новый номер телефона должника у оператора сотовой связи выяснить, оказались способными эффективно разве что судиться. Доступа к необходимым базам данных нет, полномочий на изготовление заключений о невозможности взыскания долга для внесудебного списания долга нет, упрощенных процедур взыскания бесспорных долгов нет.

При этом Служба судебных приставов получает дополнительное финансирование для контроля работы своих «подопечных», которые во многом в отсутствие зоны ответственности и полномочий занимаются тем, что загружают тех, кого должны были по задумке разгрузить.

Сейчас в ГД пытаются ограничить их работу, полностью запретив им передачу долгов населения хотя бы по ЖКХ. Поддерживаете?

Сама по себе процедура взыскания долгов — это реализация гарантии стабильности отношений и уверенности в завтрашнем дне. Должен — плати, универсальная конструкция имеющая самые давние и глубокие корни.

У государства на сегодняшний день есть необходимый инструментарий для наказания коллекторов, нарушающих закон, — штрафы до 2 млн рублей.

В таком контексте было бы странно со стороны государства принять закон, строго урегулировать отношения по взысканию долгов, предусмотреть довольно жесткие правила и карательные меры за нарушения в этой области, ввести институт банкротства, а потом — запретить взыскание некоторых долгов. Выглядит как признание в своей несостоятельности в области регулирования и надзора в этой сфере деятельности.

Какие запреты еще необходимы и почему?

Запретов в законе и так много. Следует скорее вести речь о специальных правах и более методичном надзоре в этой сфере.

Как вы относитесь к идее создать институт частных приставов?

Положительно. При этом система исполнения должна быть не обязательно полностью частной, она вполне может быть смешанной. Давно имеются яркие примеры успешности создания частных структур, обеспечивающих реализацию частных интересов, например нотариат.

Смешанная система исполнения не является новой и зарекомендовала себя в ряде стран, например Великобритании, Казахстане, Бельгии и некоторых других.

Зачем нужны обе структуры? В чем разница между коллекторами и частными приставами?

Как и было отмечено выше — коллекторские организации, включенные в реестр Службы судебных приставов, не имеют каких-либо специальных прав и полномочий. Вообще.

Частные приставы должны получить полномочия, обеспечивающее поиск имущества должника, его арест, изъятие и реализацию.

То есть частный пристав — это тот же пристав, имеющий полномочия, права и обязанности, несущий ответственность за свои действия, при этом существующий без государственного финансирования и рискующий с потерять этот довольно высокий социальный статус.

Как можно было бы поделить функционал между этими двумя структурами и судебными приставами? Какая доля дел придется на каждую?

По официальной статистике Службы судебных приставов взыскатель на переходном этапе должен иметь альтернативные возможности подачи исполнительного документа как в государственную службу судебных приставов, так и частному судебному приставу.

Какое количество людей может быть занято в них?

Порядка 3000 частных судебных приставов, не считая вспомогательный персонал.

Сможет ли такая сложная схема работать эффективно?

Да, вполне. Все будет во многом зависеть от лидеров в этой сфере их энтузиазме, наборе ценностей, принципиальности в их соблюдении и содействии государства в установлении и соблюдении прозрачных правил получения такого статуса, предоставлении необходимых для эффективного взыскания прав и возможностей, последующего контроля соблюдения прав граждан и частных организаций при осуществлении взыскания долгов частными приставами.

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: