Иска о признании обязательства прекратившимся

Обновлено: 03.10.2022

Разрешение споров, возникающих

из обязательственных отношений

4. В отличие от новации при отступном первоначальное обязательство прекращается с момента предоставления отступного, а не с момента заключения соглашения о нем.

В случае неисполнения соглашения об отступном кредитор вправе требовать исполнения первоначального обязательства, а не соглашения об отступном.

В. обратился в суд с иском к З. с требованиями о государственной регистрации права собственности на 27/100 доли в праве собственности на жилой дом.

В обоснование требований истец указал, что 6 июля 2015 г. между ним и ответчиком заключен договор займа, по которому истец передал З. денежные средства сроком до 6 августа 2015 г. под 3% в месяц. В установленный срок ответчик денежные средства не вернул. 21 декабря 2015 г. сторонами заключено соглашение об отступном, согласно которому в связи с невозможностью исполнить обязательства по возврату денежных средств З. предоставляет В. принадлежащие ему 27/100 доли в праве собственности на указанный выше жилой дом. Ответчиком соглашение об отступном не исполнено, от государственной регистрации права собственности на указанное имущество он уклоняется.

З. обратился со встречным иском о признании соглашения об отступном незаключенным и об истребовании документов на жилой дом, ссылаясь на то, что сторонами не были согласованы все существенные условия такого соглашения, намерения передать В. свое имущество у него не было, стоимость имущества на момент заключения соглашения явно неравноценна сумме долга. Сумма займа В. им возвращена.

Решением суда в удовлетворении исковых требований В. и встречных исковых требований З. отказано.

Апелляционным определением решение суда первой инстанции отменено в части отказа в удовлетворении исковых требований В., в отмененной части вынесено новое решение об удовлетворении исковых требований.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации признала, что имеются предусмотренные ст. 387 ГПК РФ основания для отмены апелляционного определения, указав, в частности, следующее.

Согласно ст. 409 ГК РФ по соглашению сторон обязательство может быть прекращено предоставлением отступного - уплатой денежных средств или передачей иного имущества.

В отличие от новации, предусмотренной ст. 414 названного кодекса, при отступном не происходит замены первоначального обязательства новым, в случае отступного первоначальное обязательство прекращается уплатой денежных средств или передачей имущества, при этом первоначальное обязательство прекращается в момент предоставления отступного, а не в момент заключения соглашения о нем. Соответственно, кредитор вправе требовать исполнения лишь первоначального обязательства.

Судом установлено, а сторонами не оспаривается, что заключенное представителями сторон соглашение является соглашением об отступном, его содержание соответствует положениям ст. 409 ГК РФ, поскольку из него следует, что обязательство по договору займа прекращается с передачей принадлежащего З. жилого помещения.

Обстоятельств передачи спорного имущества должником кредитору судом не установлено, государственная регистрация перехода права собственности не произведена.

Удовлетворяя требования В., суд, по существу, произвел принудительное исполнение соглашения об отступном, в то время как имело место непрекращенное денежное обязательство по договору займа, подлежащее исполнению по соответствующим нормам Гражданского кодекса Российской Федерации.

5. Денежные обязательства заемщика по договору микрозайма имеют срочный характер и ограничены установленными специальным законом предельными суммами основного долга, процентов за пользование микрозаймом и ответственности заемщика.

Микрофинансовая организация (далее - МФО) обратилась в суд с иском к Р. о взыскании задолженности по договору займа, указав, что 28 мая 2014 г. между организацией и Р. заключен договор займа, по которому ответчику переданы денежные средства в размере 15 350 руб. на срок до 12 июня 2014 г. с начислением процентов в размере 2% за каждый день пользования денежными средствами. 31 октября 2015 г. между указанной организацией и МФО заключен договор уступки права требования. Ответчиком принятые на себя обязательства надлежащим образом не исполнены, что явилось основанием для обращения в суд. Истец просил суд взыскать с ответчика в свою пользу задолженность по договору займа в размере 279 137 руб. 88 коп., в том числе основной долг 15 350 руб., проценты за пользование суммой займа за период с 28 мая 2014 г. по 3 ноября 2016 г. в размере 273 537 руб., а также судебные расходы по уплате государственной пошлины в размере 5991 руб. 38 коп.

Р. в письменном отзыве исковые требования не признала, сославшись на то, что процентная ставка за пользование займом в 91,5 раза больше ставки рефинансирования, установленной Банком России, а размер процентов превышает сумму займа более чем в 15 раз. Полагала, что в действиях истца имеется злоупотребление правом, поскольку заем предоставлен на условиях, существенно нарушающих ее положение как заемщика. Полагала необходимым при определении процентов, подлежащих взысканию по договору, применить положения ст. 333 ГК РФ.

Решением суда, оставленным без изменения апелляционным определением, исковые требования удовлетворены. С Р. в пользу МФО взыскана задолженность по договору займа в размере 279 137 руб. 88 коп., в том числе основной долг в размере 15 350 руб., проценты за пользование займом за период с 28 мая 2014 г. по 3 ноября 2016 г. в размере 263 787 руб. 88 коп.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации с состоявшимися судебными постановлениями не согласилась по следующим основаниям.

В силу ст. 421 ГК РФ граждане и юридические лица свободны в заключении договора. Условия договора определяются по усмотрению сторон, кроме случаев, когда содержание соответствующего условия предписано законом или иными правовыми актами (пп. 1, 4).

В соответствии с п. 1 ст. 807 ГК РФ по договору займа одна сторона (займодавец) передает в собственность другой стороне (заемщику) деньги или другие вещи, определенные родовыми признаками, а заемщик обязуется возвратить займодавцу такую же сумму денег (сумму займа) или равное количество других полученных им вещей того же рода и качества. Договор займа считается заключенным с момента передачи денег или других вещей.

На основании п. 1 ст. 809 ГК РФ, если иное не предусмотрено законом или договором займа, займодавец имеет право на получение с заемщика процентов на сумму займа в размерах и в порядке, определенных договором. При отсутствии в договоре условия о размере процентов их размер определяется существующей в месте жительства займодавца, а если заимодавцем является юридическое лицо, в месте его нахождения ставкой банковского процента (ставкой рефинансирования) на день уплаты заемщиком суммы долга или его соответствующей части.

Возможность установления процентов на сумму займа по соглашению сторон не может рассматриваться как нарушающая принцип свободы договора, в том числе во взаимосвязи со ст. 10 ГК РФ о пределах осуществления гражданских прав. При этом проценты, предусмотренные ст. 809 указанного кодекса, являются платой за пользование денежными средствами и не могут быть снижены судом.

Вместе с тем особенности предоставления займа под проценты заемщику-гражданину в целях, не связанных с предпринимательской деятельностью, устанавливаются законами (п. 3 ст. 807 ГК РФ).

Порядок, размер и условия предоставления микрозаймов предусмотрены Федеральным законом от 2 июля 2010 г. N 151-ФЗ "О микрофинансовой деятельности и микрофинансовых организациях" (далее - Закон о микрофинансовой деятельности).

В п. 4 ч. 1 ст. 2 названного закона предусмотрено, что договор микрозайма - договор займа, сумма которого не превышает предельный размер обязательств заемщика перед займодавцем по основному долгу, установленный данным законом.

Исходя из императивных требований к порядку и условиям заключения договора микрозайма, предусмотренных Законом о микрофинансовой деятельности, денежные обязательства заемщика по договору микрозайма имеют срочный характер и ограничены установленными этим законом предельными суммами основного долга, процентов за пользование микрозаймом и ответственности заемщика.

Принцип свободы договора в сочетании с принципом добросовестного поведения участников гражданских правоотношений не исключает обязанности суда оценивать условия конкретного договора с точки зрения их разумности и справедливости, с учетом того, что условия договора займа, с одной стороны, не должны быть явно обременительными для заемщика, а с другой стороны, они должны учитывать интересы кредитора как стороны, права которой нарушены в связи с неисполнением обязательства.

Это положение имеет особое значение, когда возникший спор связан с деятельностью микрофинансовых организаций, которые предоставляют займы на небольшие суммы и на короткий срок, чем и обусловливается возможность установления повышенных процентов за пользование займом. Иное, то есть установление сверхвысоких процентов за длительный срок пользования микрозаймом, выданным на короткий срок, приводило бы к искажению цели деятельности микрофинансовых организаций.

Принимая во внимание расчет истца о взыскании с ответчика процентов за пользование микрозаймом в размере 732% за период, составляющий 891 день, суд исходил из того, что эти проценты продолжают начисляться по истечении срока действия договора займа, составляющего 15 календарных дней.

Однако такой вывод суда противоречит существу законодательного регулирования договоров микрозайма, поскольку фактически свидетельствует о бессрочном характере обязательств заемщика, вытекающих из такого договора, а также об отсутствии каких-либо ограничений размера процентов за пользование микрозаймом.

Согласно договору займа от 28 марта 2014 г. срок его предоставления был определен до 12 июня 2014 г. (15 календарных дней), то есть между сторонами был заключен договор краткосрочного займа сроком до 1 месяца.

Согласно условиям договора займа заемщик принял на себя обязанность полностью вернуть полученную сумму займа и выплатить проценты за пользование займом в размере, установленном договором, до 12 июня 2014 г. В случае нарушения установленного договором срока возврата суммы займа более чем на 14 дней заемщик уплачивает займодавцу единовременный штраф в размере 1000 руб.

С учетом изложенного начисление и по истечении срока действия договора займа процентов, установленных договором лишь на срок 15 календарных дней, Судебная коллегия признала неправомерным.

6. Кредитный договор, заключенный в результате мошеннических действий, является недействительной (ничтожной) сделкой.

Х. обратился в суд с иском к банку-2 о признании кредитного договора недействительным, взыскании судебных расходов и компенсации морального вреда.

В обоснование исковых требований Х. ссылался на то, что 1 сентября 2013 г. от его имени неизвестным лицом заключен кредитный договор с банком-1, правопреемником которого является банк-2. О выдаче кредита на его имя истцу стало известно 2 апреля 2014 г. после обращения ответчика к нему о полном досрочном исполнении обязательств по данному договору.

Для проверки доводов истца о том, что кредитный договор он не заключал и не подписывал, а лишь заполнил в банке-1 анкету на предоставление кредита, определением суда от 25 мая 2017 г. назначена судебная почерковедческая экспертиза.

Согласно заключению эксперта от 15 августа 2017 г. рукописная запись фамилии, имени, отчества Х. и подписи от его имени в анкете на предоставление банком-1 потребительского кредита от 1 сентября 2013 г. выполнены Х.; рукописные записи фамилии, имени, отчества Х. и подписи от его имени в заявлении на предоставление потребительского кредита и открытие текущего счета от 1 сентября 2013 г. выполнены не Х., а другим лицом; рукописная запись фамилии, имени, отчества Х. и подпись от его имени в графике платежей к заявлению на предоставление потребительского кредита и открытие текущего счета по кредитному договору от 1 сентября 2013 г. выполнены не Х., а другим лицом; рукописная запись фамилии, имени, отчества Х. и подпись от его имени в уведомлении об информировании клиента о полной стоимости кредита от 1 сентября 2013 г. выполнены не Х., а другим лицом.

Разрешая спор и удовлетворяя иск Х. частично, суд первой инстанции принял во внимание приведенные выше обстоятельства и указал на то, что в нарушение требований ст. 820 ГК РФ письменная форма кредитного договора не была соблюдена, поскольку истец кредитный договор не подписывал, заемщиком не является, каких-либо обязательств на себя по данному договору не принимал, а следовательно, кредитный договор от 1 сентября 2013 г., подписанный от имени Х. неизвестным лицом, является недействительным (ничтожным).

Суд первой инстанции также указал, что срок исковой давности Х. не пропущен, поскольку о заключении кредитного договора истцу стало известно 2 апреля 2014 г. из требования ответчика о полном досрочном исполнении обязательств по договору, в суд с иском Х. обратился 10 марта 2017 г., то есть в пределах трехлетнего срока исковой давности, предусмотренного п. 1 ст. 181 ГК РФ.

Отменяя решение суда первой инстанции и принимая новое решение об отказе в иске, суд апелляционной инстанции сослался на то, что кредитный договор в силу п. 1 ст. 168 ГК РФ является оспоримой сделкой, а поэтому срок исковой давности по требованиям о признании оспоримой сделки недействительной и о применении последствий ее недействительности составляет один год (п. 2 ст. 181 ГК РФ); ходатайства о восстановлении срока исковой давности истцом заявлено не было, сведений об уважительности причин пропуска срока исковой давности представлено не было.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации отменила апелляционное определение и направила дело на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции, указав следующее.

В силу п. 1 ст. 160 ГК РФ (здесь и далее нормы ГК РФ приведены в редакции, действовавшей на момент заключения кредитного договора) сделка в письменной форме должна быть совершена путем составления документа, выражающего ее содержание и подписанного лицом или лицами, совершающими сделку, или должным образом уполномоченными ими лицами.

Двусторонние (многосторонние) сделки могут совершаться способами, установленными пп. 2 и 3 ст. 434 данного кодекса.

В соответствии с п. 1 ст. 819 ГК РФ по кредитному договору банк или иная кредитная организация (кредитор) обязуются предоставить денежные средства (кредит) заемщику в размере и на условиях, предусмотренных договором, а заемщик обязуется возвратить полученную денежную сумму и уплатить проценты на нее.

Статьей 820 ГК РФ установлено, что кредитный договор должен быть заключен в письменной форме. Несоблюдение письменной формы влечет недействительность кредитного договора. Такой договор считается ничтожным.

В п. 73 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23 июня 2015 г. N 25 "О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации" разъяснено, что в силу прямого указания закона к ничтожным сделкам, в частности, относятся кредитный договор или договор банковского вклада, заключенный с нарушением требования о его письменной форме (ст. 820, п. 2 ст. 836 ГК РФ).

Последствия нарушения требований закона или иного правового акта при совершении сделок определены ст. 168 ГК РФ.

В соответствии с пунктом 1 названной статьи, за исключением случаев, предусмотренных п. 2 данной статьи или иным законом, сделка, нарушающая требования закона или иного правового акта, является оспоримой, если из закона не следует, что должны применяться другие последствия нарушения, не связанные с недействительностью сделки.

Сделка, нарушающая требования закона или иного правового акта и при этом посягающая на публичные интересы либо права и охраняемые законом интересы третьих лиц, ничтожна, если из закона не следует, что такая сделка оспорима или должны применяться другие последствия нарушения, не связанные с недействительностью сделки (п. 2 этой же статьи).

Срок исковой давности по недействительным сделкам установлен ст. 181 ГК РФ, в соответствии с которой срок исковой давности по требованиям о применении последствий недействительности ничтожной сделки и о признании такой сделки недействительной (п. 3 ст. 166) составляет три года. Течение срока исковой давности по указанным требованиям начинается со дня, когда началось исполнение ничтожной сделки, а в случае предъявления иска лицом, не являющимся стороной сделки, со дня, когда это лицо узнало или должно было узнать о начале ее исполнения. При этом срок исковой давности для лица, не являющегося стороной сделки, во всяком случае не может превышать десять лет со дня начала исполнения сделки (п. 1).

Срок исковой давности по требованию о признании оспоримой сделки недействительной и о применении последствий ее недействительности составляет один год. Течение срока исковой давности по указанному требованию начинается со дня прекращения насилия или угрозы, под влиянием которых была совершена сделка (п. 1 ст. 179), либо со дня, когда истец узнал или должен был узнать об иных обстоятельствах, являющихся основанием для признания сделки недействительной (п. 2).

Как следует из материалов дела, заявленные истцом требования о недействительности кредитного договора основаны как на несоблюдении требования о его письменной форме, поскольку договор истцом подписан не был, так и на том, что волеизъявление на заключение договора отсутствовало.

Согласно ст. 8 ГК РФ гражданские права и обязанности могут порождаться как правомерными, так и неправомерными действиями.

Заключение договора в результате мошеннических действий является неправомерным действием, посягающим на интересы лица, не подписывавшего соответствующий договор и являющегося применительно к п. 2 ст. 168 ГК РФ третьим лицом, права которого нарушены заключением такого договора.

Однако, оценивая заключенный договор как оспоримую сделку, суд апелляционной инстанции не учел обстоятельства заключения конкретного договора и применил норму права (п. 1 ст. 168 ГК РФ), не подлежащую применению.

Об актуальных изменениях в КС узнаете, став участником программы, разработанной совместно с АО "Сбербанк-АСТ". Слушателям, успешно освоившим программу, выдаются удостоверения установленного образца.


Программа разработана совместно с АО "Сбербанк-АСТ". Слушателям, успешно освоившим программу, выдаются удостоверения установленного образца.

Продукты и услуги Информационно-правовое обеспечение ПРАЙМ Документы ленты ПРАЙМ Определение СК по экономическим спорам Верховного Суда РФ от 15 июня 2015 г. N 307-ЭС15-1559 Суд оставил без изменения ранее вынесенные по делу судебные решения о признании обязательства прекращенным путем зачета требований, поскольку проведенный истцом зачет соответствует положениям закона, каких-либо возражений или претензий по предмету состоявшегося зачета ответчик не направлял


Обзор документа

Определение СК по экономическим спорам Верховного Суда РФ от 15 июня 2015 г. N 307-ЭС15-1559 Суд оставил без изменения ранее вынесенные по делу судебные решения о признании обязательства прекращенным путем зачета требований, поскольку проведенный истцом зачет соответствует положениям закона, каких-либо возражений или претензий по предмету состоявшегося зачета ответчик не направлял

Резолютивная часть определения объявлена 8 июня 2015 г.

Полный текст определения изготовлен 15 июня 2015 г.

Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего судьи Букиной И.А., судей Кирейковой Г.Г., Разумова И.В.,

рассмотрела в открытом судебном заседании кассационную жалобу общества с ограниченной ответственностью «Лидер строй» на решение Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 14.04.2014 (судья Трохова М.В.), постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 02.07.2014 (судьи Несмиян С.И., Жукова Т.В., Попова Н.М.) и постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 03.12.2014 (судьи Журавлева О.Р., Васильева Е.С., Соколова С.В.) по делу № А56-67385/2013.

В судебном заседании приняли участие представители:

открытого акционерного общества "Межрегиональная распределительная сетевая компания Северо-Запада" - Никифорова Е.О. по доверенности от 31.01.2014 N 11 (3 года);

общества с ограниченной ответственностью "Лидер строй" - Денисов Н.Д. по доверенности от 23.10.2013 (3 года).

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Букиной И.А., объяснения представителей ООО "Лидер строй" и ОАО "МРСК Северо-Запада", Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации установила:

открытое акционерное общество "Межрегиональная распределительная сетевая компания Северо-Запада" (далее - ОАО "МРСК Северо-Запада", истец) обратилось в Арбитражный суд города Санкт-Петербурга и Ленинградской области с иском к обществу с ограниченной ответственностью "Лидер строй" (далее - ООО "Лидер строй", ответчик) о признании прекращенным путем зачета требований обязательства ОАО "МРСК Северо-Запада" перед ООО "Лидер строй" в размере 11 000 000 руб. неустойки, взысканной на основании постановления Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 31.10.2013 по делу N А56-1586/2012.

К участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечено общество с ограниченной ответственностью "АйТи-технологии" (далее - ООО "АйТи-технологии") - правопреемник общества с ограниченной ответственностью "Северо-Западная Лесная компания" (далее - ООО "Северо-Западная Лесная компания").

Решением Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 14.04.2014, оставленным без изменения постановлением Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 02.07.2014 и постановлением Арбитражного суда Северо-Западного округа от 03.12.2014, заявленное требование удовлетворено.

ООО «Лидер строй» обратилось в Верховный Суд Российской Федерации с кассационной жалобой, в которой просит отменить обжалуемые судебные акты и отказать в удовлетворении искового заявления ОАО «МРСК Северо-Запада».

Определением Верховного Суда Российской Федерации от 06.05.2015 (судья Букина И.А.) кассационная жалоба вместе с делом переданы для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации.

В отзыве на кассационную жалобу ОАО «МРСК Северо-Запада» считает принятые судебные акты законными и обоснованными.

В судебном заседании представитель ответчика поддержал доводы кассационной жалобы, представитель истца возражал против ее удовлетворения.

ООО «АйТи-технологии», надлежащим образом извещенное о времени и месте рассмотрения кассационной жалобы, в судебное заседание своих представителей не направило, в связи с чем дело рассмотрено в отсутствие представителей.

Проверив материалы дела, обсудив доводы, изложенные в кассационной жалобе и отзыве на нее, выслушав присутствующих в судебном заседании представителей, Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации не находит оснований для удовлетворения кассационной жалобы и отмены решения Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 14.04.2014, постановления Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 02.07.2014 и постановления Арбитражного суда Северо-Западного округа от 03.12.2014.

Как установлено судами и следует из материалов дела, постановлением Четырнадцатого арбитражного апелляционного суда от 13.05.2013 по делу № А44-5693/2012 с ООО «Северо-Западная Лесная компания» в пользу ОАО «МРСК Северо-Запада» взыскано 15 561 224,69 руб. пени за нарушение сроков исполнения обязательств по договору от 18.10.2010 № 30, а также 52 820,96 руб. расходов по уплате государственной пошлины за рассмотрение дела. На основании указанного постановления Арбитражным судом Новгородской области ОАО «МРСК Северо-Запада» выдан исполнительный лист от 11.06.2013 АС № 000014502.

Определением Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 20.11.2012 возбуждено производство по делу № А56-67816/2012 по иску ООО «Северо-Западная Лесная компания» о взыскании с ОАО «МРСК Северо-Запада» 2 217 144 руб. пеней по договору от 02.08.2010 № 330.

Определением суда от 17.04.2013 дело № А56-67816/2012 присоединено к делу № А56-1586/2013, в рамках которого 04.09.2013 произведена замена ООО «Северо-Западная Лесная компания» на ООО «Лидер строй» в связи с уступкой прав на взыскание задолженности по договору от 02.08.2010 № 330, а также принято увеличение размера иска до 22 906 241 руб. пеней.

Постановлением Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 31.10.2013 по делу № А56-1586/2013 с ОАО «МРСК Северо-Запада» в пользу ООО «Лидер строй» взыскано 11 000 000 руб. неустойки за нарушение сроков оплаты выполненных работ по договору от 02.08.2010 № 330, а также 950,43 руб. расходов по уплате государственной пошлины по апелляционной жалобе, в удовлетворении остальной части иска отказано. На основании указанного постановления суда апелляционной инстанции ООО «Лидер строй» выдан исполнительный лист от 12.11.2013 АС № 003750607.

Письмом от 05.11.2013 N 61-02-06/9879 ОАО "МРСК Северо-Запада" уведомило ООО "Лидер-строй" о зачете требования нового кредитора (ООО "Лидер строй") об оплате неустойки в размере 11 000 000 руб. по договору от 02.08.2010 N 330 против требования истца к первоначальному кредитору (ООО "Северо-Западная Лесная компания") по договору от 18.10.2010 N 30 в части суммы 11 000 000 руб. неустойки.

Полагая, что долгового обязательства перед ответчиком более не имеется, истец обратился в суд с заявлением о признании обязательства прекращенным путем зачета требований.

Статьей 410 Гражданского кодекса Российской Федерации предусмотрено, что обязательство прекращается полностью или частично зачетом встречного однородного требования, срок которого наступил либо срок которого не указан или определен моментом востребования. В случаях, предусмотренных законом, допускается зачет встречного однородного требования, срок которого не наступил. Для зачета достаточно заявления одной стороны.

В соответствии со статьей 412 Гражданского кодекса Российской Федерации в случае уступки требования должник вправе зачесть против требования нового кредитора свое встречное требование к первоначальному кредитору. Зачет производится, если требование возникло по основанию, существовавшему к моменту получения должником уведомления об уступке требования, и срок требования наступил до его получения либо этот срок не указан или определен моментом востребования.

Случаи недопустимости зачета перечислены в статье 411 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Действующее законодательство не ограничивает право должника на применение статьи 412 Гражданского кодекса Российской Федерации и зачет против требования нового кредитора своего встречного требования к первоначальному кредитору, подтвержденного судебными актами.

В соответствии с разъяснением, данным в пункте 4 информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 29.12.2001 № 65 «Обзор практики разрешения споров, связанных с прекращением обязательств зачетом встречных однородных требований», для прекращения обязательства зачетом заявление о зачете должно быть получено соответствующей стороной.

Судами установлено, что письмо от 05.11.2013 № 61-02-06/9879 о зачете получено ООО «Лидер строй» 08.11.2013. Каких-либо возражений или претензий по предмету состоявшегося зачета ООО «Лидер строй» не направляло.

Таким образом, выводы судов о соответствии проведенного истцом зачета положениям закона являются правильными.

Ссылка ответчика в кассационной жалобе на положения статьи 88.1 Федерального закона от 02.10.2007 № 229-ФЗ «Об исполнительном производстве» является ошибочной, поскольку указанная статья введена Федеральным законом от 28.12.2013 № 411-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон «Об исполнительном производстве», который вступил в силу 10.01.2014, то есть после проведения зачета.

Более того, положения статьи 88.1 Федерального закона от 02.10.2007 № 229-ФЗ «Об исполнительном производстве» определяют порядок проведения зачета подтвержденных исполнительными документами о взыскании денежных средств, на основании которых возбуждены исполнительные производства.

Вместе с тем, судами установлено, что исполнительное производство в отношении истца не возбуждалось.

Довод кассационной жалобы, что на момент принятия решения суда первой инстанции по существу обязательство ОАО «МРСК Северо-Запада» прекращено фактическим исполнением путем предъявления исполнительного листа к исполнению в банк, подлежит отклонению, поскольку судами установлено, что уведомление о зачете было получено ответчиком 08.11.2013, то есть до предъявления им исполнительного листа к исполнению.

Таким образом, на момент исполнения банком исполнительного документа обязательства ОАО «МРСК Северо-Запада» перед ООО «Лидер строй» были прекращены зачетом встречного однородного требования с соблюдением истцом положений статьи 412 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Доводы кассационной жалобы не являются основанием для отмены обжалуемых судебных актов, поскольку они основаны на неправильном толковании ответчиком норм права и не свидетельствуют о существенных нарушениях норм материального и (или) процессуального права, повлиявших на исход дела.

Руководствуясь статьями 291.12-291.14 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации определила:

решение Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 14.04.2014 по делу № А56-67385/2013, постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 02.07.2014 и постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 03.12.2014 по тому же делу оставить без изменения, кассационную жалобу - без удовлетворения.

Настоящее определение вступает в законную силу со дня его вынесения и может быть обжаловано в порядке надзора в Верховный Суд Российской Федерации в трехмесячный срок.

Председательствующий-судья И.А. Букина
Судья Г.Г. Кирейкова
Судья И.В. Разумов

Обзор документа

С компании в пользу организации были взысканы пени и расходы на госпошлину. Компания, в свою очередь, предъявила иск к этой организации. В связи с уступкой прав компания была заменена на нового кредитора. В его пользу с организации были взысканы неустойка и расходы на госпошлину.

Организация уведомила нового кредитора о зачете его требования об уплате неустойки против ее требования к первоначальному кредитору (компании) в части соответствующей суммы.

Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда РФ согласилась с нижестоящими инстанциями, признавшими обязательства организации перед новым кредитором прекращенными путем зачета.

В силу ГК РФ обязательство прекращается полностью или частично зачетом встречного однородного требования, срок которого наступил либо не указан или определен моментом востребования. В случаях, предусмотренных законом, допускается зачет встречного однородного требования, срок которого не наступил. Для зачета достаточно заявления одной стороны.

В случае уступки требования должник вправе зачесть против требования нового кредитора свое встречное требование к первоначальному кредитору. Зачет производится, если требование возникло по основанию, существовавшему к моменту получения должником уведомления об уступке требования, и срок требования наступил до его получения либо этот срок не указан или определен моментом востребования.

Законодательство не ограничивает право должника на зачет против требования нового кредитора своего встречного требования к первоначальному кредитору, подтвержденного судебными актами.

В Законе об исполнительном производстве есть статья о порядке зачета встречных однородных требований. Ссылка ответчика (нового кредитора) на нее является ошибочной, поскольку эта статья введена уже после осуществления спорного зачета.

Более того, данная статья определяет порядок зачета требований, подтвержденных исполнительными документами о взыскании денежных средств, на основании которых возбуждены исполнительные производства. А в отношении организации исполнительное производство не возбуждалось.

Также отклоняется довод о том, что обязательство организации прекращено фактическим исполнением путем предъявления исполнительного листа к исполнению в банк. Ведь уведомление о зачете было получено ответчиком до предъявления им исполнительного листа к исполнению.

Для просмотра актуального текста документа и получения полной информации о вступлении в силу, изменениях и порядке применения документа, воспользуйтесь поиском в Интернет-версии системы ГАРАНТ:

19. Если обязательства были прекращены зачетом, однако одна из сторон обратилась в суд с иском об исполнении прекращенного обязательства либо о взыскании убытков или иных санкций в связи с ненадлежащим исполнением или неисполнением обязательства, ответчик вправе заявить о состоявшемся зачете в возражении на иск.

1. Рассматриваемые ситуации:

Постановление Пленума ВС РФ описывает две различные ситуации, в которых зачет может фигурировать в процессуальном контексте.

Во-первых, зачет состоялся до процесса, однако истец не согласен с состоявшимся зачетом, оспаривает его правопрекращающий эффект, и предъявляет иск в суд о принудительном осуществлении принадлежащего ему требования. В этом случае ответчик вправе противопоставить аргумент о состоявшемся зачете путем предъявления простого возражения.

Надо сказать, что судебная практика и до Постановления Пленума в целом была единодушна в том, что в случаях, когда зачет состоялся до процесса, ссылка на соответствующий зачет осуществляется посредством возражения.

Во-вторых, ответчик заявляет о зачете после возбуждения дела. Здесь возможны два варианта: (а) довод о зачете выставляется в качестве встречного иска, (б) довод о зачете выставляется в качестве простого возражения. Почему необходимы оба эти варианта?

Вариант со встречным иском необходим для тех случаев, когда ответчик, имея встречное притязание к истцу, оспаривает правомерность первоначального иска (пассивного требования). В таких случаях он не хочет осуществлять зачет здесь и сейчас, поскольку это было бы равнозначно признанию требований истца. Зачет в таком случае носит «отлагательно обусловленный» характер: если ответчик докажет существование собственного требования и необоснованность притязания истца, эффект зачета не наступает (в таком случае в пользу ответчика выносится решение о присуждении со стороны истца). И только в том случае, когда будет установлена наличность обоих встречных притязаний, суд, руководствуясь положениями процессуальных кодексов, должен будет произвести зачет. Это делается, в том числе, и для того, чтобы избежать выдачи исполнительных листов на полную сумму требований для каждой из сторон. Зачет производится волей суда, а судебное решение приобретает здесь конститутивное (материально-правовое) значение.

Вариант с возражением отличается от предыдущего тем, что зачет здесь осуществляется по алгоритму, предусмотренному материальным законом (статья 410 ГК РФ). Ответчик (компенсант) направляет истцу заявление о зачете и указывает на него, как на правопрекращающий факт, свидетельствующий о недопустимости удовлетворения искового притязания. Тем самым ответчик, фактически, безусловно признает правомерность заявленного иска, что также отличает эту ситуацию от предшествующей.

2. Доводы против судебного зачета путем простого возражения:

Именно этот последний вариант применения зачета в процессуальном контексте является новым, поскольку в ранее действовавшем Информационном письме Президиума ВАС РФ от 29.12.2001 г. №65 (пункт 1), право на совершение ординарного гражданско-правового зачета после возбуждения дела было заблокировано.

Какие доводы обычно выставлялись в пользу ранее озвученного подхода:

Догматический: нормы о зачете в процессуальном контексте зафиксированы в процессуальных кодексах, который упоминает о зачете лишь как о результате смешанного удовлетворения первоначального и встречного иска (см., напр., абзац второй части 5 статьи 170 АПК РФ). Lex specialis derogat lex generalis, следовательно, положения статьи 410 ГК РФ после возникновения процессуальных отношений не применяются.

Политико-правовой: ответчик, заявляющий о зачете в процессе, отличается от ответчика, заявляющего о произведенном им исполнении. В последнем случае он просит суд проверить лишь наличность правопрекращающего обстоятельства (напр., распорядительной сделки, направленной на исполнение). В случае же с зачетом для констатации его эффекта суду нужно убедиться в существовании встречного притязания, пускай и прекратившегося через зачет – объем судебного познания существенно больше, поскольку суд должен установить наличность правоотношения. Введение новых правоотношений в предмет судебной деятельности возможно только путем предъявления иска, что свидетельствует о недостаточности возражения и необходимости использования такого инструмента, как встречный иск.

Утверждалось, что это справедливо и с точки зрения принципа равноправия – каждая из сторон для того, чтобы реализовать собственное право, предъявляет иск и несет судебные издержки (уплата государственной пошлины).

Кроме этого, «монополия» встречного иска позволяет предотвратить осуществление зачета на стадии апелляции, что существенно усложняет апелляционное производство и фактически требует от апелляционного суда впервые заняться вопросом о существовании встречного притязания, погашенного зачетом (то есть, по сути, возлагает на него функции суда первой инстанции).

3. Доводы в пользу судебного зачета путем простого возражения:

Представляется, что соответствующие доводы могут быть преодолены (что и было сделано в пункте 19 Постановления Пленума ВС РФ).

Что касается догматического аргумента, нет оснований считать, что процессуальный закон отменяет действие закона материального. Это неверно, в первую очередь, с точки зрения предмета регулирования. Процессуальный закон направлен, прежде всего, на регулирование процессуальных отношений. Материальные нормы, хотя и могут содержаться в процессуальном законе, однако нуждаются в сдержанном толковании. В настоящем случае нормы о судебном зачете могут рассматриваться не в качестве «монополизирующих» судебный зачет (и устраняющих ординарный гражданско-правовой зачет), а как вводящие лишь дополнительную форму осуществления зачета в условиях состязательного процесса, когда компенсант (ответчик) оспаривает наличность встречного требования. По общему правилу, зачет – безусловная односторонняя сделка, здесь же компенсанту дается возможность отлагательно обусловить эффект заявляемого зачета отрицательным для него решением по первоначальному требованию (то есть имеет место лишь некая дополнительная опция, «льгота» защищающемуся ответчику).

Для политико-правовых аргументов тоже сложно найти оправдание:

Во-первых, право на зачет – это одна из форм самозащиты права (мера оперативного воздействия), то есть предоставленная компенсанту возможность принудительно осуществить свое притязание без обращения в суд. Условием для этого, конечно, является признание с его стороны встречного притязания компенсата. Тот факт, что компенсат избрал для реализации соответствующего притязания исковой порядок никоим образом не может ограничивать компенсанта в осуществлении принадлежащей ему в соответствии с нормами материального права возможности (действия одного субъекта не должны поражать в правах иного субъекта правоотношения). Процессуальная форма не может, как правило, блокировать реализацию материально-правовых правомочий – это альфа и омега соотношения материального и процессуального права, в котором последняя является лишь средством для реализации субъективных прав.

Во-вторых, блокирование ординарного зачета после возбуждения дела ставит в неравное поражение компенсанта, успевшего реализовать притязание до возбуждения дела, и компенсанта, не «успевшего» это сделать. В обоих случаях суду для отклонения искового притязания требуется выяснить наличность встречного требования, то есть расширение предмета судебной деятельности имеет место, как в случаях, когда зачет состоялся до процесса, но истец его оспаривает, так и тогда, когда он состоялся после litis contestatio. И в этом смысле неоправданно в одном случае требовать от компенсанта предъявления встречного иска, а в другом случае давать ему возможность заявлять о зачете (состоявшемся ранее) в форме одного лишь возражения. Решение должно быть одинаковым для обоих случаев, и Пленум в этом смысле прав.

В-третьих, иск требуется тогда, когда заинтересованное лицо нуждается в участии государственной власти для того, чтобы обеспечить принуждение по отношению к должнику. Здесь же (в условиях, когда зачет – безусловный), оно не требуется, ибо зачет, как говорилось выше – средство самозащиты (оперативного воздействия), а судебный акт требуется лишь для декларирования того, что оно было осуществлено правомерно. Добиваться такой декларации можно путем простого возражения (как, например, ответчик по виндикационному иску выставляет свою вещно-правовую позицию против требования путем простого возражения, хотя тем самым он и вносит на рассмотрение суда свое субъективное право, ранее не фигурировавшее в исковом домогательстве; либо лицо против требования о передаче вещи может ссылаться на принадлежащее ему право дефензивного удержания, возникшего в том числе, – в предпринимательских отношениях, – и по иному основанию).

В-четвертых, представляется, что нет проблем для того, чтобы осуществить зачет и в апелляционном суде (определенно, тогда, когда основания для зачета возникли в период рассмотрения дела в апелляционной инстанции). Да, апелляционный суд будет заниматься вопросом о наличности оснований для зачета впервые, однако такое расширение предмета судебной деятельности оправдано (у компенсанта не было возможности заявить о зачете ранее), ограничение в возможностях доказывания для компенсанта (он теряет одну инстанцию) – дело его выбора. Он мог реализовать свое право в отдельном деле (и тогда перед ним имелась бы вся палитра инстанций), однако выбрал иной путь осуществления своего права, и мы должны уважать такой выбор.

Таким образом, следует согласиться с позицией Пленума ВС РФ.

4. Дополнительные соображения:

4.1. Форма осуществления ординарного зачета в процессе:

4.2. Судебные издержки:

По своему экономическому характеру зачет равнозначен исполнению, поэтому последствия заявления о зачете должны быть такими же, как если бы ответчик удовлетворил требования истца после litis contestatio. По общему правилу, судебные расходы должны ложиться здесь на ответчика (компенсанта), ибо через зачет он фактически признает иск.

Однако возможны исключения, например, в случаях, когда ответчик, признавая требование истца, оспаривает собственную просрочку. Как разъяснил Пленум, зачет возможен и тогда, когда пассивное требование (коим является здесь исковое притязание), хотя и не созрело, но может быть исполнено досрочно, либо срок его осуществленияопределен периодом времени, который по мнению ответчика не истек. В таком случае осуществляемый ответчиком зачет не будет равнозначен признанию того, что он нарушил свое обязательство, и для выяснения вопроса о том, на кого следует отнести судебные расходы, необходимо выяснить, а находился ли ответчик в состоянии просрочки на момент возбуждения дела.

4.3. Судебный зачет в условиях предъявления иска цессионарием (статья 412 ГК РФ):

На первый взгляд, предоставление ответчику возможность заявить о зачете без предъявления встречного иска решает проблему зачета против иска, заявленного цессионарием, когда должник зачитывает против него требование, которое он имел по отношению к цеденту. Со встречным иском в таком случае существовала проблема, так как такой встречный иск должен был быть предъявлен и против лица, не являвшегося первоначальным истцом и в лучшем случае занимающим процессуальное положение третьего лица, не заявляющего самостоятельные требования (если мы исходим из того, что цедент должен оказать цессионарию процессуальную помощь в реализации принадлежащего ему права).

Поскольку встречного иска для осуществления ординарного зачета больше не требуется, то проблема вроде бы как решается. Вместе с тем, не все так однозначно, ибо, как мы помним в обоих случаях, - и в том случае, когда зачет осуществляется через встречный иск и в том случае, когда он осуществляется через возражение, - суд должен «исследовать юридические и фактические основания для зачета», то есть установить наличность субъективного права требования ответчика к цеденту, за счет которого ответчик погасил свой долг перед цессионарием. Может ли суд решать вопрос о субъективном праве (которое де факто является здесь спорным, ибо истец оспаривает эффект зачета) без участия субъектов соответствующего правоотношения в качестве сторон. Иными словами, не должны ли мы здесь привлечь цедента в процесс в качестве ответчика по отношению первоначальному ответчику (то есть, иными словами, не требуется ли со стороны ответчика предъявления встречного иска о признании наличности погашенного зачетом притязания для того, чтобы оправдать зачет не только перед лицом цессионария, но и перед лицом цедента, за счет долга которого он погасил исковое требование).

Наш ответ – нет. Иск необходим для принудительного осуществления субъективного права, которое здесь уже осуществлено принудительно путем меры самозащиты (меры оперативного воздействия). Для установления отсутствия этого правоотношения (активного требования) достаточно участие цедента в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельные требования. В этом нет ничего удивительного, поскольку процессуальный закон дозволяет такую расстановку силу. Приведем примеры: (а) иск кредитора предъявляется к поручителю, основной должник является третьим лицом (это дозволено в силу солидаритета). Поручитель может защищаться через довод, согласно которому основное обязательство не возникло (и, следовательно, не возникло акцессорного обязательства по поручительству). Основной должник при этом не становится ответчиком, хотя в процессе решается и судьба его обязательства – именно потому, что с точки зрения выбора истца принуждения от требует именно от поручителя. (б) Иск об эвикции. Ответчик доказывает переход к нему титула на основании распорядительной сделки с продавцом. Продавец привлекается в процесс в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельные требования, несмотря на то, что в процессе определяется судьба распорядительной сделки между ним и покупателем. Точно так же и здесь, несмотря на то, что путем возражения из статьи 412 ГК РФ решается вопрос о существовании субъективного права ответчика к цеденту, для реализации права на судебную защиту последнего достаточно привлечение его к участию в процессе в качестве 3-го лица, ибо принудительного осуществления соответствующего права ответчик от суда не требует (он уже реализовал его самостоятельно).

4.4. Судебный зачет интервента (пункт 4 статьи 313, ГК РФ):

Указанный подход позволяет решить вопрос с зачетом третьего лица (интервента), который погашает долг ответчика за счет своего требования против кредитора. Вариант со встречным иском здесь также не подходит, так как отсутствует встречность по субъектному составу участников. Судебный зачет, стало быть, для интервента по пункту 4 статьи 313 ГК РФ становится недоступным.

Однако он может заявить зачет по правилам статьи 410 ГК РФ. И здесь возможны два варианта:

- если зачет был осуществлен в связи с возложением со стороны ответчика (то есть у интервента существует долг перед ответчиком, который погашается за счет произведенного интервентом зачета), тогда интервент должен быть привлечен в процесс в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельные требования, на стороне ответчика. Ибо если истец возражает против наличности у него долга перед интервентом, необходимо дать возможность интервенту доказать, что погашенное через зачет активное требование существовало. Посредством этого интервент оказывает процессуальное пособничество (содействие) ответчику, позволяя ему добиться отказа в удовлетворении иска.

- если зачет был произведен по основаниям, предусмотренным пунктом 2 статьи 313 ГК РФ, тогда осуществление зачета приводит к суброгации, в связи с чем интервент вправе требовать проведения процессуального правопреемства. Если истец отрицает легитимность проведенного зачета и не хочет передавать процессуальную позицию истца, тогда, руководствуясь пунктом 33 Постановления Пленума ВС РФ от21.12.2017 №54, интервент вступает в процесс в качестве третьего лица, заявляющего самостоятельные требования относительно предмета спора. В таком случае вопрос о конкуренции первоначального истца и интервента (конкуренции, порожденной зачетом) решается в ходе рассмотрения основного спора.

4.5. Ретроактивность судебного зачета:

В завершении следует отметить, что при всей самостоятельности фигуры судебного зачета (через встречный иск), где волеизъявление обусловлено отрицательным для ответчика (компенсанта) судебным решением по пассивному требованию, последствия такого зачета должны быть идентичны ординарному гражданско-правовому зачету. В частности, это касается и вопроса о ретроактивности такого зачета. Этому не препятствует учение о законной силе судебного решения, которая всегда действует на будущее время. Перспективное действие судебного решения касается только его процессуального эффекта (невозможность оспаривания в ординарных инстанциях, запрет на предъявление тождественных исков). Что касается материального эффекта (то есть в случае принятия конститутивных судебных решений, являющихся юридическими фактами материального права), то здесь эффект может быть и ретроактивным, если об этом говорит применимая норма материального закона. Примером такого регулирования являются решения о признании недействительными оспоримых сделок, которые утрачивают силу задним числом вследствие выносимого судебного акта. Точно также и в зачете: если понимать нормы статьи 410 ГК РФ, как ретроактивные, ничто не препятствует судебному акту, приводящему в действие соответствующий материально-правовой механизм, иметь ретроактивное значение.

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: